SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы

Руководитель администрации президента (14)
7989 сообщений


Historia Hibernica-2   23.11.2006 20:27
Глава 2. Мавретанские пляски (1075-1122 годы).

Именно с удачного поглощения Голуэя (вообще-то, фингальское название; ирландское – Даль Кайсе) и началось возвышение Мита. Однако расширяться в пределах острова в ближайшие годы было невозможно, поскольку династических претензий на прочие ирландские графства у государя Конхобара не было. Выходом могла стать только экспансия в нехристианские страны – которые поближе и послабее. Такой страной был эмират Танжер, расположенный в стратегически важном месте, но при этом с армией чуть меньшей войска Мита. Проблемой был его союзник – богатый и сильный эмират Бадахос. Следовало выждать, пока он не увязнет в какой-либо серьезной войне, что и произошло в феврале 1075 г. – война Бадахоса с Севильей.
Набрав 1100 воинов, король-граф Конхобар перебросил их поближе к потенциальному театру военных действий, в Коимбру (общеизвестно, что перебрасывать войска сразу на территорию противника существенно дороже). 3 марта 1075 г. разномастный флот снёкков и куррахов отплыл из гавани Голуэя, 3 августа корабли бросили якорь в Коимбре. Уже оттуда была объявлена война Танжеру; занятый своей войной, Бадахос оставил союзника. Лишь 17 декабря ирландцы доплыли до Танжера и, не встретив войска сарацин, осадили город.
Ровно год спустя после отплытия из Голуэя Конхобар захватил Танжер, разгромив вспомогательные войска противника, тревожившие его набегами из Сеуты. Однако к тому времени полутысячный танжерский полк противника доплыл до Голуэя и осадил его. Рисковать было нельзя – Конхобар распустил войско, восстановив мобилизационный резерв на родине и тут же призвав его (телепортация рулит). Конхобар разгромил сарацин в Голуэе, уменьшив их отряд до двух сотен. Т.о., к 1 ноября 1076 г. Мит обладал армией в девять сотен и казной в минус 250 денариев. У противника оставалось два отряда по сотне воинов в каждом и крепость Сеута в горах. По опыту войны с Голуэем, Конхобар решил выждать немного, восстановив силы. Накопив восемь сотен воинов в земле Мит, он вновь доплыл до Танжера, разгромил остатки мусульман и осадил Сеуту. 3 декабря 1078 года война закончилась. Конхобар приобрел две арабские мусульманские провинции, ценность которых однако вызывала определенные вопросы.
Стране остро требовалось много-много лет передышки и финансового оздоровления. Также, поскольку Конхобар уже не мог сам эффективно управлять целыми четырьмя областями, а его сын Мэл-Сехланн Бан нуждался в получении титула, наследнику было выделено в самостоятельный феод графство Сеута. В августе 1084 г. Конхобар умер в возрасте 68 лет, на могиле выбили эпитафию «Ревностный священнослужитель, Подозрительный, престиж =217, благочестие=224».
Мэл-Сехланн Бан стал королем-графом Мита, Голуэя, Танжера и Сеуты в возрасте 41 года. Главной задачей его политике было не столько приращение новых земель, сколько получение нормального герцогского титула. Захваченные отцом сарацинские земли уже позволяли стать герцогом Танжерским, но для этого надо было погасить долги в 300 монет и накопить еще сотню денариев. В Ирландии таких денег не было ни у одного феодала, а заморские экспедиции не окупили бы затрат. Пришлось ждать у моря погоды, занимаясь династическими интригами. Так, удалось женить старшего сына короля Мэл-Сехланна, принца Бриана, на старшей дочери герцога галисийского Гарсия Хименес. Сыновей у пожилого галисийца не было, и Флахбертах (чье имя означало «Величественный и Богатый»), сын Бриана и внук Мэл-Сехланна, очень скоро стал герцогом Галисии, двухпровинчатого герцогства без вассалов.
Войны. Войны всегда начинаются внезапно. Особенно – религиозные. Особенно – против своих сородичей, которые несуразною волею Церкви превращаются вдруг в изгоев. Юный граф Улада и Тир Огана, 10 лет отроду, по невесть какой причине оказался отлучен от Церкви, и всякий феодал мог без особого ущерба для своего престижа предъявить претензии на его земли. Конечно, государь Мита воспользовался случаем, благо что искомые две провинции давали ему возможность стать герцогом Улада (Ольстера), что куда ценнее, чем сомнительный титул герцога Танжерского. 27 ноября 1092 г. дом Нейлов пополнился двумя провинциями в Уладе. Негативным последствием расширения стало падение эффективности управления и репутационные издержки, но отдавать провинции наследнику также было слишком рискованно – претензии на владения Мита были у многих, и лишь сильное графство могло выжить.
12 марта 1098 г. граф Мэл-Сехланн Бан стал герцогом Ольстерским, немедленно отдав две самые бедные провинции, Голуэй и Тир Оган, сыновьям Бриану и Кахалю. Однако вскоре герцог понял, что совершил ошибку. Старший сын, Бриан, признанный наследник, был противоречивой личностью – эгоист, капризный деспот, коварный гордец, да еще и бесхитростный кукловод. Хотя женат он был на достойной даме, астурийской принцессе Дульсе, происходившей из Леонского королевского дома Хименесов, все полагали, что это не лучший вариант для страны, и его следовало бы придушить в колыбели, а не возводить в графское достоинство. Сам герцог хотел уже насильно отправить Бриана пастись на лугах Эмайн Аблах (он же «Яблоневое место», он же - Авалон) и отдать корону своему внуку Флахбертаху, 10-летнему сыну Бриана, герцогу Галисии. Но Галисия воевала с марокканцами, и судьба ее была под большим вопросом. Убив Бриана, герцог рисковал потерять Голуэй, который отошел бы наследнику Бриана, Флахбертаху, и мог быть завоеван сарацинами. Решение вопроса отложили до тех пор, пока не станет ясна участь Галисии. Бриан же, как гласит предание, беспечно проводил время на охоте, вместе со своей фианской дружиной, не ведая о тучах над головой. К слову сказать, болезненный брат его Кахаль умер в 1110-м, вернув выморочный Тир Оган в герцогский домен.
Итог был очевиден – к началу 1100 года юный Флахбертах лишился всех своих владений, захваченных Аль-Мурабитидами, и на корабле баскских пиратов бежал из Галисии к деду в Улад, повторив путь мифических ирландских перволюдей – сыновей Миля Испанского. Ко всем несчастьям неблагодарная Римская курия, к которой ирландская церковь со времен Св. Патрика относилась с подозрением, еще и отлучила ребенка от церкви, так что герцог-изгнанник выпал из очереди наследников. От всех этих огорчений Мэл-Сехланн Бан умер на 59-м году жизни, 26 июня 1101 г. В родовом склепе Нейлов в обители Арма о нем написано так: «Милосердный доверчивый аскет, Закаленный вояка, престиж=377, пиети=298». После смерти он был канонизирован как Св. Бан, покровитель троллей и флудеров.
Итак, вторым герцогом Ольстера стал 32-летний Бриан О’Нейл, сын Мэл Сехланна, сына Конхобара (забавно, но звучание его имени действительно близко к гэльскому bréan «мерзкий», «вонючий»). Вот как повествует о его первых годах правления «Сказание о гейсах в Ирландии»:
«Король Бриан был мерзкий король. Святой отшельник Лоэгайре из Келл Дара пришел к нему и наложил четыре гейса. Первый был – чтобы в его правление ни одного человека в Мите не убили разбойники. Второй – завоевать одну страну у сарацин. Третий – построить дорогу, что пересекла бы Ирландию из конца в конец. Четвертый – восстановить Ирландское Верховное Королевство.
Тогда в Ирландии было много разбойников, и дороги были опасны. Король Бриан начал с того, что построил в каждой своей земле суды и впервые в Ирландии люди узнали, что есть закон. После он отплыл с войском в Испанию и там завоевал страну Алькасер, что возле Лиссабона. Наконец, он проложил дорогу от Голуэя до Улада, что сохранилась и поныне как «брианова дорога». Так Бриан исполнил три гейса, а вскоре стал и Верховным Королем».
В недавней дискуссионной работе «Окаянный государь Бриан Мерзкий: почему врут учебники» писатель Андрей Б’ал-Абуха опроверг устоявшуюся точку зрения на Бриана, назвав его великим строителем, законодателем и полководцем. Однако народ всегда прав, и поэтому первого Верховного короля Ирландии исторического периода традиция именует не иначе как Бриан Мерзкий.
К 1108 г. карта Европы была такова. После непрерывной войны король Англии Роберт Нормандский завоевал чуть ли не половину Северной Франции и продолжал войну, обладая также анклавом в Барселоне. Франция съежилась до двух центров – Фландрии и земель южнее Луары. Германия оставалась крупнейшим христианским государством, включив Чехию и заполучив земли в Киренаике. На севере вяло развивались Швеция, Дания и Норвегия, уступив Исландию саамскому языческому десанту. Дом Отвилей создал королевство Неаполь, Римская Курия же ограничивалась двумя провинциями. Испанские христиане были выдавлены маврами, в Египте и Леванте сохранилась Кастилия. Одно время кастильцы даже возглавили Первый Крестовый поход и захватили Иерусалим, но спустя десяток лет потеряли его. Пиренейский север завоевали марроканцы, к югу от Тахо сосуществовали эмираты Бадахоса, Мальорки, Гранады и Севильи. Северная Африка, от ирландского Танжера до германской Киренаики была мусульманской, сохраняя статус-кво последнего столетия. В Восточной Европе доминировали Хорватия, Польша и Венгрия, Киевское, Переяславское и Ростовское княжества. Сельджуки отобрали у Византии Малую Азию и сам Константинополь, двор василевса бежал в Фессалоники. Ближний Восток был раздроблен между несколькими крупными эмиратами, в Египте шли арьегардные бои кастильских осколков Первого Крестового.
Итак, Христианский Мир был слаб и разделен. Лишь малыми шагами Ирландия могла идти в сторону торжества веры. Все войско Нейлов, две тысячи, равнялось войску единственного однопровинчатого арабского Лиссабона. В 1108-1111 гг. войска Бриана вели войны с малыми сарацинскими шейхами на западном побережье Пиренеев, поглощая их одно за другим. Как пишет неизвестный севильский автор того времени: «Как волки, кружили христиане вокруг испанцев, безжалостно пожирая всякого барана, посмевшего отпасть от стада Пророка». Принципиальные условия этой опасной политики:
- нападать только на страны с войском менее тысячи человек;
- не строить ничего в приобретенных землях, все получаемые ресурсы вкладывать в развитие столичной области Улада;
- отдать самые нищие ирландские земли наследнику;
- отдать самые нищие арабские земли сыновьям (не наследнику), чтобы престиж не падал, в случае опасности – бросать на произвол судьбы.
Именно такой и была политика ирландских крестоносцев в Испании в 1108-14 гг. – «бей-беги». На лузитанской окраине были приобретены земли Алькасера, Силвеша и Эворы, принадлежавшие одиноким шейхам. Однако стоило лишь Бриану отдать нищие провинции Силвеша и Эворы своим старшим сыновьям Флахбертаху и Кенн-Феладу, как на них тут же напал сильное Лиссабонское шейхство, противостоять коему ирландцы не могли.
Новообретенные земли с плачем и скрежетом зубовным отдали сарацину. К счастью, шейх Лиссабонский оказался стариком с многочисленными мужскими потомками, коих он немедля одаривал захваченными землями. Сыновья становились самостоятельными государями, тут же получая вдовесок к независимости войну с Брианом Ольстерским, которая велась местными силами из Танжера. Прошло 3 года. Тактика «бей-беги» принесла Бриану провинции Браганса, Коимбра и Дения. Однако долго так продолжаться не могло – ирландскими аванпостами рано или поздно заинтересовались бы мусульманские гранды Запада. И тут, к счастью, Папа объявил новый Крестовый поход, целью которого стал Толедо, занятый самым опасным противником – марокканцами Аль-Мурабитидами, поглотившими весь испанский север.
В 1115 г. на берберов набросились Шотландия, Англия и Германия, развязав Второй Крестовый поход. Бриан уже был готов присоединиться к избиению мавров, но тут сами ирландцы решили, что пора поразмяться, и начали веселую заварушку.
Злопамятный Гофрад О’Коннор, герцог Коннахта, сын Руадри, коего еще дедушка Конхобар О’Нейл изгнал из Голуэя, решил вернуть вотчину и в союзе с Манстером напал на графа Голуэйского, Мел-Дуина О’Нейла (сына злосчастного первенца Бриана, Флахбертаха, и астурийской герцогини), вассала, внука и наследника герцога нашего Бриана. На стороне Ольстера выступил связанный союзом герцог Лейнстерский, Дуннхад И Мира. Война носила переменный характер до прибытия полков из сарацинских владений Уи Ниаллей, однако из игры удалось вывести ее зачинщика, Гофрада О’Коннора, и сосредоточиться на Нахтане О’Бриане, герцоге Манстерском. Были захвачены три муму-графства Манстера – Десмуму, Урмуму и Туадмуму.
Учитывая, что второй женой Бриана (первая, Дульса, умерла в 1116-м) еще до этой несчастной для Манстера войны имела честь состоять старшая дочь герцога Нахтана, Дербал О’Бриан, верным монахам из Армы не составило труда на скорую руку обосновать претензии Ниаллей на манстерские земли, что, правда, стоило Бриану почти всего наработанного до того престижа. Манстерское герцогство перестало существовать, став частью Дома Уи Ниаллей.
Казалось, Бриан уже в двух шагах от исполнения четвертого гейса – однако для получения титула ард-ри, Верховного короля Ирландии, требовалось еще не менее двух провинций. Жертвой должны были стать либо недобитый Коннахт, либо, увы, верный союзник Лейнстер. Между делом, Бриан решил давно назревшую проблему Исландии, захваченной у норманнов саамским десантом. К 1119 г. после операции «Исландская карта» на острове уже сидели графами младшие сыновья Бриана – эрин Махгаман и кастилец Вермудо.
Помощь пришла откуда не ждали, причем в такой форме, что сперва даже самый завзятый оптимист не нашел бы в том ничего хорошего. В 1120 г. старенький шейх Лиссабона утомился соседством с шумными ирландцами (устная традиция приписывает ему крылатую фразу «Пусть лучше поют мечи и стрелы, только уже не волынки, пожалуйста!») и объявил войну Ольстеру. К счастью (Бриан еще не понимал, насколько большому счастью) в войну вновь вступил союзный Лейнстер. Пока 3-тысячная орда лиссабонцев покоряла нищие земли Эворы и Силвеша, армия Ниаллей собиралась в две группы – одна, в 1,5 тысячи в Танжере, другая – такая же, в Мите. Опять же, к СЧАСТЬЮ, армия сарацин после захвата двух графств отплыла в Ирландию, пренебрегая богатыми Танжером и Денией. Памятуя об обычае Лиссабонца выделять захваченные земли сыновьям, Бриан решил как можно скорее замириться с сарацином, а затем вернуть свои владения локальными войнами с сыновьями Лиссабонца. Затея удалась, но война Лиссабона с Лейнстером продолжилась.
Лиссабонский шейх прибыл в Ирландию с экспедиционным корпусом и начал методично захватывать лейнстерские земли, тут же выделяя их в самостоятельные шейхства, которым Бриан по старой методе «бей-беги» объявлял войны и поглощал на считанные недели. Так Лиссабонец подарил Ольстеру недостающие для титула Верховного короля земли – лейнстерские графства Осрайге и Лайген. Тем временем, армия самого Лейнстера успешно доплыла до Лиссабона и захватила его. Вторжение сарацин на Изумрудный остров окончилось, в общем, фарсом. На острове у Уи Ниаллей оставалось два конкурента - Лейнстерский герцог, который располагал по итогам войны вассалами в Лиссабоне, Дублине и на острове Мэн (столица же его расположилась в Норвегии, Треннелаге, - дубгалы из Дублина приплыли и покорили обитель предков-викингов), и герцог Коннахта с тремя северо-западными графствами Тир Коннал, Слайго и Мэйо.
Итак, теперь герцог Ольстера Бриан О’Нейл мог стать королем Ирландии, и камень Фаль попискивал, когда герцог проверял, работают ли древние святыни. Оставалась лишь формальность – накопить 250 маленьких смешных блестящих кружочков для устроения торжественного пира.
И – 2 августа 1122 года в возрасте 53 лет Бриан Мерзкий О’Нейл был провозглашен Ард-Ри, Верховным королем Ирландии. Мнение камня Фаль, рев восторженной толпы и специальная папская булла прилагались. С тех пор эта дата отмечается как День Королевства.
retribution but with inclusion
SnowForum » After Action Reports » Historia Hibernica »