SnowForum » After Action Reports » История центральной Европы (Германия) »
Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Германия в хаосе Новой Истории, глава 4   08.02.2007 17:54
...Подготовка к войне против союза Швеции и Тевтонского Ордена была завершена в королевстве только к концу 1586 года. Виной тому были то полное безразличие монарха к делам военного ведомства (алхимия, бывало, занимала Рудольфа на недели!), то проблемы с завершением церковной реформы Лютера, то просто отвратительные результаты проверки состояния приграничных укреплений. Однако к концу 1586 года все проблемы удалось преодолеть, и осталось дождаться только повода. Поводом стало объявление войны Орденом Российскому царству (у министерства иностранных дел уже несколько лет была секретная договорённость с русским послом о предоставлении взаимных гарантий в отношении агрессии стран бывшего северогерманского блока - пришлось поступиться религиозными принципами и наладить отношения с православной церковью) аккурат в начале 1587 года.
По результатам молниеностной войны, в ходе которой германскими войсками были заняты Старгард и столица Бранденбурга, все страны враждебного союза признали притязания Германии на восточную Померанию. Старгард "на вечные времена" признавался исключительно германским портовым городом на Балтике (по приложению к мирному договору от 1588 года). Торговля в Германии получила мощный стимул к дальнейшему развитию! (первым военным флотом Германии стали пять галер оставшиеся в порту "по наследству")



приобретения Германии


1589 - 1596 г.г.
Последовавшие семь лет мира позволили Германии закрепить достигнутые успехи. Наличие в королевстве развитого торгового порта на Балтике позволило выйти германским товарам на мекленбуржский рынок, минуя посредников (хотя о полноценной конкуренции говорить было рано), что на некоторый процент повысило среднемесячные доходы в бюджете. Необходимость надёжной связи с портовым анклавом через дружественный Ноймарк привели к значительному развитию инфраструктуры в Рудных горах (что раскинулись на севере страны). Это, в свою очередь, подтолкнуло рост населения в провинции, освоение новых земель и дальнейшую геологическую разведку. Также, по специальному договору с Кюстрином, германское королевство получало право беспошлинно провозить товары к Старгарду по двум центральным трактам (крупнейший успех первого помощник министра иностранных дел!). На срочно созванном (13 марта 1592 года) заседании большинство кабинета министров сумело убедить короля не одобрять петицию избранных градоначальников "О назревших проблемах городского правления". В нём, де-факто, предлагалось вернуть значительную автономию крупным городам. Что вернуло бы Германию во тьму Средневековья и могло серьёзно подорвать стабильный экономический рост. Вместо этого, межминистерской комиссией был разработан законопроект "О сословных вольностях", который целиком, но постепенно реформировал всю структуру общества (наделяя "угнетаемые" сословия всё большим числом прав). В середине 1596 года Рудольф Второй фон Нордхейм на законных основаниях унаследовал графство Ноймарк, чем окончательно решил проблему связанности королевских земель.
За эти же годы королю Франции удалось присоединить мятежные земли французских контр-реформистов (радикальных сторонников Папы) и объединившихся протестантов и мюнцериан, что сразу же вернуло Франции статус одного из сильнейших государств западной Европы. В 1591 году представители большинства кантонов Швейцарии проголосовали за введение свободы вероисповедания (находясь под надёжной защитой Германии можно себе позволить и не такое). После этого, буквально за несколько лет, последователи Мюнцера стали основной религиозной силой. Но значительная часть знатных родов - непосредственно правящий класс Швейцарии, всё же сохранил преданность Германской Церкви. В 1593 году царь Московский и Всея Руси унаследовал Суздальское княжество (благодаря по-азиатски хитрой политике династических браков), чем была поставлена точка в деле преодоления феодальной раздробленности.



Россия


1596 год, 11 ноября. Главная лаборатория Рудольфа.
- ...Я отказываюсь в этом верить, - ровным голосом отвечал король Германии, нервно перекладывая с места на место какой-то фолиант. Верный министр иностранных дел только что сообщил ему, что группой заговорщиков было подготовлено покушение. Цареубийцами могли оказаться дворяне со знатнейшими фамилиями в Германии, которые винили королевскую власть в собственном разорения и упадке.
- К сожалению, это правда. Мой король, нобилитет жаждет Вашей смерти! Самым же ужасным является то, что на этот раз у меня и у первого помощника министра финансов есть веские доказательства подкупа Ваших подданных герцогом Лотарингии. А это почти тоже самое, как если бы король Франции лично передавал бы деньги нашим людям, так как лотарингский правитель является вассалом Франции.
- Но почему? Я ведь не сделал ничего плохого не им, ни Лотарингии и Франции. Я был одним из первых, кто отправил в Париж гонца с поздравлениями по поводу объединения страны, - за годы у власти Рудольф Второй фон Нордхейм так и остался больше учёным-алхимиком, нежели королём.
- Для подонков, готовых нарушить собственную клятву, Ваши благодеяния не имеют значения. Их интересуют лишь деньги и власть.
Министр не стал указывать Рудольфу, что излишняя пассивность, снисходительность и отстранённость от государственных дел были лишь на руку заговорщикам. Кроме того, эти обидные слова могли бы окончательно расстроить короля, и тогда бы внятных решений дожидаться в ближайшие дни было бы бесполезно.
- Я считаю, Вашему величеству следует наделить службу Вашей Королевской Безопасности особыми полномочиями в свете открытия этого заговора.
- В будущем это поможет решить аналогичные проблемы?
- Конечно, Ваше величество! Кроме того, это позволит Вам меньше времени уделять собственноручному обеспечению безопасности двора. Всё будет делать специальная служба. Вам останется только руководить в самые критические моменты. Проект реформы и новый устав находятся у Вас в папке за август...

После вступления в силу реформы и до конца правления Рудольфа Второго глава службы Безопасности Его Королевского Величества стал де-факто вторым должностным лицом в королевстве, а монарх получил ещё больше свободы от мороки с внутригосударственным управлением. Однако и все мятежи пресекались незамедлительно и жестоко, иногда с привлечением специального полка Его Королевского Величества.

В 1597 году, весной, началась война между Англией и Ганзейской Лигой (Бремен, Мекленбург, Гольштилия) с одной стороны, и Церковной областью и католическими странами Рейха (Бавария, Парма, Сиена) - с другой. На этот раз, что обычно было не характерно для Рудольфа, он настоял на военной поддержке городов Ганзы (на стороне которых, по династическим причинам, сражался народ Вюртемберга). Третьего ноября королевство Германия разорвало дипломатические с Римом и его союзниками и предъявило ультиматум Мюнхену - возвращение эрфуртских земель Вюртембергу и разрыв личной унии между герцогствами. Ультиматум был отклонён, и Германия была вынуждена объявить войну. По благоразумному совету министра Обороны значительная часть войск была оставлена на севере страны - на случай "неожиданной" агрессии Швеции или Бранденбурга.
Девятого января 1598 года, когда германские войска ещё только занимали горные перевалы в Альпах, молодой и амбициозный король Швеции Карл IX объявил войну Имперскому Военному Союзу. Бранденбург поддержал Стокгольм, и германские полки немедленно пересекли границу в направлении Берлина (строго по ранее разработанному министерским штабом плану).
В целом, разразившаяся война на два фронта оказалась удачной для королевства. Сперва, для сокращения плеча снабжения, Померанию пришлось оставить (рубежом обороны была выбрана Силезия). Однако потом германская армия осадила Берлин, Бранденбург, Нюренберг и Мюнхен, разбив в череде сражений основные силы противников. Несмотря на однозначный приказ о запрете на безнравственные и аморальные действия, недостойные истинных христиан, продвижение армий сопровождалось погромами, резнёй и прочим насилием в отношении католиков. Всё это вылилось в грандиозный скандал при пражском королевском дворе - королю пришлось отстранить от командования (или даже уволить!) не одного офицера, чтобы навести хоть какое-то подобие порядка и дисциплины в этом вопросе.
В 1599 году Германия приняла капитуляцию гарнизонов Берлина и Мюнхена. В 1600 году удалось заключить сепаратный мирный договор с великим герцогством Бавария, по которому Тюрингия целиком переходила Ангальту, а Нюренберг и все его окрестности - Германии. По слухам, договор был столь суров для Баварии, т.к. Рудольф Второй фон Нордхейм был вне себя от ярости, когда узнал о казни Джордано Бруно в Риме. Король Германии и невинно убиенный Джордано Бруно долгое время состояли в переписке, и хотя часто спорили, в целом уважительно относились друг к другу. К концу лета удалось вновь освободить восточную Померанию, а к началу зимы Папа Римский пошёл на мир, выплатив значительную контрибуцию. На деньги казначейства в присоединённом Нюренберге в честь "философа, погибшего мучеником добровольно" Рудольфом было приказано воздвигнут памятник. В Риме точная копия нюренбергскго памятника Джордано Бруно появиться только через три века - на той самой площади, где его сожгла инквизиция.
Войну с северным союзом Рудольфу Второму удастся закончить только к концу 1601 года, когда сначала правитель Бранденбурга откажеться от золота своей сокровищницы в пользу Праги, а потом и Швеция согласиться на статус-кво в дальнейших взаимоотношениях.

1603 год, 25 марта.
Рудольф Второй фон Нордхейм вышел из главного дворца Майнца в окружении свиты. Во дворе его уже ждали первые помощники министров Кабинета Его Королевского Величества, и даже сам министр иностранных дел. Кареты ещё не было, и государственные мужи окружили короля, понадеявшись на его словоохотливость.
- Ваше Величество! На моей памяти - это одни из самых быстрых выборов Императора Всегерманского Рейха. Каковы успехи Вашего Королевского Величества и Германского королевства? Что обсуждали уважаемые электоры?, - министр иностранных дел склонился в поклоне.
- Хватит спину гнуть, - Рудольф был в хорошем расположении духа, - Наши успехи велики, да и управились мы быстро, так как компромисс нашёлся легко. Венгерский король владеет некоторыми лоскутами имперской земли, и эта кандидатура всех устроила. На удивление быстро! По моему личному настоянию был даже подписан наказ о проведении общеимперской образовательной реформы для дворянских фамилий...
- То есть Императором теперь является король Венгрии Шандор Шаркози Первый?
- Да, именно так. Все условия закона соблюдены, и все остались при своих интересах.
- Да-да, Ваше Величество. Это во истину мудрый выбор...

На самом деле избрать короля без королевства было дурной идеей. Нескончаемые смуты в Венгрии: противостояние католиков, протестантов и мюнцериан - держали королевство в перманентном состоянии нестабильности. Император был ярым католиком, и искренне презирал Германию. Сложно было представить ситуацию, в который симпатии Шандора Шаркози могут оказаться на стороне Нордхеймов. Зато теперь он получать неоспоримую поддержку католиков Рейха в деле установления собственной власти в стране. А зачем Германии сильный и стабильно развивающийся сосед?

Самостоятельно оформленный королём провал внешней дипломатии компенсировался, тем не менее, успехом в экономическом развитии державы. Богатый урожай смог подняться новым объединениям ремесленников, сильно помог купцам в завоевании новых внешних рынков и развитии рынка внутреннего. Кроме того, правительству удалось значительно снизить рост инфляции в стране, удержав его на приемлемом уровне. А восемнадцатого июня, по донесениям дипломатических представителей, магистр Тевтонского Ордена окончательно отказался поддержать Швецию и Бранденбург в войне против Российского царства. Однако Рудольф пока "не видел необходимости вбивать клин между бывшими союзниками и нашими врагами, тем самым, раздражая католических правителей".

Как и следовало ожидать, к следующему 1604 году в венгерском королевстве началась смута. Городские жители Пешта - последователи Мюнцера, захватили королевский дворец и самолично казнили своего сюзерена. В через несколько столетий историки докажут, что они опередили исполнение заговора пронемецких дворян-лютеран всего лишь на пару дней. А уже через несколько месяцев в Венгрии должна была появиться армия ордена иезуитов, направленная Папой Римским из Италии по просьбе убитого Императора...
В целом, королевство на многие годы погрузилось в хаос и череду гражданских войн.

К концу 1604 года из захваченной турками Македонии ко двору Рудольфа прибыл блестящий дипломат и управленец Стефан Богаров. Без долгих размышлений король принял его на службу сначала в качестве помощника по административным делам, а затем и министром иностранных дел. Именно его стараниями через год удастся доказать право Рудольфа на трон Магденбурга (после смерти законного правителя). К несчастью пред рождеством 1607 года Стефан будет найден мёртвым в своей постели. Официальной причины смерти названо так не будет, а в народе будет популярна версия об отравлении слишком удачливого министра более коварными конкурентами. Более прозорливые подданные увидят в этом дело рук турецких элит, убивших своего бывшего подданного в целях срыва планируемой им захвата протурецкого Алжира (Алжир войдёт в состав владений Османской Империи меньше, чем через год).

Начиная с 1608 года неуклонно рос товарооборот и доходы Германии в Венеции. Целенаправленная политика министерства финансов позволила эффективно отстаивать интересы немецких торговцев и занимать целые сектора на рынках. Фактически, к 1612 году, удалось монополизировать торговлю медью и железом во всей центральной Европе, что давало более одиннадцати тысяч марок чистой прибыли в год.

Последними инициативами Рудольфа Второго фон Нордхейма перед своей кончиной 20 января 1612 года можно назвать разрыв дипломатических отношений с королевством Шотландия (после официального принятия её мюнцерианства) и организацию переселения "добрых христиан" из вышеупомянутого королевства в Прагу (именно так образуется просуществовавший более двух веков шотландский квартал в столице Германии). Перед самой своей смертью он подпишет указ о расширении фортификационной сети в Бургенланде и принятии на вооружение королевской армии мушкетов собственного германского производства.





немецкие мушкеты


1612 год, 21 января.
Королевский дворец в Праге.
"...Своей миссией перед народом Германии и Богом я вижу лишь в закреплении достигнутых успехов своего отца - Рудольфа Мудрого, и не планирую каких либо перемен в успешной, размеренной и богатой жизни сословий Германского королевства..."

Новый король Германии Матвей фон Нордхейм закончил читать заготовленную речь перед собственным правительством. Отложив пергамент с речью, он достал несколько папок.
- Господа-министры! Ещё когда отец мой был в добром здравии и твёрдом уме, мы вместе разработали ряд реформ, преследующих ранее озвученные цели, - папки были розданы ключевым министрам.
- Ваше Величество, в установленном порядке, мы просим у Вас неделю на досканальное ознакомление с проектом. Однако, вспомнив опыт прошлых десятилетий, не стоит так поспешно проводить реформы королевского правления..., - начал было министр юстиции.
- Я ценю Ваш опыт, фон барон, однако за многие годы правления моего отца я достаточно ознакомился с государственным устройством королевства и Рейха. Преобразования давно назрели, особенно в вашей сфере деятельности. Я приказываю ознакомиться с преобразованиями за два дня, исключая сегодняшний, и немедленно начать задуманное.



Матвей Первый фон Нордхейм


Своей решительностью и упорством (не в пример отцу) Матвей сразу же оттолкнул от себя слаженный и опытный кабинет Его Королевского Величества, сложившийся ещё при Рудольфе Втором. Однако наибольшее сопротивление было оказано рядовыми чиновниками на местах, которые почти открыто негодовали против политики сокращения штата сотрудников, сокращении зарплат и коренном преобразовании "справедливых" королевских судов - элементарной ячейки судебной системы королевства, унаследованной от Всегерманского Рейха времён расцвета Империи. Только к началу 1616 года удалось преодолеть эффект от неисполнения королевских указов и циркуляров. Благодаря собственной целеустремлённости, вопреки мнению судей (обладавших практически наследственной системой получения должности) Матвей смог провести судебную и юридическую реформу, заложив фундамент дальнейшего общественного развития страны.

Деньги на масштабную реформу, помимо всего прочего, были взяты за счёт оборонного ведомства. За пять лет правления в Германии был основан только один гарнизон, а деньги на поддержание фортификационных линий выделились Казной лишь однажды - перед самым началом войны Венеции и Штирии против Мантуи (война, ознаменовавшая крах традиционного военного союза торговой республики). Что поделать, Рудольф воспитал сына отъявленным пацифистом!

1617 год, 29 сентября.
Рабочий кабинет Его Королевского Величества.
Министр Обороны Клаус фон Штрафен сидел на против короля, и по всей видимости, конструктивного диалога таки не получалось.
- Ваше величество! Я понимаю всю важность затеянных Вами реформ. Но и Вы должны понять нужды Армии. В некоторых полках осталось только по одному исправному мушкету на три-четыре солдата. Жалование сокращено и практически всегда задерживается. Ещё никогда престиж службы в Армии Вашего Величества не опускался так низко в народе. И это в тот момент, когда Венеция отвела практически все свои силы вглубь Аппенинского полуострова.
- Куда Вы клоните, господин-министр?!
- Венеция уже очень давно владеет исконно германскими землями. Если бы не плачевное состояние в войсках, мы могли бы за несколько месяцев сокрушить гарнизоны венецианцев и диктовать им условия мира, - в глазах министра заиграл блеск азарта.
- Но Вы же сами говорите - текущего финансирования совершенно не хватает войскам. И Вы призываете Нас начать необоснованную войну. Можно подумать, у королевства есть средства, чтобы выделить их министерству Обороны. Кроме того, я во всеуслышанье обещал своим подданным, что не буду вести агрессивных войн всё время своего правления. Я верен своему слову!
- Ваше Величество! Возможно, Германия может упустить свой наилучший шанс получить надёжный выход в Средиземноморье, - министру на миг показалось, что он уловил сомнение в глазах Матвея. Но очень быстро Матвей ещё раз ответил решительным отказом.
- Нет. Никакой войны с Венецией, пока я - король Германии. Только поступательное и исключительно мирное развитие - вот залог успеха для нас и наших потомков!

Министр Обороны фон Штрафен так и не смирился с мыслью о второстепенной роли подчинённого ведомства и армии в целом. Быстро наладив отношения с друзьями королевской фамилии, он легко познакомился с младшим братом Матвея - Фердинандом Вторым фон Нордхеймом. Это не составило для него особого труда - у них были схожие характеры. Кроме того, не в пример брату, Фердинанд был увлечён военным делом и даже имел в собственном распоряжении "потешный" полк. Узнав, что Германия упускает шанс вернуть имперские земли, Фердинанд отправился непосредственно к Матвею, чтобы переубедить его, но тот был непреклонен. И тогда Клаус фон Штрафен решил действовать совсем другим путём...

1619 год, 19 марта.
Загородная усадьба Матвея, глубокая ночь.
Завидев приближающихся генерал-лейтенанта фон Мерси (командир расквартированных в Праге гвардейских полков) и министра Обороны Германского королевства фон Штрафена в окружении гвардейцев, королевская стража по полученному ранее приказу присоединилась к эскорту (капитан королевской стражи в усадьбе был проинформирован, и на постах стояли "свои" - бывалые солдаты и унтер-офицеры). Солдаты быстро заняли ключевые комнаты особняка на третьем этаже (где располагался король), и генералы, опустив руки на шпаги, подошли к двери королевской спальни. Всё было рассчитано верно - жена и отпрыски были в Праге - Матвей фон Нордхейм спал совершено один.
После нескольких ударов в дверь, король открыл:
- Что случилось...? Что случилось посреди ночи-то?!, - недовольно было начал пока ещё король Германии.
- Ваше Величество! Не корысти ради, а для высшего блага Германии, Вы должны подписать это отречении... - начал Клаус.
- Это что - заговор?!, - король выхватил протянутый ему лист бумаги.
- Нет, это - государственная необходимость!, - высокопарно вымолвил фон Мерси.
- Вон значит оно что. Вояки решили пойти против короля и против Бога в погоне за властью и золотом. Ну что же, я подпишу отречение в пользу своего брага Фердинанда, правьте "во славу" короля, вояки, но гореть вам в аду..., - король потянулся к перу лежащему на столе.

По замыслу высшего генералитета никаких убийств не планировалось. Вся власть должна была перейти более уместному для текущего момента королю из славной династии Нордхеймов. Но то, что произошло в следующие секунды, никак не ожидалось от в целом спокойного, уравновешенного и такого миролюбивого Матвея. Взяв среди бумаг отнюдь не перо, но кинжал, он бросил его в Клауса. Клинок угодил точно в незащищённое горло министра. Матвей бросился к закрытому окну, пользуясь значительным расстоянием между собой и фон Мерси. Однако генерал не растерялся, схватил изящный табурет и метнув его в убегающего монарха. Мощный удар сбил дыхание убегающему, и генерал-лейтенант, забыв про Клауса, настиг свою жертву всё ещё надеясь "убедить" его подписать отречение. Но Матвей, уже восстановившись, твёрдо решил бежать от заговорщиков - подобрав осколок ножки, он стал угрожать генералу, попутно зовя стражу.
- Пошёл к чёрту, подонок! Сукин сын, бесово отродье - не подходи!!!, - Матвей держал Мерси на расстоянии вытянутой руки.
- Спокойно Ваше Величество. Воистину, мы не желали Вам зла. Стражу звать бессмысленно. Даже они понимают, что мы желаем только блага Родине. Отчего этого не хотите понять Вы?!
- Заткнись, клятвопреступник!
Матвей попытался поранить фон Мерси осколком ножки табурета, но тот легко парировал удар, оттолкнув короля. Матвей не устоял, задев ногой ножку кровати, и упал, сильно ударившись головой об угол кровати. Генерал приподнял своего сюзерена, но было поздно - Матвей фон Нордхейм уже не дышал. Вниз от окровавленного виска по запрокинутой голове ползла густая бардовая кровь.

Двадцать первого марта 1619 года Фердинанд Второй фон Нордхейм короновался в Праге в качестве нового короля Германии. Для королевской семьи, чиновников службы Его Королевской Безопасности и Всемирной Истории Матвей погиб в результате несчастного случая. Заговорщики унесли тайну собой в могилу, и Фердинанд до конца своих дней не знал, что его корона облачена жизнями двух выдающихся немцев. Однако шила в мешке утаить было невозможно (видимо, проболтался один или несколько рядовых из стражей королевского поместья), по стране прошла волна мракобесия: из уст в уста больше года передавались сплетни об убийстве короля по приказу его властолюбивого брата.



Фердинанд Второй фон Нордхейм


1620 год, 17 января.
После непродолжительного обсуждения Фердинанд фон Нордхейм утвердил план войны против союза Венеции и Штирии, а также необходимые для этого мероприятия. По прогнозам генералов, война должна была продлиться не более двух лет. В ходе наступательных операций по двум направлениям предполагалось отрезать Венецию от сухопутного снабжения. После непродолжительной осады и интенсивного обстрела города почти всей германской артиллерией город следовало взять штурмом. На случай непредвиденной агрессии в резерве оставалось несколько недоукомплектованных пехотных полков, расквартированных в центре королевства.

1 июля.
Не требуя от прочих участников Имперского Союза вступления в противостояние, королевство Германия объявило войну Венецианской республике и Штирии. Кровопролитная война, в общей сложности затянувшаяся на четыре года и стоившая стране сотни тысяч, началась. К середине августа немецкой армии под руководством фон Мерси удалось выбить вражеские войска из Штирии. В конце августа сводные северные полки блокировали Тироль, а двадцать седьмого сентября фон Мерси с передовыми отрядами был уже в венецианской бухте. К сожалению, замыслу бравого генерала об окружении Венеции и пресечении сухопутного снабжения не суждено было сбыться - в октябре венецианцы дождались резервов с юга и контратаковали. Сам генерал был убит шестнадцатого октября в ходе арьергардного сражения.
Весь следующий 1621 год прошёл в ожесточённых боях на вражескую столицу, которую пришлось дважды брать штурмом, и оба раза - неудачно. Только к началу осени германской армии удалось прочно закрепиться в районе города и приступить к продолжительной осаде. К середине ноября, до начала зимних морозов, был установлен полный контроль над горными перевалами в Тироле, и в Инсбургской штаб-квартире могли более не опасаться неожиданных ударов итальянцев. А вот Штирию, из-за постоянных попыток балканской армии врага снять осаду, захватить не удавалось. В районе золотоносных шахт за год свою голову сложили десятки тысяч солдат, и в качестве резервов генеральному штабу пришлось присылать пограничные (малоопытные, слабо вооруженные и плохо обученные) полки.
Весь 1622 год прошёл без каких-либо катастрофических неудач и грандиозных успехов на полях сражений. За весь год так и не удалось овладеть горами Штирии, а войска, осаждавшиеся Венецию, чуть было не оказались разбитыми в ходе летнего наступления Венеции. Только своевременная поддержка пармских войск (с Пармой удалось установить тактическое партнёрство) помогла избежать катастрофы. К концу года в государстве начала сказываться нехватка финансов, а часть населения городов (особенно - южных) оказалась разорена из-за прекращения торговли с богатой Венецией и вела лишь жалкое существование по сравнению с предвоенными годами.

1623 год, 13 января.
Его королевское величество было подавлено последний новостью - только что в зал заседания прибыл гонец. Он принёс известие об объявлении войны Германии от католического союза Сиены, Баварии и Церковной области. В ноте самим Папой (хотя бумага официально пришла из Сиены) указывалось на недопустимость распространения ереси на итальянские земли и порабощение добрых католиков агрессивными отступниками.
- И так, уважаемые министры, какие планы разработаны Вашими ведомствами? Война, по всей видимости, продлиться гораздо дольше, чем мы планировали с главным штабом.
Министр иностранных дел поднялся для ответа:
- Ваше величество! Моё ведомство предпринимает всё возможное, и даже больше, дабы удержать в узде наших соседей от вступления в войну. По моим данным, полученным в частных беседах, страны Всегерманского Рейха, и просто агрессивные соседние державы, видя наши весьма скромные успехи за последние годы войны (глава МИД'а посмотрел на министра обороны), всё больше склоняются к мысли о том, что Германия стала слишком крупным владетелем немецких земель. Именно за наш счёт они задумывают решить территориальные проблемы. Мы находимся на грани войны практически со всеми странами Европы, а главную поддержку им обещает оказать Англия.
Речь продолжил глава финансового ведомства:
- Казна Вашего королевского Величества практически пуста. Предварительные планы расходов не оправдали себя. Фактически, война уже ведётся лишь за счёт стратегический финансовых резервов королевства. Долго так продолжаться не может. В некоторых регионах страны люди уже голодают, участились случаи ограбления королевских служащих казначейства. Я не вижу другого выхода из ситуации, кроме как взять несколько крупных займов и ввести специальные военные налоги.
Весь красный от негодования предыдущими ораторами, поднялся министр обороны (бывший первый помощник Клауса):
- Тут было много сказано о том, как пагубно война сказалась на состоянии дел в славной Германии. Однако я, в отличие от ...гхм... миролюбивых чиновников, хотел бы сказать, что текущих сил королевской армии хватит, чтобы дать отпор католикам и довести стратегический план войны против Венеции до конца. А если кто ещё рискнёт нападать на великую Германию - даже если и осмелиться - получит должный отпор. Хочу заметить, что долгие годы вооружённые силы финансировались по остаточному принципу, не так ли? (министр Обороны с ненавистью взглянул на министра финансов, прищурив свои красные от недосыпая глаза) Сейчас, после двух лет ведения боевых действий, всё возвращается на круги своя, и наследство, оставленное нам великим Кронбергом, приходит в должный вид. В самое ближайшее время с Венецией будет покончено, и тогда католики узнают, кто из нас еретик и отступник!

По итогам заседания кабинета министров было решено пока не предпринимать активных действий по все на правлениям сверх всякой меры. Вместо займов было решено временно обойтись печатью медных денег, по возможности усилить охранение рубежей и поднять боевую готовность гарнизонов. Однако, на всякий случай, основную схему мероприятий, если произойдёт дальнейшее разрастание конфликта, было поручено разработать в деталях соответствующему министерству.

18 февраля.
Фердинанд Второй фон Нордхейм продолжал колебаться. С одной стороны, после окончательного захвата богатой Штирии ему не терпелось включить владения в состав королевства. С другой стороны, это могло подтолкнуть к агрессии страны-члены Империи: аннексия стран в Европе, особенно в пределах всегарманского Рейха, многие века было делом исключительно редким и неблагопристойным. К вечеру, под давлением мнения генералов о военной необходимости прямого управления Штирией, Фердинанд подписал указ о включении в состав королевства Германии герцогства Штирия. Через несколько дней это вызвало крупный скандал в Майнце, что больно ударило по отношениям Германии с европейским странами, католиками всего мира и по престижу державы. Казалось, что только генералитет продолжал упиваться этой "победой" и продолжал считать, что этот шаг принёс больше пользы, нежели вреда. А король уже начал в этом сомневаться...

3 марта.
"... Наблюдая нескрываемую агрессию и хищнические устремления германского королевства в отношении имперских стран, при прямой поддержке Англии, ниже подписывавшиеся властители немецкого народа более не смогут поддерживать мирные отношения с королевством Германия. С трёх часов утра третьего марта тысяча шестьсот двадцать третьего года от рождества Христова Ганновер, Мекленбург, Бремен и Гольштилия считают себя в состоянии войны с Германией и её прямыми военными союзниками..."
Фердинанд Второй хотел ругаться нецензурными словами, но хорошее воспитание не позволяло ему этого. Вместо этого он сложил полученную бумагу в железный ящик с дипломатической почтой. После посыльный был отправлен со срочным донесением в министерство финансов...
Уже четвёртого марта королевская Казна взяла на себя тяжкое бремя двух крупных займов, организованных виднейшими толстосумами королевства. Десятого марта был подписан указ о введении временных спецналогов военного времени. В казне появились средства, чтобы собрать ещё несколько крупных группировок для отражения агрессии. Беда была только в том, что армии противников уже продвигались вглубь Германии ускоренным темпом, а первые боеспособные полки будут сформированы только через пять или даже шесть месяцев.

После такого сильного дипломатического удара Всевышний сделался более благосклонным к королевству, и к пятому апреля королевские войска уже располагались в венецианской Рагузе. А семнадцатого мая над ратушей Венеции уже развивался германский стяг, поднятый по инициативе одного из полковых командиров. Столица торговой республики пала после непродолжительного штурма, которому поспособствовал бунт голодающего населения и внутривенецианский заговор торговцев, фактически разорившихся из-за продолжительной войны.
По мирному договору от первого июня в состав Германского Королевства входили Истрия и Тироль. Состояние дел в казне Венеции было настолько плачевным, что командующим войсками не было никакой возможности взять контрибуции. Пришлось ограничиться беспринцыпным разграблением всё ещё довольно богатого города.

Третьего июля Папа Римский прибыл в Вену для подписания мира. За три дня до того объединённая католическая армия была наголову разбита генералом фон Мерси под Сиеной. По мирному договору Германия, в принципе, не получала золота или территорий. Однако Рим признавал текущую южную границу королевства одновременно и границей собственных интересов в центральной Европе. Также со всеми "богоборческими" монархами Рейха, исповедывающими и поддерживающими протестантизм, Рим должен был установить полноценные дипломатические отношения.

В конце сентября, после нескольких крупных сражений (в которых раз за разом победа оставалась на стороне Германии), в ходе которых Германия лишилась более пятидесяти тысяч солдат и унтер-офицеров, северные города-государства пошли на попятную и запросили мира. Англии - покровительнице торговли в северной Европе, пришлось смириться с их просьбами о мире. По результатам мирного договора, обсуждавшегося в столице Рейха - Майнце, все страны Империи официально признавали приобретения Германии в ходе последних войн и не имели права предъявить претензий о незаконности владения теми или иными землями. За подлое разжигание войны и разграбление немецких земель Мекленбург и Гольштилия обязывались выплатить контрибуцию в суммарном размере около тридцати тысяч марок. Тяжёлое испытание войной против половины Европы было пройдено!

1625 - 1637 г.г.
Дальнейшее правление Фердинанда Второго, продлившееся до конца 1637 года, также было насыщено различными историческими событиями разной степени значимости.
Своей основной задачей король видел укрепление позиций протестантизма в Германии, Рейхе и во всей Европе. Именно поэтому основные дипломатические конфронтации велись с южной Европой и папством. Кроме того - значительные средства направлялись на поддержку политической нестабильности в Венгрии и Польше, пик государственной несостоятельности которых был достигнут к середине 1626 года (повсеместные восстания грозили буквально поглотить страны).
Крупные восстания католиков подавлялись королевской армией в 1630 (все южные земли королевства были охвачены смутой), 1632 (Грац), 1635 (Триест), 1637 (Тироль) годах. По каждому случаю король приказывал правительству доточено разобраться в ситуации, найти (и главное - пресечь!) финансирование и поддержку мятежников. Как и следовало ожидать, на поддержку восставших в основном тратился Рим и Венеция. Торговая республика даже ввела суровые ограничения на торговлю в связи с особенно жестоким подавлением восстания в Штирии генералом Галласом. Нет нужды упоминать о том, что данный шаг вынудил продолжить постепенное повышение обороноспособности королевства вообще, и на приграничных территориях юга - в частности.
В необычайно холодную зиму 1625-1626 годов, помимо прочих забот, Фердинанду Второму пришлось приложить немало усилить, дабы сохранить прямую королевскую власть над рядом регионов. Причиной пошатнувшейся управляемости страной стало неисполнение указов Праги. Слава Всевышнему, дело не дошло до открытого мятежа. Но стабильность северных регионов на несколько лет заметно снизилась.
Нестабильность в польском королевстве привела к тому, что Тевтонский Орден, практически без сопротивления со стороны поляк, завладел Данцингом. Для этого пришлось лишь разогнать "правительство вольного Гданьска", повесив на городских воротах самых непримиримых. Одновременно с этими событиями о независимости провозгласила Литва. Основной движущей силой инсургентов было недовольства мусульманского большинства края слабость Кракова и деспотичная политика польских магнатов. Литва стала первым европейским королевством (королём был выбран Станислав - сын католика и мусульманки), придерживающимся политики равноправия между католиками и мусульманами, а также попытавшееся установить доверительные взаимоотношения с Востоком. Через несколько лет малоросские мусульмане также провозгласили независимость от Речи Посполитой, выбрав на царство Самуйло Сулима. Запорожье было отдано Малоросским царством Турции в обмен на военную поддержку в войне против ляхов.
Пред собственной кончиной от неизвестной науке хвори, Фердинанд замыслил и даже начал оформлять в законопроект глобальную реформу управления страной. Благодаря (или вопреки...) сокращению торговых отношений с Венецией, товарное производство в городах значительно возросло, что заметно пополнило бюджетные сборы. Опираясь на эти средства, планировалось разделить страну на королевские округа, основываясь лишь на экономической целесообразности. Глава округа должен был назначаться непосредственно королём, после совещания с правительством. По проекту, такой нетрадиционный подход мог бы позволить не только увеличить налоговые сборы, укрепить отечественное производство, но поспособствовать в эффективной борьбе с инфляцией. К сожалению, сам Фердинанд Второй так и не смог должным образом начать проводить реформу. Но проект нашёл ярых сторонников в лице министра финансов Ярла Йодлья и главы казначейства Виктора Гассе. Именно они убедили наследника Фердинанда Третьего не отказываться от реформы.

1638 год, 14 апреля.
Обеденный зал в доме Виктора Гассе ярко освещался десятками свеч. Главный казначей королевства закончил обед в кругу семьи и остался с важным гостем наедине. Перебираться в кабинет было неохота и ему, и Ярлу, кроме того - на залу никто не претендовал, все домочадцы разошлись по комнатам.
- Славного повара ты себе нанял, Виктор. Давно так вкусно не ел. Уже забыл, когда последний раз гуляш не вызывал у меня отвращения. Этот мастер - мардьярчик?
- Да. Сам знаешь, какого им сейчас. Все бегут в Рейх, как только могут. Его семье повезло.
Обсудив повседневные заботы, высокопоставленные чиновники перешли к серьёзным вопросам.
- Что скажешь о вчерашнем заседании? Какое впечатление оставило Его Королевское Величество?, - живо поинтересовался Виктор.
- Слишком энергичный. Да и воспитали его жутким милитаристом. Как невовремя славный Фердинанд отдал Богу душу...
- С чего ты взял, что он столь ярый поклонник военного дела? - глава казначейства не присутствовал на заседании правительства, и знал о результатах лишь по общепражским слухам.
- Его Величество говорило о особой миссии Нордхеймов в истории Европы. Пока кому- то суждено нести христианство дикарям Нового Света и Азии, Нордхеймы должны править Рейхом и Европой, вот его слова почти дословно. Думаю - нам не избежать скорой войны с восточными соседями, - Ярл взял в руки прозрачный бокал с недопитым вином, так похожим на алую кровь.
- Жаль. В случае скорой войны разговоры о проведении Окружной Реформы следует забыть.
- Не думаю. Я успел переговорить с Фердинандом Третьим. В целом, он сам стремиться отказаться от элитарности аристократии в деле управления королевством. А прожект можно подать именно в этом свете. Так что ещё не всё потеряно...
Оба собеседника не были потомственными дворянами, огромным трудом их семейства и они сами выбились в правящую элиту.
- ...Кстати! Тут в трактире на отшибе поймали болтуна одного. Клялся и божился, что у ныне покойного Фердинанда Второго остался незаконно рожденный сын, от католички!, - Гассе заговорщицки посмотрел на министра.
- Надеюсь, ты принял меры? Стражники быстро его вразумили? Только не хватало нам ещё проблем с престолонаследием. Да ещё таких проблем! Католики римские католики просто озвереют.
- Не переживай, я сделал всё, от меня зависящее. Но этот бродяга был не первым. И последним ему, увы, тоже не быть...



Фердинанд Третий фон Нордхейм


Весь 1639 год король и правительство провели в попытках стабилизировать ситуацию - всё католическое население был радо верить в "настоящего наследника престола", доброго католика. Тем более что вся эта история казалось чрезвычайно похожей на правду. Но благодаря слаженным действиям властных структур политический кризис удалось преодолеть, а мировая литература пополнила свою коллекцию сюжетов идеей о заточении высокородной особы в темнице коварным и властолюбивым деспотом.

1640 год, 17 января. Новое здание правительства в Праге.
- Позвольте ещё раз поблагодарить Ваше Величество за оказанное Вами Высочайшее доверие, - вновь назначенный обербургомистр, окружной глава, Занцель фон Клейст учтиво склонил голову в поклоне.
- Служи верой и правдой, на благо Великой Германии и Империи!, - Фердинанд протянул королевский приказ о назначении на новую должность.
- Счастлив служить династии!
Именно этому представителю малоизвестного дворянского рода, по рекомендациям из казначейства, была оказана честь стать первым обербургомистром - главой округа Богемия. Пока король и правительство аккуратно маскировали свои подлинные устремления, всячески маскируя свои действия подходящими оправданиями.

17 мая. Генеральный штаб королевской Армии Германии.
- Решение принято. Я и Германия видят своей целью военное сокрушение остатков Венгрии. Только мы - немцы - можем принести мир и стабильность на земли мардьяр. Конечно - не бесплатно, и цену назначим мы сами. Как можно скорее я жду подробного плана разгрома венгерских войск. Если они конечно ещё наличествуют!, - довольный своей хохмой, Фердинанд Третий удалился из кабинета.
- В целом, я набросал план разгрома венгерского королевства ещё несколько лет назад, - начал генерал Галлас, - план предусматривает вторжение по южным районам Венгрии с молниеносным захватом Пешта и Селажа. Цель - блокировать основные войска в горных районах с недружественным мусульманским населением. Если их генералитет сразу не капитулирует сам, то через несколько месяцев мы сможем без напряжения разбить остатки их войска...



германский генерал Галлас


После некоторой доработки план опытного Галласа был принят план. Поводом для официального объявления войны послужило "бесчеловечное угнетение этнических германцев", хотя на самом деле в Венгрии им жилось (по соседству с германским королевством) едва ли не лучше самих венгров. Германская армия перешла в наступление второго сентября. Не встречая адекватного сопротивления практически, все этапы стратегического плана были выполнены, и к весне 1641 года Нордхеймы контролировали все земли противника.



план Галласа


После мирной конференции, проведённой со всеми почестями в самом Майнце, судьба Венгрии была решена окончательно. Германия отторгала "в вечное володение" немецкий район Каринтия (включая Лайсбах). Воссоздавалось хорватское королевство под непосредственной опекой Праги, к власти возвращалась династия Аостийская (король Варгец). Из юго-восточных регионов страны страны создавалось независимое королевство Трансильвания, королём которой стал двоюрдный брат Дверди первого (короля Венгрии) - Георг Первый.
Благодаря тому, что Фердинанд Третий решал судьбу поверженного врага не самолично, а совместно со всем Рейхом, его авторитет значительно возрос в глазах электоров. Кроме того, Германия всё равно достигла всех своих геостратегических целей, пусть и через общеимперскую конференцию.



преобразование бывшего венгерского королевства


1641 год, 29 мая.
Мюрат Саксонский, помощник министра иностранных дел, прибыл ко двору Его Королевского Величества. В выкрашенной в тёмно-синий цвет (итальянскими умельцами Флоренции) кожаной сумке лежало срочное донесение от брадендуржского посла. Получив его вчера вечером, Мюрат немедленно собрался в дорогу.
- Что случилось?, - задал правомерный вопрос министр по внешним делам, встречающий своего помощника перед входом в королевский дворец, - в своём скором известии ты ничего не написал о причине столь скорого приезда!
- Случилось нечто чрезвычайное!
...
- Я просто не могу в это поверить!, - бурно среагировавший Фердинанд фон Нордхейм треснул кулаком по столу, раздался звон посуды.
Помощник министра привёз дурную весть - Фридрих Вильгельм (правитель Бранденбурга) развязал войну с Гольштилией под предлогом неправомочного захвата её Померании. Его войска быстрым маршем прошли к Гамбургу, преодолев символическое сопротивление в Померании - местные жители сами обезоружили гарнизон и Штральзунд не пришлось осаждать. Удача была на стороне наступающих войск, и в двух встречных боях основные силы Гольштилии были разбиты.
- Как посмел он! Это после того, чего он успел наговорить о деспотичности и несоблюдении древнеимперских правил моим отцом! А каковы эти лицемеры в Майнце! Живут, наслаждаясь воображаемой властью над Империей, за мой счёт. И ни протестов, ни осуждений. С какой стати Германии теперь и дальше содержать Империю?
- Я бы не стал окончательно отказывать от древних принципов Рейха, Ваше Величество. Не время сейчас, да и недостаточно мы сильны, чтобы так просто диктовать свои решения Империи, - глава министерства иностранных дел оставался более сдержанным. Он вообще не видел катастрофы в случившейся ситуации. Ощутимый щелчок по носу, но не более того.

В тысяча шестьсот сорок втором году в королевстве Англия началась настоящая гражданская война. Королевство, раздираемое противоборством католиков (за спиной которых стоял всё усиливающийся Рим), протестантов (которых поддерживало большинство знатных родов Всегерманского Рейха) и мюнцериан (на стороне которых всегда были огромные народные массы), окончательно свалилось в кровавую пучину войны. Этим немедленно решили воспользоваться Шотландия и Ирландия, но даже это не могло усмирить и консолидировать англосаксонцев.

1643 год, 19 января. Будничное заседание правительства Его Королевского Величества.
- ... А потому, я считаю уместным королевскому правительству совершить сей богоугодный поступок. Дабы народ удостоверился, обретя материальное доказательство, что Его Королевское Величество помнит, чтит и награждает не только выдающихся генералов, и всех солдат, которые верой и правдой служат Отечеству и Королю!
Церковный сановник закончил своё выступление перед достопочтимыми господами-министрами. Ему казалось, что свей главное цели - уговорить королевскую казну начать строительства церкви в честь погибших воинов в центре Праги - он достиг безоговорочно: некоторые согласно кивали, и ни один (судя по взору) не был гневе от предложения. Но самым неожиданным образом из-за спины иерарха раздался голос. Слава Богу! - это оказался всего лишь король Германии:
- Верно ты всё говоришь. И спорить с твоими словами было бы безнравственно - деньги для простых солдат Казна обязательно сыщет. Но почему ты считаешь, что Германской Церкви следует лишь изредка напоминать о тяжелой доли солдат правительству?
- Ну, Ваше Величество...
- Я думаю, часть пожертвований мы можете легко направить на возведение церкви по столь славному проекту. Благо, лишь недавно знакомился с отчётами. А деньги, что Церковь просит у Казны, мы направим в войска. Чтобы тем, кто не понаслышке знаком с тяготами обыденной службы, вспомнил своего короля и Германскую церковь добрым словом. Быть посему!
Действительно, уже в 1644 году началось строительство церкви для действующих и бывших военнослужащий рядового состава. В народе её ещё до открытия окрестили просто: "солдатская церковь". А в самой армии солдатам был увеличен паёк. На склады поступила новая тёплая одежда. А отслужившим своё ветеранам однополчане на Рождество сделали щедрые подарки от имени своих командиров и Фердинанда Третьего фон Нордхейма.

Тысяча шестьсот сорок четвёртый год ознаменовался резким всплеском активности аристократии. Виднейшие рода подписали открытое письмо королю Германии, в котором призывали прекратить эксперименты в деле управления государством. В первую очередь это касалось реформы королевских округов. В письме, помимо всего прочего, даже не указывались причины, по которым реформа, подтолкнувшая развитие Праги и окрестностей, не угодила высокородным особам. Да оно и понятно - кто напишет, что хочет подольше оставаться со своей пусть древней, но уже давно деградировавшей властью. В архивных записях упоминается о том, что король просто бросил письмо в очаг и не удостоил знатные семейства ответом. Отдуваться и налаживать мосты снова пришлось министерскому корпусу. С первого января 1645 года в королевстве выделялся новый округ. Обербургомистром был назначен бойкий и преуспевающий некогда купец Ганс Мюллер, за старостью лет уже начавшего постепенно передавать своё дело наследникам. Настало время послужить и своему государству!
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

SnowForum » After Action Reports » История центральной Европы (Германия) »