SnowForum » After Action Reports » Поучение детям »
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 4. Успехи и неудачи   26.07.2007 13:10
Глава 4. Успехи и неудачи

Отец мой, Эрколе, может быть, и не блистал талантами, но и полной бездарностью его никто не назовет. Можете сами убедиться. Выйдите на улицу, спросите любого. И клянусь святым Франциском, если он посмеет сказать о моем отце что-то плохое… Впрочем, ладно, вернемся к поучительному жизнеописанию короля Эрколе.
В нелегкую годину взошел он на трон. Страна подверглась согласованному нападению Австрии и Рима. Благом можно счесть уже то, что Богемия не оставила нас и выступила на общего врага. Под шумок титул императора снова захватили силезцы. Ничего, сейчас главное выйти из оборонительной войны с максимально возможным прибытком. С самого начала целью была поставлена вассализация Рима и присоединение золотодобывающих австрийских провинций. Средств для решения поставленных задач должно было хватить. Во-первых, в наличие имелось 13 тысяч пехоты и 12 тысяч кавалерии. Кроме того, в самый разгар боевых действий наши генералы достигли 4-го уровня военного дела и поняли-таки, что если положить бочку на бок, начинить ее порохом и запихнуть внутрь камень, она может здорово бабахнуть. Причем если повезет, то камень полетит в сторону противника. Эрколе распорядился тут же сформировать три полка, вооруженных крупнокалиберными мортирами.
Стратегию боевых действий нам подсказала сложившаяся обстановка. Одна армия ушла осаждать Рим, а остальные набросились на австрийские рубежи. Благо, австрийская армия в это время вела тяжелые бои с богемцами. Уже через год Рим подписал договор о вассализации, а Австрия с радостью согласилась отдать Штирию, Фриули, Тироль и Каринтию. Отмечу два момента: 1) в Тироле и Каринтии добывают золото, что заметно повысило наш ежемесячный доход; 2) такими территориальными запросами нам удалось отсечь от Австрии небольшой анклав на побережье Адриатики (Хорватия, Истрия и Крайна), и можно было ожидать, что рано или поздно они взбунтуются и отпадут от Вены.

В общем, можно считать, что Эрколе благополучно преодолел первый кризис своего правления. Территория выросла до 21 провинции, армия еще более окрепла, появился новый вассал, война не смогла подкосить экономику. Успешно развивались технологии (только в 1510-1517 гг – 3-й уровень торговли, 10-й управления и с 5-го по 8-й военного дела). Это немного поспособствовало увеличение отчислений, добавленных золотодобычей.
Однако в 1511 году отец совершил дипломатическую ошибку, которая отозвалась впоследствии вторым кризисом его правления. В мае Богемия попросила нашей помощи в войне с Брауншвейгом. Приличной карты у нас тогда еще не было, Брауншвейга мы так и не нашли и отказали богемцам, разорвав тем самым союз.
В тот же месяц Эрколе принял предложение генуэзской республике о военном альянсе. Вот, казалось бы, должен был почувствовать, что обманут торгаши, ан нет.
Пять лет было тихо. Наконец, в мае 1516 года генуэзцы просят включиться в войну против Крымского хана. Эх если бы знать, тем более что узнать-то могли легко… И карта уже куплена, и написано-то на ней все. Ан заносчивость сгубила доблестных моденцев. Не поглядели мы, что в союзниках у Крыма числился турецкий султан. Руки у него длинные, он даже Прибалтику умудрился прибрать к ним.
Еще подумалось: как-нибудь обойдется. У нас с турками общей границы нет, пусть генуэзцы воюют, а мы пока своими делами займемся.
1 января 1517 года наши фортификаторы измыслили как устроить бойницы в крепостных башнях, назвали это дело крепостью 2-го уровня и потребовали у короля денег на обустройство. Эрколе повелел заложить пять крепостей на самых опасных направлениях, на австрийской и французской границах.
В сентябре 1517 года ведомо нам учинилось, что за морем-океаном есть земля ничейная, Байогула (побережье Мексиканского залива). Надо сказать, что в последние годы до нас часто доходили слухи об открываемых в Вест-Индии землях, но все они либо тут же расхватывались шустрыми державами-колонизаторами, либо населены были страшными дикарями, не позволяющими с уверенностью устроить поселение. И вот удача – ничейная земля, дикари мягки нравом и… вообще приятно получить заморскую провинцию. Тут же собрали стайку самоуб… то есть добровольцев, потратились конечно на их снаряжение и отправили осваивать Байогулу.

В марте 1518-го начало сказываться недовольство народа затянувшейся войной: стабильность стала поправляться медленнее, возрос риск восстаний. «Пора кончать с этим безобразием»,- принял в общем-то верное решение Эрколе. А вот средство достижения цели он выбрал не совсем верное (это если не сказать: совсем не верное). Лучше бы постараться королю свести всё к белому миру, ан нет – захотелось славы ратной. Только как достать её? Флота для высадки на Балканах у нас не было (не любили море предыдущие правители Модены), общей сухопутной границы с турками тоже не наблюдалось. Как же до них добраться?
Долго смотрел на карту Эрколе. До тех пор, пока не высмотрел, что путь в Турцию нам преграждает венецианская Славония. Что тут сказать? Несправедлива судьба к Венецианской республике. Вот и теперь пакость подкинула в виде так необходимой нам Славонии. К этому добавилась заложенная еще при наших предках вторая беда: Модена имела территориальные претензии к республике, а значит и вполне законный повод к войне. Собственно, это ничто иное, как еще один традиционный прием моденской дипломатии, который вам, дети мои, лучше усвоить. Имея претензии на какую-то одну провинцию соседа, при каждой следующей войне лучше эту провинцию ему оставлять. Тем самым мы всегда будем иметь законный повод для войны с негодяем.

О дальнейшем перо мое не может писать без дрожи. Поэтому буду предельно краток. Модена объявляет войну Венеции в марте 1518 года. Уже в октябре Венеция уступает нам вожделенную Славонию (будь она неладна). И тут же через Славонию в наши пределы устремляются орды янычар с кривыми ятаганами. Господи, благослови тех инженеров, что построили крепости 2-го уровня. У их стен турки слегка притормозили свой натиск. Эрколе надеялся, что стойкости крепостей хватит, чтобы успеть собрать армию, способную вышвырнуть захватчиков с нашей земли. И кто знает, может, и хватило бы, если б не коварные арагонцы и сицилийцы, нанесшие нам удар в спину.
1520 год стал годом кошмара. Вместо одной сильной армии мы выставляли перед врагом жидкие заслоны. Эрколе метался с кавалерией по всей Италии, пытаясь успеть везде. Но… Но все-таки ему пришлось пойти на размен. Лучше потерять кусок здесь и приобрести там, чем потерять везде. Так ведь? 10 апреля 1520 года мы замирились с Османами, передав им Славонию. Зато вволю отыгрались на сицилийцах, отвоевав у них Неаполь. На том и разошлись.
В гадкую историю втравил нас союзничек. Ну да впредь урок. С 1521 года Эрколе решает на время притихнуть. Зачем? 1) Поправить репутацию. 2) Дать время на ассимиляцию и национализацию захваченных провинций. Надо сказать, что национальные провинции приносят куда больше дохода, чем ненациональные. 3) Открылся вполне мирный способ расширить пределы державы – колонизация, требующая изрядного времени.
Так и вышло, что все 20-е годы Модена вела себя тихо и смирно. Развивала экономику, исследовала технологии, посылала в далекую Вест-Индию колонистов и, упаси Боже, ни с кем не воевала.

Положительные результаты затишья сказались в 1529 году. В январе Эрколе стал почетным контролером папы. Затем ближе к середине года благополучно скончался император, и собрание курфюрстов после долгих и бурных (кое-кого пришлось уже не выводить, а буквально выносить из зала заседания) споров проголосовало за кандидатуру Эрколе Моденского. Так корона Священной Римской Империи вновь вернулась в наше семейство, чтобы, надеюсь, никогда его больше не покинуть.
Чуть позже, в августе, сказали свое слово жители отрезанного когда-то от Австрии анклава. До этого уже года три там творилось что-то непотребное. Чернь бунтовала и требовала своего государя к ответу. Их государь, герцог Австрийский, неоднократно порывался приехать к ним, чтобы дать ответ по всей строгости своего закона. Для этого он трижды просил короля Моденского предоставить ему право пройти со своим войском по нашей территории, но неизменно получал отказ. Поскольку жителям мятежных провинций не удалось встретиться со своим господином, чтобы разрешить накопившиеся недоразумения (на их, между прочим, счастье), они приняли единственно верное решение: присоединиться к Великой Модене, о чем нижайше и попросили 1 августа 1529 года. Король Эрколе был не против. Истрия и Крайна увеличили нашу территорию до 25 провинций. При этом, замечу, в Крайне также добывалось золото, поэтому такое приобретение следует считать на редкость удачным. Хотя, собственно, о какой удаче вообще может идти речь там, где все было тщательно спланировано еще 20 лет назад?
Последней радостью в жизни моего отца стало достижение 4-го уровня морского дела (что все равно не отменяло нашего отставания в сфере морских технологий). 17 апреля 1531 года император Эрколе д’Эстэ скончался, оставив троих сыновей.

Хоть и не довелось Эрколе подобно предкам удвоить размер державы, но он прожил свою жизнь не зря. Первая его заслуга заключается, конечно, в моем рождении, а вторая – в том, что и его жизнь нас может кое-чему научить.
Во-первых, самое очевидное – всегда старайтесь захватывать провинции, приносящие наибольший доход. Например, золотоносные. Если каждая провинция добавляет одинаковую величину к стоимости технологий, то вот вклад в исследования у провинций далеко неодинаков.
Во-вторых, неплохим способом ослабления противника (и своего возможного усиления в будущем) является отрезание от него анклавов, восстания в которых враг подавить не сможет.
В-третьих, еще раз: прежде, чем ввязаться в войну по просьбе союзника, изучите своих вероятных врагов.
В-четвертых, если не хватает средств на усиление крепостей во всех провинциях, укрепляйте самые опасные направления.
SnowForum » After Action Reports » Поучение детям »