SnowForum » After Action Reports » История одного графства. »
Gen
Кладец



руководитель, режиссёр
Тюмень

Принц (13)
6481 сообщение


Глава Третья. Триполитания.   16.03.2007 15:21

Гийом, получив удар увесистой дубинкой по голове, весь путь, от места абордажа до мальтийского убежища сарацин, пробыл в полусне, на грани реальности и забытья. Голова гудела, а мысли путались. Иногда он впадал в сон, и ему виделись, штурмуемые отрядами крестоносцев, стены Иерусалима. Он, во главе отряда раскачивающего таран, отдает команды и помогает солдатам разбивать ворота святого города. Ворота трещат, но еще держатся. Арабы забрасывают рыцарей камнями, льют кипяток, но все тщетно, таран продолжает медленно отклоняться назад и резко лететь вперед, с грохотом ударяясь о ворота. Над головой Гийома что-то со свистом разрезало воздух, потом удар. В голове потемнело, голоса стали затухать и удаляться, слова французские и английские сменились басурманской речью, скрипение тарана сменилось скрежетом корабельных снастей, а хлесткие удары о ворота, шумом разбивающихся о борта волн. Гийом открыл глаза. Через решетку люка пробивался солнечный свет. По палубе ходили сарацины и о чем-то спорили. В трюме было сыро, пахло гнилыми овощами. Подле Гийома сидел его слуга, Рене.
- Как вы себя чувствуете, сэр? – обратился Рене к Гастингсу, - здорово вам по голове досталось…
- Да уж, - вздохнул Гийом, - где мы?
- В трюме галеры, видимо, уже подплываем к земле.
Гастингс мало знал о средиземноморских пиратах. Единственно, что рассказывал Д’Васси по дороге в Рим, это любовь пиратов к работорговле. При желании, знатная особа могла сама себя выкупить, при чем это должно быть желание не дворянина, а пиратов. Мысленно Гийом прокрутил все возможные варианты. Графство Э, сможет набрать сумму в 100 фунтов, обычная выкупная стоимость рыцаря, при доходе 6 фунтов в год, за 15 лет. За это время Гийом пару раз успеет отправиться в царствие небесное и вернуться обратно. Шанс на то, что Д’Васси или его собственные люди придут ему на выручку так же не внушал особых надежд, приходилось надеется только на самого себя.
В трюме, на полу, кроме Гийома и его слуги располагалось еще трое, Аскольд, один из солдат Гастингса, Жан, капитан галеры герцога Ампулии Рожера Борсы и, закованный в кандалы, мавр. Аскольда постоянно тошнило, Жан был серьезно ранен, а неизвестный мавр уныло смотрел в одну точку.
- Нас всех отдадут в рабство, - расстроено произнес Рене, - и вас, и меня, и их.
- Не боись, Рене, что-нибудь придумаем, - ответил Гийом, попытавшись встать.
На палубе послышался топот, сарацины засуетились, начали кричать. Послышался громкий всплеск, судно повело. Решетка открылась, и в просвете показалось загорелое лицо араба. Он улыбнулся и прокричал кому-то на арабском:
- Вроде все живы.
- Давай лестницу, - послышался голос с палубы.
В трюм опустили деревянную лестницу. По не спустились два матроса вооруженные кривыми саблями. Они подняли сначала мавра и вытолкали его на верх, следом выволокли и всех остальных. Свет ударил в глаза. От галеры в сторону берега отплывали две шлюпки, на встречу им шла еще одна. Пленников загрузили в подплывшую к галере лодку.

Мальта.




На берегу Гийома и мавра отделили от остальных и повели по дороге в глубь острова, а остальных, вдоль берега на восток.
- Чтоб они все подохли! – сквозь зубы произнес мавр, когда за холмом показались дома сарацин.
- Они обязательно подохнут, - ответил Гийом, - все мы когда-нибудь подохнем.
- Убайд, сын Георгия, брат короля Нубии Самира, - представился мавр.
- Гийом Гастингс, граф Э, - ответил Гийом.
Мавр замолчал, и некоторое время смотрел на Гийома.
- Так ты не сказал что за графство у тебя, - переспросил Убайд не дождавшись продолжения знакомства.
- Граф Э, - повторил Гийом. – Графство так называется, Э!
Мавр засмеялся.
- Извини друг, никогда не думал, что есть такие названия. Как ты оказался в плену?
- По призыву короля Англии отправился в крестовый поход, и вот…
- А-а-а… А я был на учебе в Салерно, пока туда Хабид Азиз не нагрянул. Потом плен. Когда норманны отбили город, меня переправили в Сицилию, от туда вроде в Пелузий отплыли, чтобы меня брату продать, да по дороге на Хабида пираты напали, и вот теперь я мотаюсь с ними уже почти год.
- А что же твой брат?
- Мой брат? Хм… Не думаю что он в восторге об идее выкупа. Поэтому, придется самому выбираться.

Убайд




Пленников вывели на площадь, в центре которой стояли сарацины. Впереди, вероятно, главарь.
- Это кито к нам пожяловаль? – громко произнес он, посмотрев на мавра, - не ужели сям Убайд ибн Георгий?
Убайд прищурился, вглядываясь в лицо пирату. Сарацин подошел ближе и обошел мавра вокруг.
- А я помню, как ти со мной шпагралькой на экзамене поделилься, - улыбнулся пират. – развяжите старосту кюрса.
- Не может быть! – вскричал Убайд, - Рамадан! Как же ты здесь оказался?

Главный пират - Рамадан.




Пленников развязали, и Рамадан проводил их в свою хибару. Выяснилось, что, окончив университет в Салерно, Рамадан, как истинный мусульманин, поступил на службу Таммиму ибн Зири, шейху Туниса. Промышляя разбоем и пиратством, Рамадан сколотил приличное состояние и обосновался на перекресте средиземноморских торговых путей, острове Мальта.
- А куда увели остальных? - поинтересовался Гийом, когда Рамадан закончил рассказывать о своих приключениях.
- Они сейчас предпродажнюю подготёвку проходят, - улыбнулся Рамадан, - педикюр, маникюр, зубки чистят, голову стригют.
- А можно, как-нибудь их вернуть?
- А ти с какой целью интересуешься? – переспросил Рамадан.
- А может я у тебя их выкуплю.
- А это пожалюйста, сейчас как раз сезённые скидки, а тебе как гостю еще пару золотых скину.
Гийом почесал в затылке. Если Рамадан скидывает пару золотых, значит цена за всех не меньше 10.
- Может, я тебе как-нибудь отработаю?
- А что ти умеешь, норманн необразованный? – вспомнив о дипломе ВУЗа, подстегнул Гийома Рамадан.
- Могу… воевать… могу… не воевать.
- Аль Мунтасир Бану Хазрун – его голова стоить ровно ситолько, сиколько стоять все твои люди.
Тут стоит отметить, что все северное побережье Африки, равно как и Пиренеи, входили в состав великого Багдатского Халифата. Страшный сон Дж. Буша мл., - сунниты владели всем ближним востоком. Но отсутствие телефона и Интернета, сказывалось на ухудшении связи отдаленных провинций с центром, в результате, образовалось сразу несколько небольших центров, которые поочередно отделились от Великого Халифа и создали свои государства на Пиренеях, в Мавритании, Тунисе и даже Египте. Схизма, терзавшая умы правоверных мусульман привела еще и к постоянным восстаниям. Шиитов гоняли сначала по всему халифату, потом только в Египте и Малой Азии, но вскоре Халифат захлебнулся в этой борьбе – шиитское движение набрало силу и в самом Багдаде. В конечном итоге арабское нашествие, как и следовало ожидать, привело к образованию многочисленных и независимых государств на территории всего Халифата. Если Пиренейские государства, такие как, например, эмират Гранада, Кордовский Халифат отличались относительной цивилизованностью, то, например, эмираты Туниса больше походили на центры разбойников. Не однократно битые европейцами, эмиры тунисских арабов вновь набирали силу и начинали разбойничать на морских путях. Централизованность пиратских набегов установилась только после прихода к власти Зири. Объединив под своей властью Тунис, часть Мавритании и северной Африки, он создал мощное государство. Однако, Аль Мунтасир Бану Хазрун, эмир Триполитании имел наглость отделить свою землю от королевства Зиридов, чем вызвал гнев Таммиму ибн Зири. Хазрун получил поддержку Сельджуков и более того, был объявлен проповедником. Таммим был глубоко религиозен и воевать против единоверца не хотел, поэтому просто пообещал отдать Триполитанию тому, кто принесет ему голову Хазруна. Рамадан имел и армию и возможности побить Мунтасира, но, опять же, как правоверный, не мог его убить.
Уговор был таким. Рамадан со своими головорезами прибудет в Лептис-Магну, столицу Триполитании, под видом торгового визита, добьется встречи с Хазруном, после чего Гийом убьет эмира. Рамадан, разумеется, схватит его, как преступника, и отправит на суд к Зири, а по дороге отпустит, вместе с его пленными друзьями на все четыре стороны.
Убайду план понравился, Гийому не очень. Уж очень непродуманным в этом плане ему показалось то место, где он должен был убить Мунтасира. Тем не менее, Гийом согласился. На всякий случай, чтобы в очередной раз не попасть в плен, но уже к другим пиратам, Рамадан приставил к Гийому и Убайду с десяток воинов.
Жаль, что об этом плане не знал герцог Ампулии Рожер Борса, который уже неделю осаждал Лептис-Магну. Прибывшие 300 воинов Рамадана были перебиты, Гийом, Убайд, а вместе с ними слуга Рене, Аскольд и капитан Жан освобождены.

Допрос у Рожера.




- Значит, так все и было? – спросил Рожер Жана.
- Именно так, - ответил Жан растерянно.
- Ох уж мне эти пираты! – негодовал герцог. – Теперь ты, кто таков?
- Гийом Гастингс, Граф Э, вассал герцога нормандского Д’Васси и короля Англии Роберта - ответил Гастингс. «Лишь бы опять не стал переспрашивать граф чего же я», подумал он. Однако Рожер переспрашивать не стал, и даже напротив, очень обрадовался.
- Ах, вот как?! А почему мне не сказали, что герцог Нормандии здесь уже был? – спросил Рожер у советника, на что тот, только пожал плечами.
Гастингс недоуменно посмотрел на Рожера.
- Значит так. Я возвращу тебе твою землю, а ты будешь пожизненно отправлять не менее 100 золотых ежегодно.
Гастингс был в шоке. Что могло случиться с его родным графством? И что, значит помочь вернуть? Но спросить у герцога он уже не успел.
- Так, а этого почему не помыли? – указал он на мавра.
- Не отмывается, зараза, негр он, - ответил советник.
- Ну, так, на кол его, пусть допекается.
- Нельзя, ваше превосходительство, он Евангелие знает.
- Христианин что ли? Ну, ексель-моксель! Еще, поди, вчера соплеменниками угощался, а сегодня уже окрестился! Того и глади, сарацины библией отмахиваться начнут! – негодовал герцог.
- Он брат короля Нубии, ваше превосходительство, он помог мне избежать рабства, - вступился Гийом.
- Ну, тогда забирай его и иди к стенам, возглавишь осаду, и посмотрим, каков ты в деле, - приказал герцог и вышел.
Надо отметить две важных детали. Первое: Рожер Борса был норманном, а потому относился к соплеменнику с должным уважением. Ну не мог же он предположить, что графом нормандских владений мог быть потомок незаконнорожденного французского герцога! К тому же, управлять столь многочисленными владениями, которые ему удалось отвоевать у сарацин он бы не смог, а так, гарантированная прибыль в 100 золотых. Второе: Триполитания, на счастье Гастингса имела три (от этого и название Tripolis, три города в переводе с греческого) центральных города, Сабрату, Лептис-Магну и… Эа. Графом именно этого города посчитал Гийома Рожер. Если первый аспект везения Гийома был ему понятен сразу, то второй - только после того, как армия Рожера под предводительством Гастингса осадила город Эа.

Осада города Эа




К осени 1096 года вся Триполитания была в руках христиан. Гийом обосновался в Эа и начал разобраться в том, что же попало под его контроль. Герцог Ампулии дал отсрочку по платежам и продолжил войну, правда, уже в Италии, куда неожиданно высадились войска Зири. Оставив Гастингсу сотню солдат, для поддержания порядка, Рожер отплыл в Сицилию. Гийом отправил вместе с герцогом Рене с весточкой домой, в Э, а так же приказом привезти с собой войска, для поддержания порядка.
Триполитания оказалось местом вполне приличным. Во-первых, Триполитания находилась аккурат посреди северной Африки, тем самым становилась перевалочным пунктом для торговых караванов, что давало хорошую прибыль в виде пошлин. Во-вторых, Тунис и другие, близкие к Италии города, находились в руках мусульман, что давало существенное преимущество для торговли. В-третьих, три крупных города позволяли получать немалую прибыль в виде налогов, а внушительное количество жителей – надеяться на создание хорошей армии...

Миролюбивый араб.




Арабы оказались народом миролюбивым, что касалось светского правления, но с неизменным упорством резали всех, кто покушался на основы ислама. Что бы поддержать своего нового друга, Убайд прислал из Нубии священника, который умудрялся довольно быстро превращать мусульман в христиан в Египте.
- Джаудат Салех, - представился араб с болтающимся серебряным крестом на груди.
- Так вы и есть тот самый волшебник, который превращает басурман в христиан?
- Да, ваше превосходительство. Слово божье, искренняя проповедь и десять плетей по голой спине, превратят любого грешника в праведника.
Отправившись в народ, Салех, действительно, преуспел в деле крещения. Только за неделю было казнено около двух десятков мусульман, наказано плетьми около сотни. Миролюбивые триполитанцы принимали христианство с неохотой и периодически устраивали мятежи. К счастью, весной 97-ого года прибыл Рене. Вместе с ним через Италию прибыло войско, около 1000 солдат, а так же все семейство и двор Э.
- Ты на черта их всех привез? – возмущался Гийом.- Просил же только солдат собрать!
- Ваше превосходительство, ни как нельзя было иначе. Вся казна ушла на вооружение солдат, денег в графстве совсем не осталось, вот родственники и поехали со мной, что им там, в нищете, делать? – оправдывался Рене.
Армия графства Э – это не те 1000 воинов, отправившихся с Д’Васси на святую землю, это кучка оборванцев из тех, кого стыдно было собирать в крестовый поход.
Семейство Гастингс, которое насчитывало 9 человек, включая жену Арсинду, трех сыновей их жен и двух дочерей, к тому же прибыли и дальние родственники, тетки и дядьки, двоюродные братья и сестры, кумы, кумовья и прочие, уже даже не знакомые Гийому люди.
Гастингс попытался спрятаться в гостевом доме Мунтасира, но разгневанная жена нашла его и там.

Дом, где прятался от жены Гийом, Эа (Триполи).




- За два года хоть бы весточку послал! – укоряла Гийома Арсинда. – Сижу дома, как вдова, при живом то муже! Одна, на налоги плачу, за детьми присматриваю, жен им нахожу, а ты тут дурака валяешь!
- Так что там ты говорил о гаремах, Джаудат, - прервал монолог жены Гийом, - интересная идея, мне кажется.
Арсинда покраснела от злости и вышла, Джаудат укоризненно покачал головой.

Тем временем подходил к концу первый крестовый поход. Полчища крестоносцев захватили опорные пункты в Палестине и Иерусалиме. Не встречая особо сопротивления, армии Королей Венгрии, Хорватии, Императора Византии, при поддержке Императора Германии и Герцога Нормандии брали один город за другим. К 1097-ому году, истощенные армии победителей частично обосновались на востоке, а частично отправились по домам.
Д’Васси, на обратном пути во Францию, посетил резиденцию герцога Рожера Сицилии.
На попойке в честь встречи, Рожер, отхлебнув вина и закусив квашеной капустой, спросил:
- Как же ты успел Триполитанию взять, твое везде успевающее превосходительство?
- Хм… Тир, ик, брал, Тортосу, ик, брал, Иерусалим хотел, ик, взять, а Триполитанию, ик, не брал… ваше, ик, заблуждающееся превосходительство.
- Ну, как так? А граф Эа? Чего же он тогда граф, ваша неосведомленность?
- Граф Э? А-а-а… ик, он то да, граф, ик, ваша недоверчивость…
- Ну вот, а как же он Граф Эа, если вы, ваша вездесущность, в Триполитании не были?
- Вишь ли, ваша любознательность, графство Э – это скоро будет домен короля Англии, как только нынешний, ик, граф Э, помрет…
- Но ведь, ваша сверхуверенность, Триполитания далеко от короля, все равно Эа он управлять на прямую не сможет, плюс арабы там, смуту будут чинить.
- Арабы? - Д’Васси мгновенно протрезвел. – В графстве Э арабы?
- Конечно, испокон веков там жили, еще со времен нашествия. А ваш Граф молодец, только денег что-то не шлет… Теперь они, басурмане эти, в христианство потихоньку переходить начнут, да на его службу поступать начнут…
Д’Васси встал. Его изумлению не было предела. Он не мог понять, как в вассальных ему владениях оказались арабы. Кусок в горло больше не лез, а вино не пьянило. На утро, едва проснувшись, герцог Нормандский поднял всю свою армию и второпях отправился домой, чтобы скорее сообщить королю об опасности, грозящей христианам Европы от арабов графа Э.

Герцог Нормандский Гийом Д’Васси, справа, озадачен проблемой графства Э.




В это время, Гийом Гастингс, граф Э, Эа (Триполитании), закончил писать письмо королю Англии, Роберту, с просьбой выслать шерифа или хотя бы разъяснения по поводу дальнейших действий.
«… кстати, ваше величество, забыл добавить. Количество арабов в данных владениях постоянно увеличивается. Арабы прибывают из соседних районов и поступают на службу. Армия увеличивается, в настоящее время уже собрано 2000 пик. Все они чрезвычайно воинственны и рвутся в бой. Ваш слуга, Граф Э, Гийом Гастингс. 16 ноября 1097 год».
Гийом запечатал письмо и отдал его Рене, с тем чтобы тот, немедленно отправился в Англию и передал послание в королевскую канцелярию.

Первые важные события:
1096 год, взята Триполитания.
Общий доход 5 золотых в месяц.
SnowForum » After Action Reports » История одного графства. »