SnowForum » After Action Reports » Японский городовой (AAR по Дипломатии). »
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3199 сообщений


В квадрате первом.   10.02.2006 20:58
В КВАДРАТЕ ПЕРВОМ

Место действия: Бывший Советский Союз, Республика Беларусь, 60 километров от города Бобруйск.
Время действия: 13 декабря 2005 года, 23:13.

Шел снег. Это был не просто снегопад, а какой-то снегообвал, настоящая снежная катастрофа. Казалось, что древние сосны стонут под тяжестью навалившегося на их ветви белого груза. За исключением этого эфемерного стона над лесом стояла полная тишина. Мертвая, абсолютно мертвая тишина.
Пятиэтажная квадратная коробка психиатрической клиники №1 города Бобруйска резко контрастировала с окружавшим ее ландшафтом. Это еще вполне современное здание из стекла и бетона, стояло посреди заваленного снегом леса, словно крепость эльфов-полярников, неожиданно открывших для себя секреты строительства сооружений в стиле Сталинский ампир. Выглядело это не более реалистичней, чем уменьшенная копия здания МГУ где-нибудь посреди пустыни Гоби. Зодчие эпохи развитого социализма, как им и полагалось, снабдили этот архитектурный шедевр массивными решетками на окнах и трехметровым забором с колючей проволокой по периметру. Не хватало разве что строгих, но справедливых автоматчиков на осмотровых вышках. Хотя с их функциями вполне успешно справлялись новейшие японские камеры слежения, без устали сканирующие окружающее пространство своими всевидящими электронными глазами. Наверное, именно так всяческие правозащитники, узники совести и прочие прогрессоры, представляли себе заведения, в которых прогнивший режим последнего диктатора Европы гноил толи двадцать, толи пятьдесят миллионов своих политических оппонентов. Однако, к огромному сожалению всей этой передовой братии непримиримых горлопанов, клиника №1 была частной лечебницей и к “тираническому” режиму не имела, ровным счетом, никакого отношения.
В начале двенадцатого ночи тяжелые бронированные ворота с негромким жужжанием разъехались в стороны, и впустили на контрольно-пропускной пункт черный BMW, одной из последних моделей. После непродолжительной, но очень тщательной проверки документов, охрана разрешила въезд, и опустила вниз два стальных щита заградительного устройства, блокировавших дальнейшее движение автомобиля. Таким образом, последнее препятствие на пути к конечной точке маршрута было устранено и черный бумер неторопливо поплыл вдоль занесенного снегом парка. Вскоре машина остановилась возле главного входа и из нее вышли двое: коротко подстриженный детина богатырского телосложения, не по погоде одетый в один лишь черный костюм и среднего роста мужчина в черной “аляске” с небольшим дипломатом в руках.
- Добро пожаловать в наш санаторий! – улыбаясь, произнес первый, и жестом пригласил своего спутника проследовать внутрь.
- А у вас тут довольно мило, коллега. – окинув взором снежную феерию развернувшуюся в парке, усмехнулся гость. – Однако идемте, я думаю, нас уже заждались.
Двое мужчин проследовали внутрь заведения, пройдя через автоматические двери из пуленепробиваемого стекла и еще раз предъявив свои документы охране.

Внутренне убранство клиники никак не соответствовало ее внешнему виду. Если снаружи это был типичный образчик советской архитектурной мысли, то внутри это был настоящий дворец середины девятнадцатого века. Огромный холл просто блистал великолепием: обшитые дорогим деревом стены, зеркала в золоченых резных рамах, картины, возраст которых явно зашкаливал за пару сотен лет, бронзовые и мраморные скульптуры, которые были, наверняка, не моложе живописных полотен, какие-то экзотические растения в дубовых бочонках по углам холла, антикварная мебель, колоссальных размеров хрустальная люстра под потолком, серебреные светильники на стенах и прочие, прочие, прочие канделябры, фенечки и прибамбасы. От всего этого великолепия веяло стариной и огромными деньгами, которые владелец всей этой роскоши мог бы выручить за нее, продав на аукционе Кристи.
Мужчина в черной “аляске” опустил капюшон и стал с любопытством оглядываться по сторонам.
- Вот так и живем – скромно, но со вкусом! – вновь улыбнувшись, произнес его коротко подстриженный спутник.
- Гламурно! – согласился с ним обладатель “аляски” и махнул рукой в сторону широкой деревянной лестницы с красной ковровой дорожкой, которая вела на второй этаж. – Я полагаю, нам туда?
- Нет, что вы, нам на самый верх. Прошу за мной.

Мужчина в черном костюме подошел к стене и нажал на едва заметную кнопку. Через секунду раздался мелодичный звук “дзинь” и две удачно замаскированные под дерево панели разъехались в стороны, открыв внутреннее пространство кабины скоростного лифта. Уже через считанные секунды двое мужчин вышли на пятом этаже. И вновь гостя ждал сюрприз. Здешний интерьер снова разительно отличался от уведенного им внизу. В отличие от антикварного лоска первого этажа, здесь было царство белого пластика и ярких люминесцентных ламп. Эдакая смесь офиса и клиники в стиле хай-тек. Чем собственно и являлось данное помещение.
- Это рабочий этаж, – объяснил верзила. – Здесь ничего лишнего.
- Разумно. Роскошь не особо способствует настрою на трудовые подвиги. – согласился гость.
- Прошу следовать за мной.

Мужчины проследовали по пустому коридору, залитому искусственным светом, в полном безмолвии. Примерно через минуту они остановились перед дверью со скромной табличкой – “Г. Э. Амбрикс”. Провожатый постучал в дверь три раза, и услышав “войдите!” распахнул ее перед своим спутником. Гость решительно перешагнул через порог, после чего верзила закрыл за ним дверь, а сам остался ждать в коридоре.
Владелец кабинета – плотный, солидный человек лет шестидесяти, встал из-за стола, и широко улыбаясь, пошел навстречу посетителю.
- Добро пожаловать, господин Городовой! Мы вас давно ждем. – Двое мужчин встретились посередине кабинета и крепко пожали друг другу руки. – Как вы уже могли догадаться, меня зовут Герман Эдуардович. Я главный врач и по совместительству владелец этого заведения. Именно я выслал вам приглашение.
- Поверьте, коллега, для меня большая честь познакомиться с вами.
- Взаимно, Артем Константинович. Прошу вас, чувствуйте себя как дома. Можете повесить вашу куртку вот сюда. – Владелец кабинета показал рукой на хромированную вешалку, стоящую возле двери.
Вообще обстановка в кабинете была вполне рабочей: большой письменный стол, с аккуратно расставленными на нем всевозможными канцелярскими принадлежностями и тонкой панелью жидкокристаллического монитора компьютера, книжный шкаф, сквозь стеклянные двери которого можно было увидеть корешки весьма старинных фолиантов, еще пара шкафов, видимо для документов или для одежды, два массивных кожаных кресла, окно во всю стену, другая стена завешана самыми разнообразными дипломами и сертификатами, плазменный телевизор и DVD-проигрыватель напротив небольшой кожаной кушетки.
Артем повесил на вешалку свою “аляску” и проследовал вслед за хозяином вглубь кабинета. Герман Эдуардович уселся за свой рабочий стол, а гостю предложил расположиться в кресле напротив.
- Ну, рассказывайте, как добрались? – не переставая дружески улыбаться, спросил главврач.
- Благодарю вас, добрался прекрасно. Ваши ребята сразу встретили меня на вокзале. Даже замерзнуть не успел. Честно говоря, я никак не ожидал, что у вас тут такой буран.
- Да, на дворе нынче непогодь, - усмехнулся собеседник. – Не иначе как вы с собой из Сибири к нам мороз завезли.
- Уверяю вас, Герман Эдуардович, что когда я уезжал, у нас такого снегопада не было.
- Ну, не было, так не было. Но, думаю, что по рюмашке для согрева нам не повредит. А может желаете чаю или кофе?
- Пожалуй, что первое. – после непродолжительного раздумья произнес Артем.
Хозяин кабинета подошел к шкафу и вынул из него бутылку Хеннесси, коробку шоколадных конфет и два бокала. После чего наполнил каждый из бокалов до половины и протянув один Городовому произнес:
- Ну, за знакомство!
- И за наше будущее сотрудничество! – добавил Артем.
- Это вы очень верно подметили. – произнес Амбрикс сделав глоток. – Давайте перейдем к делу.
- Я вас внимательно слушаю. По правде говоря, я очень заинтригован.
- Я постараюсь удовлетворить ваше любопытство. Как вы уже, наверное, успели заметить, у нас здесь несколько необычное заведение.
- Очень необычное. – согласился Артем.
- Все дело в том, что и пациенты у нас тоже всегда были не совсем обычные. Можно сказать, что простым смертным путь сюда был заказан! Позвольте мне сказать несколько слов об истории нашей клиники. Наше заведение открылось в конце двадцатых годов прошлого века, когда новая власть наконец-то осознала, что душевнобольные люди могут существовать при любом режиме, и что лечить или, по крайней мере, изолировать их от общества, нужно немедленно, не дожидаясь победы мировой революции. Силами добровольцев, изрядное количество которых так и осталось в этой земле навсегда, вследствие эпидемии тифа, на этом месте были выстроены несколько бараков, где и разместили первых пациентов. Однако уже через десять лет на месте этих трущоб выстроили очень современный, по тем временам, комплекс зданий. Видите ли, места у нас глухие – сплошные леса да болота. До ближайшего шоссе “Бобруйск-Могилев” километров двадцать. Столько же и до ближайшей деревни. Короче говоря, клиника расположена в весьма уединенном месте. И толи персонал первой клиники оказался профессионалами высшей пробы, что неудивительно – все-таки царская школа, толи здешний воздух так действовал на пациентов, но за нашим заведением закрепилась репутация больницы, в которой значительный процент пациентов, образно выражаясь, ставят на ноги. Как вы понимаете, среди советских руководителей встречались и наши с вами клиенты. Некоторые руководящие товарищи сгорали на работе до такой степени, что двухнедельный отпуск на берегу Черного моря уже не особо помогал. Вот такой контингент и стали отправлять в наш санаторий в самом конце тридцатых. Я не исключаю, что среди них было не мало симулянтов. Сами понимаете, времена были темные. Для некоторых товарищей существовал простой выбор – либо инсценировка сумасшествия и как следствие путевка в наш пансионат, либо билет в места еще более отдаленные от цивилизации. Уже перед самой войной, когда страсти в обществе понемногу утихли, количество пациентов успешно прошедших реабилитацию в нашей клинике било все мыслимые рекорды. Что характерно, особенно ударными темпами психика восстанавливалась у бывших военных. Ну, а дальше была война. Наш санаторий толи из-за царившей тогда неразберихи, толи по чьему-то злому умыслу, просто забыли эвакуировать. А у фашистов с такого рода больными разговор был короткий – вытащили всех в лес, и попросту расстреляли. Да, грустная история, доложу я вам.

Герман Эдуардович нахмурился и залпом допил свой коньяк. Было заметно, что рассказ об этом инциденте пожилому доктору дается не легко. Видимо он сильно переживал о десятках или даже нескольких сотнях невинно загубленных душ.
- Повторим? – поинтересовался главврач.
- Пожалуй, что да. – согласился Артем.
Вновь наполнив бокалы, Амбрикс продолжил свой рассказ:
- Так вот, настоящий рассвет нашей клиники начался уже после войны. Кто у нас только не лечился тогда! Сам Никита Сергеевич провел у нас в гостях некоторое время после своего выхода на заслуженный отдых. А что поделать? Сгорел человек на работе, вот партия и послала поправить здоровье. Как вы понимаете, гости такого уровня требовали соответствующего комфорта, и наша клиника им его обеспечила. Здание больницы постоянно перестраивали и улучшали. К середине шестидесятых, по уровню сервиса, это уже был высококлассный советский санаторий. Правда, отдыхающие в нем, поправляли не столько физическое, сколько ментальное здоровье. Я пришел работать в клинику №1 в семьдесят первом и за время работы повидал не мало звезд тогдашней кремлевской элиты. А вот современное здание клиники построили незадолго перед началом перестройки, при моем непосредственном участии. Тогда я уже был местным главврачом. И скажу вам по секрету, в самом конце восьмидесятых, один не в меру говорливый комбайнер хотел отправить к нам на некоторое время одного заслуженного строителя. А потом, в девяносто первом, этот труженик полей чуть сам сюда не загремел. Кто знает, как бы все сложилось, если бы хоть один из этих двух деятелей почтил бы нас своим присутствием? – Герман Эдуардович ненадолго задумался. – Ну да ладно, давайте не будем отвлекаться на никому не нужные фантазии. И так, можно сказать, что с развалом Советского Союза началась новейшая история нашей клиники. Я бы не хотел вдаваться в подробности того, как это произошло, но через весьма незначительное время после Беловежских соглашений, наша клиника стала фактически частным предприятием. Прошу поверить мне на слово - смена собственника прошла абсолютно легально. Конечно, пришлось кое на кого надавить, кое-кому дать на лапу, но тогда и времена были такие – настоящая смута. Если бы мы вовремя не подсуетились, то нас бы просто вышвырнули на улицу. Тогда всем на все было плевать и на нас – врачей и на наших пациентов. Но, я вас еще раз уверяю, что как новый владелец, я кристально чист перед законом!
- Нисколько в этом не сомневаюсь. – тут же честно признался Артем.
- Я хочу, чтобы вы все правильно поняли. Я отдал этой клинике практически всю свою жизнь. Двадцать лет я вправлял мозги партийным бонзам. Вместо того чтобы заниматься наукой, я делал лишь то, что желала партия. А когда в один день партия рухнула вместе со страной, и бывшие республики Союза обрели независимость, я воспользовался этим шансом и тоже стал независимым! Точнее почти независимым. Хотя теперь в своей клинике я и был сам себе начальник, и никто сверху больше мне не указывал, что я должен делать, для полной свободы не хватало лишь одной небольшой вещи под названием деньги. Без финансовой независимости о полной свободе и речи быть не могло. В первые два года нам было очень трудно. Приходилась возвращать кредиты, искать спонсоров и новых клиентов. Порой и врачи и пациенты сидели на хлебе и воде. Однако постепенно мы стали сводить концы с концами, и коллектив удалось сохранить практически целиком. У меня ведь не просто наемные врачи работают, здесь все мои соратники и единомышленники, нас связывают годы, и даже десятилетия совместной работы. Не буду кривить душой и честно вам скажу, Артем Константинович, что мои люди в меня поверили и решили идти за мной до конца. Как видите, они сделали правильный выбор. С падением железного занавеса у меня появилась возможность выезжать за границу. С некоторыми моими работами там уже были знакомы, благо во время Горбачевской оттепели мне разрешили печататься в иностранной профильной литературе. Естественно, что эти рукописи сначала поступали в соответствующие органы для ознакомления. Я эти правила игры принимал безоговорочно. У меня хватало ума, чтобы не писать про тех из своих пациентов, про которых писать ничего было нельзя. Короче говоря, ничего криминального с точки зрения органов госбезопасности в моих работах не было. Да иначе и быть не могло. Согласитесь коллега, что раскрывать имена пациентов, которым вы помогли избавиться от недуга и вновь стать полноценными членами общества, просто неэтично.
- Без всякого сомнения.
- В общем, к началу девяностых я уже имел кое-какую известность за рубежом. Поэтому, когда у меня появилась возможность выехать заграницу, мне не составило большого труда быстро наладить контакты с некоторыми, весьма не последними в нашем ремесле, европейскими коллегами. В девяносто третьем мои работы уже активно печатали ведущие научные журналы, я дискутировал с ведущими психиатрами Европы и читал лекции в самых престижных университетах старого света. Можно сказать, что я приобрел определенную репутацию.
- Простите, Герман Эдуардович, но вы явно скромничаете, “Британский Журнал Психиатрии” иначе как “европейским светилом” вас не называет.
- Не верьте, - отмахнулся Амбрикс. – Хотя переехать на постоянное место жительство в Англию, мне предлагают регулярно. Был момент, когда меня просто заваливали весьма заманчивыми предложениями о работе, но все они были связанны с переездом. Время тогда было такое. Эх, сколько же наших мозгов тогда утекло на Запад! Для меня это было просто неприемлемо. Бросить своих сотрудников и пациентов на произвол судьбы? Можете считать меня старым идиотом, но я не так воспитан. Клиника тогда держалась во многом на моих гонорарах за статьи и лекции. На эти пусть и не очень большие средства, нам удалось придать ей более-менее презентабельный вид. Закупили нормальную мебель, купили новое оборудование, компьютеры и так далее. А в девяносто пятом я познакомился с очень известным, очень влиятельным и баснословно богатым иностранцем. Он истратил годы и целое состояние на лечение своего ближайшего родственника. Можно сказать, что он был в полном отчаянии и потерял всякую надежду. Я для него был своего рода последний шанс, по его словам он уже испробовал все. Я взялся за этот случай и привез пациента в нашу клинику. Уже через год парень вел себя адекватно, и я его выписал. Поверьте, Артем, миллиардеры тоже люди и далеко не всегда с каменным сердцем. Благодарность моего клиента была просто безграничной. Естественно, что весь гонорар пошел на дальнейшее развитие клиники. Теперь у нас было достаточно средств, чтобы превратить ее в заведение экстракласса. Тем более что у нас появилась соответствующая клиентура. Думаю, вы согласитесь, что услуги, которые мы с вами оказываем очень деликатного свойства. Это весьма специфичный товар, который по телевизору особо не прорекламируешь. Однако стоило мне вернуть рассудок родственнику одного влиятельного магната, и к нам потянулись одни из самых богатейших людей Европы и Америки с просьбой излечить их детей, жен, мужей, родителей. И поверьте, последнее, что их останавливало это деньги или то, что пациенту придется провести некоторое время среди лесов и болот в стране, о которой на западе сложилось весьма негативное впечатление. Когда речь идет о здоровье действительно близких людей, вы готовы пойти на все, чтобы спасти их. В общем, недостатка в средствах у нас больше не было и за каких то пару-тройку лет, мы полностью преобразили нашу клинику. – Герман Эдуардович усмехнулся. – Можно сказать, коллега, что в данный момент вы находитесь в одном из лучших дурдомов Европы!
- Судя по убранству первого этажа, это больше смахивает на пятизвездочный отель.
- Вы будете смеяться, но так оно и есть. Вон там, - Амбрикс показал пальцем на стену. – У нас весит сертификат ISO подтверждающий, что техническое оснащение и уровень сервиса в нашем заведении полностью соответствует пяти звездам. Вообще-то могли бы дать и шесть звезд. – вновь усмехнулся Герман Эдуардович. У нас ведь есть все, что только можно себе представить: сауна, бассейн, спортзал, теннисные корты, кинотеатр, библиотека, которой мог бы позавидовать не один университет, охранные системы и служба безопасности, покруче, чем у некоторых президентов. Всего и не перечислишь. Не хватает разве что зоопарка, но и его можем завести, если появится необходимость. Даже в случае ядерной войны или некоторого охлаждения отношений между нашими странами, вроде того, что происходит сейчас на Украине, мы и то сможем существовать автономно достаточно длительное время. Благо у нас есть собственная котельная и дизельгенераторы. Вот такие вот пироги! – владелец клиники допил последний глоток коньяка и поставил пустой бокал на стол.
- Герман Эдуардович, спасибо за очень интересный рассказ, но я пока не совсем понимаю, зачем вам собственно понадобился Артем Городовой?
Светило европейской психиатрии дружески улыбнулся и достал из своего стола папку с надписью “Компьютерные программы Postal и Grand Theft Auto, как средство коррекции поведенческих девиаций потенциальных маньяков и насильников”.
- Ваше произведение?
- Мое. – подтвердил Артем.
- Ну, тогда давайте перейдем к главному…















Продолжение в разработке...[Исправлено: Serb, 11.02.2006 01:56]
[Исправлено: Serb, 11.02.2006 01:38]
[Исправлено: Serb, 11.02.2006 01:32]
[Исправлено: Serb, 11.02.2006 01:14]
[Исправлено: Serb, 10.02.2006 23:29]
[Исправлено: Serb, 10.02.2006 21:12]
[Исправлено: Serb, 10.02.2006 21:05]
SnowForum » After Action Reports » Японский городовой (AAR по Дипломатии). »