SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 12 (1300-1306)   11.09.2006 08:15
Глава 12

(Ну вот я и в хопре то есть в 14 веке)

В день, когда до столицы дошло известие о смерти наследника престола, я слег. Лихорадка не отпускала меня несколько месяцев. Многие думали, что мне уже не оправиться. Я же совсем ничего не думал, ибо пребывал по большей части в полубессознательном состоянии.
К новому году лихорадка начала отпускать. И первая рожа, попавшаяся мне на глаза принадлежала, елки-палки, Чике, королевскому шуту.
- А, очухался, - поприветствовал он меня. – Я уж думал все, плащ мой. Подвел ты меня… сеньор.
- Я его тебе и так отдам, только скройся с глаз моих.
- Э, не могу: приказ королевы. Ее величество приказала находиться неотлучно при неизвестном лице и извещать ее о состоянии оного.
- Кого?
- Лица, конечно.
- Что, правда? Сама королева? Гийельма?
- Хм, конечно, Гийельма. Кто же еще? У нас, поди, уже вторая королева Гийельма. Видать, у короля какая-то особая тяга к этому имени. Или это у него от глупости. Чтобы не путаться. Представляешь, как второй королеве было бы обидно в постели, если б король по забывчивости назвал ее именем первой жены? А так – и проблем нет. Хм, надо будет взять на вооружение.
- Ну, ну, - прервал я болтовню шута, - а сама-то она сюда приходила.
- Ей что, делать что ли больше нечего? Еще заразится.
- Ну и гад же ты.
- Еще какой. Но другой бы не согласился выносить за тобой, кормить с ложечки и изредка переворачивать, чтобы язвы не образовывались.
Признаться, я почувствовал благодарность к этому недоразумению рода человеческого, но выказывать ее посчитал ниже своего достоинства. Как все-таки иногда мы бываем спесивы и плюем на самое достойное и окружающего нас.
- Я что-нибудь пропустил, пока болел?
- Не то чтобы что-то интересное, но кое-что да. В самый новый год «доброжелатели» надоумили короля заявить свои претензии на графство Фуа. Встал вопрос, кому идти в поход. Маршал Гуг все отнекивался: дескать, не могу, у меня человек заболел.
- Погоди, а он ко мне заходил?
- И не подумал даже. Он вообще редко думает. Да и зачем, коли жена есть? Так вот король и отправил в поход герцога Пере.
- И как? – профессиональный интерес заставил меня даже приподняться.
- А как обычно. Ворвались в графство, разогнали тамошнее ополчение, осадили город, занялись грабежами, изнасиловали все, что шевелится. Нормальная война.
- Фуа-то взяли?
- Да что ты, до сих пор там стоят.
- Мне надо идти к маршалу.
- Ну попробуй, - усмехнулся Чика.
Это действительно оказалось труднее, чем я ожидал. За полгода болезни я так ослаб, что ноги буквально подгибались, не желая слушаться. Пришлось остаться на время в постели. Чика продолжал ухаживать за мной. Иногда приносил записки от Гийельмы… то есть от ее величества. Она интересовалась моим состоянием и желала скорейшего и окончательного выздоровления.
Без моего догляда дела военные шли наперекосяк. Хотя герцог Пере и смог наконец овладеть Фуа, маршал Гуг так закрутился, что с непривычки даже заболел. Как сообщил мне Чика, и в этой болезни донна Санча умудрилась обвинить меня. Мол, валяется на постели, перевалил дела на 70-летнего маршала… Как будто это и без того не его обязанности. «Доброжелатели», елки-палки, как их называл Чика, поясняя: «это те, кто добра себе нажить побольше желает».

***
К июлю 1300 года я окончательно встал на ноги. И даже смог присутствовать на церемонии бракосочетания принцессы Валенсии и некоего Сунифреда Наджиба. Ага, это я тогда так думал, «некоего», теперь-то он для меня отнюдь не «некий», а вполне определенный.
- Вот ты кстати выздоровел, - обрадовался и дон Гуг. – Я же едва не рехнулся. Кем только не пытался заменить тебя, ни один больше месяца не выдерживает. Давай, давай, берись за дела. Ты человек холостой, можешь даже ночевать в казарме. Дел, брат, невпроворот.
Дел действительно было невпроворот. Маршал Гуг, незадачливый управленец, так распустил даже гвардию, что мама, ой-ой-ой. Засучив рукава и расквасив пару носов, я начал восстанавливать дисциплину. И кстати. Уже 30 августа пришло известие о бунте крестьян в Вальядолиде. А все эта гнида, управляющий Миро де Луна. ведь говорили же королю, что он нечист на руку… Хотя нашли кому говорить. Имею серьезное подозрение, что ситуация специально накалялась ради очередной придворной интриги. Чтобы свалить неугодного управляющего, донна Санча готова была пожертвовать парой-тройкой поместий вальядолидских дворян.
Хотя мне и удалось подавить восстание в двухнедельный срок, но причиненного ущерба (раздутого в докладе канцлера) все же хватило для отставки управляющего. на его место была возведена очередная креатура донны Санчи – Гийельма (да, да, опять Гийельма) де ла Вега. 30-летняя Гийельма, если верить злым языкам, служила прекрасной заменой королеве во время ее беременности. Так что его величеству даже не пришлось напрягать свою память и зубрить еще одно имя своей пассии. И дабы у вас не оставалось сомнения в действующих лицах этой интриги, скажу, что спустя всего три месяца тайный советник Рамон получил награду в 752 реала. Не иначе, как новая управляющая отблагодарила его за покровительство.
Таким образом, партия донны Санчи достигла небывалого могущества. Эта троица (Санча-Рамон-Гийельма) скупала и продавала всех и вся. Сам король не решался отменять любых их распоряжений. Так в 1302 году, желая заручиться расположением наследника испанской короны, герцога Альфонса Палестинского, ими был инициирован поход на графство Яффу. В результате похода и само графство и граф Людовик де Лузиньян достались Альфонсу. Сколько он им заплатил за это решение короля, я не знаю, поскольку был занят в то время совсем другими вопросами.

***
И можно было меня понять. В 1302 году мне стукнуло 60 лет, и оставаться Неизвестным на побегушках у маршала было уж совсем невмочь. И тут подворачивается случай: состояние больного 72-летнего маршала Гуга стремительно ухудшается. Появляются тяжелый кашель и хрип. Как говорится, «до конца всего осталось несколько минут». Своими перспективами я делился с Чикой, так и не отлипшим от меня после моей лихорадки:
- Теперь или никогда! Чика, ты понимаешь, это – шанс. Шанс хоть чего-то достичь в жизни. Стать хотя бы маршалом, известным, обрести свое лицо, перестать быть темным силуэтом на фоне блестящих грандов.
- И как ты собираешься этого достичь, дурачок?
- У меня есть только одна возможность…
- …и ее зовут королева Гийельма?
- Да.
- Я же говорю - дурачок. Станет король слушать свою беременную и надоевшую жену, когда рядом находится управляющая, которую за ниточки дергают канцлер и тайный советник. Ты, старик, отстал от жизни.
Я действительно отстал от этой жизни. Во времена моей молодости не приходилось учитывать таких сложных придворных построений. Все было просто – либо просьба удовлетворена, либо… ровные и красивые ряды. Это было понятно. Но прогибаться под всяких там … унижающих положение и достоинство МОЕЙ королевы я не мог и испросил аудиенции у короля, предварительно отослав записку ее величеству. Шут, конечно, также просочился в залу, «посмотреть, как тебя, старого дурака, выволокут оттуда за шкирку».

Злоба моя на короля Матеу давно уже прошла. И даже не прошла, а уступила место чувству вины, вины за то самое брошенное в сердцах проклятие. Проклятие, осуществившееся таким страшным образом. Да, у его величества не оставалось потомка мужского пола, и я с ужасом ждал, не родит ли королева Гийельма, моя Гийельма мальчика. Я был абсолютно уверен в его скором конце. И сама мысль, что мое проклятие могло послужить причиной горя МОЕЙ королевы, уничтожала меня заранее. Но, благодарение Богу, Гийельма рожала только девочек… пока.
Король внимательно выслушал меня, почмокал губами и беспомощно посмотрел на своих советников. Однако прежде, чем хоть один из них успел квакнуть, начала говорить Гийельма:
- Мне кажется, что сей рыцарь давно уже заслужил самой высокой награды. Так пусть же должность маршала станет достойным венцом его карьеры.
Король замялся, управляющая аж поперхнулась, и я отчетливо услышал шепот дона Рамона: «Только через мой труп».
- Хе-хе, - прыснул в кулак Чика, - как пожелаете, сеньор тайный советник, как пожелаете.
Первой из всей этой камарильи опомнилась донна Санча:
- Ваше величество, во-первых, мой муж еще не умер. Во-вторых, при дворе есть и более знатные сеньоры, гранды королевства. Было бы несправедливостью обойти их назначением.
Чика опять встрял:
- Вы, ваше величество, подумайте (хи-хи), что важнее для маршала: умение владеть мечом или кубком с вином? Если второе, то, безусловно, наш проситель недостоин быть маршалом, ибо дал обет не пить. Тогда лучше всех подойдет ваш зять, Сунифред Наджиб.
Уже потом, у меня дома, Чика сокрушался:
- Ну и дурак же я, еще похлеще короля. Как же я мог не учесть, что он не может отличить сарказма. Да он вообще думает, что сарказм – это такая срамная болезнь. Тьфу! И дернул же меня черт заикнуться про зятя королевского. А тут еще эта мегера, донна Санча, так и вцепилась в идею. Ну и додавила брата. Не знаю, простишь ли ты меня.
А я смотрел на него и не знал, то ли прибить его прямо тут, либо пожалеть.
- Да ладно тебе, Чика. Эта компания ни за что не дела бы мне хода. Так что же с тебя взять… с дурака?
Да, несмотря на протекцию королевы, должность маршал была обещана не мне, а 19-летнему Сунифреду Наджибу. Перспектива служить под началом какого-то сосунка, пусть он будет хоть трижды королевским зятем, убивала меня наповал. Как следствие, я опять разхворался.

***
Пока я болел, при дворе произошли некоторые события, повлиявшие на расстановку сил. Хм, слово «некоторые» я употребил неспроста. Дело в том, что до сих пор меня мучают сомнения относительно… Впрочем, как всегда, лучше по порядку.
В самом начале 1303 года скончался маршал Гуг. Тут же безо всяких эксцессов должность перешла к королевскому зятю Сунифреду Наджибу. Я виться к нему с представлением не мог по причине болезни. Это обстоятельство и послужило первым звеном в цепи последовавших событий. Обо всем (или почти обо всем) я узнавал от уха жевавшего за мной Чики. Кстати говоря, он стал относиться ко мне много уважительнее.
- Знаете, сеньор, а новый маршал-то сердится.
- А с чего бы это?
- Ну как же, он занял пост, а дел-то принять не у кого. Во-первых, дон Гуг сам нифига не смыслил в своей службе, во-вторых, человек, который смыслил, и не думает к нему являться на доклад.
- Во-первых, я болен. Во-вторых, мне уже шестьдесят. Сам бы мог ко мне зайти, чай ноги-то не отвалятся.
- Не отвалятся, само собой, - соглашался Чика. – Только одна беда: к маршалу заходил дон Рамон, - шут многозначительно умолк.
- Ну и?
- Хм, хорошо, что принцесса Валенсия, маршальская супруга, мне благоволит. Кое о чем я узнал от нее. Дон Рамон наговорил маршалу про вас Бог весть чего. Что и замышляете вы на него, что и наговаривали на него королю, что и симулируете.
- А он?
- А что он, известное дело – молод, горяч. Я, говорит, велю пропустить его сквозь строй. И шпоры велю сшибить на навозной куче.
- Вот ведь Рамонка, паскуда гнилая, …, …, …!
- Успокойтесь, сеньор, вам волноваться вредно.
- Чтоб он сдох, гнида казематная! Чтоб сдох! Чтоб сдох!
Кое как сумел успокоить меня Чика. А на следующий день я узнал, что той же ночью в своей постели скончался (сдох!) тайный советник короля дон Рамон. Ужасу моему не было пределов. Сначала королевская семья, теперь тайный советник! Может, мне было бы лучше вообще никогда рта не раскрывать, коль скоро мои проклятия так страшно падают на людей. С другой стороны смерть рамона пошла на пользу моему положению. Король Матеу назначил на пост тайного советника свою дочь Валенсию, ту самую, чьим расположением пользовался Чика. Он замолвил за меня словечко, она сказала мужу, и тучи над моей головой рассеялись. Оправившись от болезни, я смог вернуться к исполнению своих обязанностей.
А заняться было чем. Вся эта золотая молодежь, навалившая в армию с новым маршалом, в корне подорвала дисциплину. Доходило до смешного. Например, во время смотра личной гвардии короля рыцари явились в облегченных доспехах, с завитыми локонами волос, да еще и лошади их были украшены бантами. Я чуть не разрыдался при виде этого «войска». Хохотал лишь Чика, утверждавший, что теперь точно все враги разбегутся, лишь учуяв запах благовоний, что обильно выливали на себя эти «бойцы».
- Ха-ха-ха, враг решит, что это из-под кобыльих хвостов так разит. То-то поломает супостат голову, чем это мы таким лошадей кормим.
Там же, на смотре, произошло еще одно событие все из той же цепи. Проезжая на коне мимо управляющей Гийельмы де ла Веги, я рассеянно бросил на нее взгляд. Не знаю, что такого было в нем, но эта дура вдруг побледнела и упала в обморок. Только потом Чика смеясь пояснил мне:
- Не сердитесь, сеньор, но я не удержался и намекнул ей насчет вашего пожелания покойному дону Рамону сдохнуть. Честное слово, никогда в жизни я не видел столь суеверного человека, как наша управляющая. Теперь, испытав такой стресс, она тысячу раз подумает, прежде чем навредить вам.
Признаюсь, я едва не пришиб шута, но что возьмешь с дурака, да еще желающего тебе добра?
Вскоре оказалось, что я вовремя занялся восстановлением дисциплины в полках. Неутомимая донна Санча, насоветовала царственному брату заявить свои претензии на графство Прованс. И тут же последовал приказ короля выступать в поход. Ни провести разведку, ни разузнать численность и состав войск противника, ни хоть чуть-чуть мозгами раскинуть. Тьфу, вояки! Но делать нечего. И пришлось мне, покряхтывая взбираться на корабль (путь в Прованс лежал по морю).
Мама родная, как я не умер от смеха при виде свешивающихся за борт (дабы облегчить желудок) расфранченных рыцарей, даже и не знаю. Уже через два дня пути в этих измученных сопляках было невозможно узнать столичных щеголей. Их предводитель, молодой маршал Сунифред, вдоволь насмотревшись на свою свиту, от огорчения впал в состояние стресса, доверив «все дела вам, дорогой мой друг». Ха, как будто до этого делами занимался кто-то другой. Кому же ими было заниматься, если кроме меня, все дворяне облепили борта несчастной посудины, пугая рыб видом и запахом своей бл… то есть не переваренной пищи.
Ладно. Худо-бедно а до Прованса мы добрались. Армия герцога Абелино, встречавшая нас отнюдь не цветами, была обращена вспять едва ли не одним запахом моего запаршивевшего воинства, спускавшегося на берег. Я вам скажу, смесь благовоний и всяческого дерьма, особенно если ветер дует куда надо, лучший способ заранее побить неприятеля. Надо бы это запомнить, может, когда в будущем пригодится.
Город сдался 19 февраля 1305 года. Тут же отпраздновали создание герцогства Арманьяк и мир с герцогом Абелино. Пришла пора возвращаться домой. При одной мысли о путешествии по морю у моих храбрых воинов затряслись поджилки. Слава Богу король разрешил возвращаться домой, кому как приспичит. Заметка на полях рукописи неизвестной рукой: «Теперь понятно, почему средневековые европейцы не открыли Америку раньше».

***
Дома меня встретили сразу несколько известий. Во-первых, управляющая Гийельма решила-таки от греха подальше (и от моего взгляда) уйти от двора. Новым управляющим стал сын и внук прежних управляющих из семейства де Луна, Бернат. Партия Санчи-Рамона-Гийельмы распалась окончательно, лишившись двух третей своего состава. Честно говоря, они потерпели бы поражение в любом случае. Так как лишились главного стимула своей деятельности – обхаживания наследника испанской короны Альфонса Палестинского. Ибо 8 сентября 1306 года королева Гийельма (МОЯ Гийельма) после четырех дочерей родила королю сына. Принца назвали Видалем.
На волне всеобщей радости и моя совесть слегка поулеглась. Нет, не мог Бог больше наказывать меня за мои необдуманные слова. Да и наказывал ли он меня раньше? Может быть, смерть двух предыдущих наследников была Им направлена на лучшее будущее Испании? Как тогда хотелось в это верить. Теперь же я могу сказать только: на будущее? да! на лучшее? не знаю.

Даты, события, люди

1 января 1300 г 63 герцога-вассала, 7 графов, 18 королевских титулов = 23,3 престижа в месяц. 57600 монет в казне, 488 тысяч войска.
Претензии на Фуа (1297 престижа)
1300 г Война и захват Фуа.
1302 г Война и захват-2 Яффы.
И, Господи ты Боже мой, еще 150 лет впереди. Не дай мне рехнуться раньше времени, впасть в депрессию или подхватить кишечных паразитов. Ведь еще писать, писать и писать, как завещал нам покойный инок Антоний.
1304-1305 гг Претензии на графство Прованс (1410 престижа из 1791). Война и захват-3.
8 сентября 1306 г У короля родился сын Видаль, новый наследник престола.
SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »