Форумы » Мафия » 90667 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Лицо с низким коэффициентом социальной значимости /полная версия/
Drazik
Goth



Владыка хомяков (14)
8000 сообщений


Лицо с низким коэффициентом социальной значимости /полная версия/   05.03.2005 11:54
Лицо с низким коэффициентом социальной значимости
20 игра в «Мафию»


МАФ (устар., книжн,) - лицо с низким коэффициентом социальной значимости.
Из словаря.


1.
«Лицо с низким коэффициентом социальной значимости». Именно так было записано в чипе личных данных Дрязика. Обтекаемая политкоректная формулировка, означающая, на самом деле, одно – Дрязику лучше было не появляться на Земле и в ближайших околоземных колониях. Самая лучшая участь, в случае появления на Земле, это - немедленно стать донором органов и тканей для какой-нибудь генетической лаборатории. А худшая…. Дрязик даже думать об этом не хотел. Астероид стал его домом. Единственным местом во Вселенной, где ему ничего не грозило, как думал Дрязик до этого дня.

Дни были похожи как генетически клонированные близнецы: 12 часов работы, с двумя перерывами для принятия пищи и отправления естественных нужд, и 12 часов сна. Время сна условно считалось «ночью», хотя таких понятий как «ночь» и «день» на астероиде просто быть не могло – одна сторона огромного обломка древней планеты была постоянно освещена Солнцем, в то время как вторая сторона пребывала в вечном мраке. На астероиде вместе с Дрязиком работали еще 23 человека - не все из них были «с низким коэффициентом социальной значимости», часть горняков были просто добровольцы-агарофобы.

Сосед Дрязика по жилому отсеку ни с того ни с сего начал нести какой-то бред о том, что на астероиде завелся вампир. Настоящий вампир, как в мнемофильмах. И предложил Дрязику купить у него пару сушеных зубчиков чеснока, уверяя, что это – лучшее средство от вампиров. Цену, при этом, заломил астрономическую. Дрязик поначалу подумал, что у парня «сорвало крышу», что частенько бывает у новичков в открытом космосе.

Но сегодня Дрязик нашел в сменном скафандре кусок пленки, на которой были выжжены буквы:
«Если Вы МЖ, не собираетесь в вампиры, и не будете передавать информацию обо мне Монаху, готов сотрудничать. От Вас - подтверждение МЖ, берите патенты, пишите рассказ с кодовым словом. Мой рассказ знахаря будет содержать слово "гербалайф".
Знахарь.»

Дрязик мало что понял, буквы, вроде, были, знакомые, но слова, из них составленные, были абсолютно бессмысленны. Особенно поразило воображение Дрязика слово «гербалайф». Чутьё на опасности, которое спасало жизнь уже не раз, шепнуло: «Парень, ты попал в плохую историю». С этой минуты Дрязик перестал спать по ночам… Он опасался, что во сне этот самый «гербалайф» с ним и произойдет.

2.
Страх помогал Дрязику бороться со сном. Стоило лишь сомкнуть веки, как в темноте вспыхивали кроваво-красные буквы «ГЕРБАЛАЙФ». И сон как рукой снимало. Дрязик купил засушенный чеснок у своего соседа и теперь носил этот ценный артефакт на шее, нацепив его на цепочку с ID-медальоном. Недосыпание ли стало тому причиной, или страх, но Дрязик приобрел еще и медную пластину, которую, по словам соседа, полагалось носить под скафандром, с целью уберечься от любого оружия. В здравом уме Дрязик бы никогда не поверил, что какой-то медной плиткой, толщиной не более дюйма, можно защититься от выстрела из плазменного ружья или от лазерного резака, но здравым ум Дрязика назвать было уже нельзя. Ужас заставлял его совершать поступки, один страннее другого…

3.
Всю "ночь" Дрязик провел в кессонной камере - ремонтировал никому особо не нужные приборы. Работа помогала ему бороться со сном, даже такая бессмысленная. Когда же он вернулся в свой жилой отсек, то его ждала страшная новость. Его сосед по отсеку покончил с собой. Позже Дрязик узнал, что это был не единственный трагический случай за эту ночь, еще одно самоубийство и жуткое, непонятное убийство новичка-шахтера, который прибыл на астероид менее 36 часов назад. Три трупа за ночь. Ужас охватил Дрязика, а внутренний голос нашептывал: "Бежать! Бежать из этого проклятого места!"
В панике Дрязик принялся упаковывать свой нехитрый скарб в объёмную сумку... И вот тогда он и обнаружил записку:
"Этой ночью к вам приходили" и подпись "lorky_". На астероиде не было никого с таким именем, и это лишь добавляло ужаса этим коротким строкам. Дрязик понял, что лишь отсутствие ночью в жилом отсеке спасло его от верной гибели.
- Гербалайф, - бормотал Дрязик, крадучись пробираясь к причалу космо-капсул аварийного спасения. - Это всё проклятый гербалайф....

4.
- Чеснок!
Мысль эта вспыхнула в мозгу Дрязика как сверхновая звезда. Проклятье! Он забыл взять этот ценный, в смысле - дорогой, артефакт с собой. Вроде, этот самый сушеный зубчик чеснока постоянно висел на шее вместе с ID-медальоном, а сейчас ни чеснока, ни медальона... Похоже, что в торопливых сборах эта ценность оставлена в жилом отсеке. Проклятье! Дрязик развернулся от борта аварийно-спасательной капсулы и рванул обратно к жилым отсекам.

"Хорошо, что на астероиде такая слабая искусственная гравитация, на Земле бы я так резво не побегал" - эта мысль лишь на секунду сменила все тёмные и ужасные мысли о неминуемой и скорой смерти, что теперь были постоянными гостями в голове у Дрязика.

В жилом отсеке чеснока не оказалось, тщательный поиск ничего не дал, и Дрязик понял, что лишь зря потерял время. Он бы мог сейчас уже быть на расстоянии во много сотен миль от этого проклятого куска древней планеты, уже включил бы маяк на аварийной частоте и ждал, пока его подберут спасатели. А уж потом бы он им чего-нибудь наврал, лишь бы его не возвращали сюда, а определили на какую-либо другую базу или внеземную колонию. Куда угодно, на край Вселенной, лишь бы подальше отсюда.

Но шанс был утерян, Дрязик понял это в тот момент, когда, повторно добежав до аварийно-спасательной капсулы, столкнулся нос к носу со знахарем. Док как раз пытался втиснуться в капсулу, что при его габаритах было делом непростым.
- Эй! - окликнул врача базы Дрязик. - Стой!
- Чего тебе? - злобно огрызнулся знахарь.
- Решили полетать вокруг базы? - яд в голосе Дрязика был тщательно упакован в безупречно-вежливую форму.
- Типа того, - пробурчал док, пытаясь задраить люк челнока. - Чего тебе? Чего надо?
- Мне бы... - начал Дрязик, прикидывая, как бы половчее вытолкать врача из капсулы и занять место самому, - Мне бы что-нибудь от бессонницы. Совсем я спать перестал.
- Вот, возьми, - знахарь кинул к ногам Дрязика небольшой пакетик.
- Это чего?
- Как "чего"? Лекарство это. То, что тебе нужно. Мой собственный рецепт. Называется - "Гербалайф".
При этом слове у Дрязика потемнело в глазах...

5.
- Чеснок?
Знахарь был изумлен.
- Ага... - буркнул Дрязик, в голове у него было нехорошо. Крепко он об пол приложился, когда в обморок грохнулся, хорошо еще, что гравитация маленькая, а так бы - каюк.
- Чеснок точно пропал?
- Точнее не бывает.
- Тогда, парень, ты в серьезной беде: вампир охотится именно на тебя. И он не остановится.
- А чё сразу я? - в голосе Дрязика промелькнули плаксивые нотки.
- Понимаешь, у вампиров есть склонности. Не могут они кровь пить у кого попало. Ну, как бы тебе объяснить... Это как у нас, мужиков, с женщинами. Одному нравятся блондинки, а другому подавай только брюнеток. Понимаешь?
- Я чё - блондинка что ли? - возмутился Дрязик.
- Тьфу!
- Травник, ты головой-то думай, прежде чем говорить. А то за такие слова...
- Стоп! Попробую объяснить по-другому. Это как склонность к еде. Одному нравится арбузная корочка, а другому - свиной хрящик. Понятно теперь?

Дрязик не слышал никогда ни о "свином хрящике" ни об "арбузной корочке". Но на всякий случай кивнул головой, что, дескать, понятно.

- Так и вампир этот, - продолжал доктор. - Ты для него являешься предпочтительным объектом. Ну, может быть группа крови у тебя подходящая или еще чего. Короче - он снова придёт.
- И чё делать? - Дрязик был оглушен открывшейся перспективой новой встречи с Вампиром.
- Спокойно, - Травник вылез из капсулы и начал рыться в своем багаже, - где-то тут у меня было... Вот! Нашел! Держи!
- Это чего? - подозрительно скосил глаза Дрязик на две небольшие пилюли ярко-красного цвета.
- Экстракт чеснока. Вытяжка. В герметичной упаковке. Срок хранения не ограничен. Две капсулы - это две твоих спокойные ночи.
- Сколько?
- Две ночи, я же говорю.
- Не... стоит сколько?
Знахарь назвал цену. Дрязик едва не потерял сознание второй раз.
- Ты совсем охренел, да?
- Дрязик, поверь мне, жизнь гораздо дороже. Бери, пока я добрый. Деньги можешь позже отдать.
- А может мне в этой капсуле - фйю-ю-ють! И улететь отсюда, а?
- Не выйдет, - Знахарь похлопал по обшивке капсулы. - Баки пусты, а горючее без разрешения старшего офицера не получить. Так что полеты отменяются.
- Я тебе не верю! - Дрязик сунул свой нос внутрь капсулы и пробежал глазами по приборной доске. Действительно, аварийный челнок стоял в доке с пустым баком, что являлось грубейшим нарушением всех инструкций...
Медленно плелись Дрязик и Знахарь в сторону жилых отсеков.
....
И, конечно же, ночью еще одна чесночная защита исчезла. Вампир приходил к Дрязику снова.
....
Едва дождавшись "утра", Дрязик вломился в каюту доктора:
- Эй, Травник, продай еще чесночку!
- Я ж тебе два вчера дал?!
- Всё. Каюк. Один только остался. Вампир снова приходил.
- Ты еще за те два не расплатился, а в долг я больше не отпускаю.
- Ну, пожа-а-а-аа-алуйста... - заныл Дрязик.
- Продажа чеснока временно прекращена, - твёрдо сказал Знахарь.

Близилась новая ночь.... Новая встреча с Вампиром.... И лишь одна последняя капсула с чесночным экстрактом являлась гарантией того, что Дрязик увидит следующее утро... А вот что потом? Где брать деньги на новые капсулы с чесноком???

6.
- А давай его поймаем? - Знахарь сказал это, задумчиво глядя в потолок.
- Кого? - не понял Дрязик, который в этот момент сосредоточенно намазывал шею чесночным экстрактом.
- Вампира.
- Кого????? - Дрязик выпучил глаза.
- Вампира. Чего ты на меня уставился? Я всё продумал, ты будешь приманкой. Не перебивай, дослушай. Вампир придет тебя кусать и укусит. Спокойно! Дослушай! Да, укусит. А я тебя потом вылечу. А я тут в засаде буду и его пристукну. Вот, смотри, что у меня есть, - Доктор продемонстрировал старинный пулевик.
- Чего это?
- Пулевик. Системы "револьвер". Заряжен серебряными пулями. Я его в своё время из музея.... а, впрочем, неважно... Лучшее оружие против вампиров. 100% гарантия.
- На фиг! - коротко ответил Дрязик, продолжая манипуляции с чесноком.
- Ты пойми, за уничтожение вампира награда положена. Поделим пополам. Этого нам до конца жизни хватит. Богатство само в руки идет, а ты отказываешься.
- Вот пусть он тебя и кусает, а деньги поделим, - буркнул Дрязик.
- Не хочет он меня кусать. Он тебя хочет кусать, я ж тебе объяснял. Я читал, что сам укус совершенно безболезненный. Чего ты боишься? Я тебя вылечу потом.
- Ага... вылечишь... как же... Не, на фиг!
- Если передумаешь, Дрязик, ты знаешь, где меня найти, - с этими словами Травник удалился.

7.
- A-a-a-a-a-a! - орал Дрязик. - Скотина!
- Тише! Не ори, - пытался урезонить его доктор со смешным прозвищем "Травник".
- Он меня укусил!!!!!
- Конечно укусил, ты же сам на это согласился. Чего орешь сейчас?
- Я думал, что ты его убьешь ДО ТОГО, как он меня укусит!!!! А-а-а-а-а!
- Да не ори ты, люди же сбегутся. Заело пулевик. Старый он очень, проржавел весь.
- Что теперь делать?
- Во-первых, перестань орать. И давай вот сюда - под лампу садись. Посмотрю рану... Так, рана чистая... Щас швы наложу, не дергайся. Всё заживет, не заметно будет. Вот. А теперь - вакцина. Если бы ты знал, сколько она стоит. Да ладно, не бледней. Тебе - бесплатно. Ну, вот и всё. Как новенький ты теперь.
- Чесноку дай.
- Чеснок-то тебе зачем?
- Так он опять ко мне придет же!!! - заорал спасённый Дрязик.
- Не ори! Не придет он к тебе. Он крови напился, теперь будет пищеварить сутки или больше...
- А потом?
- Ну... потом опять ему нужно кровушки попить.
- Чеснок!!!!!!!! - Дрязик опять сорвался на визг.
- Тьфу, горластый какой. Чего ты орешь-то так, у меня аж уши заложило. Весь чеснок забрал старший мастер. Иди у него и проси. А у меня нету. Всё, проваливай. У меня еще дел по горло.

Дрязик понесся по коридорам в "контору" старшего мастера Акээмыча, на ходу прикасаясь к пластырю на своей шее.
- Мастер!!!
- Чего? - опешил от вопля Акээмыч.
- Вампир на базе! Вот, укусил меня, - Дрязик продемонстрировал пластырь.
- Вампир? - недоверчиво протянул мастер. - Ты головой не ударялся?
- Чес слово! Вот хоть у знахаря спроси. Вампир меня укусил, а Знахарь - вылечил. Он хотел этого кровососа пристрелить, но пулевик у него совсем заржавел...
- Погоди, что за чушь? Вы чем там занимаетесь вообще? Пил что-нибудь? Курил, кололся? Ну-ка, дыхни на меня.
- Да ну тебя, - обиделся Дрязик. - На меня Вампир уже трое суток охотится, а никому до этого дела нет. Решили скормить меня кровососу?! Фигу вам! Не выйдет!
- Да погоди ты, - Акээмыч пытался разобраться. - Ты толком объясни, что случилось.
- Чеснок давай!
- Чеснок?
- Док сказал, что ты весь чеснок у него забрал.
- На фига мне ваши гербарии? Чеснок...хех... надо же такое выдумать. Иди, Дрязик, проспись. А утром приходи, поговорим. И Травника этого приводи с собой, проведу с ним профилактическую беседу. Тут у нас серьезные дела творятся, а он - всякой фигней занимается. Всё, иди... иди отсюда, не до тебя сейчас!

8.
- Этот? - старший мастер ткнул пальцем в связанного человека, который, к тому же, еще и в наручники был закован.
- Чего "этот"? - не понял Дрязик.
- Ну, вампир. Он? - Акээмыч явно был не в духе.
- Вампир?! - Дрязик был близок к обмороку.
- Дрязик, я устал от тебя. Прекращай тут цирк устраивать. Он или не он?
- Откуда я знаю? Я его не видел ни разу!!!
- А когда он тебя кусал, не видел, что ли? - удивлению мастера не было предела.
- Так он же меня сонного кусал. Травник сказал, что вампиры кусают только сонных. И снотворного мне дал. Спал я. А он меня укусил. У-у-у, кровосос!
- Тихо, тихо.. Отойди от него.
- Да я только разок и вдарю, за мои страдания. Можно?
- Нельзя, - мастер был непреклонен. - Всё, опознание окончено. Свободен.
- А с этим чего будет, - Дрязик кивнул на связанного вампира. Вампир был совершенно безучастен к происходящему.
- Выкинем в космос из шлюза.
- Правильно! - обрадовался Дрязик.
- Иди работай, - Акээмыч был озабочен тем, что производительность труда на базе упала. План последних трех дней не был выполнен. И вообще - бардак. Убийства, самоубийства. Вампир, опять же.
- Кровосос, - злобно прошипел Дрязик и вышел.
- И что ты в нем нашел? - задумчиво пробормотал вслед Дрязику Акээмыч. Вампир не ответил.

9.
- Вот! - Дрязик ткнул рукой в стену.
- И что? - Знахарь был явно не в духе, Дрязик оторвал его от важного опыта.
- Надпись видишь?

На стене кроваво-красными буквами было написано: "Голосую против Дрязика". Слово "против" было зачеркнуто, а сверху было теми же буквами накарябано "за".

- Видишь, надпись кровью. Ночью появилась. Видишь?
- Кровь? - скептически хмыкнул Травник, соскреб ногтем часть буквы "о" и лизнул свой палец. Дрязик смотрел на смелого учёного с благоговейным трепетом.
- Варенье. Клюквенное.
- Варенье?!
- Слушай, Дрязик, на фига ты это сделал? Заняться больше нечем? Или ты совсем от своих вампирских страхов умом повредился?
- Да это не я!!! - заорал рабочий. - Эта надпись сама собой появилась!
- Сама собой, значит, - как бы себе под нос пробурчал врач.
- Да! Именно! Сама собой! Я думаю, что это привидение вампира пишет, чтоб меня напугать.
- Привидение? Вампира? Мне всё ясно. Современная наука не имеет данных о существовании привидений, подтвержденных экспериментально. Ясно? - Травник посмотрел на Дрязика взглядом, который обычно берег лишь для безнадёжно больных.
- Не совсем... - промямлил Дрязик, которого длинные научные слова приводили в ужас.
- По-простому это означает, что привидений нет.
- Как это нет?! А это кто пишет? - Дрязик опять ткнул рукой в стену.
- Не знаю. Отстань от меня. Бред какой-то. Иди к Монаху нашему, как раз по его части всё это. Все эти привидения, духи, души и прочий загробный мир. А наука тебе ничем помочь не может. Снотворных таблеток тебе дам. А больше ничем помочь не могу.

Травник поспешно вышел из каюты Дрязика, пока тот не опомнился и не начал задавать свои идиотские вопросы о привидениях.

10.
Дрязик тупо пялился на табличку, что была прикреплена к закрытой двери в каюту Монаха. На табличке значилось: --- ПЕРЕУЧЁТ---. Почесав в затылке, Дрязик отправился на поиски Монаха. На встречу ему попался Престо.
- Эй, Престо, Монаха не видел?
- Видел. В баре он. Ищет приведение какое-то.
- Приведение? - Дрязик ухватил Престо за рукав. - Постой, что за приведение? Привидение вампира, да?
- Отцепись. Чего руками хватаешься. Никакого не вампира. Привидение покойного мафа он ищет. Как выпил две бутылки кактусовой водки, так сразу и принялся искать. Залез под стол и орёт: «Вызываю дух покойного СтУрба!»
- Он сейчас там? - с надеждой спросил Дрязик.
- Монах-то? Там, конечно. Его человек десять пытались из-под стола выудить и из бара выставить, да куда там. Крепко он там вцепился, не оторвешь.
- Спасибо! - Дрязик развернулся, чтоб бежать в бар.
- Стой.
- Чего?
- Слушай, Дрязик. Вот что я тебе скажу. Монах - это еще что. Я вот только что узнал, что Светлячок - это и не девушка вовсе.
- А кто? - тупо спросил Дрязик.
- Её отец это!
Престо наслаждался произведенным эффектом. Челюсть Дрязика со стуком отпала на грудь, глаза выкатились и помутнели.
- Чей отец? - наконец смог связно разговаривать Дрязик.
- Её, конечно, Светлячка, - уверенно разъяснил Престо.
- А сама Светлячок где?
- А её и не было никогда, понимаешь? Был только её отец всё это время.

У Дрязика в голове что-то щелкнуло. Он был знаком со Светлячком - единственной девушкой на этом богом забытом астероиде, и она ему даже была очень симпатична. И вдруг такое заявление Престо, что она - это не она, а.... И тут до Дрязика наконец-то дошло, что Престо просто сошел с ума, и теперь несёт всякий бред.

- Престо, к доктору тебе надо. К Травнику, - заботливо сказал Дрязик.
- Я здоров! - громко произнес Престо. - Я абсолютно здоров, а вот Шериф наш, покойничек, был ненормальным. Всё время заявлял, что он - Наполеон. И требовал отпустить его на Ватерлоо.
- Куда? - машинально переспросил Дрязик.
- На Ватерлоо. Не спрашивай меня, где это, сам не знаю.
- Престо, я всё понял. У меня срочные дела, извини. Еще увидимся, - Дрязик быстро развернулся и бросился прочь от сумасшедшего. "Бежать! Бежать!" - мысль билась в голове, подгоняя.

11.
Доктор Травник неожиданно для всех исчез с базы на единственной исправной спасательной капсуле, у которой, к тому же, был полный бак топлива. Для Дрязика это имело довольно радостные последствия - кровавые надписи на стене его каюты перестали появляться. Взаимосвязь между этими двумя явлениями примитивный мозг рабочего уловить не мог, да и не старался особенно. Дрязик просто был счастлив. Настолько, что не пошел на работу, а все следующие сутки просто проспал в жилом отсеке. Сны его были радостными. Снилась ему.... А впрочем, это уже эротический сон.....
Дрязик даже не догадывался, что для Травника этот полет не был удачным: неуправляемая спасательная капсула с доктором внутри столкнулась с одним из малых астероидов Пояса Астероидов и разлетелась на куски...

12.
Среди "ночи" Дрязик проснулся от какого-то шуршания. В темноте он потянулся к выключателю, чтоб зажечь свет в жилом модуле, но был остановлен зловещим шепотом:
- Свет не включай.
- Кто здесь? – испуг Дрязика был нешуточным, ему вдруг на миг показалось, что это ожил Вампир и опять пришел за своей добычей.
- Свои, - отозвался ночной гость.
- Свои – они тоже разные бывают. Назовись, а то шум подниму, - приободрился и расхрабрился рабочий.
- Экий ты, Дрязик, неугомонный. Спал бы… Я это, - луч фонарика осветил лицо визитёра.
- Акээмыч? – Дрязик чуть не упал на пол от неожиданности.
- Тихо!
- Мастер, а чего ты в моей тумбочке ищешь? – с подозрением спросил Дрязик, различив в слабом свете открытую тумбочку. – Чеснока у меня нету, не ищи даже.
- Да не нужен мне твой чеснок. Тьфу!
- Чего тогда?
- Доказательства ищу. Улики.
- Чего-о-о-о?
- А, что с тобой говорить, не поймёшь всё равно. Вот, к примеру, зачем тебе шпага? И осиновый кол?
- Дык, это… на Вампира я охотился…
- Ага, понятненько. Оружие я реквизирую. Во избежание.
- Чего-о-о? – озадаченно протянул Дрязик, который мало что понимал.
- Забираю, одним словом. У меня в сейфе сохраннее будут.
- Да забирай. Мне они ни к чему. Вампира-то больше нету, - Дрязик отвернулся к стене и натянул одеяло на голову, предвкушая продолжение прерванного сна.
- Эх, Дрязик… Ты думаешь, что только вампиры несут опасность. Не время сейчас спать, товарищ. База в опасности.
- Какая опасность, мастер?
- Мафия на астероиде.
- Кто?
- Мафия… Ну, как бы тебе попонятнее объяснить… Бандиты. Головорезы. Душегубы. Тать в нощи. Ферштейн?
- Ы-ы-ы, - сдавлено ответил Дрязик и кивнул головой.
- Идём со мной, покажу кое-что.
- Прямо щас идти? – возмутился, было, Дрязик.
- Промедление смерти подобно, - веско ответил Акээмыч.

Через короткое время они были уже в жилом отсеке старшего мастера. Всё было залито ярким светом, по стенам были развешены какие-то таблицы и диаграммы. Дрязик разглядел план-схему базы, на которой красным маркером были нанесены какие-то непонятные крестики и стрелочки. Стол тоже был завален какими-то распечатками.

- Ого! – изумился Дрязик.
- А ты думал, мы тут в бирюльки играем? Нет, брат, тут у нас всё по науке.
- Мастер, а чего это тут? – Дрязик ткнул в большую красную стрелку на схеме базы. Стрелка указывала на шлюз номер восемь.
- Не зови меня мастером.
- А как тебя звать прикажешь? – удивился Дрязик.
- Зови меня «Милостью Божьей Инквизитор-Узурпатор».
- Инкви…кви…зи…кви.. – попробовал выговорить Дрязик, но запутался в длинном умном слове.
- Ладно, - махнул рукой Акээмыч. – зови меня просто «Легат».
- Легат, - Дрязик попробовал слово на вкус. Произносится легко. И повторил еще:

- Легат. Легат. Акээмыч, а это не матерное слово?
- Не матерное. Тёмный ты Дрязик, как валенок сибирский.
- А что такое «валенок»?
- Не важно… потом объясню…, - легат поворошил бумаги на столе. – Слушай, Дрязик. На сегодня расклад такой. На базе два мафа…. Ну, два бандита, то есть. Я вычислил, что бандит – Светлячок. Завтра с утра ее казним.
- Не-е-е-е-е-т! – заорал Дрязик.
- Ты чего? – удивился легат.
- Не бандит она. Не бандит! Она – девушка. Солнышко. Красавица, умница…
- Я знаю, что девушка, но одновременно с этим – бандит.
- Напутал ты чего-то, Акээмыч. Проверь свои расчеты. Неправильно у тебя вышло.
- Ну-ну, ты давай не умничай, - обиделся легат. – Мои расчеты правильные. Завтра утром и узнаем. Вскрытие покажет…хи-хи…. Ты, вот что, иди-ка спать. Проку от тебя всё равно никакого, только под ногами путаешься. Завтра приходи на казнь. К восьмому шлюзу. В восемь ноль-ноль. Не опаздывай.
- Но, как же так? Не может быть… Акээмыч, послушай, не виноватая она… Не верю я, что она к бандитам подалась… Такая красивая девушка…
- Дрязик, на выход. Начал меня уже раздражать ты. Немедленно спать! Всё! Беседа окончена.

Милостью Божьей Инквизитор-Узурпатор вытолкал Дрязика в коридор и захлопнул дверь. Мысли в голове рабочего разбегались в разные стороны, как частицы метеоритного потока в плотных слоях атмосферы. «Спасти!», «Бежать!», «Позвать на помощь!», «Что же делать?»…
Решение должно быть… должно быть… Он должен спасти Светлячка…. Но как?

13.
Дрязик вернулся в свой отсек. Взгляд его упал на клавиатуру. Мысль, яркая как метеор, вспыхнула в пустой голове рабочего: «Я напишу ей письмо. Напишу ей, какая опасность угрожает. И она спасется!». Дрязик запустил почтовую программу и выбрал из списка адрес Светлячка. Задумался на несколько мгновений, а потом напечатал:

«Ярчайший Свет души моей!
Чрезвычайные обстоятельства подвигли меня на написание этого письма. Вам угрожает смертельная опасность. Провидение отвернулось от Вас, и легат жаждет Вашей смерти. Вам следует незамедлительно бежать из этого страшного места. Спасайте свою жизнь сейчас, ибо утром будет уже поздно. Страшное задумал легат, утром Вас казнят, если Вы не предпримете никаких усилий к своему спасению. Я был бы рад помочь Вам, но не знаю, чем. Единственное, что могу сказать Вам – не ходите к шлюзу номер восемь утром. Более того, постарайтесь к утру оказаться как можно дальше от этого куска руды, приютившего стаю сумасшедших фанатиков, действующих по указке легата.

Подпись: Ваш тайный обожатель»

Критически оценив письмо, Дрязик решил, что «Ваш тайный обожатель» звучит и выглядит слишком напыщенно и вычурно. Поэтому изменил последнюю строчку. Написал так:
«Подпись: Укушенный Вампиром.»

Так было гораздо лучше. Сразу становилось ясно, что человек, написавший это письмо, сам не раз сталкивался со смертельными опасностями лицом к лицу, но, тем не менее, не сломался, а вышел из всех передряг победителем. Дрязик отослал письмо, и принялся крутиться перед потухшим монитором, разглядывая свой профиль в темном зеркальном стекле… Волевой подбородок, орлиный взор… Шрам на шее от укуса Вампира. Просто мечта любой девушки. Если Светлячок избежит смерти, то, вполне возможно, очень даже может быть…. На этом мысль обрывалась…. Страшная догадка вытеснила все мечтания о будущем. А если девушка просто спит и не сможет прочитать это письмо? А утром уже будет поздно! Что же делать? Что предпринять???

14.
Дрязик снова включил коммуникатор. На экране замигал значок – пришла новая почта. Сердце предательски дало сбой, пропустив один такт своих сокращений, когда рабочий коснулся клавиш, вызывая пришедшее письмо на экран. Боже! Это ответ! От НЕЁ! Пальцы, лежащие на клавиатуре, вмиг стали ледяными. Слёзы застилали глаза. Дрязик смахнул их тыльной стороной ладони и прочёл:
«…Но я не убегу, Дрязик. Я умру достойно. С выражением глубочайшего презрения к смерти. И к тем, кто послал меня на нее. Пусть они увидят, что красивые девушки и умирать могут красиво. Вот так».

Первой мыслью было – «как она узнала, что это я ей написал?». В голове Дрязика шестерёнки проворачивались со страшным скрипом. И ответ пришел. «Конечно, как я сразу до этого не додумался?», - Дрязик был горд оттого, что разрешил эту непростую логическую загадку. «Она – очень умная девушка. Без сомнений. Она сопоставила мою подпись «Укушенный Вампиром» и тот факт, что из всего персонала базы Вампир охотился именно за мной. И укусил именно меня. Логично! Ах, какая же она умница!»

Но вторая мысль не была столь радужной. Эта девушка-умница не собиралась спасаться, не собиралась бежать. Она хотела УМЕРЕТЬ! Она хотела бросить слова презрения в лицо своим палачам. Боже! Как это глупо! Сейчас, когда они нашли друг друга, когда уже не было нужды скрываться под масками псевдонимов, смерть была готова разлучить их навеки. Это было непереносимо.

Время уходило, просачивалось сквозь стены базы… сквозь астероид…. Таяли последние мгновения, которые можно было истратить на спасение. И Дрязик решил действовать. Именно он должен спасти красавицу от смерти, раз она сама не понимает, насколько её жизнь ценна. Для Дрязика …. И вообще…. Он спасёт её! Да!
В воображении рабочего вспыхнула картинка из старого мнемофильма: рыцарь в сияющих доспехах спасает прекрасную принцессу от огнедышащего дракона.
- Я спасу тебя! – прошептал Дрязик. – Спасу, чего бы мне это ни стоило.



15.
Дрязик решительно подошел к двери Акээмыча. Блестящих доспехов у него, конечно, не было, поэтому рабочий ограничился тем, что надел на себя ремонтный скафандр. А что, вполне блестящий. На двери старшего мастера лучом лазера была выжжена надпись: «DEI GRATIA VIVISECTI DOMINATOR». Если бы Дрязик знал древнюю латынь, он бы смог сделать определенные выводы о том, что его ждёт за этой дверью. Но Дрязик латыни не знал. Как, впрочем, и почти всех других языков. Поэтому он просто вошел в дверь.
Акээмыч оторвался от бумаг и вопросительно уставился на рабочего красными от бессонницы глазами:
- Чего тебе?
- Вот! – Дрязик подошел к столу и высыпал поверх бумаг и плёнок пригоршню чипов.
- И что? – недоумевал легат.
- Здесь ровно 120 монет. Я хочу купить отсрочку от казни для Светлячка.
- Дрязик, ты головой не ударялся? – заботливо спросил Акээмыч.
- Нет, вроде, - рабочий задумчиво пощупал затылок.
- Откуда ты эту чушь взял, что за 120 монет можно купить отсрочку от казни? И откуда у тебя 120 монет? И зачем ты напялил скафандр? Отвечай!
Легат пристукнул кулаком по столу.
- Эта… Дрязик растерялся. – Я в библиотеке базы вычитал, что есть такое правило в Законах, что за 120 монет можно отложить казнь.
- Послушай меня, - голос Милостью Божьей Инквизитора-Узурпатора превратился в шипение. – Здесь я – закон. Понятно? И суд, и судебный пристав. И 12 присяжных – это тоже я. Отвечай, кто подговорил тебя придти сюда? Она?!
- Не, я сам… спасти хотел.. выкуп.. то есть, залог… как по Законам, - на Дрязика было страшно смотреть. Он был сломлен, шмыгал носом, смотрел в пол.
- Так, а деньги откуда? Откуда 120 монет?
- Ну…., не 120 там…., - шмыгнул носом рабочий. – Только 70, остальное потом отдам. После зарплаты.
- Обалдуй, - выдохнул легат.
- Кто? – Дрязик завертел головой.
- Ты! – жестко ответил Инквизитора-Узурпатор. – Отправляйся в свой отсек и числись под арестом. На казнь можешь не приходить, нам там лишние сопли ни к чему. Будем считать, что ты при голосовании воздержался. Марш к себе! И не смей выходить из своего отсека без моего разрешения. Понял?
- Ага, - буркнул Дрязик и повернулся к двери.
- Не «ага», а – «Так точно, легат!». Отвечай по форме.
- Так точно, легат! – браво выкрикнул рабочий, пятясь в коридор.
«А зачем он скафандр нацепил, он так и не сказал» – эта мысль в голове Инквизитора-Узурпатора очень быстро уступила место более важным.
Дрязик еще несколько минут стоял в коридоре, разглядывая надпись «DEI GRATIA VIVISECTI DOMINATOR», а потом решительно двинулся в сторону жилых отсеков.

16.
Но Дрязик не успел сделать и дюжины шагов, как со спины его схватили крепкие руки. Он попробовал вырваться, но держали крепко.
- Этот? – голос было не узнать.
- Он, вроде. В скафандре, как легат сказал.
Последовал удар в область почек. Дрязик начал оседать на пол.
- Слышь ты, малохольный, тут у нас опрос общественного мнения.
- Не бей его сильно, Акээмыч сказал, чтоб без членовредительства.
- Да ладно, разок всего и стукнул. Сговорчивее станет.
Дрязик узнал это голос.
- За что? – прошептал рабочий, хватая ртом теплый воздух.
- А вопрос такой, - продолжал один из нападавших. – Ты с нами, или как?
- А если не с вами? – вопросом на вопрос ответил Дрязик.
- Тогда – известное дело. Увидишь звезды из шлюза номер восемь. Только это тебе, боюсь, не доставит удовольствия, - говорящий хихикнул.
- Короче, - вступил в разговор второй из нападавших. – Вот бумага. Голосование за казнь Светлячка. Видишь, почти все подписались. Так что, давай, подписывай и не тяни резину.
- А если не подпишу? – пробовал сопротивляться Дрязик.
- Я ж сказал тебе, тогда отправишься в полет из шлюза номер восемь. Причем, без скафандра. И никто тебе не поможет. Подписывай.

17.
Над бездыханным телом рабочего Дрязика склонились двое.
- Ты его зачем по голове ударил?
- А чего он... подписывать не хотел... - оправдывался второй.
- А теперь он и вовсе ничего подписать не сможет, - напустился на него первый.
- Давай за него подпишем?
- Нельзя, Акээмыч нам башку оторвет за такую самодеятельность.
- И что делать?
- Ладно, давай напишем, что воздержался.

И двое удалились, оставив Дрязика на полу коридора без сознания.

18.
Дрязик с огромным трудом дополз до своей каюты и включил коммуникатор. Теперь он точно знал, что нужно делать. Нужно попросить тех, кто еще не проголосовал, не голосовать против Светлячка. Он успел выхватить взглядом три имени из подписного листа, который тыкали ему в лицо подручные легата. На этих троих теперь была вся надежда.

«Обращаюсь к Вам с отчаянной просьбой – спасти Светлячка от верной гибели. Я более чем уверен, что она – мирный житель. И не сделала никакого зла. Никаких доказательств её вины не представлено. Лишь повинуясь воле Акээмыча и стадному инстинкту, все стали голосовать против неё. Это несправедливо! Неужели мало двух казнённых МЖ в предыдущие дни? Неужели требуется еще третья невинная жертва для того, чтоб доказать несостоятельность выводов Акээмыча?

«Как я могу спасти её?» – спросите Вы. Да всё очень просто. Стоит только сравнять число голосов, поданных против Толмака и Светлячка.

Толмак, по моему скромному мнению, тоже не маф. Хотя никаких доказательств этого я привести не могу. Так вот. Могут проголосовать 12 человек. Против Светлячка подано 7 голосов, против Толмака – 2. Еще один голос – против АльСидара и двое – воздержались.

Это письмо я отправляю трем разумным людям, которые не готовы идти на поводке Акээмыча. Если мы все дружно изменим свои голоса на Толмака (который, повторюсь, по моему мнению, не маф тоже), то сможем устроить так, что в этот ход НИКОГО НЕ ПОВЕСЯТ. Остановим безумие! Скажем «НЕТ!» бессмысленным казням МЖ.

Жду Вашего ответа. Лучшим ответом будет изменение Вашего голоса в ветке «Голосование». Помните, Вы можете спасти от гибели невинную девушку. Времени на раздумья почти не осталось»

Затем Дрязик выбрал получателей этого письма и щелкнул по кнопке «Отправить». Оставалось только ждать ответа. Первым откликнулся Толмак:
«Дрязик, Вы предлагаете мне голосовать против себя?»

Строчки бежали по экрану, значок в углу экрана, помигивая, указывал на то, что Толмак сейчас в Сети и ждёт ответа.
«Да, умоляю. Другого выхода нет. Мы можем спасти её» Пальцы Дрязика отбивали текст вслепую, рабочий почти не видел клавиатуры… слёзы застилали глаза….
«А Вы знаете, запрещено голосовать против себя?»

Искорка надежды погасла. Дрязик не знал этого правила, он вообще плохо разбирался в Законах. Толмак отключился. Через пару минут пришло письмо от MityaOk:
«Да уважаемый Дрязик! Я знаю, что Святлечек и Толмак МЖ! Я вычислил мафов. По крайней мере одного!»
Но это уже не поможет, подумал Дрязик. Нам не хватит голосов, чтоб уравнять два списка на казнь. Не хватит…
И тут на экране коммуникатора мигнул значок прямого вызова. Al-Sydar:
«На фиг надо. Я четвертый игровой ход без панциря сижу, дэнэг жалко. Так что надо поскорей перевесить всех мафов. :-)»
Дрязик выдохнул и постарался успокоиться, чтоб не нагрубить.
«Времени на дискуссии нет. Нужно её спасти. Именно твой голос может оказаться решающим»
Но внезапно коммуникатор мигнул и выключился. Дрязик бросил взгляд на часы. Без пяти минут восемь. Чёрт! Не успел! Опоздал!
Стремглав рабочий выскочил в коридор и помчался к шлюзу номер восемь.

***
Пилотессе Хильде Кнудсен по прозвищу Светлячок.


Твою руки - как сон,
Губы - нежность сама.
Кто с тобою - спасён
И приподнят со дна.

В волосах золотых
Догорает рассвет,
Глаз зелёных таких
На Земле больше нет.

Можно жить только тем,
Что на свете ты есть.
Ждать заката, чтоб в тень
Погрузился мир весь.

И уже в темноте
Встретить нежность твою,
Словно в сказочном сне
У Судьбы на краю.

(с) Дрязик

***


19.
Всё происходило как во сне… Дрязик увидел ЕЁ, связанную, но с гордо поднятой головой.
- Ну, что же, парни вы ждете? – голос её предательски дрогнул, – Решили, так кидайте!
Ноги у Дрязика подкосились, он упал на ребристый пол, по лицу бежали слёзы, он почти ничего не видел. Лишь ЕЁ голос звучал, набирая силу:
- Не плачь, Укушенный Вампиром – все будет хорошо, - главное стенка не будет ко мне больше приставать.
Наверное, она улыбнулась ему в этот момент, Дрязик не видел, ослеплённый горем.
- А тебе я скажу только одно, «друг мой», Акээмыч - с сарказмом, на который только была способна в эту минуту, произнесла Светлячок, - Готовься! Закупайся противоядиями, панцирями и браслетами. Они тебе скоро понадобятся. И в большом количестве.
Картинка стала черно-белой. Черные тени вытолкнули белую фигуру в открытый космос. Люк закрылся.
- Стойте! – голос рванулся в шлемофонах. – Стойте! Получена информация! Светлячок – это пилотесса Хильда Кнудсен.
- Жаль, - сказал Акээмыч, - Ну, да ладно, шансы поймать и казнить бандитов у нас ещё есть. Мои извинения Светлячку. Обещаю искупить, и всё такое.
Акээмыч повернулся в сторону закрывшегося наружного люка и добавил, глядя в никуда:
- Только вот угрожать мне не надо, да? нас этим не испугаешь.
Люди, собравшиеся в восьмом шлюзе, подавленно молчали. Тот, кому они безоговорочно верили, сделал их соучастниками убийства пилотессы.
- Бог любит троицу, говорите? Легат Акээмыч, Вы на чьей стороне? – спросил один из рабочих.
- Сколько мафы пообещали, Акээмыч, а? – раздался другой голос.
- Давно говорил, вешать его! Или в космос, как сейчас повелось.
Все рабочие заговорили одновременно. Взгляды, полные ярости, сверлили тщедушную фигурку легата.
- И после этого вы ему ещё верите?!
- Да нет, не маф он! Я уверен в этом. Есть доказательства, - вступился за Инквизитора-Узурпатора один из его подручных.
- Стурб был мной вычислен и повешен, - подал голос легат. Но его не слушали. Рабочие продолжали:
- Разве кто-то говорит, что Акээмыч - маф? Он - коллаборационист! Настоящий Оборотень в комбинезоне, понимаишь! Так какой процент мафы обещали за истребление МЖ?
- Враньё! - пискнул Узурпатор и спрятался за крепкими плечами своих подручных. - Мафов я не знаю, на связь с ними не выходил, денег не получал.
- Осталось повесить меня, Митька, ну еще кого-нибудь, ибо подозреваемые кончаются, а мафов остается 2, - это Толмак пошел на Акээмыча, стиснув кулаки.
- Ну, говорил же! Говорил! – Митёк всхлипнул. - А вы мне не верили!
- Он может быть и не маф, но заодно с ними. Для профилактики повесим! – голоса рабочих звучали угрожающе.
- За что девушку-то вешали, м? ИМХО, Акээмыча для профилактики теперь надо на эшафот. Чтоб не повадно было!
Дрязик видел это всё смутно, выкрики долетали до него как будто издалека. Но даже в таком состоянии он понял, что сейчас толпа разорвет легата на куски.
Но тут Толмак гаркнул, перекрывая шум:
- Для всех: Акээмыч - легат. Его вешать не надо! Ошибок делать нельзя.
Наступила полная тишина.
И вдруг кто-то крикнул:
- Так повесим же, наконец, Аль-Сидара! Довольно мафиозо попирать марганцевую твердь!
Дрязику даже на секунду показалось, что это голос его спасителя – доктора Травника.
- Аль-Сидара можно повесить! Он и доказательств не представлял и ведет себя как маф Давайте повесим его, - радостно поддержал Митёк.
- Аль-Сидар хорошая кандидатура, - рабочие качали головами, посматривая недобро в сторону Аль-Сидара.
Легат незаметно дал команду своим подручным, те сноровисто схватили АльСидара и принялись крутить ему руки.
- Где обоснование моей мафности? В упор не вижу! – АльСидар понял, что дело нешуточное и попытался вырваться из цепких рук. Но не тут-то было.
- Виновен! – громко сказал Инквизитор-Узурпатор.
- Виновен! Виновен! – нестройно подхватили рабочие.
Дрязик поднялся на ноги. Вот он – тот, кто мог спасти Светлячка от казни, но не сделал этого:
- Виновен! – выдохнул Дрязик.
- Дрязик, ты послал сообщение трем людям, оказалось двое разумных, а я дурак. Похоже, теперь после того, как все узнали, что Светлячок МЖ, то почему-то стали вешать меня из-за того, что я не спас ее от повешения. Но неужели все забыли против кого они голосовали, так же как и я? – продолжал кричать АльСидар, но никто его уже не слушал.
АльСидара заковали в наручники и утащили в мед блок, переоборудованный под тюремную камеру. Рабочие разошлись. Легат ушел, сопровождаемый своими охранниками. А Дрязик так и остался сидеть на полу… Силы покинули его. В его голове крутилась одна фраза, брошенная АльСидаром злобным шепотом в его, Дрязика, сторону:
"Ночью... Ночью жди гостей..."

20.
После скоропалительной казни АльСидара, потрясённые фобы разошлись по своим жилым отсекам. Дрязик брёл по коридору, и тут его крепко схватили двое, вынырнувшие из темноты.
- Ты ответишь за всё… - прошипел один.
- Да, за всё. За всё! – радостно поддержал его второй.
Дрязик узнал их. Престо и Митёк. Рабочий тут же припомнил, что один из избивавших его подручных Акээмыча, которые требовали проголосовать за казнь Светлячка, как раз и был Престо. Дрязика прошиб холодный озноб. Он вдруг понял, что это и есть пресловутые «мафы», о которых столько твердил старший мастер Акээмыч.
Двое головорезов завернули Дрязику руки за спину и, подгоняя пинками, повели в сторону каюты легата.
- Я с Аль-Сидаром договор заключил, большие деньги, понимаешь? А ты всё испортил. Нужно было тебя сразу прирезать… - Престо больно пнул рабочего.
- А ты мне не рассказывал про договор с Аль-Сидаром, - озадаченно сказал Митёк.
- Много будешь знать – скоро состаришься.
У двери старшего мастера – легата и Инквизитора-Узурпатора Волею Божьей, процессия остановилась.
- Значит, как договорились? – уточнил у Митька Престо.
- Да-да, всё будет в наилучшем виде – залебезил Митёк.
Они распахнули дверь и втолкнули Дрязика внутрь, шагнув следом.
В ярко освещенной каюте прямо на столе спал Инквизитор-Узурпатор. Страшный шум, произведенный Дрязиком при падении на пол, не разбудил его.
- Эй, Акмыч… Проснись! Пришла беда, откуда не ждали, - потряс его за плечо Престо.
- Тише, не называй его «Акмычем», он сердится на это. Зови – «Легат», - Митёк одёрнул напарника.
- А? Кто здесь? – встрепенулся Акээмыч.
- Легат, это мы. Мафа изловили, - Митёк радостно улыбался.
- Какого мафа? Где? Кто? – Узурпатор еще не вполне проснулся и мало что понимал.
- Да вот же он.
- Дрязик? – удивился легат.
- Ну да, ну да, - еще более радостно заулыбался Митёк. – Дрязик и есть маф. Он сам во всем признался. Добровольно.
- А чего это он у вас на полу лежит и не шевелится? – с подозрением спросил Акээмыч.
- Это он уморился от своих мафиозных проделок и уснул, - тут же нашелся Престо.
- А где доказательства? – начал, было, легат, а потом махнул рукой: - А, ладно. Можно и без доказательств. Одним больше, одним меньше – это уже рояли не играет. Волоките его к шлюзу номер восемь, а я сейчас остальных оповещу, чтоб на казнь приходили. Хотя бы видимость приличий нужно соблюдать: голосование и всё такое. Это хорошо, что он молчит всё время. Хоть не будет орать «Я не виновен!». Я этого не люблю. Виновен, не виновен – кого это интересует… Тащите его в шлюз. Нечего тянуть время.

21.
В шлюзовом отсеке номер восемь произошло неожиданное: трое фобов – Леонардо, БладГорн и Помор – встали на пути у Престо и Митька, волокущих бесчувственного Дрязика на казнь.
- Престо! Я готов снять свой голос, если вы предоставите доказательства, в виде купленного патента. Помогите всем МЖ! – сказал Леонардо.
- Эй, да вы чего? – начал было Престо, но БладГорн оборвал его:
- Кредит доверия исчерпан полностью. К сожалению.
А Помор просто молча оттеснил Престо и Митька от Дрязика.
- Вы чего, мужики? – заикаясь, проблеял Митёк.
- Ну, вы, блин даете!!! Акээмыч, спасайте - скажите им, что я менее маф!, - заныл Престо. – Менее маф, чем вот Митёк или Дрязик. Вспомните, как я в прошлый раз исступленно защищал Сидара! Даж на Акээмыча наехал! А все потому, что хорош нас МЖ вешать. А откуда мы знаем, что некоторые МЖ? А все те же договоры пресловутые!!!

Сейчас Престо был просто жалок. Помор отстранено спросил:
- А может быть Престо выкинем в космос?
При этих словах Престо побледнел, упал на колени и заголосил:
- Люди, не губите! Повесьте Дрязика лучше, меня вешать не так прикольно, как его.
БладГорн и Леонардо встали рядом с Помором и почти хором сказали:
- А что, можно и в космос выбросить. Толку от него всё равно никакого нет.
И в этот момент легат, на которого никто не обращал никакого внимания, сказал загадочную фразу:
- Шо не зьим, то понадкусаю.
От этих слов очнулся Дрязик, увидел знакомые стены восьмого шлюза и в ужасе заорал:
- Выкидывайте их наружу!!!
- Кого именно? - меланхолично спросил Помор, переводя взгляд с Престо на Митька.
- Обоих!
- Не, оба сразу в люк не пройдут, - философски заметил Помор. - Мы тут хотели Престо выкинуть. Ты как думаешь, Дрязик? Хороший выбор?
- Конечно хороший! - заорал Дрязик еще громче. - Выкидывайте Престо к чертям собачим. А потом следом - Митька.
- Угу-мс, - подвёл итог Помор. - Голосуем. Кто за то, чтоб выбросить Престо? Так... четверо. Дрязик, опусти вторую руку. Один человек - один голос. Не безобразничай давай. Так... кто за то, чтоб выбросить Дрязика? Тоже четверо. Объявляется боевая ничья.
- И чего это значит? - синхронно спросили перепуганные Дрязик и Престо.
- А означает это, - разъяснил Помор довольно добродушно, - что никого мы сегодня никуда выкидывать не станем. Понятно?
- А как же традиция? - пискнул легат. - Некузяво получается. То каждый день выкидывали по одному... И вдруг - пропускаем ход. Как же это?
- Ничего, - пообещал Помор. - Завтра сразу двух выкинем. Чтоб не нарушать отчетность.

22.
В каюте Акээмыча шла грандиозная попойка. Стол был уставлен пустыми и полупустыми бутылками. На этикетке – «Нептун и Плутон. 95% спирт». Акээмыч плакал на плече у Помора:
- Ты пойми, у меня оплата сдельная. И график очень жесткий. Один день – один человек. А ты мне график сорвал. Понимаешь?
- Понимаю, - кивнул Помор и снова наполнил стаканы.
- Помор, ты меня уважаешь? – поднял глаза легат.
- Акээмыч, я горжусь тобой! – Помор стукнул себя в грудь кулаком, подкрепляя искренность своих слов.
Инквизитор-Узурпатор повернулся влево к двум спящим прямо за столом рабочим. Престо и Митёк так интенсивно отметили внезапное спасение Престо от полета в космос, что уснули почти в самом начале застолья. Легат потряс Престо за плечо:
- Эй, Престо. Сходи еще за спиртом, будь человеком.
- Чего? А? – Престо мутным взором обвёл каюту.
- За спиртом, говорю, сходи.
- Один не пойду, - мрачно сказал Престо. – Не дойду я один. А Митёк мне не попутчик, я его в прошлую ходку обратно на себе сюда тащил. Тяжелый он, гад.
- Кузнеца возьми с собой, - ткнул пальцем Акээмыч в Помора.
- На фига мне кузнец? Что я – лошадь, что ли? Не, мне кузнец не нужен….
- Тогда БладГорна возьми, - икнув сказал Узурпатор. - Блад Горну я верю как себе. Вот, держи ключи от склада. Возьмешь восемь бутылок. Запомнил? Восьмой шлюз – восемь бутылок. Легко же запомнить…
- Я запишу лучше, - пробормотал Престо и начал записывать «8 бут.» прямо на рукаве куртки Митька.

23.
Прошло больше двух часов. Бутылки на столе окончательно опустели, а Престо и БладГорн не возвращались. Вот уже и Помор задремал, а Митёк, наоборот, проснулся и пристал к дремлющему Дрязику:
- Дрязик, как это ты внезапно спасся? Сначала 3:0 было! В пользу повешения Дрязика, потом 3:3. Потом 4:3 Дрязик опять вышел вперед! А потом, хитро сменив свой голос с меня, на Престо спасся. Вот так вот!

Акээмыч наполнил стакан Митька и сказал: «Пей!»
- И вообще-то я не пью! – возмутился Митёк и икнул. - Я спортом занимаюсь!
- Угу, - ухмыльнулся легат, - литроболом. Знаем мы этот спорт. Много их тут, спортсменов. Вот, хоть Дрязика взять.
- А чего сразу Дрязик?! – возмутился Дрязик. – Чуть чего, так сразу Дрязик.
- Вешаем Дрязика! Еще не все потерянно! – заорал вдруг Митёк, попробовал вскочить на стол ногами, но не удержал равновесие, свалился на пол… И сразу же уснул.
- Хлипкая молодежь пошла, - искренне огорчился Акээмыч, наблюдая полёт и приземление Митька.
- Мне нужно выйти, - поднялся Дрязик, - проветриться. Что-то душно здесь.
- А вот – Помор тебя проводит. Помор, очнись! – легат принялся уверенно командовать.
- Ась? – встрепенулся Помор.
- Дрязика проводи. Освежиться ему надо. По системе Мо и Жо. А на обратном пути в кладовую зайди. Заснули они там, что ли. Их только за смертью посылать. Попросил же – принесите 8 бутылок. Такое простое задание.
Дрязик и Помор удалились.
Прошло еще какое-то время….
Помор вернулся белый, как мел:
- Акээмыч, беда!
- Что?
- БладГорн…. Он… Мёртвый!!!
- А спирт? Спирт принёс? – легат был взволнован известием о смерти БладГорна и ощущал настойчивое желание промочить горло.
- И спирта тоже нет, - горестно развел руками Помор.
Тут в дверь неуверенно просунулся Дрязик:
- А меня ведь обокрали!

24.
- А меня ведь обокрали… - рассказывал Дрязик уже в пятый раз. – Всё унесли. Буквально всё. Куртка кожаная – пять, кассетный магнитофон – пять… Всё, что нажито непосильным трудом…

Помор сидел рядом с обворованным Дрязиком и сочувственно кивал головой. Акээмыч, потрясенный смертью своего единомышленника БладГорна, мрачно сооружал бутерброд из остатков еды.
- Кузнец, а куда ты нож утащил? – спросил легат, не найдя необходимого инвентаря для создания бутерброда.
- Какой нож? – вполне натурально удивился Помор.
- Вот тут на столе нож лежал, - Акээмыч указал рукой на пустое место на столе. – А ты, когда с Дрязиком уходил, его взял и в карман к себе положил. Я видел. Верни инструмент на место.
- А я… я… я его потерял, - Помор старался не встречаться взглядом с легатом.
- Потерял? Казённое имущество же это! Иди – ищи теперь.
Митёк проснулся и подал голос из-под стола:
- Как я и говорил!
Дрязик, Помор и Акээмыч повернулись на голос.
- А что ты говорил?
- Убили! Убили!!! Убили…. только не Толмака, а Блад Горна! Хотя я говорил, что убьют Толмака. Ну, Блад Горна никто и не подозревал! Вот его и грохнули! Ну и....?

- Ну и? – Дрязик, Помор и Акээмыч не успевали следить за причудливой мыслью Митька.
- Будем Дрязика вешать, нет? – закончил речь Митёк и вылез из-под стола.
Все смотрели на него в полном обалдении.
- Чего вы на меня уставились? Я что - особенный? – обиделся Митёк.

До этого момента крепко спавший в углу каюты Леонардо проснулся и решил поучаствовать в разговоре:
- На мой взгляд, осталось четверо подозреваемых... Дрязик, Толмак, Престо и Митя.
Слаженно действуют только Митя и Престо. На протяжении четырех дней, причем...
Если же это не они, тогда ведется какая-то хитрая игра с голосованием...

После этой глубокомысленной речи Леонардо икнул, повернулся на другой бок и опять захрапел.
- А меня ведь обокрали… - начал Дрязик в очередной раз.
- Дрязик! Что за настроения! Никто вас не собирается мечем убивать! Вас повесят! А деньги все равно бы забрали! – перебил его Митёк. И тут же спохватился: - Ой, чего это я болтаю….
- Митёк, а кто говорил, что Дрязика собираются мечом убить? – Акээмыч пристально смотрел на Митька.
- Э.э..э.. никто не говорил…это я так… подумал просто… Подумал, вот как бы я действовал на месте мафов… ну, если бы я был мафом…. Я же не маф… Акээмыч, ты же знаешь…. – Митёк вконец запутался и умолк.

Пауза затягивалась. Легат сверлил Митька взглядом, тот ковырял пальцем стол и шмыгал носом.
- Значит, я был с Акээмычем в то время как грохнули Блад Горна! – Митёк не выдержал взгляда Инквизитора-Узурпатора и принялся оправдываться. - Помор и Дрязик куда-то удалились - это они умолчали! А потом пришли и сказали что БладГорн труп! Ню-Ню!
Акээмыч удивился:
- Как ты это можешь знать, ты же со стола упал и спал там.
- Не надо про полет и про падения! Я газировку пил! А координация у меня еще та - любой позавидует! – Митёк опять попытался влезть на стол, чтоб продемонстрировать свою великолепную физическую подготовку. Неудача этого нелегкого процесса его не смутила, он сел на пол и обратился к Дрязику: - Вот уже все знаю, что вы маф! И вас точно повесят! Жить вам недолго осталось. Что вы скажите напоследок? Вы все также отрицаете, что вы маф?

Не дождавшись ответа, Митёк привалился головой к стене и уснул.

- Эх, молодежь… - Акээмыч огорченно махнул рукой. – Пить не умеют, а всё туда же.
Помор, ты еще здесь до сих пор? Иди, ножик ищи. И без ножа не возвращайся. Увидишь Престо, скажи, чтоб ко мне сюда пришел, есть у меня к нему пара вопросов.

25.
И снилась Дрязику Хильда, по прозвищу Светлячок. И снилось, что он пишет ей письмо:

"Душа моя рвется к вам, ненаглядная Хильда (извиняюсь, что не знаю, как вас по батюшке), как журавль в небо. Однако случилась у нас небольшая заминка... Полагаю, на сутки, не более, а именно: мне, как сознательному фобу, поручили сопроводить группу товарищей с братского Марса. Отметить надобно - народ подобрался покладистый, можно сказать, душевный..."

… Дрязик очнулся от громких голосов. Престо и Леонардо спорили:
- Как говорится, чья бы корова мычала! – орал Престо.
- Хорошо. Вы знаете мои условия. Так что действуйте, и я вам поверю... – не отставал от него Леонардо.
- Я вам еще прошлой ночью предлагал зайти ко мне в каюту. Сами бы убедились! Или думаете, что я бы на глазах у всех забрал бы свои слова обратно? Я веду прозрачную игру! Исступленно ору всем, что я не маф! Когда вешали Сидара - я так же кричал, что он не маф! Попробуйте довериться мне, вместо Акээмыча, который, видно, сильно перемудрил в своих комбинациях и окончательно запутался в них!

- Я жду, - Леонардо был непреклонен.
Престо вздохнул и полез за бумажником. Пока он отсчитывал кредитки, Дрязик успел окончательно придти в себя и осмотреться. Акээмыч спал на столе, Митёк – под столом. Помор сидел у двери и , казалось, тоже спал. Толмака не было видно.
- Престо! Вот видите! Можете, ведь, когда хотите! Все, я вам - почти верю! – радостно сказал Леонардо, пересчитывая деньги. - Дрязик! Ничего личного.
- Это вы о чем? – насторожился Дрязик.
- Помор, скажи ему, - Леонардо спрятал деньги, Помор открыл один глаз и пробормотал:
- План Акээмыча надо выполнять. Теперь твоя, Дрязик, очередь.
- Очередь, я извиняюсь, куда? – еще больше насторожился Дрязик.
- В шлюзовой отсек номер восемь, - пробасил Толмак, выходя из санузла.
- Вы что, парни, охренели? – Дрязик был просто в шоке от такого поворота событий. – Вон, Престо выкидывайте с базы… Меня-то зачем?
- А Престо нам доказал, - Леонардо похлопал себя по карману, куда спрятал деньги, - доказал, что он честный человек. И мы ему верим.
- Верим, верим, - хором отозвались Помор и Толмак.
Разбужены были Митёк и Акээмыч, которые тут же выказали горячее желание поучаствовать в проводах Дрязика в последний путь.
- Ладно, Дрязик, в словах вы сильны. – Опять невпопад сказал Митёк. - А вот на деле вы маф, самый что не-на-есть мафиозный! Дождемся, пока вас выкинут в космос, а потом поговорим.
…..
Дрязику связали руки, и повели по знакомому коридору к знакомому восьмому отсеку. В эту минуту Дрязик мысленно продолжал писать письмо к Хильде, по прозвищу Светлячок:

"Еще хочу сообщить вам - дислокация наша протекает гладко, в обстановке братской общности и согласия. Сидим на астероиде и ни о чем не вздыхаем, кроме как об вас, единственная и незабвенная Хильда. Но иной раз такая тоска к сердцу подступит, клешнями за горло берет. Думаешь, как-то вы там сейчас? Какие нынче заботы? Ну да не долго разлуке нашей тянуться. Еще маленько подсоблю группе товарищей, кое-какие делишки улажу и к вам подамся..."

Внутренний люк восьмого шлюза распахнулся, палачи принялись надевать скафандры, а Дрязик, предоставленный сам себе, продолжал мысленное письмо:

"Обратно пишу вам, разлюбезная Хильда, поскольку выдалась свободная минутка. Сидим мы сейчас у шлюза номер восемь, ни о чем беспокойства не испытываем. Солнышко здесь такое, аж в глазах бело..."

Внутренний шлюз закрыт, палачи, облаченные в скафандры, возятся с аппаратурой разблокировки внешнего шлюза. Остаются последние мгновения недолгой, но яркой жизни Дрязика… И заканчивает он своё воображаемое письмо к Светлячку такими строками:

"А ежели вовсе не судьба нам свидеться, Хильда, то знайте, что был я и есть до последнего вздоха преданный единственно вам одной. И поскольку, может статься, в вакууме сгину навечно, с непривычки вроде бы даже грустно, а может быть, оттого это, что встречались мне люди в последнее время все больше душевные, можно сказать, деликатные. Тому остаюсь свидетелем боец за счастье трудового народа всей Земли и Лунных колоний,
Дрязик”


Эпилог.

В ночь уйти мне предписано свыше,
Но уход мой не будет кончиной.
Пусть дожди бьются в мокрые крыши,
Для печали не будет причины.

И пускай кто-то скажет: «Напрасно
Торопился он с жизнью сквитаться»,
Смерть, по-своему, тоже прекрасна,
Если только её не бояться.

(с) Дрязик
[Ветка автоматически закрыта]
Лицо с низким коэффициентом социальной значимости /полная версия/
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Форумы » Мафия » 90667 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модераторы: Pomor, Spectr-7 - Сообщений: 94552 - Обновлено: 28.03.2020 05:33
Обсуждения: Иномиропедия | Как все начиналось | Как голосовать и записываться на игру | Лицо с низким коэффициентом социальной значимости | Мафиозный словарик для новичков | Правила Амбера | Правила Земноморья | Правила Иномирья | Статистика по играм
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 15, ftc: 15, gen: 0.013, ts: 2021/11/28 2:58:34