SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы

Руководитель администрации президента (14)
7987 сообщений


Historia Hibernica-4   27.11.2006 15:00
Глава 4. Натиск на Восток (Cogadh air Eirigh).

Итак, уже к середине 1160-х гг. династией Нейлов была исполнена программа-минимум – объединение острова и создание жизнеспособного государства. Отныне речь шла о деятельной экспансии Ирландии во внешний мир, географически – на восток, поелику на западе кроме Атлантики ничего не было.
Самой желанной целью была Англия, ибо песни бардов о легендарных временах борьбы короля Артура с захватчиками-саксами все более вдохновляли молодое поколение ирландской военной знати. Как раз к 1160-м известность получило сочинение бретонца Гальфрида Монмутского, епископа Сен-Асафского, «История королей Британии» (написано ок. 1130-38 гг.) - первое классическое литературное произведение о догерманской истории Британии, деяниях Артура и Мерлина, христианизации острова и исходе кельтов в Бретань. Всякий фиан в Ирландии жаждал найти свою гору Бадон и полчища нечестивых саксов, ожидающих тотального истребления.
Но Англия была серьезным противником, как в силу чисто военных соображений, таки из-за политических осложнений конфликта с единоверцами. Посему Думналл решил вначале максимально отработать сарацинское направление, направив на Ближний Восток экспедиционные силы испанских и мавретанских вассалов короны. Как гласит известная мудрость, человек предполагает, но бог располагает – однако ж, если божественная воля споспешествует человеческому замыслу, то замысел сей, сталбыть, близок божественному промыслу. Только в Высоком совете Ирландии пошли речи о походах, сечах и сарацинской добыче, как король Германии араб-католик Муршид Франконский, горя желанием приобщить соплеменников к истинной вере, начал войну с Дамасским эмиратом. Поскольку Думналл находился в союзе с Муршидом, он решил воспользоваться случаем. 1 марта 1167 вассалам Испании и Мавретании были разосланы гонцы с требованием явиться «конно, людно и оружно»; местами сборов были определены Снассен для «мавретанцев» (гран-баннерет – Фохуд О’Нейл, Герцог Танжерский, около 4 тысяч воинов) и Дения для «испанцев» (гран-баннерет – наследник Тигернах, Герцог Ольстерский, свыше 5 тысяч). Так начался Великий поход ирландцев на Ближний Восток – вначале против Дамаска, потом против Арабского эмирата и разной прочей мелочи.
Участие в походе наследника Тигернаха имело довольно прозрачный смысл, отнюдь не касающийся военных способностей принца (практически отсутствующих, военный скилл=1). Увы, но к концу 1160-х Тигернах все менее походил на идеального наследника – характер его ухудшился, сыновьями он так и не обзавелся, наконец, заболел, и способности к управлению королевством еще более упали (1-3-5-7). Зато шестой сын Думналла, Гофрад, демонстрировал отличные способности (1-10-13-10). Медлить было нельзя, долгими зимними ночами Думналл все более явственно слышал вещие песни бан-ши (а старику уже минуло за сорок). В одночасье Гофрад сделался графом Голуэя, герцогом Наварры, Хомса, Мита и прочая, заняв второе место в линейке наследников короля. 8 апреля 1170 г. принц Тигернах погиб в битве за Кувейт, и вопрос о престолонаследии был исчерпан.
Тем временем, вдобавок к разбросанным владениям в Сирии и Ливане, побережье Персидского залива также стало ирландским.
«Воевать – так воевать» - решил Думналл, и летом 1177 г. объявил войну еще одному среднего размера сарацинскому эмирату – Эдессе. На сей раз, однако, дела пошли не настолько гладко. Подкрепления из Испании запаздывали, и ирландцы даже потеряли на пару лет провинцию Триполи, до того ненадолго вошедшую в королевский домен, ровно настолько, чтобы епископ успел обратить аборигенов в католичество.
В разгар войны, как водится, умер король Думналл I (25 апреля 1179 года). Учитывая его влиятельность в христианском мире (престиж=2676 пиети=1320), Римская курия немедленно канонизировала Думналла; сей день в Святках отмечается как День Св. Думналла, покровителя ирландских пилигримов, путешествующих в Святую землю. В склепе Ниаллей на могиле Думналла начертано «Честный набожный доверчивый жизнелюб, магистр теологии». В каком университете Думналл получил степень магистра так и осталось загадкой истории (правда, выбор небогат, на тот год во всем обозримом мире существовало лишь восемь университетов – католические в Неаполе и Мессине, смешанные в Кордове, Кайруане, Александрии и Каире, православный в Киеве и мусульманский в Багдаде; самым занятным был Александрийский – он сочетал традиции всех трех мировых религий).
Новым королем, как и ожидалось, стал Гофрад О’Нейл, граф Голуэя, Герцог Наваррский, «доверчивый жизнелюб и трус».
Интересна судьба прочих отпрысков Думналла. Старший, половец Тугор, прекрасно обосновался в Эль-Бьерсо, женился на девице из другой ветви О’Нейлов и родил маленьких кумана и куманку. Второй сын, Рехтабра, граф Росса, женился на родственнице из расплодившихся О’Нейлов, быстро сошел с ума в диких шотландских скалах и умер, оставив пару на диво смышленых сыновей, Триана и Бриана. Третий, Кернах, жил себе спокойно в Бервике, обзаведясь семьей и приобретя между делом герцогский титул. Четвертый, несостоявшийся наследник Тигернах, как известно, умер бездетным. Пятый, Айлилль, получил церковное воспитание и выморочное епископство Тир Оган. Жена его рано умерла, сыновей не было. И вдруг в 1180 г., после смерти Папы, епископ Айлилль О’Нейл становится новым Папой Римским! А спустя два года контролировать Папу стал… не кто иной, как вышеупомянутый братец Тугор, граф Эль-Бьерсо (право, выверты АИ иногда заставляют подозревать наличие у него чувства юмора!). Новый король Гофрад был шестым сыном Думналла Святого от королевы Озлем Шаруканской. Вторая жена Думналла, Доуса Фландрская, принесла лишь двух дочерей. А вот от третьей супруги, внучки итальянского короля Изабель Дункельд, плодовитый король получил седьмого сына, Лоэгайре, оставшегося без титула, восьмого сына Димме, графа Анти-Атласского, и девятого сына Дуннхада, также нетитулованного. Занятно, что после смерти Думналла несчастная Изабель так и прожила остаток жизни беременной.
Тяжелая война с Эдессой завершилась лишь в 1186 г., изрядно измотав и короля, и вассалов. Впервые ирландцы столкнулись с загадочным понятием «военная технология», которая у противника была настолько заметно выше, что вдвое меньшее число сарацин несколько раз обращало в бегство воинство отсталых христиан с дикого острова. Добро, однако, победило, ибо было его больше.
По итогам длительных сарацинских кампаний Ирландия приобрела к 1186-му году множество рассыпанных по Ближнему Востоку вассалов, самым сильным из которых был Архиепископ Хомсский, владевший землями Дейра, Друза, Сидона, Баальбека, Монреаля и Маана. Всего же на Востоке королевство располагало 29 землями, хоть и более развитыми, чем западные, но куда как дурнее управляемыми.
Известно, что где два ирландца – там эдак с пяток политических партий и десятка три террористических организаций. До сих пор почти столетие Ирландия жила в относительном благополучии, позабыв о естественных для нее гражданских конфликтах. Король Гофрад понял, что спокойное время кончилось, когда в Корк начали вереницей прибывать гонцы, сообщавшие, что тот или иной заморский вассал возмутился и отпал от королевства. Так, в конце 1180-х гг. в Ирландии началась Первая Смута.
Вассалы отпадали с такой удручающей частотой, что гонцы, сообщавшие об очередном сепаратисте, подстерегали короля Гофрада просто-таки повсюду, от ночного горшка в замковой «гардеробной» до исповедальной кабинки в церкви. Для некоторых вассалов отпадение от королевства стало чуть ли не еженедельной забавой. Герцоги Марракеша и Эр-Рифа отпадали и просились обратно настолько регулярно, что это уже стало скучно. Учитывая, что при каждом сообщении о мятеже королю приходилось выбирать между огромным падением престижа и шансом получить клеймо «мстительного», очень скоро Гофрад стал завзятым монте-кристо.
Вместе с тем, предотвращая неизбежное, Гофрад решил самостоятельно отказаться от владений на побережье Персидского залива, даровав графу Дамманскому Готье д’Анжу титул короля Басры. Те земли Ирландии в любом случае были не очень нужны, а поэкспериментировать хотелось. Также из-за предательств вассалов Ирландия лишилась Архиепископа Хомсского, ряда мелких владений в Испании, и, что как-то неприятнее, Герцогства Исландского (вскоре жалкое кастильско-исландское (герцоги, потомки Вермудо, сохраняли этничность) государство проиграло войну еще более жалкому епископу Шетландских островов). Настоящую свинью подложил королю родич Кунгалах О’Нейл, Герцог Манстерский, тоже надумав летом 1189 г. податься в сепаратисты. «Ну нет, я не дам этому поганцу разрушать мой остров!» - такими словами, по легенде, Гофрад предварил начало похода на Манстер. Конечно, мятежник был быстро усмирен, а его земли вошли в домен, однако вся эта история больно ударила по репутации короля.
Ужасным событием стал мятеж Раймунда Корнуолльского, Герцога Бретани. Союз братских народов рухнул в одночасье. Ирландия смолчала, но не забыла. Наконец, вассал Кунгалаха Манстерского, граф Лайгинский Оха О’Нейл, бежал под руку герцога Лейнстерского (все еще квартировавшего в норвежских фьордах). Остров опять оказался не един. Нет, гражданские войны просто невыносимы. Тот, кто помнит Китай 17-го века, понимает.
Однако намечавшаяся ирредентистская война с Лейнстером была отложена в силу весьма уважительных причин. Нет, со здоровьем Гофрада пока все было в порядке, зато в соседней Англии началась вторая гражданская война. Видимо, это действительно заразное сумасшествие.
Новый король Англии Жиль Нормандский не совладал с довольно сложной системой вассалов, доставшейся от его отца, Пьера Молодого. Престарелый, но не сильно опытный делах управления Жиль (папаша Пьер, хотя и взошел на трон ребенком, правил аж 35 лет, так что бедняга Жиль рисковал так и уйти в мир иной наследным принцем) предложил Гофраду военный союз. Конечно же, Ард-ри согласился – ведь теперь он получил полное право воевать отпадающих от Англии вассалов, а то и поглотить пару-другую. План завоевания Англии внезапно стал обретать реальное содержание.
Поначалу ирландский десант захватил мятежные графства Сомерсет и Бристоль, включив их в королевский домен.
«Пришел Король Ирландский,
стуча всем по рогам;
согнал он бедных саксов
к бристольским берегам…»
При этом если на графство Сомерсет Гофрад имел наследственные претензии (не иначе, как со времен артуровых), то за присвоение Бристоля пришлось заплатить престижем и репутацией. Наконец, в 1191-м Хальстен де Семур, Герцог Толедский, граф Нортумбрийский, один из сильнейших вассалов короля Жиля, присягнул на верность Гофраду. До лондонского двора стало доходить, что проще иметь Гофрада во врагах, чем в союзниках.
Коркский двор, однако, полагал, что уже пора сделать передышку и восстановить репутацию, опустившуюся до «запятнанной». В целом, подводя итоги 15 лет своего царствования, даже сам Гофрад согласился, что проект «Натиск на Восток» закончился не вполне тем, чем хотелось бы его инициатору, государю Думналлу Святому. Вместо компактной и внятно управляемой ирландской колонии на Востоке Королевство получило набор плохо связанных вассальных территорий с явными сепаратистскими тенденциями. По большому счету, главное достижение проекта – ликвидация нескольких сильных мусульманских стран и приращение Христианского Мира новыми территориями, предоставленными, впрочем, своей судьбе.
По мере сил уладив земные дела, 13 июня 1195 г. король Гофрад I умер на 45-м году жизни. В «Мартирологе Ниаллей», ведение которого как раз было начато по поводу смерти короля Гофрада в скриптории дублинского монастыря Св. Патрика, сказано о нем следующее: «Энергичный, скромный и набожный, доверчивый жизнелюб, но также мстительный опрометчивый трус; престиж=2627 пиети=367, 2-10-14-10».
retribution but with inclusion
SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »