SnowForum » Готика » Победители Турнира по игре "Готика" »
Drazik
Goth



Модератор

Владыка хомяков (14)
8000 сообщений


Прохождение победителя турнира, камрада Nikk-a   21.04.2004 10:15
Автор: Nikk

По рыцарским традициям объявляю Боню (Bonia) "дамой сердца" моего Героя!
Отныне и на протяжении всего турнира он будет биться в ее честь!
***
Будучи не только рыцарем, но и "осужденным" в колонии строгого режима, мой Герой вынужденно совершает не слишком благовидные поступки. Порой мне за него немного стыдно... но успокаивает мысль, что паладином ему быть только в следующей части.
Итак, краткий отчет за один вечер (вынужденное отождествление себя и Героя):
***
Спускаясь от точки рандеву, я разбиваю мясных жуков кулаком и беру с собой. Очистил (частично) только первый сундук, у старой шахты поднял ржавый меч и методичным лево-право разделал первого кротокрыса. Понравилось. Перейдя через мост, поднялся на уступы и очистил полянку. Собрал только серафис, малину и мясо. Нагло спрыгнул с горы и естественно остался жив... видимо избранного поддерживает дух Инноса. Собрал окорочка двух падальщиков и клубничку, стрелы и дубинки даже не брал. Решил, что больше сырое мясо не понадобится. Легкой рысью отправился вниз...
Весело пробежал мимо охотников - они мне бесполезны, т.к. воину не пристало "выковыривать зубы" у мелкой дичи, а с крупной что нужно снимается. До моста положил двух падальщиков, второго под носом у стражника. За мостом - ближайших двух падальщиков и трех кротокрысов. Был ими покусан, но малина оказалась не только вкусной, но и полезной.

Дальше - Старый лагерь, время около 10 часов. Торус - Диего, первые +10 силы. Воспользовавшись тупостью стражи и безразличием Торуса, забежал в замок и очистил содержимое 17 сундуков. В том числе 3 сундука магов. Прихватил из оружейной "меч воина" - лучший выбор на текущий момент
Спустился с башни к Уистлеру, взял у него руду. Подбежал к рудокопу, которого надо будет вести в Болотный лагерь, поговорили немного. Спустился к Фиску, купил меч и броню. Заглянул в товары, сдал дешевый хлам и лишнее оружие, пиво (около полутора тысяч руды). Поговорил с Декстером, выторговал у него 50 руды. Чуть вернувшись, отдал меч Уистлеру.

Пробежав до Мордрага, договорился о прогулке к Новому лагерю. Выход из старого около 13 часов.
По дороге периодически притормаживал Мордрага, для зачистки прилегающей местности... Нек, Пещера с отшельником, пещера с 2 кротокрысами, пещера Ковалорна... реальная потеря - у Ковалорна был только один кротокрыс. Добежав до ворот Нового Лагеря, расстался с Мордрагом. Аста-ла-виста, бэби...

Далее, выбивая в окружности 50м шмелей, падальщиков и кротокрысов, добрался до Старой шахты. Сразу вниз, до Аарона. Выманиваю его к Яну, а сам успеваю вперед. Получив список, поднимаюсь на склад, выманиваю охранника и спешу дальше вверх. Очистив сундук Аарона, поднимаюсь на ярус и спускаюсь в боковое ответвление - покупаю ключ и получаю кольцо силы. Дальше на выход из шахты, квесты с сундуками подождут завершения до следующего визита.

Теперь короткой дорогой в Новый лагерь, времея около 18 часов, получаю задание от Лефти и послушно раздаю воду. Этот гад еще ответит...

Добравшись до лагеря, первым делом поднимаю у Корда умение меча до 5%.
Потом "учу" Шарки, пока он валяется, договариваюсь с Горном. Прогнав Шарки, удовлетворенно потопал к Ларсу. Попутно выполнил задачу по распространению болотника и получил "суперКосяк" для идола.
Подняв силу еще на 20 (с кольцом уже 45) отдал Ларсу "список Яна". Но он меня не берет, говорит еще условия...

Рассердившись, я достал "ржавый двуручник" и отправил его полежать. Топор Ларса очень удобно лег в руку. Дальше - Таверна, два побитых охранника и идол, оставшийся в конце концов без руды, информация от Иеремии.

Потом "ликвидация" шныга, разговор с Горацио (+5 силы), и снова лагерь. Разоружение воров (есть мнение, что эти нарки, не имеющие даже простейшей взаимовыручки могут сдуру передраться и будут жертвы) и поднял еще силу у Ларса, решившего, что "не стоит говорить о недоразумениях". Забежал к Ли рассказать о безобразном поведении воров, но он меня проигнорировал. Пришлось забрать у него лук и топор... Они мне пока не нужны, конечно, но и ему явно ни к чему.

На выходе из Нового лагеря выполнил обещание Горацио - разделался с Лордом и его людьми. Теперь на рисовых полях люди будут работать исключительно добровольно. Разоружая встречных воров и очищая путь от монстров, добрался до Старого лагеря.

Ночь, около 2х часов 1-го дня...
***
Итак, темной ночью, Герой притопал в Старый лагерь. Там его, конечно, никто не ждал. Более того, стоило зайти в какую-нибудь хижину, как местные начинали грубо орать и драться. Но самое обидное, что вопрос, кто самая красивая и достойная дама, они вообще игнорировали!

Пришлось объяснить невежам, что непочтительность к даме сердца благородного (пусть даже и не совсем) рыцаря - фатально. Попутно удалось "впечатлить" Скатти, но за грубость он был тут же наказан коротким мордобитием. К 6 часам утра внешнее кольцо Старого лагеря выглядело весьма помято. А Герой бодрым шагом направлялся в болотный лагерь вместе с идолом Парвезом...

Болотный лагерь встретил Героя как-то неприветливо. Толи рано еще было, толи они вообще там неприветливые, но пришлось по дороге от одного идола к другому, вправить мозги нескольким стражам и послушникам. Самое большое удовольствие получил, "внушая" Харлоку... Жаль быстро сильно "внушил". Единственный минус "болотного лагеря" - болото. Пришлось лезть в грязную жижу, истребляя шершней. Настроение Героя порядочно опустилось, что не могло не сказаться на здоровье хамоватых сборщиков болотника и стражей "болотного периметра".

Итог: Щастье 4-х идолов, купленное колечко "брони" +5 и рецепт Кор Галома для Декстера.

Путь в Старый лагерь был отмечен брызгами крови волков, падальщиков, ящеров... ну в общем всех, кто попался под острие топора.

В Старом лагере Герой благополучно сдал завершенные квесты, под руководством Диего поднял силу и получив "законный" пропуск к Гомезу познакомился со Шрамом. Его пресловутый меч удобно лег в руку... а Герой в компании Дасти отправился обратно к болотам.
По многочисленным рекомендациям "идолов" Кор Галом принял Героя в Братство. Попутно дал какое-то мелкое поручение, но на выходе из лагеря Героя поймал за штанину Лестер и сообщил, что надо посетить верховного "Братана", тем самым открыв новую главу в истории "Подкуполья". Решив, что игнорировать главного идола будет неправильно, Герой спешно направился на поиски "Юнитора", разочарованно вздыхая о "скудости сундуков г-на ЮБериона".

Юнитор отыскался быстро, на пути к нему было несколько падальщиков и сбрендивший послушник Нирас, да пребудет с ним Спящий... ЮБерион, удовлетворенный решением вопроса, послал Героя к Кор Галому, а тот, соответственно, послал в Старую шахту. Куда и направил свои стопы "ИдолоПосланец"
По дороге Герою случайно встретилась пещерка с большой толпой гоблинов. В общем гоблинов там больше нет.

А интересную книжку в красном переплете Герой решил почитать попозже. Он вообще-то был "рыцарем" грамотным, но чтению беллетристики предпочитал размышления о пути к сердцу дамы сердца... Вот так и топал он по Рудниковой Долине с каламбуром в душе.
Старая шахта за короткое время отсутствия ничуть не изменилась... Разрешив старые заморочки с Аароном и охранником склада, Герой двинулся "зачищать" ползунов и доставать нужную Яну шестеренку. Получив разрешение на "визит к ползунам" от начальника шахты, он пригласил на "место встречи" ближайших "идолов" и смело двинулся в темноту. Ползуны практически не сопротивлялись. Их матка только раза три "охнула" и отправилась в последний путь к Спящему.

В состоянии легкой грусти Герой, никого не трогая, поднялся из шахты и потопал докладывать начальству. Яйца королевы ползунов слегка постукивали в инвентаре...
***
Не помню, рассказывал ли я, но в одно из последних "дневных" посещений Старого лагеря, перед самым вступлением в Болотный, отчитавшись о проделанных трудах, Герой получил доступ к телу предводителя, то бишь Гомеза. Но рассказы о его жестокости и непобедимости напомнили Герою о том, что рано еще вступать в конфликт с властью, поэтому он ограничился локализацией конфликта до одного, отдельно взятого, барона. Таким образом, Шрам остался без меча и арбалета...

Вернулся Герой в Болотный лагерь (теперь уже свой) ночью. И доложив Кор Галому "о проделанной работе" (т.е. сдав челюсти и яйца ползунов), отправился на коллективный сеанс "загробного кина". Кино было впечатляющим и ясно свидетельствовало о связи Спящего с орками. А даже последнему пастуху известно, что орки - создания Бельджара. Только население болотного лагеря таких простых выводов не одобрило... наверное, переутомились во время сеанса. Все-таки такое "кино" не часто увидишь. Однако, Герой, сделал верные выводы и, на всякий случай, разоружил весь лагерь. Только Кор Ангар и Кор Галом остались при оружии – все-таки "большие люди"... хотя конечно нарывались.

Видя неуемную отвагу Рыцаря прекрасной Бони, Кор Ангар решил пустить его энергию в полезное русло. И предложил посетить могильник орков, куда уже отправилась небольшая экспедиция "по поискам пути выхода из купольного кризиса". Заглотив бутылочку "ускорителя", Герой через несколько минут подбежал к точке "рандеву". Его встретили кусачи и орки... Это навевало грустные предчувствия.

Внутри могильника атмосфера просто дышала разочарованием. Орков было немного, правда, солагерников-стражей еще меньше. Старший по экспедиции, идол Люкор, сначала вел себя как обычная скотина: прикрываясь Героем, пускал везде вперед, а сам только тормозил. Под конец же, после "вскрытия" двери к могильному постаменту, окончательно сбрендил. За что и был дважды убит. Оставшиеся в живых стражи, даже не поблагодарив "спасителя" тупо таращились в темноту, и идти в лагерь не собирались. Пришлось добить, чтоб не мучались в орочьих застенках.

Кор Ангар рассказ о "бесперспективности" экспедиции выслушал с пониманием, и, сообщив о "развале лагеря", попросил достать целебную травку, в последней надежде спасти ЮБериона.
Травку он получил, но ЮБериону это уже не помогло. Вместе с последней благодарностью Герой получил заслуженное "рыцарское" звание (храмовник, он же темплиер, он же страж) и наказ помогать "мокролапым", в надежде, что их план "самовыброса" из-под купола после мега-взрыва таки сработает.

Получив новый доспех и реализовав имеющийся опыт в магических навыках, рыцарь (теперь уже точно благородный), прихватил из сундука Кор Галома юнитор с альманахом и отправился в Новый лагерь, возобновлять старые знакомства.

Путь в обитель слуг Аданоса был длителен и извилист. Мелкая живность уже давно перестала задерживать странствующего рыцаря, первым достойным внимания препятствием стала стая варгов на окраине среднего леса. Потом пали ящерицы и снэпперы на пути к заброшенному монастырю. Решив не торопить события, в монастырь Герой пока не полез. Зато забежал в Старый лагерь.

Маги о катаклизмах в подкуполье даже слушать не желали. Орали что-то грубое и грозились испепелить... за что и были наказаны очисткой инвентаря. А рыцарь получил в качестве трофеев много бутылочек с полезными эликсирами, великолепное колечко и руну огненного шторма. Больше у магов ничего ценного не нашлось. Оценив их способность к "самозащите" Герой понял, что маги Огня являются первыми претендентами на исчезновение в назревающем конфликте. Аура смерти сгущалась...
***
Все было плохо... Индикатор Настроения плавно покачивался в районе абсолютного нуля, изредка стукаясь о бетонное основание. Спящий, ради которого Герой отказался от прежних богов, оказался дутой фигурой, монстром и нехорошим типом. Надежда на благополучный выход из-под купола таяла на глазах. Монстров в колонии оставалось все меньше, пора было заводить ПКК - подкупольную красную книгу...

Одним словом - негатив подавлял. Срочно требовалось активное вмешательство позитивизма.
Действительно, всегда есть место для надежды и положительных эмоций. У рыцаря есть "светлый образ" его дамы - и это не только освещает его путь, но и делает осмысленной и значимой даже самую заведомую глупость. Подпрыгнув от такой замечательной мысли и дико воодушевившись Рыцарь пресветлого образа рванул к новым свершениям. Позитив наступал...

На подъеме Нового лагеря ждал Горн. Пришлось притормозить для обстоятельного диалога, но зато появилась наводка на мага воды Кроноса. При правильном подходе этот тип наверняка даст пропуск в "магильню". Заодно можно немного поднять уровень маны, а то заклинаний набрал, кругов наизучал, а запас едва на светильники тянет.

Кронос проникся возникшим кризисом и добровольно сказал пароль прохода к магам Воды. Надо отметить, что это благоразумие ему обязательно зачтется. С трудом выговорив пресловутое ТЕТРИАНДОХ (это ж надо было придумать!) Герой прошел к магам. В холле торчал дежурный пиротехник и испускал эффектные блики. Правда, кроме фейерверков, у него ничего не получалось, но выглядело это действо весьма внушительно. В глубине виднелся проход в недра (судя по всему к запасам руды, которые маги и их предводитель никому не доверяли) и сам главный Маг. Вот вам юнитор, господин Сатурас!

Оказалось, что юнитор и альманах по его применению - это только малая часть необходимого инвентаря. И что эти маги, юниторы им нужны, карта есть, а сходить и забрать - недосуг. Ну, просто дети беспомощные...
Взяв карту и отеческий наказ "без юниторов не возвращаться". Герой потопал в горы. По карте там прохода не было, но настоящий Герой всегда путь отыщет. После непродолжительного похода благородный рыцарь оказался у новой шахты. Наемники выглядели весьма недружелюбно, постоянно огрызались и норовили плюнуть на башмак. Поднявшись на самый верх лагерных построек, в надежде найти проход на юг, наткнулся на Балоро.

Наглый наемник утверждал, что готов отдать "супер-оружие" за рюкзак еды и ведро выпивки.
Несколько посомневавшись, Рыцарь заявил, что честь его благородной дамы не допускает упускать даже малейшую возможность на пути к победе, и согласился принести требуемое. Конечно же, эта затея оказалась глупым розыгрышем и Балоро, нагло усмехаясь, обещал устроить для друзей пикник за счет глупого болотника... Это он зря. Думаю, только прямое вмешательство Аданоса могло его спасти, но Аданосу он оказался безразличен.

Спускаясь вниз Герой, неожиданно получил в бок стрелу. Видимо друзья Балоро по пикникам огорчились безвременной кончиной собутыльника. Это было не так больно, как обидно. Через полчаса и 6 эликсиров здоровья лагерь был пуст. Только одинокий Суини ошалело бегал между хижинами.
Выйдя из лагеря Герой свернул направо и вскоре оказался над горной тропой. Путь к Юнитору был!
***
Спрыгнув на горную тропу, Герой столкнулся нос к носу с группой боевых глорхов. Четыре недоделанных тиранозаврика воодушевились запахом еды и дружно кинулись в бой. Еда, достав меч, огрызнулась четырьмя точными ударами. Это было последнее развлечение в скучной и не очень продолжительной жизни глорхов.
Топая по скалистому карнизу, Рыцарь Светлого Образа размышлял о суровой Готической реальности и превратностях ее судьбы. Оставшаяся без надзора "свободная шахта" перестанет давать руду магам воды и их идея "большого взрыва" теперь становится менее осуществимой. Возможно, это отсрочит выход из "подкуполья", но однозначно отменяет массовое жертвоприношение. Теперь надо будет намекнуть баронам о легком проходе по этому карнизу к неприкрытой шахте...

Перейдя на бег, Герой выскочил на зеленый луг и увидел бой Мильтена с оркской Гончей. Добив паленую тварь, они разговорились. Оказалось, Мильтен ищет амулет и им практически по пути. Правда, показалось несколько подозрительным наличие у Мильтена таких подробных сведений о "страже пещеры" и его повадках, но пока можно было считать появление "попутчика" случайным совпадением. Порадовавшись случаю, Рыцарь смело двинулся в глубь пещеры. Скоротечный ожесточенный бой закончился поражением нечисти. "Страж" пал от магического удара, предложенного Мильтенем заклинания (оговорка, что у самого Мильтена не хватает энергии, не выдерживала никакой критики, т.к. скелетов он поливал просто неистощимым фейерверком огня).

Забрав из сундука юнитор и передав амулет товарищу по битве, Рыцарь смотрел в удаляющуюся спину со странным сомнением. Стряхнув оцепенение, он телепортировался к магам Воды и передал юнитор Сатурасу. "Это не все",- сказал маг,- "ищи следующие". Окрыленный таким "отеческим" напутствием Герой устремился к горам на севере долины.

Путь был неблизкий, но уже спустя 15 минут и одну бутылку "ускорителя" он подбежал к скалам. Слева была Старая шахта, справа - лес. Вспомнив карту с обозначением юниторов, Герой повернул направо. Сначала ему встретилось три глорха, это была даже не засада, а так - небольшая помеха. А вот за поворотом налево этих тварей было уже побольше. Пришлось даже применить "тактику". Вскоре твари остались разбросанными тушками на земле, а Рыцарь, убрав меч, направился дальше в горы.

Странно, что, увидев Диего, Герой практически не удивился. Похоже, место найдено верно...

С дружным гомоном на бойцов кинулись оравой черные гоблины. Их было немало, но недостаточно много, что бы причинить существенный ущерб воинам такого уровня. Однако впереди маячил более серьезный монстр. Сказать, что это был гоблин-переросток, это почти ничего не сказать. Это был тролль. Можно конечно допустить, что тролли произошли от гоблинов, путем длительного откармливания и приучения к безделью, но в таком случае надо отметить, что соотношение мозгов и основной массы резко ухудшилось.

Диего храбро рванул к троллю и начал пытаться попасть ему стрелой в нос. Тролль рычал, махался руками и безуспешно пытался прибить надоедливого человечишку. Борьбы шла на равных, видимо интеллект Диего как раз уравновешивал боевую массу тролля.

Пошарив в округе, Герой наткнулся на заклинание, которое тут же и испробовал на тролле. Под воздействием неизвестных науке зеленых лучей тролль в кратчайшие сроки деградировал до размеров толстого гоблина, после чего и был легко прибит.
На другом конце ущелья виднелась лебедка, по видимому, она что-то должна открыть...
***
Вход в пещеру, ведущую к площадке юнитора, преграждала решетка. Можно было попробовать телекинез, но Герои легких путей не ищут, и он устремился к лебедке.
Оп-па... лебедка не работала. Подошедший Диего выдал: "ну-ка, ну-ка" и покопавшись в земле заявил, что все исправлено. Можно было поклясться, что на земле там ничего не было, но лебедка тем не менее заработала и открыла проход.

Откуда ни возьмись, может даже из того же прохода, вывалилась очередная толпа гомонящих гоблинов, и Диего достал свой верный лук. В пещере гоблинов не было, но наверху, вокруг площадки юнитора, сидели, о чем-то мечтая, гарпии. Обидевшись, что нарушен их покой, они с громкими воплями кинулись на обидчика. Отряхнув с меча перья, и смазав царапины лечебным эликсиром, Герой спустился к Диего. Перебросившись парой фраз, они разошлись.

Хлебнув ускорителя Герой рванул было по ущелью, но, увидев слева забор и сторожевую вышку, притормозил. «А это что за лагерь? Может там тоже для кого-нибудь можно доброе дело сделать?» - подумалось ему. Преисполненный добрых намерений Рыцарь вбежал за ограду и резко остановился. Напротив него стоял хамского вида наемник (проще сказать бандит) и, даже не попытавшись представиться, посылал стрелу за стрелой. Более того, и в спину ударила стрела. Броню стража стрелы почти не пробивали, но их уколы болезненно обожгли самолюбие Рыцаря.

Выхватив меч и воскликнув «Во имя Инноса пресветлого, и во славу Дамы моей прекрасной», что в пылу боевого порыва прозвучало как «Ур-ррр-ры», Рыцарь пошел в бой.

Бой получился жарким, но скоротечным и вскоре перед прояснившимся взором Героя предстала печальная картина разрушения и безысходности. Он помнил только, как последним поймал главаря, а тот даже разговаривать не хотел. Толи считал ниже своего достоинства, толи обиделся за разрушенный лагерь…
Слегка помахивая мечом, чтоб кровь в руках не застаивалась, Герой пробежал мимо охотников, перебрался на косу и потрусил к заброшенному монастырю. Превращение встретившихся животин в личный опыт приятно грело самолюбие. Решив, что это недостойно благородного рыцаря, он с разбега прыгнул в холодную воду и наперерез течения устремился к песчаному берегу.

Выше пляжа маячила знакомая фигура Горна с громадным топором. Оказывается, он пришел к монастырю, что бы проверить какие-то древние легенды. Понятное дело, ни о каком сговоре речи не было и встреча совершенно случайна. В подтверждение этой «случайности» Горн предложил следовать за ним и привел Рыцаря в пещеру, в глубине расщелины. При этом он постоянно тормозил и смешно вынимал свой топор, пока Рыцарь убивал глорхов, по одному точному удару на зубастую морду. Осталось большим вопросом, откуда Горн мог знать, что в этой расщелине найдется что-либо интересное, но это не помешало изъять из стоящего там сундучка хитрый фигурный ключик.

Горн нагло заявил, что если уж Герой так здорово разделывается с глорхами, так пусть сам впереди и топает, и они побежали обратно. Перебравшись через эту расщелину по брошенному наверху дереву, напарники вышли к воротам заброшенного монастыря. Горн заявил, что в монастырь могут входить свободно только жуки, и как-то хитро прищурился. Пришлось доставать свиток, превращаться и лезть в щель, в то время как он нагло ухмылялся.
Изнутри открыть дверь не составило труда, и в монастыре все повторилось: Убивающий каждым ударом по глорху Рыцарь, и регулярно вынимающий свой здоровенный топор Горн, не приложивший его даже к мракорису, обосновавшемуся в глубине пещеры у заветной двери.

Утомленный «торможением» Горна Герой достал очередной кристалл и, не обращая внимания на напарника, побежал к выходу, однако лишь выскочив из пещеры, замер в оторопи. В центре монастырского двора сердито размахивал лапами тролль. Как он сюда попал – осталось загадкой, но именно в этот момент Рыцарь положительно оценил присутствие несгибаемого Горна с его здоровенным топором.
Устало пнув тушку изрубленного тролля, Рыцарь попрощался с Горном и направился к выходу из монастыря, размышляя кого он встретит у четвертого юнитора…
***
Путь к последнему юнитору был далек и Герой достал самую большую бутылку «ускорителя». Хорошенько её взболтав, опрокинул одним махом, и рванул через косогоры и мосты в южные края. Деревья и ямы проносились так стремительно, тени мелькали так часто, что Герой с трудом успевал уворачиваться от препятствий. А ведь удар о толстое дерево, это не только потерянное время, но и болезненная шишка на не прикрытой шлемом голове.
Совсем скоро он проскочил пещеру «черных гоблинов», которые некогда стерегли альманах, и, не добегая до моста к усыпальнице орков, повернул в гору. На песчаном взгорке мирно паслись зеленые ящерицы. Размером и добротой они очень походили на нашего Героя, но опыт с них получался совсем маленький, даже меньше чем с волка. Не задумываясь сильно о странностях монстрологии, Рыцарь, оставляя странно зеленые кровавые следы, направился дальше. Песок плавно перешел в камень, наверх вел узкий скальный уступ. И на нем что-то вынюхивала здоровенная оркская ищейка. Рыцарь, отличаясь умом и сообразительностью, решил не тратить эликсиры и время на лечение укусов и сходу «заморозил» скотину. Один удар мечом завершил ее страдания.
Уступ заканчивался выходом на каменистое горное плато. И по плату туда-сюда расхаживали ищейки. Не знаю, чем они там питались, видимо, как говорил классик, «лижут камни».

Глядя на худые, поджарые фигуры ищеек, Рыцарь проникся сочувствием к их голодной жизни и, не имея возможности обеспечить их поставками фуража, перебил несчастных, избавив их, таким образом, от мучительной голодной смерти. Не найдя на плато ничего интересного, кроме, разве что, сундука в закрытой дверью пещере, Рыцарь сверился с картой и направился в сторону предположительного лежания последнего юнитора.
В сундуке нашелся интересный молот. Он был несколько слабее любимого рыцарского меча, но с удобной ручкой и какими-то царапинами, напоминающими руны, на боевой части. Так, разглядывая молот, рыцарь вышел на мост и вздрогнул от скрипа и громкого топота. Навстречу бежал каменный голем. Не раздумывая, Рыцарь вмазал чудовищу молотом, и увидел побежавшие по его телу трещины и посыпавшийся песок.
«Да ты, старина, долго на своем не постоишь!» - Только и успел он подумать, тремя рыцарскими ударами разбив препятствие на отдельные булыжники.

За мостом возвышалась скала, увенчанная величественным замком, а у её основания одиноко маячил Лестер. Сопоставив факты, Герой понял, что люди, постоянно помогавшие ему с самого начала пути в колонии, связаны между собой и их действия определены каким-то планом. Чувствовалась, что за их, иногда не слишком обоснованными, поступками, стоит чья-то могучая воля, подкрепленная великими знаниями и трезвым расчетом. Подходя к Лестеру, Герой уже не сомневался, что не только найдет нужный юнитор, но и получит средство его достать.

Лестер тоже не сильно удивился, увидев Героя, сложилось ощущение, что он только его и ждал. Пояснив, что разыскивает документы на право владения местной недвижимостью (и откуда он интересно про них узнал, в болотном лагере ни библиотеки, ни вообще книг не наблюдалось), Лестер добавил, что прошел мимо монстров с помощью «хитрой магии». Рыцарь подумал, что бесхитростная дубина действует вполне эффективно, и быстро поддался на провокацию идти в замок вместе. Они направились в гору, а вопрос «зачем послушнику братства спящего королевские документы на недвижимость под куполом» так и остался в воздухе.
В замке не было никого, кроме гарпий, точнее даже сказать, что он был переполнен гарпиями. С дикими криками они кидались на покорителей неприступной цитадели и отлетали, теряя перья и жизнь.

Говоря, что в замке жили только гарпии, я нисколько не кривил душой, но на первом этаже Герой встретил и еще несколько нечестивых порождений. Обнаружив в сундуке ключ с гравировкой «возьми меня» Рыцарь решил перевести дух и облокотился на торчавший из стены факелодержатель. Каково же было его удивление, когда открылся проем в стене, и из скрытой комнаты вывалились скелеты.
В общем, вскоре они, обшарив замок. нашли документы и Лестер передал Рыцарю (вроде как за помощь) несколько свитков телекинеза, изящно намекнув, что умный работает не руками, а головой. Так что рыцарь, будучи не совсем тупым, достал юнитор с подставки, отметил зарубкой очередную победу во имя благородной дамы и достал руну телепорта в Новый лагерь.
***
Сатурас порадовался принесенным юниторам. Минуты три, наверное, хотя, надо признать, сразу отдал приказ о материализации благодарности в эликсирах и руде. А потом завел волынку про текущие проблемы колониального быта. Ему, видишь ли, своими силами с юниторами не справиться, а посланец магов в Старом лагере оттуда сбежал, причем не без помощи Героя. И теперь, соответственно, только представитель развалившегося болотного братства, способен соединить магов воды и огня в единую и непобедимую команду взрывников.

Отказаться от столь почетной миссии было трудно – Сатурас мог и кого-нибудь другого послать, а быть в центре событий значило увеличить шансы контроля ситуации. Так что Рыцарь согласился быть Послом Водяного к Огнепоклонникам, сделал пробежку по лагерю, выпил несколько возбуждающих эликсиров, и, мысленно, призвав благородную Даму в свидетели очередного подвига, отправился в путь.
Топот, по давно знакомой тропинке, не требовал напряжения ума, и Рыцарь предался размышлениям. Получалось, что Диего, Мильтен, Горн и Лестер странным образом связаны. И даже более того, действуют исходя из общего плана. Оценив их поступки в свете последних встреч, Герой просто поразился их информированности и точности прогнозов и действий. Несколько смущала его и их неуязвимость, обеспеченная видимо магией высшего порядка.

Странного было много. Декларируемые «четверкой» мотивы явно не соответствовали их настоящей цели, и складывалось впечатление, что за их спинами маячит тень могучего режиссера. Корристо и Сатурас на эту роль могли претендовать, но явно не проходили по логике поведения. Обладая такой информацией о юниторах, например, они могли получить их давным-давно. А от такого мощного артефакта не отказался бы ни один маг. И, все-таки, чувствовалось…

Тут течение мыслей Рыцаря было прервано лязгом вынимаемых клинков. Стражники у моста к Старому лагерю, оголив оружие, кинулись на Рыцаря с недвусмысленной угрозой. Навык частых боев не подвел его, и, спустя несколько минут, стражники валялись в пыли. Подумав, что независимо от того, умысел ли это, или простое сумасшествие, но оставлять за спиной враждебных воинов опасно, Рыцарь добил несчастных и направился дальше.

За мостом маячил красной робой маг огня и Рыцарь, готовый как к сражению, так и к диалогу, направился к нему. Это был Мильтен, находящийся в состоянии глубокого шока и постоянно повторяющий «Как они могли, ну как они могли».

Увидев Рыцаря, маг всхлипнул, и начал сбивчиво рассказывать, что люди Гомеза убили всех магов Огня, но, слушая его, вполуха, Рыцарь думал, что по сути Мильтен еще совсем мальчишка и трудно ему среди закоренелых воров и убийц. Как-то же удалось ему попасть в маги, явно и тут сработала протекция невидимого режиссера…

Выслушав Мильтена, в конце добавившего, что Диего у других ворот отирается, Рыцарь направился к воротам. Страха у него не было, только чувство опасности холодило лопатки. Перед толпой стражников важно вышагивал Бладвин. Увидев его, Герой издалека закричал: «Эй, Бладвин, мы же давно отношения выяснили. И вы все знаете, что я не враг Старому лагерю».

На что Бладвин выкрикнул «Убейте предателя» и, выхватив меч, первым устремился в схватку. Понимая, что диалога не будет, Рыцарь до встречи успел бросить в арбалетчиков «огненный шторм» и вынул меч. У плеча прошуршал «огненный шар» огневой поддержки Мильтена и бой закипел.
Покончив со стражниками, Рыцарь убедился, что ворота плотно закрыты и мысленно обратившись к своей благородной даме о чистоте своих помыслов и устремлений, направил свои стопы к другим воротам. Однако не пробежал он и половины пути, как в доспех врезался болт. Это его приветствовали стражники, охранявшие проход в орочьи земли. «И вы туда же» - грустно подумал Рыцарь, вынимая меч.
***
У южных ворот, как и предупредил Мильтен, стоял Диего. Его слова дополнительно прояснили картину, но от этого она не стала менее пугающей. Старая шахта затоплена, Свободная шахта захвачена стражниками, маги огня мертвы. Герой, вспомнив, что к первым двум катастрофам он имеет самое непосредственное отношение, поежился. Воистину, благими намерениями вымощен путь к Бельджару. Но поскольку обратной дороги уже нет, придется продолжить реформы колониального правления.

Кроме известий о психических срывах Гомеза, Диего наконец «раскололся» о связи с другими членами «четверки». Он, правда, ничего не сказал об источнике информации и планов, которыми они пользовались, но зато попросил помощи в созыве очередного «коллоквиума» в «секретном» месте.

Перед уходом, Рыцарь, на всякий случай, проверил охрану южных ворот. Ворота были плотно закрыты, а охрана стояла насмерть. Подивившись твердости Диего, недрогнувшей рукой добивавшего своих бывших товарищей – стражников и решив, что полученная информация весьма спешно должна быть у магов, Рыцарь активировал руну телепорта. Материализовавшись в проходной Сатураса, он нос к носу, столкнулся с Горном. Передав ему привет от Диего, о встрече в условленном месте, Герой повернулся к «его Магичеству», явно пребывавшему в состоянии предкаматозной прострации.

«Кажется я знаю, что у вас произошло» - обратился Рыцарь к посиневшему, то ли от мантии, то ли от свалившихся проблем, верховному Магу Воды. - «И это не последняя дурная новость, потому, что Корристо то же не понравилась акция против вас, и Гомез его зарезал. Попутно выпотрошив и остальных магов Огня».

После такой «новости» Сатурас воздел руки и выдал «Во имя Бельджара!» Судя по всему, маг Воды, в этот тяжелый час, решил прибегнуть к услугам сил зла. И точно, не прошло и нескольких минут, как он, рассказав Герою о наличии еще одной крупной фигуры на местном магическом фронте, выдал очередной квест.
Оказывается, бывший верховный Маг Огня, о котором, при первой встрече, проговорился Мильтен, живет себе спокойно в оркских землях, самым наглым образом игнорируя не только орков и рудокопов, но и всех магов колонии. При этом он так эффективно организовал защиту своего уединения, что посланные к нему гонцы терялись, судя по всему еще по дороге, приходя в нежизнеспособное состояние. Сатурас настоятельно рекомендовал перед «походом» посидеть в библиотеке, но Рыцарь, обладая активным характером, решил не тратить время.

Прекрасная Дама томилась вдалеке, ожидала от Рыцаря подвигов и приключений, так что он махнул рукой на пустяки, скрытые под слоем библиотечной пыли, и отправился в путь. Выйдя из пещеры Нового лагеря, Герой активировал свиток «превращение в шершня» и полетел к выходу. Полет захватывал, не было нужды следовать поворотам дорог, делался безопасным полет с любой высоты. Скользя над скальным склоном, он легко поднялся над барьером, окружающим рисовые поля, и перевалил его, не опускаясь к воротам. Открывшийся взору вид захватывал дух, ярко зеленые массивы лугов изумительно контрастировали с голубизной купола, отражающейся в водоеме у заброшенного рыбачьего поселка. Встречный ветер легко обвевал узкое, стремительное тело.

Одинокий падальщик, на берегу, пытался было возмутиться появлением своего закоренелого врага, но его голос быстро затих за спиной стремительно уносящегося шершня.
Пролетев над водной гладью, Шершень заметил слоняющегося по берегу шныга и с легким хлопком принял очертания Рыцаря. Окружающая местность изобиловала монстрами и нуждалась в тщательной зачистке. Вздохнув о мимолетности прекрасного и неизбежности тягот рыцарского долга, он направился к ближайшей твари.

Клинок привычно лег в руку…
***
Народу нужны Герои. Но преимущественно мертвые, после совершения исторически–героических поступков. То же видимо и у богов, потому что, несмотря на всю его «избранность», Рыцаря боги удачей не баловали.

Шла четвертая Глава, а он по-прежнему бегал в простой юбке послушника. И дело не в отсутствии денег или желания «приодеться», просто Гор на Тоф хамски игнорировал свои обязанности по обеспечению новоопределенного Стража броней. Учить был согласен, а броню не давал принципиально, даже говорить о ней не хотел. И вот в такой легкой одежонке Рыцарь направился в «Орочьи земли», нести не мир, но покой. И пусть этот поход неувядаемым подвигом окрасит имя рыцарской Дамы, ждущей вдалеке весточки о новом приключении Героя.

Сначала на пути Рыцаря появлялась всякая мелкая тварь, в виде шершней и ящериц, сонных падальщиков и нерасторопных кусачей. Но вот неподалеку шагнул из древесной тени лесной красавец мракорис, это был молодой и сильный хозяин леса. Рыцарь, скептически оценивая защитные возможности своей одежды, перебрал имеющиеся руны, и уже через минуту, слегка замороженный, лесной красавец был тщательно нашинкован на бифштексы.

Впереди, перекрывая проход, замаячил здоровенный орк. Этот был не съедобен, отвратительно грязен и лохмат. Кроме этого он непристойно взвыл что-то про Краш-Брака-Рок-энд-Ролл и на волне ритмичного У-ЧА-ЧА побежал навстречу Рыцарю, на ходу вынимая откуда-то из шерсти железное орудие, судя по всему, предназначенное для смертоубийства Героев. Когда орк был уже рядом, и оскалился, подымая свое орудие, Рыцарь боковым ударом рассек его набрюшную упряжь и возвратным движением вспорол огромное волосатое брюхо. Орк рухнул, так и не донеся свое орудие до мелкого, по его меркам, человечика, а его дух устремился к Бельджару.

А впереди маячила уже четверка вонючих – волосатых – здоровенных – и – ругающихся орков. Пришлось рыцарю убавить шаг, и вот первый из четверки, решив, что с такой мелкой добычей он справиться и без поддержки товарищей, ринулся в схватку. Где и был остановлен, убит и отправлен в чертоги ненаглядного Бельджара. Последние два орка сорвались с места парой, им показалось, что вот так-то уж они просто размажут этого, не отличающегося особой статью или приличной броней, человечишку. На бегу один из них поотстал, выстраиваясь в очередь за другим, что и позволило Рыцарю уложить и первого, и второго, практически без задержки.

Избиение чудовищ начинало уже превращаться в рутину, но некоторое разнообразие внесла группа варгов, так называемых «оркских гончих». Эти твари были сильны и увертливы, редко попадали под удар и нередко вцеплялись в жертву мертвой хваткой, позволяя остальной стае разрывать попавшего в зубы, на множество мелких кусочков.

Первые варги полегли в результате короткой ожесточенной битвы, в которой Рыцарь просто прикрывался деревом и подрезал выскакивающих сбоку тварей. Однако несколько раз его серьезно цапнули и, увидев впереди солидную стаю этих зверюг, он решил не рисковать. Хлопнув поллитру «ускорителя» Рыцарь зигзагами, собирая за собой всю стаю, побежал в узкий скальный проход, где и запрыгнул на высокий уступ. Стая, повизгивая и рыская, собралась внизу, а Герой достал руну «огненного шторма». Последними его словами были: «О, моя благородная Дама, воистину храбрый Рыцарь – это живой Рыцарь, который может проявлять достойную Вас храбрость и впредь», после чего настало время Огненного Шторма.

А потом были снова орки и кусачи, еще орки и снова варги. За спиной Рыцаря оставались только кровь и тишина, но он знал, что кровь скоро исчезнет, смытая временем, а покой поселился в этих местах надолго.
И вот местность была очищена. Влево дорога уходила через небольшое ущелье к Старому Лагерю, а впереди стояла высокая Гора Разрушенного Замка. Вправо уходил путь, наиболее остро пахнущий опасностью, именно туда Рыцарь и решил идти, ибо, где же еще прятаться отставному Некроманту, как не в самом опасном месте оркских земель?
***
Взяв правее высокой горы, Герой поднялся на холм и увидел Высокую Башню, разрывающую туман загнутыми клыками своего навершия. «Похоже, она», - подумал «идущий к цели невзирая на препятствия», - оркам такая «торчумба» явно не по характеру, а вот Некроманту, – самое логово. Пора было подумать о предусмотренных «злым дядей» ловушках и мерзопакастях. Стайка кусачей, даже на порядочную пакость не тянула, что уж говорить о непроходимых ловушках…

Не спеша двигаясь в направлении башни, Рыцарь услышал какой-то знакомый скрип и хруст, и тут же увидел каменного Голема, С таким «чудом» он уже был знаком, камень разбивался молотом весьма эффективно. Достав молот, Рыцарь сделал несколько шагов и стал поджидать воодушевленного внезапной встречей Голема, желающего каждого встречного превратить в такую же мертвую материю, как та, из которой он был сам. А потом, до боли в руках, Рыцарь выбивал молотом тарантеллу на боках каменного истукана, сыпалась из него каменная крошка, разлетались трещины, и рассыпался идол на мелкие кусочки.

«Э-эх» - с запазданием подумал Герой, - «А вдруг хозяин обидится, что стража его на кусочки раздробил… Может обойти надо было? Да нет, обходить не получалось, скажу, что от старости рассыпался». Покопавшись в груде камней, Рыцарь вынул тяжелое, явно несущее магический заряд, сердце Голема. «Сувенирчик»…
А за поворотом маячил еще один гигант, но уже отливающий льдом. Рыцарь решил обдумать ситуацию, и немного вернувшись, забрался по уступам повыше. Действительно, дорогу перекрывал Голем изо льда. Можно было попробовать и его обработать молотком, но Герой подумал, что около этого снеговика должно быть сильно прохладно, как бы насморк не заработать. Может его «разогреть»? В руку легла искрящаяся теплом руна «огненного шторма», взвыл огненный вихрь и раздался громкий треск раскалывающегося льда, сопровождаемый шипением клубящегося пара. От ледяного Голема осталась только крошевого основного материала. Спустившись,

Рыцарь осторожно подошел к куче льда – «эх, вот бы это в бар Силаса», - подумалось ни с того, ни с сего, - «коктейли «Шнапс с голубикой» можно было б на весь лагерь наболтать…». А пока такой возможности не предвиделось, он разворошил льдинки и достал дохнувшее холодом «ледяное сердце».
За следующим углом Героя поджидал уже Огненный Голлем. «Ну что ж», подумал «решающий задачу», - «Банальное линейное распределение, никакого креатива. Понятно, что его надо долбануть магией Воды. Интересно, за ним еще что будет?».

Огненный голем выдержал только две молнии и рассыпался, как и предыдущие. Гордый своими успехами Рыцарь мысленно обратился к своей Благородной Даме, расписывая свой неувядаемый подвиг в лучших, пикассовых, красках, поднял последней обжигающий «сувенир» и потопал к дверному проему башни.
Зайдя в башню, Рыцарь оторопел – прямо перед ним покачивался в воздухе, слегка изрыгая пламя и помахивая скрюченными когтями, огромный огненный дамон. Вот это был креатив. Не то, что бы Герой испугался, нет, конечно, но и сказать, что зрелище оставило его равнодушным – то же нельзя. На его счастье Демон заскрипел в Рыцарской голове, пытаясь найти диалог.

«А ведь мог бы и разорвать», подумал Рыцарь и храбро закричал: «Это ты что ли разговариваешь со мной?»
После непродолжительных переговоров, Рыцарю пришлось в доказательство своих подвигов отдать Демону сердца поверженных Големов. Было жалко отдавать такие редкие сувениры, но пришлось. Вступать в полемику с таким внушительным собеседником, хотелось еще менее. Зато в обмен он получил руну телепорта, на обратной стороне которой было выгравировано “Xardas”.

Совсем осмелев, Герой прошелся по сундукам, стоящим у стен на нижнем этаже башни и отыскал в них немного руды и несколько замечательных эликсиров.
И только обойдя башню, он поднял руну…
***
Телепорт доставил Героя в практически пустое закрытое помещение. Некоторую долю оптимизма внушала длинная узкая лестница на следующий этаж: все – таки выход. Площадка верхнего этажа башни, окружающая верхние помещения ее «голов», была открытой, но практически недоступной. Высота гарантировала уединение расположившимся здесь. Отметив, что спуститься с башни то же весьма затруднительно, Герой прошел в помещение, бывшее фактически библиотекой, его поразило полное отсутствие бытовых условий. Тот, кто здесь обитал, был, по сути, фанатиком своего дела, не было не то, что кровати или плиты, не было даже простого кресла, только один стол в центре комнаты и книги, книги, книги…

Стоило Рыцарю войти в комнату, маг обернулся: «Ты как сюда попал?»

«Ну, уж не вашими молитвами» - подумал Рыцарь и начал доказывать свирепо выглядящему отщепенцу, что прибыл исключительно по делу. Однако Ксардаса принесенные новости, даже самые «убойные», как-то не удивили. Он пристально оглядел Героя и выдал: «Да иди ты, к шаману, Орочьему». Послал, в общем. Ладно, хоть снабдил свитками призыва и руной «Уничтожение нежити» - потрясающе мощная зуботычина для нечестивых.

Получив в руки такую руну, Рыцарь задумался. Как-то он мимоходом слышал, что в подземельях «башни Туманов» много интересного прячется. Обратившись в мыслях к своей Даме, Рыцарь дал обет очистить восточное побережье от монстров и нежити. А Ксардас… надо отметить, впечатление Некромант произвел сильное, но все равно подождет своей очереди.

Проявившись на подиуме Болотного лагеря, Рыцарь первым делом направился в болото. Через час после его прибытия болотожоры кончились, а стражи продолжали неутомимо пялиться в зеленые буераки.

Еще через полчаса, мухой долетев до песчаного пляжа, Рыцарь вызвал каменного голема и с интересом наблюдал, как огненные ящерицы пытаются раскалить крупнотоннажный булыжник. Ящерицы кончились еще быстрее, чем болотожоры. Рыцарь отпустил Голема побегать и направился в «башню Туманов», заранее грея в ладонях руну «смерть нежити».

В подземелье скучно не было, хотя однообразное распыление скелетов было несколько утомительным, потому, что одежда Рыцаря была неподобающе легкой для такой экспедиции. Однако через несколько часов и скелеты подошли к концу, был разрублен на части уже выдохшийся маг скелетов и Герой поднял странную книгу с непонятным названием «Хроманин».

Заглянув в найденную книгу, Рыцарь ничего не понял, и нисколько не смущаясь этим, телепортировался в башню Ксардаса, с чувством благополучно завершенного обета.

Поднявшись на открытую площадку Герой решил не изобретать способ спуска и просто превратился в шершня. Спуск с башни и последующий, стремительный, полет вновь захватили его дух, серпантин дороги проносился как во сне. Но всему радостному как правило наступает конец, и посреди прохода в скалах, перед Героем шершнячьего вида, замаячил, поигрывающий топором небритый орк.

Парочка орков конечно уже не представляли для Рыцаря серьезного препятствия, но вот картина, представшая перед ним в разрушенном замке достойна описания. На плюгавого шамана наседали три здоровенных клановых бойца орков. Огромные, лохматые и дико агрессивные, они ничего не могли сделать с лысеющим шаманом, который не спеша выжигал на них проплешины. Решив перехватить инициативу, Рыцарь достал руну заморозки и остудил разгоряченных боем и огненными шарами орков. Через несколько минут все было кончено, а невредимый шаман отошел, что-то бурча себе под нос.

Через некоторое время, разговорившись, Рыцарь пришел к выводу, что Шаман Ур-Шак – весьма необычный орк. Он не только мог разговаривать по-человечески, но и дорисовал карту оркскими землями и рассказал много интересного про демона Крушака, в миру более известного как «Спящий». Ур-Шак утверждал, что Демон хорошо охраняется, и направил Рыцаря за «пропуском» к своему старому товарищу, ныне батрачащему в Свободной шахте.
***
Новый лагерь не спеша сходил с ума. Сатурас уперся в ожидание ответа от Ксардаса и полностью перестал воспринимать информацию. Горн решил самолично отбить Свободную шахту. Волк попросил принести пластины ползунов. Остальные пока делали вид, что нормальны.

Герой, трезво оценив магическую «неубиваемость» Горна, отважился на визит в оккупированню стражниками шахту, хотя при его тощей одежонке подставляться под арбалетные болты стражников было весьма рискованно.

Снаружи шахту охраняли трое, но после «огненного шторма» осталось добить всего одного. Рыцарь его успешно разоружил, но подбежавший Горн решил не церемониться и просто прирезал несчастного.
«О, моя Благородная Дама», - взмолился Рыцарь, выдергивая арбалетный болт из левой икры, - «прости меня за эту чрезмерную жестокость, но, Иннос судья мне, они сами напросились». Рыцарь, чуть взболтав, выпил бутылку «ускорителя», выдохнул магическим перегаром и устремился в шахту.

Это был хороший бой. Свистели болты, звенели клинки, кричали раздираемые стремительным металлом
стражники. В быстром рывке были уничтожены стражники верхнего горизонта и Рыцарь, вернувшись ко входу, спрыгнул к нижним пещерам, решив идти в обход.

В пещерах и переходах нижнего яруса ошивались матерые ползуны – воины, обеспечив необходимый запас чешуй для Волка. А на деревянном помосте, тихо похрюкивая, сидел орк. После небольшого разговора орк заявил, что, несмотря на знакомство с Ур-Шаком, Рыцарь ничего от него больше не услышит, пока не принесет лекарство, которое этот самый орк где-то неподалеку посеял. Пришлось Рыцарю идти дальше, пугать ползунов и добивать последних стражников. Эликсир с этикеткой «только для орков, перед применением взболтать» лежал неподалеку, и получив его, бывший раб оттаял и разговорился. Он не только обещал сделать «универсальный оркский пропуск» Улу-Мулу, но и объяснил, какие нужны комплектующие, научил, как их выдирать – вырезать у несчастных зверущек. Пришло время «большой охоты».

Выйдя из шахты, Герой первым делом занес чешую ползунов Волку и отправился к северным горам. Орк говорил, что там водятся тролли, и хотя Герой был уверен, что последнего тролля он собственноручно прирезал, как толстого гоблина, все-таки поискать стоило. На удивление, недалеко от входа в старую шахту ошивался самый, что ни на есть, здоровенный тролль. Достав свиток с заклинанием «уменьшения монстра» Рыцарь в один прием провел операцию гоблинизации чудовища. После выковыривания «клыков» монстра, они приобрели естественный размер, и вопрос по первой части Улу-Мулу был решен. Рыцарь, воодушевленный таким успехом, мысленно положил троллиную тушу к ногам Благородной Дамы и отправился искать новых монстров и чудовищ. В подземном переходе его встретил мракорис, быстро лишившийся своего рога, а на месте ранее зверски замученного Диего тролля обосновался еще один.

Довольно подпрыгивая, Герой, не подходя близко, бежал вдоль старого лагеря. Что бы не лезть под самые стены, он бежал по длинному острову на реке и наткнулся на книжку в красном переплете. Это был уже третий том Хроманина и история начинала казаться интересной. Прочитав книгу, Герой на минуту задумался и телепортировался к Ксардасу, с вышины его башни было видно гуляющих неподалеку огненных ящериц. С ящерицами, по соображениям пожарной безопасности, был направлен разбираться каменный Голлем. Их огненные языки пополнили коллекцию необходимых орку принадлежностей. Оставалось только найти болотожора, и Рыцарь отправился в болотный лагерь, с надеждой, что хоть одному из них удалось спрятаться во время его предыдущего рейда. Болотожоров нашлось целых три и полностью укомплектованная коллекция сувениров, на плечах Героя, отправилась в Новую шахту.

Орк, убедившись, что все составные части в наличии, назвал Рыцаря «великим воином» и изготовил какую-то хитрую палку-торчалку, которая по его словам, должна пользоваться большим уважением у его соплеменников.

Этот «миротворческий знак» был так интересен, что на него даже Горн обратил внимание.
Вернувшись в Новый лагерь, Герой неожиданно получил от Волка «броню из чешуи ползунов» (экспериментальный вариант). Это оказался превосходный образец защитной одежды. Теперь можно было идти к оркам.
***
Заглянув к Кроносу, у которого немного обновился ассортимент бижутерии, Герой вновь «одел крылья». Это совсем не понравилось Магу, который тут же попытался «тормознуть» окрыленного Героя экстренной заморозкой, но шершень – птица быстрая и Маг не успел. Только видимо не судьба Герою, долго наслаждаться экстазом полета, и едва он вылетел из Нового лагеря и пересек водоем, как пришлось резко «перезвоплощаться» обратно в человека. На песке лежала красивая красная книжка, - очередной том «Хроманина». Решив заглянуть еще раз в «башню Туманов», Герой телепортировался в Болотный лагерь и шершнем заскользил над водой.

Изумрудная полировка водной глади, мерцающий синим бархатом купол, стремительность полета, все это окрыляло израненную Рыцарскую душу и он затягивал полет до самой последней возможности, вылетев на берег уже в средней части пляжа с разбитыми кораблями. И вновь увидел знакомый красный переплет на песке, определенно путь был выбран верно. Спустившись в подземелье, Рыцарь был осторожен как подкрадывающийся мракорис, но углы и штольни бли пусты, и тишина нехотя рвалась под его одинокими шагами.
В большом зале, где он нашел первый Хроманин, лежал труп полураздетого человека, умер ли он тут, или был принесен чьей-то злой волей, так и останется загадкой, но при нем был знакомый томик в красном переплете.

Уже выходя из зала, Герой открыл книгу, она была пуста, но за спиной раздался шелест магии и звон клинков. В зале колдовали два мага скелетов и несколько «костлявых» уже бежали к Рыцарю.
«Что ж», подумал Рыцарь, «это будет подвиг, достойный чести моей Дамы» и потянулся к магическим рунам. Некоторое время зал оглашали треск и звон, озаряли сполохи магических разрядов, применяемых как рыцарем, так и его нечестивыми противниками. Но маги устали, скелеты кончились, и Рыцарский меч положил конец их противоестественному существованию.

Поправив здоровье и запас манны эликсирами, Рыцарь грустно повертел в руках неоконченный том Хроманина, выкинул его из головы и активировал телепорт к Ксардасу. Тот благосклонно воспринял весть о получении Героем информации от шамана орков, по поводу города орков и подземного храма, и предложил сходить туда. И поскольку город был практически рядом, именно этим Герой и решил заняться. Остановившись перед мостом, ведущим к оркам, Рыцарь подумал было достать пресловутую «Улу-Мулу», но решил не доверять вражеским технологиям и полагаться больше на собственные возможности. А потому он, мысленно, попросил поддержки у Инноса, в деле отправки подопечных Бельджара к своему патрону, заверил свою Даму, что не опозорит ее чести своей слабостью, достал меч и, не спеша, пошел к оркам.

Орки видимо страх потеряли, а может, и не имели его, но, не оценив всей опасности в приближающемся одиноком человечишке, пытались его остановить поодиночке. Так и подбегали по одному – два, надеясь на собственные силы, и падали разрубленные двумя ударами быстрого меча. В лагере было всего два орка, достаточно крепких, что бы выдержать второй удар и упасть, истекая кровью после третьего. Так, не спеша, оставляя кровавый след и лохматые туши рассеченных орков, Рыцарь прошел по лагерю. Оглядев умолкший лагерь, где еще недавно стучали барабаны и приплясывали надувшиеся пива орки, Рыцарь вздохнул и пошел к лебедке, открывающей ворота во внутренний город.

За воротами все повторилось с занудливым однообразием. Пляшущие полупьяные орки и их охранники поочередно подбегали посмотреть на непонятно – откуда взявшегося одинокого человечишку, и падали изрубленные, едва успев достать свои огромные топоры.

Очистив верхнюю площадку от Бельджаровых выкормышей, отправляя их в чертоги прародителя, Рыцарь осмотрелся. Дальнейший путь преграждали более мощные клановые бойцы орков, и что бы не расходовать зря лечебные эликсиры, он предварил свое приближение несколькими ударами огненного шторма. По левую руку открылся проход в какую-то пещеру, непонятно для чего оркам нужную, но в ней Рыцарь отыскал несколько сундуков с напитками, травками и свитками заклинаний, среди которых был даже непонятный орочий телепорт. Дальше из этой пещеры проходов не было, и Герой вернулся на открытый воздух, впереди маячили усердно молящиеся шаманы.
***
Герой, решив, что шаманы заняты важной молитвой, и изрубление их на куски может прогневить богов, обеспечил им «горение на работе» от огненного шторма. Шаманы молились на какую-то аляповатую статуэтку, видимо символизирующую свободу орков и демократию шаманского правления. Стащив телекинезом статуэтку,

Герой прихватил ее, на память, из соображений «пригадицца».
Проход в подземелье был закрыт мощной решеткой, но когда Рыцарь подошел к рычагу, стянутая статуэтка странно завошкалась и рычаг с диким скрипом открыл решетку. «Вот и пригадилась» - подумал Рыцарь, «теперь можно и к Спящему заглянуть, как там его, Крушак, что ли…». В пещере оказалась вырубленной широкая галерея с колоннами, порталами и узкоступенчатой лестницей. Уже бегом спускаясь по ней, Рыцарь подумал, что для орков она должна быть неудобной.

Храм производил странное впечатление, это была смесь архитектурно-природных элементов, Каменные громады и расщелины контрастировали с колоннами и отделкой помещений, сложная механика запоров рычагов охранялась огромными волосатыми орками и шустрыми скелетами. Основным аргументом Рыцаря стала руна «смерть нежити», только при встрече с магами скелетов и ползунами она уступала место «огненному шторму».

Проход в одну из боковых комнат из первого большого зала сначала был перекрыт огромным неотесанным камнем, но после поворота «переключателя» он открылся и Рыцарь увидел сидящего в глубине мерзко-худого шамана с мертвым лицом. Увидев подходящего Рыцаря, Шаман заявил, что человеку здесь нечего делать и принялся применять свое мерзкое шаманское колдовство, но Рыцарь в несколько попыток разрубил его никчемную головешку своим верным мечом и получил в наследство фигурный шаманский меч, более похожий на ключ, чем на оружие для благородного боя. Это и был ключ, с помощью которого удалось открыть выходную решетку.

Уничтожив одного из пяти неживых шаманов, о которых предупреждал Ур-Шак, Рыцарь отправился искать следующего. Пройдя по подземному переходу, он вышел к залу с тремя переключателями, едва зайдя в который услышал стук опускаемой за спиной решетки. «Ну и где этот шаман» - спросил сам себя Рыцарь, «Долг перед моей дамой не позволит мне так просто сгинуть за решеткой». Перебив прячущихся по углам скелетов, Рыцарь взялся за переключатель.

Поворот первого вызвал странный хлопок и развернувшись Рыцарь увидел огненного демона. «Ну, это даже не шаман», подумал Рыцарь, подпалив его огненным штормом, и разрубая дымящуюся плоть на куски. Однако и второй поворот переключателя снова вызвал демона. И только после третьего поворота в центре помещения возник бледно-зеленый шаман. Этот то же обладал желанием поговорить, а может им, бессердечным, просто было очень одиноко в храме, но желания убить Рыцаря у шамана было, хоть отбавляй. Пришлось и его рубить на куски, забирать фигурный клинок – ключ, и им уже открывать выход из зала.

Следующий шаманский зал был почти над этим, но Герою пришлось сделать большую петлю, добираясь до него в обход. Герой уже давно сделал вывод, что ввиду собственного тупоумия, орки все секреты обозначили картинками на стенах, и надо к изображениям повнимательнее присматриваться. Вот и у этого шаманского зала была нарисована очень интересная картинка.
Этому шаману настолько не хотелось пускать Рыцаря в свой склеп, что он даже вышел навстречу, так что после его окончательного умерщвления Рыцарь сделал шаг вперед не раздумывая. Решетка за спиной с привычным лязгом захлопнулась. Не найдя перед собой каких либо переключателей, Рыцарь достал лук и всадил стрелу в выступающий барельеф на стене, и впереди лязгнула отодвигаемая решетка и зашуршали убираемые в пол колья. Открылся склеп в склепе, мумии без слова одарили Рыцаря волшебными эликсирами, а поворот камня в саркофаге хоть и не позволил вынуть этот замечательный изумруд, но зато открыл дверь, что тоже было достойным финалом. Вернувшись на прежний путь Рыцарь остановился перед тремя комнатами, а у выхода одной из этих комнат околачивался страж Гор Боба, видимо один из ушедших с Кор Галомом.
***
Огненный шторм и меч прекратили бесцельное существование воинов – ползунов. Заморозка и меч повергли гор Бобу. Забрав у поверженного эликсир и двуручник, Герой прошел в зал с окровавленным полом. После непродолжительных попыток пострелять из лука по кнопкам и ускользания от выпрыгивающих из пола шипов, Рыцарю удалось активировать механизм, открывающий проход в соседнюю комнату. Правда, к этому времени пришел в себя недобитый гор Боба и, взвыв «Ты об этом пожалеешь», кинулся в бой с голыми кулаками. После выплеснутого на него огненного шторма болезный утих навсегда, и дух его устремился к Бельджару, демону которого он так верно служил.

Во вновь открытой комнате, не мудрствуя лукаво, повернул переключатели в той же последовательности, как и предыдущие. Дверцы заскрипели, да и открылись, приглашая Рыцаря к новым свершениям духа, к новым победам света над тьмой.

За открывшейся решеткой Рыцаря поджидали два Кор Галомовских подпевалы и четыре Храмовых стража – здоровенных прогнивших орка, лохматых и вонючих до невозможности. Отправив их всех на прием к патрону, Рыцарь пересек проход по балке и в сундучке нашел великолепные колечко и эликсир. После потребления эликсира Герой счастливо облизнулся, спрыгнул в перпендикулярный проход и пошел в сторону ярко светящейся лавы, рассчитывая найти какой-нибудь мостик. Мостик, понятно, нашелся, и Герой вышел в огромный зал.

В центре зала возвышалось сооружение, явно требующее досмотра, только вот прохода к этому сооружению не было, ибо находилось оно на островке, окруженном широким рвом с лавовыми потоками. И Герой направился в обход, бегом, по большому кругу. По дороге ему встретились три комнатки с демонами, которые даже выйти из них не могли, и переключателями, которые Герой старательно повернул. На последнем переключателе он услышал скрип механизма и понял, что проход на остров появился.

Выйдя из комнаты последнего переключателя, Рыцарь решил, что бежать вокруг обратно слишком неинтересно и просто перепрыгнул через лавовый ров. Оббегая строение, он увидел выщербленное в стене окно и, подтянувшись, забрался в проем. В центре комнаты на каменном постаменте лежал красивый клинок, а рядом скучал очередной, четвертый уже, шаман. «Ну, вот уже предпоследний», подумал Рыцарь, выхватывая меч и прыгая в комнату. После нескольких минут вспышек огня, отблесков на лезвии взлетающего клинка и шаманского рева, с последним было покончено, а его фигурный меч и необычный клинок с постамента перекочевали к Герою.

Выйдя тем же путем, Герой отправился из зала и, подходя к выходу, увидел на другой стороне лавового рва пещеру с ползунами. Огненный шторм вспышкой осветил темный провал пещеры, ползуны вспыхнули и вскоре отползались окончательно.

Пройдя по уже очищенным залам, Рыцарь направился в незнакомый проход и нос к носу столкнулся с очередным стражем. Тот выхватил свой двуручный клинок и кинулся к непрошенному гостю. «Замри», - сказал Рыцарь, активирую руну заморозки. Потом ему встретились Клановый боец и снова фанатичный страж, снова клановые бойцы и приходящие в себя фанатичные стражи. Обездвижив все, что шевелилось, Рыцарь оказался перед перекрытыми решеткой проходами, а за спиной виднелся переключатель на возвышении в очередном лавовом озере. Видимо это и был ключ к дверям.

Вместе с проходом решетки открыли и маленькую комнату рядом, внешне почти не примечательную, но при ближайшем рассмотрении Рыцарь на угольно черной, бархатной поверхности полки обнаружил несколько великолепных эликсиров.
Дальше были демоны, с треском и смрадом сгорающие в огненном шторме, еще один фанатичный страж, замороженный как куропатка и потом слегка обжаренный до готовности. А еще дальше был длинный мост с последним шаманом в конце.

Этот шаман снизошел до незваного гостя, сказал, что делать ему тут нечего, не предпринимая никакой агрессии, спокойно вернулся на свое место. Рыцарь попробовал было поковырять шамана мечом, но это не принесло никакого эффекта. Более того, шаман спокойно кемарил на своем посту даже не почесавшись от богатырских ударов. Тогда рыцарь прошел дальше, сжег в огненном шторме двух апокалиптических стражей и наткнулся на непроходимую решетку. Надо было возвращаться к Ксардасу, рассказать, что и как, совет послушать.

На последок, Рыцарь выпустил в шамана несколько стрел и даже его не поцарапал, но видимо таки разбудил, потому что тот взвыл и начал кидаться черной магией. Пришлось Герою отступать со словами «Прости меня, Благородная Дама, но этот тип мне пока не по зубам».
***
К выходу Герой метнулся шершнем, и каково же было его удивление, когда в первом же зале практически ткнулся носом в пузо огненного демона. Пришлось закладывать резкий вираж, чтоб не попасть под могучую когтистую лапу. И началось… Появившиеся на всем пути к выходу неприятели пытались, кто как мог, обидеть маленького. Ползуны махали клешнями, клановые бойцы недовольно рычали и тянулись к своим огромным топорам, но хуже всех были скелеты. Эти шустрые типы, едва завидев шершня, норовили гвоздануть его топором с завидными меткостью и проворством. И все ж, обойдя препятствия и недругов, Герой вскорости дожужжал до выхода на поверхность. И первым делом направился к Ксардасу.

Брюзгливый ворон снова был скептично-высокомерен, но найденный в храме меч его сильно заинтересовал. Он тут же объяснил, как им пользоваться, обещал подумать, как вернуть мечу былую силу и на радостях, даже дал ключ от сундука с доспехами. Правда, оказалось, что сундук то в заброшенной башне, да под толщей воды, вот пойди и возьми, называется…
[Исправлено: Drazik, 21.04.2004 15:09]
SnowForum » Готика » Победители Турнира по игре "Готика" »