SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 1 (1252-1258)   17.07.2006 12:04
Предисловие

В каждой из предыдущих частей рассказывается о правлении трех королей династии арагонских Хименесов. В первой (эпоха Реконкисты):
Санчо (1066-1115)
Амат (1115-1132)
Сунифред I (1132-1163)
Во второй (эпоха Конкисты):
Понс (1163-1183)
Мартин (1183-1228)
Сунифред II (1228-1252)
Пересказывать их деяния здесь, наверное, не надо. Зачем? Вряд ли кому это будет интересно (но если все-таки будет, то можно обратиться к соответствующему ААРу), а место и время займет. Тем более что данная часть литературно совершенно отвязана от предыдущих. Ведь важнейшим из искусств для нас, естественно, является AAR, а в AAR’е его игровая составляющая, то есть именно отчет. И строго говоря, не имеет решающего значения форма, в которую облечен отчет. Поэтому я и взял на себя смелость опять отойти от манеры прежнего повествования для описания следующей эпохи.
Кому-то опять не понравится оболочка отчета, кому-то опять покажется отвлеченной и затянутой. Но, во-первых, пытаться угодить всем – это верный способ пупонадрывания. Во-вторых, мне интереснее рассказывать об этой игре именно так. И, в-третьих, ну извините меня, пожалуйста.
Вот, пожалуй, и хватит об этом, а то мы так и не приступим собственно к ААРу. Хотя я и не хочу пересказывать события предшествовавших двух веков, все-таки необходимо обрисовать ситуацию на 1252-ой год, то есть на начало действия третьей части.
К середине 13 века арагонские Хименесы удерживали за собой 10 королевских титулов. Это – Арагон, Кастилия, Леон, Наварра, Португалия, Галисия, Мавритания, Северная Африка, Тунис и Египет. Причем это были не пустые титулы. За ними стояли реальные владения. То есть весь Пиренейский полуостров, вся Африка. Плюс по мелочи: Сицилия, с десяток провинций во Франции, Померания, Финляндия-Карелия, причерноморские степи, Крым. Ранее числившиеся за Арагоном королевства Литва и Куманы были выделены из состава государства во избежание раннего столкновения с монголами.
Кстати о монголах. К 1250 году Золотая Орда дошла до Новгорода, имея в загашнике 58 провинций и 105 тысяч солдат. Ильханат захватив всю Среднюю Азию и Персию, воевал уже в Палестине. За ильханом числилось 55 провинций и 122 тысячи воинов.
Кроме монголов, реальную силу имели лишь Германия и Византия. Но Германия вот уже два столетия сиднем сидела в центре Европы, никуда не высовываясь и лишь изредка воюя со строптивыми вассалами. Византия же по уши увязла в войне с Золотой Ордой, с завидной твердостью отстаивая линию Новгород-Псков-Смоленск.
Второсортные королевства не имели ни сил, ни возможностей составить хоть какую-то конкуренцию Хименесам. Сильнейшее из них королевство Англия занимала лишь юго-восточную часть Британии и северо-восточную часть Франции с Парижем. Дания прибирала к рукам территорию Швеции. Польша и Литва без толку просаживали свои силы, пукая на Орду. Начало неожиданно набирать силу герцогство Фландрия.
Из мусульман интерес представляли лишь относительно сильные Пальмира и Сельджуки, каким-то чудом избежавшие войны с Ильханатом, который пройдя мимо них, добивал Фатимидов, грозя вот-вот выйти на арагонскую границу Синай-Египет.
Дело явно шло к столкновению державы Хименесов и этих порожденцев тартара.

Том 3. Тайный советник вождя

Именно сейчас, имея за плечами восемьдесят лет и совсем не имея зубов, я чувствую необходимость оглянуться назад, окинуть мысленным взором свою жизнь и поведать потомству о великих делах, свидетелем коих мне довелось быть. Понимаю, что на пороге иного мира не имеет смысла ни лгать, ни даже слегка кривить душой. Поэтому постараюсь поведать вам, живущим в иные времена, всю правду о временах наших, дабы смогли вы увидеть, к чему может привести гордыня или забвение Бога. Искренне надеюсь, хотя, знаю, зря, что рассказ мой наставит вас на путь истинный и сможет предостеречь об опасностях, подстерегающих вас по наущению нечистого. И да пребудет с вами милость господня.

Часть 1. Противостояние

Глава 1

Отец мой был валенсийским идальго, причем не из самых богатых. Хотя чего уж там лукавить, скажем прямо, из бедных. В отличие от наших соседей Мендоса мы не могли позволить себе каждую осень новые сапоги. Камзолы наши занашивались до неприличного состояния. По этой причине выйти в свет, поехать в гости было не для нас. Самой ценной вещью в доме был дедовский неполный доспех. Отец берег его пуще глаза и даже не всегда надевал в поход. По этой причине он и получил удар копья в плечо, после чего больше не мог нести службу. Тут бы и лишиться нам своего поместья, так как вступивший на престол в 1252 году король Бернат приказал управляющему делами королевства провести ревизию всех способных нести службу. Тогда-то от безысходности отец и обратился к дальнему родственнику моей матери, маршалу королевства Оливе де Соли, с просьбой зачислить меня в состав ополчения нашего округа. Маршал оказался человеком милосердным и согласился занести в списки десятилетнего мальчишку. Поместье осталось за нами (к превеликой досаде соседей из Мендосы).
Два года ничего не менялось в моей жизни. Я по-прежнему носился с крестьянскими мальчишками по лесам, удил рыбу на реке, бедокурил в садах Мендосы. Отец, глядя на мое времяпрепровождение, сетовал, мол, по достоинству мне следовало бы осваивать ратное дело. Но сам отец взяться за мое воспитание не мог по причине вечно ноющей раны, а нанять учителя у нашей семьи не было денег. Так что я был предоставлен сам себе.
Все изменилось в 1254 году. Убедившись в верности своих вассалов, молодой король Бернат решил опробовать себя в военном деле и объявил о созыве валенсийского ополчения. Я, как валенсийский дворянин, обязан был всесть на коня (которого у нас тоже не было) и явиться в Валенсию на сборный пункт. Дедовский доспех мне был еще великоват, поэтому пришлось ограничиться простой кожаной курткой. Меч тоже был мне не по руке, и отец сунул мне за пояс свой охотничий нож. Вот в таком виде я и явился в Валенсию.
Не раз и не два подкатывал к моему горлу ком. Немало проплакал я по ночам, но делать было нечего: либо я иду в поход, либо всю нашу семью изгоняют с земли Мендосы.
Настроение мое было хуже некуда, но я тут же забыл обо всех неприятностях, едва лишь попал в порт. Сколько здесь было всего диковинного! Купцы со всего света, горы товаров, толпы людей. Здесь же гомонила собирающаяся в поход армия. О, Боже мой, какие там были великолепные рыцари. Я едва мог перевести дыхание от восторга.
- С дороги, щ-щенок! – внезапно раздалось над ухом, а в самом ухе резко зазвенело от крепкой затрещины. – Дорогу маршалу Испании!
Я поднял голову и увидел перед собой благодетеля нашей семьи, маршала Оливу де Соли. Сопровождающий его воин опять сильно тряхнул меня:
- Ты вообще чего тут ошиваешься? Ходят тут всякие, а потом ложки пропадают.
- Я – крестоносец, вон и сеньор маршал подтвердить могут, - захныкал я.
- Чо ты врешь…
- Постой-ка, - остановил своего верного пса маршал. – Уж не сынок ли ты моей троюродной сестрицы?
- Так точно, сеньор маршал.
- Оставь его, Матеу. Так, парень, а не маловат ли ты один тут ходить? Ступай-ка за мной.
Вот так я и оказался на корабле самого маршала.

***
На Сицилию мы прибыли 10 октября 1254 года. Удивительно, но факт – морская качка на меня совершенно не действовала в течение всего плаванья. Новизна обстановки не давала мне скучать. Я совал свой нос буквально везде. Прослышав, что я родственник самого маршала, сеньоры крестоносцы меня не обижали. Оставалось жалеть лишь об одном – до сих пор я так ни разу и не увидел короля Берната.
Но и это обстоятельство исправилось 10 октября. Сойдя на берег вслед за маршалом, я увидел молодого человека, перед которым дон Олива склонил голову. Я же, остолбенев, уставился на монарха. Ну никак не вязался у меня образ этого почти юноши с королем великой державы. Хотя чему тут было удивляться? Королю Бернату было тогда только 22 года. Но, несмотря на такой возраст, вся Испания уже знала о его мстительном характере. Оставалось надеяться, что остальными чертами характера он не пошел в своего отца, Сунифреда II.
От размышлений меня оторвала оплеуха Матеу. Он зашипел на меня:
- Поклонись, дурак. Это же сам король.
Мое «я знаю» застряло у меня в горле, остановленное второй затрещиной.
Здесь же состоялось торжественное провозглашение цели похода – единственная провинция богомерзких Аббасидов, Сиракузы. В тот же день мы выступили на врага. 20 октября наши передовые дозоры обнаружили разъезды противника и начались стычки, продлившиеся целый месяц. Я по молодости в них не участвовал, а сидел в палатке маршала да чистил ему сапоги. Однако мне посчастливилось увидеть маршала Оливу, ведущего за собой валенсийцев в атаку:
- Ребята! А ну, устроим-ка им полный армагедец!
Да, недаром наш маршал стяжал славу великого храбреца.
Вслед за уничтожением армии Аббасидов мы приступили к осаде города. 4 января 1255 года мусульмане поняли, что дальнейшее сопротивление бесполезно и открыли ворота.
Поначалу казалось, что на этом все и закончится. Не тут-то было. Его величество обратил свое высочайшее внимание на бестолковое существование никчемного эмирата Джерба прямо посреди наших владений в Северной Африке. На робкие возражения ближайшего окружения «а может не надо» король неизменно отвечал: «Еще как надо. А вы имеете что-то против?» Мстительность государя и память о правлении его отца служили лучшим залогом ответу: «Ой, нет, конечно же не против».
Джерба была взята 16 марта 1255 года. Вот теперь-то можно было возвращаться домой. Мне, как сопровождающему маршала, посчастливилось попасть на королевское судно (в хорошем смысле этого слова). Поэтому в Валенсию мы прибыли уже через месяц.

***
Прежде чем вернуться к родителям, я хотел отблагодарить сеньора Оливу за его милость ко мне. Выслушав меня, заслуженный воин сказал:
- Послушай, парень, а чего тебе делать в своей деревне? Свиней пасти?
Я хотел, было, сказать, что у нас и свиней-то нет, но маршал меня опередил:
- Не дворянское это занятие. Ты, я вижу, малый смекалистый, можешь далеко пойти. Оставайся-ка при моем хозяйстве. Ну, согласен?
- Дык, у нас свиней-то… - начал я, еще не соображая, о чем говорит сеньор Олива.
- У кого? – удивился он. – У вас, у свиней?
- Согласен.
- С чем? С тем, что вы свиньи? – опешил маршал.
- Нет, дон Олива, я согласен остаться при вас.
- Гм, пожалуй, насчет твоей смекалистости я поспешил. Ну, да ладно. Поживем – увидим. А пока ступай к эконому, пусть приоденет тебя поприличнее. И давай там побыстрее. Будешь меня сопровождать во дворец.
Так я поступил на службу к самому маршалу Испании. И даже удостоился чести сопровождать его во дворец короля.
Сегодня во дворце состоялся торжественный прием в честь наследника престола, принца Матеу. Вернувшись из похода, король решил, что пора заняться воспитанием будущего короля. Маршал Олива де соли питал надежду стать воспитателем принца. однако король Бернат рассудил иначе:
- Нет уж, увольте, дон Олива. Мне солдафона в семье не надо. Будущий король должен знать поболее, нежели упал-отжался. Мне, к превеликому сожалению, учеба в свое время не далась… Да, да, - остановил его величество протестующие возгласы придворных, - не спорьте, я свои возможности знаю. Пусть хотя бы сын усвоит нелегкое королевское ремесло. Он остается при дворе. Все. Я сказал.
А маленький принц улыбался и хлопал глазенками, даже не подозревая, что ныне решается его судьба. Конечно, его больше занимала деревянная лошадка, дожидающаяся хозяина в детской, нежели место его будущего образования.

И потянулись нудно и незатейливо дни моей службы при особе маршала. Испания пребывала в мире, поэтому нам не приходилось оставлять Валенсию. Однако мнимое спокойствие не обманывало прозорливого маршала. Все чаще он разворачивал карту Египта и Палестины, отмечая угольком очередную провинцию, захваченную злобными тартарами.
- Да, дружище, - обращался он, скорее, в пустоту, нежели ко мне, - еще год, дай Бог два, и придется нам проверить на прочность свою систему. Ох, не ко времени захворала наша королева.
Надо сказать, что в марте 1256 года королева Бонна, канцлер Испании, внезапно слегла. И уже не могла уделять достаточно внимания международным делам. мы все истово молили Господа даровать ей выздоровление, но… Впрочем, болезнь отнюдь не помешала ей родить летом 1257 года принцессу Санчу.
А дела на востоке шли в неблагоприятном для нас направлении. 24 августа 1257 года тартары ильхана захватили провинцию Фарама и вышли на границу с нашим Египтом.
- Ну, все, - помню, тогда произнес маршал, - не сегодня - завтра.
К тому времени я не был дома уже три года. Понимая, что в случае войны с тартарами могу не вернуться туда никогда, я попросил разрешения у дона оливы повидать родных. Разрешение было милостиво мне дано.

***
Дома мне обрадовались просто несказанно. И дело, конечно, было не в том, что я привез им немного денег, скопленных за три года. Дело было в том, что там меня любили по-настоящему. Я тоже немало растрогался при встрече с родителями, с моими маленькими сестренками, да и просто с родными местами. Запах навоза, такой родной, снова пропитавший мою одежду, сапоги, извалявшиеся в собачьем дерьме, и мамина чечевичная похлебка довершили мое счастье. Я был дома!
Расспросам, разговорам, казалось, не будет конца. Но поверьте моему восьмидесятилетнему опыту, конец наступает всему. Сначала наступил конец расспросам, и наступила деревенская идиллия. Затем пришел конец и идиллии.
Весной 1258 года перед нашим замком… Да ну, кого я обманываю? Перед нашим домом остановился гонец.
- Тартары идут! Герцогство Алжирское атаковано! Приказано всем срочно явиться в Валенсию. Алжирцы истекают кровью.
Тартары! В те дни не было слова страшнее. Эти демоны вихрем прошли по просторам Азии, уничтожая все на своем пути. Многие надеялись на то, что до нас они не дойдут. Многие, но только не маршал Олива де Соли. И конечно он оказался прав. тартары пришли.
В тот же день, провожаемый слезами родных, я сел на коня с маршальских конюшен, поправил притороченные дедовские доспехи, попрощался с родными и выехал в Валенсию.
Я думал о многом, я думал о разном, молился впервые всерьез… По пути повстречал троих крестьян, рывших могилу какому-то нищему старику. Его тело лежало рядом, и над ним назойливо жужжали мухи. Самая жирная уселась на торчащий из-под рогожи большой палец ноги и принялась ползать по нему. Меня передернуло. Одна лишь мысль, что я могу вскоре так же валяться на земле на радость мухам, одна лишь эта мысль была способна повернуть моего коня назад. Но я подумал о своих родителях, о маленьких сестренках, о мухах, которые могут ползать по их мертвым телам. И только крепче сжал поводья и лишь резче начал погонять коня по дороге к Валенсии…

Даты, события, люди

27 июня 1252 г Вступление на арагонский престол короля Берната. Мстительный, доверчивый, неисправимый транжира, [4/11/2/1], 20 лет.
1 января 1253 г 7 доменных провинций, 36 герцогов-вассалов, 11 графов, 10 королевских титулов. 19,5 монет ежемесячного дохода, 26916 монет в казне, 213 тысяч мобилизационный ресурс.
Золотая Орда: 50 провинций, 106 тысяч воинов.
Ильханат: 65 провинций, 122 тысячи воинов.
1254-55 гг Походы против однопровинчатых мусульман.
24 августа 1257 г Ильханат получает общую границу с Арагоном в Египте.
24 апреля 1258 г Племя Ильханат нападает на графство Саркия, входящее в состав нашей державы. Начало Противостояния.[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 17.07.2006 12:05]
SnowForum » After Action Reports » Тайный советник вождя. »