SnowForum » After Action Reports » Дневники умершего проповедника (КК ИГ 2.1, Нубия, 5/5) »
Gen
Кладец



руководитель, режиссёр
Тюмень

Принц (13)
6481 сообщение


Дневники умершего проповедника (1 июля 1124 года. Дарум.)   05.02.2008 18:33
Следует учесть, что Аль-Даула писал все что думал, говорил и видел. Его дневники это не только перечисление событий, но и отражение прогрессирующей шизофрении, которая после его смерти приобрела неизлечимую форму. Думаю, эти записки будут полезны не только доморощенным историкам, но студентам медицинских ВУЗов. Следует так же обратить внимание на то, что Аль-Даула писал сразу за двоих, за себя и за внутренний голос. В письменной форме вступал с ним в диалог, ругался и мирился. Поэтому все диалоги, которые вам встретятся в дневниках Аль-Даулы, есть ни что иное, как письменное изложение разговоров проповедника со своим внутренним голосом.
Само собой разумеется, что далеко не все его записи будут опубликованы, а только те, которые представляют интерес. Некоторые выжимки из этих дневников мы вам и представляем.

1 июля 1124 года. Дарум.

- Ха-ха-ха! Жалкие людишки!
- Можно подумать ты не бывший людишка.
- Во-первых, если бы и так, то уже бывший, во-вторых, я мессия!
- Какая ты мессия, мертвяка ходячая…
- Мертвяка, не мертвяка, а по живее некоторых буду.
- Ты на что это, зомбячья морда, намекаешь?
- Из нас двоих в том, что я труп, виноват тот, который голос.
- Скажи спасибо, а то сейчас ты бы с рыбами разговаривал.
- Да мне уж лучше с рыбами, чем с сумасшедшим голосом в голове. И вообще, не мешай мне, у меня миссия.
- И что же это за миссия, уж не распугивание ли дворовых девок?
- Историю писать!
- Ну, надо же! Историю!
- Именно. Это кому же еще может выпасть такая удача, вечно жить? Стало быть, мне и карты в руки, обо всем без утайки написать!
- И с чего же ты, мой покойный друг, начнешь?
- Даже и не знаю с чего начать… О! Начну как я с начала.
- Оригинально…
- И так, сначала я создал Землю…
- Сдается мне, что ты обманываешь, моя увядшая гвоздика. Это я землю создал. Начинай уж лучше с царя, благодаря которому, твоя беспокойная душа к Богу ближе стала.
- С Георгия Донгольского что ли? Да что про него можно написать? Царь без царства и двора, одна только Сирагия, да и та одних девочек рожает, хотя, конечно, хороший был мужик.
- А Куэну с Асьютом кто к Нубии присоединил?
- Ясное дело – крестоносцы. Самому Георгию-то войну Египту скромность не позволяла объявить.
- Да ладно уж, скромность…
- А как нет то? Еже ли он к четвертому десятку только трех девочек народил. Так и есть - скромный. Говорили, что и те не все его. Он как жену голой видел, сразу краснел и отворачивался. Если бы германцы с французами Египту войну не объявили, так и седел бы он в своих трех городах. Много ли смелости надо было, под шумок две провинции увести? При дворе одни бабы, да армия – крестьяне с палками. Если уж начинать про Нубию писать, то лучше с Египта начать. Тогда там халифом аль-Мунтасир был. Странный товарищ, честное слово. Жены нет, а детей куча. Откуда взялись, не известно. Одни слухи, мол, где у кого младенец родится, Мустансир его сворует, а потом смотрит, кто больше на него похож, того и оставляет. Так у него при дворе несколько наследников и образовалось. Так вот и жил, с чужими детьми, финики жевал, на пирамиды любовался. В 1070-ом году на пирамиды поглазеть папа римский приехал. Но то ли туроператор ему не тот попался, то ли путевка не все предусматривала, короче, не оценил папа гостеприимство египетской гостиницы, переругался с персоналом, разгромил номер и в кутузку загремел. Там его, как хулигана, трое суток продержали. Правда в тюрьме не так уж плохо оказалось, местные уголовники папу не обижали. Он как в камеру зашел, так и сказал – я Папа. Его, как авторитета и не стали трогать. В общем, отсидел положенные трое суток и был депортирован на родину в Рим. Как Папа дома оказался, так египтянам все и припомнил. И сервис, и финики, и пирамиды. Европейские монархи решили папу в обиду не давать и на его призыв навести порядок, объявили войну халифу. Международный конфликт так и не удалось уладить, пришлось Мустансиру в срочном порядке армию собирать. Георгий, не будь дураком, решил под шумок чего-нибудь к своему домену пририсовать и вслед за крестоносцами Мустансиру войну объявил. Если бы халиф порасторопнее был, успел бы и от христиан отбиться и Георгия без трона оставить. А так… Крестоносцы Александрию взяли и к святому городу пошли, а пока Халиф свою армию под Иерусалимом собирал, Георгий Куэну с Асьютом к рукам прибрал. Когда же халиф в Каир вернулся, мир крестоносцам предложил, те ему послов выслали, мол, про мир, пока Иерусалим не отдашь, даже и не заикайся. Вот и пришлось Мустансиру сначала святой город отдать, а уж затем за мир заикнуться. И не только за мир, вообще про все, он после того заикой стал. Говорили, у него из-за этого и с бабами не получалось. Он только имя свое при знакомстве произносит, а у бабы уже истерика.
На мирные переговоры от крестоносцев только Дункан-отрубите-мне-голову приехал, король Шотландский. Георгий было то же собрался ехать, да поскромничал, мол, такие персоны там, а у меня рубашка не глажена. В общем от Нубии к халифу Сирагия, жена Георгия, поехала. Пока высокие персоны к переговорам готовились, Сирагия шотландскому канцлеру Дональду, нубийских красоток подсунула, а те под шумок, в договоре Куэну с Асьютом нарисовали. Шотландцы одно халифу-заике талдычат, подавай Александрию, а тот все спорит, что в бумаге больше городов написано. Да только кто ж его разумеет. Ку-ку да, ку-ку… А что он про Куэну пытается сказать, ни кто и не подумал. Шотландцы на него давят, подписывай, а то еще и Хеврон потребуем, а Сирагия только того и ждет. Мустансир спорил, спорил, да сдался. Подписал. Вот и вся египетско-нубийская война. Сирагия, когда домой в Судан примчалась, за такую услугу от Георгия понятно чего потребовала. Так в 1073 от РХ у Нубии наконец-то наследник появился, Абу Абдаллах Мухаммед.
- Ты так же говорил, будто бы Георгий совсем бездетный был.
- Отчего же бездетный то? Четыре дочери и один сын, но это разве дело? За столько лет пять раз Сирагию порадовать? А она то ведь не мало добра Нубии сотворила, мог бы и чаще благодарить.
- Ты по себе то, греховная твоя душонка, не суди. Георгий праведный был, вот и аскетился, ему за его доброту на небе воздастся.
- Да, про доброту его легенды слагали. Он даже преступников не казнил, не брал на себя грех, так живых и хоронил.
- А про собаку его?
- Это когда он ей хвост по частям отрезал? Да, добрый был человек, сразу то ведь жалко, а так, по чуть-чуть… Вот только жена его Сирагия, не чета ему была. Баба хоть и умная, но жадная. Все жилы из Георгия вытянула, всю казну разбазарила. К 1084-ому году денег совсем не стало. А что про это народная мудрость говорит? Деньги – это зло. Вот и решил Георгий с доброй миссией в Каир отправится, от зла египтян избавить. Благо у Египта в то время снова война приключилась, из-за Иерусалима. Мунтасиру все думалось, вот вернет себе святой город и заикаться перестанет. Куда там. За это на него почти все христиане ополчились, и французы, и англичане, и германцы. Тут не то что заикание исчезнет, эпилепсия начнется. Георгий Мустансиру письмо направил, извиняй, мол, долг чести единоверцев поддержать, так что ничего личного. Пока Мустансир с европейцами разбирался, Георгий Каир, Пелузий, Саркию, Мансуру взял. Гизу то же осадил, но брать постеснялся, особо много стеснения у него египетская армия вызвала, которая как раз и Иерусалима в Египет вернулась. Георгий так в сражение и не вступил, больно ему было в глаза халифу смотреть, так в слезах в Судан и уехал. Благо Сирагия девка еще молодая была, смогла халифа к миру склонить, а так бы не было бы сейчас Нубии. Георгий мужик конечно хороший, но чего-то трусливый, мне кажется. Сирагия для Нубии по более его старалась.
- Ну, ты даешь, высохшая твоя башка. Неужто столько городов к Нубии присоединить мало?
- Случайности все.
- Какие такие случайности? А что в 1093 было?
- Про то ничего не знаю… И вообще, я еще тогда не родился.
- А откуда же тогда Триполитания, Киренаика и синайские земли взялись?
- А не было ничего.
- Еще как было!
- Я не помню, значит, не было.
- Мозги у тебя совсем разложились, вот и не помнишь.
- А ты мои мозги не трогай! И вообще убирайся из моей головы.
(далее стоит клякса, вероятно Аль-Даула стукнул себя кулаком по голове. Пр. редакции).
- Получил?... Ну чего молчишь то?
- Я с тобой больше не разговариваю.
- Не больно и хотелось. И вообще, устал я. Пойду, полежу. Может, завтра что-нибудь вспомню.
SnowForum » After Action Reports » Дневники умершего проповедника (КК ИГ 2.1, Нубия, 5/5) »