SnowForum » Готика » Победители Турнира по игре "Готика" »
Drazik
Goth



Модератор

Владыка хомяков (14)
8000 сообщений


Прохождение победителя турнира, камрада Nikk-a/ 2 часть/   21.04.2004 15:08

Шершнем, скользнув с высоты Ксардасовой башни, Герой зажужжал в сторону заброшенной башни, на входе превратился в шныга и, не торопясь, начал спускаться в заполненный водой провал. Вынырнув во внутренних помещениях, он огляделся, и не спеша, направился вперед. Впереди маячили скелеты.

Мысленно испросив благословения Инноса, на предстоящую битву, и пообещав Благородной Даме уничтожить всю, обитающую в заброшенной башне, нежить, Рыцарь взялся поудобнее за руну «смерть нежити» и шагнул навстречу Бельджарову воинству. Некоторое время слышался хруст костей, вопли развоплощаемых зомби и мелькали всполохи магии, это была просто бойня.

За галереей Рыцарь обследовал два зала, непонятного назначения. Создавалось впечатление, что это была сауна с бассейном, столиком для напитков и ящиками для одежды. Вот в одном из сундуков Рыцарь и отыскал великолепный рудный доспех и руну телепорта в старый лагерь. Похоже, Ксардас откровенно подталкивал Рыцаря разобраться с Гомезом и, самое интересное, Рыцарю этого то же хотелось. Задумавшись на минуту о том, что только Ксардас реально претендует на роль местного кукловода, и просматривается за действиями «междулагерной четверки», Рыцарь, встряхнув головой, отложил эти размышления «на потом», и активировал руну телепорта.

Оказавшись в пентаграмме магов огня, Герой нос к носу столкнулся с Бартоло, с наглой ухмылкой заявившего «Я знал, что кто-нибудь воспользуется телепортом». И началась битва. Рыцарь был один, и ему в этот раз не надо было никого ждать и никого защищать, все были против него и, едва завидев, доставали оружие. Рыцарь шел вперед, он бил и добивал, лишь изредка восстанавливая здоровье и запас магических сил эликсирами. Двор замка уже был покрыт трупами в красных одеждах, а в него продолжали впиваться болты стражников. Кроме Бартоло нашли свою смерть и остальные бароны Гомеза: Арто и Шрам. Пал в бою и Торус, так и не покинувший свой пост в воротах замка, подошла очередь расквитаться с Гомезом.

Гомез был силен, его меч со свистом рассекал воздух и звоном отвечал на встречу со сталью. Это был великолепный клинок в руках сильного бойца, но и им было не устоять против Рыцаря, ведомого порывом страстного гнева. Задержав взгляд на павшем «предводителе», Герой собрал ключи и пошел поглядеть, что же Гомез прячет в своих закромах. В комнате Гомеза обнаружилось несколько интересных вещей: Эликсир, повышающий силу и Велайя. Это была девушка, способная смутить умы многих мужчин, только вот разговаривать она ни с кем не собиралась. Рыцарь окинул взглядом ее прелестную фигуру, не отягощенную излишними одеждами, и вышел, не тронув. У него в сердце уже была Дама.

В подвале замка, в одном из казематов, сидел кузнец, Рыцарь освободил его и, вернувшись в кузницу, тот предложил в благодарность улучшить доспех, слегка подогнав разболтанные временем и боями части.

Одев улучшенный рудный доспех, Рыцарь восхитился его качеством, расправил плечи и начал выбирать руну для продолжения своего боевого пути.

***
Когда Герой вошел в библиотеку Ксардаса, его так и подмывало спросить, где тот раздавал инструкции четверке, выходя из своей башни к их месту свиданий, или доставляя нужных к себе, на ковер. Судя по поведению, рун телепорта в башню у них не было. Но, подумав, Герой решил, что Ксардас все равно не ответит, и вопрос остался невысказанным.

Ксардас, тем временем, скептически оглядел Героя в новой броне, буркнул что-то про «пророчество», и выдал свиток заклинания с еще не просохшими чернилами. «Это заклинание», сказал, - «вернет былую силу меча, и Уризель снова засияет огненным могуществом, но ему понадобится много энергии, как от целой горы руды».
Сказал, и хитро так ухмыльнулся, видимо заранее злорадствуя, что такая гора магической руды превратится в пустую породу. Вспомнив, что маги Воды эту руду и так не собирались отдавать королю, и более того, собирались просто взорвать ее, Рыцарь не стал беспокоить себя вопросами государственного масштаба и отправился в Новый лагерь.

В Новом лагере, рядом с попугайствующим о визите к Ксардасу Сатурасом, болтался Мильтен. Экое совпадение, ехидно подумал Герой, помощник – то уже дожидается. Мильтен сначала сделал вид, что не одобряет эксперименты с магической рудой в глобальных масштабах, но когда прозвучало, что заклинание написано Ксардасом, сразу согласился. Пока он спускался в подземелье, к руде, Герой обежал Новый лагерь, научился акробатике и еще некоторым бесполезным уже навыкам, после чего последовал за Мильтеном. После того, как

Кронос поднял уровень магического запаса Героя до предела, пришло время пить эликсиры, которые на эти пределы не обращали внимания. В результате магическая сила Героя обрела весьма впечатляющие размеры.

У горы магической руды Мильтен предупредил Рыцаря, что превращение планов магов Воды и всей рудной горы в хлам вряд ли будет встречено магами дружелюбно, но Рыцарь и сам рассматривал возможность будущих диалогов с большим скепсисом, поэтому просто буркнул: «Вот заклинание, читай», и направился к искрящейся горе.
«Зарядка» чудесного меча проходила с большой помпой. По мере чтения заклинания Ксардаса, По магической руде прокатывались волны света, взлетали вспышки и фейерверки, настолько великолепные, что посмотреть на представление сбежались все маги. Рыцаря, воткнувшего многострадальный клинок в рудную гору, то зажигало как лампу, то подбрасывало невесомую пушинку. Через несколько минут, когда основное светопреставление утихло, а маги наверху начали возмущенно галдеть, видимо до них дошло, что руда может производить такие метаморфозы только однократно, Герой поднял сияющий меч и зачарованно оглядел змеящиеся по лезвию огненные сполохи. Руна, в виде драгоценного камня, на крестовине меча, сияла глубоким, синим светом, и пульсировала в такт огненным вспышкам.

«Так вот ты какой, Уризель», восхищенно сказал Рыцарь.Подумав, что таким клинком и порезаться будут фатально, он, аккуратно приладив его за спину, достал руну перемещения к Ксардасу. Даже не заходя к магу, Герой спустился с башни и коротким путем направился к городищу орков, попутно очищая местность от случайно выживших ранее монстров.

Второй проход по храму Спящего, отличался от первого только тем, что пять полумертвых шаманов уже не досаждали Рыцарю своей жалкой магией. Храмовые бойцы и скелеты послушно теряли способность к жизни в сполохах магии, ползуны – воины красиво горели располосованные Уризелем. С каждым шагом меч все более нравился Рыцарю, это был воистину великолепный клинок, легкий и неотразимый.

Последний бессердечный шаман был сражен Уризелем даже не пикнув. Подняв пятый фигурный клинок Рыцарь последовал вперед и благополучно открыл проход во внутренние галереи храма.

Пройдя за решетку он попал в огромные помещения, поражающие шикарным убранством. Прямо перед Героем на постаменте материализовался Ксардас и начал что-то внушать, пор срочность миссии и жесткость временного графика, после чего был благополучно усыплен. Присмотревшись к лицу, Рыцарь заметил, что родинка, которая была у Ксардаса на левой стороне носа, странным образом перекочевала на правую. «Ага», - догадался Герой, «так это дубль, посланный меня воодушевить, ну тогда значит, придется воодушевиться».

***
Воодушевившись, Герой прошелся по залам и раздобыл множество эликсиров, весьма полезных для рыцарского организма. Опустошив склянки в один прием, он широко расправил плечи, слегка покалывающие от неимоверной силы, и направился по тоннелю в нижние горизонты храма. Уже на ходу Рыцарь мысленно обратился к образу своей благородной Дамы, обещая ей, что этот бой будет положен к ее ногам, сверкающим бриллиантом подвига, а демон Бельджара будет отправлен взад, к своему хозяину.

Размышляя в пути о светлом и прекрасном, Рыцарь столкнулся с апокалипсическим стражем. Тот, взвыв от счастья представившейся возможности отправиться в кущи своего кумира, выхватил двуручный клинок и кинулся навстречу своей неминуемой гибели. Уризель вновь доказал свою беспощадность. Пробежав по скальному тоннелю и несколько раз перепрыгнув через трещины с лавовыми потоками, Рыцарь вышел к каменному порталу, с множеством проемов, выводящему к залу Спящего. Демон был великолепен в своем безобразии и при виде его чудовищной, дисгармоничной фигуры сразу возникало желание избавиться от этакого «чуда».

Но на пути Рыцаря стояли последователи кор Галома. У входа ошивались два апокалипсических стража, правда жили они недолго и умерли без мучений. Но от входа в зал шли широким полукругом ступени, за которыми восседала орава офанатевших послушников, перед которыми выступал не менее офанатевший кор Галлом. «О, Благородная Дама, прости мне излишнюю жестокость, их же лечить надо…» подумал Рыцарь доставая руну «Огненного шторма».

Кор Галлом, увидев стоящего у выхода Рыцаря, высказался по этому поводу резко отрицательно и своими завываниями попытался разбудить Спящего. То, что при виде истинного облика демона, у кор Галома не отшибло напрочь желание служить ему, лишний раз говорило о том, что бывший гуру окончательно сбрендил. Поэтому

Рыцарь с удовольствием влепил ему два «Огненных шторма» и достал могучий Уризель.

Послушников было много, очень много. И они были настолько офанатевшие, что их даже смертоносный Уризель убивал с трудом. Поэтому Рыцарь немного отступил, для упорядочивания наседающих демонопоклонников. И уже вскоре, они были хаотично разбросаны по коридору, не представляя более угрозы этой хрупкой реальности, а их души отправились в мерзкую пасть, так почитаемого ими демона.

Очистив окончательно зал от приспешников и фанатиков, Рыцарь, убедившись, что спящий пока спит, задумался.

Если уж во время такой бойни демон не проснулся, то пожалуй некоторое время он еще проспит, поэтому имело смысл завершить свое образование перед финальной сценой.

Выйдя в другую сторону, Рыцарь отправил к Бельджару последнего стража, чтоб некому было бить тревогу, и превратившись в шершня рванулся к выходу. Однако центральная проходная была перегорожена решеткой и шершень, уже упираясь в нее, трансформировался в Героя, оказавшись по другую сторону ограды. Это его порадовало, и лишний раз убедило в благосклонности Инноса.

Дальнейший путь до Нового лагеря был недолог, но и не опасен, маги Воды уже немного успокоились, видимо поняли необратимость происшедшего, и не спешили замораживать «негодяя». А может сказалось влияние Ксардаса? Использовав накопившиеся возможности к обучению Герой телепортировался к храму Спящего оркским свитком, снова «нацепил крылья, и уже через несколько минут стремительного, захватывающего полета, был в пресловутой «проходной».

Фигурные клинки шаманов вновь открыли проход, и Герой продолжил стремительное путешествие по гулким коридорам тихого и безжизненного храма. Кругом царила мертвая тишина и ничто уже не подавало признаков жизни.

А потом Рыцарь открыл каменные постаменты с сердцами неживых шаманов и проткнул эту насыщенную магией плоть их же клинками. Смерть каждого сердца вызывала к жизни очередного лорда Демонов, но кого это уже могло испугать? И только после уничтожения пятого сердца завертелся вихрь изгнания Спящего. Это уже и описывать не стоит, это надо видеть, потому что в экстазе финального катаклизма прощания демона с реальным миром, храм Спящего разрушился, погребая под собой все свидетельства этой правдивой истории.
[Исправлено: Drazik, 21.04.2004 15:11]
SnowForum » Готика » Победители Турнира по игре "Готика" »