SnowForum » After Action Reports » История центральной Европы (Германия) »
Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Германия в хаосе Новой Истории, глава 5   10.03.2007 08:43
1647 год, вторая декада августа. Придорожный кабак в окрестностях Дрездена.
- Выпьем за победу над врагами, друзья!, - лихой солдат поднял кружку с вином над столом, - Выпьем за то, чтобы все войны были для нас такими же успешными! Чтобы Костлявая не смогла бы забрать наши жизни на поле брани!
Под дружные одобрительные возгласы шумная компания солдат в увольнении опрокинула кружки. Ёмкостям было не суждено пустовать долго - на столе стояла не одна бутылка дешёвой выпивки.
- Хочу выпить за нашего непосредственного командира! За лучшего капрала дрезденского полка! Ура!, - не дожидаясь одобрения смуглолицый бородатый солдат опустошил свою кружку. Его речь решил поддержать худощавый и сутулый ефрейтор:
- Выпьем за нашего дорогого боевого товарища и отца-командира! Слава капралу Эрнсту Хорьхе, ни раз спасавшего наши задницы!
- Слава! Ура! Долгих лет успешной службы!, - подхватило отделение.
Другие посетители уже привыкли к громогласной толпе солдат. По первости, импульсивных вояк конечно же побаивались, но быстро поняли, что буянить они не будут. Солдат можно было понять - им хотелось отметить окончание германо-голландской войны.
- Хочу почтить память наших павших друзей следующим тостом. Не всем нам удалось вернуться живыми. Кто-то оставил там друзей, кто-то - братьев. Господу было угодно забрать их к себе. Ганс, Ульрих, Гарри - вы навсегда останетесь с нами! Спасибо Вам, что прикрыли и помогли нам выжить!, - после этим слов шумная компания ненадолго замолкла, каждый вспомнил что-то своё, что навсегда сохраниться в памяти.
Ранней весной этого года объединённые армии Гессена и Нидерландов вторглись на земли Германии. Мюнцерианские войска оставляли после себя только головёшки вместо германских деревень. К счастью, Армии удалось вовремя развернуть против неприятеля резервные полки со всей Саксонии и дать должный отпор. При битве под Ангальтом удалось окружить основные силы гессенской армии и взять в плен Вильгельма Четвёртого - правителя герцогства. После этого удалось подписать белый мир с Голландией, а Гессену пришлось признать верховенство Германской Церкви на своих землях и подписать договор сроком на 25 лет о проходе войск.

1648 год, 15 августа.
В соборе Василия Блаженного (Москва, Россия) состоялось торжественное бракосочетание Алексея Первого Романова и Екатерины Романовой (в девичестве - Катрин фон Нордхейм, сестры Фердинанда Третьего). Династический брак, заключённый между двумя великими европейскими державами, позволил перейти на качественно новый уровень дипломатических отношений и пересмотреть ряд внешнеполитических догм.

1649 год.
Год ознаменовался крупным крестьянским бунтом в Богемии. Первоначально о причинах восстания было известно не очень многое. Лишь по мере подавления вооружённого выступления крестьян удалось выяснить причины. Оказывается барон Александер фон Бернер, недовольный налоговым правлением обербургомистр, распространил среди своих крепостных и наёмных работников негодные слухи. Они задевали честь королевского окружного правителя, приписывая ему своевольное распоряжение властью, не одобренное помазанником Божьим. Когда барон попал в руки пехотинцев Его Величества, он клялся, что не думал идти против короля - просто хотел припугнуть "распоясавшегося бургомистра", а всё вышло само собой. По донесению полковнику Граусу, Александер был повешен в своём имении от имени и по распоряжению короля Германии пред взорами домочадцев.

1651 год, середина января.
Фердинанд Третий фон Нордхейм, король Германии, вёл тяжкую полемику с собственными министрами уже более получаса. Ряд министров никак не могли согласиться с доводами своего короля, а Фердинанд не хотел беспрекословно приказывать.
- Повторяю ещё раз - служба моей безопасности собрала всю информацию. Никаких выступлений в Ангальте не будет, мелкопоместные дворяне будут счастливы называть меня своим сюзереном. Бюргеры также будут унификации. Своим людям я верю больше, чем расхожим мнениям в верхах Англьта.
- Ваше величество! Пускай и так, в чём я всё равно не уверен - Ваши люди могли спрашивать не всех и не должным образом, - не унимался глава внешне дипломатического ведомства, - Но важно отношение и Майнца к этому шагу! Все участники Империи, а самое главное - электоры, будут категорически против этого. Престиж Германии в их глазах, не в пример силе её Армии, и так не достаточно высок. А после присоединения дружественного к нам вассала - может стать ещё ниже.
- Разве это не наше внутреннее дело? Мои предки дали Ангальту независимость, я в праве забрать её, - король продолжил попытки убедить своих министров.
- К сожалению, это не так. Кроме традиционной неприязни к административным изменениям в черте Рейха, Ангальт имеет давние и прочные дипломатические контакты с Императором...
С этими словами Фердинанда изменилось - озлобилось, в глазах загорелся огонёк ненависти. Глава МИД'а понял, что не стоило Императора Рейха называть таком в присутствии короля Германии - это больно било по его самолюбию.
- Меня это не интересует! Император стар и со дня на день представится. Я приказываю Вам подготовить все бумаги. Ровно как и Вам, господин министр Юстиции. Чтобы всё было готово через неделю.
Присоединение Ангальта, как и предрекалось, вызвало крупный дипломатический скандал в Имперском дворце Майнца. Император написал несколько писем Фердинанду с требованием прекратить самоуправство в Империи и просьбами быть более мудрым и ответственным перед лицом божественного служения Империи.

26 марта.
В своём дневнике после дипломатического приёма король оставил заметки о том, что в частной беседе за обеденным столом послом Тевтонского Ордена поднимался вопрос об бранденбуржской угрозе Северу Империи. Также было предложено объединить усилия в деле сдерживания Берлина и подготовить почву для возможно раздела беспокойного католического соседа. В будущем, когда эти записи найдут историки девятнадцатого века, это вызовет целую войну антигерманских настроений в католическом обществе Европы.

28 сентября.
В большом Имперском Дворце в Майнце закончились выборы нового Императора Всегерманского Рейха. Им стал король Прованса (в изгнании) де Клермон. Фердинанду-электору пришлось приложить немало усилий, коварства и хитрости, чтобы склонить электоров к избранию заурядного (пусть и знатного) католика фактически без королевства - Императором. Вторым по популярности кандидатом был Фридрих Вильгельм, славившийся своими административными и дипломатическими способностями. Слава Богу, что не только король Германии не хотел видеть слишком инициативного человека Императором Рейха.

1653 год, середина декабря.
Отряхнув снег с пальто, пожилой человек открыл дверь и переступил порог. Пауль Линден наконец-то добрался до своего особняка под Веной и, раздевшись, наслаждался теплом домашнего очага. Слуги переносили вещи из повозки и хлопотали на кухне. Домочадцев не было дома, но Пауля это не удивляло. Он приехал из Венеции на неделю ранее намеченного срока, они его просто не ждали. Убраться из республики итальянцев до Сочельника ему - главе крупного купеческого дома - удалось лишь благодаря случаю. Таинственным образом близь османских берегов пропал целый торговый флот. И бывшим торговым партнёрам неудачника пришлось срочно искать новых поставщиков. Продав часть товара себе в убыток, Линден был всё же доволен. По условиям договора, на нижненемецкие товары его торгового дома был гарантирован спрос сроком на пять-семь лет. А возможно - и более, если владелец флотилии и за семь лет не сумеет вернуться к прежним объёмам торговли.
По результатам года Германия значительно потеснила Венецианскую республику в финансово-торговой сфере и на несколько лет прочно заняла практически монопольные позиции на её экспортных рынках.

1654 год.
С началом года в германском королевстве появлялся новый административный округ - Моравия. Утром первого января Фердинанд подписал указ о введении прямого правления обербургомистра. Чем, конечно же, вызвал очередную волну недовольства аристократии. По данным архива Лейпцига именно в январе Герман фон Баумгатер, представитель влиятельного саксонского рода, решился пойти на заговор и убийство короля. К счастью, через несколько месяцев, заговор раскрылся и дворянин был сослан консулом в Хорватию, где вскоре был убит албанским разбойником.

15 января.
Фердинанд Третий фон Нордхейм неохотно поднял глаза на визитёра. В последнее время он не любил гостей в неурочное время. Пред ним стоял Лукка Ратцге - человек бранденбуржского посла в Германии, высокородный господин и близкий друг главы МИД'а.
- Доброго здравия, Ваше королевское величество!, - в хороших манерах Лукке было не отказать, и он поклонился королевской особе, как того требовал этикет.
- И тебе доброго здравия, Лукка. С чем пожаловал?, - Фердинанд был в не настроении болтать о том, о сём. Он вообще планировал побольше побыть с семьёй на этой неделе.
- Я к Вам с важным поручением. Велено устно передать. С сего дня, Божьей милостью и по обоюдному согласию, Бранденбург и Ганновер совместно основывают немецкое королевство, сохраняющее свободное и гордое название Бранденбург. Ганноверские земли теряют электоральный статус. Все официальные бумаги будут в министерстве завтра к утру. Само решение только сегодня днём было обнародовано в Берлине и Ганновере.
- Ну что же. Если у тебя всё...
- Особенно хочу подчеркнуть, что держава, чьим подданным я являюсь, не нарушила ни одного закона Империи. Фридрих Вильгельм имел полное право занять престол. А отказ от права голоса королевства..., - Лукка хотел было продолжить произносить подготовленные тезисы, но был прерван.
- Почаще вспоминай, что прежде всего - ты подданный его Величества Кайзера, Императора Всегерманского Рейха. И я прекрасно осведомлён о династических браках в Рейхе. Вопрос к тебе не имею - ты свободен, - новости сильно расстроили короля и он решил сорваться на госте.
- Всенепременно!, - Лукка Ратцге раскланялся и покинул аудиторию.
Больше всего Фердинанда расстроил не факт укрупнения Бранденбурга. Скверно было то, что всё было совершенно законно и невозбранно - что не всегда было в процессе расширения Германии. Да и отказ он возможного статуса дважды электора - юридического казуса - был совершён самым явственным образом чтобы подчеркнуть широту натуры Фридриха (не то что измельчавшая фамилия Нордхеймов).
Ну а сама суть коварного замысла Фридриха стала известна примерно через неделю. Гонец принёс весть об ухудшившемся здоровье Императора. По всей видимости - отравление. Конечно, версия об отравлении появится в официальной истории не ранее девятнадцатого столетия. А пока для простых людей Император де Клермон с годами стал слаб здоровьем.

1 марта.
Новым Императором Всегерманского Рейха, после трёх дней выборов, стал Фридрих Вильгельм. Став Кайзером, он на следующее же утро покинул столицу Рейха, сославшись на беременность супруги. Но на самом, как позднее будет обнаружено в дипломатических письмах Берлина, Фридрих спешил в Бремен, где после сердечного удара едва мог разговаривать безнаследный брат его славного деда... Уже двадцатого апреля Бремен остался без правителя. А ещё через две недели Кайзер, под практически единогласное согласие имперского рейхстага, присоединил к своему домену и наследственным землям Бремен. Бранденбург набирал силу и вновь становился конкурентом Германии в Рейхе.

В конце 1655 года вся северная Германия наблюдала в небе метеорит. Священнослужители, прорицатели и просто народ посчитали это дурным предзнаменованием. А через несколько месяцев, уже в 1656 году, по Империи смертоносной волной прошлась эпидемия чумы. Возможно, именно это и стало основной причиной, по которой главы всех церквей Европы решили собраться вместе и поставить окончательную точку в деле религиозной нетерпимости. Два месяца в Женеве проходила конференция, на которой выступали и пытались договориться представители Рима, Англиканской и Германской Церквей, мюнцериане различных стран, независимые протестанты Скандинавии. Несмотря на предложение Фердинанда - представители православных и мусульманских конфессий приглашены не были.
Итогом стала подписанная декларация о недопущении силового решения религиозных конфликтов как между подданными, так и между странами. Кроме того, представители нераспространённых конфесий более не могли дискриминироваться в отношении занятия государственных должностей. Любые имущественные разбирательства более не могли апеллировать к религиозной принадлежности истца и ответчика. И многое, многое другое было обсуждено и принято за руководство к действию; давно наболевшее в мультирелигиозной Европе, всецело признающей Христа, но толкующей его учения отчасти совсем по-разному.
Фердинанд Третий считал успешное завершение конференции отчасти и своей победой. И именно как активного сторонника и организатора Женевской Конференции его и запомнят потомки.

1657 год, 14 февраля.
- Король умер. Да здравствует король!, - на французский манер проголосил Артур фон Майнц, глава королевской администрации. Получилось не очень величественно, но собравшиеся первые лица государства и не требовали сохранения торжественности момента. Все спешили поближе познакомиться с молодым королём Германии - Леопольдом Первым фон Нордхеймом. Единственным сыном скончавшегося Фердинанда Третьего, лишь недавно закончившего своё обучение в Вене (блестяще владеющий точными науками и являющийся весьма неплохим организатором).
Последние недели король чувствовал себя ужасно, его мучили бессонница, головные боли и общая слабость (переходящая в полное физическое изнеможение). Придворный лекарь сказал, что всего его умения хватил лишь на то, чтобы облегчить страдания Его Величества, и продлить агонию на несколько недель. Семья, всё же, решила сделать всё возможное, понадеявшись на милость Господню. Увы, чуда не произошло...



Леопольд Первый фон Нордхейм


27 февраля.
- Господа генералы! Как Вы уже знаете, Каринтия бунтует. Католики, науськиваемые Папским двором, нарушили данную мне присягу и просятся в состав Церковной Области. По всей Италии проведены дополнительные ограниченные рекрутские наборы по деревням, - Леопольд сделал продолжительную паузу, - Мы с Вами знаем, что это значит. Рим хочет использовать бунт, как повод к войне против Германии. Для меня это - очевидно. Германской армии не стало выжидать, пока итальянцы вторгнуться в наши владения, желания закрыть над выход в Средиземноморье. Я приказываю в кратчайшие сроки подготовиться к войне на Апеннинском полуострове с Венецией и Папством.
Из всех присутствующих (включая короля) только министр внутренних дел знал о том, что восстание курировала специальная служба МВД. Ещё по замыслу Фердинанда, план контролируемого восстания был разработан в деталях, и начал претворятся в жизнь. Перед смертью Фердинанд Третий запретил министру просвещать в это своего сына, не желания, чтобы его правление начиналось с обмана. Леопольд Первый узнает об этом только в день смерти текущего главы министерства внутренних дел через посмертное писмьмо последнего. Это письмо будет найдено в королевском архиве только в тридцатые годы XIX века.
- Всё должно быть готово к войне через десять дней. Срочное совещание по вопросу войны будет созвано за день до того. Всем - подготовить материалы о проведённых материалах!
Тринадцатого марта Германия объявила войну Венеции под предлогом их поддержки сепаратистов (оружием, включая артиллерию, речными судами и золотом). Практически все итальянские страны выступили с прямой военной поддержкой Венеции. Неожиданно католические страны Италии поддержала Бавария, имевшая ряд договоров с папским престолом. Для Мюнхена это было большой исторической ошибкой.
Неожиданной помощью от природы стала необычайная урожайность германской земли в 1657 году. Казалось, само мироздание благословило молодого короля на войну против латинян.

23 декабря. Полевой штаб Южной группы армий Германии, Каринтия.
- Ваше Величество! Срочно донесение от генерала Монтекукколи!, - посыльный унтер-офицер склонился в знак почтения пред королём.
- Да, говори, - король снисходительно оторвался от карты. Окружавшие его адъютанты также посмотрели на фельдфебеля, но со значительной долей презрения.
- Его Светлейшиство генерал Монтекукколи велел сообщить - Рагуза и Далмация полностью контролируются вашими войсками. Сейчас идёт битва с превосходящими силами венецианцев с целью не допустить их закрепления на отвоёванном побережье.
- Отлично! В каком полку служишь, солдат?
- В третьем Пражском, Ваше Величество!
Леопольд фон Нордхейм хотел было отметить солдата перед командованием, но из-за многочисленных более важных дел так и не успел этого сделать. Фельдфебель третьего Пражского полка погиб от папской картечи в Истрии вместе со всей своей ротой.

1658 год, 13 апреля. Венеция.
После ряда сокрушительных поражений Венеции от непобедимой германской армии Его Величества дож (под давлением Большого совета) - Бертуччо Валерио, был вынужден подписать сепаратный мир. Для Венецианской республики зима 1657-1658 годов была тяжёлым экономическим испытанием, поэтому выплатить требуемую Леопольдом сумму торговцам было просто нечем. Вместо этого позиции германский купцов в Венеции значительно улучшались, королевство Германия получало значительный приоритет во многих направлениях торговли (непосредственные репарации составили всего сорок тысяч марок).
С другой стороны, именно закрепление торговых привилегий германских купцов (а значит - и товаропроизводителей) позволило парировать организованные выступления ремесленных цехов (недовольных закрытием торговли) в городах королевства. Дополнительно король подписал давно планируемый указ о снижении таможенных пошлин.

29 сентября.
После кровопролитного для обоих сторон штурма (начавшегося 11 сентября) разорённый и сильно пострадавший от артиллерийского огня и пожаров Мюнхеном был взят. Правящий дом Баварии был взят в плен после их обнаружения в катакомбах собора Святого Михаила.

- Вновь старшая ветвь династии Нордхеймов будет править благословенной Баварией!, - изрёк Леопольд Первый фон Нордхейм, устраиваясь поудобней в главном кабинете городской ратуши, - Надолго же мы покинули свои исконные земли.
- Надолго, Ваше Величество! Но всё возвращается на круги своя, - командующий группой армии "Бавария" располагался в соседнем кабинете и находился вместе с королём, когда тот отдался ощущениям собственного величия.
- Друже Вернер! Пока мы всё ещё воюем... Приказываю взять под особую охрану имущество Нордхеймов. А также, по возможности, косвенными методами сломить хребет католическим силам в регионе. Мюнхен должен стать второй столицей королевства, постоянному недовольству католиков здесь не должно быть места!
- Будет исполнено, Ваше Величество!

25 декабря великий герцог Баварский Фердинанд Мария фон Нордхейм (сводный двоюродный брат Леопольда) подписал отречение от престола и юридически признал вхождение католической Баварии в состав Германского королевства. Тем самым войны между двумя немецкими государствами была завершена. Аннексия великого германского герцогства нашла себе оправдание тем, что это были исконные земли Нордхеймов, лишь по историческим недоразумениям оказавшиеся не под властью старшей линии династии. Разбирательства в столице Империи - Майнце, становились всё более безвластными, не смотря на то, что Император - Фридрих из Пруссии, был весьма категоричен и жаждал восстановления суверенитета Баварии.
А третьего января следующего года между Германией и итальянскими странами, в Мюнхене, состоялось торжественное подписание "вечного" мира. Среди прочего (всего около девяти тысяч марок золотом), папство подтверждало право Нордхеймов на володение Великой Баварией, чем лишило Фридриха последних надежд усмирить германского гегемона.

1659 год, 25 апреля.
Леопольд возглавлял текущее заседание Генерального Штаба королевства. Весь сегодняшний день был посвящен обзору ключевых событий минувшей войны. В целях недопущения деградации одной из лучших европейских армий, основной вопрос ставился о недостатках текущего порядка в Вооруженных Силах германии.

- ...Ваше Величество! Особенно хочу обратить ваше внимание на следующий факт. Второго апреля прошлого года третий сводный саксонский полк внезапной ночной атакой разбил ранее разведанное соединение, предполагая в нём вражеские войска. Однако, это оказались германские солдаты!, - подчеркивая трагизм минувшей ситуации первый заместитель начальника ГенШтаба Германии сделал многозначительную паузу, - А всё потому, что их платье разведчиками было принято итальянскую! Также хочу обратить внимание Вашего Королевского Величества на тот факт, что уже двенадцать лет войска Франции имеют унифицированную форму, в целом единую для всех.
- Что же, разумно. Этот вопрос необходимо обсудить со службами снабжения, - Леопольд благовелительно кивнул и сделал ряд заметок у себя на листе бумаги.
- Ваше Величество! Но ведь от века в век командиры полков сами занимались гербами, формой, традициями! Это оскорбит чувства целого сословия!, - один из высокопоставленных генералов уже стоял практически напротив короля
- Мы учтём это замечание, садитесь, господин генерал...

- ...Ещё хотелось бы отметить тот факт, что в целом эффективность полков, существовавших в полном составе ещё в мирное время, а не набранных пред самой войной, оказалась куда выше. Солдаты и унтер-офицеры, за долгие годы до мелочей отработавшие взаимодействие, гораздо легче прорывают оборону противника и держатся в обороне, - полковник, отмеченный по результатам войны наградами, перевёл дыхание и продолжил, - Помимо этих очевидных преимуществ, такие полки обычно значительно лучше снабжаются благодаря слаженности интендантского корпуса. Обычно в полках постоянной готовности все офицеры - опытны. Они приходят командовать после специальных учебных заведений и успешной аттестации. Это, в большинстве случаев, гораздо лучше, чем наспех назначенные командиры из виднейших семейств региона...

- ...Невероятных успехов при развитии наступления на Мюнхен достиг командир четвёртого австрийского полка барон фон Гусье. Применив новый тип построения - две линии солдат по четыре шеренги, в сражении под Вайнштефаном ему удалось разбить превосходящие силы баварцев. Нет нужды говорить, что это передовое соединение авангарда, до того успешное прорывающиеся на земли неприятеля, испытывала недостаток снабжения во всём, включая патроны и снаряды. Настоятельно рекомендую ознакомиться с методами наступления барона фон Гусье, законспектированные мною вот в этом труде, - седоусый генерал положил на стол коллегии наспех сшитую стопку дешёвой жёлтой бумаги, - Общевойсковое внедрение этой тактики позволит Германской Армии значительно повысить свой потенциал...

По результатам заседания Королевская Армия Германии полностью отказалась он пикинёров - теперь все солдаты, так или иначе, вооружались огнестрельным оружием. Кроме того, на вооружение были приняты новые, более лёгкие мушкеты. На их основе через несколько десятилетий будут разработаны фузеи, с которых можно будет стрелять без использования подсошек. По представленным рекомендациям, для всей армии была разработана унифицированная форма. Часть уставов, касающаяся боевой тактики наступления, была переработана и дополнена бароном Эрхардом фон Гусье. С 1663 года, благодаря вышедшему государеву указу, на офицерские должности стали приниматься люди лишь с высшим образованием, прошедшие строгую государственную аттестацию. А в 1665 году Леопольдом Первым фон Нордхеймом был окончательно утверждён пересмотренный закон "О способах комплектования вооружённых сил Германской Армии".



Единый стандарт формы для Армии


1660 год, конец зимы. Рудные горы.
В придорожном трактире "Хромая Кобыла" типичного немецкого села кулак Христиан заказал уже третью пинту тёмного пива. Сдув пену на стойку (под недовольный взгляд трактирщика), он вновь обернулся к своему собеседнику:
- ...Вот такие дела, друже, - пригубив хмельного напитка, крестьянин решил развить мысль, - а всё благодаря обербургомистру! Классный мужик! Я его недавно в Бреслау видел, когда на рынок ездил.
- Ну и как он? На нашего сельского писаря не похож?, - Лейк и до сего дня считал Христиана (друга детства) большим человеком, а теперь, когда выяснилось, что он "знаком" с губернатором - его авторитет уже сложно было выразить словами, - Говорят, что все чиновники на одно лицо...
- Глупости! Фридрих - нормальный мужик! Его дед ещё в деревне жил. Не то что слизняки городские, притесавшиеся к нашей ратуше, - сказав это, крестьянин обернулся, но владелец заведения спустился в погреб по какой-то надобности, а посетители не особенно прислушивались к разговору, - вообще, скажу я тебе...
- Да?, - Лейк заговорщицки пригнулся, и капюшон с макушки наполовину сполз на лоб.
- Как фон-баронство власти отстранили, и должность онную ввели - дела вести стало куда как легче. Король то наш, да хранят Его Величество Небеса, мудр. Людей умных назначает руководство в горах осуществлять. А баронство то в первую очередь о наделах своих печётся, да с крестьян вроде нас с тобой по три шкуры сдирает - завидует более богатым южанам.
- Это да..., - мужик окончательно натянул капюшон и затравленно осмотрелся. Если бы их услышали эти самые "фон-бароны", у которых лично он арендовал клочок земли - ему бы пришлось остаться без урожая...
- А в Бреслау ещё одну новость слышал. Да ты успокойся! - слизняки в этот кабак не заходят!, - Христиан расхохотался, - В общем, недавно Указ Его Королевского Величества вышел. Обербургомистров ещё рядом полномочий наделили, да обязали графство да баронство палки в колёса им не совать. Лет через пятнадцать, когда мой Ганс подрастёт, а я - совсем дураком стану - по всей стране делами будут государевы люди заниматься. А не наследные землевладельцы.
В королевстве антагонизм между королевской и местной, дворянской властями продолжал нарастать.

В тысяча шестьсот шестьдесят первом году Прагой была организована большая королевская охота. Принять участие в охоте были приглашены представители виднейших фамилий как Германии, так и всего Рейха. К несчастью, Леопольд Первый фон Нордхейм наотрез отказывался обсуждать идущие административные реформы, чем вызывал лишь неудовольствие аристократии (до охоты считалось, что это попытка найти общий язык с недовольной аристократией - оказалось, что просто церемониал). Однако, благодаря участию многочисленной знати со всей Империи, внешнеполитические связи Германии заметно окрепли.
В этом же году Савойя вышла из состава Франции, герцог Карл Эммануил Второй отказался признавать верховенство Парижа на "своих" землях. Дело закончилось карательным походом, возглавляемым лично королём Франции - Людовиком Четырнадцатым.



Владения Бранденбурга (на 1659 год)


В 1662 году в европейских владениях турок вспыхнули мятежи. Фактически, бунты были организованы активным и инициативным меньшинством мюнцериан, отвергающим служение вообще, и поганым азиатам - в особенности. И лишь потом были активно поддержаны православным, католическим и протестантским населением. Хотя официально европейские государства поддерживали Порту в деле удержания порядка и недопущения религиозных конфликтов, но фактически все ключевые игроки, так или иначе, поддерживали братьев по вере. Наибольших успехов добились Армия Свободной Болгарии, которой активно помогали русские генералы и офицеры (и даже несколько рот регулярных войск). К концу года почти все болгарские земли были свободны, несколько полков непосредственно угрожали столице мусульманского мира - Стамбулу.

1663 год, 22 января. Пригород Вены.

- Ваше Величество! В Штирии - бунт. Уцелевшие солдаты гарнизона Граца отступают в Зальцбург!, - импульсивный министр внутренних дел плохо скрывал своё волнение перед монаршей особой.
- Вот и посетил богатейшую ярмарку, - с грустью сказал Леопольд в сторону - Каковы причины восстания? Кто стоит за восстанием? Хоть что-нибудь известно?
- Пока мало что понятно, информация обрывочная. Вроде как всему виной был несправедливый самосуд одного из держателей земли. Этим ловко воспользовались местные католики, открыто поддержавшие засуженного крестьянина. Хотя, судя по скорости распространения восстания, это было лишь поводом. Я бы не исключал, что Рим принялся за старое.
- Ясно. Примем соответствующие меры. Хотя мы этого, признаться, не ожидали. Что-нибудь ещё?
- Да. Войскам удалось изловить того самого помещика пред самым бе... отступлением. Завтра утром он будет здесь, в Вашем имении, если Вам будет угодно.
- Прекрасно, нам будет о чём потолковать.

Восстание полыхало больше года, весь горный район был разорён (некоторое время в городах "процветало" людоедство). Многие рудники, включая золотоносные, были разрушены. Казна недосчиталась огромных сумм золота. Однако разведка так и не смогла однозначно выявить папский след в деле организации бунта. Но худа без добра не бывает - благодаря чрезвычайным мерам, направленным против восстания, удалось почти полностью свести на нет влияние Церковной Области (и католической церкви) в Баварии.

1664 год, 13 декабря. Королевский дворец в Праге.
Адъютант Его Королевского Величества уныло рассматривал эпические картины прошлого, висящие на стене комнаты для ожидания. Большие позолоченные часы уже отмеряли четверть часа, а Леопольд всё ещё не принимал своего помощника. Наконец, ещё через несколько минут, двери королевского кабинета раскрылись.
- Входи, Клаус, - король Германии жестом пригласил адъютанта, который послушно поднялся и зашёл в кабинет. "По-видимому, совсем недавно сделали роскошный ремонт" - подумал про себя Клаус фон Марти.
- К сожалению, Наши предполагаемые планы придётся отменить, - продолжил монарх, - Венецианская республика ввела запрет на торговлю. Это - серьёзный удар по экономике Германии, ты то должен прекрасно это понимать...
Клаус неплохо зарабатывал, отправляя в Венеции значительную часть продукции, что давали мануфактуры его зятя. Деньги для семьи были более, чем приличные.
- И так. Господин адъютант, тебе надо срочно отправляться в Министерство Обороны. Надо выяснить их и наше военное состояние в регионе с точностью до отделения. Быть может, латиняне собираются взять реванш? Хотя, конечно, не похоже, - Леопольд взял конверт и поставил свою королевскую печать, - вот, держи. Это приказ об усилении нашей южной группы войск. До моего посещения министерства - приказываю тебе организовать рабочую группу.
- Есть, Ваше королевское Величество!, - адъютант вытянулся по струнке, как этого требовал Устав.
- Если вопросов нет - выполняй.

Рождество королевский двор встречал без особенной радости. Многие представители высшего света лишись чувствительной доли своего дохода как раз под Новый Год - Венеция, даже не смотря на собственные убытки из-за расторжения контрактов, проводила репрессивную политику к оставшимся представительствам торговых кампаний. Новые купцы - подданные Леопольда Первого, пропускались на итальянские земли только без права вести торговую деятельность. Напряжённость между странами всё возрастала, что выражалось в хаотично-устремлённом укреплении обороноспособности границ.
Будущие историки в последствии докажут факт наличия неформального сговора между Венецией и Лондоном: Англия безоговорочно признавала интересы Венеции в Средиземном море, покрывала все временные финансовые накладки и гарантировала свою поддержку в вызревающих конфликтах на Африканском побережье. За это глава Венеции, фактически в тайне от Большого Совета, собирал войска на границе, слал оскорбительную ноту протеста против "беспринципных действий немецких торгашей" и запрещал какую-либо торговлю германских купцов. По задумке всё это должно было отвлечь Прагу от своих северных рубежей.

1665 год, 22 января.

- Ваше Величество! Нам объявлена война!, - глава министерства внешних дел положил сложенный конверт (по-видимому, ноту объявления войны) на стол монарху.
- Эти любители мандаринов всё же решились напасть на Германию? Глупцы!, - глаза Леопольда засверкали в предвкушении грядущего разгрома торговой республики.
- Боюсь, что нет - бумаги только что были вручены мне английским послом. Нам известили, что сегодня после полудня Мекленбург, Гольштилия, Ольденбург и Англия считают себя в состоянии войны, - чиновник развернул бумагу и указал на печати и подписи.
- У ты, псы смердящие! Подловили! И какова же причина Такого их шага?
- Как тут написано, их союз лишь отстаивает торговые интересы стран-участников на Балтике.

Нападение с севера никак не ожидалось во всех властных структурах королевства. К этому оказались не готовы как военные, так и дипломаты, местная власть и, что самое ужасное, королевский двор. А вот агрессоры были подготовлены к молниеносным действиям: с ходу огромные для таких малых стран армии разбили немногочисленную пограничную стражу и по сходящимся направлениям стали продвигаться вглубь Германии. Раймондо Монтекукколи был снять Леопольдом с должности командующего южной группой армий и назначит командиром всех северных войск. Благодаря его инициативным действиям к концу апреля удалось отбить наступление мекленбуржцев и снять осаду с Магденбурга. Двадцать второго мая в Зунде состоялось крупнейшее за историю германского военного флота сражение. Померанские моряки - подданные Леопольда, понеся суровые потери, всё же разбили превосходящие объединённые силы противников. После этой победы превосходство на Балтике осталось за Германией. Штаб северных войск, с благожелательного одобрения короля, решил готовить десантную операцию по овладению Ютландом для полного разгрома Гольштилии и вывода её из войны. К несчастью, после успешного десантирования и завоевания плацдарма, к середине ноября многотысячная армия была окружена и разбита. Почти никто из немногочисленных пленников так и не смог выбраться обратно на Родину после войны. Главной причиной неудачи этой операции в дальнейшем станет принято считать прибытие атлантической эскадры англосаксов в Зунд, что не позволило эвакуировать солдат и артиллерию. Вновь завоевать господство в проливе удалось лишь к самому концу декабря. С большим трудом и критическими потерями германские моряки утопили примерно половину флота британцев во время их попытки высадить отряд тяжёлой кавалерии в районе Старгарда. Больше морских десантов в этой воне противоборствующие стороны не предпринимали.
За 1666 года Германия смогла вновь перебросить часть южных полков и восполнить потери в северных. К началу весны под руководством фельдмаршала Монтекукколи началось всеобщее контрнаступление вдоль всех северо-западной границы. В ходе встречных сражений удалось разбить, окружить и пленить основные силы немецких союзников Англии. К июлю германская армия была у ворот Мекленбурга, и приструнённые торговцы пошли на мир. Королевской Казне было выплачено семьдесят три тысячи марок, статус Германии как монополиста в торговле хлебом на Балтийском море признавался всеми побеждёнными странами (включая Англию).
По результатам блестяще проведённом кампании, учитывая прежние заслуги генерала перед Родиной, Монтекукколи присваивалось звание генералиссимуса Германской Армии.



Генералиссимус Раймуд Монтекукколи


1667 год, 13 мая.
"...Тринадцатого мая тысяча шестьсот шестьдесят седьмого года от Рождества Христова состоялось богоугодное венчание в церкви Святого Вита раба Божьего Максимуса фон Нордхейма, великого герцога Баварского и Александры фон Брайла, графини Ланкастерской. На свадебной церемонии присутствовал Его Королевское Величество, король Германии, Леопольд Первый фон Нордхейм, а также - Его Светлейшиство маркиз МакДонел, посол Английского Королевства..."



Церковь Святого Вита

1668 год, Сочельник. Деревушка в Нижней Баварии.
- ...И тебе крепкого здравия, добрый хозяин!, - путешественник пригубил самодельного пива хозяина, у которого нашёл приют на ночь, - У доброго хозяина и хмель добрый!
Антуан Гот довольно заулыбался, хотя допускал, что с дороги любой дармовой напиток гостю показался бы отменным.
- Скажи, Эрик, что привело тебя к нам? Говор выдаёт в тебе северянина. Не голодает ли этой зимой Померания?, - Антуат проявлял интерес не просто так, в Старгарде у него жил троюродный брат, с которым они изредка встречались на ярмарках или по случаю в больших городах.
- Если и голодает, то по вине католиков! Если ты не знал, то знай - на севере восстание латинян. Эти неблагодарные веками жили с нами, мы их терпели, а тут они вдруг восстание подняли. Разорили Кюстрин, королевских людей за стены несколько месяцев не пускали - всё что-то требовали себе. Ну, ты то этих пройдох знаешь, чай в самой Баварии живёшь. Конец их печальный ждал - кто при штурме не погиб, всех до одного казнили. Чтобы другим неповадно было. Лесопилку, где я работал, сожгли, да хозяина ещё за оскорбление Папы на ближайшем дубе повесили. А я вот выжил, со всеми накопленными за годы работы монетами в Мюнхен иду. Конкуренции почитай и нет, мало там инициативных немцев, чаще одни католики!, - Эрик заржал, наслаждаясь собственной шутке.
Антуан не стал говорить, что принял Христа по германскому канону лишь через полгода после включения Нижней и Верхней Баварии в состав королевства. А Эрик промолчал, что в Мюнхен шёл не только с накопленными за пятнадцать лет грошами, но и большей частью золота своего бывшего нанимателя.
- Ну, за наступающий светлый праздник Рождества Христова!
- За Рождество!

В мае 1670-го года от Рождества Христова на северо-западе Германии началась подлинная война между двумя знатнейшими (пусть и довольно обедневшими за последние десятилетия) родами: Ламздорфами и Дингстардами. Конфликт разродился из-за права на владение несколькими крупными угодьями, несколькими десятками деревень и крупным городом районного значения. Нордхеймы не стали поддерживать ни одну из сторон, так как в самом ближайшем будущем рассчитывали ввести там прямое окружное правление через назначение очередного обербургомистра. В Праге и в голову никому не могли придти, что спесивые аристократы затеют подлинную войну за приграничные земли, вооружив до зубов отряды наёмников: с каждой стороны воевало больше тысячи солдат, вооружённых "арендованными" у Вооружённых Сил мушкетами пушками! Лишь через полгода подлинно боевых действий конфликт удалось разрешить: зачинщики были "оштрафованы" и лишены большей части имущества; интенданты, продававшие казённое вооружение, были повешена; во всех округах вводилась так называемая окружная система.
К началу ноября этого же года немцы Зеландии (без Ютландии) провозгласили независимость от шведской короны, основав германское королевство - Данию. В Стокгольме это приняли на удивление спокойно, и очень быстро приняли условия инсургентов (видимо, почувствовав за происходящим длинную руку пражского двора).
В 1672 году Карл Второй - король Англии, вернул своё королевство в лоно Святой Римской Католической Церкви (протащив через лояльный декрет "О религиозной терпимости"). По слухам, немаловажную роль в принятии такого крайне непопулярного решения сыграла поддержка, оказанная Карлу богатым папским двором в период междуцарствия. Именно эта поддержка позволила генералу Монку разбить прихвостей Кромвеля в момент хаоса после смерти их бессменного "лорда-протектора".



Карл Второй Стюарт


1672 год, 29 июля. Королевский дворец в Праге, один из личных королевских кабинетов.
Обсудив бурное развитие рудников в Штирии, король Леопольд Первый перешёл к обсуждению более насущных вопросов со своим кругом приближённых министров: Обороны, Иностранных Дел, Внутренних Дел.
- И так, господа-министры! Все Вы в курсе, что польским ляхам хватило ума развязать войну с тюрками. Буквально несколько лет назад я уже просил ГенШтаб разработать план ведения войны против поляк, да и вопрос о целесообразности такой войны уже ни один раз подымался как на наших, так и общеправительственных заседаниях. С тех пор ситуация для окончательного утверждения германской и Имперской гегемонии в Польше становилась всё лучше. Продолжайте, - Его Королевское Величество указал на министра иностранных дел.
- Господа! Спешу сообщить Вам, что московский царь - верховный правитель России, заключил с нами союз. Москва имеет ряд серьёзных претензий к Речи Посполитой, и, по прикидкам нашего ведомства (намёк на вспомогательные службы при МИД'е был понят всеми без исключения), вполне сможет принять участие в походе даже в случае продолжения войны со Швецией.
- На кой чёрт нам эти союзники? Последние события показали, что наша армия - самая лучшая в Европе. Мы и в одиночку разобьём этот колосс, сшитый из разнородных земель мадьяр, пруссов, русичей, германцев, полабов, лишь по недоразумению управляемый ляхами, - всхорохорился глава оборонного ведомства.
- Хочу напомнить Вам, что война в знакомой и обустроенной Европе - это совсем не тоже самое, что воевать на лютом морозе восточных степей, - жесток Леопольд также попросил министра приумерить свой пыл. Глава МИД'а продолжил:
- Также, по письмам из Риги и ряда других прибалтийских городов, я почти полностью уверен, что Тевтонский Орден при первой же возможности выступит против Польши, - министр иностранных дел закончил.
- Так вот, господа! Прошу Вас, как обычно, не выносить за пределы этой комнаты ни слова. Но в своём деле ни на миг не забывать, что нас ждёт скорая война. Война за исконно немецкий Позен и навечное обеспечение спокойствия восточных границ. Дело лишь в сроках, но я в любом случае, не позднее середины лета следующего года.

В феврале следующего, 1673 года, датское королевство вошло в состав Бранденбурга. Посол Германии, как и прочие представители Всегерманского Рейха, выразили свою озабоченность столь необдуманными действиями Императора.
В начале мая этого же года в Риге состоялась встреча Алексея Первого (русского царя), Леопольда Первого и Ландмейстера (главы Тевтонского Ордена). На встрече выяснилось, что Россия рассматривала подписанный договор, как сугубо оборонительный. В случае нападения Германии на Польшу Москва не собиралась безусловно поддерживать немцев. Раздосадованный этим известием, Леопольд вскоре покинул город, дабы лично обсудить возникшие изменения и внести необходимые коррективы в планы предстоящей агрессии.

Первого июня 1673 года, без объявления войны, германская Армия перешла границу Речи Посполитой. Немногочисленные пограничные кавалерийские отряды поляков были окружены и уничтожены. В течение осени были осаждены и взяты штурмом Гнездо, Краков (бывшая столица польского королевства), Позен (исконно немецкий город, ради которого официально и объявлялась война спустя сутки после начала военной операции). К концу ноября под непосредственным командованием Монтекукколи удалось полностью овладеть Варшавой. Сразу после падения столицы Польша стала разваливаться на части, по всей территории "государства" вспыхнули освободительные восстания, с которыми едва могли совладать подступающие с юга части противника. До конца года немецкие гарнизоны успешно освоили Люблин, Лемберг и Вильнюс. В битве за Вильнюс, при участии войск Тевтонского Ордена наголову была разгромлена Северная польская армия у реки Виллия.
Полной неожиданностью для германской дипломатии оказался секретный оборонительный договор между Польшей и Генуей. После начала "Войны за Позен" тирольские полки захватили горные перевалы и начали продвижение на Инсбрук. На юге находились лишь минимальные силы, а потому дать достойный отпор итальянцам не получилось. К счастью, добравшись до столицы региона, враг не смог с ходу взять укреплённый район. Началась продолжительная осада.
За последовавший 1674 год Германская Армия потерпела только одно крупное поражение в самом начале лета. Под Вильнюсом несколько объединённых полков были лишены обоза, а затем окружены и уничтожены так называемым народным ополчением Польши. Командовал ополчением полковник Домбровский. Это было суровой, но адекватный платой за достигнутые успехи. За год знамя германской армии стало развиваться над ратушами Бреста, Подольска и Сечи. При битве за Сечь генералиссимус Монтекукколи разбил последние резервные силы парламента Речи - их кавалерийскую армию. После этого польского поражения (а также после потери большей части осаждающих Инсбург войск) Генуя пошла на мир с Германией. Весьма верно предполагая, что как только войска полностью завоюют Польшу, вся сила немецкой Армии ударить по маленькой итальянской республике. И тогда говорить о достойном мире будет просто бессмысленно. За ошибки дипломатии торговцам пришлось платить золотом.
За время одной из самых холодных зим в Польше за последнее столетие, 1675-1676 годов, Германия недосчиталась свыше девяти тысяч солдат (виной тому была нерасторопность вспомогательных служб). За завоевание Позена и Речи Посполитой королевству приходилось платить немалую цену, и не только жизнями рядовых:

- Ваше Величество! Срочные новости из Польши, Ваше Величество!, - посыльный из варшавского штаба армии чуть было не вывалился из седла, и едва стоял пред государем на площади в нещадный мороз.
- Слушаю тебя. Что за новости?, - жестом Леопольд Первый попросил слугу накинуть на плечи посыльному тёплую шубу, несколько которых (на всякий случай) лежало в вознице.
- Прискорбное известие! Его Светлейшество генералиссимус Монтекукколи скончался три дня тому назад, под Гомелем. Офицеры нашли его мёртвым наутро пятнадцатого февраля. Полевой врач сказал, что всему виной переохлаждение от сильного ветра, или сквозняка, Ваше Величество, - получив на плечу добрую шубу, посыльному становилось всё теплее, - Мне не сообщено деталей о Его Светлейшестве, однако штаб ждёт утверждения нового главнокомандующего операцией. Пока с этим справляется начальник штаба.
- Ну что ж. Слышал я, что в знойной Африке посланцев с дурными новостями лишают головы, - король испытывающе посмотрел на гонца, - но в благословенной Европе мы отказались от мудрого обычая, - Леопольд довольно заулыбался, - Езжай в казармы, Лоан проводит тебя. Скажи командиру, что ты имеешь неделю внеочередного отпуска.

В начале мая Германия заняла полупустой Белгород, а к середине июня измотанные отряды польской кавалерии были выбиты с полуострова Крым. Перед самым Рождеством передовые полки были уже в Чернигове и Брянске. Многие века немецкие солдаты не заходили так далеко на Восток, покидая Европу! Когда, на следующий год, основные силы Германии подошли к Калуге (последний крупный город, остававшийся подконтрольным парламенту), их вышли встречать простые жители (вооруженные чем попало) во главе со старостами городских концов. Они выводили связанными ляшскую знать, быстрее всех открестившуюся от статуса члена некогда всесильного Сейма. Менее расторопные представители знати уже несколько дней висели на главной площади Калуги. "Голод - не тётка, а русский мужик хоть и долго терпит, да быстро действует.", - сказал один из старших офицеров армии, увидел эту картину. К несчастью, история не сохранила для нас фамилии это мудрого человека.

По результатам многолетней войны Германия получала в вечное владение Позен со всеми окружающими землями. Контрибуция с разорённой страны составила всего лишь десять тысяч марок (столько же получил Тевтонский Орден). Но самое главное - Польша становилась вассалом Германского Королевства, вопросы внешней политики и торговли (налоги и пошлины) теперь принадлежали скорее Праге, нежели Варшаве.



"Вечная" восточная граница Германии
[Исправлено: Digoo, 10.03.2007 08:52]
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

SnowForum » After Action Reports » История центральной Европы (Германия) »