SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы

Руководитель администрации президента (14)
7989 сообщений


Historia Hibernica-8, заключительная   20.12.2006 15:01
Глава 8. Ирландия и Черная Смерть (1325-1418)

Одиннадцатым Верховным королем Ирландии стал единственный сын Дювы – 19-летний Гофрад II (2-11-7-9), набожный пронырливый торговец, переживавший стресс после смерти отца. Сказать, что смена правителя чудовищно уронила лояльность, значит очень приукрасить историческую картину осени 1325 года. Верность вельмож Королевств Гофраду колебалась между показателями от 0 до 50. Благо, в казне без дела лежало больше 20 тысяч денариев, так что золото (Много! Много золота!), как обычно, исправило все (явно не хватает опции «послать дары всем вассалам»).
Учитывая, что хитроумие молодого Гофрада заметно уступало интриганским способностям его родителя, пришлось вспомнить мудрость известного русского мажордома Лифшица - «делиться надо». Размер домена снизился с 18 до 13 графств, эффективность повысилась с 57 (на момент интронации Гофрада) до 97 процентов. Несмотря на непроходящую фрустрацию, Гофрад II смог сделать над собой усилие, жениться на генуэзской принцессе Софии ди Монферрат и организовать наследника. Принц Арт вышел, в целом, толковым младенцем (2-12-8-1) – это позволяло надеяться на сохранение гражданского мира в Королевствах в будущем (хотя скилл интриги был, конечно, чересчур маловат, что есть следствие отвлечение Игрока от происходящих событий, вовремя не проследил за наследниками Дювы – и вот результат).
Коронация была отмечена долгожданным переходом жителей графства Дарэм к ирландской культуре (полвека с момента завоевания, однако).

В мире же со времен прошлого обзора произошло много чего. Проклятый главарь греческих схизматиков, автократор ромеев и арабов Закария Дука в октябре 1325 года, повторив «подвиг» князя Родислава, низложил Папу Римского (Бирского) и присвоил себе Папские регалии. Естественно, такое безбожное деяние не могло оставаться безнаказанным – басилевсы начали умирать как мухи, менее чем за год сменилось три (!) византийских государя. В Европе заговорили о Божьей каре. Воспользовавшись суматохой после очередной загадочной смерти императора Дмитрия Вриенния, несколько кардиналов бежали из Фессалоник на далекий Урал, к византийскому вассалу-католику Скарбимиру Пясту, предложив тому отделиться от нечестивых схизматиков и стать новым Папой. И в крещенские морозы 1328-го года в земле племени башкир был воздвигнут новый престол Наместника Божьего. Поистине чудесные события.
(правду сказать, после третьей смерти я загрузился за византийцев и отдал титул Папы Скарбимиру – иначе императоры менялись бы там каждые три месяца; это ивент, что ль такой? Чтоб православные Папами не были?)
Надо сказать, что это не спасло Империю. Три монарха за полгода – слишком серьезное испытание, к 1335 году Византия просто рассыпалась на множество разномастных деспотатов, княжеств, архонтств.
Франция откатилась на юг, за Луару, уступив Север сильному Герцогству Нормандскому (прямо вернулись старые добрые времена Карла Лысого), Германия и Италия оказались ослаблены Пятидесятилетней войной и занимали примерно равновесное положение. Появилось много независимых мелких владетелей. В Восточной Европе за гегемонию спорили Венгрия и Богемия, на севере воцарилась Дания. В остальном христианский мир не претерпел серьезных изменений.
Интересна династическая картина Европы второй четверти 14 века. В увядающей Англии не осталось ни одного герцогского дома; среди графов же из древних родов сохранились де Семуры да пара отпрысков Нормандской династии. Во Франции из старых семей уцелел лишь древнейший род д’Эсте (вначале миланские, потом тулузские герцоги), на смену благородным Блуа в Шампань пришел варварский Оркнейский дом, прочие титулы, по большей части расхватали многочисленные Капеты. Итальянская знать была представлена почтенными пьемонтскими ди Монферратами, романскими О’Нейлами, несколькими вассалами Франконского дома. Возвысился в королевстве каринтийский дом фон Зарингенов, до того три столетия правивших Герцогством как независимые владетели. В Бургундии выжила Провансальская династия. Вольными герцогствами Тироль и Бавария правили фон Нордхеймы и Штадены. В Германском королевстве, как ни странно, ситуация изменилась менее всего – почти вся старая знать уцелела. Могучей Богемией по-прежнему правили Пржемысловичи, в вассалах-примус которых можно отметить Арпадов и Чарнковский дом (последняя польская династия Европы, ибо даже в обгрызенном Польском королевстве знать овенгерилась). Венгрия восстановила былое величие под твердою рукою арабизированного дома Игоревичей, которому в затылок дышали венгры Чанады, державшие несколько герцогств. Азовским герцогством правили немцы Мазины, Херсонским деспотатом – аланы Палеологи-Асени. Русские православные династии сохранились на Ближнем Востоке – Тирское княжество Рязанского дома да Переяславское княжество Рюриковичей, что в Васпуракане. На Севере Данию подчинил древний род Хвиде. Швецией правили печенеги Барселонского дома. Норвегией, загнанной датчанами в Исландию – древние Инглинги. В Ирландии же в герцогствах царили безумно расплодившиеся О’Нейлы, уже явственно начавшие выказывать признаки вырождения (чуть не половина вассалов династии Ниаллей были рождены от близких родственников).
Ислам почти исчез с лица ойкумены. В Испании и Африке лишь несколько отдаленных графств оставались мусульманскими; на Востоке – Иордания, юг Месопотамии, часть Ирана, Средняя Азия и Камская Булгария. На Руси православие было загнано на север и за Волгу, лишь Византия оставалась оплотом ортодоксов.

В начале 1330-х (внимание! на 15 лет раньше исторической реальности!) в Европу пришла Черная Смерть. Бакалавр права из Пьяченцы Габриэль де Мюсси, посланник Итальянского короля при дворе деспота Херсонского, сообщает, что чуму в мир принесли кочевники из бескрайних степей Востока, нанятые герцогом Азовским для кампании против Херсона:
«Среди татар, осаждавших Кафу, появилась чума, и ежедневно их умирало несметное число. Тогда они в ожесточении и отчаянии стали бросать трупы умерших от чумы при помощи метательных машин, в город, с целью погубить неприятеля. Это им вполне удалось. В городе началась паника, и херсониты, бросив его, бежали к себе на родину».
Из черноморских гаваней за 3-4 года Черная смерть охватила практически всю Европу, благодаря развитым торговым путям, особенно – морским. При этом гибель от болезни была настолько быстрой и настолько массовой, что люди оказались не в состоянии даже обдумать случившееся. Как писал Джованни Боккаччо об эпидемии во Флоренции, «выздоравливали немногие, большинство умирало на третий день».
Так описывает эпидемию в процветавшей до того Сицилии господин Микель де Пьяцца:
«Трупы оставались лежать в домах, и ни один священник, ни один родственник — сын ли, отец ли, кто-либо из близких — не решались войти туда: могильщикам сулили большие деньги, чтобы те вынесли и похоронили мертвых. Дома умерших стояли незапертыми со всеми сокровищами, деньгами и драгоценностями; если кто-либо желал войти туда, никто не преграждал ему путь».
Лучшие умы Европы немедленно стали искать причины бедствия и средств к его исправлению. Приведем выдержки из труда известного медика, современника эпидемии Гюи Шольяка:
«Как учит нас Святая церковь, чума – наказание, посланное за многие грехи христиан.
Ученые мужи факультета теологии университета Св. Бана в Сант-Яго-де-Компостелла говорят, что болезнь наслали на добрых христиан ведьмы, кои расплодились благодаря разным ересям. По донесениям братьев-доминиканцев, после каждой пасхи, на бельтэйн, ведьмы встречаются в тайных местах и сеют порчу на воду и воздух.
Другие считают, что виноваты не то мавры, не то евреи, втайне исповедующие свою богопротивную ересь и нарочно отравляющие публичные источники питья. Третьи, и меж ними лейб-медик Папы Григория XI Шален де Винарио из университета в Кордове, говорят о «миазмах», затрудняющих дыхание горожан и вызывающих чуму. Говорят, что для избавления от чумы довольно своевременно вывозить из города нечистоты и постоянно окуривать дома зараженных дымом. Четвертые, например, жители испанских графств Ирландии, уверены, что чумные миазмы можно отпугнуть другими сильными запахами – они используют козлиную мочу, чеснок и эстрагон. Впрочем, от них и до чумы так пахло».

Была и другая модель спасения. В разгар пандемии по дорогам Европы шествовали толпы флагеллантов-самобичевателей: полуголые участники процессий с красными крестами кающихся передвигались из города в город. В храмах перед алтарями они немилосердно стегали друг друга ремнями с железными крючками. В покаянных песнях на родном языке и молитвах окровавленные, обезумевшие от страданий люди просили Бога устранить чуму. Когда, наконец, флагелланты явились в Башкирию, чтобы исполнить свои обряды на глазах папы, курия испугалась. Флагеллантство было запрещено и стало жестоко преследоваться.
Сам Папа Климент VI приказал доставлять к нему тела умерших и подвергал их анатомическим исследованиям, впоследствии доказав, что больные с вскрывшимися нарывами имеют шансы на выздоровление.

Обратной стороной мгновенности атаки пандемии стала и быстрая к ней иммунизация. Ну, Черная, ну Смерть – мало ли обликов смерти уже видели люди средневековья? В Ирландии быстрее всего приобрели иммунитет к чуме горожане торгового Массата, чьи услуги в уборке тел умерших стали скоро востребованы в графствах Южной Британии, куда чума пришла в 1335-36 гг. на кораблях, доставлявших бордосское вино.

Как ни странно, политически эпидемия была на руку Гофраду II, поскольку прежде всего чума ослабила мобилизационные возможности Англии (до северной Британии, где располагались графства домена Ниаллей, чума еще не дошла), а к тому времени у Ирландии имелись претензии уже на три английских графства. Чума – чумой, а война по расписанию: пора было начинать Четвертую ирландо-английскую кампанию. За несколько месяцев дело было окончено, к июню 1337 г. Корнуолл, Оксфорд и Норфолк перешли в дом Ниаллей. Естественно, победители принесли домой не только трофеи, но и чуму. Так пишет хронист двора английского короля Уолтера I Брюса об этой экспедиции:
«Кельты, коих чума пока не трогала, приписывали несчастья соседей их слабости, грозя англичанам «грязной смертью». Но когда кельты собрались в Селкиркском лесу, чтобы разорить английские земли, их радость превратилась в плач, когда карающий меч Господень обрушился на них яростно и неожиданно, поражая их не менее чем англичан гнойниками и прыщами».
В июле 1337-го бристольский кнорр, груженый овечьей шерстью, бросил якорный камень в гавани Корка, и вместе с английскими блохами Черная смерть пришла на Зеленый остров. Корк пострадал первым, уже через пару недель чумные костры дымились по дальнему Коннахту.

Не успели благородные фианы снять кольчуги, как летом 1337-го стихийно началась Вторая шведско-ирландская война. Граф Эксетерский, вассал шведского короля, возмутился против суверена и избрал себе нового сеньора – Герцога Корнуоллского, вассала короля Ирландии. Тот отважно присоединился к войне Эксетера против Швеции. Естественно, Гофрад II, как верховный государь, не мог не вступиться за подданного. Швеции была объявлена война, в Скандинавию отправлены три корпуса по 3-4 тысячи, как раз на три доменных провинции шведского короля-печенега Кисы Ипы Барселонского. Когда Ипа самостоятельно замирился с ирландскими минорами, решено было довести все-таки войну до конца, дабы отобрать у печенега титул Герцога Трех Островов – в хозяйстве пригодится.
Пока отряды вассалов гоняли шведов по тундре (резиденция шведского короля находилась аж в Вестерботтен), король Гофрад Печальный, сидючи в Йоркском замке, открыл для себя радость музыки, и после нескольких вечеров наигрывания финской полечки депрессию его сняло как рукой. Як-цуп-цоп, к черту чуму.
Но даже без депрессии интриганских способностей королю отчаянно не хватало – в 1342 г. ивент мятежа удаленного вассала случился с Герцогом Бретонским. Опять Бретань вышла из Королевств, что ж ты с ними будешь делать. Также крупной потерей стало отделение Герцогства Астурии и Наварры.
К середине 1340-х после всех внешнеполитических безобразий репутация короля наконец-то поднялась до благородной, следовало конвертировать выросший престиж в клеймы на остающиеся английские графства. И вновь Черная смерть оказалась на руку дому Ниаллей: экономика зачумленных южноанглийских земель ухудшилась, так что и стоимость их в единицах престижа сильно упала.
В 1347 г. в богатейшем торговом Массате горожане обратились к учению катаров. Надо сказать, Массат к тому времени стал неформальной столицей Юга – там сочетали максимальную религиозную гибкость со строгостью, науку - с изготовлением гобеленов на библейские сюжеты.

В конце 1340-х в Европу вновь пришла чума, на сей раз в ее легочном варианте; при этом эпидемия распространялась не волнами, как бубонная, а очагово. Это еще более усилило панические настроения выжившего после первой волны народа.
Весь 1349 год в Германии били евреев, считая их виновниками возвращения чумы. В феврале громили еврейские кварталы в южно-германских городах, 24 августа шесть тысяч евреев Майнца предпочли казни самосожжение, тогда же разорили большую общину в Кельне – целые сутки вопли убиваемых смешивались с криками мародеров. Осенью сожгли три тысячи евреев в Эрфурте. В Страсбурге горожане растерзали 900 иудеев, вопреки заступничеству магистрата.
Однако избиение иудеев не очень помогло. Не зная, как еще усмирить чуму, которая, казалось, вскоре вовсе пресечет род людской, народ бросился возводить церкви. В Новгороде с личным участием сеньора, герцога Болеслава Влостовица, в один день была воздвигнута часовня Св. Афанасия Чумного, после чего, «и преста мор».
В мае 1347 г. по приказу короля Франции Балдуина II Великого консилиум докторов Парижского университета подготовил «Доклад о чуме»:
«Мы, члены Парижской медицинской коллегии, по зрелом обсуждении и глубоком рассмотрении теперешней смертности, и согласно с мнением наших древних учителей, полагаем обнародовать причины этого чумного мора, по законам и принципам астрологии и естественных наук.
Вследствие сего, мы заявляем следующее: известно, что в Индии и в странах Великого моря, небесные светила, которые борются с лучами солнца и с жаром небесных огней, оказывают специально их влияние на это море и сильно борются с его водами.
Солнце и огонь действуют так сильно на море, что они вытягивают из него большую часть вод и превращают эти воды в испарения, которые поднимаются в воздух, и если это происходит в странах, где воды испорчены мертвыми рыбами, то такая гнилая вода не может быть ни поглощена теплотою солнца, ни превратиться в здоровую воду, град, снег или иней; эти испарения, разлитые в воздухе, покрывают туманом многие страны.
Если жители не будут соблюдать следующие предписания или другие аналогичные, то мы возвещаем им неизбежную смерть: если только милосердие Христа не призовет их к жизни каким-либо другим образом…
…равно пусть жгут в больших количествах полынь и ромашку на общественных площадях и в местах многолюдных… Пусть употребляют мясо животных, одаренных натурой горячей и сухой, но не горячащей, ни раздражающей.
…оливковое масле в пище смертельно; тучные люди пусть выходят на солнце; очень большое воздержание, беспокойство духа, гнев и пьянство опасны; дизентерии должно бояться; ванны вредны; пусть поддерживают желудок свободным при помощи клистиров; сношение с женщинами смертельно. Эти предписания применимы особенно для тех, которые живут на берегах моря или на островах, на которые подул гибельный ветер».


В 1348-49 гг., изнемогши после упорного следования рекомендациям докторов из Парижа, король Гофрад почувствовал, что пора хоть как-то поразмяться – например, на очередной ирландо-английская войне, по итогам которой у короля Уолтера Брюса на острове осталось всего лишь два графства.
1353 г. – ирландизация Оксфорда. Университета там, кстати, все еще не было. В отличие от Дублина.
22 июля 1355 г. король Гофрад II Печальный скончался на 49-ом году жизни. В «Мартирологе Ниаллей» сказано: «Коварный и мстительный гордец, справедливый и набожный пронырливый торговец, Святой король Гофрад, престиж=1543, пиети=1344 (1-10-10-11)».

С наследником все было ясно – им стал старший сын короля, 28-летний Арт II, Герцог Марский, «набожный опрометчивый больной транжира» (1-13-8-0). Счастливый семьянин, муж Анны Нормандской, отец трех сыновей, подававших большие надежды. Сам Арт в силу своего нездоровья надежды подавал разве что королевскому гробовщику.
Все это следствия «отпуска господа бога» во время правления Дювы Черного, ибо без скрупулезного внимания опытного гномовода феодальные тамагочи быстро чахнут и вырождаются.
Болезнь Арта II Слабого уже после года правления превратилась в воспаление легких, и все благонравные подданные Соединенных Королевств с нетерпением ожидали завершения царствования неподобающего короля. Наследником Высокий совет сделал третьего сына короля, 6-летнего Сехнассаха (3-13-10-1) (это странное имя означало всего лишь «седьмое дитя», хотя было оно, дитя, по счету третье; папе Арту имя, видно, понравилось). Медлить было нельзя, потому несовершеннолетний принц получил титул графа Линкольна и Герцога Марского.
Однако ждать некролога пришлось долго – больной король прокашлял аж до 8 марта 1364 года. История знает его так: «опрометчивый скептик, справедливый верный супруг, престиж=1335, пиети=383».

13-летний король Сехнассах, «осторожный подозрительный скептик с придворным образованием» (4-12-11-1), вступил на трон все еще могучей империи, даже несмотря на полвека царствования откровенно слабых королей.
В очередном описании Королевств, «Книге Пяти сторон Ирландии» («Либхар Койкид Эрин») от 1364 года, сказано так:
«Король Ирландский, Шотландский, Уэльский и Мавретанский Сехнассах мак Арт владеет землями Дублин, Глостер, Оксфорд, Солсбери, Дарэм, Йорк, Ланкастер, Линкольн, Лестер, Танжер, Массат, Снассен, Леон, Галисия и Сант-Яго-де-Компостелла.
Живет Король в городе Дублине, а королевские дворцы выстроены в столь многих землях, что перечислять их нет смысла.
Вассалы короля – Герцог Мурсии Хаким Синфин, Герцог Визу Оха О’Нейл, Герцог Трех островов Малькольм Пржемыслович, Герцог Уорик Саймон Капет, Герцог Ольстер Келлах О’Нейл, Герцог Сирии Триан Шерлтон, Герцог Солсбери Амадео О’Нейл, Герцог Гемпшир Эльфгар де Семур, Герцог Глочестер Гофрад О’Бриан, Герцог Аргайл Сехнассах Шерлтон, Герцог Багдадский Хусейн д’Эсте, Герцогиня Фесская Анна Нормандская, Герцог Камберленд Кен-Фелад О’Нейл, Герцог Марокко Фаиз О’Нейл, Герцог Галлоуэя и Лотиана Жордан Савойский, Герцог Оксфордский Фергюс О’Нейл, Герцог Ланкастер Эндрю Колвил, Герцог Корнуолл Махгаман фон Люксембург, Герцог Бервик Кен-Фелад О’Нейл, Герцог Коннахт Энфрит де Бомонт, Герцог Эль-Риф Аюб О’Нейл, Герцог Эль-Хаса Коркк О’Нейл, Герцог Деубарт Эркк ап Мериадок, Герцог Гвинедд Герайнт ап Мериадок, Герцог Толедо Дубаган О’Нейл, а также Архиепископы Манстерский, Кербельский, Митский, а также многие графы и епископы.
Войска Король набирает 170 тысяч, а в казну приходит в месяц 44,8 денариев».


Как можно заметить, пандемии не прошли даром. В лучшие времена Дювы Черного войска в Королевствах набирали до 250 тысяч, а золота в закрома родины приходило более 200 монет ежемесячно. Увы, добрые славные времена прошли. Нынешней проблемой, как оно ясно из скиллов короля, был низкий доход государства. Все-таки 45 монет – маловато. С другой стороны, навыки дипломатии и интриги важнее для стабильности, которая в феодальную эпоху – наше все.
На крещение 1367-го подданные отпраздновали совершеннолетие короля Сехнассаха, из которого получился настоящий «серый кардинал» (3-19-13-1). Тут же сыграли свадьбу с Алисой Франконской (3-7-11-7), дочерью Герцога Тосканского.
Новый король начал с деяния славного и благородного – в 1368-м к государству присоединился могучий Герцог Севильи Дирк Нормандский на правах вассала короны. Получив от него недостающие лузитанские графства, Сехнассах украсил родовой герб пятой короной – Португалии.

Увы, счастливое правление было недолгим – в 1376-м у короля обнаружили явные признаки чумы. Славно поработав на дом Ниаллей, Черная смерть взяла свою плату. К этому времени Сехнассах уже обзавелся наследником, принцем Уальгаргом (2-3-8-11), который явно не подходил для управления. Взоры членов Высокого совета устремились в сторону Белфаста, где правил старший брат Сехнассаха, второй сын короля Арта II Слабого, Арт мак Арт, Герцог Фесский (6-15-10-3). Он был здоров, счастливо женат на даме благороднейшего окситанского рода Тренкавель (хо-хо!) и имел двух сыновей. Правда, старший, наследник, уродился именно что окситанцем, да еще по имени Пажано! Ну да при отсутствии гербовой пишем на туалетной. Принц Уальгарг пал жертвой собственной некомпетентности (и уж совершенно невыговариваемого своего имени), расчистив дорогу к трону друзьям брата жениха семье брата короля.
3 ноября 1376-го Сехнассах Чумной умер в возрасте 26 лет. В «Мартирологе Ниаллей» о нем говорится чуть больше, чем обычно: «Начало правления его обещало многое государству и народу, но было оборвано Черной Смертью. Осторожный подозрительный скептик, престиж=2100 пиети=167».

Четырнадцатый король Ирландии Арт III взошел на престол предков, в который еще при Коркке Великом был вмонтирован Камень Фаль, когда народ все еще оплакивал Сехнассаха. Арту, 29-летнему «скромному и острожному ученому теологу», пришлось немало постараться, чтобы доказать вельможам Соединенных Королевств, что он достоин занимать место главы дома Ниаллей.
Случай представился через три года. В соседней Франции, давно вернувшей свое могущество (славный король Балдуин II вывел границы королевства обратно на Рейн), начался мятеж Герцога Тулузского Северо д’Эсте. Поскольку графство Эссекс все еще принадлежало Тулузе, именно сейчас следовало нанести удар, пока у глупого герцога король Франции не отобрал титул. Поздней осенью 1379-го дело было сделано – теперь в Британии только король Англии Джон Брюс удерживал два графства, все прочие земли были под рукою дома Ниаллей.
В 1385-м совершеннолетия достиг старший сын и наследник короля, принц Пажано («язычник», как явствует из имени) («подозрительный скептик, прямолинейный собеседник» 6-8-12-2), ему нашли жену из благородного восточного рода Палеологов-Асеней и удел в Уладе.
К началу 1390-х хозяйство стран Европы стало оправляться от последствий волн Черной смерти. У жителей, которые уцелели, практически везде выработался иммунитет к обеим формам чумы, экономические показатели начали понемногу приближаться к статистике конца 13 в. (хотя так их и не достигли – Массат, дававший в казну на 1313 год около 20 денариев, в 1393, даже с массой новых хозяйственных построек, давал лишь 15-16 монет).
В 1394 году король Арт III наконец-то собрался приступить к окончательному решению английского вопроса. Последний блицкриг – и на новый, 1395-й год, поглощение графств Бедфорд и Суссекс завершило дело централизации ирландской Великобритании. Мало того, в 1399-м вассал короны, герцог Глостер, каким-то хитрым образом унаследовал Герцогство Миланское, так что у Ирландии появился странный анклав в виде дырки прямо посреди Итальянского королевства.
В остальном царствование Арта III Мудрого протекало размеренно и безмятежно. Цели дома Ниаллей, провозглашенные уже почти мифическим Конхобаром III, были выполнены и перевыполнены (будем считать, Испания достойно компенсировала Бретань, тем более давно изменившую кельтским корням).
18 февраля 1418 года Арт мак Арт умер счастливым 75-летним стариком, пополнив галерею великих королей Ирландии: «Справедливый, скромный, набожный, осторожный ученый теолог, престиж=11066 пиети=148».
С восшествием пятнадцатого Ард-ри дома Ниаллей, 49-летнего короля-окситанца Пажано I Прямого завершается средневековая история Ирландии. Начинается эпоха Возрождения, эпоха науки и освоения мира – в общем, всемирно-исторического торжества Европы Универсалис. :-)

"Но если мы, к сведению читателей, пишем нечто такое, что неизвестно в ваших странах, то вы не должны ради этого именовать лживыми нас, излагающих вам то, что мы сами видели или слышали за верное от других, кого признаем достойными доверия. Наоборот, это очень жестоко, если человека за добро, которое он делает, другие подвергают позору" (Дж. дель Плано Карпини).[Исправлено: Al Komnin, 20.12.2006 15:18]
retribution but with inclusion
SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »