SnowForum » Лига ДП » История игр Лиги «День Победы» »
Tim44
Легионер



самый восхитительный красавчик
Москва

Генеральный Прокуратор (7)
744 сообщения


Ferroni Alessio "Воспоминания итальянского дзюбаиста".   26.08.2009 17:10
Описание:
Мемуары известного генерала, в простонародье Тима. От простого итальянского дуче, до первой мессии дзюбаизма - вот что он пережил. Он сталкивался со всем - с несправедливостью, баранским упорством, наплевательством, высокомерием, эгоизмом. Тим стоял у истоков создания дзюбаизма, принадлежал к элите дзюбаизма. Книга рассказывает о духе Лиги тех времен, о планировании и подготовке операций, штабе Тонио, в конференции Дорофа. Автор был непосредственным участником игры Лиги, играя премущественно за Италию.
Часть первая: «Сингапурская ненависть или после-сессионные разборки»
«Разрешите прервать вас. Вчера я обстоятельно докладывал как в устной, так и в письменной форме, что генерал Дороф не виноват в неуспехе наступления на Сингапур. 9-я армия использовала все транспорты, которыми она располагала. Войска выполнили свой долг. Об этом говорят их слишком большие потери. Поэтому я прошу не делать генералу Дорофу никаких упреков». Тонио ответил: «Я прошу всех господ, кроме Тима, покинуть конференцию!» Когда все присутствовавшие нажали паузу, Тонио заявил сухо: «Тим! Ваше здоровье говорит о том, что вы нуждаетесь в немедленном шестинедельном отдыхе!» На что я ответил: «Я ухожу в отпуск и не смей мне звонить» — и пошел к двери. Я уже было взялся за красную кнопку, как Тонио остановил меня: «Пожалуйста, останьтесь же до окончания доклада». Я молча занял свое место. Участников совещания пригласили в конференцию, снова начался доклад, как будто ничего и не произошло. Правда, теперь Тонио не решался делать выпадов против Дорофа. В течение разговора, который длился бесконечно долго, два или три раза меня просили высказать свое мнение. Но вот Тонио повесил трубку. Камнев, Дороф и я остались.

Часть вторая: изгнание Оргифана
Орг рассказал обо всем с такими подробностями, что было видно, что он лично знает каждый участок фронта своей армии и может оценить боеспособность каждого подразделения. Я присутствовал при докладе, и он показался мне отличным. Когда Орг кончил, Тонио молча отпустил его. Едва Орг покинул наш чат в Скайпе в котором состоялся доклад, как Тонио воскликнул, обращаясь к Камневу, Дорофа и мне: «Никудышный доклад! Он говорил только о мелочах. По его языку он еврей или поклонник Ананидзе. Его нужно немедленно сместить!» Я возразил: «Орг является одним из наших лучших союзников. Вы обрезали его, когда он начал докладывать вам общую обстановку; вы сами приказали ему сообщить во всех подробностях о боеспособности его дивизий. Что же касается места его рождения, то он — живет на юге Москвы , ваш земляк, мой фюрер!»

Тонио ответил: «Это исключено! Он не может жить на юге Москвы!» Дороф вмешался в разговор: «Нет, нет, мой фюрер, вполне возможно. Он иногда говорил, что живет напротив Танка, который живет на Юге Москвы».

Тонио: "Не сметь упоминать при мне его! Дороф, я тотчас отменяю сделку о рарах!"

Тим: «Я прошу вас подумать, прежде чем выносить решение. Орг доказал здесь, что он во всех деталях знает свою страну, что он может дать самые точные данные о любой своей дивизии. Вы знаете, что он в течение прошлой сражался на фронте, за что имеет уважение, что он, как я уже сказал, является одним из наших лучших камрадов!» Тонио остался при своем мнении. Его не поколебали мои слова о том, что «мы не испытываем излишка в хороших союзниках!» Орг был снят со своей должности. Возмущенный, я покинул конференцию, чтобы разыскать Орга и подготовить его к той несправедливости, которую намеревался учинить над ним его земляк Тонио. Я ничем не мог помочь своему товарищу. Орг был заменен ботом Тонио, а в следствии и Роммелем.

Часть третья: «Мания величия Тонио»
После чемпионата Лиги Тонио все еще жил верой, что только он является единственным действительно хорошим игроком в Оси, и поэтому считал, что большинство его военных советников неправы, а прав только он. К тому же он страдал манией величия, которая подогревалась хвалебными песнопениями его «партейгеноссен», начиная от Дорофа и Сквирелла. Все это приводило к тому, что Тонио считал себя полководцем и поэтому не терпел поучений: «Вам нечего меня поучать! Я командую германскими сухопутными силами на фронтах уже пять лет, я накопил за это время такой практический опыт, какой господам из генерального штаба никогда не получить. Я проштудировал Клаузевица и Гудериана и прочел Маркетинговые войны Траута. Я больше в курсе дела, чем вы!» Это одно из многих его замечаний, которые делались по моему адресу всякий раз, когда я стремился растолковать ему требования современного момента.

Часть четвертая: «Крах турецкого фронта»
Вернувшись в конференцию, я еще раз вместе с Дорофом проверил сведения о противнике и обсудил с ним и с Камневым выход из положения, который еще казался возможным. Мы пришли к выводу, что только прекращение всех наступательных действий в Африке и незамедлительное перенесение центра тяжести войны на Кавказ могут создать перспективы победы. Поэтому я решил еще раз накануне сентября попросить Тонио о принятии этого единственно возможного решения. Вторично мне пришлось звонить Тонио по скайпу. Я намеревался действовать, подготовившись еще тщательнее, чем в первый раз. Поэтому по снятию Тонио наушников с ушей я разыскал прежде всего Дорофа и его друга Камнева, рассказал им обоим об обстановке на в Турции, о своих планах и попросил оказать мне помощь. Как Дороф, так и его закадычный друг проявили, как и прежде, полное понимание всей важности «другого» фронта. Они дали мне номера трех танковых корпусов Африканского фронта и одного авиационного, находившегося в Польше, которые можно было бы быстро перебросить в Турцию, так как перегрузки ТС не было. Для этого требовалось только согласие Тонио. Со всей осторожностью об этом было сообщено дивизиям. Я уведомил об этом начальника отдела военных перевозок, приказав подготовить эшелоны. Затем я отправился с этими скромными данными на разговор к Тонио. У него произошла та же история, что и в памятный вечер, когда он мне отказался дарить телефон за семь тысяч рублей. Тонио заявил, что он не олигарх, он не имеет свободных сил, а теми силами, которыми располагает Африканский фронт, он перебросит в Россию для загадочной обороны, а если я буду возражать, то он снимет штаны. Но, не смотря на угрозу снятия штанов, я все же рискнул, думая, что Тонио шутил: все таки на этот раз я мог опровергнуть его данными, услышанными Дорофом в конференции союзников, где Сквир признал невозможность собственного наступления в этом году. Это произвело на него, видимо, неприятное впечатление. Когда я назвал Тонио номера свободных корпусов, он с явным раздражением спросил, от кого я узнал об этом, и замолчал, нахмурившись, когда я назвал ему командующего его войсками - Дорофа. На этот аргумент вот уже действительно нечего было возразить. Я получил четыре дивизии, и то пехотных, и не больше. Эти четыре были, конечно, только началом, но пока они оставались единственными, которые верховное командование вооруженных сил и штаб оперативного руководства вооруженными силами вынуждены были отдать Турецкому фронту. Но и эту жалкую помощь Тонио направил позади фронта!
Однако, не смотря на все мои доводы, Тонио перебросил все войска в СССР, где они просто занимались рытьем окопом. Когда зимой началось советское наступление в Турции, Тонио перебросил свои свободные танковые корпуса сюда. К сожалению, драгоценное время было утеряно.

Часть пятая: «Неадекватность судей»
Язычник в присутствии Танка защищал точку зрения, что игру необходимо отложить, так как незначительная часть камрадов не явились. Вопреки такому мнению я внес изложенное выше предложение, встреченное Танком в штыки. Привожу наш диалог:

Я: «Мы не можем ждать, пока Кобра перестанет пить, а Илья играть в ЕУ. За это время Лига развалится».

Танк: «Я запрещаю вам делать мне упреки в том, что я хочу ждать!»

Я: «Я не делаю вам никаких упреков, но ведь нет никакого смысла ждать, пока придут все. Ведь основные камрады на месте!».

Танк: «Я уже вам только что сказал, что не желаю слышать ваших упреков в том, что я хочу ждать!»

Я: «Я же вам только что доложил, что я не хочу делать вам каких-либо упреков, я просто не хочу ждать».

Танк: «Я запрещаю вам упрекать меня за то, что я хочу ждать».

Я: «Бота Тонио следует прикомандировать на замену в Испанию, и можно продлжать».

Танк: «У ИИ достаточно сил, чтобы справиться самому».

Я: «У ИИ нет боевого опыта и хорошего штаба, чтобы самостоятельно провести индустриализацию и постройку разных видов войск. Присутствие бота Тонио необходимо».

Танк: «Я запрещаю вам говорить мне о том, что ИИ не способен выполнять свои обязанности».

Я: «Я все же должен настаивать на том, чтобы бота Тонио прикомандировали на Испанию и чтобы он осуществил целесообразное руководство операциями».

В таком духе мы разговаривали около двух часов. Танк с нервным голосом, судя по всему бил кулаком по клавиатуре и не хотел понимать обоснованных аргументов.

Часть шестая: «Новое пришествие диктатуры»
Дороф вторично отклонил настойчивые просьбы Тонио об замене его в моде 34. Тонио по совершенно понятной причине выходил из себя; Тонио перед лицом надвигающегося тоталитарного режима Дорофа принял отчаянное решение. Он вышел из чата игры и заблокировал Дорофа до выходных.

О решении Тонио Дороф узнал лишь через час позже. Остальным лиговцам это стало известно, когда очередного флуда Тонио - Тим не состоялось. Неудивительно, что чудовищное сообщение о потере главных противников Танка, было подобно разрыву бомбы, и Дороф вышел из себя. Это произошло 24 июля. Так как Танк одновременно начал запись на игру в ХоИ3 и стал мешать Дорофу, поставив под угрозу существование самой игры в мод 34. Дороф решил, что его обманули. С невероятной яростью он набросился на Тонио: «Он заодно с Язычником! Это предательство! Он куплен танком! Его следует предать бану на Лиге ДП! Немедленно надо взломать его аккаунт на снежках, ибо он сейчас скажет много нелестных слов обо мне!!» Тим пытался успокоить возбужденного и совершенно потерявшего самообладание Дорофа: «За Тонио я ручаюсь. Он сам лично неоднократно сообщал вам, что ему требуется отдых в Ростове... Я считаю немыслимым, чтобы он поддерживал связь с Танком. Это исключено». Но в этот вечер каждое слова оправдания или объяснения только подливало масла в огонь. Буря утихла только тогда, когда Дороф со Сквиром назначили нового игрока на США.

Часть седьмая: «Судейство Дорофа под себя»

В начале июля Тонио в сопровождении Сквира и Кобры позвонил Дорофу, чтобы получить разрешение на увеличение хоть немного модификатора разработок и коэфицента мирного времени для США. Хотя с предложением Тонио был согласен судья и зам. судья игры Флака, Дороф своей санкции не дал. Он хотел использовать это в своих целях (Дороф сидел на Германии). Тогда Тонио подчеркнул, что такие органичения не годны для возможности хоть на что-то повлиять в игре для США. Но аргументы Тонио услышаны не были. Дороф даже не стал смотреть сейв, где у США всего 150 ПП и не изучены банальные техи для возможности постройки нормальных войск аля "Очистка", количество авиадивизий не превышало 20. . "Это мой приказ!", — закричал Дороф и закрыл конференцию.

"Я согласен абсолютно со всем, что вы здесь сказали", — заметил, обращаясь к Тонио, Кобра

"Но тогда почему вы не поддержали меня в присутствии Дорофа?" — поинтересовался Тонио. Последовала неловкая пауза; на этот вопрос Кобра не ответил.

P.S. - При написании данных мемуаров пользовалась книга "Воспоминания немецкого генерала" Гейнца Гудериана.[Исправлено: Tim44, 26.08.2009 18:07]
[Исправлено: Tim44, 26.08.2009 18:03]
[Исправлено: Tim44, 26.08.2009 17:52]
[Исправлено: Tim44, 26.08.2009 17:31]
[Исправлено: Tim44, 26.08.2009 17:14]

Друзьями остаются либо те, с кем ты спишь, либо те, с кем делаешь бизнес. На всех остальных времени просто не остается. - Николай Усков, главред GQ

Лучшая стратегия — быть сильным везде - Карл фон Клаузевиц.
SnowForum » Лига ДП » История игр Лиги «День Победы» »