Форумы » After Action Reports » 98634 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Краткий курс истории Пегу
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Краткий курс истории Пегу   15.09.2005 12:00
Казалось бы, камрад Авар уже ничего не оставил для ААРастов Европы. Инки, Конго, Сибирь – вот лишь некоторые вехи на его славном пути. Только сейчас я понял, насколько мал земной шар. Все, аут, так и остается мне только писать ААРы о Крестоносцах. Но неистощимый в своей щедрости Авар любезно подарил мне державу Пегу. Спасибо за идею.
Итак, EU2, 1.08 без бет, сложность 5/5. Поехали.


Предисловие.

Не мне вам говорить о тотальном жидомасонском заговоре вокруг нас. ОНИ везде. И в правительстве, и в силовых структурах, и в средствах массовой информации, и в банках, и в коробочках… Короче, повсюду. Купленные ИМИ на корню СМИ втирают нам дезинформацию, зомбируют нас. Типа и «Земля круглая», и «нет бога, кроме Аллаха», и «Верка Сердючка – переодетый мужик», и «США – мировой лидер».
Лажа!
А вы слышали когда-нибудь о великой державе Пегу? Ну, так я вам расскажу то, что скрывают от вас гнусные заговорщики. Но для начала посмотрим, что нам дают знать об этой великой державе жидомасоны.
Сначала: «Моны создали моноэтническое государство Пегу еще до полного распада Пагана. Правитель Вареру (1287-1296) объединил отдельные княжества - Татон, Мартабан и Пегу. Столицей стал г. Татон. Власть Вареру основывалась на поддержке правителей Сукхотаи. Был принят кодекс законов, связанный преемственностью с законами Ману. В первой половине XIV в. в Пегу развернулась ожесточенная борьба за власть. Центральное правительство укрепил Бинья У (1353-1385), отразивший нападение Аютии и перенесший столицу в Пегу. Борьба с Аве началась при Разадари (1385-1423) и продолжалась длительное время с переменным успехом.»

Дальше: Ля-ля-ля, феодализм, междуусобицы.
Потом все закончилось: «В 19 в. английские колонизаторы, неоднократно пытавшиеся проникнуть в Б., начали её завоевание. В результате 1-й (1824-26) и 2-й (1852) англо-бирманских войн Б. лишилась завоёванных ею территорий на границе с Британской Индией, а также Аракана, Тенассерима и Пегу, из которых в 1862 была образована единая английская колония Британская Бирма.»
Вранье! Все, что понаписано о Пегу начиная с 1419 года – вранье! А как было на самом деле, я сейчас и расскажу в своем труде «Краткий курс истории Пегу или Фоменко рядом не валялся».

Вода кончилась, начался AAR

По состоянию на 1 января 1419 года держава Пегу владела лишь одной провинцией Иравади, основным продуктом которой были пряности. В казне в самом уголке самого дальнего сундука валялось всего лишь каких-то 100 золотых. Стабильность была на двоечку. В совершенно дикой (нулевой уровень) армии числилось 12 тыс. пехоты и 1 тыс. кавалерии.
Эту славную буддистскую державу раджи Разадарита окружали сплошь отнють не добрососедски настроенные земли Аракана, Ассама, Бирмы и Таунгу. Мерзавцы имели постоянный повод к войне с миролюбивыми пегуанцами (надо сказать, и пегуанцы платили им той же монетой). Из известных держав можно еще отметить государства Индокитая (в частности, Аютию), Китай, Делийский и Бенгальский султанаты. За пределами этого мирка скрывалось неизведанное.
Положение хуже, казалось бы, некуда. Несчастному радже Разадариту оставалось лишь посочувствовать. Однако… Подобно гигантскому тиковому дереву, выросшему из семечка, подобно полноводной реке Иравади, взявшей начало из малого родника, великой империи Пегу тоже пришлось довольствоваться малым в начале, но великим в конце.
И пусть весь мир подождет рождения империи солнечного Будды.[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 15.09.2005 12:03]
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава1 (1419-1439)   15.09.2005 12:01
Глава 1. Есть такая держава!

Прекрасно понимая, что прежде, чем заявить миру о своем существовании, необходимо вооружить армию, раджа Разадарит осознавал важность реформ. И 1 января 1419 года даровал дополнительные привилегии знатным монам. В благодарность за это знать обещала записываться в кавалерию за меньшее денежное вознаграждение. Однако реформа – это вам не штаны, сразу на обе коленки не натянешь. Действия раджи несколько ущемили права богатой части населения. Стабильность в стране слегка пошатнулась. Но, слава Будде, страна пока еще не успела вырасти до приличных размеров, богатых, открыто выражавших свое недовольство, было не так уж и много, и уже через месяц с помощью своих способностей и палача раджа вернул благорасположение народа.
Следующим шагом на пути к грядущему величию стала посылка 1 апреля 1419 года дипломата в Аютию, к собратьям по вере. Собратья с радостью согласились связать судьбы двух буддистских держав военным союзом.
Уверенный в правильности выбранного курса Разадарит посылает в июле второго дипломата во Вьентьян. Однако при тамошнем дворе выразили сомнения по поводу грядущего величия Пегу (глупцы!) и отказались вступать в военный союз с пока еще не очень (а вернее, совсем не) могучим правителем Пегу. Уязвленный, раджа призвал знать и напомнил ей о дарованных привилегиях. Знатные моны поняли намек, и формирование дополнительных трех тысяч кавалерии пошло полным ходом. Кстати, это деяние пожрало половину наличности государства.

***
Долго ли, коротко ли, но конница была готова. Первая жертва грядущего величия тоже была выбрана. Недоставало лишь дипломата, который бы смог сообщить Мьянме эту печальную новость. Доброволец вскоре сыскался. И 1 октября 1419 года этот пегуанец, так и оставшийся безымянным, передал грамоту с объявлением войны бирманцам. Пусть душа его будет милостиво встречена в райских кущах или куда он там попадет.
Раджа Аютии поспешил присоединиться к Пегу в надежде на свое грядущее величие (глупец!).
Война складывалась на редкость удачно. Пегуанская армия одним ударом вымела бирманцев из Бирмы и, оставив осадный корпус, бросилась преследовать отступающую и деморализованную армию противника в Качин. Со временем к театру боевых действий подтянулись и аютийцы. Однако обе бирманские крепости были уже осаждены пегуанцами, а остатки армии Мьянмы копошились в Иравади, пытаясь овладеть единственной крепостью Пегу. Ими и предстояло заняться союзнику.
Все было бы хорошо, если бы не было так плохо. В феврале 1420 года у раджи Разадарита внезапно закончились деньги. Казначей без ведома государя занял 200 монет у Национального Азиатского Еврейского Банка «Универсалс Трейдинг». То ли радже не понравилась аббревиатура банка, то ли он имел что-то против евреев, а может его огорчил сам факт влезания в долги, но этого казначея с тех пор никто, кроме Будды, не видел.
С деньгами война пошла веселей. Новые партии «добровольцев» отправлялись через джунгли в Бирму и Качин. Осады шли все успешнее и успешнее, но смертность в войсках осадных корпусов была впечатляющая. Окрестности городов не позволяли прокормить пятитысячные отряды, необходимые для ведения осады. А дикие бирманские тигры, бродившие вокруг лагеря пегуанцев, были вообще сущим наказанием.
Однако, как гласит народная пегуанская пословица, «терпенье и труд и еврея нае…» (дальше не помню), и к декабрю 1421 года все было кончено. Мьнма-Бирма признала себя вассалом Пегу и признала провинцию Качин национальной замлей Пегу.

***
Наступивший мир был тем более приятен, что 1 ноября 1421 года Пегу достигла 1-го уровня торговли, и пегуанские купцы толпами бросились в торговый центр Восточный Бенгал.
1422 год стал годом открытий. 1 апреля был открыт Хэбей (столица Китая), 1 июня – 1-й уровень инфраструктуры, 1 ноября – 1-й уровень военного дела.
Радостно созерцая дело рук своих, раджа Разадарит 1 января 1423 года с глубоким чувством выполненного долга отошел к Будде. Эстафету создания великой империи принял раджа Бинья Даммаяза. Небеса, видимо намекая на воинственный характер нового раджи, 16 февраля 1423 года явили миру светящийся метеор в небе. Однако темный народ расценил это как дурной знак, что привело к некоторому снижению стабильности. Хорошо хоть к маю Пга-Тгена-Байнг (верховный жрец) сумел втереть народу истинный смысл знака Будды. Темные умы временно успокоились.
3 ноября 1423 года был заключен династический брак с державой Камбоджа. Сестра пегуанского раджи, подкованная знанием Кама-Сутры, произвела неизгладимое впечатление на короля Камбоджи, что не могло не улучшить дружественных отношений двух государств. Поговаривают, что именно с тех пор пошла у камбоджийцев мода брать себе жен из более близко расположенного к Индии Пегу.
1 марта 1424 года ученые монахи достигли 1-го уровня морского дела, что было торжественно отмечено катанием на лодках по реке. Собственно, этим пока история пегуанского флота и ограничилась.

***
Затянувшийся мир не предвещал поступления наличности для выплаты займа банку <цензура>. И летом 1424 года все семь тысяч пегуанской армии отправились на территорию вассальной Бирмы. Рисковый, но хитрый тактический ход был сделан для того, чтобы разминутся с армией вероятного противника в предстоящей войне. Противник, правда, еще не знал, что он вероятный, но дипломат к нему уже ехал. И 18 июня 1424 года раджа Бинья Даммаяза объявил войну державе Аракан. Аютия честно выполнила свой союзнический долг (равно как и Ассам – союзник Аракана).
Армия Аракана немедля устремилась на столицу Пегу, а их мерзкий союзничек вторгся в Качин. Обе провинции Пегу оказались в осаде. Но зато армии пегуанцев не грозило столкнуться с превосходящими силами противника, и она обходным маневром вторглась в араканский Манипур.
Вся надежда Биньи Даммаяза была только на союзную армию Аютии. И она оправдалась! Аютийцы, продвигаясь к Аракану, наткнулись в Иравади на вражеский осадный корпус и, как это у них водится, с треском разгромили его. Осада со столицы Пегу была снята.
Собственно, эта битва стала поворотным моментом войны, и, несмотря на ряд частных успехов, альянс Аракана и Ассама неуклонно катился к поражению.
10 марта 1425 года пегуанцы берут Манипур, 6 июня 1426 года – Сантал, 1 декабря 1426 года – Аракан. Все три крепости Аракана пали. Продолжались лишь боевые действия между аютийцами и Ассамом. Однако и там все шло неплохо. 13 февраля 1428 года пала столица Ассама. Партия была сыграна удачно.
Ассам отделался потерей лишь 75 золотых, а вот Аракану повезло меньше. По условиям мира Аракан лишился Сантала и Манипура (которые, разумеется, достались Пегу), а также выплатил 125 золотых.
Что еще очень важно отметить по поводу этой первой араканской войны 1424-1428 гг…
Во-первых, это дар в 100 золотых от истинных патриотов (26 ноября 1425 года).
Во-вторых, смену раджи. 1 января 1426 года на престол грядущей великой империи взошел Бинья Ран I.
В-третьих, 1 декабря 1426 года отношения с Аютией достигли того уровня, когда она согласилась произвести обмен картами с Пегу. И Бинья Ран узнал о существовании индонезийского архипелага.
Но четвертое, и самое главное, это то, что самый наивероятнейший противник Пегу держава Таунгу в 1427 году ввязалась в войну с Камбоджей и Дай Вьетом. Это серьезнейшим образом обезопасило тыл Пегу в длительной войне.

***
Победа заметно укрепила положение Пегу. Теперь вместо одной провинции под властью пегуанского раджи находилось сразу четыре. Однако проблема с займом у банка <цензура> не была решена. В 1425 году пришлось просить о продлении займа. И на подходе уже был 1430, когда банкиры с пейсами снова постучатся в дверь к казначею раджи. Бинья Ран собирался на досуге поразмышлять, что же все-таки делать в этой обстановке, однако…
23 мая 1428 года Аютия объявила войну Малакке. Что оставалось делать бедному радже? Только соблюдать союзнический долг. Плюс к тому раджа предложил братьям по вере из Тибета присоединиться к победоносному альянсу. Тибетцы с радостью согласились. Соблюдая долг, Бинья Ран послал вспомогательный корпус в поддержку союзника. Однако неожиданно для самих себя помощники ворвались в Малаккскую провинцию Луанг, опередив аютийцев. Именно поэтому над павшей 24 ноября 1429 года крепостью Луанга был вывешен пегуанский флаг. (А Пегу получила свою первую сотню очков). После такого неожиданного успеха Бинья Ран решил отвести поредевший (осталось 2 тыс. человек – вся пегуанская армия) корпус на родину.
Наступило время упорного накопления первоначального капитала. Отчисления в казну достигали 50% от ежемесячного дохода. Остальные деньги шли на модернизацию армии. Однако предпринятые для наполнения казны меры оказались сильно запоздавшими. В 1430 году казначейству пришлось договариваться с банком о повторном продлении займа. Клятвенные обещания отдать деньги в следующий раз, намеки на рост экономики и учетверение ВВП самым волшебным образом подействовали на банкиров, и они согласились продлить срок займа (заломив при этом безбожные проценты).

***
Раджа Бинья Ран честно собирался даровать своему народу несколько лет мира и благоденствия (а заодно и разослать по провинциям сборщиков налогов), но воля всемогущего Будды не предусматривала такого развития событий.
28 октября 1431 года вассал великого раджи держава Мьянма внезапно напала на Аракан. Разумеется, никаких шансов победить бирманцы не имели, равно как и не имели армии. Война грозила закончиться полной аннексией Мьянмы-Бирмы и удвоением территории Аракана (что задержало бы аннексию самого Аракана пегуанцами). Раджа Бинья Ран приказал готовиться к войне.
Собственно, приготовления свелись к взятию в августе 1432 года еще одного займа у небезызвестного банка и к клепанию на эти деньги новой армии. А в это время араканцы и их союзники ассамцы осаждали Бирму, легкомысленно не оглядываясь на юг. А зря…
18 марта 1433 года раджа Бинья Ран I объявил Аракану свое неудовольствие, начав тем самым вторую араканскую войну. На этот раз решено было не звать союзников (жадный раджа не хотел делиться ни славой, ни деньгами, ни землями).
Пегуанская армия разделилась надвое. Первый корпус пошел снимать осаду с Бирмы, второй корпус осадил Аракан. Операции прошли четко по намеченному плану, и 1 февраля 1434 года Аракан пал. Поскольку во время граежа города вражеский раджа был убит, милосердный Бинья Ран присоединил эту несчастную страну к Пегу. Не скажу, что от этого народ тамошний стал счастливее, но… А кто его вообще спрашивал?
Одновременно с этим буддомерзкие таунгуты напали на Мьянму. Еще мерзопакостнее они становятся от того, что приволокли под стены честного буддистского города презренных конфуциан китайцев, своих союзников, которым в итоге и досталась Бирма.
Чувствуя, что надвигается серьезный шурум-бурум, Бинья Ран 12 ноября 1434 года проводит реформу и ограничивает крепостничество. Хотя это и вызвало некоторое недопонимание в определенных кругах, но, как известно (спросите у Vladimira Nicolaevicha), армия свободных сражается более вдохновлено, а свободный труд более производителен.
В преддверии большой войны события развивались следующим образом. 2 января 1435 года Китай присоединяет Мьнму-Бирму. В ответ на это (и надеясь дать агрессору отвлекающую цель) Бинья Ран выделяет вассалом Мьянму с провинцией Качин. 15 февраля 1435 года достигается мирное соглашение между Ассамом и Пегу. Ассам выплачивает 50 золотых. Страсти накаляются и достигают апогея весной 1435 года.

***
15 апреля 1435 года держава Таунгу вероломно напала на миролюбивое государство Пегу. На стороне агрессора выступили Вьентьян и Китай, на стороне обиженных – Аютия и Тибет. Тибет, правда, согласился не сразу, но пегуанскому дипломату удалось втянуть его в бойню, где каждый солдат был на счету.
Силы вражеского альянса выглядели устрашающе. Однако на деле боевой дух их войск уступал пегуанским патриотам. Зашоренные китайские крестьяне явно не желали умирать за чуждое их интересам дело. А вот свободные моны умирали с восторгом и радостью, отчего бои в течение всего 1435 года протекали с заметным перевесом в пользу альянса Пегу-Аютия-Тибет.
1436 год стал годом военного равновесия и дипломатических неудач Пегу. Ни один из дипломатов, посланных в Китай и Вьентьян с целью склонить их к сепаратному миру, не добился успеха. Учитывая военное и финансовое истощение Пегу, от неминуемой гибели будущей великой империи грозила гибель в самом зародыше. Спасти их могло только чудо. И оно явилось! В лице Боромораджи II, правителя Аютии и отличного полководца. В самом конце 1436 года он нанес ряд серьезных поражений китайцам. И именно это заставило их 13 января 1437 года подписать сепаратный мир с передачей провинции Бирма пегуанцам, которые, по правде говоря, не особо и заслужили такой успех.
Начиная с этого момента исход войны был предрешен. Пока пегуанцы ковырялись со столицей Таунгу, Боромораджа II вдребезги разгромил Вьентьян. И 23 апреля 1438 года вьентьянцы были вынуждены подписать унизительный сепаратный мирный договор с альянсом Солнечного Будды. По этому договору провинция Таиланд навечно признавалась за Аютией. К тому же Вьентьян обязывался выплатить 50 золотых монет, которые были честно поделены между союзниками.
Теперь наступил черед таунгутов расплатиться по счетам – на них накатывалась аютийская армия Боромораджи II. Армия Таунгу была уничтожена за считанные месяцы, и союзники приступили к осаде обеих таунгутских крепостей, которые и пали в начале 1439 года. Потрясенные успехами альянса Солнечного Будды, бирманцы из Качина с удовольствие приняли приглашение присоединиться к этому союзу.
19 мая 1439 года агрессору были продиктованы жесткие условия мира. Провинция Лампанг переходит под власть Боромораджи II, Таунгу выплачивает 25 золотых и признает себя вассалом Пегу.
(Этот мир позволил перевалить пегуанцам за 200 очков).

Сейчас, оглядываясь назад, хорошо понимаешь, что никакой, нафиг, справедливости нет на белом свете. Уже второй раз Аютия вытаскивала задницу Пегу из жуткой переделки. Армии аютийцев всегда дрались лучше и тянули на себе весь груз войны. Это наверняка стоило им немалых человеческих и финансовых жертв. Однако, где теперь Аютия? Нету такой страны. А вот Пегу есть! Есть такая страна, хоть это держава подлых дипломатов и подковерных интриганов, но она есть!
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Re: Глава1 (1419-1439)   15.09.2005 15:13
Супер!!!

А где Аютайя?
Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава1 (1419-1439)   15.09.2005 16:46
Kim Young Hee:
А где Аютайя?

Ну, по состоянию на 1439 год на юго-восток от Пегу. А вот попозже...
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Re: Глава1 (1419-1439)   15.09.2005 16:59
Не кажи гоп, пока Аютайю не чпок :-)
Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава1 (1419-1439)   15.09.2005 17:05
Kim Young Hee:Не кажи гоп, пока Аютайю не чпок :-)

Этот ААР пишется не в он-лайновом режиме :-). На данный момент игра почти сыграна до конца. Увы, судьба Аютии мне уже хорошо известна ;-).
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Re: Глава1 (1419-1439)   15.09.2005 17:34
понятно ;-)
Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Хорошо написано   15.09.2005 21:30
Пегу для меня оказалось сложным государством. Я писал камраду VP, когда советовал попробовать сыграть за Пегу, что меня выносили 4 раза подряд и более 15-17 лет я не продержался. Наверное, это государство ожидало своего историка - такого, как уважаемый камрад Vladimir.
Я буду с нетерпением ждать продолжения.
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Хорошо написано   16.09.2005 08:45
Avar:Наверное, это государство ожидало своего историка

Или просто везунчика ;-).
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Даешь пегий Индокитай!   15.09.2005 18:23
И не только Китай, и не только Индо.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 2 (1439-1463)   16.09.2005 14:15
Глава 2. Через тернии в тройку великих держав

Первый день мира, 20 мая 1439 года, ознаменовался мелким недоразумением между двумя союзниками. Посол Боромораджи Аютийского передал радже Бинья Рану предложение о вассализации. Все это сопровождалось восхвалением величия Аютии, необъятности ее границ, мощи ее армии, славы ее правителя. Разумеется, аютийцы получили холодный отказ, который Бинья Ран подгорчил еще ехидным замечанием: «А пипис… ваш Боромораджа со мной меряться не хочет? Ежели у него больше, то так уж и быть. А ежели у меня…» Однако Боромораджа отказался от этого соблазнительного во всех отношениях предложения.
1440 год прошел в упорных попытках пегуанского казначейства скопить хоть сколько-нибудь приличные деньги. Но тщетно. Поэтому 2 января 1441 года Бинья Ран опять был вынужден идти на поклон к известному своей репутацией банку. Заняв 200 золотых, он разумно пустил их в дело – сборщики налогов отправились в самые отдаленные (хотя пока еще не так удаленные, как хотелось бы) уголки Пегу.
2 февраля 1441 года Бинья Ран совершенно неожиданно для всех (и для него самого) женился на японской принцессе. Собственно, вышло это случайно. Пегуанский посол просто так, от скуки, попросил руки принцессы у тамошнего правителя. А тот неожиданно согласился (отношения с Японией были +20). Деваться было некуда, и Бинья Ран как честный человек… Одно только плохо. Оказывается, в Японии слыхом не слыхивали ни про какую Кама-Сутру. Однако находчивый посол восполнил в пути пробелы в знаниях принцессы. Бинья Ран остался доволен.
1442 год показал, что даже тотальное обшаривание сборщиками налогов всех хижин на территории страны не дает требуемого банкирами количества денег. Поэтому в сентябре пришлось прибегнуть к перекредитовке.

***
Наступал суровый 1443 год.
Сначала суровым он стал для рядовых жителей Пегу. Рьяные сборщики налогов, пытаясь хоть как-то оправдать свое никчемное существование, накинулись на крестьян, принялись их стращать всеми ведомыми и неведомыми карами. В результате этого 5 октября казна пополнилась сотней золотых, которую принесли в дар «благодарные» жители.
Однако затем наступила очередь великого раджи испытать на себе суровость 1443 года. 24 октября Бенгалия вероломно напала на Пегу. Хотя члены альянса Солнечного Будды единым фронтом выступили против агрессора, он тоже не унывал, так как был поддержан Гуджартом и Хайдарабадом.
Армия Пегу представляла из себя на тот момент какое-то посмешище. Ну не могли 2-3 тыс. пехотинцев с бамбуковыми копьями внушить ужас противнику. А вот Боромораджа II мог. То есть стратегия Пегу опять строилась на принципе таскания каштанов из огня чужими руками.

***
Первыми начали боевые действия бенгальцы. 21 января 1444 года они осадили пегуанский Сантал. Чем руководствовался их полководец, приведший под стены города аж 20 тыс. солдат, история умалчивает. А вот тот факт, что они начали стабильно вымирать как мухи, хорошо известен.
11 февраля альянс Солнечного Будды пополнился еще одним членом. Король Камбоджи посчитал достойным себя присоединиться к будущему дележу трофеев. Правда, трофеев пока не предвиделось. 6 тыс. солдат Пегу продолжали инфантильно отсиживаться в Манипуре, тибетцы без особых успехов пытались слезть со своих гор в долину Ганга, Боромораджа Аютийский только еще выступил в поход.
К весне осадный корпус бенгальцев изрядно подсократился, однако его подкрепили союзники из Хайдарабада, приведшие под стены Сантала до 19 тыс. бойцов. Удрученные сантальцы обещались в случае неприбытия подмоги сдаться в течение девяти месяцев.
В довершение напастей 29 апреля 1444 года Чагатайское ханство объявило войну Тибету. Бинья Ран с готовностью заявил о своей верности союзническим обязательствам, а вот Аютию, Камбоджу и Мьянму пришлось поуговаривать. Разумеется, несмотря на сказанные слова и произнесенные клятвы, Тибету приходилось рассчитывать в этом новом конфликте только на свои силы.
Осенью 1444 года, когда трусливые жители Сантала готовились уже распахнуть ворота перед армиями Хайдарабада и Бенгалии, на врага обрушил свою карающую десницу Боромораджа II (что бы Пегу делало без такого союзника, одному Будде известно). Этот Славный раджа не только снял осаду с Сантала, но и осадил крепость в бенгальской провинции Брахмапутра. А Армия Пегу даже и не пыталась высунуться из Манипура. Генерал писал длинные письма радже Бинья Рану с подробнейшим объяснением причин, побуждающих его не выступать на театр боевых действий. На все попытки раджи понукнуть его к активным действиям, генерал отвечал требованиями подкреплений. Поскольку денег на подкрепления в казне не было, Бинья Ран умолкал в тряпочку.

***
1445 год тоже прошел в вялотекущих боевых действиях, тяжесть которых тащила на себе Аютия. Пегуанская армия участвовала в одной лишь стычке. Причем, одержав в ней неубедительную победу, она отошла обратно в Манипур и предалась затянувшимся празднествам по поводу «великой победы во славу Будды и раджи Бинья Рана». И никто не мог сдвинуть ее с места и наставить на путь истинный, поскольку сам раджа опасно заболел и к концу 1445 года отошел в лучший мир. На престол вступил раджа Бинья Вару.
Этот за дело взялся круто. 1 февраля 1446 года велел приволочь к нему небезызвестных банкиров и всучил им 200 золотых в счет оплаты долга. Взглянув в глаза радже, банкиры сделали верный вывод, мол, о процентах лучше не заикаться, а то будешь заикаться всю оставшуюся (возможно, недолгую) жизнь. Подстегнутые тем же взглядом монахи выдали на гора 1 марта 1446 года 2-ой уровень инфраструктуры.
Однако не все были напуганы глазами Бинья Вару. Злокозненный вассал Пегу таунгутский раджа 3 июля 1446 года напал на другого вассала великого правителя, на Мьянму. Альянс Солнечного Будды дружно выступил против агрессора. Однако разрыв вассальных отношений обрушил стабильность в Пегу сразу на три пункта. Бинья Вару справедливо возлагал ответственность за это на таунгутов и клятвенно обещал приволочь их раджу на веревке в Пегу. Маленькая армия пегуанцев форсированным маршем рванула на Шан, опередив союзников.
Война сразу на нескольких фронтах грозила стать последней войной великого альянса. Бинья Вару пытался развязать себе руки хотя бы в Бенгалии, но ни на какие условия мира бенгальцы не шли. (При перевесе по очкам 9% в нашу пользу бенгальцы не соглашались даже на белый мир, а предлагать им денег Бинья Вару даже не догадывался, справедливо полагая, что «Бенгалы – параша, победа будет наша»).

***
Ситуация развивалась от плохого к худшему. 1 октября 1447 года грозный Бинья Вару был вынужден прибегнуть к перекредитовке. 11 ноября того же года держава Атжей объявила войну Аютии. Альянс, конечно, поддержал Боромораджу, но эта новая война отвлекла великого полководца с бенгальского фронта.
Наконец, 5 марта 1448 года первая ласточка грядущей победы посетила Пегу – Шан пал, не выдержав полуторогодовой осады. Разумеется, вражеский раджа был проведен по улицам Пегу на поганой веревке, а само Таунгу прекратило свое никчемное существование, войдя в состав Пегу.
Вслед за этим Бенгалия трижды в течение 1448 года отклоняла великодушные мирные требования Бинья Вару (и просили то мы каких-то несчастных 50 золотых). Для торжества дипломатии требовалась еще хотя бы одна победа. И, дай Будда здоровья тибетцам, союзники сумели ее одержать. 2 января 1449 года ко двору Пегу прибыл посол из Бенгалии с предложением 75 золотых в качестве контрибуции. Бинья Вару, как и положено, поломался для виду, посупил брови, но в итоге великодушно согласился на мир.
16 мая 1449 года тибетцы выплатили Чагатаям 5 золотых. И на этом фронте бои стихли. Оставался лишь атжейский фронт. Но Бинья Вару справедливо посчитал, что «пущай с ними Боромораджа возится, он это любит», и не стал вмешиваться. Собственно, вмешиваться-то пегуанцам было особо нечем. В армии Пегу на этот момент числилось всего лишь 758 пехотинцев. К тому же Бинья Вару опасно заболел и отошел к предкам, передав 1 января 1450 года престол Бинье Кьяну. Тот подтвердил верность курса на невмешательство. Слава Будде, аютийцы и сами справились с Атжеем. 16 августа 1450 года войны на всех фронтах временно стихли. Самым неожиданным результатом этих войн стал переход торгового центра Малакка под власть Мьянмы. Это вызвало страшную зависть в алчном сердце Биньи Кьяна. Именно тогда он задумал присоединить своего разбогатевшего вассала к владениям Пегу. Однако такое мероприятие требовало, как минимум, денег, а их не было.

***
Далее выдалось на удивление мирное десятилетие (За это впоследствии было установлено десять статуй Будды в десяти позах. Однако, поскольку автор статуй увлекался Кама-Сутрой, ничего путного у него не получилось, и эти статуи ныне не числятся в каталогах Юнеско.)
1 октября 1451 года был достигнут 2-ой уровень торговли. 25 августа 1452 года основали гарнизон в Иравади – хочешь мира, готовься к войне.
Бинья Кьян еще вошел в историю как человек, расплатившийся, наконец, со всеми долгами Пегу. 1 октября 1452 года был выплачен последний долг в 200 золотых. Казначейство вздохнуло с облегчением. Однако это стоило Пегу 9-процентной инфляции.
1 января 1453 года на престол взошел раджа Мавдав. Первым его деянием стала женитьба на тибетской принцессе. 9 сентября 1453 года Мавдав провел административную реформу, укрепив власть на местах и повысив централизацию растущей державы.
5 октября 1454 года купцы выразили свое недовольство, что затормозило (на 300 пунктов) развитие торговли в Пегу. В январе 1455 года в казне нашлись деньги для снаряжения сборщика налогов в Шан. 8 января 1457 года было завершено осушение болот в Сатале, что увеличило сумму собираемого налога в этой провинции.
26 октября 1459 года китайцы попросили права на проход войск по территории Пегу. Убежденный (наивный!), что это убережет страну от войны с Китаем, Мавдав дал императору Поднебесной свое согласие.

***
Прикрыв тыл, Мавдав решил, что настало время прирастить Пегу новыми землями, а заодно удачно решить проблему враждебно настроенной к нам державы Ассам. 1 января 1460 года был объявлен набор 8 тысяч пехоты и 2 тысяч кавалерии. Однако по удивительному совпадение император Поднебесной также не дремал и 10 марта 1460 года опередил раджу Мавдава в объявлении войны Ассаму. Поняв, что лакомая добыча ускользает, Мавдав форсировал подготовку к боевым действиям. 27 апреля 1460 года раджа Ассама, с трудом понимающий, как именно ему противостоять армии Китая, был неприятно поражен нападением Пегу. Сам виноват. Мог бы давно попроситься в альянс Солнечного Будды, а так… Пусть радуется, что Пегу атаковало в одиночку, не призывая остальных членов союза.
В мае-июне, пока китайцы разбирались с полевыми войсками Ассама, пегуанцы осадили обе крепости противника. Победа стремительно приближалась, но в этот момент (а именно 18 июня 1460 года) влиятельное дворянское семейство попросило оказать ему финансовую помощь. Конечно же, предатели получили… только не помощь, а плетей на конюшне раджи. Волна возмущения прокатилась по слою богатых и знатных монов, что не способствовало повышению стабильности в государстве.
После этого казуса война пошла без сучка, без задоринки. Деморализованные ошметки армии Ассама метались между Ассасос и Аруначалом, получая свои заслуженные люли от обоих пегуанских осадных корпусов. Это продолжалось до 23 ноября 1460 года, когда пала столица презренных ассамовцев. Оставалось лишь дождаться падения Аруначала.
В разгар войны 1 июня 1461 года главнокомандующий доложил радже Мавдаву о достижении вверенными ему войсками 2-го уровня военного дела, за что был удостоен награды десятью породистыми буйволами и именным бамбуковым копьем. Взбодрившийся генерал с еще большим остервенением (видимо рассчитывал получить еще что-нибудь такое же ценное) принялся за осаду Аруначала. Крепость пала темной дождливой ночью 3 декабря 1461 года. Поскольку в темноте никто не разглядел выдающихся заслуг генерала, он так и остался без награды.
2 января 1462 года был подписан мир, по которому Мавдаву переходила провинция Аруначал (железо) и сотня золотых монет. Жаль было оставлять провинцию Ассам на произвол китайцев, но делать нечего.

***
Да, делать было нечего, но…
7 января 1462 года Мьянма объявила войну Ассаму. Альянс Солнечного Будды в полном составе присоединился к этой кампании. Генерал с именным бамбуковым копьем и несколькими тысячами воинов как раз в этот момент проходил мимо столицы противника. Именно поэтому войска Пегу опять оказались первыми у стен крепости. Со временем подтянулись и союзники. 6 февраля 1463 года Ассам пал и был торжественно присоединен к Пегу. Территория будущей великой державы раздалась до восьми провинций. А Мавдав-раджа с тремя сотнями очков вошел в тройку великих держав мира (первые два места – Тимуриды, 427, и Австрия, 325).
Казалось, ничто и никто уже не сможет остановить Пегу на пути создания великой империи. Но не так думал султан Бенгалии. Его армии уже грозно нависали над границами Пегу.[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 16.09.2005 14:18]
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3196 сообщений


Класс!   16.09.2005 14:57
"Курс на невмешательство"
Я плакаль!
Denis KW



Профиль удален


Прекрасно   16.09.2005 15:08
История над которой и посмеятся можно и сгруснуть !
Shrike



Профиль удален


Re: Глава 2 (1439-1463)   16.09.2005 19:31
Слов нет, просто супер! Бушков и Дэн Браун отдыхают далеко в стороне :D
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Где продолжение?   16.09.2005 20:12
Просто Супер-Пупер!!!
Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Будет на днях (-)   19.09.2005 08:51
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 3 (1463-1492)   19.09.2005 15:46
Глава 3. Тридцать лет войны

4 апреля 1463 года султан Бенгалии, преисполненный злобы, со своим союзничком Хадерабадом напал на миролюбивое буддистское государство Пегу. Армия Пегу на этот момент включала в себя 1700 солдат, не имеющих ни приличных копий, ни доспехов, ни желания сражаться с супостатом. Дай Будда здоровья верным союзникам, не пожалевшим живота своего за обиженного раджу Мавдава.
Был объявлен внеочередной набор в армию. Улицы опустели. Если раньше бездельничающие мужики слонялись толпами без дела, ходили посмотреть «как бабы в поле работают», то теперь складывалось впечатление, что в Пегу население состоит из женщин, детей, стариков и некоторых, не слышавших о призыве. Эти не слышавшие и пополнили ряды доблестной армии. И надо было поторапливаться – 27 апреля бенгальцы уже осадили Сантал. «Где же аютийцы, черт бы их побрал? Что, нам что ли воевать прикажете?» - начал уже нервничать Мавдав. Ответ пришел, и он не понравился радже.
3 июля 1463 года Китай самым бесцеремонным образом порвал договор о праве на проход войск и объявил войну Пегу. Союзники устремились на земли Поднебесной. А армия Пегу, возглавляемая генералом с пацифистскими наклонностями укрылась в Манипуре.
В течение года война кипела где угодно, но только не там, где находились пегуанские воины. Бенгальцы копошились под Санталом, жители которого на этот раз проявили удивительную стойкость. (Стойкость их, безусловно, подогревалась приказом султана по взятии города «никого не насиловать, а отправлять на суд Аллаха». Обиженные таким пренебрежением со стороны врага сражаться на стены поднялись даже женщины.) Армии Аютии, Тибета и Камбоджи громили китайцев во славу альянса Солнечного Будды, а раджа Мавдав лишь записывал очки.
Наконец, когда сумма победных очков достигла 30% (18 мая 1464 года), китайский император признал свою неправоту, принес извинения за «ошибочку» и заключил мир с альянсом. Верховья Хуанхэ достались Тибету, а 50 золотых пришлось поделить на всех.
Радость была слегка омрачена сдачей 18 июня 1464 года Сантала. Султан, убедившись в стойкости защитников, пообещал изнасиловать всех, после чего осада пошла успешнее. Сантальские женщины начали толпами перебегать в стан врага, а затем решили сдаться и последние защитники города.
Немедля ко двору раджи Мавдава прибыл посол из Бенгалии с требованием «передать Сантал вместе с бабами на времена вечные султану Бенгалии». Разумеется, Мавдав ответил отказом, дескать, сантальские женщины ему самому нужны.

***
С этого момента вооруженные силы Пегу начинают новый этап своей истории. Времена позорного отсиживания в Манипуре ушли в прошлое. Вдохновленные приказом из столицы: «А не позволим мусульманам наших баб…» воины двинулись сквозь джунгли прямо на Сантал. Захваченный 11 сентября 1464 года врасплох пятитысячный отряд бенгальцев был выволочен из теплых постелей и крепко поколочен. Армия Пегу приступила к осаде Сантала. Два раза пытались мусульмане прорваться в Сантал, но одичавшие без женской ласки пегуанские солдаты… победили их… два раза. Со временем к Санталу подтянулись и аютийцы с камбоджийцами. Правда, эти задержались ненадолого. Дело в том, что 22 марта 1465 года Атжей объявил войну Аютии. Альянс Солнечного Будды заявил о своей готовности постоять за общее дело. Только вот у раджи Мавдава дальше готовности дело не пошло.
12 июля 1465 года доблестная армия Пегу ворвалась в Сантал. За этот подвиг воины были награждены свежими рубахами, генерал – вторым именным бамбуковым копьем. Сантальские женщины тоже остались довольны.
Вдохновленная успехом, армия двинулась прямо на Восточный Бенгал и приступила к осаде этого богатого торгового города. В свою очередь бенгальцы снова рванули на Сантал. Вона приняла вид затяжных осад.
К 13 ноября 1466 года расклад был следующим. ТЦ Вост. Бенгал перешел под контроль пегуанцев, бенгальцы, в свою очередь, овладели жен.. т. е. крепостями Сантал и Аракан. Трезво оценив победные очки, султан Бенгалии пришел к единственно правильному выводу – надо просить мира. И предложил союзникам 3 золотых. Смехотворность суммы заставила было раджу Мавдава поколебаться, но идущая к театру боевых действий 20-тысячная армия Хайдарабада склонила его все-таки принять это символическое признание Бенгалией своего поражения.
3 золотых – это, конечно, не результат. Гораздо более важным результатом стало осознание реальности овладения бенгальским торговым центром. Перед уходом войск из Вост. Бенгала жадный раджа Мавдав приказал зарисовать план тамошней крепости, «дабы в следующий раз долго не торчать». Так начали вырисовываться контуры дальнейшей экспансии миролюбивого Пегу.

***
Где-то далеко на юге бушевала война с Атжеем, но Мавдаву было на это глубоко наплевать. По ночам ему снились богатства Вост. Бенгала, а днями он как одержимый пересчитывал в подвале свою наличность – хватит ли на новую войну?
Под видом купцов периодически в Вост. Бенгал отправлялись засланцы, как ласково называл своих разведчиков раджа. Уделялось повышенное внимание военному делу, свидетельством чему стала 28 декабря 1468 года реорганизация армии, серьезно ускорившая развитие военных технологий изготовления металлических наконечников на бамбуковые копья.
Не обделял своим вниманием раджа и союзников, страдающих за общее дело на атжейском фронте. 24 июля 1470 года произошло существенное улучшение отношений с Тибетом. Впоследствии тибетцы чрезвычайно радовались этому улучшению. И вот почему.
23 февраля 1471 года Китай вероломно напал на Тибет, дескать, «отдавайте нам Верховья Хуанхэ. А то вся гадость, которую вы швыряете в реку, плывет по течению к нам». Однако члены альянса Солнечного Будды решили отстаивать право тибетцев гадить куда хотят и когда хотят.

***
Не сказать, чтобы уж очень своевременной была война с Китаем. Чувствовал Мавдав, что это мешает его планам в отношении Вост. Бенгала, но делать было нечего. Собственно, ничего и не делали. Просто смотрели, как аютийцы и тибетцы гоняют китайцев вдоль их Великой Стены. Сам же Мавдав постоянно инспектировал армию, стоящую на бенгальской границе. Во время одной из инспекций рабы, тащившие паланкин раджи оступились на мосту, и раджа рухнул в реку. Пытаясь его спасти, рабы сиганули вслед за ним. Крокодилы остались довольны.
1 января 1472 года на престол Пегу взошел Шин Савбу. От своего предшественника он унаследовал неплохую державу, войну с Атжеем и Китаем, а также непомерную алчность. И недолго думая, 1 мая 1472 года раджа Шин Савбу объявил войну Бенгальскому султанату. Озадаченные союзники («какого черта, у нас и так две войны») присоединились к этому безобразию.
Испуганные такой решимостью альянса биться со всем известным миром, китайцы 23 июня 1472 года предложили Тибету провинцию Цинхай и 56 золотых на всех. На том и помирились.

***
А тем временем бенгальцы вломились неподготовленной толпой в Сантал, где на этот раз вместо баб их встретила вооруженная копьями с металлическими наконечниками армия Пегу. 3 июля бенгальцы с позором отступили. Пегуанцы преследуя их ворвались в провинцию Вост. Бенгал. Несколько раз мусульмане пытались прорваться к своим гаремам в городе, но тщетно. Пегуанцы всякий раз с треском вышвыривали их за Ганг. 12 марта 1473 года через реку переправился бенгальский парламентер. Султан предлагал 27 золотых. Оскорбленные пегуанцы просто швырнули парламентера в реку. Крокодилы опять не пожалели, что проплывали мимо именно в этот момент.
Тогда бенгальцы осадили Сантал.
Война затягивалась, пожирая всю наличность раджи. И надо же было именно в этот раз случиться урожайному году. Страшный урожай риса обрушился на страну. Из-за жуткого снижения цен на съестное разорились тысячи торговцев, однако это также способствовало снижению инфляции на 5 процентов плюс добавило в казну лишнюю (хотя лишней никогда не бывает) сотню золотых.
4 февраля 1474 года через реку переправился еще один парламентер. На этот раз султан предлагал 150 золотых. Выслушав посланца, генерал велел отправить его вслед за предыдущим. Несчастного тут же поволокли на берег, где уже с утра в предвкушении угощения толпились крокодилы. И они не были разочарованы.
Однако затем в столицу Пегу пришла грустная новость – 29 мая 1474 года враг занял Сантал. Наша действующая армия ответила на это занятием 23 июня Восточного Бенгала. После этого вконец озверевшие пегуанцы выиграли еще несколько оборонительных сражений. Весь мир (и в первую очередь, они сами) был удивлен их неожиданной стойкостью.
Поняв, что деваться некуда, 12 февраля 1475 года султан направляет очередное посольство с мирным предложением. Когда парламентеры переплывали в утлой лодчонке реку, их внимание было сосредоточено лишь на кишащей у берега орды крокодилов. Голодные животные стучали хвостами, щелкали челюстями и ни в какую не желали заключения мира между двумя державами. Однако на этот раз кровожадные рептилии обманулись в своих ожиданиях. Парламентеры, памятуя о судьбе предыдущих посольств, предложили радже Шин Савбу «Вост. Бенгал с торговым центром, крепостью и бабами в вечное пользование». Мир был торжественно подписан. Правда, незадачливых парламентеров это не спасло. По прибытии домой раздраженный султан повелел скормить их бенгальским тиграм.
Так и запишем: 12 февраля 1475 года Пегу обзавелось своим первым торговым центром. Доходы от него позволили существенно увеличить скорость исследований, а также поступления в казну.

***
Не успел альянс Солнечного Будды отдышаться от этой переделки, как 18 марта 1475 года Чагатайское ханство объявило войну Тибету. Шин Савбу по доброй пегуанской традиции пожелал Тибету удачи в предстоящей войне и не сдвинулся с места. И то сказать, страна воевала уже почти полтора десятилетия и народ начал медленно охреневать. Дипломатические усилия раджи были направлены на скорейшее замирение со всеми. Это было достигнуто миром 3 января 1476 года с Атжеем и 9 ноября 1476 года с Чагатаями.
25 января 1477 года жители Аракана, вдохновленные высоким престижем армии, выставили 5 тыс. пехоты. Шин Савбу сердечно поблагодарил подданных, но призвал их разойтись по домам.
Вроде бы можно стало вздохнуть свободно.
Однако 30 июля 1477 года Китай самым вероломным образом напал на Тибет. Радже опять пришлось вступать в войну.
На этот раз конфуциане подготовились к войне гораздо лучше. Разбив несколько отрядов Аютии, китайцы 22 октября 1478 года захватили пегуанскую провинцию Шан. Это открыло им прямую дорогу на столичную провинцию Иравади. Раджа смекнул, что на этот раз отсидеться не выйдет. На военном совете победили сторонники партизанской войны. Армия Пегу подкарауливала и била мелкие отряды китайцев. Этой тактике способствовала и нищета приграничных провинций. Через 2-3 месяца стояния в них осадные корпуса китайцев снижали свою численность до приемлемого для партизан размера. Чаша весов начала склоняться на сторону альянса Солнечного Будды. Но в этот самый момент…

***
…6 апреля 1479 года Дай Вьет объявил войну Камбодже. «Этой войне не видно конца!» - возопил Шин Савбу и присоединился к этой новой переделке.
Слава Солнечному Будде, к сентябрю 1479 года китайцы сочли свои потери от партизанских действий армии Пегу чересчур большими и предложили мир альянсу. Провинция Хайнань отошла Камбодже плюс 85 золотых.
Преисполненный яростью раджа повелел армии выступать на Дай Вьет. Народ начал соображать, что конца войне не предвидится, и 1 февраля 1480 года полыхнуло в Аруначале. Проходивший там корпус тибетцев рассеял недовольных, но это был первый тревожный звонок.
Второй звонок прозвенел 21 ноября 1480 года, когда духовенство стало открыто возмущаться действиями раджи. Шин Савбу мужественно проигнорировал их завывания, в результате чего стабильность в стране пошатнулась.
Армия, ушедшая в Дай Вьет, наконец, нашла незанятую еще осадой вражескую крепость и принялась окапываться возле нее. Окапывание дало результат. 13 апреля 1482 года Аннам пал. После этого раджа Шин Савбу решил, что может не теряя лица выйти из войны. Дай Вьет отделался потерей 50 золотых.
Однако наступивший мир не снял напряжения в стране (риск восстания из-за военной усталости 12%). Отчислений на стабильность с трудом хватало только для того, чтобы она не снижалась. 1 декабря 1482 года неугомонные жители Аруначала снова подняли бунт. Армия двинулась на недовольных. Это ей удалось, хотя и не с первого раза.

***
Страна катилась к анархии. 25 декабря 1482 года настырные Чагатаи опять напали на Тибет. Пришлось снова вводить военное положение. 1 апреля 1483 года восстал Манипур. Утомленная армия поплелась туда объяснять повстанцам, насколько сильно они неправы. Втолковать эту простую истину удалось лишь с третьего раза.
20 июня 1483 года купцы выразили правительству свое недовольство, из-за этого сильно затормозилось развитие торговли. 1 июля 1483 года в Восточном Бенгале поднялись горожане и захватили город. Лишь весной 1484 года армия Пегу вступила в город. За это время по стране еще два раза полыхнули восстания, но, не имея достаточно съестных припасов, повстанцы вынуждены были стоять под стенами крепостей и ждать прихода армии Пегу.
17 октября 1484 года Китай напал на Тибет. Альянс Солнечного Будды опять поддержал обиженного.
14 декабря 1484 года по стране прокатилась волна недовольства среди крестьянства, что снизило стабильность еще на два пункта и вызвало восстание в Вост. Бенгале.
Раджа Шин Савбу в этой обстановке уже всерьез подумывал о самоубийстве, но веревка попалась гнилая. Будда явно намекал, что не торопит алчного раджу к себе, мол, помучайся еще за свою жадность.

***
Потихоньку дела начали выправляться. 1 сентября 1485 года альянс заключил мир с Чагатаями. В течение 1486 года войскам Пегу удалось нанести ряд поражений китайцам, которые согласились 5 января 1487 года заключить мир с Пегу, выплатив сотню золотых.
На долину реки Иравади опустился долгожданный мир.
В течение 1488 года были разогнаны все повстанцы. 14 января 1489 года при дворе раджи Шин Савбу появился живописец Дану Ево На. Самая известная его картина из дошедших до нас – «Шин Савбу с веревкой на шее беседует с Буддой». С тех пор у буддистских монахов Пегу вошло в традицию носить на шее гнилую веревку. В 1490 году было начато строительство пегуанского флота. 21 октября считается днем флота Пегу. Именно в этот день в 1490 году была проведена реорганизация флота и спущена на воду первая галера.
Конец правления Шин Савбу ничем не омрачался, однако психическое здоровье раджи было подорвано долгими годами тяжелых испытаний. И под конец 1491 года ему удалось таки найти крепкую веревку…
1 января 1492 года на престол Пегу взошел раджа Диммазеди.
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


:up: Класс! (-)   19.09.2005 19:28

Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


С нетерпением жду продолжения   19.09.2005 22:11
этой замечательной повести о светоче буддизма, жемчужине юго-восточной Азии и прочая и прочая и прочая. Браво!
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 4 (1492-1527)   21.09.2005 11:12
Глава 4. А Пегу все ширше и ширше

1 января 1492 года на престол Пегу взошел раджа Диммазеди. К этому времени позиции Пегу на международной арене порядком укрепились (400 очков, второе место, Венеция – 450, Португалия – 359). Настало время замахнуться на имперскую славу, как минимум, или даже на мировое лидерство, тоже как минимум, но уже чуть побольше. И первый шаг к этому был сделан 9 сентября 1492 года. Именно в этот день тибетский далай-лама «с радостью и удовольствием» признал свою вассальную зависимость от великого пегуанского раджи. Поговаривают, что «радости и удовольствия» ему существенно добавила стоящая на границе армия Пегу. В том же году были осушены болота вдоль реки Иравади, что увеличило собираемый в столице налог.
Размышляя о своем величии, раджа Диммазели не мог не захотеть включить в состав растущей молодой империи Аютию. Перед этим 8 декабря 1494 года был заключен династический брак с Аютией. Вслед за невестой в Аютию отправился посол раджи с предложением вассализации. Однако тугодумный аютийский владыка не нашел времени поразмышлять о растущем величии Диммазеди. 12 февраля 1495 года последовал оскорбительный отказ. Недостойный целовать пыль под ногами Диммазеди аютийский раджа высокомерно напомнил историю полувековой давности, когда на подобное же предложение пегуанский владыка Бинья Ран предложил померяться пипис… «Что, предложение все еще в силе?» - полюбопытствовал аютиец. Однако наслышанный о… скажем так, о невероятном успехе раджи Аютии среди женщин Диммазеди благоразумно решил не рисковать державой. И правильно сделал. Куда уж ему с его… скажем так, неубедительным аргументом, а вернее, аргументиком?
Вслед за этим история правления Диммазеди ознаменовалась еще рядом неудач в области внутренней и внешней политики. 23 мая 1495 года раджа отказал в финансовой помощи влиятельному семейству. Семейство оказалось очень влиятельным и начало жаловаться на скаредность правителя каждому встречному-поперечному. Это, само собой, поколебало стабильность в стране. 4 января 1497 года Дай Вьет отказался вступить в альянс Солнечного Будды. 22 марта 1497 года случилось временное умопомешательство раджи (съел, наверное, чего-то не того). 21 июля 1499 года был успешно улажен (за 45 золотых) пограничный конфликт с Аютией, после чего она самым наглым образом повторно отказалась от вассализации.

***
Но все вы, конечно, понимаете, что эти мелкие недоразумения никак не могли остановить рост империи Пегу.
19 сентября 1499 года был заключен династический брак с Камбоджей. 21 апреля 1501 года по стране прокатилась волна мракобесия. Вызвана она была, безусловно, христианскими проповедниками, кричавшими о наступлении нового, 16-го, века от рождества Христова. Кто такой был этот Христов, и почему его день рождения нужно было отмечать торжественней, чем праздник Солнечного Будды, лично мне не понятно. Как непонятно это было и темному народу Пегу. Поэтому раджа Диммазеди подтвердил свое резко отрицательное отношение к христианству и приказал «убрать к чертовой матери этих проповедников». Искать «чертову мать» никому не хотелось, поэтому проповедников попросту скормили крокодилам.
21 июня 1502 года Диммазеди провел очень важную военную реформу, повысив обороноспособность страны. Ратовавшие за наступательную стратегию офицеры были уволены из армии, что неблагоприятно сказалось на стабильности страны.
В 1503 году были осушены болота в Шане. 1 июля 1504 года ученые монахи разработали новый вид рыбацкой лодчонки. Хотя радже было доложено об этом с пафосом, дескать, достигнут второй уровень морского дела.
2 декабря 1504 года была подтверждена незыблемость принципов альянса Солнечного Будды (Пегу, Аютия, Камбоджа, Дай Вьет, Тибет). А вот глупые бирманцы (кстати, вассалы Пегу) не захотели подтверждать своей верности Будде, за что впоследствии были наказаны. Ибо нефиг!
1 января 1505 года главнокомандующий доложил о достижении третьего уровня военного дела. Наконец-то, славные воины Пегу смогли надеть на себя кожаные доспехи. Буйволы, коровы и индусы были ОЧЕНЬ недовольны. Но кого тогда это могло волновать?
19 января 1506 года был заключен династический брак с державой Дай Вьет.

***
Казалось бы, все складывается как нельзя лучше. Но оказалось, что можно и лучше, существенно лучше. И это лучше наступило в 1508 году. 1 января 1508 года раджа Диммазеди вызвал к себе тибетского далай-ламу и после очень серьезного и длительного (долго сопротивлялся, гад) разговора убедил его передать свои права на Тибет пегуанскому престолу. Так свершилось это воссоединение двух братских буддистских народов. А чтобы тибетцы лучше почувствовали радость от присоединения, во все провинции этой горной страны были направлены сборщики налогов.
Но и на этом удача не оставила Пегу. Правда, по закону сохранения кого-то должна была посетить неудача. И она посетила Бирму. 28 октября 1508 года Китай напал на вассала Пегу – раджу Бирмы. Ай-ай-ай, ну разве можно было китайскому императору так неосмотрительно подставляться? Видимо ему застил глаза недавний успех, когда его солдаты захватили торговый центр в Малакке. Обладание торговым центром неподалеку от Пегу само по себе довольно таки опрометчиво. А тут еще и законный повод для войны.
Зимой 1508/1509 гг маленький, но очень храбрый галерный флот Пегу сплавал на разведку в Малаккский пролив. Разведка показала полное отсутствие китайских войск в Малакке (еще один признак умственной ущербности императора Поднебесной).

***
Соблазн был слишком велик, и Диммазеди не устоял. Летом 1509 года флот с десантом отбыл к Малакке, а пегуанский посол отправился в Пекин. 29 августа 1509 года альянс Солнечного Будды потребовал «прекратить агрессию против Бирмы, в противном случае – война». Император Поднебесной как раз и оказался противным, началась война.
Пегуанцы приступили к осаде Малакки, а их союзники вступили в пограничные сражения с китайцами. Весь 1510 год китайцы мелкими группами по 50-60 тыс. человек шарахались по Пегу, нанося серьезный ущерб народному хозяйству. Оставшиеся в метрополии пегуанские полки предпочитали отсиживаться в снегах Тибета.
Наконец 27 января 1511 года Малакка пала. Осадный корпус погрузился на корабли и отбыл на подкрепление армии Пегу.
Неистощимый в своем великодушии раджа Диммазеди предложил Китаю мир с условием передачи торгового центра Малакка под скипетр Пегу. Жадный китайский император ответил отказом. Это было тем более неразумно, что все северо-западные провинции Китая не имели крепостей. Что оставалось делать миролюбивым пегуанцам? Только одно. В поисках мира углубиться на территорию врага. Ситуация слегка осложнялась тем фактом, что не вся эта территория была известна пегуанцам. Пришлось заняться открытиями.
Хм, открытые провинции действительно оказались незащищенными. И к осени 1512 года китайцы лишились их практически всех. И пусть благодарят Будду, милосердие Диммазеди (и свою 200-тысячную армию, которая замаячила на горизонте) за великую милость судьбы. 3 ноября 1512 года раджа Пегу предложил мир китайскому императору. Торговый центр Малакка переходит под власть Пегу, китайцы выплачивают альянсу сотню золотых. Император Поднебесной с радостью ухватился за это предложение (слава Будде и тупости ИИ. Эх, их бы армию да в добрые руки…)
А нам остается лишь констатировать: 3 ноября 1512 года Пегу получило свой второй торговый центр.

***
Сверхдоходы от второго торгового центра позволили радже наплевательски отнестись 23 февраля 1513 года к коррупции. В результате этого недоразумения инфляция выросла на один процент. Зато 14 апреля 1514 года дала знать о себе оборонная реформа – крепость в Восточном Бенгале усилиями местных властей была доведена до второго уровня.
8 июня 1515 года до раджи дошли слухи о произволе местных феодалов, о неисполнении ими указов, о неуважительном отношении к статуям Будды и к самому радже Диммазеди. Это была их самая серьезная ошибка. Хотите произвола? Пожалуйста, произволяйте кто во что горазд, хоть с мальчиками, хоть с девочками. Не нравятся указы? А кому они вообще нравятся? Не уважаете Будду? Да заради господа бога, есть время раскидывать камни, а есть – собирать. Короче, Будда сам разберется с грешниками. А вот раджу не замай! И 11 июня центральная власть ответила на это очередной реформой, призванной (под видом централизации управления на местах) научить феодалов родину любить и раджу почитать.
1 мая 1516 года до столицы дошли известия о восстании в Кунь-Луне тибетских сепаратистов. Чего они там хотели и за что боролись, так и осталось неизвестным, поскольку где-то в течение года все повстанцы банально померзли в снегах Тибета.
8 апреля 1517 года произошло убийство всеми уважаемого дворянина. Говорят, что он неосторожно позволил себе сказать что-то непочтительное о радже. Стоявший около раджи телохранитель по традиции воскликнул: «Позволь, я отрублю ему голову?» Однако милосердный Диммазеди не позволил, дескать, ты мне тут все ковры кровью забрызгаешь. После чего вздохнул: «А вот на улице ковров нет». А через два часа дворянина нашли на улице с отрубленной головой. И самое интересное, действительно, ни одного ковра рядом. Это происшествие так потрясло пегуанцев, что даже стабильность в стране слегка пошатнулась.

***
Коварный император Поднебесной не смог не воспользоваться моментом, дабы свести счеты с Пегу. 19 декабря 1517 года китайские полчища начали наступление. Члены альянса Солнечного Будды, по традиции, кинулись прикрывать своими задницами нашкодившего пегуанского раджу.
А пока аютийцы с камбоджийцами честно клали свои головы под тесаками китайцев, армия Пегу бочком-бочком да сторонкой просочилась по уже изведанной дорожке в незащищенные провинции Китая. В провинциях полным ходом шло формирование китайских отрядов. Пегуанские ветераны, врываясь во вражеские города, насмешками и пинками разгоняли желторотых новобранцев по домам.
Китайский император нутром чуял, что вроде бы с такой, как у него армией, проиграть попросту невозможно. Однако, как водится, нутро его подвело. Нутра, они вообще такие ненадежные штуки, подводят в самый неподходящий момент.
Ну, как бы там ни было, а 27 октября 1518 года китайцы признали свое поражение и торжественно передали провинцию Качин (нашу щитовую) радже Диммазеди.
Таким образом, к 1 января 1519 года Пегу набрало 537 очков, 17 провинций (из них – 2 ТЦ) и прочно уселось на второе место (Франция – 639, Испания – 480).

***
Далее можно было бы рассказать о династическом браке с Аютией или об изменении дипломатических отношений с Чагатаями, но… Кому это нужно? Поэтому лучше я расскажу вот о чем.
Дело было 8 мая 1522 года. Несчастная бенгальская корова совершенно случайно забрела на территорию Пегу. Жители приграничной деревеньки чрезвычайно обрадовались этому дару милостивого Будды. Однако на выручку буренке поспешили жители бенгальской деревушки. Слово за слово, глаз за глаз, зуб за зуб и т. д. Разразилась жуткая потасовка. Когда это дело представили радже Диммазеди, он совершенно справедливо заявил, мол, корова рыжая одна, брали мы ее одну, и хрен ее у нас отымешь. Короче, мелкий пограничный спор был раздут до масштабов международного конфликта.
Вслед за этим 1 июля 1522 года последовало объявление войны «нечестивым бенгальцам, зажоп…, т. е. зажавшим корову». Весь альянс Солнечного Будды как один поднялся сражаться за спорную корову. Бенгалию же поддержали Хайдерабад и Делийский султанат. Назревала крутая заварушка.
А что корова? А корова от этого шума убежала подальше в джунгли, где ей очень обрадовались тигры.

***
Как же дальше развивались события?
1 августа 1522 года после непродолжительного сражения армия Пегу приступила к осаде Зап. Бенгала. Мусульмане пару раз пытались осадить Сантал, но бравые аютийцы вышибали их оттуда с треском. 25 апреля 1523 года в тыл Бенгалии ударила держава Гуджарат. Это оттянуло на запад силы Дели и Хайдерабада. 1 июня 1523 года пегуанцы с союзниками начали осаду Брахмапутры. 19 октября 1523 года пал Зап. Бенгал.
Все бы ничего, да по традиции начала душить раджу нехватка денег. Диммазеди собрал чиновников и пообещал «поотрубать башки, а имущество конфисковать», если они в кратчайшие сроки не найдут денег. Услужливые сборщики налогов поняли недвусмысленный намек. Разъехавшись по городам, они так прямо и передали жителям слова раджи, мол, поотрубать-конфисковать. Напуганные жители скинулись и 4 декабря 1523 года преподнесли в дар радже 200 золотых (сколько осело в карманах чиновников, история умалчивает).
Прослышав про такое богатство Пегу, жадный китайский император 10 декабря 1523 года объявил войну Диммазеди, вонзив ему кинжал прямо в спину. Армии для войны с Китаем у раджи не было, и он во всем положился на союзников (а зря).
Весь 1524 год в Бенгалии шли бои с явным перевесом в пользу альянса Солнечного Будды (чего не скажешь про китайский фронт – о нем я позорно умолчу). Наконец, 5 августа 1524 года пал Бихар – столица Бенгалии. Самым приятным в этом был захват в султанском дворце мусульманских географических карт. Необъятность мира за пределами Индокитая слегка ошеломила Диммазеди. И было от чего. Этот темный невежественный человек за один присест узнал о существовании Каспийского моря, Кавказских гор, Аравийского полуострова и ряда стран в северной Европе. Забегая вперед, отмечу, что это заметно ускорило темпы развития технологий.
16 сентября 1524 года монахи, возмущенные известиями о вновь открытых иноверцах, выразили радже свое недовольство. В условиях тяжелой войны монарх был вынужден согласиться с требованиями предателей. Это слегка сместило политику двора в сторону консерватизма.

***
17 ноября 1524 года пала Брахмапутра (бенг).
24 февраля 1525 года пал Чхота-Нагпур (бенг).
2 мая 1525 года пала Гангура (бенг).
20 мая 1525 года белый мир с Дели.
19 июля 1525 года Пегу было вынуждено пойти на мир с Китаем. Императору Поднебесной отошли Верховья Хуанхэ. Теперь он мог радоваться, что все дерьмо, которое течет по Желтой реке, китайского производства. В оправдание Диммазеди могу отметить следующее: он избавился от единственной провинции с конфуцианством, без крепости и без сборщика налогов. К тому же у Китая пропал казус белли на Пегу.
1 января 1526 года на престол взошел раджа Такаюпти.
19 мая 1526 года бенгальцы вернули контроль над Чхота-Нагпур.
3 июля 1526 года пал Бахрампур (бенг).
3 января 1527 года Бенгалия предложила мир: 25 золотых и 4 города в придачу. Последовал холодный отказ (наживать ББ пока не очень-то и хотелось).
8 февраля 1527 года повторно пал Чхота-Нагпур (бенг).
У пегуанцев, собственно, было дикое желание завассалить Бенгалию. Однако у этих мерзавцев оказалась одна провинция вне пределов нашей досягаемости. Пришлось заключать мир на следующих условиях: Зап. Бенгал и Орисса – Пегу плюс 75 золотых. Султан Бенгалии был попросту раздавлен. Отныне эту державу уже никто не воспринимал всерьез. А вот уступили бы корову, и история пошла бы другим путем.
Что это война дала Пегу? Во-первых, ценнейшая провинция с ТЦ Вост. Бенгал перестала быть пограничной. Во-вторых, сразу после войны была дарована независимость Ориссе, которая стала вассалом Пегу. Это, конечно, тоже способствовало росту имперской славы Пегу.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Глава 4 (1492-1527)   21.09.2005 15:10
Vladimir Polkovnikov:все северо-западные провинции Китая не имели крепостей. Что оставалось делать миролюбивым пегуанцам? Только одно. В поисках мира углубиться на территорию врага. Ситуация слегка осложнялась тем фактом, что не вся эта территория была известна пегуанцам. Пришлось заняться открытиями.
Хм, открытые провинции действительно оказались незащищенными.

Это основное преимущество человека перед АИ. Человек заранее много знает даже о невидимой на данный момент территории. (ну и знает последовательность исторических событий)
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 4 (1492-1527)   21.09.2005 15:46
Riko:Это основное преимущество человека перед АИ. Человек заранее много знает даже о невидимой на данный момент территории. (ну и знает последовательность исторических событий)

Знание неисследованной территории - это, конечно, преимущество, но не основное ;-). Основное преимущество человека - это смекалка и голова на плечах :-). Мы ведь не топчемся с пятидесятитысячными армиями у оч. слабых крепостей, мы не сдаемся по военным очкам, если армия наша больше и т. д. и т. п.
А по поводу тех китайских незащищенных провинций... Я видел две из них и просто предположил, что в терра инкогнито провинции также незащищены. Угадал. Раньше в Азии я никогда не играл и фишки этой у Китая не знал. Правда, этот номер прокатил лишь пару раз. Китайцы не долго думая укрепили города крепостями.
А вот знание исторических событий... В ЕУ2 не так помогает, как, скажем, в ДП2 или в Виктории. Там четко - 1 сентября 1939 года мировая война, или в 1870 году - франко-прусская. Ну, соответственно, и готовишься заранее. Эвенты в ЕУ2 построены не так однозначно. Тридцатилетняя война не начинается по команде и наполеоновских войн нет. Этим-то, может быть, ЕУ2 чем-то и лучше остальных глобалок.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


;)   21.09.2005 16:16
все верно. (и насчет смекалки, и насчет Вики)
Удачи Пегим!
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 5 (1527-1561)   22.09.2005 14:32
Глава 5. К чему приводит пацифизм

Раджа Такаюпти, взошедший на престол в 1526 году, не отличался воинственностью, поэтому период его правления (1526-1539) вошел в историю Пегу как неожиданно свалившиеся на измученную страну годы мира и благоденствия.
Сразу же по завершении бенгальской войны 8 февраля 1527 года и выделении Ориссы вассалом ей было предложено войти в альянс Солнечного Будды. И надо же такому случиться, этот почитатель Корана, султан Ориссы, с радостью согласился. На церемонии принятия нового члена в альянс, проходившей в центральной пагоде Пегу у статуи Солнечного Будды, султан кривился, плевался, обзывал Будду шайтаном, но терпел. А вот во время торжественного обеда, когда подали жирную свинью, правоверный не выдержал и с воплями проклятий вылетел вон из дворца. С тех пор отношения с новым вассалом и союзником у Такаюпти лишь ухудшались.
25 апреля 1528 года произошло некоторое обострение отношений с державой Атжей. Тамошний султан выражал свое неудовольствие по поводу обиды, нанесенной его брату по вере. В ответ Такаюпти послал ему сразу трех жареных свиней (с тех пор, видимо, и пошла поговорка «подложить свинью»). На этом, собственно, конфликт и заглох.
16 июля 1529 года произошло подобное же обострение отношений с Китаем. Что послал императору Такаюпти, я не знаю, но говорят, что у повелителя Поднебесной случился нервный срыв. Впрочем и это обошлось без последствий.
2 сентября 1530 года жители Иравади скуки ради построили пять боевых джонок и подарили их радже. Хотя на утлых суденышках было опасно плавать не то что по морю, а и просто по болоту, раджа остался доволен.
Если по части военных действий Такаюпти оказался слабаком, то по женской части совсем наоборот. Это показал его брак 25 января 1531 года с принцессой из Дай Вьет. Поговаривают, в первую брачную ночь принцесса испытала такой шок от увиденного, что не могла от него оправиться всю оставшуюся жизнь. Поэтому детей у августейшей четы не было.
7 сентября 1531 года опять бузили купцы, а 1 ноября 1532 года усилиями военных наперекор желаниям раджи-пацифиста был достигнут 4-й уровень военного дела.
Увлеченные примером жителей Иравади граждане Зап. Бенгала смастерили и 21 марта 1534 года преподнесли радже 5 небольших галер. В благодарность за это Такаюпти назначил наиболее рьяных из мастеров гребцами на эти самые галеры: «Чтобы в следующий раз были умнее и строили парусники. Ибо нефиг!»
25 мая 1535 года раджа встал в веселом расположении духа и, пока жена приходила в себя после увиденного ночью, велел отослать султану Атжея пять самых жирных свиней со своего скотного двора. Это вызвало повторное обострение отношений с мусульманами. «Ну и наплевать» - бодрился раджа – «Все одно отношения – хуже некуда».
1 февраля 1537 года члены альянса Солнечного Будды (Пегу, Аютия, Камбоджа, Дай Вьет, Орисса) подтвердили свою верность принципам (каким именно, все уже забыли, но это было и не особо важно). Султан Ориссы лично не приехал (сказался больным), но заявил о своей готовности накостылять кому угодно. Проявляя заботу о прихворнувшем союзнике, Такаюпти отослал ему самых жирных свиней. Однако посла в море прихватил шторм, и корабль отнесло к берегам Атжея. Приняв посылку на свой счет, султан Атжея обиделся. Это вызвало 9 апреля 1537 года очередное обострение отношений между двумя державами. А вот аналогичная посылка аютийскому радже 11 апреля 1538 года изменила отношения собратьев по вере в лучшую сторону.

***
И вот тут мы подходим к ключевому моменту. Я имею ввиду жалкие памфлеты-писульки жидомасонских псевдоисториков. Открываем, читаем: «В 1539 - 1550 завоевано Таунгу». Ложь! От первой до последней буквы! Где, я вас спрашиваю, в 1539 году это самое Таунгу? А?! Не знаете? Так я вам скажу. Нету его! Нет и точка!
Что же произошло на самом деле в 1539 году? – спросите вы. А я отвечу. 1 января 1539 года раджа Такаюпти отошел в мир иной. Его несчастная супруга, так и не оправившаяся от ночных кошмаров, удалилась в монастырь. Детей у четы не было. Как тонко и верно подмечено у Парадоксов: «name = "Январь 1, 1539 : Междуцарствие теперь правит нашей доблестной державой!"» Власть перешла к кучке вельмож, которые постоянно грызлись между собой.
Именно их жадностью я объясняю отказ в предоставлении лицензий на экспорт бенгальским купцам. Споры по этому поводу дестабилизировали обстановку в стране. 10 июня 1541 года усердные жители Зап. Бенгала все-таки воплотили в жизнь завет раджи Такаюпти – пять парусных кораблей были спущены на воду. Приказом верховного совета гребцов с галер перевели матросами на корабли. Тогда еще казалось, что флот (а насчитывал он уже 10 кораблей и 16 галер) нафиг не нужен Пегу, но…
8 октября 1541 года Камбоджа объявила войну державе Атжей (союзники не замедлили присоединиться к дележу пирога). И весь флот Пегу немедля отправился в Малаккский пролив защищать от островных мусульман наш ТЦ в Малакке. Кстати, это было боевое крещение пегуанского флота. После него стало понятно, что эти старые калоши лучше использовать в качестве транспортов. Армия Пегу отбоярилась от участия в этой войне. Тем более что вскоре у нее появился вполне благовидный предлог.
14 ноября 1541 года Чагатайское ханство объявило войну Пегу.

***
Пока Чагатаи стягивали свои полки к нашей границе, армия Пегу бодро маршировала в Тибет. На марше ее и застало известие о восстании 1 января 1542 года жителей Зап. Бенгала. Нечестивые мусульмане слегка поспешили – полки не дошли еще даже до Непала, поэтому развернутая с марша она стремительным ударом покарала предателей.
А в это время мерзкие чагатаи осаждали крепости в Тибете. Ну не дураки ли? Учитывая более чем полугодовую зиму в горах, можно было самим догадаться, что осаждать тибетские крепости самоубийству подобно.
Война с чагатаями свелась к покуриванию армии Пегу в сторонке в ожидании вымерзания осадных корпусов противника, а затем в стремительном вышвыривании их остатков за границу. Не война, а сплошное удовольствие. Когда этот идиотизм надоест чагатаям, задавались вопросом в Пегу.
Слава Будде, обе войны нисколько не мешали обыденному течению дел. 1 октября 1542 года было заключено торговое соглашение с Японией. Кто-то из верховного совета славно погрел руки на этой сделке.
1 февраля 1543 года армия, достигнув 5 уровня военного дела, принялась активно учиться штурмовать вражескую крепость. За неимением вражеских крепостей на Тибете генералы с остервенением гоняли солдат на стены монастырей – надо же осваивать это новое увлекательное занятие. Однако недовольство монахов, оказывавших сопротивление и забрасывавших идущих на приступ солдат помоями, заставило командование призадуматься: «Если солдаты не могут вскарабкаться с бамбуковыми копьями даже на стену монастыря, что тогда будет при штурме вражеской крепости?» Необходимо было еще что-то, но что именно, никто не знал. Поэтому в ближайшем будущем военная история Пегу не дает нам примеров штурма крепостей противника. Исследования военного дела продолжились с еще большей энергией.
Все это ничуть не мешало нормальному ведению боевых действий в Тибете. Наконец, убедившись, что суровые морозы защищают Тибет лучше армии, Чагатаи 13 июня 1543 года предложили мир. 72 золотых отправились в казну Пегу.

***
22 ноября 1543 года произошел мелкий пограничный конфликт с Китаем (опять, поди, корову не поделили). Военная часть верховного совета шумела и требовала войны, дескать, мы на любую китайскую крепость залезем. Совет пошел на поводу у генералов и раздул конфликт (пожертвовав, кстати, стабильностью). После чего военные отправились на границу. Поездка привела к неожиданным последствиям. Заметив только в приграничных районах до 70 тыс. китайских солдат да еще 6-го уровня военного дела, генералы резко охладели к самой идее повоевать с Китаем.
Этот пацифизм генералов стал определяющим настроением в верховном совете. 4 апреля 1544 года Пегу сепаратно пошло на белый мир с Атжеем. А зря. Буквально через несколько месяцев альянс Солнечного Будды заставил Атжей выплатить энную сумму. Пегу осталось без своей доли. Да еще в придачу 4 ноября 1544 года держава Дай Вьет презрительно отказалась стать вассалом Пегу.
Члены верховного совета совсем забросили государственные дела. Только и делали, что женились на иноземных принцессах. А между тем от их никудышных способностей снизились темпы исследований, съехала дисциплина в войсках, купцы вылетали с треском из всех ТЦ.
Ситуацию несколько выправил превосходный советник, дорвавшийся до власти 19 февраля 1545 года. В его актив стоит записать дар от благодарных жителей в 200 золотых. Однако вскоре после этого при дележе дара советника оттерли от власти, и все вернулось на круги своя.
2 ноября 1548 года в верховном совете дело дошло до открытой вражды между двумя рвущимися к власти кланами. Мерзавцы помирились, поделив 50 золотых из казны.
Конец анархии был положен 1 января 1550 года провозгласившим себя раджой Симим Савтутом. Он известен лишь достижением 3-го уровня инфраструктуры. 1 января 1551 года власть устаканилась в руках раджи Симим Тая.

***
Сразу уточню по поводу Симим Тая. Псевдоисторики считают, что в 1551-1740 гг Пегу вообще не существовало на политической карте. Возможно, в заблуждение их ввело аномально длительное пребывание (см. папку монархов в EU2) на престоле Симим Тая. Однако в предыдущих главах, мне кажется, я убедительно доказал невозможность стереть с карты империю Пегу. Глупые поклонники ТХ, видимо, не читали Фоменко и не знакомы с его теорией, что Иван и Грозный – это два совсем разных человека. Имеем право аналогично предположить, что Симим Тай – имя доброго десятка веселых раджей Пегу. Просто в первоисточниках были утеряны их порядковые номера, поэтому мы, к сожалению, не можем четко разграничить правителей по годам. И я думаю, никто (кроме поклонников ТХ, а таких на форуме – единицы) не обидится, если в дальнейшем я буду писать просто «Симим Тай» без номеров.

***
Симим Тай начал свое правление со скандала в королевском дворце. Послу Атжея был преподнесен подарок ихнему султану. Это выполненная из золота статуя султана. Правда султан на ней был изображен пастухом стада свиней. Такого ухудшения отношений с Атжеем уже давненько не бывало.
До кучи 6 декабря 1553 года была устроена большая королевская охота на кабанов. Странно, но султану Дели развлечение понравилось, а вот атжейский правитель на нее даже не прибыл.
2 октября 1554 года был обновлен альянс Солнечного Будды. 11 декабря 1555 года Китай выпросил право на проход своих войск по территории Пегу. 18 марта 1556 года Симим Тай женился на принцессе из Дай Вьет. Вмешательство молодой жены раджи в дела правления спровоцировало политический кризис 12 июля 1556 года. Стабильность в стране попросту рухнула («Долой бабу из правительства! Баба с возу – буйволу легче! Баба волосами обросла, а ума не нажила!» - скандировали возмущенные граждане.)
14 мая 1557 года ситуацию слегка разрядило появление первопроходца Маунг-Вина в Качине. Кто говорит, что он мечтал «прирастить Пегу землями неизведанными», а кто утверждает, что ему принадлежит фраза: «Из страны, где правит баба, надо валить, пока не поздно».
Тем не менее раджа решил выделить первопроходцу кавалерийский отряд и пару кораблей. Маунг-Вин отправился исследовать южные острова. Забегая вперед скажу, что исследовал он не так уж и много, потерял корабль, но открытия его оказались очень важными. Правда, важность их Пегу смогло оценить лишь в 17-18 веках. Но об этом – в свое время.

***
А сейчас упомянем об объявлении 24 мая 1558 года Камбоджей войны Атжею и нападении 8 июня 1558 года Бенгалии на Ориссу. В обоих случаях альянс Солнечного Будды вступился за своих членов.
Если на атжейском фронте Пегу отделалось посылкой флота, то с Бенгалией было решено поговорить серьезно. Армия Пегу ворвалась на территорию врага, разбила его корпус и осадила Брахмапутру. Среди генералитета возник спор, штурмовать или брать на измор. После того, как вечером рядовые солдаты устроили «темную» сторонникам штурма, мнение военного совета склонилось в пользу осады.
Основные боевые действия развертывались в Ориссе. Мусульмане безрезультатно осаждали город, а бравые отряды аютийцев и ориссаков их оттуда периодически вышибали.
Наконец, 22 июня 1559 года Брахмапутра, совсем изморенная, пала. И армия Пегу отправилась изморять Гангуру. В Гангуре хавчик иссяк к 1 марта 1560 года, и крепость открыла ворота перед пегуанцами.
Казалось бы, такие успехи позволяют Симим Таю надеяться на приобретение провинции по условиям мира. Однако раджу подвели союзники, позорно сдавшие мусульманам несколько сражений. В результате 19 марта 1560 года Бенгалия отделалась 3 золотыми. Смехотворная сумма даже не делилась между союзниками. Эта позорная победа заставила пегуанцев поразмыслить о реванше.
Настоятельная необходимость в активных действиях диктовалась еще вылетом Пегу из тройки мировых лидеров. Нашим 803 очкам противопоставили свои успехи: Франция – 1180, Австрия – 875, Испания – 857. Вот к таким печальным результатам привели пацифистские настроения времен Такаюпти, анархии и первых Симим Таев. Справедливости ради отметим, что годы прозябания позволили несколько поправить репутацию державы. Теперь она была слегка запятнанной. Однако становилось очевидным, если Пегу не хочет оказаться на обочине истории, нужно активнее махать кулаками.
Но активных действий пока не предпринималось. 6 июня 1561 года был заключен мир альянса с Атжеем. Мусульмане отделались выплатой 11 золотых. И эту насмешку Симим Тай молча проглотил.
Страна ждала мощного лидера, способного повести ее к плохой и даже очень плохой репутации.
Swedly™



Профиль удален


:up: Здорово!   22.09.2005 17:40
А что такое ТХ?[Исправлено: 22.09.2005 17:41]
[Исправлено: 22.09.2005 17:40]
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: :up: Здорово!   22.09.2005 17:51
Swedly™:А что такое ТХ?

Традиционная хронология, т. е. та история, которой в школе учат.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Превосходно!   22.09.2005 22:35
Тамошний султан выражал свое неудовольствие по поводу обиды, нанесенной его брату по вере. В ответ Такаюпти послал ему сразу трех жареных свиней (с тех пор, видимо, и пошла поговорка «подложить свинью»).

Так вот оно откуда пошло... Будем знать, однако.;-)
Поговаривают, в первую брачную ночь принцесса испытала такой шок от увиденного, что не могла от него оправиться всю оставшуюся жизнь. Поэтому детей у августейшей четы не было.

Ещё бы, такого она, наверное, в "Кама-Сутре" не читала. :D
Ситуацию несколько выправил превосходный советник, дорвавшийся до власти 19 февраля 1545 года. В его актив стоит записать дар от благодарных жителей в 200 золотых.

Тонко подмечено, что надо записать в его актив, а не в актив государства :p
Страна ждала мощного лидера, способного повести ее к плохой и даже очень плохой репутации.

А за это 10 баллов!
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Spartak
Banned



спасение Родины
СССР

Генерал-фельдмаршал (14)
8870 сообщений


Re: Глава 5 (1527-1561)   24.09.2005 02:44
бравые отряды аютийцев и ориссаков
может правильнее аютайцев и ориссцев, а то звучит как австрийцев и пруссаков. А вообще, после прочитанного появилась предателькая мыслишка а не сыграть ли мне в "Европу", но 26 сентября выходит новый сиквел Рима, а 4 октября цивилизация IV, (интересно 5 октября выйдет ли следущая,) и боюсь не успею сыграть. А жаль.
BAN

Формулировка: Бот
Срок: 28.01.2013 - ... (бессрочно)
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 5 (1527-1561)   26.09.2005 10:15
Spartak:
бравые отряды аютийцев и ориссаков
может правильнее аютайцев и ориссцев, а то звучит как австрийцев и пруссаков.

Конечно, вы правы. Но "что написано пером..." Так показалось забавнее

Spartak:А вообще, после прочитанного появилась предателькая мыслишка а не сыграть ли мне в "Европу", но 26 сентября выходит новый сиквел Рима, а 4 октября цивилизация IV, (интересно 5 октября выйдет ли следущая,) и боюсь не успею сыграть. А жаль.

У меня такая мыслишка появилась после ААРов Авара, ну вот и отчитываюсь за то, что получилось . А ведь тоже пришлось воровать время у других игрушек :-).
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 6 (1562-1602)   23.09.2005 17:24
Глава 6. Как мы им всем показали

Нужна, ой как нужна была сильная рука Пегу, но ее не было. Жена постоянно двусмысленно зудела радже: «Будь мужчиной», но он никак не хотел удовлетворить ее запросы. И 23 февраля 1562 года попросту проигнорировал коррупцию на местах, в результате чего выросла инфляция (теперь она составляла 7%).
1 ноября 1562 года генералы доложили об изобретении ими металлических ядер или, проще говоря, 6-го уровня военного дела. Что делать с этими ядрами, никто не знал, поэтому раджа повелел продолжать исследования, мол, верной дорогой идете…
10 марта 1563 года жители Танглы, обеспокоенные жилищным кризисом, открыли новые земли, увеличив тем самым и население, и налог, т. е. совместив приятное с полезным.
30 ноября 1565 года по стране прокатилась волна недовольства ремесленников. Правительство пошло на снижение пошлин, некоторое раскрепощение и потерю казной сотни золотых. Эффектов от этого было много, не все они проявили себя сразу. Например, слегка заторможенные жители Вост. Бенгала только 9 мая 1567 года догадались в благодарность за раскрепощение принять буддизм. Но лучше поздно, чем никогда.
Читаем запись от 1 августа 1568 года: «На улаживание пограничного конфликта с Чагатайским ханством выделить 45 золотых. Не забыть также потребовать возврата нашей овцы. Это должно поспособствовать стабилизации обстановки в стране».
3 августа 1569 года наиболее ретивые генералы провели реорганизацию армии. Было введено деление на бригады и полки. Теперь армия Пегу ходила не одной большой толпой, а кучей маленьких. Все это ускорило развитие военного дела в стране.

***
11 октября 1570 года произошло очередное обострение отношений с Китаем. Многие поговаривали о войне, но прослышав, что у чинов есть страшное оружие – пушки и аркебузы (9-й уровень), эти самые многие тут же заткнулись. Зато у генералов появилась цель в конце «верной дороги». «Нам нужно огнестрельное оружие! Тогда мы всем покажем!» - шумели в войсках. Что там они собирались показывать, пока оставалось неясным.
2 июня 1571 года срок действия альянса Солнечного Будды был продлен. Даже султан Ориссы, хотя отношения вассала с сеньором были не на высоте (-50), решил продлить свое членство в альянсе.
7 января 1572 года Симим Тай предложил Камбодже вассализацию. Последовал резкий отказ. Причины такой реакции камбоджийцев были не совсем ясны. Прозрение наступило 24 мая 1572 года, когда вскрылся серьезный скандал во дворце. Дело в том, что во время торжественной встречи по поводу продления действия альянса камбоджийский лидер присутствовал с дочерью. Ну, выпили, само собой, после чего… Короче, дело хоть и затянулось, но в ноябре 1574 года Симим Тай как честный человек был вынужден жениться на камбоджийской принцессе. Конфликт был исчерпан.
А пока он исчерпывался, 1 февраля 1573 года, произошло историческое событие. Один солдат уселся с кремнем и огнивом на сворованную у китайцев бочку с порохом. Чирк-чирк и БА-БАХ! Как же высоко он подлетел. Увидевший это генерал махом смекнул, куда можно приспособить металлические ядра, да еще если взять не деревянную, а железную бочку. Так Пегу достигло 7-го уровня военного дела. Теперь, с пушками, мы точно всем покажем!
Вслед за этим 1 мая 1575 года был достигнут 8-ой уровень военного дела. Политика правительства тут же (под дулами орудий) была признана верной, что увеличило стабильность в стране и ускорило исследования в области торговли и инфраструктуры. И апофеозом всего этого стала кража в Китае первых аркебуз и достижение 1 июля 1576 года 9-го уровня военного дела. Теперь бравые пегуанские парни дружно учились палить в мишени. Правда, получалось пока не очень, но грохоту и дыма было преизрядно.

***
5 октября 1576 года жители Малакки, уставшие ждать милости и заботы от центральной власти, сами построили крепость 2-го уровня.
4 октября 1577 года граждане Зап. Бенгала спустили на воду еще пять парусников. Лихорадка строительства флота, начавшаяся там еще при Такаюпти, никак не хотела утихать. Ну и слава Будде. Забегая вперед, похвастаюсь, что за всю историю Пегу на деньги государства были построены 11 галер и все! Да и те вскоре утопли в открытом море. И если бы не жители Зап. Бенгала, преследуемые маниакальной страстью к строительству кораблей, никогда бы Пегу не достигло такой славы.
9 декабря 1578 года ремесленники опять начали бузить. Симим Тай пошел на очередное снижение пошлин, бузотеры были опять слегка раскрепощены. По меркам 16-го века Пегу становилось самым свободным государством в Евразии.
21 марта 1579 года наконец-то закончилось мирное прозябание Пегу. Дай Вьет объявил войну Бенгалии. Зачем ему, расположенному так далеко от Индостана, нужна была эта война, историки не знают. А вот пегуанским генералам она была нужна для обкатки нового вооружения. И двинулись на фронт обозы с порохом, упряжки буйволов с пушками и пегуанские солдаты с аркебузами. Не все еще умели пользоваться ими, не все даже понимали, зачем нужны эти железные трубочки. Что с них взять? Еще и двухсот лет не прошло с тез пор как они «с деревьев слезли». Зато пушек было много. Симим Тай был приятно изумлен дешевизной этих рыкающих и плюющихся дымом чудовищ (32 золотых за 10 орудий, пехота – 12 за тысячу, кавалерия – 19 за тысячу).

***
Именно появлению огнестрельного оружия историки приписывают тот факт, что «Пегу всем показало». Для начала оно им показало свои стволы… пушечные, конечно. В апреле бенгальцы, потрясенные дымом и огнем, пустились бежать наутек из Брахмапутры, бросив крепость на произвол судьбы. Часть пегуанской армии осталась под стенами, а основные силы бросились гонять диких мусульман по всей Бенгалии. Такого праздника у Пегу еще никогда не было. Черт возьми, приятно ощущать себя цивилизованным человеком, даже если твои предки «слезли с деревьев» всего пару сотен лет назад, даже если сам ты частенько ходишь голоштанником, а у себя на родине тебя гнобят кто во что горазд. Зато если уж ты кого-нибудь отгнобишь не по-детски, то все – цивилизованный человек. И это, в мать ее перемать, звучит гордо!
В ноябре 1579 под натиском «стали и огня» пали (а вернее рассыпались в прах) стены Брахмапутры. После этого и второй отряд огнестрельных пегуанцев пустился во все тяжкие. Еще полгода армия Пегу «показывала им всем». Наконец, 24 августа 1580 года бенгальцы устали от просмотра всего и заключили мир с альянсом Солнечного Будды. 84 золотых и Брахмапутра – Пегу. Дебют прошел с успехом.

***
Военные были недовольны миром. Куда теперь, спрашивается, девать силушку молодецкую? И, вероятно, идя навстречу пожеланиям союзников, Аютия 8 ноября 1580 года объявляет войну Атжею. И буйволы через дебри джунглей поволокли пушки в Малакку.
14 июня 1581 года доблестные, но страшно перепачканные пороховой гарью, пегуанские солдаты осадили Атжей (попутно разбив атжейскую армию, но об этом и говорить-то неудобно как-то). Целое лето они окапывались и пристреливали орудия. Наконец, 8 сентября 1581 года армия Пегу рванула на первый в своей истории штурм. Поначалу все шло вроде бы неплохо. Ошарашенные бомбардировкой (шутка ли – 4 выстрела в час с каждого ствола) атжейцы поначалу оказывали слабое сопротивление, но когда в дело пошли ятаганы… Слава Будде, вовремя подоспел отряд союзников. Крепость пала. Это был величайший триумф армии Пегу со времени ее основания.
29 сентября 1581 года ко двору раджи Симим Тая прибыли послы атжейского султана. Мусульмане униженно просили убрать «рыкающих, аки шайтан, чудищ с земель правоверных». А за это, дескать, мы готовы отдать всю султанскую казну в 133 золотых. «Чудищ», конечно, убрали (дабы мусульмане к ним не попривыкли, т. е. для сохранения эффекта новизны).

***
После этой славной во всех отношениях победы четыре года прошли в мире, но не в бездействии. Готовясь к дальнейшим «показам им всем», пегуанские военные придумали укоротить аркебузы. Так в Пегу появились первые пистолеты и 10-й уровень военного дела.
«Рыкающие чудища», а по-тайски – пушки, стягивались к границам Бенгалии. Неудобство пересечения границы вызывало недовольство среди купечества. Но, поскольку торговлю в Пегу считали делом тухлым (больно дорого купцов посылать 8-9 золотых – в свой ТЦ), солдаты их попросту грабили. Это вызывало снижение темпов развития торговли, но радже было на это плевать.
Наконец, грянуло! Нет, даже – шарахнуло! 8 октября 1585 года Орисса объявила войну Бенгалии (кстати, зря – в этой войне ее и сожрал Делийский султанат, и поделом – кто же с одной провинцией объявляет войну грозному соседу).
О, эта война стала просто отрадой пегуанских солдат. с каким восторгом они лезли на валы крепостей противника. А чего там было бояться? После бомбардировки из пушек и залпа из аркебуз мусульмане прятались кто куда. Их, конечно, потом ловили и гнобили кто куда. Ибо нефиг! Отрыгнулись бенгальцам все прошлые страхи некогда маленького и слабого Пегу.

***
10 января 1586 года – штурм Гангуры.
16 января 1586 года – дар в 200 золотых от жителей Пегу, которые готовы были отдать и больше, только бы эти мародеры из пегуанской армии подольше бы задержались в чужих краях.
8 апреля 1586 года – штурм Бенареса (Дели).
24 июля 1586 года – султан Дели откупается тремя золотыми (хрен с ним, его время еще придет).
16 января 1587 года – повышение обороноспособности в провинции Ассам. Армия Пегу ждет мира Ориссы и Бенгалии, чтобы никто не мешал «показать Бенгалии». А чтобы не скучно было ждать, пегуанские генералы решили заодно «показать» и Хайдерабаду, союзнику Бенгалии. Показ прошел на ура. Столица Хайдерабада была взята штурмом 8 декабря 1588 года. Тамошний владыка заплатил все, что у него было – 12 золотых. Вдохновленные дурным примером Хайдерабада бенгальцы прислали посла с предложением денежного откупа. Ну, этакого хамства стерпеть было невозможно. Кто-то самый остроумный предложил в назидание кое-чего кое-где кое-как отрезать наглецу. Солдаты шумной толпой выстраивались в очередь, поучаствовать в экзекуции хотелось каждому, раздавались возгласы: «Эй, там, поменьше режьте! Всем надо! Не больше миллиметра в одни руки!»
15 декабря 1588 года Орисса помирилась с Бенгалией. Армия Пегу двинула на столицу Бенгалии.
11 апреля 1589 года Бихар был взят на щит, разграблен, изнасилован и выброшен на обочину истории. Наступил момент «показать этим гнусним бенгальцам все».
«Показывать» султану явился лично Симим Тай. Монархи удалились в отдельный кабинет «для переговоров». Симим Тай, удаляясь, еще так браво подмигнул генералам, мол, там и покажу. Что конкретно увидел султан, неизвестно, но вышел он уже сильно побледневший, мир подписал не ломаясь. По мирному договору Пегу получило Бахрампур и Гангуру, 25 золотых. От Бенгалии оставался лишь Бихар. Страна, названием которой еще сто лет назад пугали детей (и камрада VP), была при последнем издыхании.
Пегу заимело 1024 очка и второе место (Франция – 1361, Австрия – 962).

***
Наступило некоторое затишье.
7 июня 1589 года жители провинции Шан повысили уровень своей крепости до 2-го.
17 марта 1590 года в Гангуре было завершено строительство дамбы. Окончание работ отметили усиленным ростом населения (через 9 месяцев) и увеличением налога.
10 декабря 1590 года прокатилась волна мракобесия. А что вы хотели? Чай, это средние века.
1 марта 1591 года кто-то из военных догадался засовывать в аркебузы не орехи с деревьев, как это было раньше, а металлические пули. Армия достигла 11-го уровня военного дела.
1 сентября 1591 года раджа Сими Тай повелел крепить национальную оборону, намекая тем самым жителям провинций, мол, стройте крепости сами, я не буду.
2 мая 1592 года произошло традиционное обострение отношений с Камбоджей.
1 мая 1593 года ремесленники опять потребовали снизить пошлины. «Да вы и так живете в самой свободной стране известного нам мира» - пытался их образумить раджа, но снизить пошлины все-таки пришлось.
27 мая 1594 года в Кунь-Луне была проведена распродажа должностей. Мероприятие принесло 100 золотых, и его было решено проводить и впредь.
А вот 19 июня 1595 года произошло обострение отношений с державой Атжей. Очень, очень неразумно, я бы даже сказал, глупо было с ее стороны так подставляться. И это с их-то 4-м военным техом! Обалдевшей от безделья армии было приказано готовиться к показу в Атжее.

***
1 января 1596 года Пегу объявило войну Атжею. Обнаглевшие пегуанские генералы плевать хотели на двукратное превосходство противника в численности и не пожелали звать союзников – делиться добычей, само собой, никому не хотелось.
Эта война ничего не дала нового развитию военного искусства. какое может быть искусство в стрельбе из пушек по противнику с бамбуковыми копьями? Все было кончено к 6 октября 1598 года. Султан Атжея заявил, что насмотрелся вдосталь, и согласился стать вассалом Пегу и передать радже Симим Таю провинцию Луанг (это было сделано для развязки Аютии и Атжея, не дай Будда, Аютия нападет на Атжей, пришлось бы рвать вассальные отношения).
Важно отметить, что в ходе этой войны не все граждане нашей державы проявили должный патриотизм. Жители Бахрам пура подняли восстание, а вслед за этим предатели из Зап. Бенгала подали прошение, якобы, о восстановлении справедливости. А когда Симим Тай публично подтерся им, мерзавцы подняли восстание. Конечно, они были наказаны… два раза (ибо с первого не получилось).

***
В январе 1600 года радже Симим Таю было доложено о достижении бенгальцами 9-го уровня военного дела. Пассивно смотреть, как вероятный противник вооружается огнестрельным оружием, было бы редкостной глупостью со стороны Пегу. 4 января 1600 года был нанесен превентивный удар. А уже 30 января 1602 года Бенгалия перестала существовать на политической карте мира.
Наши дипломаты при иностранных дворах провели по этому поводу большую разъяснительную работу, что дало положительный результат. 13 ноября 1602 года Пегу заслужило добрую репутацию и улучшение отношений с рядом держав. «А все-таки мы им всем показали» - удовлетворенно прокомментировал это Симим Тай Очередной.[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 23.09.2005 17:26]
Rome
Старожил



Экс Военмор Спасатель (пенсионер)
Пенза

Тайный советник (13)
5829 сообщений


Re: Глава 6 (1562-1602)   23.09.2005 20:19
Главы 4-6 почитаем, почиаем... как проспимся:p
С уважением. Rome.
____________________
You can make it if you try!
Serb
Hearts of Iron



engineer
Siberia

Colonel (11)
3196 сообщений


:up: :up: :up:   23.09.2005 22:13
Как же сильно все-таки влияет талантливый авторский текст на неокрепшие умы. После прочтения ‘львов пустынь’ Химеры и Вашей ‘истории одного герцогства’, я побежал покупать Крестоносцев, а после Вашего Пегу, вновь сдул пыль с диска EU2.
Браво!
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: :up: :up: :up:   26.09.2005 10:21
Serb:Как же сильно все-таки влияет талантливый авторский текст на неокрепшие умы. После прочтения ‘львов пустынь’ Химеры и Вашей ‘истории одного герцогства’, я побежал покупать Крестоносцев, а после Вашего Пегу, вновь сдул пыль с диска EU2.
Браво!

Камрад, небезызвестная Герасия также немало способствовала моему приобщению к маршам танковых клиньев в ДП :-).
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Мне очень понравилось (-)   23.09.2005 22:22

Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Rome
Старожил



Экс Военмор Спасатель (пенсионер)
Пенза

Тайный советник (13)
5829 сообщений


Re: Очень понравилось (4-6)   25.09.2005 08:06
...когда на подобное же предложение пегуанский владыка Бинья Ран предложил померяться пипис… «Что, предложение все еще в силе?» - полюбопытствовал аютиец. Однако наслышанный о… скажем так, о невероятном успехе раджи Аютии среди женщин Диммазеди благоразумно решил не рисковать державой. И правильно сделал. Куда уж ему с его… скажем так, неубедительным аргументом, а вернее, аргументиком?

Кто такой был этот Христов, и почему его день рождения нужно было отмечать торжественней, чем праздник Солнечного Будды, лично мне не понятно.

Болгарин наверное:p интересно, что скажут некокторые...:p

Как непонятно это было и темному народу Пегу. Поэтому раджа Диммазеди подтвердил свое резко отрицательное отношение к христианству и приказал «убрать к чертовой матери этих проповедников». Искать «чертову мать» никому не хотелось, поэтому проповедников попросту скормили крокодилам.

Наконец-то, славные воины Пегу смогли надеть на себя кожаные доспехи. Буйволы, коровы и индусы были ОЧЕНЬ недовольны.

А чтобы тибетцы лучше почувствовали радость от присоединения, во все провинции этой горной страны были направлены сборщики налогов.

потребовал «прекратить агрессию против Бирмы, в противном случае – война». Император Поднебесной как раз и оказался противным,

И самое интересное, действительно, ни одного ковра рядом.

Увлеченные примером жителей Иравади граждане Зап. Бенгала смастерили и 21 марта 1534 года преподнесли радже 5 небольших галер. В благодарность за это Такаюпти назначил наиболее рьяных из мастеров гребцами на эти самые галеры: «Чтобы в следующий раз были умнее и строили парусники. Ибо нефиг!»

Члены верховного совета совсем забросили государственные дела. Только и делали, что женились на иноземных принцессах.

Это выполненная из золота статуя султана. Правда султан на ней был изображен пастухом стада свиней.

приятно ощущать себя цивилизованным человеком, даже если твои предки «слезли с деревьев» всего пару сотен лет назад, даже если сам ты частенько ходишь голоштанником, а у себя на родине тебя гнобят кто во что горазд. Зато если уж ты кого-нибудь отгнобишь не по-детски, то все – цивилизованный человек. И это, в мать ее перемать, звучит гордо!

Я в вас ошибался, с ЕУ2 вы делаете тоже, что с Крестоносцами
С уважением. Rome.
____________________
You can make it if you try!
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Очень понравилось (4-6)   26.09.2005 10:24
Rome:
Кто такой был этот Христов, и почему его день рождения нужно было отмечать торжественней, чем праздник Солнечного Будды, лично мне не понятно.

Болгарин наверное:p интересно, что скажут некокторые...:p

Что-то "некоторые" все больше в последнее время помалкивают ;-).

Rome:Я в вас ошибался, с ЕУ2 вы делаете тоже, что с Крестоносцами

Точно, делаю то же - сажусь и играю :-).[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 26.09.2005 10:25]
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 7 (1602-1638)   27.09.2005 13:07
Глава 7. Эпоха географических открытий и кризис альянса

Еще с 1602 года войска Пегу торчали под стенами мятежного Бахрампура. Две попытки взять город штурмом повстанцы отбили, размер осадного корпуса сократился до критического размера, штурмовать боле не решались. А зря (хотя как посмотреть). 1 марта 1603 года вконец обнаглевшие бунтовщики заявили о независимости и о создании государства Орисса. Разумеется, это был пир во время чумы: город вот-вот мог пасть. И он пал 1 августа 1603 года. Надо сказать, что из столицы прибыл приказ заключить мир с погаными ориссакскими мусульманами на условиях вассализации. Солдаты были страшно недовольны – а как же три дня на… ну вы сами понимаете. С превеликим трудом удалось генералам оттащить армию от Бахрампура. Слава Будде, не перевелись еще в Пегу повстанцы. До 1604 года озверевшие солдаты гоняли мятежников по джунглям. И горе было тем, кого догоняли. Но рано или поздно все плохое кончается, кончились и мятежники. Наступило некоторое затишье.
6 февраля 1604 года была проведена реорганизация флота. Наконец-то раджа назначил адмирала и прописал кому, за что и сколько плетей вваливать, что слегка ускорило развитие морского дела, хотя оно нафиг было никому не нужно.
18 апреля 1605 года началась эпидемия чумы. В профилактических целях было указано не сближаться, при встрече не целоваться, а обходиться исключительно руками. Этот указ вызвал некую дестабилизацию обстановки, поскольку был не совсем правильно понят населением.
6 апреля 1606 года произошло обострение отношений с Узбекским ханством. Причина конфликта заключалась в присоединении к этой овцеводческой державе Чагатайского ханства. Дальнейшую судьбу этой державы определила страсть к географическим открытиям Симим Тая Очередного. Напомню, что на данный момент в Пегу были известны земли на запад до Кавказа и Каспийского моря, а также несколько островков белом океане неизвестности (Париж, Вена, Гамбург, Мекленбург). Раджа чувствовал, что там скрывается еще что-то интересное. И тут оказалось, что злопыхательный узбекский хан знает еще несколько сот интересных провинций.
Раджа возгорелся желанием «послужить на благо пегуанской науки и прирастить знания об окружающем мире». Из любви к географии на взятый у банкиров заем Симим Тай начал снаряжение экспедиции. В экспедицию было приказано включить 30 тыс. пехоты, 5 тыс. кавалерии и, «дабы открытия шли быстрее», 30 пушек. Пушки были приданы экспедиции еще и для пущей представительности, на случай «ежели земли неведомые добровольно открываться не захотят».
1 октября 1606 года экспедиция тронулась в путь. Ах, да, забыл упомянуть, что по ходу пришлось еще объявить войну Узбекам, но это, право, такие мелочи по сравнению с величием благородной цели.

***
Из-за удаленности вести с театра военн… т. е. тьфу, вести от географической экспедиции приходили с запозданием, но все-таки приходили. Путешественники медленно, но верно продвигались на запад. Какие только испытания им не пришлось вынести, сколько крепостей не пришлось взять штурмом по пути (надо же было где-то ночевать)? Наконец, стало известно, что 1 января 1608 года экспедиция открыла Чагатай (по ходу вышвырнув оттуда 40-тысячную армию узбеков).
Правительство верно взяло курс на популяризацию географии в стране, результатом чего стало 26 августа 1608 года «добровольное» пожертвование благодарными жителями трех сотен золотых «во имя развития географии на благо всего народа Пегу». Благодарные жители ползали на коленях, умоляя принять эти деньги («уж так нам охота узнать, что там, на западе, есть и какие люди живут»). Великодушный раджа не остался глух к мольбам народа и принял деньги.
Но неприятности караулили раджу за поворотом. 25 сентября 1608 года Китай объявил войну державе Дай Вьет. Альянсу Солнечного Будды было глубоко наплевать на географические бредни Симим Тая. Пришлось смириться с войной. Поскольку все отряды отправлялись догонять экспедицию, пегуанцы просто смотрели, как китайцы лупцуют союзников. Это было где-то даже приятно.
1 марта 1609 года из столицы к экспедиции выехал гонец с извещением, что армия Пегу теперь обладает продвинутыми аркебузами (12 уровень военного дела). На что командир экспедиции справедливо заметил: «А нам с этого толку, как с козла молока. Где эти аркебузы и где мы? Так что пущай ваш раджа сам прется через эти горы и пустыни открытия свои открывать». Пришлось сменить невежу (да и куда после этого он был годен, да еще без головы?). Новый глава экспедиции не пускался в такие опасные рассуждения, а просто шел вперед и 8 мая 1609 года вышел к Тянь-Шаню.
23 декабря 1609 года альянс Солнечного Будды признал свою неправоту в конфликте с Китаем. Союзники клятвенно обещали припомнить Симим Таю этот позор.

***
А Симим Таю было не до того. Путешествие было в самом разгаре. Он едва успевал записывать в свой путевой дневник названия вновь открытых земель, чтобы не забыть ничего при издании мемуаров. Изредка его научно-географические труды и описание путешествий прерывала любимая жена, подавая чай или укутывая потеплее одеялом.
24 декабря 1609 года. Киргизия. Крепость взята, армия отдохнула в объятиях прекрасных киргизок.
2 апреля 1610 года. Таджикистан. Неудобство доставляли лишь паранджи. Не поймешь, где старуха, а где красавица. Приходилось рисковать.
22 июня 1610 года. Узбеки. Пустыня доставила много неудобств. Песок набивался повсюду, особенно неприятно было его выгребать из паранджей. Но любишь узбечек – люби и песок из паранджи выгребать.
13 августа 1610 года. Хива. Много верблюдов и ишаков. Красивых женщин значительно меньше. Немного неудобства доставила 30-тысячная армия хана. В Хиве пришлось задержаться в ожидании подкреплений с родины.
А тем временем в мире происходило что-то интересное. 1 апреля 1611 года Австрия присоединила некую державу Майя. Все это лишь подхлестывало любознательность раджи.
28 июня 1611 года. Каракум. Совсем не понравилось. Женщин нет, зато в избытке гадюк, скорпионов и тарантулов.
17 августа 1611 года. Карабогаз, столица Узбекского ханства. С криком «Ура! Дошли!» армия ринулась на штурм. Бой шел несколько дней. Узбеки отступали шаг за шагом, однако держались. Но армия Пегу, преисполненная любовью к науке, с воплями «Даешь географические открытия и баб!» брала квартал за кварталом. Последняя схватка произошла у дверей ханского гарема (по слухам, именно там хан прятал свои географические карты). Гарем пал, но даже после тщательнейшего осмотра (будьте уверены, солдаты не пропустили ничего, ни одной паранджи не было забыто) карт найти не удалось. Оказывается, карты находились в личном кабинете хана (ну кто бы мог подумать).
Хан признал себя вассалом престола Пегу и отдал провинцию Чагатай, из которой было выделено марионеточное Чагатайское ханство.
А что касается открытий, то они превзошли все самые смелые предположения раджи. Пегу узнало о существовании огромного числа стран на территории Европы до самого Атлантического океана. и очень приятно было узнать, что не все из европейских стран опережали Пегу в военном развитии. Явными аутсайдерами числились Польша и Россия.
Так закончилась эта эпохальная географическая экспедиция, превзошедшая своими результатами все экспедиции прошлых и грядущих поколений. Однако жидомасонские псевдоисторики никогда не упоминают имя Симим Тая в одном ряду с Колумбом, Магелланом, Ливингстоном, Миклухо-Маклаем и мн. др. А вот Семенов-Тяньшанский вообще нахально присвоил себе это почетное имя.

***
Дальнейший ход истории Индокитая определился развитием кризиса альянса Солнечного Будды. Союзники начали, наконец, догадываться, что уже в течение 200 лет хитрож… т. е. хитроумные пегуанцы самым нахальным образом просто используют членов альянса. Отношения между державами начали стабильно ухудшаться. Но гром грянул не сразу.
29 августа 1613 года дворянство потребовало у раджи восстановления прежних прав. На что последовала резолюция: «Какое еще такое дворянство? Это вот эти бесштанные владельцы десятка буйволов - дворянство? Шо ви мене говорите? Я вас умоляю». Просьба была отклонена. 27 декабря 1615 года ко двору Симим Тая прибыл изменник камбоджийского раджи. За 25 золотых он с готовностью предоставил в распоряжение Пегу самые смачные и пикантные подробности жизни камбоджийского двора.
1 августа 1616 года жители Бихара (бывшей столицы Бенгалии) подняли восстание, требуя восстановить великую Бенгалию «от Ганга и до моря». Посланная в Бихар армия Пегу с глубоким удовлетворением топила мятежников и в Ганге и в море.
1 октября 1616 года казна раджи окончательно разделалась с займом. Однако для этого пришлось довести инфляцию до 4,5 процентов. Во все провинции страны был послан циркуляр с требованием в кратчайшие сроки обеспечить урожайный год. Иначе…
А вот что будет в случае «иначе», армия Пегу объяснила, когда 6 декабря 1616 года забузили жители Гангуры. Их как вредителей и врагов урожайного года попросту скормили крокодилам. После такого внятного объяснения граждане Пегу начали наперегонки выращивать рис и собирать орехи.
27 января 1618 года произошло еще одно международное событие, определившее грядущий раскол альянса. Держава Дай Вьет признала себя вассалом Аютии. Гневу раджи не было предела. Конечно, его пытались унять: «А нам-то что с того? Наше дело маленькое». Но раджа шумел, мол, у кого-то может, и маленькое, а лично у него очень даже большое, вон хоть у жены спросите. Симим Тай немедля велел отменить право на проход пегуанской армии по территории Аютии. А тут еще как назло никак не наступал урожайный год. Для успокоения владыки пришлось еще немного побаловать крокодилов человечинкой. Не желающие увеличивать поголовье рептилий граждане Пегу удвоили свои усилия и 9 ноября 1618 года выдали таки на гора рекордный урожай орехов, риса и проч. Поговаривают, что цифры были завышены сборщиками налогов (которые тоже не очень любили крокодилов), но, как бы там ни было, инфляция упала до нуля.

***
В начале 20-х годов 17 века становилась ясна неизбежность конфликта между союзниками. 11 января 1620 года истек срок династического брака Аютия-Пегу (поговаривают, палач раджи несколько ускорил смерть жены Симим Тая), на предложение взять в жены еще одну аютийскую принцессу раджа ответил презрительным отказом, дескать, тощая, а я люблю пышных. Аютийцы нашли было пышную, но у нее, по мнению раджи, нос был курносый, уши холодные и неудовлетворительное знание Кама-Сутры.
6 мая 1621 года жители опять собрали рекордный урожай орехов и риса. Только тут Симим Тай вспомнил, что забыл отменить действие своего циркуляра «о повышении сбора урожая». Поскольку инфляция держалась на нуле, а панды и мартышки в лесах начали голодать, милостивым указом раджи вводились старые нормы сбора урожая.
2 августа 1621 года истек срок действия альянса Солнечного Будды. Аютийский раджа ожидал по традиции приглашения в центральную пагоду Пегу для продления союза. Представляете, как он удивился, когда 3 августа 1621 года Симим Тай Очередной объявил ему войну?
Так началась Индокитайская война.

***
Понимая, что со своим 6-м уровнем военного дела лезть на пегуанский 12-й тухлое дело Аютия немедля начала сколачивать союз против миролюбивого Пегу. 3 августа 1621 года к мерзавцам присоединился Дай Вьет, а 28 сентября 1621 и Камбоджа. Куда они лезли со своим 4-м уровнем военного дела, мне лично не понятно, но раджа Симим тай ничуть не возражал – голодранци, геть до кучи! – с этим лозунгом армия Пегу выступила в поход.
22 сентября 1621 года взят штурмом аютийский Теннассерим.
29 октября 1621 года – аютийский Лампанг.
9 ноября 1621 года – Кра.
И так далее и тому подобное описывать эту не совсем честную войну не очень интересно. А описывать, как пегуанцы насиловали побежденных, я уже устал (ну что с ними поделаешь – издержки хорошего знания Кама-Сутры). Поэтому сообщу вкратце итоги войны. 14 ноября 1622 года Дай Вьет выплатил 75 золотых, на том его душу и отпустили на покаяние.
12 ноября 1623 года мусульмане Атжея сочли момент удобным для сложения с себя вассальных обязательств по отношению к Пегу. «Давненько мы мусульманок не шшупали» - обрадовались бойцы, но мусульманки пока могли и подождать – куда они, нафиг, с острова денутся? Чай, не разбегутся.
В марте 1624 года Пегу посетила чума.
А 17 марта 1624 года злокозненный альянс враждебных Пегу держав был, наконец, поставлен в неудобную позу… т. е. на колени. Камбоджа и Аютия признали себя вассалами раджи Симим Тая (что косвенно подтверждает факт того, что «дело у него действительно большое»), выплатили контрибуцию и Пегу получило свою щитовую провинцию Лампанг.
Здесь мы вынуждены констатировать: первое место в ряду великих держав, наконец, заслуженно досталось Пегу (1488 очков, у Франции – 1431). Мелочь, а приятно.

***
Вот теперь можно было заняться наказанием атжейского султана, возомнившего о себе черт знает что. 1 октября 1624 года пегуанские солдаты отправились объяснять султану, что он неправ. 26 мая 1625 года объяснение, наконец, состоялось, султан понял, что был не совсем прав и повторно признал себя вассалом Пегу.
После этой победы в голову Симим Тая пришла удачная мысль создать новый альянс братских буддистских народов. 6 июля 1625 года Аютия и Камбоджа согласились стать участниками нового альянса Ясноликого Раджи Пегу.
На Пегу обрушились годы мира. Кто-то с кем-то скандалил во дворце, кто-то улаживал пограничные конфликты, какие-то мерзавцы периодически не исполняли указы, снижая централизацию. Армия достигла 13-го уровня военного дела, с удивлением узнав, что для владения аркебузами, оказывается, нужны аркебузеры. Правительство лихорадило. То его политика признавалось верной, мудрой и единственно правильной, то вдруг плохой, каждый, кому не лень, считал своим долгом вылить ушат помоев на репутацию министров. Из-за высокого престижа армии, узнавшей о необходимости аркебузеров, не было отбоя от добровольцев. Каждый хотел взглянуть на эдакую заграничную диковинку – аркебузера. То есть в целом шла обычная мирная жизнь, знакомая каждому поклоннику EU2. А раджа Симим Тай сидел в удобном кресле и писал свои мемуары о великой географической экспедиции (собственно из этого источника я и почерпнул сведения, наполнившие первую половину этой главы).
Но вот на чем я хотел остановится поподробнее… 6 ноября 1637 года раджа Симим Тай Очередной выдал лицензии на экспорт своему вассалу, Узбекскому ханству. Узбекский хан презлым отплатил за предобрейшее. 10 июля 1638 года узбеки объявили о сложении с себя вассальных обязательств. А вот как на это отреагировали пегуанцы, я расскажу в следующей главе – мало-мало поработать надо, однако, а то уволят нафиг. Ибо нефиг.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Замечательно!   27.09.2005 22:13
Всё-таки эпоха географических открытий имеет свою историю, о которой просвещённые "европейцы" даже и не подозревали. :-)
Не-е-е, не зря древние писали про "свет с Востока". Теперь мы точно знаем, откуда именно был этот свет. ;-)
С нетерпением жду продолжения
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Spartak
Banned



спасение Родины
СССР

Генерал-фельдмаршал (14)
8870 сообщений


Re: Замечательно!   28.09.2005 02:18
Avar:Всё-таки эпоха географических открытий имеет свою историю, о которой просвещённые "европейцы" даже и не подозревали. :-)
Не-е-е, не зря древние писали про "свет с Востока". Теперь мы точно знаем, откуда именно был этот свет. ;-)
С нетерпением жду продолжения

а "Восток дело тонкое", это про ниточку Чагатайского ханства
BAN

Формулировка: Бот
Срок: 28.01.2013 - ... (бессрочно)
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 8 (1638-1673)   28.09.2005 14:00
Глава 8. Какие вассалы нам нужны или Демократия по-пегуански

Итак, 10 июля 1638 года Узбеки расторгли с Пегу договор о вассализации. Оторванный этим известием от своих мемуаров раджа Симим Тай полдня носился по дворцу, поминал всех в Будда душу мать! рвал и метал. Немедля был вызван главнокомандующий, и уже через час наспех поднятые полки полезли на Тибет.
24 июля 1638 года Чагатайское ханство в предвкушении войны приняло приглашение вступить в альянс Ясноликого раджи Пегу.
1 апреля 1639 года армия Пегу, изнуренная тяжелым переходом достигла границ Узбекского ханства. Встретив на границе дикого узбекского кочевника, генерал передал ему официальной объявление войны, и армия перешла границу. То ли кочевник был совсем дикий и не умел читать, то ли умел, но использовал грамоту по другому назначению; как бы то ни было, но узбекский хан, видимо так и не узнал о начале войны, поскольку в пяти изолированных от ханства провинциях никаких приготовлений к вторжению сделано не было (даже женщин не попрятали).
Развертываясь с марша, сиречь спускаясь на задницах с заснеженных хребтов Тибета, армия Пегу хлынула на территорию узбеков. К маю 1640 все пять ближайших крепостей были взяты штурмом, солдаты занимались грабежом и… нет, на этот раз нет. Взяв крепости, пегуанцы поняли, почему узбеки не попрятали местных женщин. Таких страшилок не дай бог ночью рядом с собой увидеть – спятишь нафиг!
А командование тем временем решало, что же делать дальше. Денег на повторный бросок к Каспию не было, ветераны запугали молодежь рассказами о песке в паранджах, даже кони с отвращением вспоминали о туркменских верблюдицах. По всему выходило, надо мириться. Да и Будда с ними, такие вассалы нам не нужны. Отрядили посла с мирными требованиями в Карабогаз (на этот раз не доверились кочевнику), и 1 мая 1640 года узбеки откупились 225 золотыми.
На этот раз узбекам сошло с рук их безобразное поведение, но раджи Пегу славились своим злопамятством. 12 августа 1640 года Узбекское ханство присоединило к себе державу Гуджарат, завладев торговым центром в Катхияваре на берегу Аравийского залива. И это мы им еще припомним.

***
1641 год армия посвятила наказанию повстанцев, воспользовавшихся отсутствием войск. 26 мая 1642 года дворяне-буйволовладельцы опять робко попросили о восстановлении прежних прав. Их внешний вид здорово позабавил раджу, но им опять было отказано.
1 декабря 1642 года главнокомандующий порадовал раджу 14 уровнем военного дела. И ведь нашелся же народный умелец, приспособивший к аркебузе фитильный замок. Теперь не нужно было чиркать, матерясь, кремнем по огниву, чтобы хотя бы разок за сражение пальнуть в белый свет как в копеечку. Отныне в белый свет стало палить гораздо удобнее.
2 марта 1643 года неутомимые пегуанские труженики (подгоняемые усердными сборщиками налогов) выдали невиданный урожай орехов, а мартышки в джунглях от голода вешались на лианах.
3 января 1644 года раджа Симим Тай заявил: «Пегу – самая великая держава в мире. И дабы любой мог осознать это, необходимо нам открыть Академию искусств, как это заведено у всех цивилизованных народов». На робкие замечания, дескать, откуда нам быть цивилизованными, когда половина населения ходит без штанов, раджа ответил: «Вот первую выставку в академии посвятить штанам, чтобы каждый житель нашей империи знал, что это за диковинка такая. А придет время, я их всех в штаны запихну». Для постройки пришлось подзанять деньжат (200 монет).
4 февраля 1644 года по стране прокатились крестьянские волнения: «Нас всех в какие-то штаны грозятся запихнуть – не позволим! Не отдадим на поругание национальную гордость! Голая задница – наше достояние!» Все это снизило в стране стабильность на два пункта. А жители Ассама вообще подняли восстание. На знамени восставших была изображена гол… хотя какая разница, если их разбили через два месяца. Вслед за этим выразили свое недовольство торговцы набедренными повязками. Однако снижение скорости исследований в области торговли совсем не волновало раджу.

***
7 ноября 1644 года китайцы опять отменили свое право на проход войск по территории Пегу. В столице Пегу слегка напряглись, но каких-либо последствий это событие за собой не повлекло. Китаю явно было не войны, риск восстания в его собственных провинциях зашкаливал за 40 процентов. В связи с этим справедливо было решено поддержать китайских диссидентов.
1 апреля 1646 года послы раджи Симим Тая опять отличились, поспособствовав доброй репутации Пегу.
23 февраля 1647 года жители Западного Бенгала решили объявить Днем Пегуанской Армии, в честь чего в солдаты решили забрить 5 тыс. молодых оболтусов. Преступность в провинции резко снизилась. Кто после этого будет сомневаться в пользе вооруженных сил?
6 декабря 1648 года к радже Симим Таю обратились жители Иравади с просьбой помочь. Граждан настигла неприятность – демографический взрыв. Раджа повелел отнять у жителей Кама-Сутру («начитались, грамотные стали, на практику потянуло») во избежание повторения. Этим помощь и ограничилась.
1 мая 1649 года китайский император (самоубийца) объявил войну Пегу. От неожиданности пегуанские генералы даже растерялись, заподозрив в этом какой-то подвох. Что хотел доказать этим император, имея половину страны под повстанцами, так и осталось загадкой. 1 августа 1650 года власть его в Пекине была свергнута, и война прекратилась сама собой. Пегу неожиданно для себя оказалось неприятным сюрпризом на руках. Дело в том, что один генерал, не подумавши, лихим наскоком взял штурмом китайскую провинцию Вэньшань, которая с окончанием войны отошла Пегу. Жители Вэньшаня оказались злобными конфуцианами, и что было делать с ними, никто не знал.
Под шумок атжейский султан попытался отбояриться от вассальных обязанностей, однако армия Пегу, вооружившись 1 декабря 1650 года 15-м военным техом, не замедлила вернуть его на путь истинный. 18 апреля 1652 года султан опять пообещал «блюсти честно и грозно» свои вассальные обязательства. В наказание раджа приказал конфисковать у негодяя гарем и сотню золотых.

***
Наступил 1653 год, ставший поворотным в истории Индокитая. Ничто, казалось бы, не предвещало неприятностей для Аютии . 1 января 1653 года во дворце аютийского раджи появился посол от Симим Тая с подношением от всей нации. Раджа остался очень доволен. Вслед за первым послом 1 февраля 1653 года нагрянул второй, привезший еще одно подношение от всей нации. Аютийский раджа было растерялся, мол, нам уже присылали, но посол поспешил уверить его в глубочайшем уважении Симим Тая и передал его приглашение навестить Пегу через месяц. Тут-то бы аютийцу и засомневаться, но блеск золота ослепил его разум. 1 марта 1653 года он отправился в Пегу, но назад больше не вернулся. Вместо него прибыли пегуанские сборщики налогов с приказом «вышибить с вновь присоединенных городов наши подношения».
«Ты пойми, дорогой», - утешал бывшего коллегу раджа Симим Тай. – «Такой большой вассал, да еще стоящий на пути в мою Малакку, мне не нужен. Лучше много маленьких вассалов, чем один большой». Руководствуясь этим мудрым лозунгом, правительство Пегу из присоединенных провинций выделило двух маленьких вассалов – Луанг Прабанг (провинция Лаос) и Вьентьян (провинция Таиланд).
Однако эту политику правительства 3 января 1654 года народ счел неверной. Стабильность слегка поколебалась. Народ оказался прав – вассалы оказались маленькие, но строптивые. Уже 3 августа 1655 года произошло обострение отношений с Вьентьян.

***
7 июля 1656 года раджу Симим Тая известили о том, что жители Непала освоили новые земли, срыв нафиг одну из окружающих их долину гор.
6 апреля 1657 года торговцы нажаловались радже на делийскую таможню, мол, мерзавцы не дают опий перевозить. Симим Тай пошел на обострение конфликта, желая наказать мусульман. Однако генералы Пегу напрочь отказались идти войной на Дели. При этом они ссылались на 12-й уровень военного дела у Дели и на их большую армию (точные ее размеры трудно определить, но только в приграничных областях было сосредоточено до 30 тыс.).
1 мая 1658 года радже надоело терпеть своевольников конфуциан (тем более в ущерб другим религиям), и он повелел отныне конфуциан наравне с христианами почитать пылью, недостойной, чтобы по ней ступала нога истинного последователя учения Будды.
1 ноября 1658 года армия Пегу достигла 16-го уровня военного дела и вооружилась мушкетами.
3 марта 1660 года всю империю Пегу напугал сверкнувший в небе метеор. Самое удивительное, что его было видно только на территории Пегу. Да, много еще загадок астрономии предстоит разгадать ученым.
30 марта 1661 года прошел аукцион должностей в провинции Луанг. Это дало казне сотню золотых.
1 июля 1662 года конфуциане Вэньшаня, возмущенные унижением их религии, захватили власть в провинции. Армия Пегу, засидевшаяся в казармах, рвалась в бой, но раджа Симим Тай, неистощимый в своей милости, все откладывал расправу, надеясь, что мятежники еще сами одумаются (хотя до сих пор никто и никогда сам не одумывался, само, как известно, только … в унитазе болтается).
5 июля 1662 года был возобновлен альянс Ясноликого раджи Пегу (Камбоджа, Луанг Прабанг, Вьентьян, Чагатайское ханство).
19 февраля 1663 года еретики Западного Бенгала, увлеченные дурным примером Вэньшаня, подняли восстание. Однако армия Пегу на их примере постаралась объснить всем, чем именно пример Вэньшаня дурен.
24 февраля 1665 года в небе опять сверкнул метеор. И опять, кроме Пегу, его никто не заметил.
Не все, видимо, внимательно следили за событиями в стране, не все прониклись печальной участью еретиков Западного Бенгала. 1 мая 1666 года жители Тенассерима подняли восстание. И этих смутил пример безнаказанно бузящих вэньшаньцев. Но армия Пегу всегда готова повторить урок.
Испугавшись действий армии, вэньшаньцы 1 июля 1666 года поспешили присоединиться к державе Дай Вьет. Да, такой свиньи дайвьетцам еще никто не подкладывал. По такому случаю три дня пили и гуляли во дворце раджи.

***
Армия Пегу неторопливой змейкой стягивалась к границам Дай Вьет. А тем временем 12 ноября 1666 года на имя раджи из Малакки поступило прошение о восстановлении справедливости. Хмыкнув «А задницу вам вареньем не помазать?», раджа Симим Тай отправил часть армии в Малакку, где вспыхнуло восстание недовольных. Что тут еще добавить? Может, вареньем задницы и не мазали, но плетей ввалили предостаточно, однако стабильность в стране угрожающе сползала к нулю.
4 августа 1667 года Пегу объявило войну державе Дай Вьет. Несчастные предки бойцов вьетминя и вьетконга ничего не могли противопоставить мушкетам Пегу со своим 6-м уровнем военного дела. О, теперь-то они осознали, какую свинью подложили им вэньшаньцы. К слову сказать, возмездие не обошло стороной изменников. Город их был взят на щит, а задницы аккуратно разложены рядами на центральной площади и выпороты плетьми.
13 марта 1668 года держава Дай Вьет согласилась стать вассалом Пегу. Видимо, в столице опять возобладала точка зрения, что большой вассал – это хорошо. Однако непредсказуемый народ в очередной раз признал политику правительства неверной. «Да на эту толпу не угодишь», - негодовал раджа. – «И то не так, и это не эдак. Стадо баранов критикует пастуха. Не приведи, Будда, так докатимся до Англии, и тоже будем раджам башки рубить».
А стабильность в стране все продолжала падать. На этом фоне раджу даже не порадовало повышение обороноспособности в провинции Лампанг. Старик захандрил. Ничто не могло отвлечь его от грустных мыслей, ни стрельба из окон дворца по прохожим, ни применение на практике двух, трех и даже четырех картинок из Кама-Сутры одновременно, ни подавление с отягчающими обстоятельствами восстания во Вьетнаме, ни почти ежедневные казни придворных.
Приближенные раджи лихорадочно искали Симим Таю нового развлечения.

***
И в 1671 году таковое сыскалось в Камбодже.
1 января 1671 года по уже известному сценарию в Камбоджу отправился посол, под завязку набитый золотом. Камбоджийскому радже лучше бы вспомнить участь аютийского, но «ишак, нагруженный золотом…»
Через месяц обрадованный камбоджийский владыка кинулся благодарить Симим Тая. Ну, обнялись, ну, выпили, ну, подписал там какую-то бумажонку камбоджиец… Так что же, теперь без престола оставаться? – хныкал после экс-раджа Камбоджи.
Так еще четыре города вошли в состав империи Пегу. Но, неправильно было бы подозревать Симим Тая в захватнических планах. Он всего лишь рискнул воплотить завет своего предшественника: «Лучше меньше, да лучше… да больше», иными словами, лучше много маленьких вассалов, чем один большой. Камбоджа была восстановлена в пределах одноименной провинции, а из грязного городишки в Аннамае была создана держава Аннам. Что касается до провинций Кхмеры и Дельта Меконга, богатых слоновой костью и пряностями, «они нам самим пока нужны» - заявил Симим Тай.
Правительство Пегу напряглось в ожидании «гласа народа». Народ, как водится, соображал туго и разродился резолюцией лишь 15 февраля 1673 года. На этот раз политика правительства была признана верной. Стабильность слегка поправилась, ускорилось развитие инфраструктуры (а на торговлю в Пегу забили уже давно). Возможно, на волю народа немного повлияли расставленные на всех перекрестках пушки… ну, разве совсем чуть-чуть.
С тех пор раджа любил повторять: «Хочешь поговорить с народом - расставь на перекрестках пушки». Но многие, очень многие политики будущего, ослепленные трудами жидомасонских псевдоисториков, были лишены возможности узнать о мудром Симим Тае Очередном. И где они сейчас? То-то..
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Re: Глава 8 (1638-1673)   29.09.2005 13:20
Клас!!! а сэйв можно?:-\
Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 8 (1638-1673)   29.09.2005 13:47
Kim Young Hee:Клас!!! а сэйв можно?:-\

А сэйв уже того... Осталась только хистори в блокноте и пачка скриншотов.
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Re: Глава 8 (1638-1673)   29.09.2005 14:08

Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 8 (1638-1673)   29.09.2005 14:11
Kim Young Hee:

Хм, я смотрю, вы сомневаетесь... Имеете полное право.
Тогда специально для вас посмотрю. Во-первых, я никогда не убиваю автосэйвы, во-вторых, надеюсь, что после убийства сэйвов не чистил корзину.
Укажите, куда послать, если обнаружу.
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Re: Глава 8 (1638-1673)   29.09.2005 14:21
SteveGOLD157@yahoo.com или kyh@ukr.net
спасибо
Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Вопросики Глава 8 (1638-1673)   29.09.2005 14:44
А в чем смысл выделять много маленьких вассалов?
Трудно, наверное, придумывать объяснения случайным событиям, их комбинациям? Например, два урожайных года подряд?
А не было мысли отобрать в период революций у Китая побольше, да и выделить этих конфуциан в вассала?

Что в мире делается? Сохранилась какая-то информация?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Вопросики Глава 8 (1638-1673)   29.09.2005 14:56
Riko:А в чем смысл выделять много маленьких вассалов?

Смысл в том, что вместо двух-трех союзников я получаю пять-шесть, т. е. в два раза больше очков по дипломатии (а под самый конец игры у меня шла острейшая борьба за первое место, исход решался десятками очков).

Riko:Трудно, наверное, придумывать объяснения случайным событиям, их комбинациям? Например, два урожайных года подряд?

Когда как :-). Иногда они прямо ложаться как нарочно.

Riko:А не было мысли отобрать в период революций у Китая побольше, да и выделить этих конфуциан в вассала?

А какого именно? Там кто-то, кроме Китая или Маньчжурии прописан ?
Кроме того, именно в момент грандиозного китайского абзаца на меня посыпались метеоры, прошения о справедливости и недовольство правительством. Стабильность улетела в минус. Восстания замучили. Стало как-то не до войны с многомиллионным Китаем. Хотя мысль пошерстить китайские ТЦ, конечно, мелькала.

Riko:Что в мире делается? Сохранилась какая-то информация?

На момент, когда я увидел карту Европы (первая половина 17 в.) на западе господствовала Франция (но не в ущерб Испании), центр Европы - Австрия, Турция рахитично жалась где-то там у себя, от Дуная до Волги - Золотая Орда, Россия - Московия+Новгород. Короче, таких замечательно-бредовых раскладов как у Авара не увидел. Запало только в душу "Австрия присоединила державу Майя".[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 29.09.2005 16:05]
[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 29.09.2005 14:57]
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Вопросики Глава 8 (1638-1673)   30.09.2005 07:57
Vladimir Polkovnikov:
Riko:А в чем смысл выделять много маленьких вассалов?

Смысл в том, что вместо двух-трех союзников я получаю пять-шесть, т. е. в два раза больше очков по дипломатии (а под самый конец игры у меня шла острейшая борьба за первое место, исход решался десятками очков).

Об этом никогда не думал, просто потому что за очками никогда особо не гнался
Но обычно неприятно когда эти мелкие моськи между собой начинают драться
Да и в свой альянс их всех загнать не получится
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Вопросики Глава 8 (1638-1673)   30.09.2005 08:12
Riko:Об этом никогда не думал, просто потому что за очками никогда особо не гнался
Но обычно неприятно когда эти мелкие моськи между собой начинают драться
Да и в свой альянс их всех загнать не получится

Да, драться начинают. Поэтому в альянс приглашал с выбором, чтобы не было границы с моим же вассалом, не состоящим в альянсе. И забыл добавить про 20 очков за каждого выделенного вассала плюс и бэдбой как-то надо сбивать. Кроме того, выделял вассалами только бедные провинции (овцы, зерно), не выделял щитовые провинции и ТЦ, и старался не выделять железо, медь, пряности.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 9 (1673-1704)   30.09.2005 16:22
Глава 9. Великая депрессия

Пегу лихорадило. Метеоры, неверная политика правительства, прошения о восстановлении справедливости довели стабильность в стране до критического уровня. Доходы казны упали катастрофически, армии присоединенных Аютии и Камбоджи пришлось распустить, так как даже на половинное жалование уходила почти треть доходов. Серия восстаний обрушилась на страну.
Своих повстанцев нам было мало, так еще с завидной регулярностью весь 1673 год Китай экспортировал мятежников. Китайцы заполонили все рынк… т. е. все приграничные провинции, отечественные мятежники сидели без дела.
И, что самое паршивое, ситуация и не думала улучшаться. Уж как только придворные уговаривали жену раджи родить наследника. Но кто бы из них не брался за это нелегкое дело, получались только девочки. Раджа готов был заплатить любые деньги, чтобы окончить вражду дворянских семей, но мерзавцы и не думали мириться.
В довершение неприятностей 8 декабря 1674 года атжейский султан опять сложил с себя вассальные обязательства. С криком: «Да катитесь вы все! Забирайте все! Подавитесь!» - раджа швырнул атжейскому послу свое исподнее и повелел отпустить его с миром. Главнокомандующий в ожидании реакции народа на это велел усилить караулы на перекрестках. Целый год народ молчал. Казалось, пегуанцам было безразлично, кто чей вассал ныне. Караулы были сняты. Но пегуанцам просто были небезразличны пушки на перекрестках. Недовольство политикой правительства грянуло 3 мая 1676 года. Караулы немедля были возвращены на место, но стабильности в стране эта запоздалая мера помочь уже не могла.

***
В следующем году положение Пегу лишь ухудшилось. 1 июля 1677 года китайская провинция Юннань решила ни с того ни с сего присоединиться к Пегу. Вот делать больше нечего было правительству, как еще цацкаться с юннаньскими конфуцианами.
28 октября 1677 года жители провинции Кра подарили радже пять парусников с командами. Обеспечение их жалованьем и едой легло дополнительной нагрузкой на казну.
1 апреля 1678 года срок действия альянса Ясноликого раджи Пегу был продлен.
10 января 1679 года какие-то негодяи, недовольные затянувшейся выставкой штанов, подпалили академию искусств. Раджа, сцепив зубы, выделил на реставрацию сотню золотых. Однако это его благое намерение отозвалось злом. Спекулянты в предвкушении прибыли взвинтили цены на стройматериалы (связки тростника и бамбук), что привело к увеличению инфляции на 4 процента.
21 октября 1680 года дворяне сговорились (о чем, неизвестно) с Камбоджей. В такой <…> стабильность в стране еще никогда не была.
Именно с этого момента раджа стал воистину ясноликим. Все время улыбался, пускал слюни, хохотал и подпрыгивал.
26 июля 1682 года некто У-Ну в провинции Непал заявил о своем желании открыть новые земли. Раджа, видимо, недослышал, и послал его отрыть новые земли, а точнее – могилы, для повстанцев в Сантале. Что к августу 1683 года У-Ну и сделал.
1 апреля 1684 года армия достигла того уровня, когда генералы начинают понимать, что, кроме мушкетов, нужны еще и мушкетеры (17-й). Раджа Симим Тай посчитал, что войско рвется показать свою силушку богатырскую. Только вот показывать ее было пока некому (все и так уже все видели). Армия медленно покрывалась плесенью от длительного неприменения. Поэтому, когда в мае 1684 года Узбеки напали на вассалов Пегу Чагатаев, генералы предложили поставить памятник узбекскому хану за «столь любезно предоставленный повод к войне».

***
Здесь, наверное, неплохо было бы обрисовать положение Узбеков. Ханство их раскинулось от Каспия на западе до Тибета на востоке, от Сибири на севере до Аравийского моря на юге. Пять их самых восточных провинций отрезаны от метрополии Чагатайским ханством. А вот армия была развита всего лишь до 5-го уровня.
План кампании главнокомандующий армии Пегу видел в следующем. Корпус под руководством первопроходца У-Ну идет через Тибет на пять восточных узбекских крепостей (и далее – на запад), а второй корпус грузится на корабли и плывет вокруг Индии к Катхиявару – узбекскому ТЦ (а что, всем вкусненького охота).
17 октября 1684 года, не взирая на тяжелое внутренне положение страны, Симим Тай объявил войну Узбекскому ханству.
У-Ну дело свое знал хорошо. Преодолев без потерь Тибет, он лавиной с гор (по снегу на заднице) обрушился на узбекские долины. Крепости одна за другой брались штурмом, армии узбеков в тюбетейках разбегались при первых же мушкетных залпах пегуанцев.
В подкрепление этому удару 28 апреля 1685 года был высажен десант в Катхияваре. Следом за Катхияваром пали Синд и Гуджарат. Десантники собирались было навестить своих родственников в Туркестане (не прошел для узбечек даром визит великой географической экспедиции), но на их пути из тумана войны выросла 40-тысячная армия мусульман. Не то чтобы пегуанцы боялись сражаться, просто огромные армии мусульман в момент приедали вокруг все съестное, и армии Пегу элементарно грозила голодная смерть.
В довершение напастей вспыхнуло восстание еретиков в Сантале и… кончились деньги. Раджа Симим Тай за столетие до Наполеона сообразил, что для ведения войны нужны деньги, много денег, очень много денег. А их не было.

***
3 марта 1687 года между Узбеками и Пегу был заключен мир. К Пегу отходили узбекские земли по побережью Аравийского моря: Синд (соль), Катхиявар (ТЦ) и Гуджерат (пряности). Наконец-то Пегу добралось до очень плохой репутации!
Дабы произвести хорошее впечатление на окружающие народы (и чтобы сбагрить овцеводческие провинции), 5 марта 1687 года раджа Симим Тай даровал волю Тибету и Кхмерам.
Пегу достигло 2100 очков и скатилось (скатилось оно, конечно, раньше) на второе место. Французы, вышвырнув гугенотов из своей страны, имели две с половиной тысячи и не собирались останавливаться на достигнутом. Симим Тай, в свою очередь вышвырнув тибетцев и кхмеров, подумывал, кого бы еще швырнуть, но желающих пока не находилось.
По традиции народ 11 декабря 1688 года на вышвыривание вассалов прореагировал критикой правительства. В который уже раз политика правительства была признана неверной.
Следующие несколько лет ушли на потуги центральной власти вытащить стабильность на нормальный уровень. Ради этого 10 января 1691 года раджа Симим Тай даже позволил монахам уговорить себя и отменить ряд новшеств (в частности, была, наконец, закрыта выставка штанов в академии искусств). Это привело к небывалому выбросу штанов на рынок. 17 ноября 1691 года произошло давно ожидаемое снижение цен на набедренные повязки и снижение инфляции на 5 процентов (теперь инфляция составляла всего 1, 1 %).
На фоне этих радостных событий 1 декабря 1691 года в Синде произошло восстание сторонников узбекского хана. Для подавления восстания пришлось снаряжать не только армию, но и флот, чтобы эту армию перевезти.

***
Благодаря усилиям центрального правительства, отчислявшего на повышение стабильности до половины доходов казны, ситуация в стране медленно, но верно выправлялась. 9 августа 1693 года раджа Симим Тай даже отважился покинуть столицу и устроить в джунглях настоящую королевскую охоту.
6 июля 1694 года жители, благодарные радже за то, что он отстал от них хотя бы на время охоты, скинулись двумя сотнями золотых, мол, может, еще куда уедет. Но раджа не уехал. А зря. Следствием бездельного пребывания Симим Тая в столице стал грянувший 8 апреля 1695 года политический кризис. Стабильность опять полетела в тартарары аж на три пункта. Плоды десятилетних усилий пошли прахом.
Чувствуя, что затянувшаяся великая депрессия далеко не способствует росту престижа державы, раджа Симим Тай 1 июля 1695 года даровал независимость державе Чампа в дельте Меконга. Но, как потом оказалось, это не пошло на пользу гражданам Чампы. 16 декабря 1696 года другой вассал Симим Тая князек Кхмеров объявил войну Чампе. «Ну и пущай кулаки чешут, авось помирятся», - прореагировал пегуанский раджа.
Но зря он так благодушествовал. 15 апреля 1697 года пришла пора подтверждать действие альянса Ясноликого раджи Пегу. Пегуанские дипломаты разъехались ко дворам Тибета, Дай Вьета, Вьентьяна и Луанг Прабанга. И тут грянуло. Один за другим отказались от своих вассальных клятв Чампа и Кхмеры. А Симим Тай не мог даже по всем правилам объявить войну негодяям. О, сколько злобы он излил на своих трусливых приближенных, но ни один из них так и не захотел заделаться дипломатом. А приближенные все утешали раджу, ну, мол, и ладно, зато, если бы мы объявили войну единоверцам, стабильность в стране опять бы снизилась. Тем только и приходилось утешаться.

***
Хотя нет, не только тем.
30 июля 1698 года чиновникам опять удалось выколотить из благодарного народа 200 золотых. 1 июля 1699 года главнокомандующий объявил, что ему удалось забрить в Корате 5 тыс. добровольцев. Чтобы добровольцы не разбежались в пути (осознав, что престиж армии не такой уж и большой, раз кормят полугнилым рисом), их сопровождали в пути несколько тыс. старших товарищей, по-нынешнему – дедов.
26 октября 1699 года опять порадовал узбекский хан. Его ханство поглотило Ногайскую Орду. «Поставить ему памятник и отправить армию Пегу на кораблях в Синд», - распорядился раджа.
Переправа армии в Синд заняла более года. Это было тяжелейшее предприятие. За борт летели сдохшие в пути кони, умершие солдаты, надоевшие солдатам прапорщики, даже пушки приходилось выбрасывать. К осени 1701 года ослабленная морской болезнью, но по-прежнему грозная армия Пегу сосредоточилась на границе с Узбеками.
1 октября 1701 года пегуанская армия выступила в поход… в Туркестан… к родственникам. Правда, родственники их не ждали. На стороне родственников выступили Сибирь, Казахская орда и вся Золотая Орда (поклонники «Крестоносцев», не пугайтесь, не так страшен ордынский хан, как его намалевали на портрете персонажа в «Крестоносцах»). Потасовка ожидалась довольно таки динамичная.

***
С отборной пегуанской матершиной армия двинулась через Афганистан (И какой лопух ляпнул, что «никто никогда не завоевывал Афганистан»? Да любой поклонник глобальных стратегий скажет, что это как раз плюнуть… на два пальца… на асфальте.)
20 ноября 1701 года пала Раджпутана.
27 ноября 1701 года пал Пакистан.
А тем временем некая держава Россия попыталась под шумок надавить на Золотую орды с другой стороны. Кстати, удачно так надавила.
19 февраля 1702 года наши войска штурмом взяли Хадерабад.
24 марта 1702 года Пешевар.
18 июня 1702 года Балх.
Далее представлялось заманчивым сходить в Казахстан и Сибирь и завассалить их нафиг, ибо нефиг. Но здесь вышла накладочка. Нет, так то все было в порядке. 21 сентября 1703 года Казахстан был полностью оккупирован войсками Пегу, однако неприятным сюрпризом стал факт его вассальной зависимости от Сибири. Дипломатов, вовремя не указавших радже на это препятствие, слава Будде, больше никто не видел. Ибо… ну вы сами знаете.
Вторая неприятность – сибирские морозы. Теплолюбивые пегуанцы решили не соваться в тайгу, тем более, что таежные сибирские медведи (без балалаек) по свирепости не шли ни в какое сравнение с добродушными представителями семейства кошачьих в индокитайских джунглях.
Сибирь отделалась потерей 47 золотых, а Казахстан 25 золотых плюс право на проход войск.

***
Наконец-то нетерпеливые гости из Пегу могли нанести визит своим родичам в Карабогазе. Туда и направилась армия. Несколько узбекских корпусов выходили встречать гостей, однако все они были рассеяны. Таким образом, несмотря на все преграды, воссоединение семей состоялось 17 августа 1704 года, когда пала столица Узбекского ханства Карабогаз.
В ханском дворце было найдено много интересного. И сейчас я говорю не про гарем (хотя его нашли очень даже интересным, а оставили в еще более интересном положении), речь о новых географических картах, открывших Симим Таю очертания Африки и восточного побережья Америки. Оказалось, что в Африке есть почти незанятый торговый центр Кафры. Пегуанские купцы устремились туда, ожидая прибыли нахаляву. Но… Впрочем, об этом в свое время.
Узбекский хан предлагал мир на любых условиях, но армия Пегу пришла не завоевывать, а освобождать. Мир был заключен лишь 6 декабря 1704 года, когда удалось вытребовать у Узбеков провинцию Эмба, где немедля был воссоздан марионеточный режим Ногайского хана.
Да, забыл сказать, что на этот раз узбекскому хану не удалось отвертеться. Узбеки стали вассалами Пегу.
Впереди у Пегу были годы мира и целое столетие гонки за первое место. А сейчас раджа Симим Тай с 2359 очками занимал вторую строчку в рейтинге мировых лидеров. Первыми продолжали оставаться французы с 2654 очками. Тройку замыкала Испания – 2155 очков.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Мне очень понравилось   01.10.2005 08:58
Верю, что Пегу стенет мировым лидером и весь мир (ну, его лучшая часть) будет Пегим!
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Камрад, простите за банальность, но...   01.10.2005 20:33
я в восторге от Вашего ААРа. Интересно, что сохраняя стиль крестоносных ААРов, Вы здесь передаёте колорит именно Европы, в то время как в прежних - колорит именно КК.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 10 (1704-1738)   04.10.2005 11:11
Глава 10. Затишье перед бурей и первые порывы ветра

Итак, 6 декабря 1704 года закончилась война Пегу с Узбеками. Наступили годы мира и затишья (естественно, не способствовавшие выходу Пегу на первое место). 25 декабря 1704 года в Гангуре провели аукцион должностей. Сотня золотых отправилась в казну раджи. Симим Тай долго думал, как потратить деньги с толком. 30 сентября 1705 года для этих целей был приглашен советник с превосходными рекомендациями. Однако этот олух не придумал ничего лучше, нежели 23 июля 1706 года отдать деньги враждовавшим дворянским семьям. Собственно, за что его тут же и уволили, а голову отослали родным.
26 марта 1707 года из далекой Голландии прибыл представитель тамошнего правительства. Он заявил, что наши купцы, добравшиеся до голландского ТЦ Кафры, произвели самое неблагоприятное впечатление своим внешним видом и запахом коровьего навоза на уважаемых купцов других стран. Поэтому голландцы требуют, дабы впредь в их ТЦ не ступала нога пегуанского торговца, а то, дескать, ваши грязные ноги нам все ковры запачкают. Радже пришлось пока утереться, но обиду он запомнил, крепко запомнил.
23 августа 1707 года Симим Тая откровенно огорчили горожане, потребовавшие каких-то там прав. Что они будут делать со своими правами, горожане не слишком четко себе представляли. Это тем более обидно, что централизация в стране снизилась, хоть и не существенно. А вот 19 октября 1708 года жители провинции Юннань дружно и с восторгом повалили в буддизм (возможно, на это слегка повлияло распоряжение раджи «иноверцам ни в какие отношения с женщинами не вступать», а вступить ой как хотелось»).
6 ноября 1709 года прошел аукцион должностей в Корате. На этот раз для траты денег советника не приглашали. И правильно сделали. 3 декабря 1710 года купцы, возмущенные бездействием правительства в голландском конфликте, проявили свое недовольство и в знак протеста снизили темпы развития торговли. Однако Сими Таю Очередному, равно как и всем предыдущим симим таям, на это было плевать с истинно буддистской невозмутимостью.

***
11 августа 1712 года произошло резкое обострение отношений с Камбоджей. 1 января 1713 года искренне порадовала армия, достигшая 18-го уровня военного дела. Это долгожданное событие было отмечено закладкой военной мануфактуры в Аракане, «дабы набедренные повязки цвета хаки производить самим, а не закупать за границей». 14 июля 1713 года жители Сиама спустили на воду пять боевых джонок. Если они рассчитывали при этом на какие-либо поблажки, то «патриотизм у нас – дело сугубо добровольное и бесплатное».
29 апреля 1714 года ко двору раджи Симим Тая прибыли диссиденты из Персии. Денег они просили немного, а вот в случае отказа, ситуация могла выйти из-под контроля. 25 золотых было щедро пожертвовано на ухудшение отношений с персидским шахом. А что бы он еще больше испугался, 2 декабря 1714 года был подтвержден союз Ясноликого раджи Пегу.
24 мая 1715 года дворяне-бесштанники потребовали прав. Эти болваны даже не догадались пригрозить радже снижением стабильности в случае отказа, который, естественно, и получили. Поворчав немного, дворяне разъехались по своим поместьям буйволов разводить. 15 июня 1716 года по стране прокатилась волна мракобесия. Было очень мрачно, и все бесились…впрочем, без серьезных последствий.
10 апреля 1717 года торговцев взволновали насмешки английских купцов, дескать, как ловко вас голландцы надрали. Раджа не был намерен это терпеть и пошел на обострение конфликта, заявив, что считает себя обиженным лет эдак на пять.
Все напряглись в ожидании войны. Самые сметливые махом попрятали свое небогатое имущество в джунглях. Туда же отогнали своих буйволов незадачливые пегуанские дворяне. Радости тигров не было предела. Страна нуждалась в маленькой победоносной войне, поскольку в списке мировых лидеров Пегу все еще занимало вторую строчку. Идя навстречу правительству, патриотически настроенные торговцы 20 января 1720 года снизили цены, что привело к падению инфляции до нуля. Кое-кто их патриотизм пытается объяснить визитами не менее патриотично настроенных представителей власти, вооруженных дубинками. Но мне больше нравится версия искренности их побуждений. 1 мая 1720 года китайцы любезно обезопасили тыл Пегу, начав гражданскую войну. 20 ноября 1720 года жители Малакки заявили о своем вступлении в ряды почитателей Будды, ибо «в грядущей войне народ должен быть един» (да и с бабами того… охота в общем).
Условия складывались лучше некуда, но раджа выжидал. И дождался. 20 октября 1721 года на улице прямо середь бела дня шлепнули какого-то дворянина. Народ обрадовался, шлепать пошли направо и налево, стабильность несколько пошатнулась. Увлеченные шлепанием граждане забыли о правилах гигиены, и естественным последствием этого стала начавшаяся 9 октября 1722 года чума.
Воспользовавшись моментом, жуликоватые горожане 10 октября 1723 года вытребовали себе еще прав.
Война с Англией так и не состоялась… на этот раз. Ну и повезло же джентльменам.

***
3 декабря 1724 года члены альянса Ясноликого раджи Пегу съехались посмотреть на его ясный лик и подтвердить союзнические обязательства. А 11 декабря 1724 года вассалы Симим Тая Чагатаи и Тибет передрались меж собой. Ну и пес с ними. Не до них.
Весь 1725 года прошел в тщательной подготовке акта отмщения голландцам за попранное достоинство пегуанских купцов. Самым тщательнейшим образом были обследованы колонии Нидерландов, изучены колониальные гарнизоны, а вернее полное их отсутствие. Десанты погружены на корабли, корабли подведены к голландским колониям.
5 марта 1726 года Пегу объявило войну Нидерландам. Десанты ринулись на берег отмщать. Отмщали они всему, что шевелится, до 16 апреля 1726 года, когда в Малаккском проливе показался голландский флот. И тут же (дабы не отмстили нам во все, так сказать, щели) Симим Тай потребовал 50 золотых и уважения к нашим купцам. На том и помирились. Первый контакт Пегу с Европой доставил Пегу большое удовольствие. Раджа Симим Тай решил не слишком задерживать с повторением.
1 января 1727 года была заложена военная мануфактура в Аруначале. Приглашенным на церемонию закладки иностранным послам объяснили, что это все делается в сугубо мирных целях. Вследствие чего о доброй репутации Пегу стало известно при многих дворах Азии.

***
16 февраля 1728 года пегуанские еретики, видимо прослышав про 50 голландских золотых, начали мутить воду. Вот ведь мерзавцы! 50 честно заработанных армией золотых ушли в карман иноверцев!
Но на этом финансовые потери не закончились. 21 ноября 1729 года какие-то бараны не поделили овец на границе с Узбеками. Для урегулирования конфликта раджа выделил 100 золотых, а баранов приказал примерно наказать плетьми, «дабы впредь на мусульманских овец не зарились, а коли позарились, так тырили бы втихую и не позорили державу».
19 октября 1730 года дворянское семейство выклянчило у Симим Тая 75 золотых на обновление стада буйволов, а то эти буйволы, дескать, постарели и на буйволиц не дюже заглядываются.
И только армия продолжала радовать раджу. 1 апреля 1731 года генералы принесли радже на показ пистолеты. Симим Тай изобретение одобрил, из них, дескать, застрелиться удобней, чем из мушкета, если отступать некуда. 19-й уровень военного дела Пегу стал просто кошмаром для окрестных держав.
15 сентября 1731 года Нидерланды, не выдержав испытания, опять ввели запрет на торговлю в своих ТЦ пегуанских купцов. «После них три дня ТЦ проветривать приходится, торговля замирает». Это было очень глупо. Особенно глупо, если учесть, что еще с предыдущей войны из голландских колоний не были выведены пегуанские гарнизоны, расположившиеся там как дома. Многие даже женились на туземках.
19 ноября 1731 года последовало объявление войны. А уже 10 мая 1732 года Нидерланды уступили Пегу торговый пункт Сукабуми, 25 золотых и «с превеликой радостью ждем ваших купцов в наших ТЦ» (лицемеры презренные).

***
Уже четверть века Пегу не знало войн (прогулки за туземными невестами в голландские колонии не в счет). Франция продолжала уходить в отрыв. Становилось понятным, либо мы начинаем опять что-нибудь показывать окружающим народам, либо не видать Пегу мирового лидерства как слону своей задницы. Затишье перед бурей заканчивалось. Потянуло первыми порывами ветерка.
24 ноября 1732 года кое-кто из дворян-буйволовладельцев сговорился с Делийским султанатом о поставке буйволиных кож в Дели. Казалось бы, ерунда. Но это так зацепило Симим Тая, что дворян он повелел казнить, а делийскому султану сообщил, что считает теперь себя вправе «навалять ему по сопаткам с чистой совестью». Армия потянулась к делийской границе. Ситуация в стране в преддверии бури дестабилизировалась.
Пока шел процесс передислокации армии (такого умного слова пегуанские генералы, естественно, не знали, но у нас же «Курс истории», поэтому…), радже было доложено о достижении 1 марта 1734 года 4-го уровня инфраструктуры. На предложение послать в провинции судей Симим Тай поинтересовался: «А это дорого?» Узнав, что это – сотня за судью, раджа решил: «Наш суд самый неподкупный в мире, платить не буду… пока».

***
6 апреля 1734 года Пегу объявило войну Делийскому султанату. Армия Пегу в набедренных повязках-хаки отечественного производства, потрясая мушкетами и пистолетами, перешла границу. Конфискованные у дворян буйволы волокли за армией пушки. Армия Дели была сосредоточена на границе с Великими Моголами (там у них шла какая-то своя война), поэтому до июля пегуанцы не встречали ни одного противника.
12 мая 1734 года штурмом взят Чхота-Нагпур.
6 июня 1734 года штурм Дели.
25 июня 1734 года штурм Бенареса.
А вот дальше наступление слегка затормозилось подтянувшимися полками Дели и Хайдарабада. Правда, на подходе были полки наших союзников (собственно, им-то все лю-ли и достались).
16 августа 1734 года штурм Джамму.
25 декабря 1734 года штурм Гондваны.
6 марта 1735 года Кашмир выбросил белый флаг. А зря. Он бы им пригодился, когда наша армия кинулась грабить и насиловать. Кстати, насиловать женщин в армии Пегу считалось уже чем-то банальным, неинтересным. Особое порицание индийских историков до сих пор вызывают отдельные акты с использованием священных коров как по прямому, так и по не совсем прямому назначению. То-то, наверное, Будда ликовал на небесах, наблюдая попрание индуистов.

***
Однако в самый разгар этого праздника жизни 22 июня 1735 года, ровно в четыре часа Великие Моголы объявили войну Пегу. Эти обормоты особо ничем не рисковали. Пегу граничило лишь с одной изолированной их провинцией, а вот куда поперлась Орисса, союзница Моголов, я, честно говоря, не очень понимаю. Буря набирала силу. Но пока это был лишь крепкий ветерок.
Первым делом было решено вытащить хотя бы одну лапу. Все усилия были сосредоточены на Хайдарабаде. Наконец, 14 декабря 1735 года Хайдарабад выплатил 18 золотых, за что и был отпущен на все четыре стороны.
21 декабря 1735 года пала делийская крепость Уттар.
6 марта 1736 года пал могольский Тар.
1 мая 1736 года мятежники атжейской провинции Джахор решили присоединиться к Пегу. Раджа не возражал.
4 июня 1736 года Делийский султанат принял наши условия: Пегу отходят Уттар, Бенарес, Чхота-Нагпур и 29 золотых.
Полки развернулись на Ориссу. Разбив по пути тамошнюю армию, пегуанцы осадили город. Тут же начали подтягиваться союзники (кто их только звал), провианта на такую толпу в окрестностях Ориссы было не напастись. Поэтому на военном совете решили: штурмовать! 6 октября 1737 года Орисса пала… со второго штурма.
Церемония вассализации Ориссы прошла торжественно и благолепно. Орисский султан даже не очень сильно рыпался в самый ответственный момент.

***
Победоносному Пегу оставалось лишь дождаться дозревания Моголов до мира. Но это оказалось не совсем так. 12 октября 1737 года узбекский хан, посчитав, что достоинство его дошло до того размера, когда можно и не признавать превосходства других, разорвал вассализацию. Симим Тай торжественно пообещал наказать хвастунишку: «А вот сам приеду в Карабогаз да гляну на его достоинство».
Армия с ворчанием поплелась на узбекскую границу. Несколько лет войны не прошли бесследно для нашей национальной гордости – отечественных набедренных повязок-хаки. Теперь не у каждого солдата они были хаки, да и попросту не у каждого они были (кстати, их отсутствие несколько ускоряло и облегчало процесс «три дня на…» во вражеских городах).
15 октября 1737 года дозрели Моголы. Они согласились выплатить 50 золотых великому радже.
К июлю 1738 года приготовления к наказанию «узбекского хвастунишки» были завершены. Армии было объявлено, что впереди их ждут гаремы, родственники, верблюдицы и вообще кому что нравится. «Идите и возьмите всех!» Вдохновленные таким призывом войска Пегу 1 июля 1738 года перешли узбекскую границу. Звуки бури доносились все отчетливее.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 11 (1738-1774)   05.10.2005 17:42
Глава 11. Хуже, вроде, не было

1 июля 1738 года началась карательно-воспитательная экспедиция армии Пегу в Узбекское ханство. Сама по себе война не представляла затруднений. Узбеки с их 6-м (вроде) уровнем военного дела не производили впечатления не то что серьезных противников, они не производили впечатления вообще. Например, уже 1 сентября 1738 года штурмом была взята Раджпутана. Затруднение было в другом, а вернее, не было… денег. Пришлось пегуанскому радже подзанять средствов у банкиров.
С деньгами, как это водится, воевать стало гораздо веселее. Вражеские крепости посыпались как перезрелые плоды. Специальным приказом по армии всяческое насилие над женщинами-узбечками было запрещено «во избежание инцеста» - слишком часто наведывались пегуанцы в Узбекистан. Ну, на безрыбье и рак рыба. Если раньше армия Пегу пленных не брала, то теперь не брезговали и этим. Наверное, поэтому узбекская армия стала избегать столкновений с пегуанцами.
Полтора года наши войска предавались развр… т. е. разгульной жизни с благословения Симим Тая Очередного. И вот 1 января 1740 года докатилось до них известие о восшествии на трон Симим Тая Буддакети. Новый раджа не слабей прежнего горел желанием показать свое достоинство узбекскому хану. Поэтому в войска был послан приказ энергичнее продвигаться к Карабогазу.
Подгоняемая пинками столичного «гофкригсрата», армия Пегу усилила натиск. Пали Пешавар и Балх. Генералы требовали подкреплений, а подкрепления 6 июля 1740 года были отвлечены неожиданным восстанием в Бирме. И как шило в… т. е. как венец всем несчастьям 12 ноября 1740 года Персия объявила войну Пегу. Наши земли на побережье Аравийского моря оставались совершенно незащищенными. Но и это еще не все! Буря так буря! 14 января 1741 года Дели и Хайдерабад присоединились к танцам на могиле (тогда всем так казалось) Пегу. Слава Будде, союзники и банкиры не оставили нас в беде. Одни подкинули еще деньжат, а вторые – пушечного мяса (да, да, у делийцев были пушки, много пушек, и мерзавцы умели хорошо из них стрелять).

***
Ситуация складывалась паршивозная. Но неизмерима милость Солнечного Будды: 12 февраля 1741 года Узбеки согласились на вассализацию и передачу Пегу провинции Хайдарабад. Центральную пагоду Иравади украсил еще один памятник узбекскому хану, на этот раз «за столь своевременно отвратительное развитие военного дела в Узбекском ханстве».
Изрядно поредевшие и обессилевшие полки Пегу повернули от Каспия к Аравийскому морю. А пока они маршировали, хайдерабадские мусульмане захватили Чхота-Нагпур, персы осадили Синд, хорошо хоть делийцы то осаждали, то убегали под белым флагом из провинции Уттар. Образ военных действий делийцев изрядно подивил пегуанских генералов, но, по крайней мере, за этот фронт можно было не переживать.
15 ноября 1741 года пришлось выделить 50 золотых на борьбу с региональной ересью. А 1 апреля 1742 года армия достигла 20-го уровня военного дела, в войсках, наконец, осознали важность боевых построений. Однако усиленные занятия шагистикой, против всяких ожиданий, не напугали врагов, и 10 июля 1742 года пал Синд. 24 августа из Персии прибыл наглый мусульманский посол с требованиями «передать под скипетр шаха Синд». С огромным трудом удалось придворным удержать Симим Тая от приказа «укоротить наглеца на пол-аршина», то бишь смахнуть ему голову с плеч. Делать было нечего, пришлось соглашаться, дабы не лишиться вдобавок к этому еще и ТЦ Катхиявар.

***
Беда не приходит одна. 28 декабря 1742 года она пришла вместе с послом Великих Моголов, объявивших Пегу войну. Передать, как завопил раджа Симим Тай, можно только теми словами, которые я адресовал соседу, устроившему в этот ответственный момент короткое замыкание в подъезде. Но, слава Будде, крепкое слово и озверевшая физиономия значат гораздо больше, чем просто слово и физиономия. Электричество в подъезде было восстановлено, и я продолжил заниматься этим измом.
Совершенно забив на Моголов, весь 1743 год пегуанцы пытались выбить из войны Хайдерабад, подтягивали подкрепления (в сентябре 1743 пришлось опять идти на поклон к банкирам), отбивали назад наши крепости.
В 1744 году боевые действия переместились в Дели (Хайдерабадом продолжали заниматься союзники). Наконец, 25 февраля 1745 года пала столица Делийского султаната. Далее крепости Дели посыпались одна за другой (слава Будде и 20-му военному теху).
1 января 1746 года состояние войны с Моголами плавно перешло в мир. Все остались довольны и счастливы (особенно VP). А 5 января 1746 года Дели согласилась на вассализацию, хоть это было больно и неприятно, но лучше уж отвассалить одного султана, чем жителей каждого города.
Неужели наступила возможность перевести дыхание?

***
Фигушки. 4 февраля 1746 года Нидерланды объявили войну Пегу. Однако это было на редкость глупо. Наши гарнизоны в их колониях мигом повыскакивали из теплых постелек и вывесили пегуанские флаги на голландских островах. Тот же посол, что привез объявление войны, того же 4 февраля подписал мир и передачу Пегу 50 золотых. Так-то, погрозил раджа Нидерландам пальчиком.
Но и на этом изм не закончился. 4 мая 1746 года Вьентьян нарушил договор о вассализации и объявил Пегу войну. 10 мая 1746 года его дурному примеру последовал Аннам. Пегуанские полки из Индии замаршировали в Индокитай. А зря. Потому что, воспользовавшись их отсутствием, 3 ноября 1746 года Англия объявила войну Пегу. До кучи еще и альянс Ясноликого раджи Пегу под натиском бури рассыпался в прах. Несчастный Симим Тай Буддакети от этаких напастей впал в меланхолию, зачах и отправился к предкам. 1 января 1747 года эстафету занятия измом принял Бинья Дала. В течение 1747 года Бинья Дала медленно, но верно восстанавливал альянс Ясноликого раджи Пегу и пытался овладеть столицей Вьентьяна.
6 ноября 1747 года держава Орисса самым наглым образом присоединилась к интервентам.
1 апреля 1748 года раджа был вынужден уступить Англии Чхота-Нагпур и Гуджерат. Но при этом Бинья Дала поклялся жестоко отомстить джентльменам и вернуть утерянное с процентами.
Наконец, 13 мая 1748 года взбунтовавшийся вассал Вьентьян был так отвассален, что больше никогда не думал даже и рыпнуться (а и как тут рыпнешься, когда ТАМ все болит).
22 февраля 1749 года та же участь постигла и Аннам.
Бинья Дала смахнул со лба пот и вернул часть денег банкирам.

***
А зря.
6 февраля 1751 года Великие Моголы объявили войну Пегу.
20 февраля 1751 года их примеру последовал Хайдерабад.
Воистину все дьяволы ада ополчились на империю Пегу, не желая отпускать ее на первое место. А оно было уже так близко (Франция – 2957, Пегу – 2921, Испания – 2893).
С дикими, страшными воплями негодования армия Пегу обрушилась на могольский Тар, который и был взят штурмом 29 октября 1751 года. 1 ноября 1751 года Великие Моголы выплатили 50 золотых. Тар, растерзанный, пожженный, смешанный с дерном, был возвращен мусульманам.
После этого уже ничто не могло спасти Хайдерабад. А если еще учесть взятый в июле 1752 года заем и достигнутый 1 сентября 1752 года 21-й уровень военного дела, то дело вообще швах. Уже 15 декабря 1752 года посол Хайдерабада вошел к радже Бинье Дала с предложением 7 золотых. Посла нагнули и… поставили на колени, дали пинка и отказали. 15 февраля 1753 года второй посол вполз к радже на коленях и предложил 25 золотых. Посла ткнули мордой в землю, станцевали на нем джигу и… опять отказали. 21 июня 1753 года третий посол вполз, царапая мордой землю и предлагая 82 золоых. Этого попросту закопали. Больше никто не приползал.

***
Если на фронте дела пошли на лад, то в тылу сам черт ногу сломит. 1 апреля 1753 года восстал Манипур. 17 сентября 1753 года раджа с презрением отклонил прошение о восстановлении справедливости, в результате чего получил снижение стабильности и восстание в Зап. Бенгале. 1 февраля 1754 года восстал Уттар. 1 марта 1754 года восстал Вост. Бенгал. 1 апреля 1755 года восстали жители Малакки. Это был просто кошмар. Армии не хватало ни на фронте, ни в тылу. Два ТЦ осаждались повстанцами, денег не было, из-за затянувшейся войны стабильность в стране и не думала поправляться.
Раджу все чаще заставали одного с пистолетом в руке, пару раз едва не опоздали. Дважды он пытался отравиться (слава Будде, отделался поносом), и, наконец, 22 декабря 1755 года полез в петлю. Из петли его извлекло сообщение о даре благодарных жителей аж в 400 золотых. С криком ура! раджа отшвырнул табурет и едва не задохнулся.
Немедля был объявлен набор в армию. Первыми под горячую руку вербовщиков загремели благодарные жители. Полки свежебритых новобранцев помаршировали к местам восстаний и на фронт.

***
6 февраля 1756 года пала столица Хайдерабада.
А 29 апреля 1756 года Кхмеры напали на Дай Вьет. Напрасно они это сделали. Армия Пегу к тому времени уже разделалась с повстанцами и двинулась в дельту Меконга.
Совершенно неожиданно 1 декабря 1756 года монахи (про них уже порядком подзабыли) доложили о достижении 3-го уровня морских технологий. Бинья Дала был озадачен и не знал то ли радоваться, то ли негодовать. А потому решил попросту проигнорировать это событие. Тем более, что 5 декабря 1756 года Неугомонные Моголы опять объявили войну Пегу. У раджи даже не осталось сил рассердиться, он просто махнул рукой в направлении Тара.
27 декабря 1756 года пала последняя крепость Хайдерабада. После этого на полуострове Индостан воцарился мир с передачей Лунг Пабангу провинции Декан и выплатой мусульманами 150 золотых+право на проход войск Пегу по территории Хайдерабада.
В начале 1757 года страну сотрясла серия восстаний. А и чего было ожидать, когда усталость от войны дошла до 10%?
11 декабря 1757 года удалось заключить мир с Моголами на традиционных условиях передачи ими 50 золотых.
1 июля 1758 года армия достигла 22-го уровня военного дела. Полки тут же на европейский манер начали усваивать премудрости построения караколь. Получалось, разумеется, не по-европейски, но тоже ничего, где-то даже забавно.
Однако состояние войны затягивалось. Армия Пегу едва успевала крушить повстанцев. До Кхмеров пока не доходили руки. Наконец в 1759 году удалось временно передавить всех жаждущих побузить, и войска рванули к Меконгу.
23 декабря 1760 года раджа Бинья Дала великодушно заключил мир с Кхмерами. Кхмеры признали свою вассальную зависимость от Пегу и передали радже провинцию дельта Меконга плюс 125 золотых.
Наступил долгожданный мир!

***
Эх, и все было бы хорошо, если бы не было так плохо. 15 июля 1761 года Нидерланды объявили войну Пегу, а 18 июля 1761 года Англия от нечего делать прописала себе аналогичные процедуры. Все-таки здорово, что эти европейцы такие жмоты, что жалеют денег на колониальные крепости. 1 января 1762 года Нидерланды расстались с сотней золотых, а 9 марта 1762 года их примеру последовала и Англия.
Вот теперь наступил мир. Но какой! На Пегу висели три займа по 200 монет, риск восстаний из-за военной усталости был очень высок, доходы низки. Инфляция уверенно набирала обороты. Раджу опять застукали с пистолетом у виска, хорошо, что пороха ему купить было не на что, а то бы все.
Однако, как вы должны помнить (рекомендую медитировать так в самые трудные моменты в вашей кампании), терпенье и труд и еврея нае… 1 апреля 1763 года был выплачен первый заем, 1 января 1764 года – второй, 1 апреля 1765 года – третий. Вот так! Можно было снова ввергать страну в ж… т. е. в пучину мировой политики. Можно было, но не хотелось. Поэтому когда 28 марта 1765 года узбекский хан отвассалился от Пегу, Бинья Дала велел простить ему его заблуждения (этому также поспособствовало открытие огнестрельного оружия узбеками).

***
12 июня 1767 года Орисса неостроумно объявила войну Пегу. Росту наглости тамошнего правителя поспособствовало присоединение к ним Чхота-Нагпура (того самого, который мы обещали отбить у англичан). Настала пора вернуть исконно (с каких-то пор) пегуанские земли. Победам армии Пегу, несомненно, поспособствовал достигнутый 1 августа 1768 года 23-й уровень военного дела. 22 декабря 1768 года все было кончено. Чхота-Нагпур с процентами (в виде винодельни) был возвращен законному владельцу, Орисса стала вассалом Пегу и выплатила 200 золотых.
Вот правду говорят, что не учатся люди на ошибках других. 3 февраля 1769 года Делийский султанат попытался скинуть с себя вассальную кабалу. Почему только попытался? Это становится понятным из следующего факта: 6 февраля 1769 года Пегу объявило войну Дели.
Негодяи рассчитывали на свои средние крепости и 15-16 уровень военного дела. Опрометчиво. Несмотря на убийство важного дворянина 13 декабря 1769 года (уклонист несчастный), пегуанское оружие оказалось на высоте. Уже 27 марта 1770 года делийский посол униженно молил о мире с денежной компенсацией в 244 золотых. Наивные! Никто не собирался их прощать, «покудова хоть одна священная корова на территории Дели не обесчещена». А тут еще и Хайдерабад присоединился к Дели. За что и поплатился 5 ноября 1770 года 161 золотым. И правильно, нефига следовать дурному примеру.
24 мая 1770. Пал Тар.
6 декабря 1770. Пала столица Дели.
26 октября 1771. Пал Джамму.
2 ноября 1771. Мальва.
23 июня 1772. Гондвана.
3 июля 1772. Урожайный год.
На почве всех этих успехов 15 ноября 1773 года раджа Бинья Дала слегка спятил, чуть-чуть, не надолго, на год.
Наконец, 19 октября 1774 года был пойман делийский султан, который уже год партизанил в джунглях. Несчастный, трясущийся мусульманский владыка, источая всевозможные запахи и размазывая по бороде сопли, трясущимися руками ломал краюшку хлеба, поданную ему сердобольным пегуанцем. Посмотрев на это жалкое зрелище, еще не совсем пришедший в себя раджа прослезился… и велел отвассалить его «только не очень больно». Этим актом (прошу понять правильно) Пегу вырвалось на первое место. (Пегу – 3241, Франция – 3190, Испания – 3179).
Впереди Пегу ждала еще одна, заключительная, глава и увлекательные перегонки с европейскими державами.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Глава 11 (1738-1774)   06.10.2005 07:56
А что в мире происходит?
Какие технологии у европейцев?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 11 (1738-1774)   06.10.2005 08:56
Riko:А что в мире происходит?
Какие технологии у европейцев?

Честно говоря, всего уже не помню. Но кое-что еще свежо в памяти.
К середине 18 в. Россия задавила Золотую Орду, вышла к Черному морю и к Сибири. Однако сибиряки (успокою поклонников ААРа камрада Авара :-)) дальше их не пускают. Турция отвоевала у всяких там Ак-Коюнлу п-ов Малая Азия, Персия довольно таки здоровая (и уменьшаться не собирается). Центр Европы по-прежнему за Австрией, которая периодически кушает северогерманских миноров, а они, в свою очередь, как фениксы возникают вновь. Мирно сосуществуют одновременно сильные Испания и Франция.
По военным техам здорово лидируют французы и голландцы. У них уже за 40 (точно не помню), а вот Англия опережает нас всего на 3-4 теха. Россия с петровой подачи тоже оторвалась от нас, но поскольку русские не были потенциальными противниками Пегу, не следил. Китай, Дели, персия - 16-17-й военный тех. Про морские техи не отслеживал, поскольку с моим рылом на море соваться не собирался с смого начала.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Глава 12 (1774-1820)   06.10.2005 16:05
Глава 12. Финишная прямая

Под занавес 1774 года опять рыпнулась Голландия. Рецепт войны с заносчивыми европейцами оставался прежним. И 1 января 1775 года Нидерланды выплатили Пегу 50 золотых.
1 февраля 1775 года армия продвинулась до 24-го уровня военного дела.
Обеспокоенный территориальным ростом вассала Дай Вьет (недавно зааннексившего Кхмеров и раздувшегося до шести провинций) раджа Бинья Дала решил, что пора уже с этим что-то делать. Для начала 1 января, 1 февраля и 1 марта 1776 года для усыпления бдительности вассала ему было выслано три подношения от всей нации. А когда бдительность тамошнего владыки была убаюкана, 1 апреля 1776 года последовал удар – Дай Вьет был присоединен (временно) к Пегу. Недолго поколебавшись, предобрейший Бинья Дала велел выделить Дайвьетскому радже три провинции, а зараз еще и в Кхмеры назначить вассала (ибо о репутации и очках не стоит забывать). 20 апреля 1777 года новые вассалы были приобщены к альянсу Ясноликого раджи Пегу.
С помощью этой акции Пегу ушло в отрыв от Франции на сто очков. Казалось бы, настала пора почивать на лаврах. Специально для этого из Средиземноморья завезли ворох лаврушки. Раджа тут же улегся на него почивать, но сухие листья ломались, кололись, лезли во все щели. Однако раджа с неподдельным мужеством продолжал почивать.
30 апреля 1777 года Бинья Дала повелел оказать помощь дворянскому семейству в размере 150 золотых.
1 октября 1777 года вспыхнуло восстание в Кохинхине. Армия была поднята по тревоге и со своей маневренной артиллерией брошена на усмирение. Повстанцы дважды усмиряли обленившихся солдат, но те не мытьем так катаньем на третий раз отплатили мятежникам той же монетой.
26 декабря 1779 года выделено 50 золотых на борьбу с ересью.
21 февраля 1781 года в Иравади произошел мощный демографический взрыв. Две с половиной тысячи патриотически настроенных пегуанок разродились вполне благополучно во славу Солнечного Будды и Ясноликого раджи Пегу. Придворные преподнесли Бинье Дале благодарственный адрес, на что покрасневший раджа скромно отвечал, дескать, моих тут усилий не так уж и много, процентов десять.

***
Почувствовав, что армия порастает мхом (и даже повстанцы ее не уважают), раджа Бинья Дала начал подумывать о возврате исконно пегуанской провинции Гуджерат, коварно похищенной Англией. Для провокации джентльменов в их ТЦ Золотой Берег срочно были направлены купцы. Предварительно их щедро вываляли в коровьем навозе, строго настрого запретили пользоваться носовыми платками, научили ковыряться в носу. Тщательно проработанная провокация дала свои плоды 9 марта 1783 года. В этот день маклеры Золотого Берега, зажимая носы и посылая проклятия в адрес Пегу, буддистов и коровьего навоза, вытолкали взашей наших купцов и запретили им появляться где-либо в пределах Британской империи.
Раджа Бинья Дала в восторге потирал руки. Еще бы, как все гладко прошло, Англия сама повернулась к Пегу задом, нагнулась и приспустила штаны в ожидании знатной порки.
1 июня 1784 года главнокомандующий рапортовал о достижении 25-го уровня военного дела. В армию начали поступать мортиры.
2 января 1785 года на устрашение всех супостатов был торжественно подтвержден альянс Ясноликого раджи Пегу.
1 февраля 1785 года последовало объявление войны Англии.
Уже 25 февраля 1785 года армия Пегу, снабженная 60 мортирами, приступила к стенам Гуджерата. Одновременно с этим были оккупированы две незащищенные провинции англичан.
5 июня 1785 года с берегов туманного Альбиона прибыл посол с предложением 80 золотых. За наглость такову раджа повелел отодрать фалды с его фрака и засунуть… Засунули.
13 июня 1785 года мерзкие английские наймиты завезли к нам чуму.
15 июня 1785 года стены Гуджерата пали.
16 июня 1785 года Англия согласилась на передачу Пегу Гуджерата и 50 золотых. Ибо нефиг!

***
Победив Англию, раджа вернулся на свою подстилку из лавровых листьев. Почивать. от почивания его не могли оторвать (видимо, в лаврушку репьи попали) ни скандал во дворце 20 июня 1787 года, ни восстание в Гуджерате 1 февраля 1788 года. А вот дару в 400 золотых от благодарных жителей 19 июля 1788 года раджа уделил внимание.
1 января 1789 года на прием к почивавшему радже удалось пробиться главнокомандующему. Он приволок показать правителю новые разрывные ядра и сообщить о достижении армией 26-го уровня военного дела. Бинья Дала благоразумно отказался от демонстрации действия ядер, поверил на слово.
1 февраля 1790 года Пегу отменило право на проход войск по территории Хайдерабада (чего мы там не видали?) Для успокоения умов, взволнованных этим демаршем, пришлось 20 сентября 1790 года выплатить 150 золотых в пограничном споре с Англией. Это было немножко неприятно, но зато стабильность в стране восстановилась.
30 ноября 1791 года в отместку за пограничный конфликт раджа повелел поддержать английских диссидентов. Особо порадовало, что опальные джентльмены бежали не в Европу, а в Пегу. Это говорит о растущем значении Пегу на мировой арене (ну и девушки у нас если не самые красивые, то самые подкованные в Кама-Сутре).
28 декабря 1792 года буржуазия вытребовала себе привилегий.
10 декабря 1794 года были отрыты новые земли в Качине. Патриотически настроенные женщины Качина отпраздновали это событие повышением рождаемости.
2 января 1795 года заложена винодельня в Бирме.
2 июня 1795 года члены альянса Ясноликого раджи Пегу подтвердили свою верность идеалам раджи Бинья Дала. И вовремя. Поскольку 2 октября 1795 года предатели-дворяне вступили в сговор с врагами раджи в Кхмерах. Хотя союзник Пегу кхмерский раджа и выдал изменников (правда, уже без голов), стабильности в стране это помочь не смогло.
Это было тем более печально, что Испания в этот момент, совершив рывок, вышла на первое место (Испания – 3454, Пегу – 3445, Франция – 3338).

***
Во избежание ухудшения ситуации раджа повелел 9 августа 1796 года выдать китайским купцам лицензии на экспорт. Но это не помогло. 19 сентября 1797 года народ посчитал политику правительства неверной и в знак протеста снизил стабильность в стране (мутить воду народ Пегу хорошо умел во все времена). 1 октября 1797 года жители Бенареса даже слегка перегнули палку в мутении воды. На подавление волнений была брошена армия.
30 мая 1798 года Бинья Дала пригласил советника для проработки вопроса «как бы нам эту Испанию догнать и перегнать». Советник много разглагольствовал, руко-водил типа, под конец своей деятельности 20 мая 1799 года попытался умыкнуть 300 золотых от благодарных жителей, но был уличен и с позором изгнан.
Раджа сам решил найти необходимые ему очки. В Китае кипели восстания, вот-вот могла отвалиться какая-нибудь Корея или Маньчжурия. Бинья Дала 2 января 1800 года не пожалел 264 золотых и гарантировал независимость Китаю. Забегая вперед, скажу – денежки пошли коту под хвост. Никто от Китая так и не отвалился.

***
А Испания уходила в отрыв (Испания – 3532, Пегу – 3457, Франция – 3359). Этим самым сами того не ведая испанцы подписали смертный приговор соседней Пегу державе. Оставалось лишь вписать имя в бланк приговора. И 7 февраля 1801 года имя было вписано. Счастливчиком оказался Хайдерабад (всего две провинции). Стабильность в стране за неоправданную агрессию (хотя я считаю достаточным оправданием отставание по очкам от Испании), конечно, рухнула. Но оно того стоило.
25 марта 1801 года на страну опять обрушился урожайный год, ставший сущим наказанием для торговцев съестным и для мартышек в джунглях.
8 сентября 1802 года Хайдерабад вынужден был подписать мирный договор на условиях передачи Пегу Сатпура и 125 золотых. Раджа Бинья Дала опять слегка обошел Испанию.
1 февраля 1803 года армия достигла 27 уровня военного дела. Сначала генералы обрадовались. Еще бы! Смешные построения – коронная фишка армии Пегу. Но разобравшись, поняли, что построения отнюдь не смешные, а смешанные. И этому надо было еще учиться, учиться и учиться.
К 1 мая 1805 года Испания, отгнобив кого-то там в Южной Америке, опять вырвалась вперед (Испания – 3512, Пегу – 3509, Франция – 3400). Раджа Бинья Дала ответил на это выделением вассала Маратхи (отбитая у Хайдерабада провинция Сатпур).
20 мая 1806 года этот политический курс правительства был признан верным. Однако приятное тут же уравновесилось неприятным. 9 марта 1807 года произошло убийство какого-то дворянчика. раджа так расстроился, что даже запретил хоронить его по-буддистски (нечего по ночам шляться, державу подводить).
К 1 марта 1808 года еще один идиот в Америке подставился под удар Испании. И испанский корольрадовался лидерству (Испания – 3579, Пегу – 3543, Франция – 3422). Так Испания вторично подписала приговор Хайдерабаду.
1 августа 1808 года Пегу объявило войну Хайдерабаду. Опять не все граждане проявили понимание, и стабильность в стране пошатнулась. Даже не все члены альянса Ясноликого раджи Пегу с первого раза расслышали, что от них требуется (Кхмеры и Дай Вьет этим подарили радже еще 10 очков).
27 ноября 1808 года состоялся образцово-показательный штурм Хайдерабада. Несмотря на то, что отдельные батальоны по забывчивости применили смешные, а не смешанные построения, штурм прошел успешно. Хайдерабад по совету умных людей был присоединен к Пегу и тут же отпущен на правах вассала. Пегу опять вырвалось вперед, на чуть-чуть, но вперед (Пегу – 3588, Испания – 3574, Франция – 3439).

***
Испанский король не собирался сдаваться. Он уже вел войну против Мексики. Бинья Дала в ожидании результатов той далекой войны нервно теребил список возможных жертв. Возможные жертвы в ужасе трепетали перед неизбежным. Однако вскоре на получение люлей вызвался доброволец. 14 марта 1809 года произошло обострение отношений с Виджаянагаром. И надо же было такому случиться, что в августе 1809 года доблестные мексиканцы наваляли почем зря испанцам, отшвырнув их на третью строчку в списке великих держав. Ликованию и в Пегу и в соседних странах не было предела. Одни радовались тому, что первое место теперь некому оспорить, а вторые тому, что, похоже, раздача люлей отменялась.
В столицах всех соседей Пегу на радостях воздвигались памятники мексиканским генералам, их именами называли детей. Индокитай наполнился Хуанами, Педро, Гомесами, Хуанитами и Хулиями. Например, демографический взрыв в Иравади 8 марта 1810 года дал стране 2500 носителей этих неблагозвучных имен.
Рано радовались только в Виджаянагаре. 1 апреля 1810 года Пегу объявило им войну. Под шумок 6 июня 1810 года Дели сняла с себя вассальные обязательства. Наказывать их было уже некогда да и нечем. Ну и Будда с ними. Мы и за счет Виджаянагара выедем.
22 июня 1810 года Виджаянагар предлагал 70 золотых. Отказано.
10 августа 1811 года пала Махараштра.
18 августа 1811 года пал Виджаянагар.
12 октября 1812 года Пал Майсур.
29 ноября 1812 года объвился первопроходец, отправившийся фронт. Откосить не удалось, хоть он и рвался «в земли неведомые».
17 ноября 1813 года в небе пронесся метеор (общая стабильность снизилась до -1). Это было воспринято за знак гнева всевышнего. Раджа Бинья Дала решил мириться. Пегу отошла провинция Майсур и 200 золотых. Майсур немедля был выделен вассалом.

***
И под занавес мне осталось только рассказать о позоре Пегу.
6 декабря 1813 года Франция, желая вырвать пальму первенства, объявила войну Пегу. Наш 27-й уровень военного дела выглядел как-то бледно на фоне их 60-го. Плюс ко всему с отпадением от империи Дели мы потеряли линию коммуникаций к нашим провинциям на побережье Аравийского моря.
Попытка наладить коммуникации с помощью войны против Англии, предпринятая 2 октября 1814 года, не особо удалась. Англию побили, скачали 75 золотых, но пробиться к Катхиявару не удалось.
5 июля 1815 года Бинью Далу посетило временное старческое умопомешательство. Вот в таком состоянии он и подписал 15 марта 1816 года мир с Францией, по которуму французам доставался ТЦ Катхиявар (однако вырваться на первое место лягушатники не смогли). Траурные флаги по случаю такого позора были вывешены по всему Индокитаю.
27 ноября 1818 года был достигнут 28-й уровень военного дела.
20 февраля 1819 раджа занял у банкиров денег и вложил их в развитие торговли. Это позволило достигнуть 1 декабря 1819 года 3-го уровня торговли. В честь чего в центральной пагоде Пегу был водружен памятник Национальному Азиатскому Еврейскому Банку «Универсалс Трейдинг» в виде золотой аббревиатуры этого славного заведения у ног Солнечного Будды. И теперь любой желающий может посетить эту пагоду, постоять у статуи Солнечного Будды и посмотреть на предостережение мудрых пегуанцев насчет отношения с банками.


Заключение

На этом я заканчиваю свой «Краткий курс истории Пегу», главной задачей которого была попытка разоблачения гнусной клеветы жидомасонских псевдоисториков. Надеюсь, никому теперь не надо объяснять что их слова : «В 19 в. английские колонизаторы, неоднократно пытавшиеся проникнуть в Б., начали её завоевание. В результате 1-й (1824-26) и 2-й (1852) англо-бирманских войн Б. лишилась завоёванных ею территорий на границе с Британской Индией, а также Аракана, Тенассерима и Пегу» не более, чем плод больного воображения.
Все знают, что Пегу к 1 января 1820 года имело первое место в списке мировых держав:
Пегу – 3743
Франция – 3640
Испания – 3412.

Кроме того, Пегу имело:
3-й уровень торговли
4-й уровень инфраструктуры
3-й уровень морского дела
28-й уровень военного дела.
5 мануфактур (академия искусств, 2 военных и 2 винодельни). При стабильности +1 Ежемесячный доход государства составлял 94,3 золотого (налоги – 45, 8, Производство – 24, 8, торговля – 23,6).
И якобы эту великую державу могли завоевать какие-то там британцы. Смешно. Но вот только в одном псевдоисторики не соврали: ныне наступают времена желтой экспансии, только, простите, не со стороны Китая, а… ну вы сами знаете.

Засим разрешите откланяться.
Спасибо за внимание.
Отдельное спасибо тем, кто хоть пару раз заглядывал в этот ААР.
И совершенно грандиозное спасибо тем, кто читал его, терпел мои выходки и не кричал: «Автор, убейся стулом!» :-)


Всегда ваш Владимир Полковников.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Спасибо за интересное повествование (-)   06.10.2005 16:24
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Превосходно!   06.10.2005 22:52
Фееричная игра и интересное повествование.
Надеюсь, что после небольшого отдыха мы узнаем что-нибудь новое из жизни каких-нибудь мальтийских рыцарей или (страшно подумать) зулусов...

Удачи!
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Bazilis I
_



Ушедший навсегда
Добровольное изгнание

Малдадал (12)
4620 сообщений


Re: Краткий курс истории Пегу   28.10.2005 12:42
Отлично
Время жить и время умирать.
Re: Краткий курс истории Пегу
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Форумы » After Action Reports » 98634 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модератор: Deil - Сообщений: 14922 - Обновлено: 10.06.2017 18:42
Обсуждения: 10 лет из жизни короля Кастилии #1 | 10 лет из жизни короля Кастилии #2 | Анабазис адмирала фон Фельбена | Дранг нах Ост по-венециански | Другая Русь #1 | Другая Русь #2 | Другая Русь #3 | Другая Русь #4 | Другая Русь #5 | Другая Русь #6 | Трон Габсбургов | Чешский дебют | Эйре, или как мышь сожрала слона | Эфиопия, или как абиссинцы придумали паровоз
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 303, ftc: 363, gen: 0.195, ts: 2017/08/17 10:57:37