Форумы » День Победы » 93107 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || FAQ | Правила форума | Лига ДП | Англофорум || Список пользователей
Герасия-2: Перзагрузка. Полная версия первой части.
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Герасия-2: Перзагрузка. Полная версия первой части.   29.04.2005 21:57
Камрады, прошу прошения, что так долго не выкладывал продолжение (старая ветка успела закрыться, а я все ждал нового патча). Зато теперь, я наконец-то закончил первую часть своего повествования.
Итак, ААР за Грецию, версия 1.2 сложность 3/3.
Все события и персонажи являются вымышленными. Любые совпадения случайны.

P.S. Дабы избежать ненужных вопросов, сообщаю, что начало этого повествования можно найти в прикрепленной сверху ветке под названием "Архив AAR'ов (HoI 1 + mods)". Оно называется "Сказ про царя Герасима" и написано еще по первой HOI. За это огромное спасибо камраду Sinkler.[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:11]
[Ветка автоматически закрыта]
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Эпизод I. Как отвратительно в Греции по утрам.   29.04.2005 21:58
Моему афинскому другу Пайктису посвящается.





ГЕРАСИЯ-2: ПЕРЕЗАГРУЗКА.

Предисловие

Total Recall*



“Нет зрелища печальнее на свете,
Чем царь Герасим, с перепою, на рассвете”

- Ульяна “шэйк-шэйк” Спирс.**

23 Декабря 1935 года, Эгейское море, царская яхта “Арго”. 6:00 утра.

- Вставайте царь, нас ждут великие дела…

Правитель небольшого балканского государства, его величество царь Греции Герасим Второй открыл глаза. Точнее попытался их открыть. Глаза упорно не открывались. Голос настойчиво предлагал подняться:
- Вставай, мать твою, старый урод…
Со второй попытки царские очи соизволили-таки открыться. Государь повернул голову на бок и осмотрел помещение. В каюте никого не было. Но голос ехидно продолжал:
- Нас утро встречает прохладой…
Герасим снова закрыл глаза и с досадой подумал: “Какая тварь врубила радио с утра пораньше? Узнаю - ноги вырву”. Спать больше не хотелось, но и вставать ни сил, ни особого желания не было. Повалявшись в кровати, еще минут пять, государь, наконец, сделал первую попытку подняться. Попытка закончилась полным провалом и сильнейшим приступом головной боли. Но Герасим не сдавался. Немного поразмышляв о сущности бытия, а именно: “Какого хрена я вчера так нажрался?”, собравшись с силами, правитель Греции, со второй попытки, сел на кровати и взглянул в иллюминатор. Светало. Море слегка штормило. Греческого царя штормило гораздо сильнее. Давала о себе знать вчерашняя попойка, которую Герасим закатил на корабле в честь героической победы над итальянской береговой охраной со счетом 5:0. Эта дружеская встреча по рукопашному бою закончилась полной победой греческой школы единоборств. Все пятеро итальянских пограничников, после непродолжительных, но весьма кровопролитных для итальянской команды боев, были успешно выброшены царем за борт. После этого царская яхта легла на обратный курс, а опозоренные итальянцы погребли к своему катеру.
Герасим вынул изо рта неудачно попавшую туда во время сна кисточку от колпака, стянул с головы сам ночной колпак, немного пошарил ногами по полу, нацепил обнаружившиеся возле кровати мягкие тапочки в виде длинноухих улыбающихся собак, и хотел, было снять пиджак и галстук бабочку, но передумал, решив, что это напрасный труд, поскольку яхта должна была сегодня прибыть в Грецию (перед тем как лечь спать, сил у его величества хватило лишь на то, чтобы разуться и нацепить на голову полосатый ночной колпак а-ля Карабас-Барабас). Царь дернул за шнурок выключателя и зажег ночную лампу. “Какие, однако, нонче сушняки стоят” – мелькнула мысль в голове у августейшего. Припомнив, что где-то рядом, он вчера предусмотрительно поставил стаканчик с водой, государь взглянул на тумбочку стоящую возле кровати. На тумбочке обнаружился ряд интересных предметов. Первым из предметов, привлекших внимание государя, была диковинного вида бело-синяя банка с небольшим отверстием наверху. Герасим взял банку в руки. Она была холодной и явно наполнена жидкостью. Царь даже догадывался какой именно жидкостью, но смутные сомнения все-таки одолевали греческого монарха. На бело-синей поверхности банки обнаружились иностранные надписи, и хотя Герасим не был силен в иностранных языках, но все же был в состоянии отличить кириллицу от китайских иероглифов. “Кажется “Балтика” - немного поколдовав над банкой, решил августейший. Закончив упражняется с прочтением русских слов, царь перешел к английскому тексту. Жажда все усиливалась, но пить невесть откуда взявшийся напиток, царь все же пока не решался. “No preservatives” – была единственной фразой, которую Герасим смог перевести с языка великого Шекспира на язык не менее великого Гомера. “Ну, раз презервативов нет, то почему бы и не попробовать?” - Страдающий от засухи самодержец, наконец, прильнул к диковинному сосуду и сделал несколько жадных глотков. Чутье не подвело Герасима – в сосуде было пиво. Царское мироощущение улучшалось с каждым новым глотком, а попросту говоря, как подумал Герасим чуть позже: “жизнь стала налаживаться”. Покончив с содержимым банки, царь довольно крякнул и мысленно похвалил страну советов за столь гениальное изобретение как консервированное пиво: “надо бы выменять у товарища Сталина эту технологию или украсть на худой конец”. Вторым из предметов, привлекших внимание царя, была пачка странных папирос, зачем-то раскрашенных в желтый цвет с одного конца. С этого же конца в папиросу была вставлена какая-то нахлобучка из вещества наподобие ваты. Недолго думая, царь закурил и обратил свой взор на третий из предметов лежавших на тумбочке. Им оказалась книга в белой обложке с загадочным названием “Прочти меня. Вер.1.2”. Герасим нехотя раскрыл книгу и стал перелистывать страницы – “транспортная сеть…бла-бла-бла…новое дерево технологий… бла-бла-бла…новая схема взаимодействия армии с авиацией и флотом… бла-бла-бла…”. Правитель Греции уже было, хотел забросить подальше это бредовое произведение неизвестного автора, но на последней странице обнаружился текст, написанный от руки неразборчивым почерком. Прочитав его, Герасим остолбенел. В послании было сказано:

“Ай-я-яй, Герасим Герасимович, как не хорошо! Что, с утра принял и весь день свободен? Учите мат. часть, Гера. Здесь теперь строго спрашивают. Все в твоих руках, а если будешь паинькой, то скоро и весь мир будет у твоих ног. Но сперва, будь ласка, изучи теорию.
С пламенным приветом,
- Serb”


И тут Герасим вспомнил все…





---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
* -Total Recall – Вспомнить все, англ.
**- Ульяна “шэйк-шэйк” Спирс (1939-2009) - урожденная Бритния Мотильдовна Вжбанс, престарелая исполнительница похабных рэп-частушек начала 21-го века. С 2008 года, находилась в имперском розыске за оголтелый антиэллинизм и преступления против человечества.









ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

БРАТСТВО КОНЦА



“Ничто так не сближает людей, как совместное распитие алкогольных напитков”
- Греческая народная мудрость



Эпизод I
Как отвратительно в Греции по утрам.


1 января 1936 года. Афины. Дом правительства Греции. 10:00 утра.

В зале для совещаний пахло грозой и ароматами ванили. Грозой пахло в переносном смысле, (поскольку от экстренного совещания, которое Герасим назначил на первый день нового года, никто из министров не ждал ничего хорошего), а вот ароматы ванили были вполне реальными и исходили от элиты греческого общества по весьма понятным причинам. В Греции любили отпраздновать новый год и делали это основательно и с размахом. Отмечать начинали заранее, а заканчивали недели через две. Поэтому сам факт проведения совещания первого января, был из ряда вон выходящим, и министры сильно болели после вчерашнего, позавчерашнего, а некоторые даже и после позапозавчерашнего, чем собственно и объяснялся стойкий запах перегара, витавший в помещении. Совещание было назначено на десять часов утра, и хотя правитель Греции не отличался особой пунктуальностью, и никто в серьез не верил, что царь появится вовремя, все министры были в сборе, поскольку особой любовью к опоздавшим, Герасим тоже не отличался. Ровно в 12:33 дверь распахнулась и в зал для совещаний бодрой походкой вошел Сам.
- Ну что, бойцы, скучали?
Министры вытянулись по стойке смирно и дружно загалдели: «С приездом ваше величество! Как отдохнули? Какие нынче погоды на острове Родос стоят?».
- Вы что, с дуба рухнули? Какие нафиг погоды? Менты местные совсем оборзели, прописку с царей требуют! Для того и созвал я вас, бандерлоги мои верные, чтобы думу думать, как нам этих беспредельщиков покарать, а исконно греческие земли возвратить.
Члены кабинета министров захлопали глазами в полном недоумении. Герасим тем временем взгромоздился на трон и жестом приказал подчиненным садиться.
- Кто у нас сегодня дежурный по классу?
К правителю Греции немедленно подошел адъютант его величества Поскребыштос.
- Все в сборе? Опоздавших нет?
- Так точно, ваше величество. Присутствуют все, кроме министра здравоохранения и спорта.
- Как посмел, сей наглец, не предстать пред взором помазанника Божьего в назначенный день и час?
- Он отсутствует исключительно по уважительной причине. Его уж полгода как госпитализировали.
- Бедняга. Ну и что с ним?
- Врачи говорят, что сильнейший приступ рахита, мышечная атрофия, авитаминоз, цирроз печени, плоскостопия и полная дистрофия организма.
- Как некстати. Как же мы теперь будем проводить олимпийские игры без нашего главного атлета? А может к лету оклемается?
- Вряд ли, да и олимпийские игры в этом году будут проходить в Германии.
- ЧТО?!
- Это решение международного олимпийского комитета. Гитлер уже кучу средств вбухал в подготовку. Игры должны получится грандиозными…
- Как же вы допустили, что б священное античное действо проходило на варварских землях?
Поскребыштос на всякий случай сделал пару шагов назад и стал оправдываться за столь явный прокол.
- Не вели казнить, великий государь. Сами мы в этих делах ни бум-бум, а министр, как назло, захворал.
- А мне это сугубо параллельно. Игры проводить в Афинах и точка!
Адъютант его величества сделал еще пару шагов назад и попытался парировать:
- Но, это невозможно, ваше величество.
Герасим ласково посмотрел на своего верного помощника и дружеским тоном поинтересовался:
- А что это ты Володя все к двери пятишься? Ну-ка ходь сюда.
Посребыштос нехотя повиновался и подошел к царскому трону, где незамедлительно получил от греческого самодержца подзатыльник. После этого, Герасим прочел министрам небольшую лекцию о значении дисциплины при принятии важных государственных решений.
- Когда царь говорит прыгать, вы спрашиваете - “как высоко, ваше величество?”. Я понятно излагаю?
Члены правительства охотно закивали головами.
- Раз царь говорит, что игры будем проводить здесь, значит, так тому и быть. А германские игры мы прикроем.
Видимо Поскребыштос недостаточно полно усвоил царский урок, поскольку он, потирая ушибленный затылок, поинтересовался у августейшей особы:
– Но, каким образом, ваше величество?
- Элементарно Воватсон, мы развяжем войну против Германии в частности, и всего мирового фашизма в целом.
Последняя фраза была настолько шокирующей, что министры, позабыв про всякий страх, начали перешептываться: «Царь сошел с ума! Царь сошел с ума! Царь жует траву!».
Герасим строго глянул на собравшихся в зале, и весьма язвительным тоном произнес:
- Да, господа, царь сошел с ума! Да, царь жует траву! А почему, я вас спрашиваю, царь жует траву? Да потому, что весь запас царских спичек остался в нашей резиденции на острове Родос, который оккупировали итальянские фашисты. Короче, спичек нет. И такая байда повсюду - итальянцы сперли Родос, англичашки сперли Кипр, Югославия уперла Скопье, а теперь еще и Гитлер лишает греков исконно греческого праздника спорта и здорового образа жизни. Так дальше продолжаться не может, поскольку здоровый образ жизни является важнейшим достижением греческого общества! Поэтому, ставлю боевую задачу, врагов - под пресс, греческие земли – исконному владельцу! - немного поразмышляв, Герасим продолжил свою мысль. - А что б, по два раза не отмобилизовываться и обезопасить Грецию от подобных оказий в будущем, приказываю завоевать вес мир. Да мы же, в общем, это уже обсуждали. Что, память отшибло?

Аудитория естественно прибывала в полнейшем шоке. Дабы пресечь дальнейшие дерзости со стороны своих министров, Герасим грозно предупредил собравшихся:

- И учтите, господа, это вопрос решенный, кому не нравиться, тех лишу сладкого, - после умело выдержанной паузы, государь широко улыбнулся и ласково добавил - И живота тоже лишу!
Видимо лишаться животов элите греческого общества не особо хотелось, поэтому разговор постепенно перетек в рабочее русло. Царь решил провести полную ревизию государства и предложил своему адъютанту ввести его в курс дела относительно ситуации сложившейся в стране. Поскребыштос открыл папку и начал свой доклад.
- Ваше величество, прошлый 1935-ый год, мы закончили со следующими, можно сказать, рекордными показателями: наш промышленный потенциал равен пятнадцати у.е…
- Умерщвленным евнухам?
- Нет.
- Уктантропупенным единорогам?
- Нет, ваше величество…
- Что, неужели банальным убитым енотам?
- Да нет же, условным единицам!
- Очень хорошо, природу - вашу мать, надо беречь. А одна “уе”, это сколько?
- Ну, мы пока точно не знаем, но смею вас уверить, что производственный потенциал в 15 у.е. это мощная индустриальная база. Для примера могу сказать, что создание одной пехотной дивизии, ежедневно занимает 7 у.е. В принципе, мы могли бы штамповать по две пехотных дивизии одновременно, но почти 4 у.е. нам приходиться отстегивать на производство товаров народного потребления.
- Да уж, мы просто индустриальные гиганты.
- По сравнению с нашими историческими врагами – турками и персами, так оно и есть, ваше величество.
- Ладно, убедил. Чем еще порадуешь?
- Греция располагает колоссальным научным потенциалом! У нас есть целых пять конструкторских бюро и один видный военный теоретик.
Герасим усмехнулся. - Ну конечно, на пять конструкторов всегда найдется один деструктор. И кто же этот гениальный военный ум нашей эпохи?
- Это присутствующий здесь Александрос Папакос.
- А, Сандро. Так он у нас не только выдающийся теоретик, но еще и мастер художественного слова. Ну ничего, с этим мемуаристом я потом отдельно потолкую (царь дружески подмигнул недоумевающему министру обороны). У тебя все по поводу науки?
- К сожалению, ваше величество, мы не можем изучать более одной технологии одновременно. Пока нам этого наш производственный потенциал не позволяет.
- Ах, какая незадача. Ну кто бы мог подумать? - последнюю фразу царь произнес с нескрываемым сарказмом. - Еще есть приятные новости?
- Конечно, великий государь! Неслыханных успехов мы также добились в плане инфраструктуры. Потенциал нашей транспортной сети равен 22!
После этой информации правитель Греции нахмурился. Для поднятия настроения, Герасим плеснул себе в бокал вина, осушил его и лишь после этого продолжил беседу.
- А вот это уже очень плохо. Двадцать две вагоно-баржи в день это чертовски мало, если мы собираемся вести наступательную войну. Ну что ж, давайте, послушаем, как начальник транспортного цеха объяснит такое безобразное положение дел в своем ведомстве.
Поскребыштос изумленно взглянул на монарха. - Так ведь нет у нас начальника транспортного цеха. По штату в правительстве такой должности не предусмотрено.
- Нет, значит будет. Учите мат. часть Вальдемар. Транспортная сеть штука очень важная. Дабы не маяться выбором, обязанности начальника транспортного цеха, я возлагаю на себя. Далее, как новый начальник транспортного цеха, я объявляю мое ведомство приоритетным и приказываю немедленно разработать систему тыловых полевых складов. Какое из наших КБ более подходит для этой работы? Самому мне, понятное дело, некогда заморачиваться подобной требухой.
- Скорее всего, с этой задачей быстрее всех справиться “СПАП”.
- Что за зверь?
- Совместное Предприятие Афинские Паровозы. Награждено пятью правительственными наградами за успехи в областях механики, менеджмента и организации производства.
- Звучит неплохо. А с кем оно совместное?
- С правительством Греции конечно. Ваше величество год назад подписало указ об увеличении инвестиционного рейтинга Греции (поскольку предыдущие 125 постановлений правительства об улучшении инвестиционного климата в стране, ничего не дали, Герасим взял дело в свои руки, и приказал, дословно, – “поднять рейтинг к такой-то матери царским указом”). С этой целью было создано первое греческое СП. К сожалению, иностранных инвесторов желающих вложить свои деньги в столь новаторское дело как производство паровых тележек так и не нашлось, но название решили не менять.
- Отлично. Не хватало нам еще иностранных шпионов на наших заводах. Пусть сегодня же приступают к осуществлению поставленной государем задачи.
- Будет исполнено, сир. - Поскребыштос захлопнул папку и посмотрел на своего шефа. - У меня в принципе все, более подробно вас введут в курс дела главы соответствующих министерств.
Герасим окинул взглядом свой кабинет министров.
- Ну, тогда по традиции, предоставим слово министру тяжелой промышленности и вооружений. Кстати, где он? Ты же сказал, что все в сборе? А где же мальчик?

Поскребыштос наклонился к царскому уху и продолжил разговор уже полушёпотом:

- Какой мальчик, ваше величество?
- Ну, этот, ресурсник-индустриалист, Федька с московского химфака. Ты же сам его рекомендовал.
- Не было никого такого, никого не было.
Царь, в глубоком раздумье почесал затылок и подумал: «И правда, а был ли мальчик?». С целью предотвращения дальнейшей запарки головного мозга, Герасим осушил еще один бокал вина, смачно крякнул и продолжил экстренный саммит.

- Хрен с ним с мальчиком, господа. Кто там у нас главный по оборонному заказу? Докладай!
Со своего кресла поднялся Георгий Мантзаванус. Августейший по-дружески улыбнулся министру.
- А, господин главный инспектор медных быков. Старая гвардия снова в строю?
- Простите, не понял, ваше величество.
- Твое счастье, что не понял.
Герасим шёпотом поинтересовался у Поскребыштоса, нет ли у того подходящей замены бывшему кочегару-любителю по фамилии Мантзаванус. Адъютант сказал, что, дескать, есть один офицер-подводник по фамилии Томатос - большой любитель построить субмарины за казенный счет, а кроме него больше никого и нет. Государь досадно сплюнул и вновь обратил свой взор на несостоявшеюся звезду греческого шоу-бизнеса.
- Ладно, дядя, не боись. Как я тут недавно в одной умной книжке вычитал, бонус к производству предметов снабжения, тоже штука неплохая. Так что докладывай. Только без ботвы про тушёнку со сгущенкой, обрисуй ситуацию, так сказать, в общих чертах.
- Ну, если в общих чертах, то мы в глубокой…
- Все понятно, – прервал его Герасим. – Можешь дальше не продолжать, сам догадаюсь. Значит, патронов с консервами у нас осталось от силы на месяц, резины нет, с остальными ресурсами тоже труба, так?
- Так точно ваше, величество. Кроме того, четыре артиллерийских бригады, которыми мы располагаем, оснащены легкими орудиями времен Великой войны, а они морально устарели и требуют замены на более продвинутые образцы вооружений. Мы можем оснастить их средними или тяжелыми орудиями времен Великой войны. Более совершенных пушек мы пока не смастерили.
- Ну и какие у тебя будут предложения, что собираешься делать?
- Надо весь наш производственный потенциал, не занятый в производстве товаров народного потребления, пустить на производство предметов снабжения! – весьма довольный своей находчивостью и всей новизной своего революционного, на его взгляд предложения, радостно произнес министр.
- Значит масло вместо пушек? – поморщился верховный главнокомандующий греческой армии. - Ответ принят, ответ неверный. Первым делом приказываю перевооружить нашу артиллерию. Все устаревшие легкие орудия заменить на средние. Артиллерия – бог войны. Это я вам как старый артиллерист говорю.
- Тогда может уж сразу на тяжелые заменим? – кисло поинтересовался Мантзаванус.
- Нет, они слишком, ну, ты понимаешь, тяжелые. Наши дивизии сильно потеряют в скорости. И к тому же, это чревато эпидемией грыжи среди наших доблестных пушкарей. Экие вы тут все прыткие в министерских креслах. А о солдатах, которым все эти дуры потом на своем горбу таскать придется, кроме царя здесь никто не думает? – Герасим нацепил на лицо гневную гримасу и ткнул пальцем в сторону министра по вооружениям. - Вот ты, сам-то, когда-нибудь в своей жизни, поднимал что-нибудь тяжелее ложки?
Георгий Мантзаванус, которого судьба изрядно поиспытывала, перед тем как усадить в теплое министерское кресло, выпятил грудь вперед и гордо произнес:
– Да-с, знаете ли, приходилось в молодости лопатой в бойлерной помахать!
- Лопата - та же ложка, только большая. И чему тебя только во время срочной службы в армии учили? – немедленно поставил его на место Герасим.
Мантзаванус заметно приуныл, крыть такой убийственный аргумент царя ему было явно нечем. Что не говорите, но логика у его величества, была просто железная. Заметив, что оппонент не делает более никаких попыток защищаться, греческий самодержец хлебнул еще вина, и немного успокоившись, вновь обратился к потупившему взор министру вооружений.
- Ну ладно, троечник, проехали. Скажи-ка мне лучше, во сколько нам обойдется перевооружение нашей артиллерии.
- В десять с половиной у.е., ваше величество.
- И сколько в итоге у нас остается?
Георгий быстро произвел в уме нехитрые арифметические операции и по-молодецки отрапортовал:
- Ноль целых и шестьдесят одна сотая у.е., ваше величество.
- Вот на эти ноль целых и шишь десят одну сотую, ты и будешь кормить доблестную греческую армию. И не дай Бог, что б хоть одного нашего солдата перевели в то же больничное отделение, где лежит наш прославленный спортсмен. Если узнаю, что в армии свирепствует дистрофия, цинга или еще какая-нибудь холера - лезть тебе в быка. Но на этот раз, уж будь уверен, задний проход мы ему решеточкой-то перекроем.
Министру по вооружениям были не совсем понятны царские речи, но в том, что такая перспектива не сулит для его карьеры ничего хорошего, у Мантзавануса не было никаких сомнений, поэтому Георгий осторожно попытался пробить себе пути к отступлению.
- Но, ваше величество, такого количества у.е. крайне недостаточно. На содержание нашей армии нужно как минимум 4,19 у.е. ежедневно!
- Не боись, скоро переведем наших бойцов на трофейные харчи, а пока, вскроешь склады. У нас тут не институт благородных девиц, а зарождающаяся супердержава. Сначала пушки, потом масло, усек?
Докладчик удручено кивнул головой, а государь немного поразмыслив, и сделав еще пару глотков из своего кубка промолвил:
- Хотя, в одном, ты, кажется прав, тратить почти четверть нашего пром. потенциала на прокорм армии – непозволительная роскошь. Слушай царский указ. Сегодня же возьмешь из министерства обороны ребят потолковей, создадите рабочую группу, и вместе покумекаете, как нам сократить расходы на армию, но без ущерба для здоровья и боевого духа наших воинов. Ну, а завтра, само собой, доложишь по полной программе обо всех ваших соображениях.
Мантзаванус, еще более удрученно кивнул головой, и на всякий случай поинтересовался, нет ли у государя еще каких-либо поручений для его ведомства. Это было большой ошибкой с его стороны, поскольку царские поручения не заставили себя долго ждать.
- Ну а теперь, гроза прорабов, давай рассказывай про индустриализацию.
- Про что, простите?
Государь хлопнул себя ладонью по лбу, и с досадой подумал: “Эх, Федор Михалыч, ну куда ж ты подевался? С этими орлами ни пивка не попить, ни в конное поло не сыграть. А уж какую-нибудь креативную идейку про бартер с Сиамом или про стройотряды, вообще от них хрен, когда дождешься”.
Залив царскую печаль еще полстаканом красненького, Герасим пояснил свою мысль министру по тяжелой промышленности и вооружениям.
– Заводы как строить собираешься, старый осел? С привлечением контрреволюционного элемента или без?
- В строительстве заводов нет никакой экономической целесообразности, ваше величество. Тратить пять у.е. в течение целого года на постройку одного завода, который окупиться, в лучшем случае через пять лет, абсолютно бессмысленно.
- Значить стройки века не будет?
- Нет.
- Вопросов больше не имею. Свободен.
Мантзаванус уселся в свое кресло, а Герасим предложил следующим послушать доклад министра обороны. Александрос Папакос начал свой доклад по-военному решительно.
- Ваше величество, с такой армией как у нас воевать просто нельзя (министр имел ввиду, что дела у греков совсем плохи, но верховный главнокомандующий, кажется, интерпретировал его высказывание несколько иначе).
- Ну наконец-то хорошие новости! Надо полагать, наши соседи в курсе, что в войне против Греции им ничего не светит, и что любые их действия против нашей армии просто обречены на провал?
- Я, конечно, не знаю, что там замышляют эти подонки, но в случае чего, долго мы точно не протянем. Если завтра война, то лишь мой полководческий дар в сочетании с умелым использованием эластичной обороны и массовыми расстрелами предателей Родины, помогут нам на некоторое время оттянуть наш конец.
Герасим хлебнул винца и дружелюбно улыбнулся докладчику.
- Саша, яхонтовый ты мой, я тебе сам сейчас конец оттяну и устрою массовый расстрел, обрезание или еще какой-нибудь не менее кровавый массакр, если ты не прекратишь писать кипятком и не начнешь говорить дело.
Это царское обещание несколько остудило пыл вольнодумца. Министр раскрыл папку и перешел на сухой язык цифр.
- Судите сами ваше величество, на данный момент мы располагаем пятнадцатью пехотными дивизиями, в составе которых также есть одна противотанковая бригада, одна бригада ПВО и три артиллерийских бригады…
- Погоди-ка, Мазавакер тут только что распылялся, что у нас четыре артиллерийских бригады.
- Так как танков у нас нет, а сил развития успеха крайне не хватает, то четвертую нашу арт. бригаду мы прикрепили к нашей единственной кавалерийской дивизии. Это позволило нам получить мобильную ударную команду для прорыва вражеской обороны и дальнейшего развития успеха в случае прорыва.
- Недурно придумано, – похвалил министра царь. - И где ж находиться эта наша прорывная единица?
- На острове Крит, естественно! – бодро отрапортовал министр обороны.
На это правитель Греции отреагировал с сарказмом свойственным лишь такому заядлому рыболову как он.
- А позволь узнать, Саша, какую дрянь ты покурил, прежде чем ее туда заслать? Что ты там этой ударной дивизией прорывать собрался? Оборону отряда колючеперых костистых рыб типа “Макрель” или подавлять ожесточенное сопротивление элитного заградительного отряда отверстопузырных рыб “Мурена”?
Папакос немного помялся, потупил взор и тоном нашкодившего ребенка произнес:
- Виноват, ваше величество, сильно выпимши был.
- Алкашня поганая, – выругался Герасим. - Слушай царский указ. Немедленно все войска с острова Крит переправить на материк, в провинцию Иоания. По прибытии, у кавалерийской дивизии пушки отобрать и отдать их пехоте. Кони у нас тоже не железные, а ну как надорвутся? Потом с обществом защиты животных проблем не оберешься, так что, пусть уж лучше скачут налегке. Всем остальным войскам направиться в эту же провинцию и ждать дальнейших указаний.
Папакос записал высочайшее повеление в своем блокноте, и вопросительно поднял глаза на верховного главнокомандующего. - Значит все-таки война?
- Тьфу ты на фиг, ну что за народ? – начал сокрушаться Герасим. - Тебе же греческим языком говорят, что мы будем искоренять мировой фашизм и нести великую эллинскую культуру в широкие варварские массы, а ты, блин, все не догоняешь.
Для успокоения Герасим принял еще немного красненького лекарства и с сожалением произнес:
- Да, в этой стране определенно никто ничего не понимает с первого раза.
- Простите, как вы сказали, ваше величество?
- Я говорю, что в этой стране никто ничего не понимает с первого раза.
- А…- почесав затылок, задумчиво произнес генерал.
- Ну ладно, едем дальше. Как там у нас с готовностью к боевым действиям?
- Все наши дивизии укомплектованы по штату военного времени. В обученном резерве имеется 70 тысяч человек. Этого как раз хватит, чтобы создать 7 пехотных дивизий. Наши военкоматы ежедневно поставляют нам по 90 призывников, то есть по 0.09 от одной тысячи. Так что за год мы обучаем по 32,85 тысяч человек и сможем формировать из них по три дивизии в год. Но! К сожалению, в современных условиях, все наши дивизии уже не представляют из себя той грозной силы какими они являлись в момент их организации в 1918 году. В общем, они слегка устарели.
Герасим поморщился. – Так, значит, надо полагать, что греки больше не являются законодателями мод в военном деле?
- Последний раз такое было, когда наши воины были вооружены копьями и лихо строились в фалангу, ваше величество.
- Нет, фаланги уже не актуальны. Отстали вы тут от жизни господа. Сейчас рулят танковые клинья и ковровое бомбометание. Реальные предложения по данной теме есть?
- Хорошо бы перед началом военных действий провести реорганизацию армии и создать пехотные дивизии нового образца, образца 1936 года!
Греческий самодержец начал задумчиво взвешивать в руке свой опустевший хрустальный кубок, переводя взгляд то на Папакоса, то снова на бокал. Министр обороны инстинктивно приготовился к исполнению команды “вспышка справа”. Но, на радость министра, до кровопролития дело так и не дошло. Немного поразмышляв, Герасим наполнил свой кубок и толи с грустью, толи с жалостью, а может и просто с отчаяньем, посмотрел на своего министра обороны.
- Сандро, ты что, дурак? Или быть может контуженый на оба глаза? Мы же только что бюджет распределили. Все, денег нет!
- А нельзя ли…
- А вот за предложение секвестировать бюджет в части расходов на создание системы полевых тыловых складов, можно и в рог схлопотать. Причем от начальника транспортного цеха лично. Осчастливить тебя Саша этой милостью?
Папакос смущенно заулыбался, в полглаза наблюдая за тем, как царь стремительно опустошает свой бокал.
- Пожалуй, не надо, ваше величество. Недостоин-с еще таких почестей, не заработал-с, так сказать. – Видимо в душе у генерала шла нелегкая борьба между чувством долга и инстинктом самосохранения, поскольку после непродолжительной паузы, он все же решился кое-что добавить. – Но, для протокола, прошу отметить, что как главный военный аналитик, я был против этой войны. Ваше величество, ну неужели Вы серьезно думаете, что Греция может завоевать весь мир?
Герасиму уже видимо слегка захорошело от обильных возлияний, и он впал в состояние легкой нирваны, пустившись в философские размышления: “Вот интересно, как бы эти сачки отреагировали, если б я им сказал, что весь наш мир, по сути, есть лишь компьютерная программа созданная по воле парадокса для потехи так называемых генералов в кресле? Сказать им что, ли? Нет, пожалуй, не надо, а то и не посмотрят что я царь, возьмут да и упекут на местную канатчикову дачу”.
К одиноко стоящему Папакосу, тем временем присоединился еще один смутьян.
- Ваше величество, дозвольте мне выразиться, – начал, было, новый оратор.
Взглянув на него, Герасим похолодел и мигом стряхнул с себя наводнившие его мысли о столь несправедливом мироустройстве.
– Батюшки! Никак санитары из дурдома прибыли?! Неужто я вслух проболтался? – Стараясь не подавать виду, царь жестом подозвал к себе Посребыштоса.
– Послушай любезный, а что это за Айболит с козлячей бородкой? Антон Палыч Чехов - врач?
- Никак нет, - шепотом сообщил адъютант. – Это Елизариус Вазелинус, главком военно-воздушных сил вашего величества.
- Уф, напугал черт бородатый. Уж больно на врача смахивает, – облегченно вздохнул Герасим.
- Ну, насколько мне известно, у него действительно неполное медицинское образование. Учился он толи на проктолога, толи на нейрохирурга, а хотя какая разница? – махнул рукой Поскребыштос. - Все равно за пьянку с последнего курса выгнали, вот он главкомом ВВС и устроился.
- И что же хочет, сей недоделанный Парацельс?
- Известное дело, денег на аэроплан. У него всегда одна песня – что за ВВС без единого самолета?
И тут, кажется, Герасима осенило.
- Постой-ка! А где же худой?
- Кто?
- Ну, этот, черный как тень, Блакус Шадоукас!
- Ах, этот. Так он как в тридцать третьем с дирижабля спикировал, так его и комиссовали. У него ведь крыша совсем поехала. Возомнил себя толи оракулом, толи провидцем каким. Говорит, как поднимется в небо, так у него озарения случаются.
- Он что же, все еще летает?
- Ага. Чуть ли не каждый день. У бедняги тяжелая форма шизофрении и синдром под названием “а я все летала, а я так и знала”, которым чаше всего страдают стюардессы вышедшие на пенсию в достаточно молодом возрасте.
- И кто ж его до полетов то допускает?
- А ему всякие там разрешения до лампочки. Он у нас вольная птица. – Поскребыштос подошел к окну и посмотрел на дворцовую площадь. – Да вон он, ваше величество, как раз к взлету готовиться. Изволите посмотреть?[Исправлено: Serb, 24.05.2005 10:11]
[Исправлено: Serb, 24.05.2005 09:28]
[Исправлено: Serb, 24.05.2005 09:27]
[Исправлено: Serb, 24.05.2005 09:25]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 21:51]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:45]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:20]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:18]
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Эпизод II. Падение черного ястреба.   29.04.2005 21:59
Эпизод II
Падение черного ястреба.
Герасим вышел на балкон и оглядел площадь с высоты второго этажа. Внизу разворачивалось действо в жанре театр одного актера. На радость зевак, к взлету готовился авиалайнер по имени Блакус Шадоукас. Бывший главком греческих ВВС нацепил на голову кожаный летный шлем, опустил на глаза очки, и сам себе громко скомандовал:
- От винта!
На что получил от себя же незамедлительный ответ:
- Есть от винта!
После этого Блакус растопырил руки в стороны и стремительно начал разбег. Возможно, что бесстрашному летчику-испытателю и удалось бы побороть силу земного притяжения, но, к сожалению, на пути воздухоплавателя непреодолимой преградой возвышался фонарный столб из добротного греческого железа. По мере набора Блакусом скорости, столб неотвратимо приближался, и эта столь неприятная деталь, несомненно, не могла ускользнуть от взора отставного главкома. Заметив надвигающуюся опасность, Шадоукас испуганным голосом предупредил себя:
– О-о. Командир, препятствие!
Последующий диалог или если точнее, то монолог, происходил в течение считанных секунд остававшихся авиатору до столкновения. Первый голос Блакуса был холоден и сдержан, чувствовалось, что командир знает, что делает, и намерен бороться до последнего, во втором же голосе, напротив преобладали панические нотки. Получив информацию о приближающейся угрозе, Блакус-командир решительно скомандовал:
- Тормози.
- Не тормозиться!!!
- Тормози!
- Не тормозится!!!
- Тормози!
- Не тормозиться!!!
- Тормози, сучий потрох!!!
- Не…
В этот момент авиалайнер Блакус Шадоукас потерпел страшную аварию. Бывший главком ВВС, набравший скорость приличного спринтера, со всего маху врезался в фонарный столб, оставив в нем весьма заметную вмятину (надо сказать уже третью по счету). После столкновения, неудачливый пилот на мгновение застыл в вертикальном положении, а затем плашмя рухнул на спину. Уже лежа на мостовой, и рассматривая проплывающие по синему небу облака, Блакус медленно закончил, начатую еще в полете фразу: “тор-мо-зится. Ме-ха-ник – кур-ва, опять всю тор-мо-зу-ху вы-жрал”.
Любой нормальный человек после столь страшного удара, наверняка бы потерял сознание и навсегда бы отказался от подобных экспериментов в будущем, но только не такой фанатик своего дела как Блакус Шадоукас. Да и мог ли остановить какой-то там жалкий фонарный столб, человека, ранее пережившего падение с горящего дирижабля? Немного повалявшись, Блакус-командир решительно скомандовал:
– Самолет в ангар, полчаса на ремонт, и снова на взлетную полосу, после завершения предполетной подготовки, алкаша механика расстрелять!
Получив от себя столь четкие инструкции, бывший главком поднялся, и поковылял было на место своего недавнего старта, но тут его громко позвал Герасим.
- Эй, чувырла! Ходь сюды.
Блакус послушно подошел к балкону, широко раскрыл рот, и уставился на царя взглядом абсолютно счастливого идиота.
- Хорошо летаешь боец, сколько часов налетал в прошлом году?
- В прошлом году, более трехсот часов. Также совершил более пятидесяти боевых вылетов, провел двадцать два успешных воздушных боя с противником (надо полагать, с врачами из местной лечебницы, которые поначалу появлялись на месте полетов, но потом плюнули на это неблагодарное дело), и совершил пять удачных воздушных таранов (в прошлом году, в Афинах действительно были зарегистрированы пять случаев столкновения одного и того же неизвестного человека с трамваем. Среди водителей трамваев даже поползли слухи о некоем черном трамваенавистнике).
Герасим уважительно покачал головой.
- Внушает! Ну что ж, поднимайся, выпьем по рюмочке за покорение космоса.
- Не могу, ваше величество. Самолет на профилактике, пальцы что-то стучат.
- Так ты по лестнице поднимайся. – Царь махнул в сторону входа.
- Зачем идти пешком, когда можно долететь? Да и к тому же, данный объект занят противником. – Шадоукас показал пальцем на одного из гвардейцев охранявших вход в дом правительства. - И, между прочим, является целью моего следующего налета. Ух, уж я им дам проср*ться! Вот только бомбы загружу, да движок в порядок приведу.
- Кончай дурить Блакус, понимайся, я сказал! А не то, пойдешь под трибунал за невыполнение царского приказа.
Герасим повернулся в сторону гвардейцев и прокричал:
- Эй, служивые, пропустите инвалида, и проводите его сюда, что б он нам по дороге пол дворца не разбомбил.
Выбежавший из караульной офицер отдал честь, и прокричал в ответ: “Есть пропустить убогого!”
Бывший главком ВВС осторожно пошел к входу, находясь в полной готовности дать стрекача при малейшей опасности.
Герасим, вернувшись в зал, уселся на трон, в который раз снова налил себе красненькой и стал дожидаться появления своего бывшего главкома ВВС.
Минут через пять из-за закрытой двери послышался топот и чьи-то голоса:
- Врешь, не возьмешь!
- Стреляй, Глеб Егорыч, стреляй! В Сокольники гад рвется!!!
- Дырку от бублика вам, а не Шадоукуса!
Еще через несколько секунд кто-то, со страшным грохотом, врезался в дверь. Правитель Греции вскочил со своего трона и прокричал:
- На себя! На себя дверь открывай, Блакус!
Но было уже поздно. С криком: “Замуровали демоны!” бывший министр предпринял еще одну попытку решить вопрос запертой двери с позиции грубой физической силы. Второго удара дверь уже не выдержала, и благополучно сорвавшись с петель, позволила телу маньяка-авиатора ввалится в зал для совещаний.
-Однако пора менять охрану, - чуть слышно произнес государь, отдавая жестом, приказ Поскребыштосу, чтобы тот помог царскому гостю подняться.
Впрочем, посторонняя помощь Блакусу и не требовалась. Буквально через несколько секунд, бывший главком поднялся самостоятельно, грубо выругался отборным трехэтажным греческим матом, посмотрел по сторонам и добавил:
- Ну кто так строит? Нормальный человек, не пройти, не пролететь не может!
Заметив августейшую особу, Шадоукас шатаясь направился к царскому трону, но тут в зал для совещаний вбежал раскрасневшийся офицер охраны.
- Виноват, ваше величество, не доглядели. Но мы же как лучше хотели! Ну, там намордник на него надеть, прививку от столбняка сделать, да пару кубиков димедрола вколоть что б не рыпался. Так он же ж гад…
- Свободен! - гневно прервал его Герасим. – И кстати, плотнику, который ставил эту дверь, объявить строгий выговор с занесением в грудную клетку.
- Так ведь он уж лет пятнадцать как преставился, упокой Господи грешную душу этого анонимного алкоголика. Уж какой мастер был, какой мастер! А какие он скворечники делал?! Да в них целое семейство перелётных гусей на постоянное место жительство поселиться могло – вот их ни один кипарис и не выдерживал. Пил, правда, старик Карло много. Под конец уже совсем плохой стал. Галюны у него про деревянного мальчика приключаться стали, вот и помер бедняга от переизбытка отцовских чувств. Кто ж знал, что у него очаг в каморке не нарисованный, а самый что ни на есть настоящий?
- Н-да, незадача получается. Факт бракованной двери есть, а претензии предъявлять вроде бы и не к кому, поскольку эксгумировать тело столь замечательного человека для объявления выговора, как-то аморально. Ведь все-таки скворечных дел мастер! Ты вот что, занеси-ка этот выговор себе в грудную. Сам понимаешь, сигнал был – мы обязаны прореагировать.
- Слушаюся, ваше высоко-превысоко благородие.
Щелкнув каблуками, офицер поспешил удалиться (по-видимому, побежал исполнять царский приказ). Блакус, тем временем, достиг царского трона, бухнулся на колени, отбил по всей форме челом (трижды пробив своим челом об пол перед государем) и радостно произнес:
- Великий государь, разрешите доложить о шестом успешном воздушном таране. В результате тарана противник полностью уничтожен, потерь среди личного состава нет!
- Молодец боец! – Герасим дружески улыбнулся. – Ловко у тебя получается столбы да двери таранить, и как только ты сотрясение мозга до сих пор не схлопотал?
Шадоукас поднялся с колен, посмотрел куда-то в глубь зала, и загадочно усмехнулся.
- Так ведь мир не без добрых врачей, ваше величество. Мне в тридцать третьем один добрый доктор сделал трепанацию черепа, да и вычистил там все, что может сотрястись. Я теперь могу на стройке сваи головой заколачивать. Причем без каски и малейшего дискомфорта для моей нервной системы.
- Ну что ж, добре. Такие парни нам всегда нужны. Сам то как? Где сейчас работаешь?
- На работу меня не берут, однако. Говорят, я неусидчивый сильно.
- Безобразие! С твоими-то способностями и без работы. И это в то время когда строительный монтажно-демонтажный трест испытывает недостаток в кадрах, джаз-банда беспредельных барабанщиков не может записать свой новый шедевр “Семь сорок одна”, поскольку у них нет ударника для исполнения соло на колокольне без рук, а ассоциация охотников-инвалидов по зрению, в связи с началом брачного сезона у дятлов, ищет нового человека на роль манка-провокатора!
Царь повернулся в сторону своего адъютанта и назидательно произнес:
- Вот Вова, не умеем мы еще работать с кадрами. Не бережем столь ценный персонал от произвола чиновников с биржи труда. Надо бы его пристроить куда-нибудь, так сказать по старой памяти.
Тут со своего кресла снова поднялся визави бывшего главкома ВСС Елизариус Вазелинус, и видимо опасаясь за свое кресло, ехидно заметил:
- Сдается мне, ваше величество, что этот энергичный молодой человек – наш клиент!
Герасим повернулся в сторону министра уже дважды нарушившего протокол своими неуместными репликами.
- А нейрохирургов-проктологов без диплома, я бы вообще попросил заткнутся. У себя в геморройной клинике будешь учить сестер клизмы ставить!
Действующий главком ВВС обиделся, и уселся обратно на свое место, а царь вновь вопросительно посмотрел в сторону Поскребыштоса.
- Ну так как? Возьмем парня на государеву службу?
Адъютант его величества бросил взгляд в сторону бывшего главкома ВВС, который самозабвенно ковырялся в носу, и промолвил:
- К сожалению, ваше величество, свободных вакансий в правительстве, в данный момент, больше нет.
- Ну нет, так нет. Однако пристроить его все же надо. Думается мне, что для казны такой вариант будет выгодней, чем оставлять такого во всех смыслах замечательного индивидуума без общественно полезной нагрузки. Еще год-другой и мы с таким безработным по миру пойдем – на замене дверей, столбов да трамваев разоримся нафиг.
Шадоукас, доселе остававшийся безучастным к беседе, не прекращая ковыряться в своем носу, радостно заявил:
- Это еще что. Я тут на днях проводил воздушную разведку над железнодорожной станцией, и заметил на запасных путях несколько вражеских эшелонов с живой силой и техникой. То-то будет фейерверк, когда я по ним фугасами пройдусь!
- Вот видишь, Вова, надо трудоустраивать парня, от греха подальше.
Адъютант царя наклонился к уху августейшей особы и прошептал:
- А может, ваше величество, того - нет человека – нет проблемы?
- Мысль интересная, - согласился Герасим. – Но в реализацию столь смелой затеи, мне что-то вериться с трудом. Если уж старпера в быке не удержали, то куда уж вам с этаким бронебойным молодцем справиться.
Герасим отпил винца, посмотрел на мастера воздушных таранов, немного поразмышлял, и кажется вспомнив какую-то важную информацию произнес:
- Блакус, ты вот что, прекращай копать золото в своем шнобеле. - Шадукас послушно вынул палец из носа. - И ответь-ка мне на такой вопрос – говорят, что у тебя озарения случаются, дескать, будущее видишь. Может тебя в Гидрометцентр устроить прогнозистом? Что можешь сообщить государю по данному вопросу, брешут про твой дар предвидения или нет?
Жертва падения с последнего царского дирижабля подошла поближе к царю и доверительным тоном, важно, произнесла:
- Истину вам говорю! Восьмого июня тысяча девятьсот тридцать шестого года, налетит Земля на небесную ось!!!
Герасиму не понравился нездоровый, животный блеск в глазах бывшего главкома, и наклонившись вперед, царь решил внести ясность в данный вопрос:
- И?
Блаукс, заговорщицки подмигнул монарху, поднял указательный палец вверх и добавил:
- Весь мир будет гореть в гиене огненной!!!
Герасим задумчиво почесал затылок.
- Ну а ты сам-то, как к этому относишься?
Нездоровый блеск в глазах Шадоукаса усилился, а на его обгоревшем лице появилась широкая улыбка.
- А мне-то что? Всех убью один останусь!
- Иными словами, политику партии в данном вопросе ты одобряешь? – продолжил загадочный диалог правитель Греции.
- Какой такой партии? Партии галлюциногенных грибов из Амстердама? Так я обеими руками за легализацию легких антидепрессантов.
Герасим нахмурился.
- И правда, о чем это я? Вроде нет у нас никакой партии, так Вова?
Поскребыштос утвердительно качнул головой. - Так точно, ваше величество.
- Это вы не доглядели! - пожурил его царь. – Сам согласись, что за сверхдержава без собственной партии? Смех, да и только! Надо срочно создавать партию власти. К тому же, тут и кандидатура подходящая имеется.
Герасим встал со своего трона, подошел к бывшему главкому ВВС, и дружески хлопнул его по плечу.
- Ну что ж, Блакус, ты – человек активной жизненной позиции! Поэтому, вверяю в твои крепкие обгорелые руки все партийное строительство. В кратчайшие сроки начинай вербовать новых членов в нашу партию. Разводи агитацию среди пролетариата, деревенщины, охотников, рыбаков, оленеводов и прочего классового элемента. Но смотри, чтоб без эксцессов! Побольше демагогии, поменьше забастовок. Объясни народу, что так мол, и так, грядет большой абзац, и что те, кто не снами, те против нас. Поэтому всем надо срочно вступать в партию, а заодно и в армию. Иначе гореть им в гиене огненной, насаженными на небесную ось. Короче, соврешь что-нибудь пострашнее. Все понял?
- Понять то понял, не дурак. Но как эту организацию величать изволите?
- Вопрос понял. Ответ думаю, - задумчиво произнес государь. – Как насчет “Уединенная Греция”?
- А почему именно уединенная? – поинтересовался у царя его адъютант.
- Потому, что главной целью нашей партии будет полное уединение на этой планете, чтоб никаких стран кроме Греции на Земле больше не было. Сначала я, было, думал назвать нашу партию “Уединство”, но уж больно коряво звучит.
В разговор вступил новоиспеченный партийный лидер по фамилии Шадоукас:
- Я партией без фенечек командовать отказываюсь.
- Это каких таких фенечек тебе не хватает? - Удивился Герасим.
- Эмблема, эмблема нужна стоящая. Такой партийный логотип, что в память врезался быстро и надолго.
- Молодец, товарищ! Быстро в службу врубаешься! – похвалил его царь. – В качестве партийного символа предлагаю использовать старинную византийскую эмблему – двуглавого орла. Возражения есть?
Руководителю партии идея понравилась, а вот царский адъютант был явно недоволен.
- Протестую, ваше величество!
- Что так? По гауптвахте соскучился?
- Никак нет, но в случае принятия такой эмблемы, на нас может сильно обидится Советский Союз.
- У ихней партии что, такая же эмблема? – удивленно произнес правитель греческого государства.
- Не сосем так, ваше величество. Двуглавый орел был гербом царской России, которую большевики успешно упразднили.
- Вот это новость! – возмутился Герасим. - Ну русские блин дают! Стоит на пару веков сойти с мировой арены, так твой герб уже и слямзили! Дикие люди, дети природы, мать их так! Никакого понятия о трэйдмарке!
Дав государю вдоволь выразить все свое негодование, Поскребыштос закончил свою мысль:
- В общем, в этом случае, следует ждать протестов советской стороны по поводу использования нами контрреволюционной символики. Не ровен час, могут и войну объявить.
- Нафиг, нафиг! Такая перспектива нас не радует. Молодец Вова что предупредил, освобождаю тебя от гауптвахты на неделю вперед.
Однако отказываться от своей идеи по поводу партийной эмблемы, царь, по-видимому, все же не хотел. Поэтому, приняв на грудь еще немного красненького допинга, государь, кажется, нашел решение этой проблемы. Как все гениальное царская идея была проста до безобразия.
- Значит так, эмблему оставляем без изменений, а товарищу Сталину скажем, что, дескать, не орел это двухголовый, а ястреб-мутант - редкий вид, обитающий в горах на севере Греции. Ну а на всякий случай, приказываю местной птицефабрике срочно вывести пароду двухголовых ястребов, чтоб было, что советам предъявить, в случае чего.
- Надо бы с орнитологами посоветоваться, – задумчиво произнес Поскребыштос.
- Еще чего - с всякими извращенцами советоваться! Не позволю скотину мучить! Говорят же тебе, куроводам нашим надо задачу поставить. Пусть бросают свои петушиные яйца и выводят ястребов двухбашенных. А ортофилов и прочих логопедов – в расход!
- В расход так в расход. - Согласился адъютант.
В последующие два месяца по всей Греции прокатилась страшная волна репрессий направленная против орнитологов и логопедов, более известная историкам как операция “Картавый птенец”. Все греческие орнитологи, в количестве двух человек, были вынуждены переехать на постоянное место жительства в Исландию. Греческая служба безопасности любезно объяснила им, что местная популяция павлинов растет в геометрической прогрессии, и что орнитологи всего мира просто обязаны принять меры, дабы не разразилась вселенская катастрофа. За ними вскоре последовал и единственный греческий логопед, которому также было любезно объяснено, что греческие орнитологи, вследствие врожденных дефектов речи, не смогут должным образом выдрессировать молодое поколение павлинов в пуританском духе, и тем самым, спасти мир от вторжения этих пернатых хищников. В общем, через каких то два месяца царское указание было исполнено, и Греция была окончательно очищена от скверны.
Герасим закончил отдавать репрессивные приказания своему адъютанту, и вновь обратился к новоиспеченному партийному руководителю:
- Ну что, Блакус, фронт работ понятен?
- Ясней некуда.
- Как собираешься начать?
- Лекальщиком на вентиляторный завод устроюсь. С партбилетом теперь меня пусть только попробуют не принять. Оттуда и начну свою агитацию.
Правитель Греции недоуменно взглянул на Поскребыштоса.
- Что за предприятие?
- Ну как же, ваше величество! – царский помощник начал по-идиотски пританцовывать. - Разве Вы не помните этой рекламы по радио – Вам пора! И вам пора! С вентиляторным заводом, заключать договора!!!
- Нет, не помню. Хоть убей, не помню. И что, многие заключили?
- Никак нет! Никто не заключил, поэтому и решено было переименовать вентиляторный завод в ГНАФ – Греческий Национальный Аэро Флот.
- И как после этого успехи на вентиляторном поприще?
- Да никак. Ни одна собака так наши вентиляторы и не покупает, а самолеты мы так делать и не научились.
- Хреново работаете, господа министры! - Герасим махнул Шадоукасу в сторону двери. – Давай Блакус, на тебя одна надежда. Проведи воспитательную работу среди вентиляторщиков, а заодно, по мере способностей, объясни им основы аэродинамики. На все про все, даю тебе ровно год.
- Уже вылетаю, ваше величество. - Произнес глава партии ястребов-мутантов, следуя в сторону раскрытой двери на балкон.
- Стоять! Бояться!!! – вовремя успел остановить царь своего подчиненного.
- Диспетчерская, повторите - взлет запрещен?
- Да, мать твою, полный назад, и чтоб пешком из дворца, а не на крыльях!
- Диспетчер, вас понял. Дайте новые координаты цели.
- Разворот на сто восемьдесят градусов, мимо двери, и пшел отсюда, с глаз моих долой.
- Вас понял. Есть уйти с радаров противника!
Бывший главком, а ныне глава партии ястребов, проследовал в сторону ранее вынесенной им же двери (следуя этим маршрутом, Блакус заодно протаранил некстати подвернувшеюся колонну, снес статую Диониса, выполненную в классическом стиле, и врезался в стену, на которой висел редкой красоты, портрет тещи Герасима Второго, по слухам кисти еще самого Эль Греко).[Исправлено: Serb, 24.05.2005 09:25]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:19]
[Исправлено: Serb, 29.04.2005 22:03]
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Эпизод III. Новая жертва.   29.04.2005 21:59
Эпизод III.
Новая жертва.
Когда Шадоукас наконец-то удалился, Герасим вновь обратил свой взор на министров.
- Так, кого мы еще не слышали? Давай-ка премьер, рассказывай про внешнюю политику.
С кресла поднялся премьер-министр Греции Константинус Деморитцис, который еще и исполнял обязанности министра иностранных дел, и был, как вы помните интеллектуалом, хоть и с предвзятым отношением к некоторым режимам соседних с Грецией государств.
- Ваше величество, сложившаяся в мире политическая ситуация такова, что Греция не может всерьез рассчитывать на сколько-нибудь значительное увеличение своей территории вследствие удачных военных действий. В случае, если мы сделаем экспансию основным вектором нашей внешней политики, то это неизбежно приведет к дестабилизации обстановки не только в нашем регионе, но и во всем мире. Таким образом, мы окажемся втянутыми в новую Великую войну, где нам будут противостоять ведущие индустриальные державы мира!
- Ты сейчас вообще с кем разговаривал? – посмотрев по сторонам, недоуменно спросил царь.
- С вами, ваше величество.
- Тогда изволь выражаться яснее. А то я что-то не догнал основную мысль твоего выступления.
- Прошу прощения, великий государь. А основная мысль моего доклада в том, что воевать нам просто не с кем.
- Как так?
- Давайте взглянем на карту. – Деморитцис разложил на столе карту Европы и стал водить по ней карандашом. - Судите сами, ваше величество. Греция имеет пакт о ненападении с Италией, Турцией, Югославией, Румынией и Польшей. Более того, мы являемся гарантами независимости Югославии и Румынии. Независимость всех наших соседей гарантируют ведущие мировые державы. За турков готовы заступиться: Франция, Великобритания, Германия, Италия, Югославия, Румыния и СССР. За болгар Германия и Советский Союз. За Югославию: Франция, Германия, Турция и Румыния. Вот и получается, что, напав на кого-нибудь из наших соседей, мы неизбежно вступим в войну с куда более серьезными противниками.
- Ну ладно, а хорошие новости есть?
- Только одна – гарантами нашей независимости являются Великобритания, Италия, Югославия, Румыния и Турция.
- Как мило с их стороны, – государь ненадолго задумался, изучая карту. – А что, Албания тоже имеет серьезную крышу?
- Разумеется, ваше величество. Их независимость гарантирована Италией, которая на данный момент располагает четвертой по численности армией в мире.
- А еще кем?
- Больше за албанцев заступаться никто не хочет. Кому они нафиг нужны кроме дуче?
- Вот и отлично. Значит, план остается в силе. Собрать все войска на границе с Албанией, а как только все будет готово, мы объявим им войну.
- Но ваше величество, а как же Италия?
- Эх Костя, Костя, ты разве не в курсе, что Итальянские войска в данный момент гоняются за папуасами в Эфиопии? Почему царь должен делать твою работу? Ты глава правительства великой европейской державы или прыщ на заднице кухарки?
- Глава, - вздыхая, согласился министр.
- Ну, тогда и думай головой! Просчитывай варианты. Разве пойдут итальяшки на войну с Грецией и всеми ее гарантами, не закончив текущей войны?
- Вряд ли.
- Ну, тогда после совещания иди и готовься к объявлению войны.
- Но ваше величество, даже если Италия и не выполнит своих обязательств в отношении Албании, наше неприкрытая агрессия не сможет, не отразится на нашем и так не самом лучшем имидже. Вот послушайте, что пишут в своей энциклопедии про нас американцы.
Деморитцис раскрыл папку и стал читать:
– Греция – маленькое государство (по площади уступающее Аляске) на Балканах (это в Европе, через океан от восточного побережья США). По форме правления –монархия (это примитивная форма правления, при которой вся власть находится в руках у одного человека и передается по наследству). Хотя Греция и не является демократическим государством, и стоит на опасном пути к полной диктатуре, но кабинет министров Греции в основном придерживается правильных правых взглядов. Греция до сих пор не может избавиться от административно-командной системы и находится ровно на полпути к свободному рынку. Такой же долгий путь предстоит проделать грекам и в вопросе создания профессиональной армии. Что касается войны и мира, то в греческом правительстве примерно поровну лоббистов обоих точек зрения, но вместе с тем, сторонников изоляционизма примерно на 20% больше, чем сторонников интервенционизма. Хотя греческое общество не настолько закрыто, как германское или советское, но Греции предстоит еще очень долгий путь на пути интеграции в мировое сообщество, поскольку в Греции все же нередки случаи проявления ксенофобии и антисемитизма. Во главе Греции стоит царь Герасим Второй – ничтожный дилетант (дилетант это такой полный идиот, ничего не умеющий делать) лишенный каких-либо амбиций. Народ Греции до сих пор не сверг этого тирана лишь по той причине, что он не видит достойной альтернативы этому самодуру. Администрация США взяла на себя почетную миссию по просвещению греческого народа и решила познакомить население этой отсталой страны с величайшим американским изобретением – демократией. Не так давно, конгресс выделил 10 миллионов долларов на развитие демократии в этой стране. Финансирование прогрессивных кругов греческого общества уже дало первые положительные результаты, и в Греции появился прозападный, демократический лидер, с которым госдепартамент связывает большие надежды. В скором времени в Греции стоит ожидать серьезных изменений. Будем надеяться, что греки наконец-то вернуться на столбовую дорогу цивилизации, встанут на путь интеграции в мировую экономику, и построят действительно демократическое, правовое общество.
Министр иностранных дел закончил читать и захлопнул папку, - Вот видите, ваше величество? А представляете, какой лай они поднимут в случае нашей неприкрытой агрессии против Албании? Албанцы ведь у них на хорошем счету.
Герасим вопросительно глянул на докладчика.
- Я что-то не понял, кого это они там ничтожным дилетантом обозвали?
- Вас, ваше величество.
- Ну что ж, никто их за язык не тянул. За козла придется ответить. Как разберемся с фашизмом, не забудь мне напомнить объявить им войну. Мы еще посмотрим, кто кого просвещать будет. Ублюдки тупые, это ж надо такую хрень сморозить – Америка – родина демократии! И кто им только Греческий язык в школе преподает?
- Но что же делать сейчас? – поинтересовался Деморитцис, дабы отвлечь самодержца от усиливающегося приступа агрессии.
- Не боись, причину для войны с Албанией мы уж как-нибудь найдем. А для успокоения блатных американских сердец, предлагаю пустить немного пыли в глаза. Что ты там читал про закрытое греческое общество?
- Не такое закрытое как германское или советское, но нередки случаи антисемитизма и ксенофобии.
- Вот и славно. Пора провести небольшие реформы в этой области. Пиши царский указ о борьбе с ксёндзофобией. С сего дни повелеваю, ксёндзов больше не бояться, разрешить неграм пить пиво в общественных местах, про чукчей анекдотов не рассказывать, и прекратить антисемитить! Всех кто будет прилюдно заниматься антисемитизмом или еще какими извращениями, - тех в тюрьму или на принудительное лечение. Также, повелеваем отменить царский указ от 1935-го года “Больше трех не собираться” и даровать нашим поданным свободу собраний (Как показало время, этот царский указ был очень своевременным. Благодаря нему, количество недовольных в оккупированных провинциях стало всего на десять процентов больше чем в исконно греческих землях.). Все записал?
- Так точно!
- Тогда садись. А причину для войны мы сейчас поищем.
Деморитцис уселся в свое кресло, а Герасим предложил послушать главу Главного Разведывательного Управления Греции. Георгий Логотехус вопросительно посмотрел на государя.
- Что бы вы хотели узнать, ваше величество?
- Номер твоего счета в швейцарском банке, умник! Давай рассказывай, что мы знаем про Албанию.
- В отличие от Греции, в которой как известно есть все, в Албании нет практически ничего, кроме албанских овец, албанских пастухов и албанского короля Зоога Первого. Их промышленный потенциал равен четырем у.е. Из полезных ископаемых есть лишь немного нефти. Армии тоже нет.
- Отлично! - обрадовался Герасим. – Значит, завоевав Албанию, мы сможем значительно поправить наше финансовое положение.
- Но каким образом, ваше величество? - Искренне удивился глава ГРУ.
- А разве непонятно? – Не менее искренне удивился Герасим.
- Не совсем.
- А вы что, забыли, что в прошлом году сгорел афинский зоопарк, и что все звери при этом разбежались?
- Никак нет, ведь вы, ваше величество, взяли это дело под свой личный контроль, и я, как министр госбезопасности, сам возглавлял комиссию по расследованию причин пожара. Главной версией по-прежнему считается вредительство. Кто-то из посетителей научил шимпанзе Гошу курить папиросы, а тот, в свою очередь, грубо нарушил технику безопасности и стал курить в постели, что и привело к возгоранию. Гоша задержан и уже дал первые признательные показания. Это позволило нам выявить опасную антиправительственную террористическую организацию во главе с бывшим сторожем зоопарка Василием. Окончательные выводы пока делать рано, но уже сейчас ясно, что следы этого чудовищного преступления ведут за рубеж.
Герасим хитро прищурился. – А скажите, господин Логотехус, не могут ли нити этого бесчеловечного злодеяния случайно тянуться в Тирану?
– Очень даже могут. Можно даже сказать, что эта была наша основная версия с самого начала, - поразмышляв, согласился министр.
- Вот вам и причина для войны, господин дипломат! – Радостно объяснил царь главе МИД’а. – Разве такая масштабная террористическая атака албанских экстремистов, не является актом войны и не дает нам право на ответные меры?
- Безусловно, ваше величество, но каким образом эта война поможет нам поправить наше финансовое положение?
- А что, до сих пор непонятен мой гениальный план?
- Пока нет, великий государь. – В один голос заявили Деморитцис и Логотехус.
Герасим поднял вверх свой указательный палец и стал читать очередную лекцию:
- Граждане Греции не могут далее оставаться без возможности лицезреть животных томящихся в неволе. Поэтому всех албанских овец мы посадим в клетки, албанских пастухов поставим надзирать за ними, а албанскому королю Зоогу, отведем специальную вольеру, где его и смогут наблюдать жители Афин и гости столицы, за умеренную плату естественно. Данное учреждение мы назовем зоогопарк, а вся выручка пойдет на пополнение царской казны.
- А не слишком ли это жестоко, ну, по отношению к овцам? Может, лучше сразу на бишпармак пустим?
- Вам бы только жрать, господа министры. А о культурной программе для туристов кто думать должен? Что мы им можем показать, кроме развалин? А так у нас будет первый в мире зоогопарк. Стране нужна валюта, а не сытые морды министров. Все, ты тоже свободен.
Министр госбезопасности послушно уселся на свое место, а Герасим, плеснув себе еще немного красненькой, решил заканчивать экстренное совещание.
- Ох, и утомили вы меня, господа министры. Всё, пошли все в сад, с глаз моих долой. Царь трапезничать желает. Завтра вечером, часиков в пять-шесть, жду вас в генштабе, где состоится встреча с генералитетом.
Министры немедля исполнили царский приказ и освободили помещение, а царь, закончив, наконец, разминаться красненьким, приказал подавать дичь и анисовую.[Исправлено: Serb, 24.05.2005 10:05]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:23]
[Исправлено: Serb, 29.04.2005 22:03]
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Эпизод IV. Едкие ветры перемен.   29.04.2005 22:00
Эпизод IV
Едкие ветры перемен.
Монарший обед плавно перетек в полдник, а затем и в ужин, так что в царский дворец Герасим вернулся сильно-сильно на бровях, когда было уже далеко за полночь. По счастью, царица Наина все еще гостила у тещи его величества, поэтому никаких эксцессов не последовало. Проведя в объятиях Морфея часов десять, Герасим позавтракал тремя оливками и пинтой пива, и вспомнив, что вчера он наложил на себя обязанности начальника транспортного цеха, отправился инспектировать совместное предприятие “Афинские Паровозы”. Приблизительно в полдень государь прибыл на территорию данного предприятия. Поскольку прибытие высочайшего гостя явилось полной неожиданностью для руководства СПАП, царский кортеж встречал лишь малый духовой оркестр из ста двадцати музыкантов и весь персонал завода в количестве девяти человек. Никаких излишеств в виде праздничных фейерверков или хвалебных песнопений замечено не было. Августейшая особа, в сопровождении директора данного завода, приступила к проверке предприятия и проследовала в цех, где стоял наполовину разобранный паровоз и несколько вагонов. В ходе тщательной инспекции государь лично проверил состояние колесных пар, пару раз стукнув по ним набалдашником своей трости. Звук, издаваемый колесной парой, определенно удовлетворил начальника транспортного цеха. После этого, государь продемонстрировал высокий уровень подготовки, задав директору пару профессиональных вопросов типа: “А как у вас с плашками семь на восемь?” и “Каков коэффициент перегрева котла при значительном недогреве железнодорожного полотна в зимнее время года?”. Директор предприятия уверил государя, что плашками их снабжают в должном объеме, а недогрева полотна они и вовсе не допускают. Герасим еще немного поинспектировал, ударив пару раз в гонг и крикнув: “Осторожно! Поезд отправляется!!!” и на этом царская проверка подошла к концу. Царь уже собрался уходить, но директор СП начал канючить, что поставленную задачу по разработке системы тыловых полевых складов, им просто не выполнить без соответствующего финансирования: “Ваше величество, если складывать и особенно выкладывать припасы из склада мы можем научиться и на халяву, то для разработки системы наземных конвоев, порядка заказов и стратегической дозаправки и пополнения, нам нужны деньги”. Герасим с явным неудовольствием пошарил в кармане, вынул оттуда горсть монет, тщательно пересчитал их, и протянув директору СПАП произнес: “На вот, возьми, и ни в чем себе не отказывай. Здесь ровно восемьдесят семь американских центов. Будешь каждый день получать в дворцовой кассе еще столько же, но смотри, чтобы проект сдал как можно скорее!”. На этом ревизия СП “Афинские Паровозы” закончилась, и оставив в гордом одиночестве ошарашенного директора, пересчитывающего монеты, Герасим покинул территорию завода и направился в царский дворец, где соизволил отобедать и основательно подлечится после вчерашнего. Особого аппетита у его величества не было, и поэтому уже через каких-то пару часов, царь закончил трапезу и соизволил отправится в генштаб на совещание с генералитетом.





2 января 1936 года. Афины. Здание генерального штаба. 19:15.

В актовом зале генштаба собрался весь свет греческой военщины. Господа генералы и адмиралы мариновались в собственном соку уже более двух часов, а верховного главнокомандующего все еще не было. Офицеры развлекали себя, кто как мог. Адмиралы естественно предпочитали играть в морской бой, а генералы либо резались в карты на щелбаны, либо просто дремали. Поскольку весь генералитет уже был в курсе, что надвигается война, и что на совещании нужно быть трезвыми, как стекло, то ароматами ванили в помещении не пахло. Зато некоторые из господ офицеров, время от времени, озонировали воздух другим, еще менее приятным образом. Наконец, в 19:20, дверь открылась, в зал вошел адъютант его величества, и громко объявил:
- Господа, царь Греции, Герасим Герасимович!
Все присутствующие в зале тотчас повскакивали со своих мест и вытянулись по стойке смирно. В помещение, в сопровождении членов кабинета министров, вошел сам верховный главнокомандующий. Окинув взглядом собравшихся в зале, Герасим поморщился и взглянул на своего адъютанта.
- Фу, что за запах?
- Ну, пахнет, – обиженно согласился Поскребыштос. – А вам лишь бы тратить! Вы знаете, сколько стоит обучение одного генерала? Где ж я вам столько молодых офицеров найду? Уж не обессудьте, ваше величество, люди они в основном пожилые, так сказать старая гвардия. На службе еще со времен царя Гороха. Всю жизнь на казенных харчах. А как у нас в армии кормят? Все больше хлеб да каша, и причем не на оливковом масле, а на дешевом растительном! Вот они ливер себе и попортили. Теперь ветры через каждые пять минут выпускают.
- Понятно. Не генералитет, а просто какой-то клуб старых пердунов.
- Как говориться, при всем богатстве выбора, другой альтернативы нет. Так что извиняйте, ваше величество.
- Ладно, разберемся, - государь проследовал к трону. – Но, для начала, проветрить помещение, а то набздели так, что аж глаза режет.
Поскребыштос немедленно принялся исполнять царское приказание и побежал раскрывать все окна, а Герасим уселся на трон и стал дожидаться возвращения своего адъютанта. Когда, наконец, доступ свежего воздуха в комнату был возобновлен, государь начал совещание. По традиции совещание началось с переклички.
- А что, Вова, офицерье наше всё в сборе?
- Так точно, ваше величество.
- Сейчас проверим, – произнес верховный, раскрывая журнал с именами высших руководителей греческой армии. – Значит процедура старая, господа – я называю фамилию, вы встаете, и обозначаете свое присутствие бодрым молодецким покриком “есть”.
Видимо царь не хотел терять на эту формальность сколько-нибудь значительного количества времени и решил ограничиться выборочной перекличкой. Но даже во время этой облегченной проверки, Герасим, называя очередную фамилию, внимательно изучал поднявшегося генерала, подолгу глядя своим верным воинам в глаза, а некоторым даже зачем-то строго грозя пальцем.
- Генерал-лейтенант Попандопуло.
- Есть.
- Знакомая фамилия, вы случайно в кино не снимались?
- Никак нет, ваше величество! – зачем-то соврал генерал Попандопуло.
- Генерал-майор Папанегру.
- Есть.
Герасим изумленно поднял бровь.
– Это, какого еще такого негру папа?
Генерал ненадолго задумался, а потом смущенно признал свою вину:
- Виноват, ваше величество, я был молод, мне была нужна работа. Но больше этого не повториться.
- Вице-адмирал Водкис.
- Есть.
- Ох, смотри, Николя. – Герасим грозно погрозил поднявшемуся флотоводцу пальцем. – Допьешься когда-нибудь до синих чертиков и зеленоватых соплей.
- Учтем высочайшую критику, ва-ше ве-ли-че-ство! – отчеканив как на параде, пообещал адмирал.
- Генерал-лейтенант Мутузис.
- Есть.
- Еще раз отмутузишь своих младших офицеров – пойдешь под трибунал!
- Есть под трибунал! – охотно согласился отец пяти детей, не разу не позволявший себе грубого слова по отношению к солдатам, не говоря уже об офицерах.
- Генерал-лейтенант Тсуканукас
- Есть, – донеслось из глубины зала, однако никто так и не поднялся.
- Генерал-лейтенант Тсуканукас! – решительно повторил Герасим.
- Есть, – вновь донеслось из глубины зала, но, как и в прошлый раз, никто не соизволил подняться со своего кресла.
Герасим повернулся в сторону стоявшего рядом Поскребыштоса.
- Ну что, Вова, допрыгался? Долго ты еще будешь этих самовольщиков выгораживать?
Адъютант его величества нагнулся к уху верховного главнокомандующего и шепотом пояснил:
- Генерал-лейтенант Тсуканукас является знаменитым экспертом по маскировке. Я просто уверен, что он здесь присутствует, но не раскрывает своей локации по старой привычке. Так сказать, из конспиративных соображений.
- Понятно, – пробухтел греческий самодержец и вновь обратился к аудитории. – Эй, Т-сука-с, а ну-ка-с, выходи!
С огромной хрустальной люстры, висевшей на потолке в самом центре зала, тотчас упал тонкий трос, по которому вниз спустился довольно молодой, усатый генерал-лейтенант. Приземлившись, генерал отряхнулся, поправил портупею, и как ему и предписывалось, бодро отрапортовал:
- Есть.
- Хорош, ничего не скажешь. И много у нас таких молодцев? – поинтересовался Герасим у своего адъютанта.
- Нет, не много. Можно сказать, что даже очень не много.
- А именно?
- Генерал-лейтенант Тсуканукас наш единственный эксперт в области маскировки.
- Жаль, могли бы бригаду черных ниндзя организовать, – с явным сожалением произнес Герасим. - Однако хватит сопли жевать. Переходим к главному.
Верховный главнокомандующий попросил тишины в зале и начал свою вступительную речь:
- Господа генералы и адмиралы, как вы знаете, правительство Албании посмело бросить вызов всему мировому сообществу, подготовив и осуществив дерзкий террористический акт на территории нашего государства. Настало время пресечь эти наглые вылазки албанских экстремистов! И мы их пресечем, господа! - Зал разразился бурными аплодисментами. – Албанские милитаристы, оппортунисты, фундаменталисты и тому подобная шваль, горько пожалеют о том дне, когда они посмели бросить перчатку всему цивилизованному миру, спалив зоопарк в центре самого прекрасного города Европы! Мы заставим их заплатить за каждую слезинку греческих детей, которые по их милости теперь не могут наблюдать за жизнью животных, и тем самым, лишены возможности гармонично развиваться. Да, господа! Албанский король лично заплатит нам за слезы наших детей и внуков! И плата его будет велика! – Зал разразился еще более бурными аплодисментами. – Так что, объявление войны Албании дело нескольких дней. А теперь давайте послушаем доклад начальника генерального штаба, – царь махнул рукой в сторону Теодора Панаглоса. – Господин генерал, прошу вас огласить план албанской компании.
Теодор Панаглос подошел к карте, на которой была изображена Греко-Албанская граница, и начал сосредоточенно водить по ней указкой.
- Значит вот здесь вот, ночью, мы скрытно сосредотачиваем наши главные силы. Затем, опять же скрытно, переходим государственную границу под видом заблудившейся делегации киргизских чабанов, прибывших в Тирану для обмена опытом. А потом, вот так вот мы с ними поговорим, вот так вот! Вот такой вот коленкор мы им устроим!!! – Начальник генштаба несколько увлекся своим гениальным планом и стал неистово хлестать указкой по висевшей на доске карте.
- Ну что же, должен признать, что ваш план весьма недурен. Скажу больше - мне он нравится, – похвалил Панаглоса верховный главнокомандующий, подходя к карте и перенимая из рук генерала указку. – Особенно порадовала вот эта часть кампании. – Герасим стал лупить карту повторяя: “Вот так вот мы с ними поговорим! Вот так вот! Мы им покажем Эдипову мать!”.
Закончив экзекуцию ни в чем неповинной продукции афинских картографов (после которой от новенькой карты остались лишь рваные лохмотья), государь передал указку начальнику генерального штаба и поинтересовался:
- А скажите, коллега, какие наши части Вы предлагаете использовать в качестве ударных?
- В качестве основной ударной силы, генштаб предлагает использовать авангард нашей доблестной армии.
- Авангард – чемпион?!
- Воистину чемпион, ваше величество!!!
Здесь стоит пояснить, что Теодор Панаглос, под авангардом имел ввиду единственную кавалерийскую дивизию греческой армии, спортивный клуб которой был бессменным чемпионом Греции по конному поло, что было и неудивительно, учитывая, что других клубов, участвующих в национальном чемпионате по этому увлекательнейшему виду спорта, в Греции отродясь не было.
- Весьма разумное решение, генерал, – вновь похвалил генштабиста Герасим. – Надо полагать, что наши авангардисты достигнут вражеской столицы довольно быстро?
- В этом нет никаких сомнений, сир! На лошадях оно всяко сподручней, чем пешком топать.
- Ну а какие действия предлагается предпринять после захвата этого осиного гнезда албанских террористов?
Панаглос повесил новую карту, на этот раз это была карта Тираны.
- Значит, идем мы вот здесь, по главной улице, и чтоб непременно с оркестром. Командовать парадом буду я, восседая впереди на белом коне! Пройдясь маршем по единственному заасфальтированному проспекту этого варварского поселения, мы захватываем банк, телеграф, телефон. Это все у них присутствует в единственном экземпляре, так что проблем возникнуть не должно. После того, как все эти важнейшие рычаги власти окажутся в наших руках, мы берем штурмом дворец короля Зоога Первого. Разоружаем его охрану, предъявляем албанскому королю черную метку, а уж потом вот так вот мы с ними поговорим, вот так вот! Вот такой вот коленкор мы ему устроим!!!

Стоит ли говорить, что новую карту постигла та же участь, что и предыдущую.
- Ваш план мне нравится все больше и больше, генерал. Однако, не во всем. - Герасим вновь перенял указку у Панаглоса. – А именно вот в этой части, вот так вот мы с ним поговорим! Вот такую вот Эдипову мать мы ему покажем! – С этими словами царь продолжил, начатую Теодором, экзекуцию карты, окончательно превратив и это произведение греческих картографов в полные лохмотья. – С этой частью, я вынужден не согласиться. Ведь мы ж не варвары какие-нибудь, чтобы устраивать линчевание прямо на месте преступления? Мы будем судить этого террориста нашим революционным судом! По всей строгости военного времени! Ну а после суда, само собой, отправим его отбывать наказание в зооргопарк, на радость туристам и на пользу царской казне. – Царь на секунду задумался. – Да, вот еще что, поскольку главной целью этой кампании будет захват для нашего зоогопарка такого столь редкого вида скотины как албанский король, то и всю операцию предлагаю назвать “Альбинос”. Или нет, лучше “Албанос”.
- Так что же, теперь этому альбиносу и по сопатке разок въехать нельзя? - слегка обиженно поинтересовался Панаглос.
- Разок конечно можно, но смотри, чтобы без травматизма!
- Это мы легко. Сначала в баньке отпарим, а потом отоварим по полной программе. Ни один судмедэксперт не прикапается.
- Ладно, это все лирика. Давай рассказывай про завершающую фазу операции «Албанос».
Теодор вывесил новую карту Албании.
- Значит так, после того как наш авангард захватит вражескую столицу и арестует местного короля, наша кавалерийская дивизия немедленно приступает к анти-партизанской деятельности. К ним на помощь сразу же выступают все наши оставшиеся дивизии, а уж когда они прибудут в Тирану, мы с этими партизанами, вот так вот поговорим! Вот такой вот коленкор мы им устроим!!! – засвистел указкой начальник генштаба.
- Понятно. Но, опять же, у нас есть одно уточнение. Когда мы будем с этими партизанами вот так вот разговаривать. - Свист указки. - Вот такую вот мать-перемать им показывать, то одну дивизию с артиллерийской бригадой, все же следует оставить в укрепрайоне в Салониках. Так на всякий случай. Вы согласны?
- Учитывая близость турецкой границы, считаю это весьма целесообразным, ваше величество.
- Вот и славно. Можете садиться.
Теодор Панаглос собрал в комок ошметки растерзанных карт и уселся на свое место, а Герасим продолжил обсуждение.
- Благодарю вас за прекрасную презентацию, генерал. В целом, должен признать, что генштаб провел просто блестящую работу. План албанской кампании можно считать практически утвержденным. Есть ли у министерства обороны какие-нибудь замечания или предложения?
- План, безусловно, хорош, – без особого энтузиазма согласился Александрос Папакос. – Но какие гарантии успеха может дать нам генштаб? Наш враг хитер и опасен! Вы вспомните, что они сделали с нашим зоопарком? От таких подонков можно ожидать чего угодно! Не будет ли более целесообразным, на начальном этапе, умело применяя эластичную оборону, провести массовые расстрелы в армии и выявить всех пособников террористов, а уж затем, после непродолжительной блокады, взять столицу неприятеля штурмом?
- Ну вот, блин, опять одна и та же песня. Гарантии говоришь? – хитро прищурил глаз верховный главнокомандующий. – Гарантий ему захотелось! Война это не покер и никаких гарантий в ней быть не может! Ну, раз уж тебе так захотелось гарантий, то ты и возглавишь наш доблестный авангард. А уж если что не так пойдет, то с тебя первого и спросим. Так что давай, фельдмаршал, езжай в Иоанию и принимай командование кавалерийской дивизией.
- Слушаюсь! – с нескрываемой радостью согласился Папакос.
Лицо министра обороны просто светилось счастьем. Столь быстрая перемена настроения показалась Герасиму странной.
- А что это ты Саша, лыбишься как старая дева в мужской бане? Откуда такое рвение и прилив оптимизма?
- Слу-жу ва-ше-му ве-ли-чест-ву!!! – ничего не объясняя, радостно проорал министр обороны.
Ясность в данный вопрос внес Поскребыштос. Наклонившись поближе к уху монарха, адъютант прошептал:
- Великий государь, господин Папакос состоит в звании генерала армии от инфантерии, а вы только что назвали его фельдмаршалом. Вот он и решил, что дождался-таки, наконец, очередного повышения.
- Да, лажа получилась, – почесывая затылок, согласился самодержец. – Ну, как говориться, слово не воробей – много не нагадит! Хотя, насколько я понимаю, других маршалов в нашей отчизне нет?
- Так точно.
- А без маршалов воевать как-то несолидно. Поэтому, хрен с ним – пусть хоть один да будет. Давай дуй в подсобку за фельдмаршальскими погонами, но сначала дай-ка мне справочку о нашем генералитете. Я полистаю, пока ты бегать будешь.
Поскребыштос вынул из своей папки соответствующую бумагу, протянул ее Герасиму, и тотчас удалился. Верховный главнокомандующий погрузился в изучение документа.
Из представленной адъютантом бумаги, вырисовывалась следующая, весьма неприглядная картина. Всего в греческой армии насчитывалось 25 высших военных руководителей. Из них: 5 генералов армии, 8 генерал-лейтенантов и 12 генерал-майоров. Абсолютное большинство генералов, несмотря на свой преклонный возраст и испорченные за долгие годы службы желудки, были очень далеки от профессионализма в военном деле, и имели лишь по одному ордену Герасима Победоносца. Лишь семь из двадцати пяти были удостоены Герасима Победоносца второй степени, а новоиспеченный фельдмаршал Папакос, был единственным обладателем третьей степени этой высшей военной награды Греции. Были, конечно, и приятные моменты. Так, пять военноначальников Греческой армии, были охарактеризованы Поскребыштосом как признанные мастера обороны (разумеется, среди них был и министр обороны Папакос). Двое были экспертами по наступательным действиям. Ну, и напоследок, следует упомянуть и об уж совсем экзотических специалистах, таких как уже известный нам спец. по маскировке генерал-лейтенант Тсуканукас, инженер Брунснос состоящий в звании генерал-майора, эксперт по ведению специальных операций генерал-майор Трындафиляндис и танковый лидер генерал-майор Тсыкантос (столь почетного прозвища этот трусоватый от рождения генерал удостоился потому, что всегда носил с собой огромную емкость с самогоном, которую он на аглицкий манер называл танком, и к тому времени, как в течение рабочего дня, его танк пустел, у генерала обычно появлялись несвойственные ему лидерские качества и даже желание дать кому-нибудь в морду). “Да, таких генералов хорошо в гололед перед собой выпускать, чтоб дорожку своим песочком посыпали” – с грустью подумал Герасим и отложил справку в сторону. В это время как раз вернулся Поскребыштос и протянул царю фельдмаршальские погоны. Верховный главнокомандующий подошел к сияющему от счастья Папакосу, крепко пожал ему руку и произнес:
- Ну, вот и дожил до светлого дня! А я ведь тебя помню, когда ты еще пешком под стол ходил, а теперь вон какой орел вымахал! Прими Саша мои искренние поздравления!
- Служу вашему царскому величеству!
- На, вот тебе, носи на здоровье! – Герасим протянул фельдмаршалу новенькие погоны и картинно смахнул слезу со своего правого глаза. – Ну, а теперь, позволь облобызать тебя по-отечески.
С этими словами царь крепко прижал к себе уже абсолютно одуревшего от счастья Папакоса, осчастливил его троекратным монаршим поцелуем, и не выпуская из объятий, дружески похлопывая по спине, провел с ним короткую приватную беседу.
- Надеюсь, Саша, что ты должным образом оценишь мое к тебе расположение.
- Так точно! Щедрость твоя, о великий государь, воистину безгранична. Век помнить буду и потомкам своим передам!
- А вот этого как раз и не надо. - Герасим незаметно убрал свою правую руку из-за спины счастливца.
- Но почему?
- Да потому, – улыбнулся царь. – Что если ты, гнида бумажная, вздумаешь мемуары писать, то я тебя с того света достану. – Правый кулак самодержца, описав короткую дугу, впился в левый бок фельдмаршала, аккурат в районе почки.
- Ой.
- Вот тебе авторство ДГЖ! – не переставая по-дружески улыбаться, произнес Герасим.
- Ай.
- Вот тебе стаканы чаю!
- Ой, ай.
- Вот тебе, авторство ДСГЖ!
- Ой.
- Вот тебе авторство стракридейса!
- Ай!
- Вот тебе за Греко-Финскую!
- Ой!
- Вот тебе девочки да кабаки!
- Ай!
- А вот тебе Пулицеровская, Нобелевская и Сталинская премии!
- Уууу… - громче прежнего взвыл от боли новоиспеченный фельдмаршал.
- А теперь всё, пшел отсюда.
Папакос потирая левый бок, поплелся, было на свое место, но как оказалось, запас царских милостей был еще далеко не исчерпан.
- Стой!
Папакос развернулся и послушно подошел к самодержцу. Государь протянул руку и с силой сорвал с груди маршала один из трех орденов Герасима Победоносца.
- Это чтобы ты не зазнавался, – пояснил верховный главнокомандующий. – А то, как нацепят маршальские погоны, так сразу и грудь колесом. Медалька твоя пока у меня побудет, в качестве залога. Покажешь себя в бою – верну. А сейчас дуй в лавку, прикупи там, чего следует, а после совещания, мы всей толпой к тебе. Погоны то обмыть надо!
- Есть дуть в лавку, – обиженно пробубнил первый фельдмаршал Греции и удалился за дверью.
Герасим проводил Папакоса взглядом и вернулся на трон.
- Ну что, господа генералы, какие еще вопросы нам осталось обсудить?
Со своего места поднялся министр по тяжелой промышленности и вооружениям.
- Ваше величество, довожу до вашего сведения, что поставленная вами вчера задача, успешно выполнена!
- Ты что, белены объелся? Какая еще задача? Удвоение ВВП к 1938 году?
- Но вы ведь сами, того на этого, велели создать рабочую группу и решить вопрос по сокращению расходов на снабжение армии.
- Ах да, ну и какие ваши соображения по этому поводу? Немедленно доложите!
- Прежде всего, позвольте представить вам членов рабочей группы. Это присутствующие здесь: генерал-майор Руккопуколос, генерал-майор Вбокупуколос и генерал армии Параситопуколос.
Трое названных генералов поднялись со своих мест и выстроились в шеренгу рядом с Георгием Мантзаванусом. Герасим внимательно посмотрел каждому из них в глаза.
- Скажите, господа ‘каквастампуколосы’, вы часом не родственники?
На этот вопрос ответил самый старый и опытный из генералов, а именно генерал армии Параситопуколос:
- Весьма и весьма дальние, ваше величество.
Генерал служил в греческой армии еще со времен попа Гапона, поэтому, удовлетворив царское любопытство, этот представитель старой гвардии незамедлительно выпустил ветры.
- Н-да, – помахивая раскрытой ладонью перед носом, обратился к министру государь. – Ну и чем же еще знамениты эти господа, кроме своей феноменальной способности так фантастически оглушительно портить воздух?
- Все вместе они колдуны логистики!
- Так, все понятно. Все свободны! – произнес правитель земли греческой, вставая со своего трона. – А этих троих господ на костер! Я, в своем царстве, никаких колдунов, логистиков и прочую ересь, терпеть не намерен.
Генералы изумленно захлопали глазами, а министр по вооружениям поспешил принять экстренные меры для предотвращения надвигающейся катастрофы, и бухнувшись перед царем на колени запричитал:
- Великий государь, не вели казнить, виноват я, – неверно выразился. Я же их в переносном смысле так назвал, дескать, они настоящие волшебники по части снабжения!
- Ну Георгий, ты даешь! Чуть под монастырь не подвел.
- Велика вина моя, о мудрейший, на милость твою уповаю.
- Ладно, поднимайся и докладывай, что конкретно вы там надумали про сокращение расходов.
Мантзаванус быстро поднялся с колен, подошел к доске и стал развешивать на ней какие-то замысловатые графики и диаграммы. Через несколько минут, когда вся площадь доски была завешена наглядным материалом, министр прокашлялся и начал свой доклад.
- Ваше величество, попрошу вас обратить ваше внимание на график номер один. – Мантзаванус ткнул указкой в соответствующий рисунок. - Если рассмотреть ежемесячное потребление предметов снабжения как производную функции икс в квадрате плюс тридцать один игрек, где икс – это…
- Короче Склифосовский!
- Но, ваше величество, мы с ребятами всю ночь эти графики рисовали, – обиженно произнес министр.
- Молодцы, я полистаю на досуге – ошибки проверю. А сейчас, выкладывай самую суть, сам понимаешь, времени мало. Нам еще фельдмаршальские погоны сегодня обмывать.
- Ну, если вкратце, то суть наших рекомендаций сводится к тому, что наших солдат нужно перевести на новую диету.
- Что за диета?
- О, ваше величество, это старинная китайская диета Трататуй.
- И в чем смысл этой диеты?
- Основная идея этой диеты настолько революционна, что я даже позволил себе сочинить небольшой рекламный слоган в виде двустишья. Вы позволите?
- Валяй.
Мантзаванус вынул из кармана шпаргалку, выставил правую руку вперед, и вдумчиво, с выражением продекламировал:
"Питаясь по диете Трататуй, -
Сегодня ты ешь, а завтра – нет!"
Герасим улыбнулся.
- Стихи хорошие, но почему без рифмы?
- Извините, выше величество, словесности необучен.
- И кому же из вас первому пришла в голову эта революционная идея?
Генералы переглянулись, и из строя вышел на шаг вперед генерал-майор Вбокупуколос. Только теперь царь заметил, что на груди генерала, рядом с орденом Герасима Победоносца первой степени висел еще и круглый значок с надписью “Хочешь похудеть? Спроси меня как!”.
- Ваше величество, дело в том, что мы, все втрое, некоторое время назад ездили в Китай на стажировку. Там мы и познакомились с этой замечательной диетой. В китайской армии ее применяют еще с незапамятных времен и добиваются с ее помощью замечательных результатов.
- А это невредно для здоровья?
- Что вы, ваше величество, наоборот! Лечебное голодание очень полезно. Мы можем гарантировать полнейшую безопасность, поскольку сами уже несколько лет являемся настоящими фанатиками этой диеты, и самочувствие имеем превосходное. Кроме того, как показали лабораторные испытания, у солдат, питающихся по нашей методике, каждый второй день наблюдаются всплески здоровой злости, и если умело направлять эту деструктивную энергию на уничтожение врага, а это легко можно сделать путем грамотной идеологической обработки, то солдаты превращаются в настоящие машины смерти, которых практически невозможно остановить.
- Ну и на какой экономический эффект от применения этой диеты можно рассчитывать?
- Необходимое для прокорма армии количество провианта, сократиться ровно в два раза!
Герасим удивленно поднял бровь и вопросительно посмотрел сначала в сторону министра по вооружениям, а потом в сторону своего адъютанта. Оба утвердительно кивнули.
- Заманчиво, – наконец, произнес царь. – Но, тут есть одно но! Харчи харчами, а как быть с патронами? Стрелять тоже через раз прикажете?
- Никак нет, ваше величество. Мы предлагаем значительно повысить точность стрельбы, и таким образом получить серьезную экономию боеприпасов.
- И каким же образом вы собираетесь повысить точность? – обратился к министру по вооружениям государь. – Вы что забыли, что денег на разработку нового оружия в казне пока нет?
- Точность предлагается повышать путем внедрения специальной методики, – начал объяснять Мантзаванус. – Перед каждым выстрелом, боец сосредотачивается с помощью особой медитативной техники, название которой переводится с китайского языка примерно как “Полярная звезда”. В результате точность выстрела увеличивается в два раза, что соответственно в два раза сокращает расход боеприпасов. Если позволите, я зачитаю еще один слоган, который предполагается использовать при обучении солдат этой методике.
- Надеюсь, на этот раз рифмованный?
- Кажется да. Куда же я его задевал? – министр начал нервно рыться в своих исчерканных черновиках. – А, вот он, ваше величество.
Георгий, как и в прошлый раз, выставил правую руку вперед и начал читать, то и дело поглядывая в свою шпаргалку:
“- Товарищ боец, стреляй точней!
- Патроны не водка, патроны жалей!
- Если будешь стрелять неизвестно куда,
- То придет офицер, тогда всем вам…”

Мантзаванус неожиданно прервался на полуслове. - Ой, я дико извиняюсь. Поначиркал тут, сам уже не разберусь. Тут пара строк из другого слогана, про экономию портянок. Вот как должно было звучать:
“- Товарищ боец, стреляй точней!
- Патроны не водка, патроны жалей!
- Если будет стрелять неизвестно куда,
- То на помощь придет Полярная звезда!”

Георгий отложил свою шпаргалку и вопросительно посмотрел на государя.
- Ну как?
- Молодец, мощно задвинул! Особенно про водку понравилось.
- А у меня еще про экономию портянок, ГСМ и туалетной бумаги есть! Зачитать? – радостно заголосила восходящая звезда греческой поэзии.
- Отставить. Мы не в литературном салоне, и я вам не гимназистка сопливая, чтобы меня опусами всякими развлекать. Вернемся к делу. Значит, насколько я понял, есть возможность сократить наши расходы на содержание армии ровно наполовину?
- Так точно, ваше величество! – в один голос ответили министр по вооружениям и трое его верных колдунов.
- В таком случае, исходя из принципа персональной ответственности за каждое нововведение, именно вам господа, и придется на некоторое время возглавить наши войска, – обращаясь к снабженцам, произнес верховный главнокомандующий. – Немедленно выезжайте в действующие части и принимайте командование. Но учтите, если облажаетесь – я вам устрою курсы повышения квалификации. Пойдете в Китай пешком, причем без жратвы, патронов, портянок и туалетной бумаги. Все понятно?
- Так точно!
- Выполняйте.
Забегая вперед, следует сказать, что мастера логистики не соврали, и потребление предметов снабжения во вверенных им частях, действительно скоро сильно сократилось.
Проводив взглядом удаляющихся генералов, царь поднялся со своего трона и произнес:
- Ну что ж, пойдем и мы пожалуй. Господа офицеры, на этом наше совещание объявляю закрытым. Расходитесь по домам и готовьтесь к войне, а мы с министрами навестим нашего героического фельдмаршала.[Исправлено: Serb, 24.05.2005 10:09]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 20:00]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:52]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:29]
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Эпизод V. Турецкий хам бит.   29.04.2005 22:02
Эпизод V
Турецкий хам бит

Чтобы составить наиболее четкое представление о драматических событиях развернувшихся в последующие месяцы, читателю, вероятно, захочется взглянуть на некоторые исторические документы того времени. У нас есть такая возможность!

Из неопубликованного дневника фельдмаршала Александроса Папакоса:

“19 декабря 1935. Государь соизволил таки отбыть в круиз. Свобода!
20 декабря 1935. Начали встречать новый год.
30 декабря 1935. Корпоративная вечеринка по поводу встречи нового года кажется, удалась. Точнее сказать не могу, плохо помню.
31 декабря 1935. Сегодня приходил адъютант его величества, говорил, что царь вернулся и просит всех завтра утром прибыть в дом правительства. Испортил праздник скотина.
1 января 1936. Царь батюшка рехнулся окончательно. Грозится всем пасти поразрывать, да моргала повыкалывать. Дело идет к войне. Вечером с горя сходил к Панаглосу. Попили чаю, поиграли в домино, поговорили за жизнь.
2 января 1936. СВЕРШИЛОСЬ!!! Боже храни царя! Долгого ему здоровья. Государь высоко оценил мои заслуги перед Родиной, присвоил мне звание фельдмаршала и доверил главную роль в нашей кампании против Албанских экстремистов. Правда, говорил он все больше загадками. Велел больше не писать. Поздно вечером собрались у меня. Был и царь батюшка. Попили чаю, сыграли в очко, поговорили за жизнь.
3 и 4 января. Лавочник - сука! Подсунул мне паленый чай. После праздника в честь моего нового звания, болели двое суток. Государь повелел найти контрафактчика и вздернуть на первой попавшейся рее. По слухам, их величество сильно маялись кашлем и диареей. Во дворце был большой кипиш. Два дня вся царская прислуга на ушах стояла. (Далее зачеркнуто, но все же можно различить фразу: “Будет знать, как уважаемых людей по почкам отоваривать”).
5 января 1936. Логотехус нашел лавочника. Ищем подходящую рею.
6 января 1936. Рею так и не нашли. Я отбыл в Иоанию принимать командование кавалерийской дивизией.
7 и 8 января 1936. Две наших артиллерийских бригады был полностью укомплектованы новыми средними орудиями времен Великой войны. Осталось переоснастить еще две бригады.
9 января 1936. Сегодня исторический день! Министр иностранных дел Греции торжественно вручил ноту с объявлением войны албанскому торговцу шерстенными носками, поскольку, как выяснилось, албанского посольства в Афинах нет, и не было. Торговец обещал передать ноту своему королю. Таким образом, все дипломатические формальности соблюдены, и теперь мы официально находимся в состоянии войны с Албанией! Сегодня же государь прибыл в Иоанию и лично напутствовал войска пламенной речью. После митинга, верховный предложил хлопнуть на посошок по рюмашке. Прохлопали до утра.
10 января 1936. Простившись с верховным, скрытно перешли границу. Албанцев пока не видно.
11 января 1936. Встретили первого албанца, точнее албанку. Хотели почитать ей стихи, но она оказалась на редкость уродливой, да еще и усатой. Побрезговали.
15 января 1936. Уже пять дней в пути. Скучно без чаю.
16 января 1936. Встретили группу албанских пастухов. Те приняли нас за своих коллег из Киргизии. Поговорили об овцах. Наконец-то выпили чаю.
17 января 1936. Албанский чай – редкая моча. Всю ночь мерещились чабаны. Под утро вообще вальты пошли. Спасибо солдатам – отпоили рыбьим жиром.
21 января 1936. По голубиной почте получили сообщение, что глава государства британского, король Георг Пятый, приказали-с долго жить. С горя напились зеленого албанского чаю. Зря, потом всю ночь мерещилась толи большая, толи малая медведица.
10 февраля 1936. Наконец-то прибыли в Тирану. Ну и дыра! Все население тысяч тридцать – сорок от силы. Овцы гадят, прям посреди единственной заасфальтированной дороги.
11 февраля 1936. Разгоняли овец. Прошлись парадным строем по проспекту. Захватили единственную в городе чайхану, банк, телеграф и склады. В нефтехранилище как ни странно полно нефти. Пробовали выгнать из нее что-нибудь полезное. Трое солдат госпитализированы с сильным отравлением. Идиоты, лучше бы чаю попили. Ищем телефон и албанского короля Зоога”.

Из собрания речей Герасима Второго Великого.

Речь Герасима Второго перед солдатами 201-ой кавалерийской дивизии, произнесенная им 9 января 1936 года, в связи с началом операции “Албанос”:


“Солдаты, вам выпала высокая честь отомстить за страдания нашего народа, принесенные нам этими подлыми и трусливыми террористическими собаками. Вам предоставляется уникальный шанс продемонстрировать всем народам Земли непобедимую силу греческого оружия. В этот час, весь мир взирает на вас с надеждой и сочувствием. Поэтому помните, что по вам будут судить обо всех пьяных греках. Так что, вы уж там без фанатизма. Врагов, конечно, завалить, но скотину, и другое полезное имущество – взять в плен!
Греки мои верные, несите разумное, доброе, вечное! Вы – не только авангард нашей славной армии, вы еще и авангард Великой Эллады!
Авангард – чемпион!!!
(Крики ура).
Даешь великую эллинскую культуру в широкие варварские массы!
(Крики ура).
МОЧИ КОЗЛОВ!!!”
(Непрекращающиеся крики ура)”.

Фрагмент историческо-юмористической радиопередачи Имперского Радио “ Дуршлаг Истории”, от 5-го сентября 1960-го года.

“Ведущая: Здравствуйте, мои дорогие радиослушатели, сегодня у нас в гостях знаменитый полководец, герой Албанской кампании, Александрос Папакос. Добрый вечер, фельдмаршал.
Папакос: Здравствуйте, Регина Батьковна.
Ведущая: Вы знаете, фельдмаршал, а у нас есть такая рубрика – “Экзамен “Дуршлага”, вы тянете билет, и отвечаете на поставленный в билете вопрос. Не желаете поучаствовать, мой дорогой?
Папакос: Если отвечать письменно, то я пас. Писать ничего не буду!
Ведущая: Гы-гы-гы, прекрасная шутка фельдмаршал, гы-гы-гы. Конечно же, отвечать нужно устно. Тяните билет.
Папакос: Какой из двух?
Ведущая: Гы-гы-гы, прелестно, просто прелестно, мои дорогие. Тяните любой.
Папакос: Билет номер сто двадцать семь – “Расскажите про ваши ощущения в первые дни войны с Албанией”.
Ведущая: О, как нам повезло, дорогие мои. Какая захватывающая тема!
Папакос: Ну, значит, дело было так, девятого января в расположение моей дивизии прибыл государь и выступил с речью перед моими бойцами. Речь нам всем очень понравилась, солдаты просто рвались в бой. Мы с государем по-быстрому выпили чаю на дорожку, и я немедля повел своих ребят через государственную границу. Что я чувствовал в тот момент? Честно говоря, меня не оставляли смутные сомнения. Конечно, с одной стороны, генштаб разработал блестящий план, да и тот факт, что у Албании напрочь отсутствовала армия, вызывал определенный оптимизм, но как показывала практика, ни один план еще не выдерживал столкновения с противником. Так что в успехе нашего предприятия, абсолютной уверенности у нас не было, да и быть не могло. В общем-то, так и произошло. Не выдержал наш план столкновения с противником! Ну не встретили мы противника, понимаете?
Ведущая: Ой, вы так интересно рассказываете! Гы-гы-гы. Продолжайте, пожалуйста.
Папакос: А что рассказывать? Вот и пошло все из-за этого наперекосяк. План наш не выдержал и прямо скажем, - провалился. Главную задачу операции “Альбинос”, а именно поимку короля Зоога, нам выполнить не удалось. Недоработала наша разведка. Как выяснилось, он и не король был вовсе, а бывший контрабандист, сколотивший себе огромное состояние на контрабанде соли и чая. Вот на эти деньги он и прикупил себе королевский титул в конце двадцатых, а когда запахло жареным, взял да и смылся своими контрабандными, никому неведомыми тропами.
Ведущая: Фельдмаршал, в последнее время появились историки утверждающие, что албанский король бежал, переодевшись в женское платье, как вы считаете, такое могло быть?
Папакос: Ерунда. Не было ничего такого. Ничего не было!
Ведущая: Большое спасибо за столь занимательную и веселую историю, фельдмаршал. Ждем вас в нашей следующей программе. До новых встреч, дорогие мои”.


12 февраля 1936 года. Пригород Афин. Царский санаторий Бормотуха. 11:20 утра.

Герасим пребывал в дурном расположении духа. Мало того, что он был вынужден переехать из Афинского дворца в эту загородную резиденцию, чтобы поправить надорванное во время проводов фельдмаршала в поход здоровье, так еще и от самого фельдмаршала не было никаких вестей.
- Вот же старая сволочь, – пожаловался своему адъютанту государь. – Мог бы хоть открыточку чиркнуть.
- Ваше величество, вам пора на процедуры.
- Нет уж! Все, хватит! У меня еще от утренней клизмы заряд бодрости не прошел. Эх, житие мое, ну скажи мне, Вова, разве это жизнь – утром кефир, вечером клистир. И так целый месяц! Надоело! Принеси-ка мне лучше соку.
- Какого изволите, ваше величество? Ананас? Апельсин? Манго?
- Ячменного, Вова, ячменного. И чтоб непременно прохладного и с газиками.
- Но, царица Наина строго-настрого запретила.
- Нас на бабу променял? – в гневе прокричал Герасим. – Ты у кого в адъютантах числишься, у меня или у царицы?
- Но, дядя доктор, тоже не велел.
- Володя, Володенька, я ведь тебя зубами загрызу! – ласковым голосом пообещал царь. - Давай дуй за пивом, дурында! Да почту посмотри заодно.
Царский адъютант горестно вздохнул и поплелся выполнять волю вышестоящего начальства, оставив августейшего в гордом одиночестве ровно на пятнадцать минут. По прошествии указанного промежутка времени, взъерошенный Поскребштос буквально ворвался в царский кабинет. В одной руке он держал открытую бутылку пива, а во второй сжимал какую-то депешу.
- Ваше величество, пришло сообщение от фельдмаршала Папакоса.
- Ну?
- Наши войска захватили Тирану!
- А тирана?
Поскребыштос бегло прошелся глазами по депеше и слегка помрачнел.
- К сожалению, албанскому королю удалось скрыться, но фельдмаршал пишет, что его бойцы уже выкорчевали на главной площади Тираны, памятник диктатору в масштабе один к одному. В скором времени этот истукан будет доставлен в Афины.
- Он что там, совсем ошалел? Его за кем туда посылали? - совершенно справедливо возмутился Герасим. – Вечно как пошлешь дурака за чем-нибудь, так он непременно какого-нибудь дерьма и принесет. То водки паленой, то короля гипсового.
Верховный главнокомандующий решил, что пора принимать экстренные меры для исправления сложившейся ситуации. Меры последовали незамедлительно. В первую очередь, Герасим выхватил из рук адъютанта бутылку и жадными глотками покончил с ее содержимым. А после этого, вытер губы рукавом своего френча и скомандовал:
- Карету мне, карету! Мы срочно возвращаемся в столицу. И чтобы к моменту прибытия во дворце уже были в сборе все члены кабинета. Отправь правительственную “Молнию” этим раздолбаям.

12 февраля 1936 года. Афины. Дворец царя Герасима Второго. 14:01.

- Господа, - начал свою речь государь. – Ситуация мягко скажем хреновая! Вся территория Албании находится под нашем контролем, но вражескому предводителю удалось улизнуть. Кто, я вас спрашиваю, теперь будет подписывать акт о безоговорочной капитуляции Албании и о присоединении ее же к нашему славному государству? Кто? А кто теперь будет развлекать наших туристов в зоогопарке?

Собравшиеся в зале министры (а присутствовали все, кроме министра обороны конечно), дружно потупили взор в знак осознания своей вины. Желающих предложить сколько-нибудь приемлемую кандидатуру на эту роль, не нашлось. Поэтому Герасим как обычно начал разруливать ситуацию единолично и подойдя к министру госбезопасности и по-совместительству начальнику ГРУ, произнес:
- Господин Логотехус, в обоих твоих ведомствах объявляется аврал на неопределенный срок. Носом землю рой, но альбиноса этого в наш зоогопарк доставь!
- Есть!
- В одном месте шерсть! Ты еще здесь? Я же сказал, что у тебя аврал, а ну-ка бегом отсюда. И чтоб через полчаса эта мерзкая усатая рожа висела на всех столбах в этом городе!
- Но какой смысл, он, что идиот чтобы в Афинах появится?
- БЕГОМ!!! – заревел правитель земли греческой.
Логотехуса как ветром сдуло.
- А теперь, давайте вернемся к остальным проблемам. Володя, обрисуй ситуацию в стране.
Посребыштос послушно раскрыл папку и стал зачитывать:
- После январских волнений связанных с объявлением войны, ситуация слава Богу, стабилизировалась, благодаря тому, что мы вовремя пустили все наши производственные мощности на производство товаров народного потребления. Процент недовольных в Греческом обществе резко сократился. Однако не может не беспокоить тот факт, что процент обожравшихся и сбесившихся с жиру, напротив резко увеличился.
- Ничего-ничего, – успокоил адъютанта государь. – В армии в скором времени похудеют.
- Все наши артиллерийские бригады были успешно перевооружены. На фронте сложилась следующая обстановка. В Тиране стоит кавалерийская дивизия Папакоса. На соединение с ней из Иоании идет наша главная армия под командованием генерала армии Параситопуколоса. В составе этой армии 14 пехотных дивизий. Одна пехотная дивизия занимает оборону в укрепрайоне в Салониках. Наши войска в Албании должны вскоре приступить к анти-партизанской деятельности.
- Мочить козлов! – согласился Герасим. – А что можешь сказать про нашу экономику?
- Экономика наша как была в Жо, так в Жо и осталась. Несмотря на торжественное открытие зоогопарка, туристы не изъявляют пока особого желания его посещать. Сказывается отсутствие главной изюминки этого проекта. Поэтому, как вы и приказывали, ваше величество, мы изыскали финансы в другом месте, то есть продали Советскому Союзу все излишки ресурсов, да и реализация ТНП населению принесла неплохую прибыль. Таким образом, нам удалось скопить внушительные для наших скромных масштабов средства -125 американских долларов!
- А в какие проекты правительство намерено инвестировать накопленные средства?
Со своего кресла поднялся премьер-министр Деморитцис.
- Ваше величество, в сложившейся ситуации, исходя из коньюктуры рынка ценных бумаг, существующей ставки рефинансирования и текущего уровня инфляции в стране, правительство считает, что самым разумным решением, было бы вложение всех средств в стабилизационный фонд.
- Иными словами, вы предлагаете никуда не вкладывать, а оставить наши деньги гнить на полке мертвым грузом?
- Можно сказать и так.
- Отлично. Весьма разумный подход, – согласился величайший из царей. – А какие действия министерство иностранных дел собирается предпринять в связи с окончанием небоевых действий в Албании.
- А что мы можем? Пакт об аннексии ведь подписывать не с кем.
- К чертям собачим Албанию. Когда-нибудь мы выловим их короля и все подпишем. Кого ты предлагаешь мочить следующим?
- Но, ваше величество, – удивился министр иностранных дел. – Я ведь уже объяснял вам, что мы не можем ни с кем воевать. В мире существует очень сложная и запутанная система коллективной безопасности. Напади мы на кого-нибудь из своих соседей, и нам придется воевать с половиной мира! Мы просто не можем вот так вот взять и напрямую, в лоб, наехать на кого-нибудь!
- Ну что ж, - задумчиво произнес Герасим. – Раз уж мы не можем предпринять никаких действий напрямую, то у нас просто не остается выбора. Мы будем применять стратегию кривых действий или сокращенно - Стракридейс!
- А в чем суть данной стратегии?
- В бирюльки играете? – строго поинтересовался государь.
- Боже упаси, ваше величество, – испугался Деморитцис.
- Очень жаль. А я вот в молодости баловался, и надо сказать неплохо получалось. Так вот в бирюльках есть такие ситуации, когда дернув за одну бирюльку, просто невозможно не задеть остальные.
- Так и я про то же! – обрадовался глава МИД’а.
- Молчать и слушать! – гневно пресек его государь. – Мы сделаем тоже самое. Как вы помните, мы поставили перед собой задачу избавить мир от фашизма. Так?
- Так.
- А теперь вспомни, кому гарантирует независимость Германия.
- Сербам и болгарам.
- Болгария отпадает, так как есть шанс ввязаться в войну с СССР. Поэтому, предлагаю провести кампанию против Сербов. Настало время предъявить их принцу счет за геноцид югославянов и югославянок! Таким образом, мы получаем следующую ситуацию. Мы объявляем войну сербам, нам объявляет войну Германия, нашу независимость гарантируют англичане. А уж они обязательно объявят войну Германии и пригласят нас войти в военный альянс с ними, французами, австралийцами и прочей мелюзгой. Короче, заграница нам поможет! Грек и англичанин братья навек! Да здравствует греко-британская антигитлеровская коалиция! Мочи козлов!!!
- Ваше величество, - осторожно начал Деморитцис. – Конечно, ваша стратегия кривых действий просто гениальна, но мы не можем объявить войну сербам.
- Что не так? – поинтересовался царь, неглядя шаря рукой по столу в поисках тупых и тяжелых предметов. – Умные все стали, на вас не угодишь!
- Угодишь, угодишь, – поспешил уверить царя Константинус, заметив, что тот уже нащупал рукою довольно увесистую чернильницу. – Просто у нас с ними подписан пакт о ненападении.
- А тебе мы, за что деньги платим? Ты подписывал, ты и разрывай.
- Но, поступать так не в правилах настоящих джентльменов.
- Ложил я на ваши джентльменские правила. Раз ваши джентльменские правила не позволяют царю выиграть, то царь меняет правила. Пакт разорвать, и точка!
Тут в разговор встрял Поскребыштос:
- Ваше величество, такие действия могут привести к росту числа недовольных. Если грубо прикинуть, то процентов на пять увеличится число оппозиционеров.
- Плявать хотел! Цель оправдывает средства, а цель у нас святая – отомстить за братский Югославяновский народ, поруганную честь Югославянок, а заодно и уничтожить Гитлера! К тому же, ничего страшного в этом, я лично, не вижу. Пустим снова все свои мощности на производство дешевой колбасы, народ сразу и подобреет.
Тем временем, Деморитцис, воспользовавшись тем, что государь отвлекся на философскую беседу со своим адъютантом, что-то усилено рисовал в своем блокноте. Закончив чертить, премьер-министр поднялся, подошел к государю, положил перед ним рисунок, и предоставив тому некоторое время на изучение схемы, осторожно произнес.
- А как же быть с Турцией?
Герасим, который уже, безусловно, понял, что имеет ввиду министр, обхватил голову двумя руками и впал в глубокое уныние. Да, давненько судьба не преподносила великому завоевателю таких ударов. Казалось бы, безупречный стратегический план был в одночасье разрушен каким-то жалким клочком бумаги. Царь просидел над схемкой долгих пять минут, и наконец, видимо дойдя до крайней степени отчаяния, в сердцах прокричал:
- Вот вопрос! Ведь вы же без ножа режете меня этим вопросом!!! Ну откуда мне было знать, что наши исконные враги и на этот раз организуют нам такую подляну вселенского масштаба?
На схеме, которая вогнала государя в столь глубокий ступор, была расписана следующая ситуация. Исходные данные: Греция имеет пакт о ненападении с Турцией и Югославией. Турция гарантирует независимость Югославии и Греции, Румыния гарантирует независимость Югославии, Германия гарантирует независимость Югославии, Великобритания гарантирует независимость Греции, Советский Союз гарантирует независимость Турции. Этот страшный круг начинался и замыкался на Турции. Казалось бы, что такое Турция в мировом масштабе? Так что же так сильно расстроило греческого монарха?
Столь искушенный, в вопросах войны и мира читатель, уже наверняка догадался. Но на всякий случай стоит описать эту катастрофическую ситуацию во всех деталях.
Итак, Греция объявляет войну Югославии. Как гарант югославской независимости, Турция разрывает пакт о ненападении с Грецией и как только представиться возможность (а такая возможность в соответствии с нормами международного права представится им ровно через неделю с момента расторжения пакта) объявляет войну Греции. Однако, в течение этой недели произойдет ряд важных событий. Германия, гарантировавшая свободу Югославии, вынуждена будет объявить войну Греции, а поскольку Турция, не смотря на расторжение пакта о ненападении, все-таки является гарантом еще и греческой независимости, то она обязательно объявит войну Германии. После нападения на Грецию со стороны Германии и Турции, на сцену выходят тяжеловесы. Гарантируя независимость Греции, Великобритания, Франция и компания, объявляют войну Германии и Турции. И вот тут-то и происходит событие столь опечалившее Герасима Второго – свое окончательное и веское слово говорит страна советов. СССР, который гарантировал независимость Турции, просто обязан будет объявить войну Союзникам, и что самое страшное - вступление воюющей с Грецией и Германией, Турции в Коминтерн после этого лишь вопрос времени!
Таким образом, в ответе задачки нарисованной министром иностранных дел, царь увидел следующее: Союзники (Англия, Франция, и.т.д.) воюют с Германией и Коминтерном (СССР, Турция, Монголия, Тува). Германия воюет с Союзниками, Коминтерном и Грецией. Коминтерн воюет с Союзниками, Германией и Грецией. Греция воюет с Югославией, Германией и Коминтерном. Иными словами, все воюют со всеми и сразу, а Греции при таком раскладе уже точно ничего не светит.
Это уже даже не ситуация глубокой Жо. Это ситуация сверхглубокой Жо. Поэтому реакция греческого самодержца, только что сказавшего новое слово в стратегии под названием “стракридес”, вполне понятна.
Лицо правителя Греции посерело, а голос его задрожал. Казалось, что государь окончательно сломлен таким развитием шахматной партии за судьбу мира. Но! Герасим не был бы величайшим из царей, если бы даже в такой ситуации не смог бы сохранить самообладание. В гробовой тишине, воцарившейся в зале, верховный главнокомандующий, обращаясь к министру иностранных дел, произнес:
- Разрывайте пакт с Сербами, господин Деморитцис. И готовьтесь к новой войне. Не смотря ни на что, Греция будет драться!
Министр восхищенно кивнул, а Герасим, посмотрев на членов своей команды, которые, открыв рты, сочувственно взирали на своего шефа, промолвил свое последнее слово на этом совещании:
- Я устал, господа. Спасибо всем, что я у вас есть, а теперь оставьте меня. Я хочу побыть в одиночестве и предаться монаршей хандре.
Министры покидали зал для совещаний в полнейшем молчании, безусловно, осознавая какие именно тяжкие испытания в скором времени должны выпасть на их долю.
Когда зал опустел и возле царя остался лишь его верный оруженосец, Герасим усталым голосом попросил:
- Володя, принеси-ка мне ведро анисовой и четыре ириски. И будь добр, скажи царице, что я впал в очень глубокий депресняк на ниве тяжких государственных забот.
- Все сделаю, ваше величество, – с нескрываемой жалостью в голосе, пообещал адъютант.


Прошло некоторое время. Часы сложились в дни. Дни сложились в недели. Недели сложились в месяцы, а Герасим все не выходил из зала для совещаний, благо, данное помещение имело все необходимое для жизни, кроме разве что ванной комнаты. И каждый Божий день, адъютант его величества, приносил своему правителю нехитрую снедь, неизменное ведро анисовой и свежие новости. Но ничто не могло отвлечь Герасима от грустных мыслей, ни известие о разрыве греко-югославского пакта о ненападении, ни то, что царица Наина вновь забрала детей и уехала на неопределенное время в гости к маме, ни то, что она даже грозилась подать на развод если он не бросит квасить как последний сапожник, ни то, что седьмого марта немецкие войска вошли в рейнскую область, а Англия и Франция на это практически не отреагировали, ни известие о том, что третьего апреля Италия аннексировала Эфиопию, а шестого апреля разорвала пакт о ненападении с Грецией, ни известие о том, что ввиду его отсутствия чиновничий аппарат Греции окончательно сошел с ума, и в порыве гигантомании гарантировал 19-го апреля независимость Советского Союза, ни известие о том, что 29-го апреля, в Китае воцарился долгожданный мир между Мао и Чан Кай Ши. Ничто не могло вывести царя из ступора. Он все ел, пил (больше конечно пил, чем ел), и подолгу, часами сидел над проклятой бумажкой Деморитциса. Промучившись над этой бумажкой более месяца, царь совсем заплохел, и стал ночью бродить по дворцу, то и дело восклицая: “О, Гамлет, где ты, мать твою Гертруду?”. Один из таких походов закончился тем, что Герасим случайно заплел в дворцовую библиотеку. Да так хорошо заплел, что так там, на две недели и остался. Историкам Греции так и не удалось узнать, какую именно литературу прочел их монарх за это время (хотя возможно для читателей этого произведения, автор когда-нибудь и откроет сию великую тайну), но факт остается фактом - первого мая тысяча девятьсот тридцать шестого года, ровно в три часа утра, обитателей царского дворца разбудил истошный крик самодержца.
- ЭВРИКА!!!
Властелин Греции вышел из полуторамесячного ступора! Первым на месте озарения величайшего из стратегов, естественно появился царский адъютант (команда санитаров из местной дурнухи, как и следовало ожидать, прибыла с сорокаминутным опозданием, что надо сказать, самым наилучшим образом отразилось на дальнейшей судьбе всей планеты).
Поскребыштос вбежал в зал для совещаний, на ходу застегивая штаны.
- Что случилось, ваше величество?
- Эврика! Вова! Ты понимаешь? ЭВРИКА!!!
- Понять то понимаю, – попытался успокоить царя Поскребыштос. – Но что именно ваше величество соизволило найти?
- Выход, Вальдемар! Выход из той парадоксальной ситуации, в которой мы все оказались.
Лицо Герасима светилось от счастья, он просто источал из себя чистейшую жизненную энергию. Впрочем, государь источал не только энергию. От него еще и исходил пикантный аромат настоящей отшельничьей мудрости, вызванный шестинедельным отказом от благ цивилизации. Но в целом, это был все тот же Герасим – сильный, уверенный в себе, строгий, но справедливый. Взглянув в лицо царю, Поскребыштос все понял без лишних слов.
- Соку?
- Всенепременно Вальдемар! Но только после баньки, а то от меня уже котиками пахнет.

Вдоволь напарившись, Герасим соизволил откушать круасанн с маком, запил его пинтой ячменного сока, и дал распоряжение немедленно созвать очередной правительственный совет.

1 мая 1936 года. Афины. Дворец царя Герасима Второго. 5:00 утра.

Ровно через два часа после царского озарения, все члены правительства, включая вернувшегося из все еще официально непокоренной Албании, министра обороны Папакоса, были в сборе. Первые полчаса совещания министры потратили на пение хвалебных од в честь чудесного исцеления государя от такой страшной болезни как царская хандра. Ну а уж в последующие полчаса, наступила очередь государя поглумиться над своими подданными.
- Господин Деморитциц, - самодовольно улыбнулся Герасим глядя на своего премьер-министра. – А ларчик то просто открывался!
- Упаси Боже, великий государь, я никаких денег из царского сейфа не брал! И медвежатника Ковыряколиса не я нанял! Это все грязная ложь и клевета моих политических оппонентов.
- Да я не о том, убогий. Хотя сдается мне, что за время моего затворничества, в стране произошло немало интересного.
- Тогда о чем? – с надеждой в голосе поинтересовался министр. – О снах? О книгах?
- Да-да, о книгах, – подтвердил государь. – Точнее о задачниках. А если еще точнее, то о странице из блокнота, на которой ты соизволил начертать свою задачу.
- Уф, – облегченно выдохнул Деморитцис. – Ты уж не гневайся, великий государь. Уж мы здесь все так переживали, так переживали! Я то грешным делом подумал, что не излечился ты еще от душевного недуга. Вот я и сморозил эдакий ералаш, дабы побудить твое, великий государь, подсознание на ответные действия. Я конечно человек наискромнейший, но не полагается ли мне за такое содействие какая-нибудь награда?
- Я тебя награжу, потом, если захочешь. - Пообещал царь. - А сейчас ответь-ка мне, на один простой вопрос. Много ли бабла скопилась у нас в казне за время моего мозгового штурма?
- Ан нет! Немного, великий государь! – радостно сообщил премьер министр.
- Костя, - по-дружески начал Герасим. – Ведь ты ж меня знаешь? Я все могу простить: казнокрадство, предательство, совращение малолетних, неуважение к флагу, и даже езду на красный свет светофора! Но если ты, морда премьерская, посмеешь врать ЦАРЮ, то тогда извини - ответишь по всей строгости закона! А закон, в нашей стране, - это Я!
- Ну, имеем мы еще немного денежек. Когда ваше величество приказали с Югославией пакт о ненападении порвать, мы само собой все наши заводы и перепрофилировали на производство товаров жизненно необходимых потребителям. Таким образом, удалось нам сэкономить кое-какие средства.
- И где сейчас эти средства?
- Известно где, в стабилизационном фонде! Вот вам крест, ваше величество, на единой драхмы оттуда не изъял!
- И сколько там?
- Баксов сто – сто шестьдесят, не больше.
- Немедля распорядись, чтобы эти средства пошли на премию дипкурьеру, который повезет в Анкару известие о расторжении пакта о ненападении между Грецией и Турцией.
- А смысл, ваше величество? – искренне удивился министр иностранных дел, он же премьер-министр Константинус Деморитцис.
- А смысл, в том, господа, что вы не знаете истории своей собственной страны, хотя это и не удивительно, и вас я в этом не упрекаю. Я же, в отличии от вас, недоумков, иногда захаживаю в библиотеки и черпаю там мудрость вековую. Запомните бездари, ученье свет, а неученее – тьма! Учиться, учиться и еще раз учиться! А если вкратце, то читайте, господин министр умные книжки, и не задавайте потом глупых вопросов!
- Ваше величество, вы уж объясните как-нибудь нам, простоволосым, что случилось то?
- А случилось, господа, то, что оказывается мой папа, был турецко-поданным! А может, это дед мой был? Или прадед? Я короче точно не помню, но определенные выводы я для себя сделал. Война с Турцией неизбежна! Пришло время вернуть Константинополь исконному владельцу и побить, наконец, этих турецких хамов! Короче, МОЧИ КОЗЛОВ!!!
- А остаются ли ваши прошлые распоряжения на счет войны с Югославией в силе? – с опаской поинтересовался министр иностранных дел.
- Ясен пень, Костя.
- Но тогда, ваше величество, - Деморитцис видимо решил, что царь все-таки не настолько оправился от депрессии, как могло показаться на первый взгляд. – Нас все равно ждет война с Турцией, какой смысл терять…
- Костя, тебе знакомо такое понятие как гамбит?
- Ну разумеется, ваше величество, я ведь перворазрядник по шахматам. Гамбит - умышленная сдача пешки ради выигрыша стратегической ситуации.
- Так вот, Костя, ты может быть и перворазрядник, но я мастер спорта международного, заметь, класса. А раз я говорю прыгать, то ты отвечаешь?
- Как высоко, ваше величество?
- Молодца! – похвалил царь министра за хорошую память. – А теперь марш, марш, исполнять государеву волю!
Деморитцис удалился исполнять приказание, а Герасим удовлетворенно взглянул на вытянувшиеся от удивления лица своих министров.
- А хрен-ли вы хотели, господа? - улыбаясь произнес царь, после чего подошел к стене. Подойдя к ней, Герасим снял один из висевших на ковре ятаганов, и немного помахав, этой саблей произнес:
- Сталь хрипела - идем на восток! Вот и все объяснение. А теперь всем спать! И кстати, не забудьте, что сегодня вечером будет фейерверк по случаю дня солидарности трудящихся.
На этом совещание и завершилось.

В последующий месяц произошло не так уж много событий. Во-первых, первого мая (то есть в тот же день), Герасим Второй изрядно приняв на грудь после фейерверка, решил продемонстрировать свою солидарность с трудящимися Китая, и велел отослать гарантии независимости товарищу Мао. Но, толи посол напутал, толи империалисты удачно сотворили свои злые козни, но греческие гарантии почему-то попали в руки Чан Кай Ши, вместо того, чтобы попасть в мозолистые ладони товарища Мао. Таким образом, Греция гарантировала независимость Нац. Китаю, вместо коммунистического Китая. Стараясь исправить свою оплошность, 24-го мая Герасим предоставил гарантии независимости Республиканской Испании. Но это были всего лишь дипломатические маневры, чтобы скрыть надвигающееся вторжение в Югославию. 29-го мая весь Царский Греческий Флот прибыл в Тирану. Четвертого июня 1936-го года произошло наконец-то долгожданное, но от этого не менее радостное событие.
В этот день в зал для совещаний, где как раз в это время проходила рабочая правительственная летучка, влетел опоздавший министр госбезопасности Логотехус, и потряс всех присутствующих следующим сообщением:
- Взяли ваше величество! Как есть, взяли!
Государь отреагировал на эту фразу опоздавшего, как обычно холодно:
- Полковник, ну во-первых, это не освобождает вас от ответственности за опоздание на правительственное совещание. А во-вторых, неужели вы действительно думаете, что правительству Греции, настолько интересен факт потери девственности одним из его многочисленных членов? А впрочем, давайте рассказывайте, кто у вас взял, куда у вас взял, где, когда, и при каких обстоятельствах? И не забудьте указать ее имя и номер телефона.
- Вы меня не так поняли, ваше величество! Мои архаровцы взяли короля Зоога!!!
- За какое место взяли, где, когда и при каких обстоятельствах? Имя Зоога и ее номер телефона.
- Ну, блин, арестовали мы албанского короля!
- ТАК ЧТО ЖЕ ВЫ МНЕ, С ВАШИМИ ДЕВКАМИ, ГОЛОВУ МОРОЧИТЕ?! Немедленно доложите об обстоятельствах ареста.
- Слушаюсь! Мы получили сигнал от одного из наших осведомителей-наркоманов, что в одном из опиумных притонов Афин, с недавнего времени стали подавать странный напиток, по вкусовым качествам очень напоминающий албанский зеленый чай. Наша оперативная группа, во главе со мной, разумеется, немедленно выехала на место, чтобы пресечь эту незаконную деятельность. И каково же было наше удивление, когда в подвале этого почтенного заведения мы нашли бородатого человека, по всем приметам совпадающего с описанием албанского короля Зоога Первого, фотографии которого развешаны буквально на каждом углу.
- Надеюсь, паршивец был арестован и посажен в клетку?
- Так точно, ваше величество!
- Яхууууууууууу!!! – довольно сдержанно отреагировал на это Герасим. – Господа, по данному поводу объявляется царский банкет. Все же такой праздник не так часто бывает!
И тут, как назло, появился еще один опоздавший, а именно министр иностранных дел Греции Константинус Деморитцис.
- Взяли! Ваше величество, взяли!
- Стыдись Костя, в твои-то годы?
- Великий государь, мы взяли с задержанного в притоне албанского короля расписку, что он слагает с себя полномочия правителя Албании и признает право Греции на аннексию всех албанских земель!
- Браво, Костя! – похвалил дипломата царь. – Пойдем с нами водку пить, да в кабак путешествовать!
Премьер-министр Греции, конечно же, не посмел отказать государю. Сначала царское правительство проследовало отмечать поимку албанского короля в харчевню “Три Пескаря”, потом забурилось в гриль-бар “У Толстяка Педро”, а уже после этого, залетело и в пользующееся дурной славой, питейное заведение “Летучий Голландец”. Там и заночевали.
На следующее утро, из экстренных выпусков новостей, предававшихся по радио через каждые десять минут, кабинет министров Греции узнал, что оказывается, Греция, сегодня, пятого июня, объявила войну Югославии, и в три часа ночи, греческие войска скрытно перешли греко-югославскую границу, и уже успели нанести ряд серьезных поражений сербской армии! Правительство Греции восприняло эту весть с большим энтузиазмом и приказало подать за их столик ведро анисовой, четыре ириски, восемь ящиков шампанского, два ящика виски, и сорок капель русской водки (Естественно, что для царя Греции это сообщение не было новостью, но подготовка к югославской кампании, заслуживает особого разговора, и будет подробно описана во второй части этого произведения).
Впрочем, не все в правительстве Греции заразились эйфорией. Так премьер-министр Греции, прослушав экстренный выпуск новостей, недоумевал: “Господа, как же это возможно, объявить войну без участия меня и моего министерства иностранных дел?”. Впрочем, на этого старого зануду, никто особого внимания и не обращал, учитывая его предыдущие вопросы типа: “Господа, как же это возможно, что люди не летают как птицы?”. В общем, веселье продолжилось. Больше всех веселился сам государь, то и дело выкрикивая: “Лед тронулся, господа! Всем шампанского за счет заведения!”. Стоит ли говорить, что не смотря, на патриотические настроения греческих харчевников, вся честная компания к вечеру оказалась на улице. Министры, конечно же, сразу приуныли, но как истинный лидер, Герасим проявил инициативу и предложил пойти к нему домой, дабы немного догнаться и поиграть в развивающие игры типа «кости». Возражений не последовало. Там и заночевали. На следующий день праздник только набирал обороты, а кульминацией торжеств, стало утро седьмого июня. Собравшись за утренним столом, министры, принимая на грудь лекарство после вчерашнего, завели разговор о наболевших проблемах греческого общества: “у кого, где что болит, и как же они вчера умудрились столько выпить”. Все бы хорошо, но приблизительно в полдень появился вечный трезвенник Поскребыштос и громко произнес:
- Великий царь, посол германский барон Отто фон Шушенбург, принять просят.
- Ну так зови, покалякаем по-стариковски.
- Ваше величество, я конечно позову, но тут ведь в парадной бардак полный ! Да и по-гречески он не особо понимает.
- Вова, я что, по-твоему, зря датский в детстве учил? Разберемся как-нибудь.
Через пару минут, которые греческие министры использовали с максимальной пользой для своего здоровья, в зале появился германский посол. Это был высокий, поджарый мужчина лет пятидесяти. Абсолютно лысый, типичный пруссак, но, вне всякого сомнения, человек очень стильный. Одеянию посланника Третьего Рейха мог позавидовать даже такой всемирно известный пижон как Герасим Герасимович. Дело в том, что посол, не считая своей отполированной до безупречного блеска лысины, обладал еще и роскошными седыми усами, классическим двубортным пиджаком зеленого цвета, зауженными, если не сказать вызывающе обтягивающими, черными панталонами а-ля трико, и белоснежным воротником жабо. Ну и как член нацисткой партии фон Шушенбург естественно не мог никуда выйти, не нацепив себе на рукав алый аксельбант со свастикой. Греческие министры слегка обалдели от столь шокирующего наряда, но как оказалось, это были еще только цветочки. Заметив царя, барон фон Шушенбург пустился в диковинный пляс. В течение добрых двадцати минут посол выделывал самые замысловатые па, поклоны, реверансы, кульбиты, а порою даже и фляги с сальто-мортале. Когда же, наконец, посланник завершил свою обязательную программу и все формальности этикета, были соблюдены, он резко переменился в лице, растянул какой-то сверток в виде грамоты, и начал произносить свою речь:
- Дер гроссе кёниг всея Грихенлянд, Керасим Керасимович! Мой фюрер давать мне силу передавать вам этот аусвайс! – посол протянул царю грамоту. – И просил передавать вам на слово, что вы есть клайне шайзе, который своей криг против Югославен, мешает осуществлять великий германский концепцьёон “Дранг нах Остен”!
- А дрыном в остов твой фюрер не хочет, нах? - изучив грамоту, поинтересовался Герасим.
- Вы, сударь, есть унтерменьш, и не знать великий германский язык. Надо говорить не дрынг в остов нах, а дран нах Остен!
- Да пошел ты нах!!! – взорвался правитель земли греческой.
- Нах Остен? – спокойно поинтересовался посол земель германских.
- Нет. Просто нах! Воль нах хаузе! Лос! Лос! – замахал рукой в сторону дверей царь, давая понять, что переговоры окончены. Однако посол не собирался пока уходить.
- А что передать мой фюрер?
- Передай твой фюрер мой пламенный привет, и то, что посол его – полный передаст.
- А что передаст?
- А просто передаст!
- Ду альтэр Изэль! Тогда будет криг!!! А когда мы возвращаться в этот штадт, мы вешать вас как бешенный хунд на самый близкий латерненпфаль! – пообещал барон и направился к выходу.
- Хальт! Хенде ох!!! – безапелляционно скомандовал Герасим. – Охрана! Арестовать эту немчуру.
- Найн! – посланник Третьего Рейха начал отбиваться от двух дюжих молодцев в форме царских гвардейцев. – Вы не мочь так поступать со мной, я есть германский дипломат!
- Да хоть чухонский!
Видимо, наконец, осознав всю серьезность своего положения, посол решил сменить тактику, и перешел с языка ультиматумов к старому доброму нытью.
- Вы не понимать! Я всегда был против этот криг! Я говорить мой фюрер, что криг против Грихенлянд будет губить Дойчлянд!
- Уркам нашим на нарах будешь эти байки травить.
- Я нельзя турьма! Я есть хуманист!
- В смысле?
- Я люблю людей!
Герасим изумленно поднял бровь и взглянул на посла с искренним удивлением:
- Ах, вон ты какой?! Значится, я так понимаю, гер барон фон Шухер-Мухер, что человеченкой, мы не брезгуем?
- Найн! – в ужасе прокричал Шушенберг.
- Ну, тогда собаке – собачья смерть! Охрана, эту рожу людоедскую, накормить, напоить, помыть, побрить, сопроводить в зоогопарк, и пустить на корм для хомяков. Логотехус, сможешь оформить это как несчастный случай?
- Да легко. Хоть как самоубийство.
- Вот и славно. Проконтролируй, чтоб не сбежал.
Министр госбезопасности с трудом поднялся и поплелся в сторону задержанного.
- Дер гроссе кёниг Керасим Керасимович, но вы хотя бы приказывать, отдавать меня львы или на очень плохой конец белки. Биттешён!
- Энтшульдигунг, господин дипломат, но белки еще не есть доедать итальянский посол, который приносить нам весть о расторжении пакта о ненападении, а львов в зоогопарке мы пока не завели, – издевательским тоном произнес великий царь.
- Дер Швайнехунд!!! Мой фюрер отомстить за мой эльдентод! – Шушенбург предпринял последнюю безрезультатную попытку вырваться из крепких рук царских гвардейцев.
- Да-да, конечно. Мы предоставим ему такую возможность. Даю вам слово, господин посол, что мы бросим его в ту же клетку с хомяками-убийцами, когда поймаем его на развалинах Берлина или где-нибудь под мостом через Эльбу. Если у него конечно к этому времени хвост не отрастет. В этом случае, конечно же, столь ценный экспонат будет демонстрироваться в зоогопарке пожизненно.
Еще долгих минут десять из коридора доносились отборные немецкие ругательства, поэтические эпитеты и пожелания в адрес Герасима Второго и всех его отпрысков по мужской линии, коими продолжал сыпать последний из германских послов в Греции. Когда же, наконец, звуки борьбы стихли, голову поднял глава внешнеполитического ведомства Греции, и мечтательно произнес:
- Да, удивительный все-таки у немцев язык! По красоте и по замысловатости выражения бранной мысли, с ним может сравниться разве что русский. Хотя русский, все же, пожалуй, будет поизящнее и позаковыристей. Помню, мой учитель русского языка, бывший дизайнер обуви из Урюпинска, такие пассажи про мою маму закладывал, что аж до сих пор повторить не решаюсь.
- Ну что ж, тогда давайте выпьем за великий и могучий, – согласился Герасим. – Хоть я в нем и не бельмеса, да и не патриотично это как-то, но отрицать данный факт смысла не имеет.
На том и порешили. Далее царский банкет набирал обороты, словно восточный экспресс, горячительные напитки лились рекой, а за ними едва поспевали самые диковинные закуски. Поэтому ближе к вечеру министры начали распевать греческие народные песни типа: “Ой жара-жара, ты не жарь меня, у меня жена, офигенная!”. Когда же около десяти часов вечера в зал вошел, потерявшийся на некоторое время, министр госбезопасности Логотехус и радостно размахивая свежеотпечатанной вечерней газетой, объявил, что три дня назад греческой полицией в зоогопарке, в клетке с хомяками был обнаружен труп неизвестного мужчины, в кармане которого находилась предсмертная записка, в коей погибший призывал все прогрессивные силы человечества сплотится вокруг Греции в ее героической борьбе против мучителей Югославянок, то на эту радостную новость уже никто не обратил внимания. Министру госбезопасности банально предложили грохнуть штрафную.
Финал-апофеоз торжества наступил ровно в полночь. Когда кукушка на часах куковала двенадцать, вновь появился Поскребыштос и обратившись к царю всех греков, медленно и печально произнес:
- Ваше величество, только что, получено сообщение, что правительство Турции объявило нам войну.
- Прекрасные новости камрад, не желаете ли хлопнуть по рюмашке? – широко улыбаясь, произнес царь.
- Но, это еще не все, ваше величество, канцлер Германии тоже прислал телеграмму, в которой сообщает, что он не верит в загадочное самоубийство посла фон Шушенбурга, и на всякий случай, тоже объявляет нам войну!
- Ну, это вообще просто праздник какой-то! – обрадовался Герасим. – Кстати, а какое сегодня число?
- Уже одна минута как восьмое, ваше величество.
- А месяц?
- Сегодня восьмое июня, государь.
- Ха! Выходит не соврал наш черный ястреб! Наливай!
Поскольку царь Греции был уже явно неадекватен, то далеко не все разделяли его оптимизм. Так главный дипломат Греции обхватил свою голову двумя руками и почему-то перешел на английский:
- Зис из зэ энд оф зе бегининг!
- Переведи! – потребовал государь.
- Это конец началу! – перевел Деморитцис.
- Очень своевременное изречение! – cогласился Герасим, вставая из-за стола. – Браты! Отныне мы все в одной лодке, все мы теперь братья! Тут поступило предложение, скажу сразу, я его поддерживаю, назвать наше братство, братством конца! Все вы теперь будете, братья конца, а я буду властелин конец! Или нет, властелин конца! О чем это я?
С этим славами великий правитель Греции царь Герасим Второй рухнул лицом в салат, и впал в глубокую шестнадцатичасовую кому, вызванную сильной интоксикацией царского организма.

И было создано Братство Конца, которому было суждено положить конец мировому фашизму.
И началась война, которой было суждено положить конец всем войнам.



Продолжение следует.[Исправлено: Serb, 24.05.2005 10:11]
[Исправлено: Serb, 04.05.2005 13:45]
[Исправлено: Serb, 02.05.2005 03:05]
[Исправлено: Serb, 02.05.2005 00:23]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 21:32]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 21:00]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 20:41]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 20:10]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 18:47]
[Исправлено: Serb, 01.05.2005 17:41]
Sinkler
о/



Тайный советник (13)
5980 сообщений


Спасибо тебе за наше счастливое детство! :)   30.04.2005 01:36
Пойду читать. :-)
но уже чую, что буду в состоянии - ржунимагу. :-)
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Re: Спасибо тебе за наше счастливое детство! :)   02.05.2005 00:01
Sinkler:Пойду читать. :-)
но уже чую, что буду в состоянии - ржунимагу. :-)

Пожалуйста.
Камрад, только честно, удалось достичь этого состояния или так себе?
Sinkler
о/



Тайный советник (13)
5980 сообщений


Re: Спасибо тебе за наше счастливое детство! :)   02.05.2005 00:12
Serb:Пожалуйста.
Камрад, только честно, удалось достичь этого состояния или так себе?

Если честно, то первая часть как-то больше восхитила. Тогда был шокЪ.
Но и тут есть свои находки. Насчет денег мне очень понравилось. плакалЬ. Насчет присвоения званий тоже понравилось. :-) тоже плакалЬ. Вообщем креатифф нравится, пышы ыщо! :-)
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Re: Спасибо тебе за наше счастливое детство! :)   02.05.2005 00:26
Sinkler:
Serb:Пожалуйста.
Камрад, только честно, удалось достичь этого состояния или так себе?

Если честно, то первая часть как-то больше восхитила. Тогда был шокЪ.
Но и тут есть свои находки. Насчет денег мне очень понравилось. плакалЬ. Насчет присвоения званий тоже понравилось. :-) тоже плакалЬ. Вообщем креатифф нравится, пышы ыщо! :-)

Спасибо, учтем-с.:-)
GvW
Hearts of Iron



Магистр Ордена Храма
Москва, Сокольники (Ясные Бодуны)

Captain (7)
742 сообщения


Правительственная телеграмма   30.04.2005 10:10
Поздравляю тчк впечатлен донельзя тчк встретимся на Эльбе зпт обмоем это дело вскл

Генерал Антониу Оскар ди Фрагосо Кармона, президент Португалии, Отец Нации
Ritter_von_Ekk



Профиль удален


МЕГА!   30.04.2005 15:58
Вам следует подумать о карьере писателя!
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Re: МЕГА!   02.05.2005 00:03
Ritter_von_Ekk:Вам следует подумать о карьере писателя!

Для начала мне следует научиться писать на родном языке без ошибок.;-)
GvW
Hearts of Iron



Магистр Ордена Храма
Москва, Сокольники (Ясные Бодуны)

Captain (7)
742 сообщения


Зря.   02.05.2005 01:04
Получается весьма и весьма. А ошибки - пройдут сами, с накоплением опыта. Так что - желаю всяческих удач!
Дон Рыба
AAR-мастер



шинкарь без биографии
Большая Деревня ака Третий Рим

Сквозник-Дмухановский (13)
6980 сообщений


Re: МЕГА!   02.05.2005 02:51
Не надо отнимать хлеб у редакторов и корректоров:-)[Исправлено: Дон Рыба, 02.05.2005 02:54]
Нежность душ, разложенная в ряд Тейлора в пределах от нуля до бесконечности, сходится в бигармоническую функцию (В.Савченко)

Грудью прикрыли от вражьего сглаза
Стройки, помойки и фабрики мы.
Ели буржуи вдали ананасы,
рябчиков жрали - не дрогнули мы! (Т. Кибиров)
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Re: Правительственная телеграмма   01.05.2005 18:07
GvW:Поздравляю тчк впечатлен донельзя тчк встретимся на Эльбе зпт обмоем это дело вскл

Генерал Антониу Оскар ди Фрагосо Кармона, президент Португалии, Отец Нации

Спасибо зпт но боюсь зпт что Португалия входит в ось зла зпт поэтому встретимся в другом месте.

Герасим зпт просто Герасим.


Шютка.:-)
GvW
Hearts of Iron



Магистр Ордена Храма
Москва, Сокольники (Ясные Бодуны)

Captain (7)
742 сообщения


Это у Вас недопонимание остроты текущего момента.   01.05.2005 20:46
Serb:
GvW:Поздравляю тчк впечатлен донельзя тчк встретимся на Эльбе зпт обмоем это дело вскл

Генерал Антониу Оскар ди Фрагосо Кармона, президент Португалии, Отец Нации

Спасибо зпт но боюсь зпт что Португалия входит в ось зла зпт поэтому встретимся в другом месте.

Герасим зпт просто Герасим.


Шютка.:-)

Португалия на сегодняшний день - начало 1939 года - возглавляет альянс свободных государств в составе: Сама Великая Португалия на весь Иберийский полуостров, Доминиканская Республика, Страна Басков и Ирландия. Кроме того, имеет сателлита - Анголу, но в альянс Ангола не входит.
К Греции Португалия относится с сугубым уважением и пиететом. От вступления в Ось Зла португальский народ отказался. Такие дела.
Так что лучше все-таки на Эльбе.
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Re: Это у Вас недопонимание остроты текущего момента.   01.05.2005 20:57
GvW:
Serb:
GvW:Поздравляю тчк впечатлен донельзя тчк встретимся на Эльбе зпт обмоем это дело вскл

Генерал Антониу Оскар ди Фрагосо Кармона, президент Португалии, Отец Нации

Спасибо зпт но боюсь зпт что Португалия входит в ось зла зпт поэтому встретимся в другом месте.

Герасим зпт просто Герасим.


Шютка.:-)

Португалия на сегодняшний день - начало 1939 года - возглавляет альянс свободных государств в составе: Сама Великая Португалия на весь Иберийский полуостров, Доминиканская Республика, Страна Басков и Ирландия. Кроме того, имеет сателлита - Анголу, но в альянс Ангола не входит.
К Греции Португалия относится с сугубым уважением и пиететом. От вступления в Ось Зла португальский народ отказался. Такие дела.
Так что лучше все-таки на Эльбе.

На Эльбе, так на Эльбе.:-)
Хотя, у меня тут так события разворачиваются, что похоже не видать грекам Берлина как своих ушей.:-( И без них фюрера закатают.
SouthWest
Hearts of Iron



Огненная ящерица (14)
9274 сообщения


Re: здорово   30.04.2005 16:00
Ай малаца
Marshal-ru



Много всего
Москва

Брат-капеллан (6)
596 сообщений


Re: здорово   01.05.2005 10:38
1 января 1936 года. Афины. Дворец царя Герасима Второго. 5:00 утра.

опечатка? на месЯц?

ЗДОРОВВО ждем продолжения
Из Лиги ДП
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


Re: здорово   01.05.2005 18:03
Marshal-ru:1 января 1936 года. Афины. Дворец царя Герасима Второго. 5:00 утра.

опечатка? на месЯц?

Да, спасибо, не января, а мая конечно. У меня там вообще была куча опечаток и даже недопечаток (про сбывшееся пророчество Шадоукаса забыл написать. Сейчас вроде все подправил. За любые найденные в тексте очепятки, буду очень благодарен.
ЗДОРОВВО ждем продолжения

Спасибо. Продолжение само собой будет называться "Две сорванные пашни". Но раньше чем через месяц я его не обещаю.
Rome
Старожил



Экс Военмор Спасатель (пенсионер)
Пенза

Тайный советник (13)
6070 сообщений


Re: Здорово, очень...   07.05.2005 12:04
... и первая Ваша часть у меня самиздатом вышла;-), даже люди не связанные с ДП, читали и "угарали" до уписы...я, вторая в том же духе, ждемс продолжения

Rome
Дон Рыба
AAR-мастер



шинкарь без биографии
Большая Деревня ака Третий Рим

Сквозник-Дмухановский (13)
6980 сообщений


Re: Здорово, очень...   14.05.2005 18:21
Классика жанра, чего там!
Нежность душ, разложенная в ряд Тейлора в пределах от нуля до бесконечности, сходится в бигармоническую функцию (В.Савченко)

Грудью прикрыли от вражьего сглаза
Стройки, помойки и фабрики мы.
Ели буржуи вдали ананасы,
рябчиков жрали - не дрогнули мы! (Т. Кибиров)
Re: Здорово, очень...
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || FAQ | Правила форума | Лига ДП | Англофорум || Список пользователей
Форумы » День Победы » 93107 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модератор: Хорхе - Контент-менеджер: Хорхе - Сообщений: 162485 - Обновлено: 11.08.2020 20:05
Ссылки: История развития вооружений 1933-1945 | Военная литература | Военно-исторический форум | РККА | Победители
Обсуждения: AAR. Герасия-2: перезагрузка | AAR. О Сталине, Гитлере, и об их чудесных превращениях | AAR. Страна не заходящего солнца | Линкоры | Недокументированные возможности | Перенос промышленности | Политкорректность | Предвоенные конфликты СССР | Резун и ему подобные | Рокоссовский | Страны и полководцы | Таланты советских полководцев | Танки | Юмор #1 | Япония
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 163, ftc: 214, gen: 0.124, ts: 2020/08/13 8:52:51