SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 3 (1260-1262)   21.07.2006 11:02
Гм, камрады, прошу прощения, но это - последняя предотпускная глава. С понедельника я в отпуске, и если отбоярюсь от начальства, то уеду в деревню. В городе буду появляться крайне нерегулярно, наскоками. Поэтому заранее прошу мне простить возможные перебои с продолжениями :-).


Глава 3

Тем страшным летом 1260-го года нам с доном Оливой все-таки посчастливилось улизнуть от шедших за нами по пятам мунгалов. Укрыл нас герцог Акабы Видаль, шестилетний сын нашего короля Берната. Здесь, в прохладе восточных дворцов, у маршала и созрел новый, не побоюсь этого слова, гениальный план борьбы с Ильханатом. Как-то вечером мы коротали с ним время за партией в шахи.
- Дурень я дурень! – вдруг хлопнул себя по лбу дон Олива. Поскольку он в тот момент держал в руке королеву, я напрягся. Еще бы! Проигравший получал десять щелбанов, а рука у маршала была ой какая тяжелая. – Это же надо так сглупить. А?
Я неуверенно пожал плечами, пытаясь понять, надо ли было маршалу так сглупить, а если надо, то как именно.
- А все рана да болезнь. Лет пять назад я бы так не опростоволосился, - марашал с грохотом опустил королеву на доску прямо под удар моего коня. «Заманивает, гад», - мелькнуло у меня.
- Теперь мы ему точно башку расшибем, - потер руки дон Олива. Я судорожно сглотнул, предчувствуя страшную экзекуцию моей несчастной голове. – Нам бы только короля дождаться.
Я поспешно спрятал короля за слона.
- А пока, - вперед, под удар моего кнехта, двинулась ладья маршала, - пусть повоюет кто попроще.
Мой король испуганно метнулся в угол.
- А потом бац! – конь маршала прыгнул прямо в середину моих рядов.
Мой несчастный король уже не знал, куда деваться. «Может, стоило взять королеву», - запоздало подумал я.
- И если ильхан Йегу будет так же любезно тупить, как и ты, мой юный друг, мы отвернем ему башку, - королева маршала ударилась о доску рядом с моим королем, он закачался и упал. – Ту-ду-ту-ту! Капут, как говаривал мой дед со стороны матери. Чуешь, о чем я?
- О щелбанах, сеньор?
- Э… и о них тоже. Но уж после щелбанов…
Через десять минут я с покрасневшим лбом скакал в ставку герцога Крымского с приказом маршала приступить к выполнению нового плана кампании. Он был прост и гениален. Отныне мы сворачиваем фронт в Палестине и на Синае, где сосредоточились основные силы Орды, и бросаем отдельные корпуса вглубь вражеской территории, то есть туда, где сейчас вообще нет никаких сил противника.
- Чем больше корпусов в разных точках Востока, тем лучше.
И первым в прорыв должен был пойти 10-тысячный корпус герцога Крымского. А мы с доном Оливой оставались пока на месте поджидать его величества короля Берната с испанскими подкреплениями.
Ждать пришлось долго, чему залогом мой изрядно посиневший лоб. Однако 1 октября 1260 года пришла долгожданная весть: король высадился в Акре и тут же осадил ее. Мы с маршалом поспешили в ставку короля.

***
Король принял нас радушно:
- Вы не поверите, господа, но я чудесно отдохнул. Сейчас вот Акру возьмем и опять на Иерусалим, вами так бесталанно утерянный.
- Ваше величество, осмелюсь предложить вашему вниманию разработанный мною план противостояния с ильханатом, - и маршал как мог доступно для короля объяснил суть предпринятых им действий. - …Поэтому было бы правильно вам со своей армией идти сейчас в Сирию.
- Обязательно, дорогой мой, - король потрепал маршала по щеке, того передернуло. – Вот только Иерусалим возьму. Дело это интересное и богоугодное. Так ведь, ваше преосвященство?
- Точно так, ваше величество, - согласно кивнул епископ Видаль. Дон Олива бросил на святого отца испепеляющий взгляд. К сожалению, реально взгляд не может не только испепелить, но даже не способен вызвать простого расстройства желудка.
- Они что там, белены (или чего у них в Испании растет) объелись? - ярился маршал спустя полчаса, вышагивая по своей палатке. – На кой им сдался этот Иерусалим? Опять воевать под самым носом орды? Покорнейше благодарю.
- Приходите еще, - машинально ответил я, за что схлопотал преизряднейшую оплеуху.
Однако яриться можно было сколько угодно. Это все равно ничуть не меняло сути дела. Мы остались стоять под Аккрой. Тем временем в Сирии воевал посланный маршалом полководец… Как же его? Не помню. Ладно, пусть остается неизвестным. Так вот, неизвестный полководец 14 октября захватил Сирию. Через месяц королевская армия вступила в Аккру.
Не дав нам даже слегка отдохнуть от тягот осады, его величество погнал армию на Иерусалим. Хм, на сей раз в войсках не чувствовалось былого вдохновения. Новички, только что приплывшие из Испании, еще питали какие-то иллюзии по поводу Гроба Господня и прочей покрытой куриным пометом и помоями атрибутики святого града, но только не мы, ветераны первого взятия. Лично мне было больно еще раз приблизиться к попранным святыням. Кроме того, я разделял взгляды дона Оливы на ведение кампании – идти не на Иерусалим, а вглубь владений ильхана. Идущая на Аккру орда обещала сделать Иерусалим и нашим гробом тоже. Вся беда в том, что у меня не было гарантии воскреснуть через три дня или хотя бы надежды, что мой гроб тоже будут писать с большой буквы.
Как бы то ни было, но, к моему сожалению, 27 ноября 1260 года мы снова стояли под стенами Иерусалима.
- Надо было их еще в прошлый раз сровнять с землей, - заметил, осматривая укрепления врага, дон Олива.
- Тем меньше было бы нам чести и славы, - бодрился король.
Маршал удивленно смотрел на монарха и шептал едва слышно:
- Ну надо же, какие вумные слова наш король знает. Еще бы знал, что они означают… вояка. Говорю ему: пошли в Сирию, там тепло, там яблоки. Так ведь нет! Давайте еще раз влезем на эти стены и изнасилуем по второму кругу местных женщин. Тьфу! А пока мы тут сидим у нас шведы Кемь… то есть мунгалы Ултрежурден взяли.
И правда, 4 декабря 1260 года пришло к нам известие о падении вышеупомянутого герцогства. Говорили, что ильхан Йегу не помиловал никого из захваченных христиан, а повелел «развесить их ровными и красивыми рядами на усладу королю Бернату». И даже обещался вскорости быть в Аккре или даже под Иерусалимом, чтобы лично сопроводить нашего короля полюбоваться на красоту рядов повешенных. «Я, видите ли, ценю его мнение в этом вопросе, как знатока», - говорил ильхан своим приближенным.
По поводу этой трагедии маршал предложил вызвать дополнительные подкрепления… хотя бы из Бретани. И вскоре пришлось ворчливым бретонским баронам садиться на коней и ехать за тридевять морей спасать свои души. (Впрочем, сомневаюсь, чтобы они преуспели в этом).
Однако не одни лишь плохие новости поднимали короля с походного ложа. 29 декабря в честь взятия каким-то неизвестным полководцем провинции Друз решено было провести торжественную церемонию создания герцогства Сирия. Оно было пожаловано шестилетнему принцу Видалю, сопровождающему отца в походе. Маршал Олива лишь хмыкал в усы и умилялся моему юношескому восхищению благолепием церемонии.
- Погодите, придет ужо ильхан, развесит всех нас ровными и красивыми рядами. Так то еще благолепнее будет.
- Почему?
- Да потому что это - правда, а ваша церемония – пшик на палочке. Тьфу на вас на всех. Рана у меня болит, пойду на горшке посижу.
Время не замедлило подтвердить правоту маршала. Уже 15 января 1261 года мунгалы захватили графство Сирия и двинули на Друз.

***
21 января 1261 года счастливые женщины Иерусалима были вознаграждены за долгое терпение: наши доблестные испанские мачо перелезли через стены и тут же разбежались во все стороны, не пропуская ни одной подворотни, ни одной двери, и ни одной… Короче, не пропуская ни одной. Иерусалим снова был свободен и наполнен стенаниями несчастных обывателей.
В тот же вечер мне посчастливилось стать свидетелем примечательнейшей беседы, завязавшейся между маршалом Оливой и епископом Видалем.
- Ваше преосвященство, прошу вас, умерьте свой неуместный на войне религиозный пыл. Хватит уже совращать его величество на освобождение никому не нужных «святых мест».
- Как, вы не признаете святости святых мест? – ужаснулся епископ.
- Для меня на войне существуют лишь стратегические пункты и удобные базы снабжения. А места, где тысячу лет назад закопали очередного религиозного фанатика, уверяю вас, не имеют совершенно никакой ценности.
- Дон Олива, да вы безбожник еще страшнее легендарного д’Эсэна, - при этих словах епископ старательно обмахнул себя крестом. – Как вы можете так отзываться о земле, политой кровью святых мучеников? Да что там мучеников, самого Иисуса Христа!
- Ихняя кровь высохла давным давно, а вот нашей литься уже вскорости, ваше преосвященство. Не лучше ли оставить святых угодников в стороне и позволить нам сохранить побольше крови наших современников?
- Поймите же, дон Олива, что мы все будем спасены, если возьмем на себя оборону святых мест.
- Это вы только что сами придумали или как?
- Боже мой, да это слово Господне.
- Сами слышали? – маршал откровенно потешался над его преосвященством.
- Дон Олива!.. – епископ начал задыхаться. – Нельзя же так. Это слышали те самые угодники, чьи могилы мы должны защитить.
- Так, слышали мы про этих «угодников». Соберется кучка седобородых умников и давай в божьи угодники производить. А Бога-то спросить не забыли угодны ли ему те самые угодники?
- Но знамения над могилами…
- Сами видели? А вы точно уверены, что правильно их трактовали? Вот вы лично точно знаете, что именно Бог говорит нам своими знамениями. Если точно уверены, то не подскажете ли мне, убогому, где бы приобресть такую уверенность? Монастырей не предлагать – ибо не люблю ленной и праздной жизни.
- Да вы в Бога-то верите ли?
- В Бога-то я верю. Но верить в измышления кучки высокоумствующих старикашек – увольте, и так живот болит, а тут еще вы бред несете.
На это уже епископ ничего не ответил. Он стрелой вылетел из залы, хлопнув дверью так, что облицовка посыпалась. Помню, я просто-таки с ужасом взирал на своего патрона.
- Что, пацан, в штаны наложил? – усмехнулся маршал. – Поди думаешь, что этот святоша меня от церкви отлучит? – Я судорожно кивнул и перекрестился. – Ну, уж это ему дудки. А мунгалов воевать кто пойдет? Он что ли? Ха! Посмотрел бы я на это. Так что не трусь, мы еще повоюем. А ты учись, парень, а то так и будешь мечи подавать.

Господи, прошло уже так много лет, а все еще с величайшей благодарностью вспоминаю этого удивительного человека, моего учителя. Кем бы я был без него? Где бы была Испания без него? До куда бы дошли мунгалы без него? Прости ему его прегрешения, Господи, вольные и невольные.

***
Однако пересилить влияния епископа маршалу не удалось, и королевская армия направилась к Яффе. И началась очередная нуднющая осада. Слава Господу, гарнизон противника не был настроен стоять до последнего, и крепость сдалась 27 марта 1261 года, то есть ровно через год после потери епископом Видалем архиепископства Аскалон. Тут уж наш государь не преминул блеснуть остроумием. Сразу же по окончании благодарственной службы он подозвал к себе епископа:
- Ваше преосвященство, и я и вся Испания не могут не признать ваших заслуг в освобождении Святой Земли.
- Что вы, ваше величество, - скромно потупился епископ. – Я лишь стараюсь служить Господу и вам в меру своих сил.
- Какой достойный ответ, а, господа? – король обвел взглядом свое окружение. Послышались одобрительные возгласы. – Нет, определенно вы, ваше преосвященство, заслуживаете канонизации. Эх, поскорее бы, а? Да шучу, шучу, - улыбнулся король, - вы нам еще нужны живым. И знаете зачем?
- Зачем? – насторожился епископ. И правильно насторожился.
- Как зачем? А на кого я могу оставить освобожденный Гроб Господень? Только на вас. И не спорить, все равно других достойных кандидатов нет, дорогой вы мой архиепископ Палестинский.
- Но мунгалы… - пролепетал несчастный архиепископ, - орда… Они же придут сюда, как пришли в Аскалон. Мы все погибнем.
- И прекрасно, - успокоил его король, - тем скорее мы сможем канонизировать вас, ваше преосвященство. А мы уйдем на север.
- Я с удовольствием приду поклониться вашей святой крови, - хохотнул и маршал на прощание.
Тогда я думал, что больше не увижу старика-епископа, но… Впрочем, всему свое время и место. А кому не интересно, так ведь я и не просил вас читать, но все же благодарен вам за то, что вы добрались до этих строк. Вы - настоящие камрады, как говорят у нас в Испании :-).

Королевская армия пошла на север. Это тем более соответствовало плану маршала, что стало известно: отряды бретонцев уже на подходе. Им была назначена цель – Триполи. Король (хотя на самом деле, дон Олива) решил прикрыть их высадку осадой Тира. Противостояние продолжалось. Мы были преисполнены решимости надрать… как это по-латыни… впрочем, не так уж и важно, что мы собирались надрать мунгалам. Все одно это они нам надрали все, что только смогли, до чего дотянулись их грязные лапы. Но обо всем по порядку.

***
Буквально через месяц после взятия Яффы мы потеряли герцогство Акаба. Еще одна дорога украсилась ровными и красивыми рядами, что не могло не радовать стервятников и не внушать нам уныние.
Однако как следует поунывать нам не удалось, ибо маршал Олива погнал нас вперед с удвоенной скоростью. В июне под Триполи высадился Филипп Бретонский, 4 июля мы взяли Тир, 9 июля неизвестно кто захватил Неджеф, 26 июля бретонцы вошли в Триполи. Вроде бы было все не так уж и плохо. Какое там плохо, все было даже еще хуже, чем плохо. В течение лета два наших корпуса (крымцев и неизвестного) были уничтожены ордой ильхана Йегу. Занятые нами в Палестине города начали сдаваться один за другим. Основные силы мунгалов опять начали подбираться вплотную к нам. Приходилось срочно уходить все дальше на восток. Несчастный архиепископ Видаль слал истеричные просьбы помощи, на что ему был послан проект саркофага. Проект старика явно не удовлетворил, и он впал в состояние депрессии.
На смену погибщим отрядам были вызваны ополчения из Туниса, а мы с королевской армией и отрядами бретонцев отходили в Сирию. Пока ильхан наводил порядок в Тире, нам удалось овладеть тремя сирийскими городами и вторично провозгласить создание одноименного герцогства. добровольцев занять опасный трон не находилось, поэтому корона досталась семилетнему принцу Видалю. Это событие совпало с Рождеством 1261 года.
В Сирии войскам был дан небольшой отдых. Король и маршал ожидали дальнейшего развития обстановки, дабы лучше определиться с целями на грядущий 1262 год.

Ждали, ждали мы развития событий и дождались… второго пришествия епископа Видаля. 20 января 1262 года этот незадачливый старик показался ввиду лагеря, восседая верхом на осле в задранной до колен рваной сутане.
- Кого я вижу? – приветствовал его маршал. – Любезнейший епископ. И почему я не удивлен? Никак приехали поклониться местам, помнящим Симеона Столпника?
- Не ехидствуйте, дон Олива, - смиренно проговорил епископ. – Все бренно под небом Господним. Вчера я восседал в величайшем граде мира, а сегодня тащусь по земля на осляти…
- …аки Иисус Христос. Понятно. Профукал святой отец Иерусалим. Не удивительно. И ныне притащился просить нас опять пролить кровь за пыльные улочки погрязшего в вони городка?
- Побойтесь Бога, дон Олива.
- Бога-то не бояться, а любить надобно, святой отец. А боюсь я орды ильхана, ныне, по всей видимости, шастающей в окрестностях святого града.
- Святой Симеон вложит в наши сердца…
- Святой Симеон скоро уж тыщу лет как помер на своем столбе. И ничего нам вложить не сможет, а вот мунгалы еще как вложат. А потом догонят и еще раз вложат, но уже больнее. И вообще, слезайте-ка, святой отец, с осла – уж больно нелепо вы смотритесь с задранной сутаной, рассуждающий о божественном. Идите ко мне в шатер, умойтесь. И бегом на ковер, люлей от короля получать. Крепитесь, в случае чего мы вас обязательно канонизируем.
При упоминании короля епископ как-то весь сжался и поник. Я помог ему слезть с осла. Гнусная животина уже успела справить естественную надобность, пока епископ и маршал обменивались колкостями. В эту самую надобность и ступил отец Видаль.
- Господи, ну почему я? – простонал он.
- Крепитесь, отец. Святые затворники вообще сидели в пещерках на кучах дерьма, и ничего, только святее стали, - поддержал его маршал.
Но это утешение мало помогло епископу в свете предстоящего разноса от государя. Шум был слышен далеко за пределами королевского шатра. «Я тебе второе архиепископство давал, а ты его проср… Бездарь! Никчемный святоша! Крякозябра криволапая!» - ярился король. – «Ты у меня до скончания века будешь нужники монастырские чистить!» Епископ лепетал что-то вроде «Да я же предупреждал… Да вот маршал, скотина такая, прости Господи, не помог», и еще много чего в том же духе.
И только-только начал спадать накал страстей, как – бац! – 4 февраля пало герцогство Тир. Ну, уж сынишку своего семилетнего король ругать не стал, а вот советников его… Да, да, ровными и красивыми рядами. Так что еще повезло его преосвященству, легко отделался. Лучше уж нужники чистить монастырские, чем быть канонизированным раньше срока.

Даты, события, люди

С лета 1260 г Новая стратегия войны с ильханатом. Устремляемся несколькими десятитысячными корпусами вглубь их территории. Туда, где вообще нет никаких их сил.
1 октября 1260 г Король прибывает в Палестину со свежими силами.
21 января 1261 г Вторичное занятие Иерусалима.
1 мая 1261 г Ильханат: 77 провинций, 96677 воинов.
20 января 1262 г Иерусалим вторично утерян.[Исправлено: Avar, 23.07.2006 19:48]
SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »