SnowForum » After Action Reports » История одного графства. »
Gen
Кладец



руководитель, режиссёр
Тюмень

Принц (13)
6481 сообщение


Глава Четвертая. Конец Зиридов.   21.03.2007 15:22
Герцог норманнский Гийом Д'Васси отбыл к королю Англии Роберту, а Рожер, герцог Ампулии, отплыл в Тунис, где его войска ожидали своего лидера в маленьком африканском городе Хаммамете.
Тунис еще оставался одним из центров средиземноморского пиратства, не давал честным купцам свободно торговать с Византией и образовавшимися после крестового похода христианскими поселениями на ближнем востоке. Папа Ансельм неоднократно читал проповеди о необходимости защиты торговых путей, под личиной безопасности паломничества к святым местам. Однако активные участники крестового похода в Иерусалим не торопились оказывать поддержку Риму. Огромные доходы, полученные грабежами на Востоке еще не были потрачены, а войска еще только отходили от изнурительных походов. Лакомым куском для христиан был лишь пиренейский полуостров, где арабы медленно вытесняли христиан и готовились на веки вечные поселиться под боком Европейской цивилизации. Пиренеи и не далеко и грабить там было что. Король Франции Филипп I, прозванный в народе Киркоровым, неоднократно обращался к папе за благословлением на поход за пиренейский хребет, на что папа соглашался, только при условии передачи под римский контроль половины завоеванных территорий, включая богатейший Толедо. Французский король, разумеется, на это не соглашался. Папа пошел на уступки, только тогда, когда в Мондрагоне почти под носом у престола св. Петра, высадились войска Зири, продолжавшего воевать с герцогом Апулии. Оказавшись в затруднительном положении, папа согласился передать под французскую корону еще не освобожденные провинции Испании, но только после того, как тот окажет поддержку Рожеру в войне с Зири. Филипп I направил в Рим войска своего преданного вассала, герцога бургундского Гуго Первого, а сам поспешил сколачивать коалицию, для похода войной в Испанию, против могущественного Муаммара Ибн Ташфина, державшего в повиновении весь северо-запад полуострова.
Французские рыцари, общей численностью около трех тысяч, в роскошных доспехах, на благородных конях, прибыли под начало Рожера Апулийского в конце июля 1098 года. Папа благословил армию и гарантировал индульгенцию всем, кто проявит участие в походе. Освобождение Италии и Туниса были объявлены вторым крестовым походом, самым продолжительным и приведшим к катастрофическим последствиям, впрочем, до катастрофы было еще далековато.
Рожер не дождавшись французского подкрепления, начал штурм крепости Тубурбо на юге Туниса, но был ранен в бою и принужден отступить. Французские войска были еще только в пути к Тунису и Рожер был вынужден просить помощи у того, кто был рядом - графа Э, Гийома Гастингса.

Гастингс, измученный лихорадкой, терзавшей его всю весну, занимался подсчетом убытков понесенных снаряжением первой армии в крестовом походе и второй, которая теперь была при нем и занималась наведением порядка в городах западной Ливии. Баланс выходил удручающим, почти на 500 сотен золотых казна уходила в долги. Ростовщики обивали пороги, требуя возврата заема и процентов.
- Заставить бы Рене самому на них работать! - возмущался Гийом. - Это же надо было привезти из Нормандии еще и этих кровопийц!
- Ваше превосходительство, как же он мог поступить, если они оплачивали всю дорогу. Не возьми Рене с собою спонсоров, не смог бы и сам приехать, - оправдывала Рене Клеменца, старшая дочь.
- Черт с ними! Зови.
Казначей Клеменца вышла из зала и вскоре появилась, сопровождая худосочного старикашку.
- Згаствуй ггаф! - прищурился старичок.
- Здравствуй, здравствуй, дорогой ты наш, во всех смыслах, Моисей! Чем обязан столь настойчивому вниманию?
- Ах, ггаф, вы же знаете, как мы гады вашим новым пгиобгетениям в афгике, - не торопясь начал Моисей.
- Ну и? - заподозрил подвох Гийом.
- Мы уже как год читаем молитвы о вашем дальнейшем успехе, - продолжил растовщик.
- Давай уже к делу, - терял терпение Гастингс.
- А что такое? - удивился Моисей, - газве вам не пгиятно, что весь наш нагод пегеживает за ваше благополучие?
- Я рад, рад. Мое благополучие - гарантия ваших вложений, только и всего.
- Как можно ггаф? Почему вы считаете нас, фганцузов, алчными и бессегдечными? Если вы о долге, то кто же вам поминает?
- Тогда чего пришел?
- Как? Газве Гене вам не сообщил гадостную новость?
- Рене просто предвесник гадостных новостей, - улыбнулся Гийом. Моисей снова прищурился.
- Мы хотим пгедложить вам сделку. Здесь, в Эа, люди нуждаются в деньгах, а мы можем им помочь.
- Ты хочешь получить разрешение на строительство конторы?
- И тогда мы еще на год забудем о долге, - улыбнулся Моисей.
- Так тому и быть, - Гийом не скрывал удовольствие. Он был уверен, что этой сделкой объегорил Моисея. А старый ростовщик удалился потирая руки. Чем дольше граф не будет возвращать долг, тем больше процентов получит Моисей.
Контора ростовщиков была организована, однако, все проценты со зделок в ней, шли на погашение процентов займа.

Беспокойство Гийома в делах графства отвлекло его от дел семейных. Старший сын Роберт, крепкий, но глупый, большую часть времени проводил на шумных пирушках, все больше приобретавших восточный колорит. Танцовщицы раскачивающие бедрами, курение дурманных трав, торговля рабами, это лишь малая толика того, чем занимался Роберт.
- А кем я стану, когда ты будешь королем? - поинтересовалась Сигида, одна из многочисленных любовниц наследника.
- Это зависит от того в каком расположении духа я проснусь утром, - намекнул Роберт.
- Я выжму из тебя все соки, - игриво прошептала Сигида.
Количество претенденток на различные должности при будущем дворе росло с каждой ночью, чем длиннее ноги и крепче грудь, тем выше шансов получить высокое место. Последней каплей стал откровенный разбой. Роберт со своими друзьями, после очередной пьянки, напали на караван торговцев, шедших из Лептис-Магны в Эа. Потребовав выплату дани от имени Гийома Гастингса и получив отказ, Роберт со своими головорезами, перебил всех торговцев и присвоил их товары. Происшествие не могло пройти бесследно. Разбредавшиеся от оазиса в оазис слухи приводили к возмущению мусульман, чтивших закон неприкосновенности торговых караванов. Возмущение привело к нескольким восстаниям и едва не вызвало объявления джихада. Гийом принужден был произвести показательное наказание и присудить сыну десять плетей.
- Сына, плетьми! - возмущалась супруга Арсинда.
- Молчи, женщина! Воспитала бандита, как я ему землю оставлю? - негодовал Гийом, - народ смерти требует, он еще легко отделался!
Однако, плетьми дело не закончилось. Народ продолжал возмущаться. Гастингс, чтобы удовлетворить требованиям бунтующих, снарядил Роберта, придал ему отряд из двух сотен воинов, погрузил в лодки и отправил с глаз долой. Роберт отплыл из Триполитании в сторону Мальты, единственного места, позволявшего вести тот распутный образ жизни, который был ему по душе.
Мальтийские пираты, хоть и потеряли своего лидера Рамадана еще в сражении при Лептис-Магне, но все же сохраняли верность династии Зиридов. Зири, для войны с Рожером Ампулийским, привлек на каперскую службу почти весь флот мальтийских сарацин, а для поддержания высадки в Италии и вовсе забрал корабли пиратов. Именно это позволило одержать Роберту быструю победу в заливе Молиха Бей, рядом с деревней Сельмун. 5 галер сарацин были атакованы двадцатью лодками Роберта. Две галеры пиратов были сожжены, три других взяты на абордаж, Роберт же потерял четыре корабля. Высадка на остров Мальта прошла бескровно, как и полный захват острова. Отдельные банды контрабандистов, работорговцев и просто бандитов, были разогнаны или уничтожены лишь в течении последующих пяти лет. Роберт стал властителем Мальты, присвоил себе графский титул и объявил полную независимость от Э. Гийом только рад был. И сына пристроил, и от смутьяна избавился. Единственное, что осталось для Гастингса проблемой, это получение Робертом графства Э и Эа в наследство. Посовещавшись с юстициарием, Гийом переписал завещание. Теперь наследником всех земель становился старший внук Гийома Асклетин, а сын получал откупные. Все бы ничего, да только одна из любовниц Роберта Сигида потребовала признать своего сына Махди законным наследником Роберта. Гийом незаконнорожденного Махди признал, но в наследство не включил, мол, нечего арабченку на нормандском столе делать. Вскоре объявился и еще один незаконнорожденный – Боэмунд. Гийом только удивлялся плодовитости сына. Однако, Боэмунд был отправлен к отцу на мальту, где Роберт отказался от него как от сына, но взял к себе в качестве оруженосца.

Потеря острова Мальта застала Зири врасплох. Не в силах отбить остров, Зири принял решение оставит владения в Италии, оставшиеся без морской базы на Мальте и вернуться с армией в Тунис. В это время герцог Апулии Рожер прибыл в Э.
- А-а-а! - ринулся обнимать Гийома Рожер, - как я рад видеть христианина в этих богом забытых местах!
Гийом хоть помнил о милости Рожера, но столь откровенной радости со стороны герцога не ожидал.
- Искренне рад вас видеть, ваше превосходительство. Чем обязан, герцог? - поинтересовался Гастингс, заподозрив неладное.
Рожер, поняв, что его искренность поставлена под сомнение, решил перейти к делу.
- Граф, вы помните о нашем с вами уговоре?
- Сто фунтов золотом, ежегодно. Правильно?
- Именно.
- Вы хотите их получить сейчас? - расстроился Гийом.
- Нет-нет, граф, как можно?! - улыбнулся Рожер, - я хочу предложить сделку.
"Ох, уж эти сделки!", подумал Гастингс.
- Я слушаю вас, герцог.
- Граф, буду откровенен. Моя нога уже не позволяет мне нести крест нехристям, - Рожер указал на топорщившиеся из под подола бинты, - мне нужен человек, смелый и благородный, то есть такой как вы.
- Эх, герцог, я, конечно, польщен, но здесь еще очень много хлопот, чрезвычайно сложно оторваться от дел.
- Я готов отблагодарить вас за старания. Это решит проблемы? - герцог положил на стол увесистый мешок монет.
Гатингс растерялся.
- И вы забудете про 100 золотых ежегодно?
- Разумеется, граф, - подтвердил Рожер.
- Что ж, я уверен, дела могут и подождать, - мешок с золотом оказался в руках Гастингса. Проверив его на вес, Гийом снова положил его стол.
- Есть еще одна проблема.
- Какая же? - расстроился Рожер.
- Я связан клятвой с Д'Васси, - Гастингс с гордостью вытянулся на стуле, словно произнесение имени герцога Д'Васси добавляло благородства и Гийому.
- Ох, граф, - засветился герцог, - Д'Васси мой хороший друг, я смогу убедить его поддержать вас. Не забывайте, с нами св. Престол. Папа благословил эту войну, так что, у вас нет причин сомневаться в согласии герцога.
- В таком случае, мои люди встанут на защиту нашей веры.
Рожер улыбнулся.

Армия Э должна была обойти вдоль берега владения Бахир Бану Хилала, державшего нейтралитет, после чего, занять Махдию, а уже потом продолжить движение к Тунису. Как предложил Рожер, по окончанию войны, Махдия, со всеми городами отходила Э, за старания.
Войска были собраны за неделю. В основе войск - обстрелянные при подавлении восстаний норманны, остальное - местное население, вооруженное по арабскому образцу, круглыми щитами из дерева и кожи, ятаганами и короткими луками. Лошадей в дефиците, поэтому большая часть армии передвигалась пешком. Только к лету 1098 – го войска Э вступили в Махдию. Продвигаясь в сторону Туниса, Гийом не встречал сопротивления. Когда он и Рожер подошли к стенам Хаммамете, французская армия была уже там. Командующий Шалех, увидев скопление крестоносцев под стенами, предпочел сдать укрепление без боя. Почти двое суток победители грабили город, и благородные французы, и единоверцы из Эа, и ампулийские солдаты. Дорога на Тунис была открыта.
Осенью 98-ого воска союзников осадили Тунис.
Дабы скоротать время, французские, итальянские и арабские войска развлекались играми в крестоносцы-арабы. Арабами, само-собой, были войска графа Э, остальные были крестоносцами. Игра была веселой и задорной, пока один из ампулийских крестоносцев, не унизил одного из капитанов армии Э. Араб был на столько оскорблен, что, не сдержав себя, нанес мощный удар головой в живот крестоносцу. Позже обоих и ампулийца, сэра Матерацци, и араба, Зенедина ибн Зидана, наказали. Дабы не нагнетать обстановку, было принято решение – начать штурм.
Тунис был на редкость хорошо укреплен, но союзники сумели пробить дыру в стене и проникнуть в город. Уличные бои и беспорядочные свалки продолжались еще несколько дней. Беспредел закончился только после смерти Рожера. Рана полученная им при первом штурме Хаммамете свела его сначала в постель, где он и скончался почти сразу. Всеобщая панихида заставила крестоносцев остановить грабеж на сутки. Смерть Рожера привела к тому, что Тунис попал под французскую корону.
Зири приплыл в Тунис уже к шапочному разбору. Потрепанный в Италии, уставший после долгого путешествия со всей своей армией в Тунис, он был вынужден сдаться на милость победителю. По договору, вся его империя попала в руки французам.
Папа Ансельм был доволен результатами похода в Тунис, но, для не допущения усиления французов, потребовал разделить бывшее королевство Зири. Бизерта, со всеми городами была отдана Герцогству Апулия, а Гийому был подтвержден договор с Рожером, по которому к Э отходила Махдия.

Владения Гийома стали необычайно велики. К Э и Эа, добавилась еще и богатейшая Махдия. Огорчало соседство христианского Туниса, подрывавшего приоритет Лептис-Магны и Эа, как основных христианских колоний в Африке. Но Гийому было не до глобализма, его мучили проблемы управления. Ответа от короля Англии еще не было, не было и шерифа. Гийом в спешном порядке приглашал на работу французских рыцарей и священников, однако те не проявили особой сноровки и больше пеклись о своем благополучии, поэтому двор Э медленно приобретал арабские черты.

- Граф Э, Гийом Гастингс, оказал великую услугу престолу, выступив союзником против нехристей, - надиктовывал письмо королю Англии папа Ансельм.
- Может добавить – коварных нехристей? – спросил послушник Андрий.
- Отличная мысль, сын мой. И так… За сим, считаю вашего верноподданного Гийома Гастингса, достойным получения герцогского титула, - папа задумался. – Ладно, закончи письмо сам, ну там, люблю, целую и так далее.
Папа с трудом поднялся с ПапаКресла и медленно зашагал в опочивальню.
«…герцогского титула», дописал Андрий. С минуту он скреб пером в затылке и, вероятно, придумав финал письма продолжил что-то скрести на пергаменте.

Результаты:
Вот тут уже стало интересно.
1097-ой год, война с Зири. Против них Франция, Апулия и я. Захват Мальты (под шумок) и отдача ее Роберту Гастингсу. Прова слабая, бандитов много, а денег мало. Роберт – наследник, по идее Мальта вернется в состав Э, сразу после смерти Гийома.
1098-ой год, взятие Махдии. К счатью успел это сделать раньше подхода французов и апулийцев. Хотел еще взять Тунис, но не успел. В этот же год прекратило существование королевство Зиридов.
Доход, из-за бандитов и отдачи 85%, всего 4 золотом. Долг к августу 1098-ого года составил -44. При том, что за все время игры, больше 30-ти лет, была построена только лесопилка.

P.S. Сейчас у меня появилась еще одна работа, поэтому писать буду чуть реже.
SnowForum » After Action Reports » История одного графства. »