SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы

Руководитель администрации президента (14)
7987 сообщений


Historia Hibernica-6   06.12.2006 23:13
Часть 2. Ирландия в эпоху зергов монгольских нашествий.

Глава 6. Славные короли. (1215-59)
Шестым королем Ирландии, чья коронация всем народом (кроме вассалов, естественно) приветствовалась как великое благо, стал младший брат Патрика, Герцог Сирии и Феса 22-летний Арт О’Нейл, храбрец и ревностный священнослужитель.
Как обычно, коронация прошла не без проблем. На сей раз главной проблемой была действующая жена Арта, герцогиня Садб Адбулла, дочь графа Тхарассетского. Увы, но она, по-видимому, страдая известной многим «аквитанской болезнью» (кто не в курсе – посмотрите на бедного Герцога Аквитании в 1069 г.), категорически не желала рожать наследника. Деваться некуда – известная схема «канделябр-плащ-река», и новой женой короля Арта стала дама Коркского двора, внучка некоего малоизвестного дворянина из Сомерсета, прибывшего ко двору короля Гофрада, Аделаида Шерлтон, главным достоинством коей был показатель интриги=17.
Второй проблемой был разросшийся после слияния владений покойного Патрика и принца Арта королевский домен, уронивший эффективность управления королевством до 70%. Здесь решение принять было гораздо проще. Из домена были отобраны самые бедные, но при этом максимально отстроенные графства (в данном случае – Сеута, остров Мэн и Урмуму), и «законсервированы». «Консервы» делать очень просто, для этого лишь надо иметь незамужнюю дочь. Во-первых, поскольку наследником ее всегда является отец и старшие братья, все полученные графства после ее безвременной кончины, скорее всего, вернутся в домен. Во-вторых, как прямая родственница, она всегда будет более верным вассалом, чем прочие. В данном случае на «консерву» была отправлена старшая дочь Арта, 5-летняя принцесса Ласариана, получившая вдобавок титул Герцогини Манстерской (прибавка к престижу короля и уменьшение бедбоя).
От королевства, между тем, продолжали отпадать вассалы – в числе прочих и Эль-Бьерсо, печальная утрата. В 1217 г. Артом силами двух графств, Бристоля и Сомерсета, была проведена война за возвращение в королевство отделившейся Нортумбрии; таким же маневром в 1219 г. был возвращен Честер.
В этом же, 1217 году, зашло солнце христианской цивилизации - в мире появилась 60-тысячная монгольская орда во главе с батыром Шенчером. Однако уже к 1222 г. монголы были уничтожены совместными силами Германии, донских вассалов Хорватии, русскими княжествами Волги и Урала, и солнце христианской цивилизации взошло обратно.
В 1223 г. ректор университета Св. Бана представил Коркскому двору «Историю Дома Ниаллов, от Ниалла Девяти Заложников до государя Арта Храброго», потребовав с казначея грант в 150 денариев.
Летом 1226 г. с королем случилась простуда, скоро перешедшая в воспаление легких. Увы, но счастливое царствование Арта Храброго обещало быть недолгим. Высокий совет рекомендовал королю наделить старшего сына, 7-летнего Коркка, титулами, дабы ребенок уже сейчас был готов принять корону. Коркку был даровано графство Десмуму с градом Корком. Резидения короля переехала в поселение Белфаст в Уладе.
Летом 1226 г. пришла новая орда монголов нойон-беки Тогрула, уже в 100 тысяч воинов, и начала энергично захватывать поволжские земли. Солнце христианской цивилизации стало, на всякий случай, снова закатываться.
20 июня 1227 г. после тяжелой продолжительной болезни скончался король Арт. «Мартиролог Ниаллей» так пишет о покойном Арте: «Справедливый храбрец, мстительный скептик, престиж=1855 пиети=345». Гроб с телом покойного был предан земле Улада. На похоронах присутствовало все политбюро, тьфу, то бишь, очередной Регентский совет при новом короле, несовершеннолетнем Коркке, возглавляемый старым канцлером Кернахом Коимбрским.
Новый король Коркк (имя дано в честь тогдашней столицы королевства, Корка («corcaigh» - болото), в общем, «царь Москва Иванович») обладал неплохими стартовыми характеристиками (2-8-10-10) и вызвал, в целом, позитивную (после подарков, розданных на тысячу денариев) реакцию вассалов.
22 марта 1230 г. фианы Улада, следуя известному правилу русских богатырей «с размаху-то оно бить сильнее», впервые в Европе (!) придумали моргенштерн. До этого в Ирландии ничего нового не придумывали, подбирая крохи континентальной мудрости, так что с тех пор 22 марта – День моргенштерна Ирландской Науки.
Летом 1230-го случилось два знаменательных события – народ графства Дублин окончательно отринул наследие норманнских завоевателей и перешел от норвежской к ирландской культуре, а еще в Ирландии было введено феодальное право. Когда-то начинать, однако, надо – на дворе скоро середина 13 столетия, а рыцарей в войске – лепрекон накакал. Естественно, были сменены приоритеты работы ирландских исследовательских учреждений - скрипториев, монастырей и орденских прецепторий - с мечей, столь полезного для тяжелой пехоты, на пики, без которого рыцарский чардж лишается смысла.
Спустя год, в сентябре 1231-го вассалом сопливого 12-летнего короля Ирландии согласился стать такой же пацан – 15-летний герцог Галлоуэя Годфри Савойский, владевший почти всем шотландским лоулендом.
В начале 1232-го объединенные силы Венгрии и русских княжеств расправились с остатками Второй Золотой орды. Солнце христианской цивилизации ослепительно воссияло.
Летом 1233-го началась франко-ирландская война, Король Жиль Капет объявил войну Коркку О’Нейлу. Единственное внятное объяснение – конфликт начался из-за шотландской границы, где владения Герцога Галлоуэя соприкоснулись с графствами вассалов Франции. Быстренько завершить дело «белым миром» не удалось, поэтому пришлось проводить массовую мобилизацию вассалов. Регентским советом было решено, что использовать войска королевского домена надо лишь в самом крайнем случае. Было объявлено о создании трех армий – Мавретанской (свыше 10 тыс.), с лагерем, как обычно, в Снассене, во главе с графом Фесским Трианом О’Нейлом, Британской (ок. 8 тыс.), с лагерем в Бристоле и гран-баннеретом Герцогом Эль-Хаса, графом Осрайге Имхадом О’Нейлом, и Ирландской (ок. 8 тыс.), с лагерем в Лайгине и гран-баннеретом Герцогом Коннахтским, графом Мэйо Эдульфом де Бомонтом.
Тут очень кстати малым шотландским вассалам Капета объявил войну Герцог Галлоуэя – появилась надежда быстро ликвидировать французский плацдарм на острове и поскорее завершить войну. Британская и Ирландская армии были брошены на континент с севера, на поиски провинций королевского домена Франции. «Мавретанцы» высадились а юге, в Монпелье, и двинулись на Шароле – резиденцию короля Жиля.
Однако вскоре Совету пришлось-таки поднимать королевское воинство – один раз для отражения тулузского десанта в Галисии, другой – для более серьезного дела. 10-тысячный корпус под руководством самого короля Жиля высадился в Лотиане и просто-таки снес 2,5-тысячный отряд Герцога Галлоуэя. В Шотландию был выдвинут 5-тысячный нортумбрийский корпус, началась переброска 4-тысячного уладского воинства (вооруженного новейшими моргенштернами). Однако уладские фианы не успели переплыть Стратклайд, как в Лотиане, под стенами Эдинбурга, 23-27 сентября 1234 г. состоялась битва короля Жиля и маршала Ирландии Роджера О’Нейла. По загадочным причинам, нортумбрийцы, по всем военным техам уступавшие французам, наголову разгромили захватчиков. Пресловутое кельтское боевое неистовство, не иначе – вот как описывает, например, неистовство героя-берсерка Кухулина «Красная ветвь Улада»:
«Он напыжился и расширился, как раздутый пузырь; он стал подобен страшному зверю, и рост храброго бойца стал велик, как у фоморов; от его тела исходит нестерпимый жар, от лица исходит блеск, волосы его источают кровь, глаза перемещаются так, что один впадает внутрь, а другой вылезает наружу».
Чуть позже уладская дружина выбила еще одно, 4-тысячное, французское войско Герцога Анжу из Камбрии. После этого, еще пару недель ирландцы гоняли французов по диким шотландским горам и лугам. А гор и лугов в Шотландии много.
Тем временем, экспедиционные силы Ирландии захватывали доменные графства короля Жиля. Наконец, в марте 1235 г. король Жиль заключил с Герцогом Галлоуэя Годфри Савойским мир, признав права Герцога на два шотландских графства. Отныне война велась лишь между двумя королями. Регентский совет принял единогласное решение заключить мир статус-кво (увы, но у Коркка не было клеймов на французские графства, да и казна Жиля была пуста, так что война получилась для королевского двора бездоходная) и прекратить эту бессмысленную войну.
Как раз на март пришлось празднование совершеннолетия короля Коркка. К 16 годам он превратился в «справедливого набожного опрометчивого храбреца, придворного призрака» (2-9-16-11). Последним делом регентов стало устроение свадьбы Коркка с венгеркой Йожей фон Кобург, дочерью Герцога Мейсенского (3-9-12-7). Йожа оказалась плодовита – очень скоро она одарила короля тремя сыновьями с весьма приличными данными.
В 1238-39 гг. грянула скоротечная война – король Коркк решил присоединиться к войне союзной Англии против Уэльса. За пару месяцев ирландцы успели ухватить из-под носа англичан пару валлийских графств и замириться. Уэльс же вскоре прекратил свое существование.
16 января 1242 г. в Дублине впервые в Ирландии одомашнили свиней. 16 января – День Свиньи. Поскольку пиво пока еще не изобрели, чего-то к копченой свинине явно не хватало.
В 1243-44 гг. прошла еще одна «случайная» война. Вассал ирландской короны, Герцог Басры, решил округлить свои владения и объявил войну малым вассалам шведского короля Батора Барселонского на побережье Персидского залива. Коркк не мог оставить своего вассала и включился в конфликт. Из шотландских и ирландских вассалов были сформированы две армии по 5 тысяч и направлены в Швецию, военный потенциал которой был невысок. Пара небольших баталий, и война завершена, одно бывшее шведское графство в Шотландии переходит под руку ирландского вассала Дунгала О’Нейла, графа Росса; также новый хозяин появился в графстве Оппланд, в самой Скандинавии – у одного из куртье Коркка оказались претензии на графский титул. Иметь большой двор, однако, не только вредно, но и полезно!

Во все еще союзной Англии продолжалась смута, осложненная затяжной англо-датской войной. После таинственных событий при Лондонском дворе Гийом, наследный принц Английский, сошел с ума и умер, а короля Альдерика новый Папа Римский Годфри аль-Касим (бывший епископ Тель Башира, дальний родственник Ниаллей) отлучил от церкви. Держава Нормандского дома стала сыпаться подобно песочному замку. Весной 1244 Коркк ухватил еще один кусок – графство Гламорган в Южном Уэльсе, а в конце года присоединился к войне Альдерика с парой малых шотландских графств, захватив оба и отдав своим придворным с претензиями на титулы этих графств.
15 марта 1246 г. – большой день! Муаддам О’Нейл, Герцог Багдадский и граф шотландского Бьюкана, согласился стать вассалом Коркка, дав последнюю провинцию, которой не хватало для воссоздания Шотландского королевства. Отныне государство Ниаллей по праву именовалось Соединенными Королевствами Ирландии и Шотландии (хотя при Белфастском дворе Шотландию по-прежнему считали колонией и именовали древним названием «Альба»).
В феврале 1247 г. из-за границ обитаемого мира на Южный Урал третий раз пришла орда монголов, числом в 100 тысяч, во главе с нойоном Ухуной. Месяцем позже в земле туркменов появляется 80-тысячная орда ильхана Морохи Аббы. Хм.
Летом 1247-го ирландцы, пользуясь статусом «союзника Английского короля» захватили отпавшее от Альдерика Герцогство Ланкастерское с двумя графствами, а также графство Суррей. Венцом стало присоединение на Рождество того же года графства Гвент, четвертого из шести валлийских земель, после чего Коркк получил право притязания на титул Короля Уэльса, коим пока владел все более впадающий в убожество Альдерик Нормандский. Тогда же стала складываться административно-политическая система государства Ниаллей, состоявшего, как оно у ирландцев издавна водится, из пяти частей. Первая – Восточные территории, разбросанные графства на Ближнем Востоке, чаще всего – вассалы Герцогских домов. Вторая – африканские графства, входившие в Королевство Мавретания. Третья – испанские графства. Четвертая – Северные территории, графства Британии, Уэльса и Шотландии, а также графства других отдаленных земель Севера. Пятая – сама Ирландия.
В 1250-м трагедия Нормандского дома завершилась. Альдерик настолько восстановил против себя вассалов короны, что в Англии той поры не нашлось ни единого феодала, верного королю. Наконец, мятежный Герцог Бадахосский, нормандец Рожер Брюс со своими испанскими рыцарями взял Лондон и, собрав первый в Европе парламент, провозгласил себя королем Англии, используя то, что по линии отцовской бабки Аделинды его ветвь рода Брюсов восходила к королю Генриху II. Альдерик, сохранив титул короля Уэльса, бежал в Нортгемптон, где вскоре был застигнут отрядом бывшего своего самого верного вассала, Первого Пэра двора, валлийца Кадуаля ап Мериадока, Герцога Гвинедда. В присутствии папского нунция все еще отлученный 65-летний Альдерик отрекся от престола Уэльса. Воспользовавшись случаем, старик бежал из-под стражи и переправился на континент, найдя убежище на берегах Гаронны у Махи Савойской, вассала французской короны, Герцогини Арманьяк, вдовы его первенца Гийома Безумного. Его прямой наследник, Гуго, сын Гийома и Махи, довольствовался скромным титулом графа Арасенского и присягнул узурпатору Рожеру. Альдерик проклял внука и тот, пару лет спустя наследовав Арманьяк после смерти матери, Махи Савойской, изгнал деда. Полусумасшедшего старика приютила графиня Корнуолла Анна де Блуа, правнучка короля Пьера Молодого. Там, на пустынных торфяных болотах, где ночью безраздельно царствует древнее зло, подле руин Тинтагельского замка, закончил свои дни забытый всеми последний коронованный потомок Вильгельма Бастарда. Призрак его и поныне обитает в пустошах.
Пока же разыгрывалась эта средневековая драма, король Коркк, не желая упустить удачу, 16 мая 1250-го собрал в доменном графстве Гвент, что в Южном Уэльсе (самая нищая провинция домена, надо сказать) большой конвент валлийской знати и представителей церкви и объявил о воссоздании Королевства Уэльс, входящего в состав Соединенных Королевств, прибавив третью кельтскую корону дому Ниаллей. 16 мая – день Кельтского Триединства.
Опасным следствием экспансионистской политики Коркка Великого стало падение репутации Ирландского дома до «плохой». Выхода не было – поскольку отказываться от доменных провинций не хотелось, а все герцогские титулы (кроме пары про запас) были уже розданы, пришлось провозгласить «травоядную» доктрину внешней политики на ближайшее десятилетие.
В течение скучных 50-х некоторое разнообразие вносили разве что новые открытия.
Так, после того, как была открыта «романтическая поэзия», накануне самайна 1250-го года в Дублине была представлена первая ирландская поэма о несчастной любви – «Плач Дейрдре», приписываемая легендарному олламу (верховному филиду-сказителю) Федлимиду. Вот несколько строк из самого Плача:
- Любимая восточная земля,
О Альба, ты – волшебная страна!
Я б никогда тебя не увидала,
Когда б не Наоиз, избранник мой!
- Гленн-да-Руад! Отдать готова сердце
Тому из смертных, кто тобой владеет!
Как сладок ранний крик кукушки,
Звучащий над холмами Гленн-Руад!
- Прекрасен Драйген
И белые пески в его волнах;
Я ни за что бы не ушла с Востока,
Когда б не дорогой избранник мой.


Тогда же скрипторием монастыря Св. Патрика был выпущен сборник баллад-скелей «Книга Вещего Лосося». В монастыре Св. Ниниана в Эдинбурге, основанного Герцогом Годфри Галлоуэйским во исполнение обета за спасение на охоте от рогов разъяренного оленя, был создан первый кельтский хор. Инквизиция до Северных территорий Соединенных Королевств Ирландии, Шотландии и Уэльса еще не добралась, зато дублинские монахи, следуя общей традиции островного христианства, вовсю занимались критическим толкованием Библии.
Что же касается хозяйственного развития, к 1250-м практически все провинции Королевств знали использование бороны, вся Ирландия пахала железным плугом. Стеклянные изделия изготовляли почти во всех графствах, а в Корке и Бервике открылись даже портняжные мастерские. Везде на севере вовсю рыли шахты (кузницу, правда, соорудили только в Белфасте, в 1256-м), а в Ирландии научились строить ветряные мельницы. В Дублине при все том же монастыре Св. Патрика открылся собственно ирландский Монетный Двор, чеканивший деньги для Северных территорий. В Дублине и каледонском лоуленде купцы уже освоили использование аккредитивов, а также участвовали в общеевропейской торговле. Самыми отсталыми регионами оставались Уэльс, Коннахт в Ирландии и графства хайленда в Шотландии.
В 1255-м повзрослели сыновья короля, Нахтан и Конла, пора было их женить и думать о будущем. Нахтан (1-15-11-9) был старше брата на год и уже успел заработать репутацию «энергичного опрометчивого и скромного серого кардинала». В отрочестве, однако, король Коркк никогда не обнадеживал первенца относительно наследования престола – тогда данные сына были более скромны, и перспективным казался второй сын, Конла. Тот уродился способнее старшего брата, однако к совершеннолетию превратился в скромного пустозвона! Следовало подготовить наследника – тем более, что ветреным мартовским днем 1256-го король простыл и заболел. Нетривиальной задачей был поиск невесты для принца Нахтана – король решил во что бы то ни стало женить того на девушке с наивысочайшим показателем интриги из возможных.
Агенты ирландского двора колесили по всему Христианскому миру, выискивая самых беззастенчивых юных интриганок, но нигде не было такой, что устроила бы придирчивого Коркка. Наконец, из дальних северных пределов, владений некоего вольного рыцаря, графа Кексгольмского Эдфрида Монтгомери, вернулся гонец с донесением о 26-летней жестокой даме, магистре теологии Кордовского университета Эльфтрите Арманджани (8-9-17-13). Это было то, что надо. Причем, оказалось, что дед Эльфтриты был графом Фигвигским, что в пределах Мавретании, но когда ее отец, Леофрик, потерпел поражение в борьбе за титул со страшим братом, Эдредом, то вынужден был бежать с семьей в дальние пределы мира. В Кексгольм, убогий саксонский поселок, затерявшийся в глуши карельских лесов и озер, прибыло из Белфаста роскошное посольство и, поразив воображение девушки золотом, бриллиантами, дублинским стеклом и коркскими тканями, увезло новую принцессу в метрополию. Не желая искушать судьбу, король сразу же даровал Нахтану титул графа Десмуму и Герцога Фесского.
Принцу Конле супругу Тициану Нормандскую (8-13-17-9) нашли в герцогстве Прованс, что в малом королевстве Бургундия; король держал в уме младшего принца в качестве запасного варианта – на всякий случай.
В мае 1256 г. случилось важное событие в жизни Королевств – народ Нортумбрии, уже 40 лет пребывая под рукой дома Ниаллей (наместник короны дальновидно, во-первых, не строил в провинции церковных учреждений, а во-вторых, увеличил влияние горожан и рыцарей – все это влияет на шанс культурной конвертации), отринул чуждую саксонскую культуру и вернулся к кельтским корням. Нортумбрия – ирландская! Eire - anoir! Впечатленные успехами Королевств, летом 1258 года в вассалы попросились Герцог Гвинедда и пара шотландских графов. Фактически, Ирландия уже контролировала более половины острова Британия.
В ночь на новый 1259-й год государь Коркк скончался. После кончины он был немедленно канонизирован Церковью; его склеп в крипте монастыря Армы и сегодня привлекает массы паломников. На дверях начертано: «Справедливый набожный опрометчивый храбрец, святой король Коркк Великий, престиж=2223 пиети=1080».[Исправлено: Al Komnin, 06.12.2006 23:24]
retribution but with inclusion
SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »