SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 9 (1285-1289)   30.08.2006 08:43
Часть 2. Я и король Матеу

Глава 9

27 февраля 1285 года на престол Испании взошел восьмой король династии Хименесов Матеу. «Наш добрый и милосердный пустозвон», как за глаза называли его придворные. О покойниках не принято говорить плохо, но справедливости ради я должен отметить, что 36-летний король Матеу, кроме своей врожденной доброты, отличался еще и редкостной глупостью. Сложить в уме два двухзначных числа казалось ему неприподъемной задачей. Отцовской твердости ему также не доставало. Наступала наша эпоха, эпоха придворных. Именно с заменой короля Берната на это, с позволения сказать, недоразумение твердая воля государя уступила место придворным интригам. Судьба королевства переходила из одних рук в другие, никак не попадая в те, которым она предназначалась Богом. Грустно всё это.
Тогда мне уверенно шел уже 43-й год. Не мальчик уже. Но и не полноценный человек. Ибо, несмотря на мою верную службу престолу, я так и не обзавелся ни титулом, ни землями, ни просто каким-нибудь домом. Как следствие, не нашлось ни одной, извините, дуры, которая решилась бы связать свою судьбу с таким неудачником. Где, как и с кем я тогда проживал, позвольте, мне умолчать. Так как нет в этом ничего поучительного для молодых людей.
Родители умерли, пока я был в мунгальском походе, сестра вышла замуж и куда-то уехала, поместье захапали соседи из Мендосы. Ни кола, ни двора, гол как сокол. Хоть в монастырь уходи. Только кто меня туда такого возьмет? Чай, монахи не дураки, им такая проблема не нужна. Так и оставалось мне тупо влачить свое никчемное существование. Вот тогда-то и начал я скуки ради делать кое-какие записи об увиденном мной. Думал, когда-нибудь соберу все воедино. Вот, собственно, сижу сейчас и собираю. О-хо-хо, грехи наши тяжкие. Господи, не дай помереть, не окончив труда моего земного… последнего.
Впрочем, оставим эти сопли и вернемся к первым дням правления короля Матеу.

Следом за нашим благочестивым королем в валенсийский дворец перебралась и вся его августейшая семья. А именно: королева Гийельма, принц Бернат 13-ти лет, три принцессы и безземельный брат короля Гиллем 16-ти лет (Был у его величества еще один брат Гуифре, герцог Сирии. И я бы о нем не стал упоминать, если бы не династические соображения грядущих времен и ААРов. – VP) Ну, семья и семья, это-то понятно, но ведь этим нашествие чужаков не ограничилось. Следом за монаршим семейством в Валенсию перебралась и вся голь перекатная толедского двора. Тут-то и прижали местных старожилов нахожалые невегласы. Так что в течение недели, последовавшей за смертью короля Берната, наши мысли были заняты отнюдь не трауром и похоронами, а самыми что ни на есть земными, насущными проблемами: останемся ли мы на своих теплых местечках. Мое семейство начальников (маршал Гуг и его супруга канцлер Санча) целыми днями обсуждали свои перспективы. Собственно, речь в основном держала донна Санча:
- Нет, что ни говори, а тебя, пожалуй, спихнут пришлые. Вон сколько у Матеу дармоедов. И ведь каждый пристроиться норовит. А братец у меня человек слабый, подверженный внушению, возьмет да и уступит. И уволит тебя в угоду какому-нибудь прощелыге.
- А чего так сразу меня? Я что, плохой маршал?
Меня так и подмывало сказать: хуже, мол, не бывает. Но я вовремя вспомнил о бывшем маршале доне Рамоне, ныне тайном советнике. Да и донна Санча быстро ответила супругу:
- Да какой из тебя вояка? Жену и ту победить в постели не можешь.
- Могу,- обиделся дон Гуг.
- Ага, сейчас. Два раза в месяц,- парировала она.- Да и кого ему увольнять? Не меня же. Я, чай, королю родная сестра. Да и канцлер из меня хоть куда.
- Ну, может, титул какой тогда даст?- предположил маршал.
- Угу, даст… пинка под зад. За титулами, это надо к королеве Гийельме обращаться. Она этим делом в Толедо заведовала. Тьфу ты, Господи, терпеть ее не могу.
- Зато, я смотрю, Господь твои плевки терпит. Может, как-нибудь сумеем ублажить ее?
- Не смеши, дорогой, а то у меня лиф лопнет. Перед слугами стыдно будет. Да ты лягушку не ублажишь, не то что царевну.
Так терзались, я думаю, во всех придворных семьях. И терзаться нам пришлось до самых похорон его величества короля Берната. Думали, уж совсем не дождемся этого светлого дня, ан дождались. Главное, надо свято верить! Церемония прошла скомкано. Священник торопливо отбормотал непонятную латынь, сократив все, что только можно. А и чего стесняться? Все одно его никто не понимал. Траурная процессия едва ли не бегом добежала до склепа. Могильщики с молодецким хеканьем бабахнули гроб (слава Богу, гробовщики не подвели – гроб был сделан на совесть, не раскололся) и наскоро завалили его плитой, испортив всю красоту и ровность рядов королевских надгробий. И наконец долгожданный момент наступил. Были объявлены августейшие пожалования.
Перво-наперво, были розданы герцогские титулы королеве и принцессам. Поскольку Гийельма сама выбирала для себя и дочек владения, обижены они не были. Затем, король пожаловал наследника Берната традиционным титулом герцога Толедо. После чего и были объявлены новые списки двора. Сказать, что донна Санча испытала шок – ничего не сказать. Должность канцлера досталась королевскому брату Гиллему. А вот маршал гуг сохранил пост за собой. равно как и управляющая Элизабет де ла Куэва. Тайный советник Рамон отправился в отставку, оставив должность некоей Сисилоне, толедской фаворитке короля.
И наконец добило нас всех поставление в епископы 19-летнего Гуга де ла Вега. «И вот эту шмакодявку мы теперь все должны называть святым отцом!» Неприязнь к новому епископу была всеобщей. Тут же поползли разговоры о симонии, о проделках Станы (для всех, кто не пани В. – Сатана :-)) и т. п. Короче, так радостно начавшийся день закончился прямо-таки заупокой. Вот сейчас бы, в таком настроении, и хоронить бы нам короля. Право слово, хоть выкапывай.

***
Но выкапывать покойного Берната не стали. Я скажу больше, с течением времени мы все даже как-то попривыкли к сложившемуся положению вещей. Все как-то смогли приноровиться к извечному женскому противостоянию между королевой Гийельмой и фавориткой короля Сисилоной. Несмотря на то, что из этого противостояния периодически летели искры, а порой и клочья одежды, король по своей доброте душевной пытался вносить в их отношения искорку христианской терпимости. Мол, я вас обеих люблю по-своему, так что терпите, не гневите ни Господа, ни меня.
Брат короля канцлер Гиллем (и не скажешь, что всего-то 16 лет) энергично искал новых врагов короны. Пока за нашими пределами. Но в случае чего обещался поискать и внутри. Маршал Гуг умолял его искать как можно ближе и «если можно, то не за морем». Я же тем временем должен был выполнять за него черную работу – военные силы державы перехлестнули за 400 тысяч и требовали столько внимания, что никакой кокетке и не снилось.
А тут еще прицепился ко мне епископ Гуг. Поскольку остальные придворные либо откровенно шпыняли парня, либо насмехались над его недостаточной осведомленностью в делах духовных, он и прилепился к тому, кто не мог не относиться с уважением к его сану. А именно ко мне (дураку).
- Сеньор, я слышал, вы в юности лично знали архиепископа Видаля, прославившего церковь во времена войны с мунгалами.
Гм, ну не стал я, конечно, рассказывать парню, как епископ Видаль прославлял церковь, удирая от мунгалов и четырежды потеряв пожалованные земли. Ограничился простым и в то же время честным:
- Да, я имел такую честь.
- О, не могли бы вы рассказать мне об этом достойнейшем муже? Говорят, сам король Бернат называл его оплотом веры на Востоке.
И опять я не стал рассказывать о том, как на самом деле называл король Бернат епископа Видаля. Право, не для ушей священника эти слова. Еще подумалось тогда, да Бог с ним, с епископом, одной легендой больше, одной меньше – какая разница?
- Да, помню, и сам маршал Олива де Соли любил побеседовать со святым отцом.
- Возможно, он даже писал что-нибудь душеспасительное? - настойчиво подсказывал мне юный епископ.
- Возможно,- уклонился я от прямого ответа.- Точно не помню. Помню только, что он любил перелистать на досуге одну занятную книжицу.
- Какую?
- «Катехизис» какой-то. То ли «для безбожников», то ли «начинающего безбожника». Как-то так.
- О, обязательно найду и прочту. Огромное спасибо…- несколько замялся он с обращением,- сын мой,- все-таки выдавил из себя.
- Да всегда пожалуйста… отче.

Так что жизнь наша новая понемногу утрясалась. И так хорошо она утрясалась, что…

***
…тряхнуло наконец ее изрядно.
Брат короля Гиллем все-таки отыскал на супостата наши головы. В мае 1286 года маршал Гуг пришел домой смурной. Снял перчатки, швырнул ими в собаку, перевязью огрел пониже спины пробегавшую мимо служанку. ему бы и до меня добраться, но выручила донна Санча:
- В чем дело, дешевый мой?
- В чем дело?! Да в нем, в канцлере, будь неладен этот сопляк!
- Что такое?
- Что такое… А вот такое! Нашел-таки этот сопляк, куда полки послать.
- И куда же? Небось, опять на Восток.
- Ан вот и не на Восток. А на саамы что ни на есть север. В Шотландию.
- Господи, шотландцы-то чем ему не угодили?
- Шотландцы? Да там уж, почитай, давным-давно и нету никаких шотландцев. Одни печенеги остались.
- Кто-о-о?
- Печенеги, жена, печенеги. Самые настоящие, узкоглазые, на конях и в юбках. Говорят, лет сто уже, как в Шотландии обосновались, если не больше. А ты-то куда глядела, когда канцлером была?
- Дык я…
- Дык, дык. Кирдык! Плыви вот теперь в Шотландию! Черт бы побрал этого канцлера! И чего теперь делать, ума не приложу.
- Думаю, надо полки готовить, - вмешался я.
- Во-во, надо, - согласился маршал. – Вот и займись этим. И знаешь чего, ты пока стягивай их в Бретань. Я туда посуху доеду. Все уж оттуда плыть меньше, чем из Валенсии.
Так и начался этот необычный поход на шотландских печенегов. И как только они туда попасть умудрились? Неисповедимы пути господни, а печенежьи и того пуще.

К сентябрю стянул я в Бретань полки, разделил на две армии: королевскую девяти тысяч и армию герцога Испанской марки Рамира тринадцати тысяч. На имевшиеся у печенегов 16 тысяч должно было хватить с лихвой. В двадцатых числах подтянулись в Бретань и король с маршалом. Разумеется, канцлер Гиллем был с ними же.
Все было готово, медлить дальше – только себя зорить. И 23 сентября 1286 года грамота с объявлением войны была зачитана перед высшим рыцарством, после чего ее сунули в бутыль, запечатали горлышко и бросили в море. Авось, сама до Шотландии доплывет. гм, кстати, именно тогда я узнал, как зовут печенежского хана. Ни много ни мало, а Арчибальд. Вот уж поистине, дивны твои дела, Господи.
В тот же день войско, освящаемое в путь епископом Гугом, грузилось на корабли. В глазах маршала читался немой ужас перед морской стихией. Я ободрял его как мог. Донна Санча дала мужу в дорогу пачку мешочков, очень удобных для… короче, для борьбы с качкой. Так что выносить горшки за маршалом, мыть, скоблить и чистить их мне в пути не светило. Раз, попользовался – и за борт. Очень удобно.

***
23 ноября королевский флот пристал к берегу близ Честера. Здесь же, на прибрежном песке валялась так и не обнаруженная печенегами бутыль с объявлением войны. поэтому нас никто не встретил.
- Вот и ладненько, - радовался король. – Незачем кровь лить. Выносите скорее маршала, пойдем Честер голодом уморим. А вас, - обратился он ко мне, - я попрошу проследить за высадкой и дальнейшими действиями герцога Рамира.
«Проследить за действиями Рамира» означало, по мысли даже не самого короля, а королевы, проследить, чтобы герцог Испанской марки не присвоил себе ни одного города. Работенка знакомая, не первый год штаны седлом до блеска натираю. И я поспешил в армию королевского вассала, высадившегося в Йорке.
Старый герцог принял меня отнюдь без превеликой радости. Выслушав приказ, оставить в покое Йоркских поселян и идти на поиски армии хана, он разразился бурной руганью, справедливо обвиняя короля в том, что его армию, дескать, подставляют шишки себе наколачивать, чтобы маршальским солдатам спокойно ополониться.
- Что поделаешь, ваше сиятельство? – утешал я его. – Жизнь вообще штука несправедливая. Хорошо, хоть короткая.
И мы отправились вглубь Шотландии на поиски армии хана Арчибальда.

Весь остаток года я только и делал, что выслушивал сетования дона Рамира на судьбу свою тяжкую. 14 декабря армия маршала взяла Честер, изрядно пополнив свой обоз. А мы лишь имели одну стычку с небольшим отрядом печенегов. Вид косоглазых всадников на конях и в юбках произвел на нас неоднозначное впечатление. Смеяться вроде бы не располагали ни обстановка, ни свистящие в воздухе стрелы, но и смотреть равнодушно на голые волосатые ляжки этих сыновей двух родин было невозможно.
Наконец, сразу после нового года разведка донесла, что армия хана приближается к Йорку. Надо было готовиться к сражению.
- Какие будут идеи, дон Рамир?
Герцог зябко кутался в плащ, пододвигался ближе к костру, проклинал на все лады «эту идиотскую зиму со снегом» и не имел ровным счетом никаких идей. Пришлось блеснуть идеей вашему покорному слуге:
- Ваше сиятельство, тогда я предлагаю поставить пешцев во-о-он там, у кустарника, а в овраге мы разместим засадную кавалерию.
- А смысл?
- Ну, обратите внимание. Кустарник сплошь порос какой-то колючкой. Если их конница бросится на нашу пехоту, то колючки не преминут впиявиться прямо в голые ляжки печенегов. А там, где кустарник повыше, и в…
- Гм, понятно. Они замнутся, и тут-то я и вдарю своим полком из оврага.
- Точно.
- Так чего же мы сидим? Нас ждет славное дельце.
Да уж, дельце и впрям вышло славное. Все прошло как по писаному. Печенежская конница, наскочив на колючки, застопорилась и тут же схлопотала по загривку от засадного полка. Полчаса резни – и все. И остались на поле лежать лишь трупы, брошенное оружие и обрывки юбок на высоких колючках.

Армия хана Арчибальда была разгромлена наголову. Можно было спокойно заниматься осадами городов. Это дело немедля прочухал король Уэльса и тут же объявил войну печенегам. Следом за ним потянулись и какие-то бесхозные герцоги. Добыча грозила уплыть из наших рук.
По этому поводу я был срочно вызван в ставку короля, где маршал Гуг дал мне ценные указания:
- Возьмешь войска у герцога Рамира и осадишь Йорк. Возьмешь, двинешь на Дарем и Бервик. Надо спешить, покуда шакалы не подтянулись догладывать печенежский труп. И даже не думай взять из взятого себе лично хоть на полпесо. Потому как все это – королевское!
Что называется, вас понял, разрешите выполнять. Брать города на имя короля дело для меня привычное, осилю как-нибудь. Но обидно жутко.
Так что весь 1287 год прошел в гонке с подоспевшими уэльсцами, кто больше городов нахапает. В итоге к ноябрю 1287 года мы взяли 8 провинций из 15. Остальное ушло подоспевшим нахаляву. Из захваченного мы смогли организовать два герцогства (вернее, одно герцогство и одно архиепископство) – Ланкастер и Лотиан. К слову сказать, архиепископом Лотиана стал мой теперь уже почти друг епископ Гуг.

Я как раз имел возможность посетить новоявленного архиепископа в его епархии.
- Ну как, отче, обвыкаетесь?
- О да.
- Ничего не беспокоит?
- Из земной юдоли – нет, все хорошо. Но дела духовные…
- А что такое? Не получается найти «Катехизис»?
- Да нет, книжицу-то я нашел, хотя и с превеликим трудом. нигде не достать. «Катехизис для начинающего безбожника» некоего д’Эсэна. Не побоюсь сказать, вельми разумные мысли в ней. Например: «Не должно верующему позориться на молитве, прося Бога о прибавке жалования или чтоб корова отелилась. Богу подобает молиться лишь о духовном. А ежели вы молитесь, чтобы дождь пошел, то вера ваша суть корыстолюбива».
- Хм, разумно.
- Да, но дальше! «Поклонение иконам не есть ли то же поклонение идолам. Нет, все правильно, когда сами священники понимают, что за материальным образом кроется духовный. Но темные крестьяне! Они-то молятся на иконы, верят в их чудотворность. Ха, чудотворность у куска дерева. Не смешите меня». Это вводит меня в смущение. Что-то здесь не так, но я не теряю надежды разобраться.
- Я верю в вас, отче.
- А вы что зашли?
- Попрощаться. Король соскучился по дому и решил возвращаться. Пусть, мол, остатки печенегов уэльсцы добивают.
- Ну, храни вас Бог. Не забывайте меня, пожалуйста.

***
Весной 1288 года мы были уже в Валенсии, где королева Гийельма подготовила очередной придворный переворот. А именно: наконец-то подрос сын шепелявого покойного управляющего Миро де Луна. Парень был не промах: и в цифрах толк ведал и в куртуазности. Королева самолично экзаменовала его не одну ночь (как злословили при дворе) и пришла к выводу, что лучшего казначея нам не найти. Так что пришлось королю Матеу увольнять Элизабет да ла Куэва и ставить на ее место этого проныру.
Но и на этом не завершилось торжество семейства де Луна. Спустя год герцог Толедо и наследник престола Бернат, несмотря на свою болезнь, изволил жениться на дальней родственнице нашего нового управляющего Сисилоне де Луна. Новые силы начали набирать мощь при валенсийском дворе.

Даты, события, люди

27 февраля 1285 г Да здравствует король Матеу. 1249 г. р. Добрый, милосердный, пустозвон. [5/10/9/0].
После раздачи титулов: 57 герцогов-вассалов, 2 графа. 430 тысяч войска и 60 тысяч монет в казне.
1286-1287 гг Война с шотландскими печенегами. Освобождение 8 провинций, создание двух герцогств.
1289 г Наследник престола Бернат – больной.
SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »