SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы

Руководитель администрации президента (14)
7989 сообщений


Historia Hibernica-7   16.12.2006 14:20
Глава 7. Славные спокойные времена (1259-1325)

В первый год царствования Нахтана мажордом Думналл О’Нейл представил очередное описание королевства, «Либхар Эйрин Баль» - «Книга о процветании Ирландии», выполненная в обычном ирландском описательном стиле:
«Король Ирландский, Шотландский, Уэльский и Мавретанский Нахтан владеет землями Десмуму, Дублин, Улад, Нортумбрия, Честер, Гвент, Мар, Танжер, Массат, Снассен, Леон, Галисия и Сант-Яго-де-Компостелла. Живет Король в городе Белфасте, а королевские дворцы выстроены в городах Танжер, Сант-Яго-де-Компостелла, Ла-Корунья и Леон. Вассалы Короля – Герцог Мита, Ольстера, Кербелы и Марокко Тадк О’Нейл, Герцог Коимбры Мел-Снехтан О’Нейл, Герцог Галлоуэя Жоффруа Савойский, Герцогиня Манстера Бан Миде О’Нейл, Герцог Хомса Анвар аль-Джамали, Герцог Гвинедда и Норфолка Кадуаль ап Мериадок, Герцог Деубарта Бервин ап Мериадок, Герцог Ланкастера Роббер Колвил, Герцог Толедо Дунгалл О’Нейл, Герцог Коннахта Ательстан де Бомонт, Герцог Мурсии Финн Синфин, Герцог Бервика Элвин О’Нейл, Герцог Эль-Риф Рустам О’Нейл, Герцогиня Сирийская Уна О’Нейл, Герцог Эль-Хаса На-И О’Нейл, Герцог Наваррский Дунхад О’Коннор, Герцог Багдадский Бадр О’Нейл, Герцог Архиепископ Марракеша, епископы Дении, Силвеша и Аргайла, графы Шетландских островов, Ангуса, Повисса, Оппланда, Альмерии, Калатравы, Толедо, Тлемсена, Марракеша и многочисленных сахарских земель. Войска Король набирает 197,5 тысяч, а в казну приходит в месяц 96 денариев».
Самыми богатыми землями оставались южные провинции Королевств – Танжер (14), Сант-Яго-де-Компостелла (13), Галисия (16), Леон (15), Снассен (12), Массат (13). В метрополии к ним приближался разве только торговый Дублин (11).
При самом королевском дворе О’Нейлов влиянием пользовались семьи Дункельд, Шерлтон, Крован, ап Мериадок, Орсини, О’Коннор, О’Бриан, де Семур, Анжу, а также Атоллский, Коимбрский и Фландрский дома.
В казне на день интронации было более 6 тысяч денариев – почти 2 тысячи пришлось потратить на традиционные подарки вассалам. К счастью, высокие дипломатические способности и поднявшаяся до «хорошей» репутация не обещали больших проблем в будущем.

В Христианском мире за прошедшие полвека многое изменилось. Англия короля Рожера Брюса, все еще переживающая гражданскую войну всех против всех, стремительно теряла свои позиции и на острове, и на континенте. В Галлии она уступила французской короне почти все свои владения; в Испании Брюс удерживал только свой бывший манор, Герцогство Бадахос, пожалованный сестре Элизе Брюс, да графства Кадис и Альхесирас. Дела Англии были плохи. Дела короля Франции Рауля Капета, напротив, шли в гору – в западной части страны ему противостоял лишь Герцог Бретани, прочие владения признали власть королевского дома. Зато на северных и восточных границах королевства дела были похуже – ими, в т.ч., Парижем, уже столетие владели германские короли Франконского дома, воевать с которым Капеты пока не могли себе позволить. Королевство Бургундия, съежившаяся до Прованса, умудрялась пока выживать между грандами. Около половины Пиренейского полуострова входила в состав Ирландии, прочие земли управлялись местными властителями, среди коих выделялись франко-арабский дом Халилей, герцогов Каталонии, и шведско-кастильский дом аф Мунсе, герцогов Астурии.
Германия короля Свена Франконского оставалась перворазрядной державой мира в относительно прежних границах. Италия, Неаполь и Венеция по-прежнему делили Апеннины. Богемский дом Пржемысловичей практически доел остатки Польши родственных им Влостовичей, получив выход к Балтийскому морю в Штеттине. Венгрия, в которой Арпадов сменили все те же Пржемысловичи, стала великой восточноевропейской державой, распростершейся от Лейты до Волги и от Дуная до Белого моря. К востоку от венгров, от Новгорода до Саркела, осели монголы Золотой орды, начав нескончаемую лесостепную вендетту с венгроруссами. Русские династии пали, оказавшись между венграми и монголами – выжил лишь Переяславский дом Рюриковичей, превратившийся в подобие сетевой структуры и переехавший в Васпуракан.
На севере сохраняли свои троны государи Швеции, Дании и Норвегии (в последней даже сохранилась древняя династия Инглингов), выделялись сильные герцогства Лейнстер и Финляндия с кельтскими династиями.
На бескрайних просторах Востока сохранялась чересполосица византийских, итальянских, ирландских, германских вассалов и независимых владетелей. В забытых всеми богами уголках каким-то чудом сохранилось даже несколько мусульманских шейхств. Монголы ильханата, находясь в войне почти со всеми христианскими странами, совершили марш-бросок и захватили у немцев Пальмиру, но понемногу теряли свои владения в Средней Азии.

Свое правление король Нахтан начал с давно уже позабытого ирландцами мероприятия – похода против неверных. Найти неверных в тотально христианском мире было делом непростым, однако выполнимым. Собрав отряды Мавретанского королевства, Нахтан отправил их на завоевание одиноких шейхств Монреаля, Керака и Друза – последних мусульманских государств. Из Трансиордании крестоносцы отправились в Валахию – там тоже нашлась пара уцелевших шейхов. Захваченные провинции были взяты в королевский домен (как общеизвестно, при отсутствии в действующей армии самого короля достаточно брать крепости анонимными командирами – они исправно отдадут захваченное графство верховному государю) и на них немедленно были организованы два епископства – благочестие короля Нахтана сразу выросло на 450 пунктов.

Укрепившаяся репутация Ирландии позволяла возобновить экспансию и на самих островах. В 1262 г. канцлер, окситанец Борель О’Нейл, и тайный советник, альбанка Элейн из Атолла, провели т. наз. «Йоркскую аферу». Графиня Йоркская, София де Семур, пару лет назад присоединилась к мятежу пронормандской партии против короля Рожера Брюса, потерпела поражение от королевских войск и находилась под домашним арестом в собственном замке в Йорке. Территория графства находилась под контролем отрядов Брюса. Через тайных агентов дамы Элейн канцлер Борель предложил графине Софии, чьи благополучие и самая жизнь, фактически, зависели от настроения английского короля, перейти под руку короля Нахтана и тотчас же после акта принесения присяги отказаться от титула в пользу короны. Таким образом Ирландия, за вычетом падения репутации до «хорошей», приобретает в домен безо всяких военных действий богатейший город Британии, а София де Семур сохраняет жизнь и получает пансион. Операция блестяще удалась - в ноябре того же года Йорк вошел в состав Соединенных Королевств.
В 1266 г. стратиги ромейского автократора Кемаль-ад-Дина Дуки взяли штурмом последнюю крепость ильханов – Дербент. Золотую орду венграм и чехам удалось загнать за Волгу и в 1269 году уничтожить. Не иначе как с подачи недобитых монгольских пособников, в Венгрии разразилась скоротечная гражданская война, закончившаяся реставрацией опеченежившегося дома Арпадов.
В 1267 году, когда отношение общественности к дому Ниаллей улучшилось, вольное епископство Солсбери было взято на копье.
Спустя еще пять лет, в 1272-73, была проведена первая ирландо-английская война, по итогам которой король Нахтан Хитроумный приобрел графство Вестморленд в самой Британии, а также Бадахос и Арманьяк для своих придворных. Второй король династии Брюсов, Ричард I Осторожный, удерживал несколько южноанглийских графств.
В 1274 г. умерла Герцогиня Манстерская, тетка Нахтана, вернув в домен четыре провинции. После того, как в провинциях на средства бездонной королевской казны было начато возведение ряда построек, все эти графства были розданы вассалам, в т.ч. и текущая столица, Улад. Двор короля переехал в соседний Дублин.
После того, как новозаступивший на кафедру Папа Урбан VI (в миру – Рожер Боргезе) распространил на весь христианский мир действие буллы «Ad extirpunda», по которой всякий светский властитель, препятствующий Инквизиции, подлежал отлучению, а его владения – интердикту, 5 августа 1276 г. в Дублин с миссией Священной Инквизиции прибыл бывший торговец рыбой Диего Падри, воспитанник знаменитого «Молота еретиков» Бернарда из Ко. Король Нахтан, равно как и весь ирландский клир, были не в восторге, но сделать ничего не могли – прослыть еретиком (да даже и безобидным скептиком) в Европе 13 века было смертельно опасно, пример «короля-еретика» Альдерика Нормандского весьма показателен.
Весной 1277 г. народ графства Вестморленд, входящего в домен, под влиянием соседей-нортумбрийцев перешел с саксонского на гэльский язык. Высокая кельтская культура продолжала реконкисту Британии. Теперь можно было, в принципе, отдать Нортумбрию в лен – свою роль как плацдарм кельтской культуры на острове она выполнила. Интересно, что в 1270-е графства шотландского лоуленда, принадлежащие герцогству Галлоуэй, также получили ирландскую культуру. Это опровергло мнение о том, что смена культуры может происходить только в провинциях домена. Впрочем, возможно, свою роль сыграло родство шотландцев и ирландцев, упростившее конвертацию? Тем не менее, для ускорения гэлизации англосаксонской Британии, графство Ланкастер, граничившее с Вестморлендом, было отобрано в домен у Генриха Колвила, Герцога Ланкастерского.
Растущая мощь Королевств произвела благоприятное впечатление на малых государей запада Европы. На рождество 1277 вассалом Нахтана согласился стать сакс Уитред де Семур, независимый Герцог Гемпширский. 23 июля 1278 г. в состав Соединенных Королевств вновь вошла Бретань.
После уборки урожая лета 1279-го, в Европе вполне обыденно началась Великая Пятидесятилетняя война. Король Германии Вальдемар Франконский решил, что его паладины заскучали, и начал войну с королем Италии Терделбахом Дункельдом за южно-альпийские провинции. Учитывая, что обе страны входили в топ-пять, заварушка обещала стать масштабной. Выждав, пока германские отряды уйдут за Альпы, в спину Вальдемару ударил король Франции Рауль Капет, давно лелеявших планы возвращения галльских графств в фамильный домен.

Видя исключительно выигрышную ситуацию, Высокий совет Соединенных Королевств начал подготовку к кампании против Франции, удерживавшей целый ряд графств на острове – Мори, Дарэм, Линкольн и Эссекс (Лондон). В ноябре 1279 г., когда все войска французов были брошены Раулем на запад, король Нахтан объявил войну Сентулю Нормандскому, графу Дарэма, вассалу французской короны. На защиту графа Сентуля бросился не только король Рауль, но и граф Морийский, герцоги Анжу и Нормандии. Аннексия Дарэма прошла, конечно же, за считанные дни, чуть дольше повозились с графством Мори в шотландском хайленде.
Главные события развернулись на континенте. После стремительного рейда экспедиционного корпуса во главе с Герцогом Бретани Гийомом Корнуоллским были захвачены доменные провинции Герцога Нормандии. Тот без пререканий согласился отдать Ирландии графство Линкольн, которое «проделывало неэстетичную дыру» на карте Соединенных Королевств. Глядя на усмиренного Нормандца, мировую предложил и Герцог Анжу, откупившись золотом. Потеряв смысл в продолжении войны, мир заключили и Нахтан с Раулем. По итогам блицкрига Ирландия получила три графства в Британии; на будущее оставалась лишь задача приобретения Лондона, владения Бенедикто д’Эсте, Герцога Тулузского, вассала Рауля Капета.
На Пасху 1280-го в Христианском мире случился небывалый конфуз. Православный князь Уральский и Владимирский серб Родислав Рюрикович силою оружия победил Папу Урбана VI, отобрал у него куриальную провинцию Бира (Рим уже давно был захвачен Неаполем) и сорвал со старика папскую тиару, провозгласив Папой самого себя! Западные государи были в настолько глубоком шоке, что никак не отреагировали на святотатца-схизматика. «Рюрикович, что ты сделал с Папой?!» - несся гневный вопль по Европе. К счастью, Курия сама решила проблему. Спустя всего пару месяцев (!) новоявленный Папа Родислав скончался от острых геморроидальных колик, и новым Наместником Христа под именем Палладия II стал ирландский вассал, епископ Тырговиште Фергус О’Нейл, родственник короля Нахтана.
В 1285-86 гг., после восстановления репутации, была проведена Вторая ирландо-английская война, у Ричарда Брюса отобрали Девон и Дорсет.
26 июля 1288 года в возрасте 50 лет умер король Нахтан Хитроумный. В «Мартирологе» о нем сказано так: «энергичный опрометчивый гордец, справедливый серый кардинал, канонизирован Церковью как Нахтан Святой; престиж=3681 пиети=774».

Наследником стал единственный сын Нахтана, 23 лет, носивший гордое имя основателя рода – Ниалл О’Нейл, набожный ученый теолог (2-10-12-10). К моменту смерти родителя он уже владел титулами Герцога Феса и Мара, графа Дублина и Солсбери. Смена монарха на удивление сильно уронила лояльность вассалов, которая в большинстве случаев достигла значений от 0 до 50 (возможно, сыграл свою роль отрицательный модификатор «хорошей» репутации). Вновь изрядная часть наследства была потрачена на подарки – до 5 тысяч денариев.
Увы, но вновь носитель громкого имени не смог его оправдать. Во-первых, Ниалл скоро заболел, во-вторых, сыновей его брак с Маргаритой Кнутлинг так и не принес. Высокому совету Соединенных Королевств следовало немедленно озаботиться вопросом престолонаследия.
Согласно закону Думналла Святого, наследников первой очереди было трое. Первый, граф острова Мэн Гилла Ису, Герцог Камберленда, третий сын принца Конлы, младшего сына короля Коркка Великого, не очень-то годился для трона (7-3-6-8). Второй по очереди наследования, четвертый сын Конлы, Броккан (0-8-10-6) был более приемлем. Но самым лучшим преемником Ниалла Совет единогласно признал третьего наследника, несовершеннолетнего Дубхаха (5-12-12-9) (вообще-то, на гэлике его имя произносится «Дюва» - «темный, черный», но в смысле не негр, а темноволосый), внука Конлы от его первенца Кахира (чье гордое имя значит «трон»; правда, другое толкование – всего лишь «стул»). С такими задатками Дюва мог стать великим государем, а стране были бы гарантированы покой и процветание. Иного выхода не было – в дело вновь вступили «рыцари плаща и кинжала». Задача для тайного советника короля Джентиле д‘Отвиля осложнялась тем, что первым объектом атаки должен был стать Герцог Гилла Ису. Хотя покушение удалось, королевский агент был схвачен мэнскими фианами и признался в содеянном. Репутация короля упала, лояльность ряда вассалов вновь снизилась – однако обошлось без восстаний. Зато не заставил себя ждать ответный удар с острова Мэн – была убита королева Маргарита. Впрочем, для Ниалла это было не такое уж печальное событие – появилась надежда, что хоть новая жена сможет-таки одарить государя достойным наследником. Свадьба состоялась немедленно, счастливая дама Асия была взята из знатного придворного рода Орсини. Тот недостаток, что она принадлежала к арабской культуре, искупался ее способностями (11-7-17-7).
Новая королева не успела исполнить свой долг. 23 августа 1293 года король Ниалл Больной умер в возрасте 27 лет. В «Мартирологе Ниаллей» ему посвящено очень немного места: «Справедливый скептик, ученый теолог; престиж=191, пиети=494».

Король Дюва взошел на трон 11-летним ребенком, так что придворные льстецы наперебой заговорили о возвращении времен государя Коркка Великого. Правда, цвет волос доставил королю немало огорчений – все же обычными окрасами островитян оставались рыжий или светлый, так что радикально черный цвет Дювиного хайра вызывал массу вопросов у общества. Не то сыграли свою роль гены многочисленных жен с континента Дювиных предков, не то повинно разросшееся при дворе лобби арабов-католиков. Зато по мнению арабских подданных Соединенных Королевств все было в порядке - наконец-то появился государь с более человеческой внешностью, нежели эти невнятные северяне. «Али-Андрос», так сказать, – esse homo.
Опять брожения среди вассалов, опять подарки. Ко всему прочему, проблемой Дювы был его крайне низкий престиж (-600) – следствие приписываемого ему приказания об убийстве королевы Маргариты (именно он, как преемник герцога Гилла Ису на острове Мэн, нес ответственность за «обратную реакцию»). То, что герцог Дюва был дитя, общественное мнение не учитывало. Все это сковывало инициативу нового правительства – в Британии король имел претензии только на графство Глостер, и затевать новую войну с Англией ради одного графства было глупо, а на захват новых титулов не хватало престижа.
В 1297 Дюва достиг совершеннолетия и отпраздновал свадьбу с дамой Сесилией аф Мунсе, тайным советником германского королевского двора. Взрослый Дюва Черный превратился в бородатого «набожного труса, справедливого и подозрительного дворцового призрака» (4-11-21-10).
Осенью того же года жители графства Девон, имевшего прямые сообщения по морю с Ирландией, перешли с английского на гэльский – культура изменилась. В Девон же переехала резиденция короля после пожалования Корка и Дублина своей дочери Бан Миде («Дюва в Дювоне» - памфлет барда Пейре Видаля-младшего).
Весной 1298-го у Дювы внезапно появился клейм еще на одно английское графство – пора было начинать сбор войск. Третья война с Англией закончилась до зимы, король Жоффруа Брюс признал утрату графств Бедфорд и Глостер в пользу дома Ниаллей.
На самайн 1298-го года в Европе закончилась 20-летняя итало-германская война. Пфальц, последняя твердыня Франконского дома, был захвачен бравыми итальянцами, король Йенс с немногими верными рыцарями бежал неведомо куда (странное дело – живой Йенс не находился ни при одном дворе, имея дефолтный розовый герб). Только спустя полгода Йенс добрался до двора своего тестя, Герцога Мекленбурга Харальда Хвиде.
На карте Европы возникла чудовищная Новая Римская империя шотландско-генуэзского дома Дункельдов, объединившая Германию и Италию. Хватило ее, однако, ненадолго – уже в следующем, 1299-м году в Итало-Германии началась жестокая гражданская война, причем не только на присоединенных германских землях, но и в самой Италии. После объявления войны Италии государями Франции и Богемии Срединная Европа окончательно погрузилась в кровавый хаос. Высоковатая цена победы, прямо скажем.
В Ирландии дела, меж тем, шли неспешно. В 1315 г. культурная революция прошла в графстве Честер – видимо, благодаря морским коммуникациям с островом Мэн, поскольку по суше с ирландизированным Вестморлендом она не граничила. Мэнские хунвэйбины посрывали английские вывески с пабов и провели всенародный экзамен по знанию гэлика. Большинство сдало.
В Королевствах же продолжалось бодрое строительство феодализма: открывались новые ремесленные предприятия, реконструировались крепости, возведено три новых королевских замка в отдаленных владениях дома Ниаллей – а ну как захочется королю Дюве съездить в далекий марокканский Массат.
Череда проблем началась в конце 1310-х. Под влиянием наступившего 14-ого столетия, вассалы дома Ниаллей стали объявлять о независимости. Отпадение дальних вассалов Востока и даже Испании стабильности государства, по большому счету, не угрожала. Даже когда в 1319 г. отделился могущественный Герцог Коимбры, владевший десятком испанских графств, это не было воспринято как катастрофа. Угрозой было разве что поведение Герцога Кербелы, Басры и Марокко, Ибрахима О’Нейла (имевшего трейт «мятежный», да еще и живший аж в графстве Кербела), вассалом коего был граф Голуэйский. В случае мятежа Ибрахима от дома Ниаллей уходил Голуэй, что было недопустимым нарушением доктрины целостности Ирландской метрополии. Предстояло либо готовиться к войне за Голуэй, либо понемножку отбирать у пока еще лояльного Ибрахима его три герцогских титула, что неминуемо приводило к дальнейшему падению репутации и общему ропоту вассалов. Был избран средний вариант – пока отбирать титулы, но в случае мятежа Ибрахима готовиться к войне. Титулы были отобраны – Ибрахим так и не восстал. «Извини, брат, погорячились».
В 1322 г. гражданская война в Итало-Германии завершилась взятием Генуи войсками Герцога Швабии голландца Робрехта Тюрингского. Через толстые стены собора Сан-Лоренцо с запертым там королем Робертом Дункельдом (как гласит генуэзская «Хроника Санта-Мария-ди-Кастелло», король во время осады молился, не отходя от саркофага с мощами Св. Иоанна Крестителя, привезенного его предком, королем Дугласом, из Антиохии во время Третьего крестового похода, и именно ответное благорасположение мощей святого спасло якобы Роберта от тевтонского пленения) противники долго обменивались ядрами катапульт, болтами прославленных генуэзских арбалетов, солеными солдатскими шутками и тонкими политическими подколками. Тем временем, высокие стороны договорились о том, что Роберт признает Робрехта королем Германии, но сам сохранит итальянские королевские регалии. Так в Европе была восстановлена Германия во главе с Тюрингским домом, а полувековая вакханалия закончилась «миром двух Робертов» или «миром Иоанна Крестителя».
В начале 1320-х ирландскую культуру приняли Сомерсет и Бристоль, граничившие с Девоном, но не входившие в домен короля (правда, сидели там вассалы-примус Дювы).
28 сентября 1325 года земное бытие короля Дювы Темного завершилось. «Справедливый набожный трус, подозрительный гордец, престиж=6285, пиети=157» - вот как сказано о нем в «Мартирологе».
retribution but with inclusion
SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »