Форумы » After Action Reports » 96608 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Мы и есть Габсбурги! ПРОЛОГ
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Мы и есть Габсбурги! ПРОЛОГ   28.07.2005 16:18
Посвящается светлой памяти безвременно погибшей династии фон Бабенбергов, пытавшихся переплюнуть тех, у кого через 500 лет не будет заходить солнце...

Ночь на Рождество, как известно - волшебная ночь. По крайней мере, многие верят в это. В рождественскю ночь 1066 года в германском графстве Ааргау, как и во всём христианском мире, девушки гадали о своем будущем.

Граф Вернер фон Габсбург не гадал и никакого чуда не ожидал. Его личная судьба уже давно определилась в лице Ригиндлиды, тоже из рода Габсбургов. А что до чудес - Вернер пережил уже 41 такую ночь и хоть бы хны. Так что в этот вечер он просто готовился к завтрашним торжествам.

Вдруг со спины он услышал "Ваше сиятельство!" Что за чёрт - ведь дверь была спереди, окна - сбоку, а сзади - только стена! Граф обернулся и...

Вид незнакомца был ужасен. Он был одет так, как не одевалось ни одно сословие. Да что там - заморские купцы и то на его фоне выглядели буднично. Какие-то нелепые синие штаны со странной металлической дребеденью посередине и надписью "Levi's", наверняка какое-то дьявольское заклинание и столь же нелепая рубашка с короткими рукавами. На руке был браслет держащий массивный круг, на котором были начертаны какие-то цифры - нет, это точно бесовщина какая-то! Кожа гостя была приторно чистая, как будто он мыл руки каждую неделю и всё тело - каждый месяц. Даже привычного запаха мужского пота не было. Вернер начал креститься и бормотать молитву об изгнании бесов.

- Да успокойся ты. - снова заговорил незнакомец, - Я человек, можешь потрогать - видишь, хвоста же нет. Более того, - христианин. - Незнакомец в доказательство показал на свой нательный крестик. На душе графа чуть отлегло. - Хоть с твоей точки зрения и схизматик.
- Кто ты? Как тебя зовут?
- Серж.
- Из франков что ли?
- Да нет, из русских. Из славян, если не знаешь таких.
- Ты из моего графства? Из какого ты сословия хоть?
- Ну, если я тебе скажу графство "Алтайский край", тебе это не о чём не скажет. Даже моим соплеменникам это пока ничего не говорит. А сословия - сложно сказать, как перевести слово "интеллигенция" на доступный тебе язык.

Вернер чуть осмелел и даже предложил Сержу сесть. Тот охотно присел и возобновил разговор:
- Послушай, граф, давай перейдем сразу к делу. Каким ты видишь будущее своей династии, какие у тебя планы на будущее?
- Сам-то я небось мало уже что успею, а потомки... Думаю, надо нам когда-нибудь новый большой курятник построить.. Ещё один пилигрим говорил, что в Риме церкви большие и красивые, и что в них народ толпами ходит. Так вот тоже хочу, чтобы в графстве нашем церковь была лучше, чем у соседей. Гостиницу построим - богомольцы копеечку будут нести... А ещё - граф перешёл на шёпот, - только ты не говори никому пока. У соседа моего, графа Невшательского на границе со мной есть лесок, там дичи много. А когда его дед этот лес унаследовал, там какая-то история была тёмная. Вот и думаю отсудить в императорском суде. Я уж подарки суду готовлю. Отсужу - и заживу хорошо, на охоту буду ездить...

"М-да, и человечку с таким кругозором мне надо открыть Замысел? - грустно подумал Серж, - Его потомки будут в двух шагах от мирового господства, а у него фантазия дальше соседского леса не заходит. Хотя что его осуждать - продукт своего времени. Как говорится, из-за неразвитости путей сообщения и особенностей феодального экономического уклада, проявлявшегося в преобладании натурального хозяйства и, как следствие - слабых экономических связях, культурные контакты были незначительными, что приводило к ограниченности мировоззрения, как правило, не выходившем за пределы родной местности. Впрочем, у многих его потомков, живших уже совсем в другую эпоху, ограниченности будет не меньше, а ведь они управлять миллионами людей. Да что там - и в наше время у многих правителей цели дальше счетов в банках да личных вилл не заходят, так этот хоть честный, а те трепятся о благе всего человечества..."

- ...И ещё парадный зал надо отремонтировать, а то совсем... - продолжал бубнить Габсбург.
- Мелко мыслишь, граф. Слушай, что я тебе скажу. Твоя династия будет царствовать над Священной Римской Империей с 1273 по 1806, а затем до 1918 - над Австрией и Венгрией. В течение больше шести веков это будет одна из самых могущественных династий Европы, а некоторое время - самая могущественная. Так что хватит зацикливаться на курятнике и соседских охотничьих угодьях. Ты будешь первым, кто поведёт Габсбургов к их Цели - императорской короне.

Граф обомлел. Такого поворота он не ожидал.
- Как, а Антихрист? Давеча отец Фридрих говорил, что он уже близок, что уже две печати... Неужели ещё 9 веков?..
- Ну, перед тобой человек, родившийся через 912 лет, если что.
- Скажи, а эти мои... ну, потомки, они станут императорами в любом случае? Или мне что-то надо для этого сделать?
- Да как бы тебе сказать? Есть разные точки зрения на этот вопрос. Соотношение объективных и субъективных факторов, случайностей и закономерностей в истории - вопрос пока открытый. Тьфу ты, что я тебе говорю, ты ж не понимаешь ничего, вы ж ещё даже Аристотеля не перевели. Ну, не решен же у вас вопрос в богословии как соотносятся свободная воля человека и Божий промысел. В принципе, нечто подобное, - Граф нахмурился. Аналогия не помогла, ибо в богословии он смыслил мало, как и вообще в науках.- Да что мудрить - ты же человек тёмный, средневековый, вот и хорошо. Вы же в массе своей считаете, что история зависит от личной воли монархов. Вот так и считай. Всё зависит от твоей воли. Главное - следуй Цели.

- Послушай, чужестранец, - пробормотал Вернер - а кто ты?
- Я - Геймер. Буду тебе помогать, подсказывать тебе, направлять тебя в нужном русле. А ты меня слушайся.
- Ты ангел-хранитель что ли?
- Не совсем. Боюсь, кое-когда наши советы будут даже противоположными. Он, например, наверняка посоветует оставить в силе предпочтение епископам и пожертвования церкви поставить на максимум, а я - ввести над церковью светский контроль и пожертвования только такие, чтобы верность духовенства не падала. Он-то заботится о твоей душе, а я - о твоей династии. Но ты слушайся меня, пусть простые смертные души спасают. Да и покаяться-то ты перед смертью сможешь, а исправить исторические ошибки - нет. Ладно, давай заканчивать. Прежде чем приступить к осуществлению Замысла, подпиши Венскую декларацию прав феодалов. Бабенберги уже подписали. Только я чуть добавил, тогда в спешке забыл:

Пункт 8. Мобилизация. После последних слов добавить: "Не призывать полки вассалов и, особенно - вассалов-секундусов, кликаньем по полку на карте"
Пункт 10. Раздача титулов. В начале добавить: "Раздавать титулы прежде всего членам династии в порядке старшинства". В конце: "Раздавать все герцогские титулы при наличии у вассалов соответствующих графств, оставляя себе максимум 1-2 резервных".
Опять же, как и Бабенберги, обязуйся не принимать герцогких и королевских титулов Востока, пока не будет соответсвующих европейских титулов. Ну и кроме того, специальное условие лично для тебя. Если всё же ты (что маловероятно) или твои потомки (что более вероятно) получат имперскую корону, тут же введите избирательный закон и никогда его не меняйте - так историчнее.

Граф подписал Венскую декларацию и своё особое обязательство.

- Ну что ж, начало положено. Надеюсь, ты будешь действовать правильно, - сказал Геймер - Прощай, прощай и помни обо мне...[Ветка автоматически закрыта]
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Deil
Perfect Enemy



Аспирант

Консул (13)
5833 сообщения


Ура!   28.07.2005 17:05
Уже интересно. Надеюсь скоро будет продолжение.
А повествование так и будет идти с участием гостя из будущего?
Такие ландыши

Полиэтилен с пупырышками...скажи депрессии 'чпок'.

ББ ребенка не обидит ©Al Komnin
Дейл - это такое стихийное бедствие, как цунами в юго-восточной Азии. Бороться бесполезно, можно только выживать. © Алиандр
Иметь Дейла в друзьях куда менее опасно, чем во врагах - это перманентная ситуация ©Алиандр
Faust
Victoria



Вена-Казань

Мастер джедай (11)
3282 сообщения


Гип-гип ура!   28.07.2005 17:58
уверен будет такой же шедевр как и предыдущий ААР. Начало обнадеживает
Leonardo
Don Corleone



Эксперт по бумагомарательству и доставательству
Россия, Питер

Гильдильер (11)
3405 сообщений


Начало сильное. По уровню условий.   29.07.2005 13:00
Серж, удачи вам на данном поприще, хотя признаться условия вы себе поставили изначально тежелейшие.
Еще раз... Удачи вам на этом тяжком поприще, руководителя династии!;-)
Добрым словом и пистолетом можно всегда добиться куда большего, чем просто добрым словом (с) Аль Капоне

Королева Фиопии, ее величество Кассия I. Навсегда.

Иберия/Леон: 1150-1290
Саранское Ханство: 1510-1575
Катафракия: 250 д.н.э - 125 д.н.э
Валирия 1800-
Allez



стратег-любитель
Приморье

Коллежский советник (10)
2204 сообщения


Re: Начало сильное. По уровню условий.   29.07.2005 18:04
Здорово написано! Класс!
На Бушкова похоже, в хорошем смысле слова, захватывающе и с юмором.

Только я пока не понял, по какой игре этот AAR, по Европе 2, надеюсь?[Исправлено: Allez, 29.07.2005 18:07]
Люсенька, родная, зараза, сдались тебе эти макароны.
Leonardo
Don Corleone



Эксперт по бумагомарательству и доставательству
Россия, Питер

Гильдильер (11)
3405 сообщений


Крестоносцы, Комрад :)   29.07.2005 23:35
Allez:Здорово написано! Класс!
На Бушкова похоже, в хорошем смысле слова, захватывающе и с юмором.

Только я пока не понял, по какой игре этот AAR, по Европе 2, надеюсь?

И только они :-)
Старушка Европа 2 уже отживает свое:p
Добрым словом и пистолетом можно всегда добиться куда большего, чем просто добрым словом (с) Аль Капоне

Королева Фиопии, ее величество Кассия I. Навсегда.

Иберия/Леон: 1150-1290
Саранское Ханство: 1510-1575
Катафракия: 250 д.н.э - 125 д.н.э
Валирия 1800-
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Ответы всем   30.07.2005 08:20
Спасибо за отзывы. Да, игра тяжеловатая, при условии что я за графство первый раз. Продолжение будет на днях. Что ЕУ2 себя отживает - зря Вы так, недавно вдруг захотел поиграть - класс! (Это не в ущерб КК, те у меня на работе, а ЕУ2 - дома).
Стыдно признаться, но кто такой Бушков, на которого я похож?
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Denis II
EEP Team



сотрудник карликовой фирмы из аграрного региона
город на 45-й параллели

Цензор (14)
7367 сообщений


Re: Ответы всем   07.08.2005 18:06
Serge:Стыдно признаться,

Не стесняётесь, Бушков - это не та личность, незнания кторой следует стыдиться. Просто писатель.
Serge:но кто такой Бушков, на которого я похож?

http://www.litportal.ru/index.html?a=44
Если у вас нет паранойи, это ещё не значит, что ОНИ за вами не следят.

Allez



стратег-любитель
Приморье

Коллежский советник (10)
2204 сообщения


Re: Крестоносцы, Комрад :)   01.08.2005 16:07
Leonardo:
Allez:Здорово написано! Класс!
На Бушкова похоже, в хорошем смысле слова, захватывающе и с юмором.

Только я пока не понял, по какой игре этот AAR, по Европе 2, надеюсь?

И только они :-)
Старушка Европа 2 уже отживает свое:p

Вы будете смеятся, но я до сих пор играю в Европу 1 и не спешу приобретать Европу 2, мне и этой хватает. Не все еще кампании пройдены.
Люсенька, родная, зараза, сдались тебе эти макароны.
Leonardo
Don Corleone



Эксперт по бумагомарательству и доставательству
Россия, Питер

Гильдильер (11)
3405 сообщений


Охотно верю :)   01.08.2005 18:23
Allez:
Leonardo:
Allez:Здорово написано! Класс!
На Бушкова похоже, в хорошем смысле слова, захватывающе и с юмором.

Только я пока не понял, по какой игре этот AAR, по Европе 2, надеюсь?

И только они :-)
Старушка Европа 2 уже отживает свое:p

Вы будете смеятся, но я до сих пор играю в Европу 1 и не спешу приобретать Европу 2, мне и этой хватает. Не все еще кампании пройдены.

В первой Европе несомненно есть своя прелесть. Вы не представляете какую нечеловеческую радость я испытал, когда впервые перекрестил в православие провинцию "Мекка". Особенно это оценит тот, кто знает, насколько сложно в первой европе изменять религию провинций.
Мой патентованый метод - постоянная резня до тех пор пока население провинции не сократиться до <5000 человек, что дает возможность послать колониста.
Я сумел перекрестить Исфахан и Тебриз. А это для провинций с населением > 200.000 и > 150.000 соответственно - не побоюсь этого слова - почти подвиг.
Но когда я увидел Дели и Хайдарабад (350.000 и 450.000) - я понял - что наверное - действительно не смогу.
Как тут не сказать...
"Сколько я зарезал, сколько перерезал, сколько душ невинных загубил" (с) :-)[Исправлено: Leonardo, 01.08.2005 18:24]
Добрым словом и пистолетом можно всегда добиться куда большего, чем просто добрым словом (с) Аль Капоне

Королева Фиопии, ее величество Кассия I. Навсегда.

Иберия/Леон: 1150-1290
Саранское Ханство: 1510-1575
Катафракия: 250 д.н.э - 125 д.н.э
Валирия 1800-
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 1. Первые шаги, пока ещё неприметные (1066-1088)   03.08.2005 15:48
Граф Вернер фон Габсбург, который теперь должен стать первым в осуществлении Замысла, был фигурой, мягко говоря, непримечательной. Как говорилось про сквайра Трелони в мультике "Остров сокровищ", "характер отсутствует". Ни одной яркой черты. Серая мышь. Единственное, что о нем можно было сказать - "закаленный боец". В каких боях он закалился - неизвестно, но явно эти бои территориального расширения не принесли, т.к. графство у него было всего одно. Способности у графа были средненькие по всем показателям.
Когда умер его отец граф Радбот, Вернеру было всего 10 лет. За 31 год правления он накопил 100 престижа, 100 благочестия и 25 тыс. талеров. Кроме того, он обзавелся двумя детьми - шестилетним сыном Отто и двухленей дочкой Идой. Отто в силу каких-то непонятных заслуг в свои 6 лет тоже обладал 100 очками престижа и таким же благочестием.
Графство средненькое, многие соседи богаче. Первые годы при отсутствии платежей сеньору, императору Германии, доход достигал 1700 талеров в месяц. Однако такая малина была не всегда, и частенько император облагал графа данью, порой доходившей до максимальных 70%, и тогда не набиралось даже 500 талеров. В итоге первая постройка - суд - была завершена лет через 10.

Ещё император любил объявлять мобилизацию, но ни Вернер, ни его потомки его приказы не выполняли. А войн было достаточно, помимо периодических подавлений вассалов-секундусов. В 1074 франко-германская коалиция нанесла страшное поражение английскому королю, отняв у него все доменные провинции, столица Англии одно время располагалась в Барселоне. Не забывал о военной активности и папа Александр II (в миру - Ансельм из Лукки), в 70-е годы вдохновлявший Первый Крестовый поход на Александрию, а в 80-е - Второй Крестовый поход на Тунис. Оба закончились успешно. В первом походе решающую роль сыграл император с вассалами, во втором - французы и поляки. В 1087 папа умер с верой в то, что скоро христианство восторжествует по всему миру. Новым папой стал итальянец Теодоро, который лишь латинизировал свое имя и стал Теодором III.

Хотя в 1072 трудолюбивые крестьяне дважды (!!!) увеличили урожайность, из-за чего доходы выросли на 50%. Но этого казалось мало и хотелось внешней экспансии. Однако при росте престижа на 0,1 в месяц это было непросто.

В 1070 направление феодального разбоя, казалось, было найдено. Нанятый-таки графом юрист, подкапывавшийся под невшательский лесок, вдруг обнаружил, что не только лес, а весь Невшатель по праву принадлежит Габсбургам. Геймер сохранился и несколько раз объявлял войну Невшателю. Не сочтите это нарушением Венской декларации - в данном случае Геймер хотел узнать правила игры - насколько реально нововведение беты от 13 мая, что синьор реже будет вмешиваться в межвассальные разборки. Оказалось, что в своё время Эрнст Святой зря возносил благодарственные молитвы - император всё время сразу же защищал Невшатель. Нет, мы пойдём другим путём - подумал Вернер. И тут Геймер вложил в его уста мысль, которую неблагодарное человечество позже приписало одному из его потомков: "Пусть другие воюют, а Габсбурги будут заключать браки".

Мысль ценная, но с кем конкретно заключить брак? На Аделаиду Райнфельден в этот раз вряд ли можно было рассчитывать, так как она была на два года старше Отто, и к его совершеннолетию уже наверняка выйдет замуж. В 1081, когда Отто стукнуло 15, Вернер затребовал у канцлера отчёт специально для этой цели созданного Международного брачного агенства Ааргау. Отчёт превзошел все самые радужные ожидания. Оказывается, Аделаида благополучно скончалась от неизвестной болезни в 1072, не дотянув двух лет до детородного возраста, а за год до того у неё родилась сестренка Ута! 16 ей исполнится, когда нашему отпрыску будет 27. Ну ничего, подождёт. Правда, может не подождать её отец, которому к тому времени будет уже 60, а ведь он должен дожить не до брака, а до рождения внука. Но если по этой или другой причине номер с Утой не получится, так есть ещё две хороших партии: Бринхильда фон Цюринген, старшая дось герцога Веронского и Каринтского и Карлитта Провансская, старшая дочь аналогичного герцога. Во всех трёх случаев сыновей у герцогов нет. Бринхильда младше Уты на 8 месяцев, Карлитта - на 5 лет. Самый лучший порядок - как раз соответстует убыванию привлекательности герцогств.
В 1082 22-летний Отто чуть не сорвал всю брачную дипломатию отца, обрюхатив служанку. Позор-то какой - предохраняться совсем не умеет. Вдруг кто-то из потенциальных тестей узнает? Граф заставил сына покаяться и пообещать, что если он и будет гулять, то настолько на стороне, чтобы новые пассии даже и не знали, кто он такой. А то на алименты деньги тратить не охота. Отто раскаялся, стал целомудренным и набожным. Ребенка забросли в капусту - небось добрые люди найдут и обрадуются. Хвала средневековым коммуникациям - новости распространяются слабо и не все. Никто о грешке Отто не узнал.

28 августа 1087, в день шестнадцатилетия Уты Райнфельден габсбургский посланник передал ей графский подарок - предложение руки и сердца его единственного сына Отто. Как девушка воспитанная, Уточка подарок приняла. Ну, дай Бог ей здоровья и деток побольше. Сыновей в особенности. Надо сказать, что и без своего происхождения она была хорошей женщиной - доаольно способной,и не в пример покойной сестре, с приятным характером - снисходительная и милосердная.

И тут отец понял, что зря он с сыном так построжился после истории со служанкой. Теперь целомудренный Отто считал секс тяжкой обязанностью, оправданной только задачей продолжения рода. Поэтому он воздерживался от этой обязанности в ночь на среду, пятницу и воскресенье, в Великий пост и т.д., да и в остальные ночи подходил к ней как к всякой обязанности, формально. Меясяцы проходили, а результата от брака так и не было. Чёрт возьми, ведь так Райнфельден вымрет, не дождавшись внука! Наконец, в феврале 1088 наметились первые признаки того, что по крайней мере девственницей Ута не осталась. Граф вошёл в великое волнение. Мальчик или девочка? Доживёт ли старый хрыч? В Ааргау молебны о здравии швабского государя в эти дни служили истовее, чем в самой Швабии. Такое нервное напряжение оказалось губительным для 63-летнего графа и 25 апреля 1088 года он умер.

Ну что ж, на страницах школьных учебников через 900 лет вряд ли его имя будет выделено жирным шрифтом. Скорее всего, оно вообще там не будет упоминаться. В лучшем случае - в рамках университетского спецкурса, да и то через запятую. Но ведь правильно говорят, что эпоха, интересная для историка, тяжела для современников и наоборот. Для блага графства было сделано немало. Построены суд и дорога, освоено двуполье, резко увеличена урожайность, заключен хороший брак наследника, за все годы после рождественского видения жители графства не знали, что такое война. Потихоньку укрепляя свою маленькую страну, Вернер не сомневался, что это поможет его потомкам привести династию к Цели.[Исправлено: Serge, 08.08.2005 15:10]
[Исправлено: Serge, 07.08.2005 18:56]

Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 2. Рассадник международного терроризма (1088-1115)   07.08.2005 19:04
Вступивший на престол 28-летний граф Отто Террорист (впрочем пока его никто так не называл), в отличие от отца был весьма примечательной личностью: снисходительный, справедливый, подозрительный, коварный, а после истории со служанкой - вдобавок набожный и целомудренный. Словом, противоречив как сама эпоха. Учился Отто плохо и научился только талантливо тратить деньги.
28 ноября Отто всплакнул, что отец не дотянул 7 месяцев до радостного события: родился сын Альбрехт, наследник не только жалкого Ааргау, но и совсем не жалкой Швабии. Через 3 года была изговлена его резервная копия по имени Людвиг, а за год до того - дочка Ютта.

18 ноября 1089 Отто организовал охоту на какого-то гигантского медведя-мутанта, терроризировавшего округу и лично убил монстра (хоть это и было связано с риском для жизни), за что получил признательность крестьян и престиж. Позднее в легендах супермедведь трансформировался не то в дракона, не то в гидру - в любом случае сражён он был графом Отто.

К сожалению, любимый швабский тесть не торопился обрадовать зятёчка своей смертью или хотя бы болезнью. Но тут у Отто появилось более достойное занятие, чем молебны о нездравии раба Божьего Рудольфа.

Ещё при Вернере от империи откололось епископство Триентское, хоть и не граничащее, но близкое к Ааргау с меньшей, чем у графа армией (а главное - без рыцарей, это ведь только мы живём по прогрессивным феодальным законам). Конечно, о накоплении необходимого для захвата престижа можно было и не мечтать. И вдруг граф обнаружил, что епископ триентский Оттобоно отлучён от церкви, несмотря на свою набожность и целомудрие. Видимо, разратная курия не любила его за то, что на его фоне её грехи выглядели особо рельефно. Нет, поп-расстрига во главе государства - явный непорядок. Так что в 1093 Триент был заклеймен и после маленькой победоносной войны аннексирован. Что ж, уже более-менее наглядный шаг к Цели.

Но вскоре после победы чело Отто омрачилось. Любимый тесть в 68 лет не только не отправился на встречу к свату, но и... женился в третий раз. На Эмме фон Цюринген, сестре той самой Бринхильды, которую прочили в жены Отто, если номер с Утой не пройдет. Старый кобель - она же ровно на 50 лет его младше! Надежды на то, что Рудольф уже не в состоянии производить детей, не оправдались: в 1095 родился наследник швабского престола Фридрих (незаконный наследник - добавляла графская пропаганда). Однако Швабия казалась слишком уж близкой целью, чтобы просто так смириться с пробудившейся сексуальной активностью Рудольфа. И хотя уровень интриги графа при всём его коварстве и подозрительности был низеньким (4), а у Рудольфа - приличным (10), да и шеф госбезопасности в Швабии был способнее, важнейшей государственной задачей была объявлена ликвидация Фридриха Райнфельдена. Это произошло после долгой внутренней борьбы в душе Отто - обещанного Геймером несовпадения советов его и ангела-хранителя, резонно уверявшего, что убивать детей нехорошо, особенно набожному правителю. Но Геймер все же убедил графа. И зря.

В последующие 8 лет все силы графства были направлены на террористическую деятельность. В 90-е годы было совершено 4 теракта, все неудачные и раскрытые. По престижу и благочестию Отто стал занимать неоспоримое последнее место. Рудольф обращался к мировому сообществу в лице императора с требованием санкционировать проведение антитеррористической операции против Ааргау и разгрома баз террористов. После того, как ему было отказано, он решил бить врага его же оружием. Причём с явными элементами старческого маразма - если Отто устранял чужого человека, мешавшего его сыну, то Рудольф приказал ассасинам зачем-то убить его родную дочь Уту и родных внуков Вильгельма (младшего сына Отто) и Ютту. В силу указанных выше причин его ассасины действовали успешнее и только Ютте удалось избежать своей печальной участи, да и то из-за каприза: отказался ребёнок есть положенную еду, кака, дескать. И правда кака оказалась. Смерть Вильгельма в 1101 была особо тяжёлым ударом для графа. Настолько, что тактика индивидуального террора была признана ошибочной. Тем более что к тому времени сексуальный гигант Рудольф произвёл ещё одного сына - Адольфа. Однако в 1103 году окончила семинарию с дипломом магистра талантливая девушка Альберада фон Госек, дочь одного из четырех братьев-эмигрантов, сыгравших видную роль в политике графства. Особо талантлива она была в интриге (13, такого в графстве ещё не было)и поклялась графу на Библии, что сможет убить Фридриха. 9 октября, сразу же после назначения на пост тайного советника, Альберада телепортировала ассасина в Швабию (иначе добраться через 2 холмистых графства, не считая расстояния от границ исходного и конечного графств до их столиц, в ту эпоху было абсолютно невозможно). Покушение провалилось, о чём ассасин успел передать начальнице с помощью какой-то средневековой рации. В тот же день ещё один изверг телепортировался в Швабию и Фридрих после 6-й попытки был убит. Его смерть обошлась Отто фон Габсбургу в 420 тыс. таллеров, 600 престижин и 600 благочестия. От постоянных неудач у Отто развился стресс, плавно переросший в депрессию. Но теперь он был полон надежд. Альберада оправдала возложенные на неё ожидания. Теперь предстояло убить Адольфа. И вдруг 21 июля 1104 юная убийца Альберада умерла от неведомой болезни, которую она подхватила за пару недель до своего назначения на пост. С террором вновь пришлось завязать. Однако брак с Утой Райнфельден всё же принёс политическую пользу. Когда 20 июня 1105 78-летний Рудольф наконец-то умер, оба оставшихся в живых сына Отто получили притязания на герцогство. В будущем, надеюсь, пригодится.

Несмотря на неудачу швабского плана (а может, и благодаря тому, что всё-таки клейм был получен, а значит, какой-то толк в династических браках всегда есть), Отто Террорист взялся за брачную дипломатию. Хищный габсбургский взор обратился на Юг, в Прованс, где вновь правитель, на этот раз из династии д'Эсте, не имел сыновей. Старшая дочь Адель была неглупой и потому на роль старшей снохи подошла. Жених тоже был завидным - не только наследник двух графств, но и гениальный финансист, дар Мидаса, так сказать. Однако со своей главной задачей - рождение и выращивание наследника, Адель не справилась, а точнее справилась лишь частично. Родить - родила и даже дважды, но оба - мальчик и девочка, - умерли в младенчестве. Младший сын, Людвиг, был женат на ещё одной талантливой девушке из семьи фон Госеков (одно время представители этой семьи занимали все посты в графстве).

В 1106 папа Теодор III покинул бренный мир и был заменен другим итальянцем - Льежским епископом Джанлеоне, принявшим имя Иоанна ХХ. Поначалу особого интереса эта персона в Ааргау не вызвала. Однако 4 января 1110 дал дуба какой-то английский граф, бывший советником папы и им вновь стала старая ведьма Матильда Тосканская, влиявшая на святой престол аж в 1066 году. И уже на следующий день понтифик под диктовку Матильды написал буллу, осуждающую терроризм и отлучающую от церкви "главного международного террориста Отто, графа Ааргау и Триентского". Вот так. Приплыли тапочки к дивану. Хорошо хоть вассалов нет.

Поняв, что теперь терять нечего (кроме денег, конечно), Отто организовал 2 покушения на Адольфа, но оба провалились. 16 июня 1114 в Ааргау прибыл папский посланник, требовавший купить индульгенцию, за что Иоанн ХХ обещал отменить отлучение. Цена была такой астрономической, что набожный Отто послал посла куда подальше, за что был объявлен не просто отлученным, а ещё и еретиком. (Понимаю, что поведение не совпало с трейтсом, но слишком уж жалко было денег).

Неудачи в террористической деятельности, всеобщее презрение и травля, духовный кризис, вызванный отлучением и обвинением в ереси - всё это в сочетании с депрессией привело к трагическому концу. 21 апреля 1115 глашатаи Тосканы и Рима объявили: "Сегодня своим чёрным самоубийством граф Ааргау и Триентский Отто фон Габсбург доказал свою греховную антихристианскую сущность. В этот радостный день все цивилизованные народы и государи надеются, что вместе с этим позором христианского мира уйдёт в прошлое и чума XII века - международный терроризм".

Да, увлечение террором дорого серьёзно подорвало силы графства. Но деятельность Отто нельзя оценивать только отрицательно - присоединение Триента и получение претензий на Швабию может и компенсировали все его ошибки. А победа над супермедведем сделала его в народной памяти героем. Да и вообще, решать "террорист" человек или герой надо, как показывает история последующих эпох только со временем.[Исправлено: Serge, 08.08.2005 15:06]
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Lance
Russian League



Беларусь

Ондатр (9)
1534 сообщения


А на какой сложности вы играете? (-)   09.08.2005 20:36
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


5/5, конечно   10.08.2005 15:16
5
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 3. Отлученный святой (1115-1136)   12.08.2005 19:06
Когда Альбрехт Святой вступил на графский престол, ему было столько же лет, сколько и отцу в аналогичный момент - 26. Снисходительный и справедливый, он пользовался любовью народа. Правда, граф был весьма скуп ("эгоист-добрый" я переделал на "скупой-щедрый": во-первых, потомуу что это были очень важные характеристики для того времени, а во-вторых, потому что "эгоист" мало отличается от "капризного деспота", а "добрый" - от "милосердного"), но в сочетании с незаурядными экономическими познаниями, он заслужил славу не столько жадного, сколько рачительного хозяина ещё будучи управляющим. Главной задачей он считал экономическое развитие и улучшение незавидной репутации. Но тут ему был нанесен первый удар уже на четвертый день правления. Старая тосканская ведьма руками папы Иоанна ХХ отлучила его от церкви - по наследству. Формальным поводом было то, что он, будучи управляющим, "финансировал межждународный терроризм", т.е. выдавал деньги на найм убийц. Напрасно Альбрехт оправдывался, что он всего лишь выполнял приказ, что он обязан был по долгу службы выдавать деньги под любую бумагу с подписью отца и что на всех заседаниях графского совета он выступал против терактов. Впрочем, Бог покарал Иоанна ХХ за такую несправедливость и через месяц он отправился в ад, устсупив место венгру Теодорику (Теодору IV). Новый понтифик послал к чёртовой матери тосканскую змею и стал проводить проанглийскую полтику. В вопросе с графом Альбрехтом хитренький мадьяр решил извлечь выгоду из мерзкого поступка своего предшественника. 4 февраля 1117 он предложил купить Альбрехту индульгенций. Первым порывом скупого графа было последовать примеру отца и послать папу с его доходными бумажками. Но, поразмыслив, он слишком уж испугался быть еще много лет отлученным и еретиком и он купил за полцены. Правильно сделал - отлучение отменили. Однако пришлось влезть в такие долги, что расплатиться удалось лишь через 14 лет. За это Бог поступил с Теодором IV так же как с его предшественником, и через 9 месяцев жадный папа отправился к Иоанну ХХ обсуждать с ним методы продвижения на рынке духовных услуг. В перерывах между кипячением и поджариванием своих корыстных душонок. Новым папой стал старый поляк Збигнев, епископ Краковский, вошедший в историю под именем Сильвестра IV.

Усугубляли ситуацию начавшиеся вскоре эпидемии: чёрная оспа в Триенте, дизентерия в Аааргау, а потом - бубонная чума в обоих графствах. Да, выбор смерти богат. Все эти мерзости тезали габсбургскую державу более 15 лет.

Не радовали и семейные дела. Адель вслед за ранней смертью сына и дочки, похоже, решила, что ничего, кроме физической боли при родах и душевной - вскоре после них, рождение детей не приносит. Так она никого и не родила, оправдываясь, что ей, видете ли, необходимо вначале профессионально реализоваться на работе тайного советника. Экая феминистка. Да ладно, будь бы она чистой воды феминисткой и соответственно, ходила бы в рваных джинсах. Так ведь в вопросе о шмотках она действовала вполне по-женски. В июле 1117, когда весь ааргауский народ напрягал все силы для выплаты долга по индульгенциям, отказывая в еде, питье и лекарствах от черной оспы, графиня вдруг потребовала обновить ей гардероб. Муж сказал, что пока не будет наследника, ни о каких шмотках речи идти не может. в итоге у Адели начался стресс, ещё более снизивший шанс на рождение ребёнка. Наследником был брат Людвиг, неплохой дипломат, но во всех остальных отношениях средний. А его наследником - сын Герлах, уже совершенно бездарный (ни одна способность не больше 6, интрига вообще 1). А через 10 лет графинюшка и вовсе помешалась - шизофрения. Убить бы ее, да денег на ассасинов нет.

Но были в эти тяжкие годы и радостные события. В 1130 продажные графские юристы вдруг доказали, что графство Санкт-Гален - исконное владение Габсбургов, как и Невшатель. После этого они впали в азарт и в том же году как-то доказали, что Габсбургам же должен принадлежать титул герцога Силезского.

Если претензии на Силезию в ближайшем будущем вряд ли понадобятся - шибко далеко, то Санкт-Гален графа заинтресовал. Посмотрел граф, чей он вассал и видит - герцога Швабского, а на этот титул у него тоже претензии. Эмоционально переполненный граф не мог собраться с мыслями и тут на помощь пришёл Геймер, открывший Альбрехту план под кодовым названием "Собака Павлова". План основывался на эксплуатации низменных, биологических сторон человека. Император - существо примитивное, в своих поступках он руководствуется не разумом, а рефлексами, подобно собаке Павлова. Зазвенел колокольчик - у собаки выделилась слюна. Объявили войну императорскому вассалу - и он тут же вступается за него, даже если объявил войну такой же вассал, не разбираясь, кто подлинный виновник междоусобицы. Вот на этом мы и сработаем. Объявим войну Санкт-Галену, герцог вступится за своего вассала, объявит войну нам и кого поддержит император? Правильно, нас!

Однако для успешной реализации этого плана необходима приличная армия - достаточная для того, чтобы самостоятельно нанести швабам решающее поражение и отобрать вожделенный герцогский титул до того, как император успеет замириться с ними. Для этого надо подождать окончания чумы, восстановить силы и понастроить уже доступных доходных построек (т.е. тех, которые дают стабильный доход в 1 тыс. талеров в месяц). И желательно замков, чтоб действовать смелее.

Чума в Триенте закончилась в 1129, ещё раньше завершились эпидемии чёрной оспы и дизентерии. Оставалось победить заразу в Ааргау, и можно будет зажить полноценной жизнью. Тем более, что долг по индульгенциям был в 1131 выплачен, хоть ради этого и прошлось распродать на стройматериал всего за 75 т.т. черепичный завод. Казалось бы, начинается эра созидания. Но тут резко изменилась международная обстановка.

Вслед за упомянутыми в первой главе в начале XII в. состоялся Третий Крестовый поход - на Бургос, тоже успешный (правда, христианам удалось освободить лишь один Бургос и ни одной испанской провинции больше, так что на баланс сил в Иберии он особо не повлиял). Воодушевленный успехами предшественников, Сильвестр IV в 1120 объявил Четвертый Крестовый поход на Иерусалим. Однако ни ему, ни его ближайшим приемникам итальянцу Виктору III (Валентино, 1126-1130) и англичанину Григорию VIII (Генри, 1130-1132) подвигнуть монархов на подвиги особо не удалось. Лишь Маринусу (Марио, 1132-1135) удалось сагитировать Германского, Французского и Венгерского королей начать поход. Войну Иерусалимскому шейху объявили граф Альбрехт - по ивенту. Разумеется, формально. И тут началось какое-то дипломатическое безумие. Вассалы, включившиеся в войну с жалким иерусалимским шейхом, один за другим заключали мирные договоры с ним, выплачивая все свои деньги. Чего они испугались - было непонятно. С ноября 1132 по ноябрь 1133 шейх заключил 41 мирный договор, выколотив в общей сложности около двух миллионов талеров! Полученные деньги он, не будучи дураком, тут же потратил на мирные договоры с сеньорами своих доноров, и все три короля быстренько забыли о Гробе Господнем. Особо выделялся своей дурью безумный император Ордульф, заключивший мир на условиях статус-кво.

Пока под видом крестового похода короли перераспределяли финансовые потоки в свою пользу, марокканские мусульмане нанесли удар в сердце христанского мира. В 1132 они захватили Рим и Маринус III стал реально папой не Римским, а Ортобинским (по-моему Ортобино наз-ся графство к северу от Рима). 28 мая 1135 пал и этот оплот католичества и папство прекратило существование. Четвертый КП тут же был отменен и скрытый папа начал Пятый. На Рим, естественно.

И тут Альбрехт показал, в ком ещё живо христианское благочестие. В нем, когда-то отлученном графе Альбрехте Габсбурге! Осенью того же года полки были мобилизованы, несмотря на продолжающуюся чуму в Ааргау и направлены в Италию. 18 января 1136, когда они прибыли в Сиену, осквернителям престола св. Петра была объявлена война. 8 февраля под стенами Вечного Города враг был разбит, а 6 июля 1136 имя Альбрехта, на белом коне въехавшего в Рим прославилось на весь мир. Кстати, всего через несколько дней в город вошли имперские войска под командой герцога Тосканского - вовремя мы успели. Правда, награда была меньше ожидаемой - штук по 300 П и Б, Адольф Алкоголик в предыдущей игре получил где-то по 900-1000. Возможно потому, что Рим на этот раз был зачумлен и объят мятежом. В любом случае, пытки в аду нечестивых Иоанна ХХ и Матильды Тосканской, отлучивших в свое время спасителя христианства от церкви, усилились.

И вдруг - о злой рок! Неужто и впрямь истинный Бог - Аллах, и он покарал своего злейшего врага Альбрехта? Нет, скорее истинный, т.е. христианский Бог призвал к себе своего любимого слугу. Как бы то ни было, всего через 3 недели, 27 июля 1136 граф Триетнсткий и Ааргау Альбрехт фон Габсбург умер от старости в какие-то 47 лет, так и не оставив наследника. Новым графом стал его брат Людвиг. А Альбрехт был канонизирован, после чего адская участь Иоанна ХХ и Матильды Тосканской стала ещё более адской.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Maximus



работаю
Санкт-Петербург

Поручик (5)
376 сообщений


Re: Глава 3. Отлученный святой (1115-1136)   14.08.2005 16:55
Скорее продолжение, камрад!!! Вашим ААРом зачитываешься, как любимой книжкой. С нетерпением ждем выхода следующей части! Огромный РЕСПЕКТ!!!
Месть - это блюдо, которое лучше подавать холодным...
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Спасибо!!! Ждите на днях.   15.08.2005 17:06
Респект Вам и всем читателям!
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 4. Интеллигент на троне (1136-1141)   18.08.2005 21:28
Пятый (от начала нашей повести - четвертый) граф Ааргау вошел в историю как Людвиг Мудрый. Так его стали называть ещё в правление его брата. Шибко был Людвиг учёным - магистр теологии. Естественно, он резко отличался не только от малограмотных отца и деда, но и от брата - блестящего управленца, но узкого специалиста в области хозяйства, с точки зрения культуры не поднимавшегося выше среднего уровня дворянина. Людвиг же был на "ты" с крупнейшими столпами философии, богословии и литературы и даже сам пописывал комментарии к священным текстам, пропагандируя передовые схоластические идеи. В частности, он написал труд, доказывающий, что признание прав Райнфельденов на Швабию неминуемо влечет за собой признание правоты арианства, маркионизма, манихейства и ещё десятка ересей. При этом он никак не был оторванным от жизни книжным червем и хорошо разбирался во всех сферах государственного управления (в той главе я погорячился, назвав его средненьким - в среднем по 7-8 его способности были, не так и плохо). Что касается характера, то он был по-габсбургски противоречив: гордый и опрометчивый, энергичный и деспотичный, честный и любитель выпить и закусить.

Первым делом Людвиг взялся за решение римской проблемы. Дело в том, что разграбленная, охваченная как природным бедствием (чума), так и социаьлным (мятеж), эта провинция почти не давала доходов, а вот запросы духовенства были колоссальными - такими, что общего дохода графства на них не хватало. Первой мыслью было отдать графство сыну Герлаху, но от этой мысли отказались: все равно, если удержми, придется скоро папе отдавать, а если нет - сарацины захватят, престиж и благочестие наследника упадут ниже пока еще не существующей канализации. Так что Людвиг образовал епископство Римское, отдав ее своему товарищу по семинарии Адальберту.
9 сентября 1139 Папское государство было восстановлено. Первым папой после недолгого периода "сарацинского пленения" стал итальянец Теодор V (Таддео). Это быдо единственное, с чем он вошел в историю, т.к. через год он ушел туда, передав престол св. Петра епископу Моравскому немцу Гонорию II (изначально - Оттону).

В 1138 закончилась чума. Ура! Теперь можно было окончательно переходить к созидательному труду. С помощью Геймера Людвиг разработал Долгосрочный План Развития Ааргау (ДПРА). Целью Плана было подготовить страну к операции "Собака Павлова". Он включал 3 этапа. Первый - примерно 15 лет - строительство "доходных" мест: пивоварни И шахты в обеих провинциях, а также стекольного завода в Ааргау. Кроме того, в Ааргау надо побыыстрей построить плац, чтобы народец после чумы побыстрее восстановить. Второй этап - 10 лет - строительство инфраструктуры, ускоряющей развитие провинций - черепичных заводов, лесопилок, а в Триенте - ещё и разветвленной дорожной сети. И, наконец, третий - 15 лет - строительство замков, чтоб можно было смело начинать агрессиию, не очень беспокоясь о тыле (напомним, что обе провинции - не равнинные и потому для осады малого замка потребуется минимум тыщи полторы). 4 августа 1139 в соответсвии с Планом была тожественно заложена шахта в Ааргау. Сразу же после её постройки взялись за оборудование плаца.
Под мудрым руководством мудрого Людвига быстро распространялись знания. Так, только в последней четверти 1138 в провинции Триент распространились палаш и усиленная кожа, а мастера Ааргау научились делать корабли. Практический смысл этого знания был, правда, пока не ясен. Людвиг объяснил, что пока "судостроение для нас важно лишь в метафизическом аспекте", после чего смысл стал ещё менее ясен, пока не договорились до того, что хуже, в конце концов, от этой технологии никому не стало.

Всё шло спокойно. Единственное, что приносило разнообразие в жизнь Людвига - внуки, поступавшие учиться и постепенно приобретавшие характер. Ну и, конечно, Людвиг не забывал о своих любимых книгах и о развитии народного феодального хозяйства в соответствии с ДПРА. Как вдруг 22 мая 1141 в жизнь 50-летнего Людвига стремительно ворвалась страсть. Кто была эта счастливица - история умалчивает.

Граф был счастлив, он родился второй раз. Я люблю тебя, жизнь - повторял он. Но, видимо, жизнь, в отличие от красавицы, не ответила ему взаимностью. Или философам все же не место на троне, даже если они со своими обязанностями справляются хорошо. Или же хорошего должно быть помаленьку. Ровно через месяц, 22 июня 1141 Людвиг умер с именем своей возлюбленной на устах. Его наследник Герлах был уже совсем из другого теста...

P.S. Камрады, я понимаю, что глава получилась бессобытийной и неинтересной, но такое уж у меня правило: новый правитель - обязательно новая глава. Как у Карамзина. Даже если писать особо не о чем.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Deil
Perfect Enemy



Аспирант

Консул (13)
5833 сообщения


Re: Глава 4. Интеллигент на троне (1136-1141)   19.08.2005 14:30
Serge:
P.S. Камрады, я понимаю, что глава получилась бессобытийной и неинтересной, но такое уж у меня правило: новый правитель - обязательно новая глава. Как у Карамзина. Даже если писать особо не о чем.

А мне все равно очень нравится стиль,очень интересно, ждем продолжения.
Такие ландыши

Полиэтилен с пупырышками...скажи депрессии 'чпок'.

ББ ребенка не обидит ©Al Komnin
Дейл - это такое стихийное бедствие, как цунами в юго-восточной Азии. Бороться бесполезно, можно только выживать. © Алиандр
Иметь Дейла в друзьях куда менее опасно, чем во врагах - это перманентная ситуация ©Алиандр
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 4. Интеллигент на троне (1136-1141)   19.08.2005 14:48
Serge:P.S. Камрады, я понимаю, что глава получилась бессобытийной и неинтересной, но такое уж у меня правило: новый правитель - обязательно новая глава. Как у Карамзина. Даже если писать особо не о чем.

Это еще тем более правильно, что (не только как у Карамзина ;-)) как и в игре - не всегда периоды веселых походов, есть и тихое сидение и разгребание спама выскакивающих сообщений. Так даже четче представление об игре.
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 5. Теперь на троне - фельдфебель (1141-1161)   01.09.2005 17:14
- Равняйсь! Смирно! Вольно! Мужики - поклон, ба... дамы - реверанс! Здравствуйте, мессиры! Отставить! Вы что, не ели с утра? Так я вас на гаупвахте накормлю! Всех, на... Ещё раз "Здравствия желаю, Ваше сиятельство!" - полной грудью вдох, дамы - обеими грудями, ха-ха.
Вот так-то лучше. Светлую память моего отца почтим минутой молчания.
Теперь о дальнейших планах. Батя у меня был хороший мужик, пусть земля ему будет пухом. Одно плохо - развёл тут интеллигентиков всяких, алебарду от секиры не отличат на... А когда я слышу слово "интеллигент" моя рука тянется к арбалету. Всё, б..., кончилась вам гражданка, будете жить теперь все правильно, по-военному. Отставить! Разговорчики в строю! Управляющий, три наряда вне очереди! Да, теперь посты будут называться тоже правильно, как я привык: маршал - зампотех, канцлер - начштаба, тайный советник - начальник разведупраления, управляющий - зам по тылу, епископ - замполит. Долгосрочный план развития Ааргау остается в силе.
Так, на... Воспитывать вас надо, б... Значит так, писцам приказ - переписать "Строевой устав графства Ааргау" по числу членов двора. Каждый по мере получения учит и потом через месяц мне экзамен сдает, как раз к концу августа должны плац достроить. - При слове "плац" лицо оратора на мгновение озарилось блаженной улыбкой. - Кто не сдаст - того в рядовые запишу, там он сержанту быстро всё сдаст! Потом приметесь за другие уставы - караульный, боевой пехоты и кавалерии и так далее. А если какой писец не будет справляться с графиком - то писец ему, ясно? Вопросы есть? Что? "Можно ли дамам не учить"? Можно козу на возу и сарацинку в пустыньке, фрау! А о чем вы с мужьями будете разговаривать? Учить всем! Ещё вопросы? Нет! Тогда торжественная церемония моего вступления на престол объявляется закрытой. Равняйсь! Смирно! Шагом - марш!

Такую вдохновенную тронную речь произнёс новый 31-летний граф Герлах Бородатый (первый из Габсбургов, носивший бороду). Речь, правда, мы публикуем в сокращении, памятуя, какую бурю вызвало на форуме "Виктории" использование камрадом Спартаком (ААР о Гаити) слов, бывших в словаре Гералаха не самыми грубыми.

В принципе, в человеческом плане Герлах Бородатый был не самым плохим. Граф, привыкший к суровой солдатской жизни, не любил роскошь и слыл аскетом. Впрочем, несмотря на скромную жизнь, нрав у него был совсем несркромный, а очень даже гордый. Глубинная ненависть к богеме, вечно бегающей от одной музы к другой, сформировала в нем крепкие семейные принципы. В хозяйстве Герлах совершенно не разбирался и потому убедить его выделить средства на некое благое дело было легко, что снискало ему репутацию щедрого правителя (я уже писал, что заменил трейтс "добрый" на "щедрый"). Всё бы ничего, если б он не был графом - для этого, он был, во-первых, слишком ленив, а во-вторых, слишком туп. Даже военные способности - у графа были 6, и про него как нельзя кстати подходила характеристика, данная его наставником: "Ему можно поручить командование отрядом нижнего звена, но не битвы или кампании в целом".

Неприятности начались в первый же год. В октябре активизировались преступные элементы в Ааргау. Возглавили воров дворяне, не сдавшие экзамена по начальной военной подготовке. А вскоре репутация если не вора, то жулика, появилась у самого графа.

Ясное дело, что любимое хобби отца - чтение и написание книг, а также ученые споры, особого удовольствия сыну не доставляло. Усладу душе он находил, помимо милитаристских забав, в картах. Штабных, в 36 листов. 17 февраля 1142 граф сел играть с замполитом (т.е. епископом). И надо же так - карта ему упорно не шла. А туповатый замполит никак не мог догадаться, что пора бы уже его сиятельству и подыграть. Граф попросил перерыв, во время которого зам по тылу сказал ему, что деньги лучше больше не ставить и для убедительности сказал, сколько вахтпарадов можно было провести на проигранную сумму. Граф отошёл в сторонку, потом вернулся за стол и вновь предложил сыграть замполиту, поставив со своей стороны обещание освободить его от дальнейшего изучения уставов. Сели, доиграли до середины партии и вдруг Герлах сделал какое-то неловкое движение и из рукава вывалился туз. Ай-ай-ай, нехорошо. Замполит опять-таки не догадался сделать вид, что он ничего не заметил и стал громко возмущаться. Теперь Герлаха стали считать опрометчивым и коварным. Нашли тоже коварного правителя - ну, несостоявшийся шулер, а так прямо в один ряд с каким-нибудь Борджиа поставили. Позорное клеймо шулера подорвало нервы графа и в мае у него диагностировали стресс. Количество нарядов вне очереди и криков "Отставить" выросло многократно.

22 декабря 1142 папа Гонорий II вернул папский престол итальянцам - а именно епискому Ниццкому Роберто (Роман II). Однако последний правил всего год и 8 дней, аккурат в новый 1144 год сделав подарочек венгру Дьёрдю, который до того был епископом в провинции с каким-то совершенно непроизносимым именем. Венгр, принявший имя Адриана IV, был креатурой герцога Тосканского, что привело Герлаха и его замполита в ужас - тлетворное влияние тосканского дома на престол св. Петра было им хорошо известно. К счастью, в этот раз все обошлось - видимо, ни папа, ни его советник не хотели повторения конфуза с отлучением Альбрехта Святого. А может, всё дело было в том, что все, кто хотел заклеймить Ааргау и Триент, давно это сделали. Ничего плохого мадьяр не натворил, ровно как и ничего хорошего, в апреле 1146 отойдя в лучший мир, уступив место немцу Григорию IX (Герхарду, епископу Вивьерскому). Как ни парадоксально, но советником нового папы стал венгр, да ещё из провинции с почти таким же именем, как епископство папы Адриана до избрания. Видимо, тогда по-соседски что-то не поделили. Григорий IX объявил о завершении Пятого Крестового похода, реально уже завершенного. В сентябре 1150 один немец сменил другого. Этим одним стал епископ Майнца Каллист, который как был Каллистом, так и остался, лишь добавив к имени число "второй".

Однако вскоре у Герлаха появились более важные проблемы, чем наблюдение за святым престолом и муштра придворных. Император Ордульф, правивший аж с 1080 года, не первый десяток лет пребывавший в идиотическом состоянии, потихоньку подхватил чуму и впал в депрессию (да, было с чего!). Империя затрещала по швам. Начштаба cудорожно рассылал соглядатаев по мятежным графствам и герцогствам - а вдруг где отлученный сидит, но тщетно. И тут нам повезло - в конце 1146 года безумным императором возмутился граф Невшательский Марквард, о чьих лесочках, как известно, мечтал ещё прадед Герлаха. Оттерев от пыли 77-летний пергамент, расписывавший исторические права на Невшатель, после нескольких неудачных попыток прочитать его до конца и хоть что-то там понять, Герлах Бородатый 3 января 1147 объявил Невшателю войну. 1 апреля закончились кровопролитные бои и началась осада вражеского замка. И где-то под конец к его стенам приперлись имперцы во главе тоже с графом, но более даровитым, который стал считаться лидером осады. Мародер чертов! Герлах плакал от досады, когда 9 мая над башней взметнулся императорский флаг. Но тут он вспомнил, что плакать не по-мужски и взял себя в руки. Пока напившийся от радости имперский граф гонялся за невшательскими девками, Герлах с помощью своры борзых обнаружил прятавшегося в каком-то подвале Невшательского графа, вовремя остановил собак, собиравшихся загрызть Маркварда и сказал: "Слушай, кончай фигней страдать. Ну, попрячешься ты день, два, три - а потом поймают тебя и всё, кирдык тебе. Что с тобой будет, если ты сдашься этому имперскому сатрапу? Хорошо, если просто голову отрубят как мятежнику, а то ведь государь-то наш сам знаешь, всякое учудить может... Сдайся-ка ты лучше мне, я на тебя зла не держу. Место, правда, при дворе не дам, а вот егерем в твой охотничий лес назначу. Подпиши только, что ты признаешь мою правоту, отрекаешься от своих притязаний на мои титулы и свои 27 тысяч талеров мне платишь. И все - будешь в егерской избушке жить как у Христа за пазухой". Марквард согласился. Это было, пожалуй, единственное талантливое дипломатическое мероприятие лично Герлаха (начштаба был в столице). А возможно - вообще его единственное талантливое действие. А Геймер обрадовался, увидев как можно захваченные не тобой провинции аннексировать.

Захват Невшателя внес коррективы в ДПРА. Впрочем, развитие стало отставать от плана и до этого из-за финансовой бездарности Герлаха. А теперь надо было срочно строить почтовые станции, а также доходные места в Невшателе. Зато доход, ясное дело, вырос.

Так уж получилось, что страницы хроники с 1147 по 1150 съели мыши (просто геймер забыл скопировать файл "history" и он переписался). Однако по косвенным доказательствам можно судить о том, что чего-то судьбоносного за это время не произошло и просто воплощался в жизнь откорректированный ДПРА. В октябре 1150 года все трое сыновей графа непонятно от кого получили ценнейшее наследство: притязания на какое-то графство Фигиг в Марокко. Впрочем, о сыновьях - разговор особый.

Во время брачного периода Герлаха (ещё при Альбрехте Святом) найти ему хотя бы годовалую невесту с приданым не удалось. Так что женили его на дочери Генуэзсого дожа - гениальной дипломатке (15) Китерии Джистиано. Брак с Китей оказался более чем удачным: несмотря на бездарность мужа, она родила трех талантливых сыновей. Причём каждый был ывдающимся в какой-то одной области: старший, Альбрехт стал блестящим стратегом (14), средний, Ламберт, - обаятельным дипломатом (12), младший, Герман - хитрым интриганом (12). По мере получения дипломов они заняли соответствующие посты. Глядя на зампотеха-наследника и сознавая, что талантливее не только в военной сфере, но и во всех, гордый Герлах тешил себя, что как отец он явно лучше, чем его отец - какого орла вырастил, в то время как покойный Людвиг такого сказать явно не мог. Правда, 5 апреля 1152 Герман, ещё несовершеннолетний набедокурил, согрешив со служанкой. Ну ладно, что ж теперь, пусть воспитывает бастарда Маркварда. Морализаторство целомудренного отца не подействвало на повесу-сына и он стал убежденным распутником.

Тем временем главной темой стала матримониальная. Выдав замуж за графа дочку Уту, Герлах стал готовиться к повторению операции по захвату Прованса. После смерти отца шизанувшейся тети Адели там воцарилась династия д'Эсте. И надо же так - у нового герцога Генриха тоже не было сыновей, а старшая Маргарита была чуть младше Альбрехта! От появления конкурентов потенциальный сын Маргариты был надежно защищен депрессией герцога. 22 декабря 1152 к Генриху прибыл начштаба Ламберт (за границей он представлялся как канцлер, чтобы над ним не смеялись) вести переговоры о руке и сердце старшего брата, и сам жених. Не выходивший из депрессии гецог отказался их принять - даже до судьбы дочери ему уже не было дела, а саму дочь пугала перспектива учить воинские уставы и подтягиваться на турнике в доспехе. Но братья не унывали, сняли гостиницу и решили действовать не нытьем, так катаньем. Нервишки у герцога слабые, долго не выдержит. Они недооценили герцогские нервы - пять раз их посылали куда подальше, хотя Рите и пообещали, что от начальной военной подготовки её освободят. Наконец, 22 марта Генрих их возненавидел настолько, что решил во что бы то не стало выдворить их из Прованса. А поскольку братья игнорировали и ноты протеста, и поджог гостиницы, и анонимные письма, и угрозу объявления войны, выход оставался один - выдать дочь замуж. В конце концов, какая разница за кого - все равно жизнь - дерьмо, все люди - сволочи, все бабы - стервы, в том числе и Маргарита. На свадьбе, благословляя молодых, Генрих сказал:
- Ну, доченька, дай Бог, чтоб хоть сыновей у тебя не было. Нечего плодить дураков или страдальцев. Потому что если мужчине не тошно жить, то он - дурак, как этот твой избранник. Девок-то ещё куда не шло - вы всё равно не чувствуете трагизм бытия, только "Kirche, Kuche, Kinder" на уме. Хотя и их рожать незачем. А, ты все равно ничего не понимаешь... Ладно, благословляю...
И Генрих удалился в свою комнату. "Боже, у меня же ещё три дуры растут. Ещё, значит, трех мерзавцев благословлять придётся. И зачем я их нарожал? Ладно, надеюсь, хоть не доживу до их свадеб..." Тут в комнату вошла расстроенная герцогиня отчитать мужа за неприличное поведение и его тут же вырвало от отвращения - не к личности супруги, а к идее продолжения мерзкой и бессмысленной жизни, которую она в его глазах воплощала.

Но вернемся в Ааргау. На женитьбе наследника Герлах не остановился и скоро в награду за труды Ламберту сосватали талантливую хорватку Доротею, сразу назначенную на должность зама по тылу. Подрос и младший развратный сынок, его тоже женили - может, остепенится. Наконец, женили брата графа 36-летнего Фридриха, о котором в свое время попросту забыли. Всего в 1151-1153 на свадьбах Герлах заработал 60 престижин - для графа не так и мало.

И вдруг в декабре 1153 здоровье наследника пошатнулось. Это был опасный симптом. Но ещё опаснее было то, что "благословение" его тестя, похоже, сбывалась. Маргарита родила дочь, потом ещё, потом ещё... Черт возьми, ради этого, что ли два графских сына околачивались три месяца в гостинице?

4 февраля 1156 папа Каллист II объявил о начале Шестого Крестового или Второго Иерусалимского похода. В голове Герлаха мелькнула мысль - а что, если...? В распоряжении у него было почти 10 тыс. штыков, вполне прилично. Правда, Иерусалим был под властью могучего Сельджукского султана, но за нами как-никак империя, и уже не зачумленная. 6 августа 1156 мы объявили Сельджукам войну. Путь по морю был долгий, не раз корабли попадали в шторм. Суровость морского похода пагубно сказалась на здоровье Альбрехта. 19 апреля 1157, уже у самого палестинского берега, корабельный врач поставил страшный диагноз: пневмония! "Нет, он не должен умереть, не оставив сына! - орал Герлах.

Армия высадилась в нейтральных владениях, охваченных мятежом. По дороге на Иерусалим пришлось подавлять восстания, зачем-то спасая местных беев. Боевые потери были невелики, но ведь это затягивало поход, а в пустыне солдаты быстро мрут. А главное - терялось время. Наконец, к июлю войска подошли к Иерусалиму. И что же они там увидели? Войско Великого магистра ордена тамплиеров! Может он ни с того, ни с сего уйдет? Или сдохнет? Нет, чуда не произошло. 8 июля 1157 Святой Город был освобожден. Тамплиерами. В отчаянии Герлах объявил войну рядом расположенному шейхству Тивериада - надо же было хоть что-то захватить, а окрестные сельджукские владения были совсем малопривлекательны. И тут граф доказал, что вся его страсть к армии основана на обычном солдафонстве, а не военном таланте. Имея 4-хкратный перевес, он был разбит, хоть лично Герлах и проявил героизм, получив репутацию храбреца. Ещё три вторжения увенчались таким же результатом. После последнего на стороне противника оказался уже и количественный перевес, Герлах распустил солдат и вернулся домой. Скоро со всеми врагами был заключен белый мир.

Во время тивериадской кампании произошло трагическое событие. Какая-то мразь накатала на тяжело больного зампотеха Альбрехта, что он занимается черной магией. Было три варианта - сжечь его немедленно, отдать беспристрастному суду или защитить сына. Первый вариант был неприемлим, граф склонялся к последнему, но это было чревато отлучением от церкви и обинением в ереси самого Герлаха, а Альбрехту отлучение было гарантировано. Во втором варианте, по заверению замполита, шансы на оправдание были 50/50. "А, все равно он не жилец", - подумал Герлах и решил рискнуть. Суд признал Альбрехта виновным, и наследник был сожжен, так и не родив сына. Проклятый Генрих, накаркал! Вторая попытка унаследовать Прованс рухнула. Впрочем, рухнула ли? В коварной голове Герлаха родился зловещий план. Маргарита ведь осталась при дворе - воспитывать дочерей. Жена нового наследника Ламберта - Доротея, - женщина хозяйственная, но ведь Прованс стоит её трагической кончины. Правда, у них с Ламбертом уже есть сын. Но он вызывал ненависть Герлаха независимо от Прованса. Дело в том, что звали его Касьян и был он хорватом. Нет, усташам на габсбургском престоле в любом случае не место, тем более что не только он, но и его потомки будут хорватами. Так что придется ему отправиться туда, где его уже ждет дядя Альбрехт и вскоре будет ждать мама. Реализации этого изуверства мешало одно - коллапс экономики. Долг превысил миллион таллеров. Ну ничего, сейчас же не времена Альбрехта Святого, когда с меньшим долгом расплачивались почти 20 лет. При нынешних доходах хватит пяти, а там - держитесь, хорваты!

Еврейские ростовщики, окопавшиеся в Триенте ещё до похода, способствовали реализации зловещих планов, предложив в январе 1159 деньги. Герлах взял меньшую сумму, ибо больший вариант был слишком уж рискованным (те же отлучение и ересь), но и эта превышала 300 тысяч. И вдруг Доротею с Касьяном спас Генрих д' Эсте, покончивший с собой. Отмучился, наконец, наверное, не выдержал очередного поклонника какой-нибудь дочки. Да, знай бы он, что таким образом он продлевает страдания двух человек, может и не стал бы вешаться. В Провансе установилась третья династия - Монтгомери. Доротея теперь могла спать спокойно. Судьба Касьяна была пока не определена, но, в любом случае, откладывалась на потом. (Кому-то может показаться, что желая убить Касьяна, я нарушаю Венскую декларацию, п.1. Я принимаю наследников какие есть по личным качествам. Но когда речь идет об антиисторическом бреде Парадоксов - тут уж извините)

Долг погасили к 1161. Правда, до этого, в 1159 был обяъвлен дефолт и пивоварня в Невшателе разобрана на стройматериалы.

Любопытные новости приходили из Палестины. Ещё во время тивериадских походов Шестой Крестовый поход был официально завершен, но вскоре мусульмане отвоевали Иерусалим. Неугомонный Каллист объявил Седьмой Крестовый (Третий Иерусалиский) поход и храмовники вновь отбили Гроб Господень. Официально поход был завершен через пять дней после того, как Каллист 30 октября 1161 умер от счастья, Люцием II (до этого - Людовик, епископом Остравский).

Но Каллист II успел-таки помолиться об упокоении души раба божия Герлаха, графа Ааргау, Триентского и Невшательского, скончавшегося 5 июля 1161 в возрасте 51 года. (Что-то не отличаются долголетием Габсбурги - пока из пяти моих правителей не один не дожил до 70 и только один, Вернер - до 60). Когда его хоронили, никто ещё не знал, что вместе с ним хоронят долгую эпоху становления династии, когда она играла неприметную роль. Скоро, очень скоро начнется новая эра, когда завет Геймера уже не будет казаться несбыточной мечтой. И об этом будет рассказано уже в следующей главе.[Исправлено: Serge, 01.09.2005 17:17]
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Deil
Perfect Enemy



Аспирант

Консул (13)
5833 сообщения


Re: Глава 5. Теперь на троне - фельдфебель (1141-1161)   02.09.2005 17:13
Ура, наконец-то долгожданное продолжение.
Такие ландыши

Полиэтилен с пупырышками...скажи депрессии 'чпок'.

ББ ребенка не обидит ©Al Komnin
Дейл - это такое стихийное бедствие, как цунами в юго-восточной Азии. Бороться бесполезно, можно только выживать. © Алиандр
Иметь Дейла в друзьях куда менее опасно, чем во врагах - это перманентная ситуация ©Алиандр
Faust
Victoria



Вена-Казань

Мастер джедай (11)
3282 сообщения


И какое продолжение! :-)) (-)   03.09.2005 00:02
Кот_в_сапогах
Russian League



Москва

Подполковник (8)
1278 сообщений


Я бы даже добавил, что жутко хотелось бы еще :) (-)   03.09.2005 00:04

В чем разница между среднестатистическими Американцем и Россиянином?
первый готов драть весь мир, лишь бы жить хорошо,
а второй - жить в нищете, лишь бы драть весь мир.
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 6. Операция "Собака Павлова" (1161-1167)   03.09.2005 17:08
Вступая на престол в 28 лет, Ламберт Великий, конечно, ещё не знал, что он велик, и никто его так не называл. Просто Ламберт. Обаятельный дипломат и обаятельный человек – честный, снисходительный, доверчивый. Правда, злые языки поговаривали, что он скептик, но эту ему прощали. Ламберт сразу же доказал, что он не похож на своего сурового отца – была отменена ненавистная начальная военная подготовка, восстановлены старые названия государственных должностей, новый граф обращался только на «Вы» и не матерился, на торжественных заседаниях теперь сидели, а не стояли по стойке «смирно». На освободившееся место канцлера Ламберт вернул свою мать Китерию, занимавшую эту должность до него.

Первые годы правления Ламберта не были отмечены чем-то выдающимся – нормальная созидательная деятельность. В столице были построены библиотека и лесопилка, в Невшателе осушены болота и топи, что позволило поднять налоги по всей стране, т.к. теперь эта провинция стала просто бедной, а не разоренной.

Зато в 1162 в семейной жизни произошло сразу два неприятных события: в сентябре Доротея родила мертворожденного, а в июне жена развратного братца Германа Констанция пожаловалась на его многочисленные измены, предъявив серьезные доказательства. У графа было три варианта: отправить Германа в монастырь на покаяние (т.е. фактически потерять его), отправить туда же Констанцию чтоб больше не докучала и получить за это репутацию жестокого деспота. И граф выбрал третий, ласково сказав невестке - «Ну и что, рога наставил? Ну и ты ему наставляй, только смотрите, чтоб об этом никто не знал» (примерно так я понял фразу «Tell her to get even» - Serge). И стала Констанция такой же развратной, как и муж. Веселая получилась семейка.

Но в семье оставалась ещё одна проблема - подрастающий хорват Касьян, который уже начал говорить о «вечной борьбе миролюбивого славянского племени с германскими агрессорами». Разумеется, на чистом сербохорватском, т.к. по-немецки он говорил с трудом. Что делать? Убивать жалко - не столько его, сколько денег. Можно было, конечно, со временем сделать его епископом или просто не женить, чтобы он передал власть брату Вернеру. Но как-то это противоестественно. В отчаянии Ламберт обратился к Геймеру, чтобы Он сподобил графа Своего Явления. Геймер сподобил.
- Ладно, - сказал Серж - тут ты бессилен. Придется мне поколдовать и пусть не говорят, что это чит. Для борьбы с таким безобразием все средства хороши. Падай ниц и не смей поднимать глаза!
И Геймер начал бормотать волшебные слова: «ссинэриос - сейвз - Графство Ааргау 4 февраля 1164 - контрал эф три - Касьян - далее - далее - далее - делит - Карл - шифт - саусслейвик - делит - джёман - сохранить - альт эф четыре». И только он произнес «четыре», в комнату забежал наследник и звонким детским голоском на языке еще не родившегося Гитлера прокричал, что он ненавидит «славянских недочеловеков». Звали его теперь Карл. Габсбурги были немцами и останутся ими до скончания веков.

Счастливый ассимиляцией сына, Ламберт в тот же день созвал графский совет обсудить дальнейшие перспективы развития государства и внесение очередных корректив в ДПРА. На то были веские причины.
Во-первых, ещё в 40-е годы графство Санкт-Галлен было поглощено герцогом Швабским, что делало нереализуемым план «Собака Павлова». Пока что - рано или поздно все равно его дадут кому-нибудь в удел. Но цель ДПРА - как можно быстрее подготовить страну к войне, построив замки и развязать её, - в любом случае становилась временно неактуальной.
Во-вторых, месячный доход столичного графства составлял 13 тыс. талеров, а это значит, что чуть-чуть не хватает до 15-тысячного уровня, когда можно строить различные престижные постройки.
В-третьих, граф был молод (31 год) и богат (в смысле дохода - 25 тыс. талеров). Это означало, что, даже учитывая далеко не кавказское долголетие Габсбургов, впервые можно без войн обзавестись приличным престижем - если повезет, то достаточным для клейма. Оставшийся у Райнфельденов единственный вассал (остальные штук 6 были бездарно растеряны) - епископ Швейцарский - стоил 650 престижин. Вот на это и ориентируемся.
После долгих споров был принят новая экономическая программа «Честь и слава», рассчитанная на 15-20 лет (когда Ламберт сказал, что план должен уложиться в его правление, придворные льстиво предложили разработать его на 50 или 60 лет, но граф потребовал быть реалистами и сам назвал срок).
В первую очередь, поднимаем доход Ааргау до 15 тыс. Для этого строим черепичный завод и церковь в отстающем по приросту лояльности крестьян Невшателе и поднимаем подушную подать. (Я, конечно, понимаю, что можно просто на день повысить налоги, начать стройку и тут же их снизить, но это явно противоречит духу Венской декларации). Затем строим там же контору ростовщиков (епископу, протестующему против этого, предложили придумать альтернативный источник повышения лояльности невшательских бюргеров, но он промолчал) с теми же целями, и параллельно - то же в самом Ааргау уже с целью 10% -го увеличения доходов. Если не хватает, строим черепичный завод, хоть он даст и небольшой прирост доходов, но все же. Достигнув нужного уровня, строим вначале дворец, затем, если расходы на его содержание не снизят доходы провинции ниже 15 тыс. - военное училище, и наконец - театр (но это уже вряд ли получится). А потом - библиотеки в провинциях, школу в Триенте (практического толку в ней никакого, но по количеству престижа на вложенный талер это здание на первом месте) и все три замка. Если в Ааргау удастся построить только дворец, то вся программа потребует инвестиций на 4 млн. 350 тыс. талеров и займет как раз 14,5 лет. В итоге мы получим 370 очков. Сейчас у нас их 58. Естественный прирост за 15 лет даст 30 очков. Итого примерно 460. Но ведь есть ещё подрастающие дети Ламберта и Германа, их свадьбы тоже какие-то очки дадут. Есть ивенты, в которых часто можно получить прибавку престижа. Наконец, остается не так и много до 650 и не факт, что Ламберт обязательно умрет через 15 лет, так что попробовать стоит.

Программа начала успешно воплощаться в жизнь. В ноябре 1065 был построен Невшательский черепичный завод, а в сентябре 1066 - освящена церковь св. Альбрехта, полным ходом шло строительство конторы ростовщиков в Ааргау. Попутно на максимум были поставлены пожертвования на церковь - будучи фиксированной для каждой провинции величиной (дурь, конечно - то у меня церковники зачумленного, разграбленного Рима требовали себе больше, чем весь бюджет, то теперь им нет дела до роста моих доходов), они теперь составляли даже на максимально возможном при светском контроле уровне ничтожную долю доходов. И вдруг только начатая программа была свернута и поставлены совершенно другие задачи. Дело было вот в чём.

Приближался великий юбилей - 100-летие Рождественского Видения. На торжественном собрании, посвященном этой славной дате, граф намеревался выступить. Для подготовки доклада он поручил всем советникам собрать максимально подробную информацию о положении дел в своей сфере. Естественно, матушка Китерия должна была подготовить раздел о международной обстановке. Она складывалась весьма паршиво для императора. Долгожданная смерть сумасшедшего Ордульфа в 1149 не остановила центробежных тенденций, с которыми боролись как сын Ордульфа Герлах, так и сын Герлаха Леопольд, царствовавший в 1066. К внутренним врагам, которых возглавлял сильный герцог Нижнелотарингский, добавились внешние - Франция и Неаполь. Война шла тяжело и без особого успеха на всех трех фронтах. Все это было известно и особо не влияло на политику Габсбургов, нахально игнорировавших бесчисленные императорские приказы о мобилизации. Сенсационное открытие заключалось в другом.
Во время палестинской авантюры Герлаха трудолюбивые юристы доказали его права на графство Швабия (не путать с одноименным герцогством!), вотчине Гогенцоллернов. Графство лежало между Ааргау и основной частью домена Райнфельденов. Поскольку Гогенцоллерны были вассалами императора, документ был признан ценным, но пока не нужным и отложен в сундук рядом с претензиями на Силезию. И вот Китерия выяснила, что Зигфрид Гогенцоллерн, оказывается, изменил сеньору и перешел под покровительство герцога Швабского! А значит, теперь роль колокольчика в операции «Собака Павлова» сыграет он. Тайный советник Герман, мало задействованный в подготовке доклада (на его тему распространяться публично особо не стоит), получил задание выяснить военно-экономическое состояние вероятного противника. Разведданные более чем обнадёжили. Четыре доменных полка герцога воевали во славу империи, которая скоро отплатит им черной неблагодарностью. Никто точно не знал, что произойдет с ними, если с сеньором начнется война - то ли они восстанут прямо на фронте, то ли вернутся домой и там будут мобилизованы. Но даже второй вариант был не опасен - оказывается, бестолочи Райнфельдены довели все свои провинции либо до бедности, либо до полного разорения. Построек было мало. Так что солдат они выставят мало. Добавим к этому, что воюют они, похоже, давно, а значит, и несут потери. Войск двух вассалов можно тоже не бояться - ни один из них не выставит и тысячи. Наша доблестная армия превышала 11 тысяч. Император, правда, особой помощи оказать не сможет, но нам и без неё хорошо. Вывод был ясен. Столичные евреи пусть пока подождут со своим ростовщичеством - начинаем копить заначку, чтобы не влезать в долги во время войны. Банкротство- вещь неприятная.

- Уважаемые мессиры! - Начал речь Ламберт Великий. - Сегодня весь христианский мир празднует Рождество, с чем я вас поздравляю, но подробно останавливаться на этом не буду, так как с докладом на эту тему выступит Его Преосвященство. Этот день дорог сердцу каждого жителя Ааргау, Триента, Невшателя ещё и потому что ровно 100 лет назад произошло событие, определившее нашу дальнейшую судьбу и ставшее путеводной нитью нашего славного пути - Рождественское Видение моего прапрадеда Вернера. Великий Замысел, сообщенный Геймером моему благородному предку, вдохновил всех нас на подвиги на боевом и трудовом фронте. Все наши свершения - следствие той памятной ночи. Позвольте напомнить об основных вехах того героического пути, который мы прошли за это столетие.
Слушатели, конечно, позволили. Однако, надеемся, читатели точно также позволят нам опустить эту 40-минутную часть доклада, т.к. все это изложено в предыдущих главах. Правда, многое в докладе было по-другому. Об охоте на Фридриха и Адольфа Райнфельденов не сообщалось ни слова, так что истребление Рудольфом членов семьи Отто Террориста (это прозвище тоже не упоминалось) подавалось как «акты бессмысленной и абсолютно не спровоцированной жестокости». Тивериадское позорище было представлено «серией в целом успешных ударов, имевших целью отвлечь мусульман от набегов на освобожденный Иерусалим». Придурковатые нововведения папаши упоминались лишь деепричастным оборотом: «несмотря на имевшие место отдельные перегибы в борьбе за повышение дисциплины…»
- Итак, переходим к заключительной части. - не унимался Ламберт - Каковы итоги этих великих деяний? Наша территория расширилась втрое. Головокружительно вырос годовой доход - от полутора тысяч, при нулевых платежах сеньору до 25 тысяч. Что особенно важно, почти треть из этой суммы - 8 тысяч - это доход, не зависящий от каких-либо внешних обстоятельств. Бурно развивается наша наука. Храбрые воины готовы отразить любую агрессию. Таковы итоги. Впрочем, итоги ли? Нет, так как итогом может быть только то, что завещано нам Геймером - императорская корона! (Аплодисменты.) И это время близко, значительно ближе, чем надеются наши внешние и внутренние враги! (Бурные аплодисменты.) И нашим следующим шагом на пути к ней будет завоевание герцогского титула, который мы вырвем у подлого дома Райнфельденов! (Бурные, продолжительные аплодисменты.) Они рухнут под нашим ударом как карточный домик, рухнут, потому что нет такой силы, которая смогла бы остановить нас, которая смогла бы повернуть историю вспять, которая заставила бы нас забыть о том, что мы совершили в прошлом, совершаем в настоящем и обязательно совершим в будущем! (Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию. Учитывая, что рыцари аплодировали в боевых железных перчатках, овация была особо впечатлительной).
И тут же хор загремел специально к этому случаю написанную поэтом Эриком Региштайном «Песнь четырёх сословий», сразу ставшую государственным гимном. Каждый куплет и соответствующий припев пелся от имени одного из сословий:

Кругом колосятся трёхпольные нивы,
И плугом железным мы пашем поля.
Довольны крестьяне страной нашей милой,
Цветет, богатеет родная земля.
Славьтесь же, Габсбурги наши любимые!
Вас никогда не разлюбит народ!
Правьте, а мы Вас накормим, родимые,
Пусть наш оброк Вам на славу пойдёт!

Повсюду заводы, дороги и шахты -
Ликуй, горожанин! Купец, веселись!
Живём мы достойно, живём мы богато,
И уровень жизни взвивается ввысь.
Славьтесь же, Габсбурги наши любимые!
Бюргер за Вас кружку пива нальёт,
Чокнется, выпьет, закусит налимами -
Выпьет за Ваш процветающий род!

Сквозь месяц ислама сияло нам солнце,
И спас католичество Альбрехт Святой.
С тех пор его имя в молитвах поётся,
И стал идеалом великий герой.
Славьтесь же, Габсбурги наши любимые!
Хор Вам церковный осанну поёт:
«Сласься, династия Богом хранимая,
Пусть Вам Господь процветанье пошлёт!»

Умело и храбро мы в битвах дерёмся -
Нет рыцарей лучше, стрелков нет точней.
И мы никогда никому не сдаёмся,
Ведь Габсбургов слава всего нам важней!
Славьтесь же, Габсбурги наши любимые,
Рыцарской чести надёжный оплот!
Мощь феодальная непобедимая
Пусть Вас к имперской короне ведёт!

В Ульме, столице герцогства Швабского, речь Ламберта вызвала презрительный хохот - совсем хвастун, что он, со всей империей будет воевать? Ведь придётся, если на нас нападёт! Да эти Габсбурги даже Тивериадского шейха не смогли победить. Их удел - убивать детей, на большее они не способны.

Войну сдерживал только один фактор. Честный, снисходительный, доверчивый и вольнодумный граф был полным антиподом коварного, мстительного, подозрительного и набожного императора Леопольда, так что лояльность Ламберта была на нуле, и как честный человек, он это не скрывал. Были опасения - а вдруг поведения сеньора зависит от лояльности вассала? (Кстати, зависит ли? - вопрос всем камрадам). 25 июня графу предложили объявить независимость, но он гневно отверг это предложение, постаравшись, чтобы Леопольд об этом узнал. Лояльность выросла до 50%. Самое время начать войну. И она началась 11 августа 1167. Теперь троюродный дядя Адольф поплатится за то, что его прадед (и прапрадед Ламберта) Рудольф 70 лет назад убил любимую прабабушку Уту и её маленького сына Вильгельма.

Неожиданностей не произошло. Как только императорский канцлер начал докладывать набожному Леопольду: «Ваше Величество, вашему вассалу Ламберту фон Габсбургу объявил войну…», как тот, повинуясь животному инстинкту, не задумываясь выпалил: «Защитить невинного агнца!» А агнец тем временем повел столичный полк в графство Швабию, а маршалу Генриху фон Венису приказал вести Триентский полк (чуть после к нему присоединился Невшательский) на Санкт-Галлен. С герцогскими доменными полками воевать не пришлось - видимо, они выступили против императора там, где были 11 августа. Битва с Зигфридом Гогенцоллерном была выиграна почти бескровно, хотя Ламберт ухитрился проявить трусость в бою с многократно слабейшим противником. Хорошо хоть это удалось объяснить желанием беречь жизни солдат и клеймо труса к нему не пристало. 4 ноября замок в Швабии преподнёс ключи, через 4 дня его примеру последовал Санкт-Галлен. 14 ноября Зигфрид официально отрёкся от титула и притязаний на габсбургские титулы в пользу Ламберта. Не знаю как Габсбурги, но Гогенцоллерны уже точно не займут подобающего им в истории места. А 29 ноября был взят Ульм, где ещё недавно Адольф хохотал над «жалким хвастуном» Ламбертом. Можно было без сопротивления захватывать оставшиеся 2 провинции, но Геймер, имевший горький опыт кидания со стороны императора в войне (см. ААР «Чем мы хуже Габсбургов», гл.4, о войне за графство Вас), настоял на том, чтобы заключить мир как можно скорее.

11 декабря 1167 был подписан Ульмский мир, по которому Адольф Райнфельден признавал титул герцога Швабского и сюзеренитет над епископом Швейцарским за Ламбертом фон Габсбургом. Санкт-Галленский вопрос не затрагивался. Правда, сразу же новоиспечённого герцога ждало небольшое разочарование: он был убежден, что захват герцогского титула Адольфа приведет к тому, что последний с оставшимися графствами станет его вассалом. Ан нет, Райнфельден остался независимым, продолжая безнадёжную борьбу с империей. Знали бы, без аннексии Санкт-Галлена не согласились бы.

Но это досадное недоразумение не могло затмить радость от великой победы. Габсбурги стали герцогами, причём почти без потерь. А разница между графом и герцогом намного больше, чем между герцогом и королём. Начинался новый этап в жизни династии.

Принимая бесчисленные поздравления, Ламберт ни на секунду не забывал, что это ещё не цель, а всего лишь ступень на пути к Цели. Дальнейшие события показали, что Ламберт был не из тех, кто одержав победу, потом только упивается ей и самим собой. Победа не привела Ламберта в состояние самодовольной спячки, а лишь усилила его активность. Недаром он был не просто Ламбертом, а Ламбертом Великим.[Исправлено: Serge, 04.09.2005 07:40]
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Deil
Perfect Enemy



Аспирант

Консул (13)
5833 сообщения


хочу продолжения   04.09.2005 14:30
и побольше;-)
Такие ландыши

Полиэтилен с пупырышками...скажи депрессии 'чпок'.

ББ ребенка не обидит ©Al Komnin
Дейл - это такое стихийное бедствие, как цунами в юго-восточной Азии. Бороться бесполезно, можно только выживать. © Алиандр
Иметь Дейла в друзьях куда менее опасно, чем во врагах - это перманентная ситуация ©Алиандр
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 6. Операция "Собака Павлова" (1161-1167)   07.09.2005 09:22
Сто лет позади :-). Можно поздравить.
Вперед! Форвертс! На вторую сотню!
Nog



Профиль удален


Re: Глава 6. Операция "Собака Павлова" (1161-1167)   08.09.2005 23:48
Чрезвычайно интересное, увлекательное и вдохновляющее повествование :-) Спасибо большое.
Только можно один вопрос? По поводу евентов. Сколько ни играл, не видел ни одного объявления о начале или окончании крестового похода. Также не было видно имен, которые выбирали Папы Римские при избрании - только, скажем так, мирские имена. И вообще, такого многообразия евентов не было... Это мод какой-то? Или добавлено с патчами? Я играл только в оригинальную версию 1.0. Сейчас купил локализацию; на сайте написано, что это версия 1.4. Там будут такие события? Времени сейчас не хватает для серьезной игры, чтоб все это самому разведать :-(
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Про ивенты   09.09.2005 15:41
Насчёт имен папских - я их сам придумываю, см. ААР "Чем мы хуже Габсбургов", предисловие. Всё остальное - надо поставить бету чем позднее, тем лучше (у меня предпоследняя, 3 июня). Ставить надо поверх 1.04а. Там и КП приличные пойдут - на конкретный город и с ограниченным сроком и ивентов новых видано-невидано. Даже на фоне 1.04а - небо и земля, а с 1.0 даже, по-видимому, сравнивать нечего (хоть ниже 1.04а не играл). Одно плохо - новые ивенты будут по-аглицки (если грамотно поставить, а если по-простому - то вообще вся игра).
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Nog



Профиль удален


Re: Про ивенты   09.09.2005 15:58
Большое спасибо. Прошу прощения, что надоедаю, но где эти беты брать? В форуме "Крестоносцев" что-то не нашел ссылки подходящей. Только на 1.04а.
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Про беты   09.09.2005 16:04
А Вы поставьте весь август, там будет тема "Внеочередная бета", там ссылка и качайте.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Хорошо написано   03.09.2005 21:39
Жду продолжения.
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 7. Эпоха блицкригов (1167-1183)   19.09.2005 21:52
Как уже было сказано, герцог Швабский Ламберт вовсе не собирался расслабляться после победы. Тем более, что не ему не давала покоя мысль о том, что сюзеренитет над доменом Райнфельденов получить не удалось. От самого домена почему то откололось графство Фирстенберг во главе с некой графиней Гизелой. Со второй попытки в январе 1168 престарелая Китерия убедила и Адольфа, и Гизелу присягнуть на верность герцогу. С Адольфом получилась забавная ситуация - с одной стороны, он стал вассалом-секундусом императора, с другой - император продолжал воевать с ним. Ламберт, естественно и не подумал защищать своего нового подопечного. Так что в конце 1168 владения Райнфельденов были конфискованы императором. Старые враги Габсбургов канули в лету, хотя помимо злорадства эта новость теперь вызывала сожаление - вассалы как-никак. А через год совсем обидная история случилась с графиней Фирстенбергской, которая, видите ли, изволила скончаться и завещала свои владения какому-то графу из Нижней Лотарингии. Мы даже клейма на них не получили.

Завоёванное графство Швабия несколько портило картину домена - будучи разорённым, оно требовало (точнее, не оно само, а его несчастное население) пониженных налогов. Ламберт справился у Международного брачного агентства Ааргау относительно потенциальных невест для 10-летнего Карла: ни одной интересной партии не оказалось, даже новорожденной. Хотя бы графской дочки, пусть даже с одним маленьким братом. Ну что ж, можно, значит, отпускать отпрыска на волю, в пампасы. В смысле - сделать его графом Швабским. Пусть сам потом тыкается по дворам, ищет подходящую партию.

Ламберт искал новые источники экспансии. И тут он столкнулся с феноменом, непонятным не только ему, но и самому Геймеру. В силу каких-то непонятных перетасовок созданное императором графство Ульм (где раньше был двор Райнфельденов) переметнулось в вассалы к мятежному герцогу Нижне-Лотарингскому. Китерия прозондировала почву относительно цены клейма и обомлела - меньше сотни! И это при том, что граф - не отлучённый и не еретик. Примерно столько же стоили притязания на графство Кемптен, воевавшее с империей. (Камрады, кто-нибудь объяснит, почему так получилось?) Естественно, грех было не воспользоваться такой возможностью и ей воспользовались - сразу на два графства претензии были заявлены 30 мая 1169. Но если Кемптен был всего через неделю аннексирован императором, то Ульм был захвачен в результате 24-дневной войны, выигранной силами одного полка Ааргау в августе 1169. Сюда, в столицу герцогства Швабского эпохи Райнфельденов, была перенесена и наша столица, чтобы подчеркнуть в глазах швабского населения, историческую преемственность, а значит, и легитимность. Теперь первостепенной задачей экономики стало отстраивание новой столицы, серьёзно уступавшей по блеску и великолепию Ааргау.

В ноябре того же года такая же операция была проделана с графством Тичино (Швейцария), хотя оно незадолго до этого отстояло свою независимость, подписав с императором мир на условиях статус-кво. 5 февраля 1170 титул графа Тичинского был признан за Ламбертом. Тот, в свою очередь, пожаловал его своему второму подрастающему сыну Вернеру. Теперь из 5 швейцарских провинций мы контролировали 3. До герцогского титула не хватало всего одной и герцог обрушил всё личное и материнское обаяние на епископа Граубюнденского Иоанна, который не скрывал своего неуважения к императору. Однако печальная история Гогенцоллернов убедила Иоанна, что надёжнее быть императорским вассалом, чем герцогским и бесчисленное количество предложений вассализации было столь же бесчисленное количество раз отвергнуто.

К сожалению, в Ульме мыши отличались не меньшим вандализмом, чем в Ааргау, и все записи с 19 февраля 1170 по 5 июля 1172 для потомства пропали. Как позже будет сказано в первом немецком романе «Ламберт и Маргарита» (он будет написан при появлении эдванса «национальная литература», если доиграю, конечно - Serge), «рукописи не горят, а съедаются мышами». А ведь на этот раз в данный период, как удалось установить из мусульманских источников и народных преданий, выпало славное деяние Ламберта - бургундский поход. Дело в том, что 3 бургундские провинции были захвачены королевством Зирид, что вызвало праведный гнев Ламберта, несмотря на его скептицизм. Дижон и Шатоле были освобождены герцогом, ещё 1 провинция - императором, после чего зиридский король счёл за благо выплатить Габсбургу 25 тыс. Богатенький Дижон остался в составе домена, а в Шатоле было образовано епископство - герцог надеялся, что благодаря этому папа закроет глаза на его скептицизм.

Поначалу сменяющие друг друга папы - Луций II и Луций III ничего плохого Габсбургам не делали. Зато венгр Александр III (избран где-то в эпоху бесчинства ульмских грызунов) оправдал опасения, вызванные его девичьим именем - Аттила. Тоже страшный был человек. 26 сентября он потребовал от Ламберта покаяния, оцененного в кругленькую сумму. Пришлось покаяться - имея вассалов, с отлучением и ересью лучше не шутить. А виновата во всём была зловещая Каносская династия, правившая в Тоскане, вновь отравившая ядом своих «советов» наместника Бога на земле. Кстати, ведь во время дела зампотеха Альбрехта эти выродки тоже крутили Святым Престолом. Всё это наводит на размышления. Как говорится, тосканка гадит. После падения Райнфельденов образ врага теперь воплощался в каноссцах. Рано или поздно они обязательно удостоятся знакомства с собакой Павлова. Но для этого нужно накопить, во-первых, силенок (у злодеев 3 доменных графства и 6 вассалов, и все провинции богатые), а во-вторых, престижа - титул герцога Тосканского стоит 7000. Впрочем, в 1175 Александр III потерял жизнь, а Саверио Каносский - контроль над Ватиканом. Новым папой стал лягушатник Жоффруа (Гонорий III). Парадоксально, но точно как в 1146 году смерть папы-венгра, управляемого из Тосканы, привела к тому, что контроль над новым папой перешел к венгру (на этот раз - к королю). Видимо, курия считала, что и формальное, и неформальное лидерство в церкви для мадьяров - слишком жирно.

Расплатившись за индульгенции, Ламберт продолжал экономическое строительство. Повсюду строились библиотеки, шахты, заводы, лесопилки… Благо, доход теперь был немалый. Но и о внешних делах он не забывал. В 1177 выяснилось, что фантастически дешево стоят клеймы на владения очередного мятежника - графа Эль-Аламейнского и Дофинского Авсония. Именно в таком порядке - имея в распоряжении очень богатую и хорошо отстроенную провинцию Дофинэ и Эль-Аламейн, бывший воплощением убожества, он почему-то держал двор в египетских песках, где вокруг не было ни одной постройки, кроме шайки воров. К этому времени Дофинэ было оккупировано императором, но до плавания в Египет ему явно не было времени и сил - замирившись с французами, империи пришлось воевать с набиравшими силу шведами и недавними союзниками - англичанами. Так что триентский полк был отправлен в Эль-Аламейн. А кто контролирует столицу, тот и диктует условия. Так что Дофинэ будет нашим, спасибо императору за захват замка 2-го уровня. Отправив полк, герцог не удержался и заклеймил, помимо Дофинэ, и сам Эль-Аламейн. Ничем иным, кроме алчности, он впоследствии объяснить это не мог, так как никакого смысла в этой провинции не было, а бэдбой, и без того высокий при клейме с последующей аннексией вырастает на 3. 6 апреля 1178 года 2800 триентцев под командованием маршала Генриха фон Вениса, высадилась в Африке, где их у самого берега ждали грозные враги - 4 меченосца. И тут произошло нечто, ставшее для меня воплощением абсурдности «крестоносного» принципа отсутствия связи судьбы и поведения участников битвы с её результатами и соотношением сторон. Читайте, камрады и вспоминайте, было ли у Вас такое:
РАСПОЛОГАЯ СЕМИСОТКРАТНЫМ ПЕРЕВЕСОМ, КОМАНДУЮЩИЙ НАШЕЙ АРМИЕЙ ПРОЯВИЛ В БОЮ ТРУСОСТЬ!!!

Несмотря на усилия маршала, битва была всё же выиграна и ничем не защищённый Эль-Аламейн захвачен. 12 мая 1177 Авсений отказался от обеих графств в пользу Габсбургов. В тот же день Генрих фон Венис, уже освобожденный от поста маршала, за свой позор был назначен епископом Эль-Аламейнским. Должность сельского кюре в Швабии была куда заманчивей. Напрасно Генрих со слезами на глазах пытался доказать, что он тогда увидел мираж в виде несметных вражеских полчищ, или что он поскакал во весь опор к своим кораблям с истошным воплем «Когти рвать!» только чтобы рассмешить солдат и тем самым поднять их боевой дух, или, наконец, что виной всему - старческий маразм 65-летнего маршала. Все оставшиеся годы Генрих провел на бархане в осаде примерно полусотни мятежников, проклиная тот день, когда он навсегда отплыл из Европы.

Чтобы сократить домен до максимально приемлемых размеров (т.е. 80%), герцог пожаловал Триент наследнику, оставив богатый Дофинэ себе. На этом его агрессивные действия не закончились. Получив уйму престижа, Ламберт заявил о своих претензиях на титул герцога Венецианского, вассала Неаполитанского короля. Правда, никаких территориальных приобретений это не сулило, т.к. вассалов у герцога Венецианского Рудольфо (единственной провинцией коего была не Венеция, а Тревизо) не было, но удвоить количество герцогских титулов за 1000 престижин стоило. 21 февраля 1179 после 37-дневного сопротивления Рудольфо уступил Ламберту свой герцогский титул. Мирный договор принес больше престижа, чем стоили претензии на титул. Полученный престиж был потрачен на титул графа Венессенского, вассала герцога Провансского. Не смогли получить Прованс через альков - получим его огнём и мечом. С помощью нашей дрессированной собачки. Да и сам по себе захват Венессена даст не только графство, но и возможность стать герцогом Дофинским. Осталось заклеймить титул провансальского герцога, но это стоит дорого.

Конечно, всё это время Ламберт Великий не забывал о мирном строительстве. Повсюду отстраивались шахты, заводы, библиотеки и другие полезные вещи. В 1180 в Ааргау было торжественно открыто военное училище им. Герлаха Бородатого. Поначалу добровольцев учиться там не оказалось - ещё свежи были в памяти его методики, но после того как было объявлено, что обучение не будет строиться не по программе «начальной военной подготовки», училище стало кузницей кадров для будущих агрессий.

Тем временем международная обстановка серьёзно менялась. В конце 70-х истощённая войной Франция развалилась. Правящая там Тулузская династия, завоевавшая трон силой в 80-х годах прошлого века, признала незалежность герцогов Шампанского, Орлеанского, Тулузского и Французского. Последний был из династии Капетингов и мечтал о возврате короны. Под контролем короля Антолиана Тулузского остался только северо-запад страны. Лучше шли дела у германцев. Рано умершему Леопольду в 1177 наследовал его малолетний сын Эберхард, регентшей стала императрица-мать Матильда - магистр теологии, способная во всех областях. Под её твёрдым руководством были раздавлены нижнелотарингские и прочие предатели (не без нашей помощи, как было описано) и полностью захвачено Неаполитанское королевство. Теперь под властью фон Франкенов была вся Италия, кроме, конечно, Рима, а также ряд провинций в Хорватии и Сербии. Шведы тоже замирились с империей, сохранив за собой некоторые северогерманские земли. Продолжалась только (и ещё долго будет продолжаться) война с Англией (ввести усталость от войны, как в ЕУ, парадоксам было конечно не под силу). Но внимание Габсбурга переключилось на другой регион.

Вскоре после окончания Седьмого Крестового (Третьего Иерусалимского) похода мусульмане, естественно, отвоевали Иерусалим. Как водится, Луций III объявил Восьмой Крестовый (Четвёртый Иерусалимский) Крестовый поход. В начале 80-х Ламберт окончательно решил взяться за него. Благо обстановка в сравнении с Шестым Крестовым, столь плачевным для его отца и брат, изменилась серьёзно. Осенью 1181 началась постепенная мобилизация и стягивание полков к Мантуе. Поначалу планировалось захватить шейхство Акру, включающего помимо Акры ещё и Тир. Шейх Иса был вассалом эмира Мосулского, но его Ламберт особо не боялся. Владения шейха должны были стать плацдармом для войны против Фатимидов, контролировавших Иерусалим (теперь у них остались земли только в Палестине и Сирии). Война шейху Исе была объявлена 24 февраля 1182 сразу после прибытия последнего доменного полка в Мантую. В тот же день вассалам были разосланы приказы о мобилизации, их полки должны были следовать тем же маршрутом и прибыть в Акру примерно к окончанию захвата шейхства, а значит, к началу войны с Фатимидами.

Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. 19 мая, когда наша доблестная армия плыла по Ионическому морю, подлы Фатимиды внезапно захватили Рим. Разумеется, Восьмой Крестовый поход сразу был сменен Девятым - на Рим.

На борту корабля Ламберт обдумывал сложившуюся ситуацию. Лавры великого не то чтобы предка, но родственника Альбрехта Святого нам достанутся, не переживайте. Но и от Палестины не стоит отказываться. Был разработан следующий план. Основная армия продолжает плавание - раз деньги уже уплочены. После захвата Акры и Тира, которые мы отдаем брату Герману и его старшему законному сыну Альбрехту она остается на месте, а Ульмский полк во главе с герцогом плывет в Италию. Тем временем к Риму выдвигается армия вассалов во главе с графом Швабским и Триентским Карлом. Как только герцог присоединятся к ней, Фатимидам объявляется война. После освобождения Вечного Города она отплывает в Палестину, где её главная цель - Тивериада, так как эта провинция - единственная входящая в состав герцогства Галилейского, а следовательно, её может захватить только сама Его Светлость. Пока же Светлость плавает туда-сюда да спасает Святой Престол, против Фатимидов ведут войну две армии под командованием новоиспечённых графов - Германа и Альбрехта. Но аккуратно - чтобы в одних руках не сосредоточилось земель, достаточных для герцогского титула.

Всё прошло как по расписанию. Тивериадский позор папаши был смыт. 27 октября 1182 швабы высадились под стенами Акры, и уже через месяц обе провинции были «освобождены». А 11 мая Ламберт уже лично двинул войска на Рим. В тот же день армия Альбрехта пошла на Иерусалим, а армия Германа - на Сидон. 5 июня был освобожден Рим, а 26 июня - Иерусалим. Такого почти одновременного двойного триумфа в истории католичества ещё не было. Одни за другим сдавались хилые сарацинские крепости.

Победоносные полки спасителей церкви во главе с Ламбертом Великим на всех парусах и веслах мчались к Палестине. Уже миновали Кипр. 3 ноября 1183 бравые выпускники военного училища им. Герлаха Бородатого проводили с солдатами политзанятия на темы «Поведение во время наступательных боевых действий в пустыне» и «Обязанности швабского солдата как исполнителя исторической миссии освобождения Святого Престола и Гроба Господня».

- Скажи, Генрих, в каких случаях швабский солдат, памятуя о своем высоком моральном облике, имеет право реквизировать сарацинское имущество?
- Если он пожертвует десятую часть этого имущества Святой Церкви, десятую - своему командиру, десятую - в фонд воинской части для празднования побед и ещё десятую - Его Светлости. После чего он обязан трижды прочитать покаянную молитву.
- Молодец! А ты, Фриц, ответь, когда швабский солдат, памятуя о том же самом, имеет право убить пленного сарацина?
- Если он отказывается отречься от своих языческих заблуждений и за него отказываются заплатить выкуп, который делится так же, как описал Генрих. После чего он должен прочитать покаянную молитву семь раз.
- Умница! Ну и, наконец, пусть Фолькмар ответит, когда швабский солдат, являющийся носителем христианских добродетелей, в том числе и целомудрия, имеет право разделить ложе с сарацинкой, не спрашивая её согласия?
- Если он чувствует, что этот грех является единственным средством в предотвращении большего зла - рукоблудия. После чего он должен прочитать покаянную молитву девять раз и пойти на исповедь, где он обязан во всех подробностях рассказать капеллану…

… И вдруг занятия были прерваны ударами гонга. Пришёл корабельный священник-старик, и сказал такое, что слёзы блеснули не у многих, а у всех без исключения:

- Воины, преклоните колена, снимите шлемы и молитесь. Наш великий государь, герцог Швабский и Венецианский, граф Ульмский, Ааргау, Невшательский, Дижонский, Дофинский и защитник Престола святого Петра Ламберт фон Габсбург отошёл ко Господу. Его кончина была быстрой, тихой, мирной и достойной христианина. Пусть Ламберта к погосту понесут как воина четыре капитана, - сказал невпопад от горя священник, не указав, где тут собственно, погост.

Как и почти все Габсбурги, Ламберт Великий был старым недолго - умер он в 50 лет. За 22 года его правления страна (теперь уже не Ааргау, а Швабия) превратилась в одну из самых мощных, Габсбургов теперь знал и побаивался весь христианский мир. Среди дряхлеющих королевств в сердце Европы быстро набирал силу молодая, сильная, агрессивная и целеустремленная династия - постоянный очаг напряженности. И напрягаться она и окружающая среда будут до тех пор, пока над ней не засверкает имперская корона. Провожая в последний путь первого герцога Габсбурга, подданные понимали, что если его потомки будут достойны покойного, то это произойдет довольно скоро - по меркам всемирной истории, разумеется.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Жду продолжения! (-)   19.09.2005 22:19

Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Faust
Victoria



Вена-Казань

Мастер джедай (11)
3282 сообщения


Ура! Даешь Корону СРИ за пятилетку! (-)   20.09.2005 00:54
Deil
Perfect Enemy



Аспирант

Консул (13)
5833 сообщения


Re: Глава 7. Эпоха блицкригов (1167-1183)   20.09.2005 01:11
Я уж перестал ждать, 3 недели почти прошло с последней главы. Отлично написано. Ждем продолжения.
Такие ландыши

Полиэтилен с пупырышками...скажи депрессии 'чпок'.

ББ ребенка не обидит ©Al Komnin
Дейл - это такое стихийное бедствие, как цунами в юго-восточной Азии. Бороться бесполезно, можно только выживать. © Алиандр
Иметь Дейла в друзьях куда менее опасно, чем во врагах - это перманентная ситуация ©Алиандр
Da-Nu
Старожил



к.ф.н., преподаватель
Санкт-Петербург

Полковник (9)
1600 сообщений


Спасибо за прекрасный отдых :)) (-)   20.09.2005 01:16

История - это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.
(Монтескье)

Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 7. Эпоха блицкригов (1167-1183)   20.09.2005 09:05
РАСПОЛОГАЯ СЕМИСОТКРАТНЫМ ПЕРЕВЕСОМ, КОМАНДУЮЩИЙ НАШЕЙ АРМИЕЙ ПРОЯВИЛ В БОЮ ТРУСОСТЬ!!!

Да уж, иногда эти рандомные эвенты всерьез ставят меня в тупик.

- Если он чувствует, что этот грех является единственным средством в предотвращении большего зла - рукоблудия. После чего он должен прочитать покаянную молитву девять раз и пойти на исповедь, где он обязан во всех подробностях рассказать капеллану…

Эх, и тяжелая же жизнь у капелланов в походе...

Камрад, прошу, не затягивайте, пожалуйста, с продолжением.[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 20.09.2005 09:06]
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Спасибо всем за отзывы!   20.09.2005 18:33
Vladimir Polkovnikov:Камрад, прошу, не затягивайте, пожалуйста, с продолжением.

Постараюсь побыстрей. Но и Вы не забывайте про историю Пегу! А, кстати, как сложилась (хотя бы вкратце) дальнейшая судьба Пястов?
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Спасибо всем за отзывы!   21.09.2005 08:49
Serge: Но и Вы не забывайте про историю Пегу!

Ну, память у меня хорошая :-).

Serge:А, кстати, как сложилась (хотя бы вкратце) дальнейшая судьба Пястов?

За главную ветвь Пястов стало скучновато играть, и я для продолжения выбрал побочную ветвь заштатных Пястов. Ничего великого там не произошло, но играть стало поинтересней. Может быть когда-нибудь...
Kim Young Hee



Алкоголик
Львів, Україна

Баронет (5)
287 сообщений


Re: Глава 7. Эпоха блицкригов (1167-1183)   20.09.2005 14:03
SuperB!!!
Et tu, Brute? - Да, и я Брут!

"КИКАТЬ" и "БАНИТЬ" - нельзя меня "ЛЮБИТЬ"

Тордесильяс, Вена, Нюрнберг - что дальше?
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 8. В долгах, как в шелках(1183-1198)   07.10.2005 13:44
Наследник Ламберта Великого 25-летний граф Швабский и Триентский Карл (урожденный Касьян) был воплощением рыцарственного монарха - справедливый, храбрый, гордый, доверчивый, прямолинейный собеседник, не способный к лукавству. За несколько месяцев до смерти отца Карл овдовел, успев родить четырёх сыновей - трёх законных и одного не очень. Простившись с отцом, он положил его тело в бочку со шнапсом (вопреки протестам солдат, уверявшим, что лучше пустить шнапс на упокой души, чем на консервацию тела) и отправил его в фамильный склеп в Ааргау. Вскоре корабли (кроме самого быстроходного с драгоценным прахом) прибыли в Палестину. Война, и до этого успешная, пошла ещё успешней. Правда, не обошлось и без трагических событий. 29 декабря 1183 в битве под Сафедом пал брат герцога граф Тичинский Вернер. Ну что ж, на войне как на войне. По крайней мере, наследником Вернер успел обзавестись. Переживание по поводу этой утраты привело к тому, что Карл, и без того переживавший стресс, впал в депрессию.

Всего в Палестине было захвачено 13 провинций. После падения 2 апреля 1184 Сафеда, под стенами которого геройски пал Вернер, Карл понял, что ловить больше нечего – остальные владения Фатимидов и их вассалов были разбросаны в разных частях ближнего востока и даже в северном Причерноморье. Султану Аладдину было отправлено предложение мира без аннексий и контрибуций, на что он согласился 16 апреля. Окончание войны было отмечено раздачей слонов, т.е. графств. Сын Адольф получил титул Защитника Престола св. Петра (т.е. Рим во временное управление – герцог понимал, что скоро его оттуда выгонит папа, но при этом по ивенту правителю вроде бы уйма благочестия полагается). Сафед был отдан сыну дяди Германа Маркварду, хоть он был бастард, дурак, лентяй и заика. В это время до крови кусал локти второй законный сын Германа Ульрих. Получив церковное образование и женившись, он упорно требовал, чтобы его назначили епископом. И хотя каждый раз дядя Ламберт объяснял ему, что назначение женатых на этот пост противоречит Венской декларации, придурок обиделся и незадолго до смерти Ламберта эмигрировал. Ещё недолго – и получил бы графство. 11 мая 1185 Адольф вернулся в объятья отца, благословленным новым папой Маринусом IV (в оригинале - итальянцем Манфредо). Правда, благословение цифрового выражение не имело – благочестие как было на нуле, так и осталось. Видимо, его получают только те, кто и отдав Рим, остаются правителями. Как бы то ни было, нехороший папа уже через полтора месяца отправился объяснять отвоевавшему для него тиару герцогу Ламберту, почему он так обидел его внука. Новым наместником Божьим стал другой итальянец Урбан II (как по паспорту, так и по избранию). Второй Урбан в 1189 плавно перерос в третьего (норвежец Уго).

Мыши продолжали бесчинствовать и съели страницы хроники за вторую половину 1184 года. И снова на этих страницах описывалось успешное молниеносное освобождение бургундских земель от мусульман. Силами только двух полков – Дижонского и Ульмского - освобождено было 3 графства. Два из них, Шалонское и Неверское, были отданы в уделы малолетним сыновьям герцога – Одальрику и Людвигу, третье подарено епископу Шатолейскому. То, что дважды пропадали страницы с описанием победоносных войн против Королевства Зирид, наводит историков на подозрение – а в самом ли деле были виноваты мыши, а не зиридские шпионы, уничтожавшие описание неприятных для себя событий?

Теперь необходимо было восстановить экономику. Крестовый поход дорого обошёлся народу. Долг превысил 2,5 млн. талеров. Произошло 3 банкротства и дважды пришлось занимать деньги у ростовщиков. Чтобы как-то поправить финансы, молодой герцог решил жениться вторым браком. Поскольку смысла заключать династический брак уже не было, можно было позволить себе жениться по любви. По совету Геймера Карл влюбился в голландку Хельвиву ван Анкель, которую он никогда не видел, но наслышался о её хозяйственных способностях. Хельвива ответила Карлу взаимностью, так как наслышалась о его храбрости и размерах владений. Налог, собранный по этому случаю превысил миллион талеров, назначение Хельвивы на должность управляющей увеличило доходы. Однако в одном – для неё, как и для 90% женщин главном, Хельвива была капитально разочарована. Карл не вылезал из депрессии, а значит, и не влезал к Хельвиве в постель. Ни супружеских радостей, ни тем паче детей. Нет, голубь сизокрылый, так дело не пойдёт – решила герцогиня. Я, значит, горбачусь на благо Габсбургов, сижу тут со счётами с утра до вечера, внедряю прогрессивные методы ведения хозяйства, даже переговоры с нечестивыми евреями веду, а в итоге лишена того, что имеет любая придворная паразитка. 23 марта 1186 Хельвива заявила мужу, что либо он бросит свою хандру, либо она бросит его, уволится с работы, уедет домой и начнёт трезвонить о его мужском бессилии. А то и вовсе поедет к папе Урбану, чтобы он брак расторгал. Перепуганному Карлу, естественно, пришлось отказаться от своего намерения провести эту ночь за бутылкой шнапса и жалобами друзьям на тяжкую жизнь должника. О чём он не пожалел – оказывается, Хельвива была хороша не только как управляющая. Настолько хороша, что Карл теперь стал с нетерпением ждать новой ночи. Так что депрессия прошла. Через полгода, 25 сентября, герцогиня почувствовала с помощью особого чутья, коим обладают парадоксовские женщины, что этой ночью она, наконец, забеременела. Впоследствии Карл старательно заглаживал свою вину за первые годы брака, и Хельвива изобильно плодила не только деньги, но и детей.

1 января 1187 года опохмелка по поводу Нового Года плавно переросла в новую пьянку по поводу другого великого события – долгожданного погашения долгов. Как говорится, как новый год встретишь, так его и проведёшь. Этот год вошёл в историю герцогства как Год Великого Запоя. Всю появляющуюся, наконец, наличку Карл пускал на грандиозные пиршества в честь присвоения себе любимому палестинских герцогских титулов. Один за другим с марта по август провозглашались тосты за могучего герцога Палестинского, Дамаскского, Ултрежурденского (каждому, кто мог выговорить этот титул, наливали дополнительную чарку), Тирского и Галилейского. После последнего банкета богатая Тивериада (кто не помнит – единственная провинция герцогства Галилейского) была подарена церкви, что резко подняло благочестие. Великий Запой влетел казне в 500 тысяч талеров, но престиж поднялся серьёзно. Настолько, что все забыли, что ещё в октябре прошлого года на просьбу славного Тивериадского дворянства проспонсировать пир в честь герцога (против которого пирующие недавно воевали), Карл заявил, что гостям, дескать, хватит пары больших форелей. (А правда, зачем им больше – они ж мусульмане, а значит, не пьют, следовательно, и не закусывают. «Будут знать, как превращать закуску в еду!» - изрёк Габсбург).

После завершения Великого Запоя началась бурная созидательная деятельность. Порой стройки велись одновременно во всех провинциях – казна это уже позволяла. 2 ноября 1189 произошло знаменательное событие в истории швабской культуры – в Ааргау открылся первый театр. Поначалу в его репертуаре была единственная пьеса – «Победа доблестного графа Ламберта фон Габсбурга над нечестивым герцогом Адольфом Райнфельденом и злым графом Зигфридом Гогенцоллерном». Особым талантом ни сценарий, ни игра актёров не отличались, но бюргеры всё равно осознали и прочувствовали, что для содержания учреждений культуры им надо платить дополнительные налоги и это вполне справедливо. А невежественных крестьян, не способных оценить культурные изыски, с повышением налогов примиряли священники новых церквей, строящихся в эти годы повсеместно (что вывело Карла на первое место по благочестию). Самый же прославленный памятник истории и архитектуры эпохи Карла Крестоносца (именно так впоследствии назовут Карла) был завершён 4 августа 1194. Это был пышный дворец, сооруженный в Ульме на зависть соседям и самому императору. Гордый Карл назвал его просто и без затей - Карл-палац.

Стремительный рост престижа служил базой для дальнейших наглых притязаний. Чтобы обеспечить доступ к будущему захвату Прованса, было решено поначалу захватить герцогство Савойское по уже проверенной схеме. 25 октября 1191 произошёл соответствующий демарш в отношении графа Пьемонтского, вассала Савойцев.

Великий Запой, в котором участвовали все вассалы, внушил отдельным наглецам мысль о том, что они теперь с герцогом на равных, коль с ним на брудершафт пили. 13 февраля 1194 они потребовали «восстановить демократию и права человека» в виде избирательного закона (правами человека, по их мнению, вправе были пользоваться лишь графы и выше). Дескать, избирательное право завещано Геймером. Епископ Триентский, сочинивший этот богомерзкий документец, уговорил подписать его даже двух малолетних сыновей Карла - графа Шалонского Одальрика и графа Неверского Людвига. Разумеется, подлая провокация не прошла, закон о престолонаследии старшим сыном остался в силе. Наблюдая реакцию на свои действия, Карл заподозрил, что у его пацанов, вопреки заверениям врачей об их абсолютном физическом и умственном здоровье, развилась шизофрения - как вассалы, они возмутились, а как сыновья обрадовались. В целом, верность обиженных вассалов быстро восстановилась.

В 1190, с трудом дотянув до совершеннолетия, император Эберхард отправился в лучший мир, передав заботы этого мира маленькому брату Карлу (поговаривали, что честолюбивая регентша Матильда не хотела отходить от дел и делали из этого соответствующие выводы). Как-то раз пятилетний император во время мессы стал плакать и орать, что он хочет в туалет, а когда его попытались успокоить, сходил-таки туда прямо на месте. Это папа Урбан III со своим советником - неким графом Судовийским Каратасом, сочли явным богохульством и отлучили ребёнка от церкви. Жадные взоры Габсбургов и Геймера бегали по опции «захватить титул», но, к сожалению, даже у отлучённого императора притязания на высшие титулы стоили больше 3 тысяч престижа. Однако Венецию всё-таки заклеймили - тоже неплохо.

Всё шло хорошо, но душа храброго Карла ждала большего - подвигов и славы. И вот Урбан III услышал его желания, объявив 10 июня 1193 Десятый Крестовый (или Второй Бургосский) поход - отвоёвывать ещё раз этот город, освобождённый во время Третьего Крестового похода.

Сказано - сделано. Армия (только доменные полки, и то не все) во главе с герцогом двинулась в Испанию. По дороге Карл предался плотскому греху с одной маркитанткой, но к серьёзным последствиям в виде бастардов и репутации распутника это не привело. Перевалив через Пиренеи, 10 февраля 1195 Карл объявил войну удерживающему Бургос шейху Эль-Бьерскому, который, несмотря на ислам, носил имя Гомес. Война с Гомесом и примкнувшей к нему мусульманской шантрапой сюрпризов не преподнесла. Уже 21 апреля 1195 Бургос был освобождён. В течение года флаги со львами были подняты над Леоном, Эль Бьерсо, Саморой, Саламанкой, Брагансой и, наконец, 19 апреля 1196 - Коимброй. Избежал гибели лишь шейх Вальядолидский: каким-то непонятным образом при подходе нашей армии он стал нашим вассалом, хотя его никто не просил. Врагов не осталось. На пиршестве в честь взятия Коимбры и окончания войны наследник учёный теолог Адольф, до этого работавший тайным советником, получил в удел Бургос, Леон, Эль Бьерсо. Впрочем, за 9 месяцев до этого он женился на Гиневре ди Монфератто - старшей дочери графа Салуццкого (северная Италия). Граф, имеющий две провинции, успел, правда, обзавестись маленьким сыном, но ведь с ним всякое может случиться. Вторым крупным феодалом на освобождённых землях стал епископ Николай, получивший в автономное управление Брагансскую, Саламанкскую и Коимбрскую епархии. Богатая Самора пока оставалась в собственности герцога. Огорчал в результатах похода лишь скромный бонус престижа и благочестия (чуть больше сотни - как и в прошлых КП). И тут Геймера осенило - хорошая прибавка идёт лишь при трейтсе «крестоносец». Прежде чем освободить что-либо, надо всем накричать, как твоё сердце охвачено религиозным пылом и как ты сейчас пойдёшь крошить сарацин. Короче, без предварительного пиара сами по себе результаты, видимо мало впечатляют. Что ж, посмотрим, верна ли гипотеза.

Всё бы хорошо, да в разгар похода, увлёкшись войной, Карл с Геймером допустили непростительную глупость. 5 июля 1195 в лагерь герцога под Леоном прибыл какой-то хмырь, размахивавший рекомендательными письмами, где он был назван «талантливым переговорщиком» и предложил свои услуги по обучению многочисленных герцогских детей. Не подумавши, Карл согласился, подписал контракт и вдруг в ужасе увидел сумму оплаты: три годовых дохода (какой-то бред - неужели кто-то в самом деле платил такую сумму в качестве найма?). А мы и без того сидели в долгах из-за войны. Сам по себе переговорщик оказался не то чтобы дураком, однако не настолько умным, чтобы платить за его присутствие даже и пятую часть такой суммы. Последствия этой глупости не заставили себя долго ждать. Ещё находясь в Испании, Карл получил письма о распродаже с молотка лесничества в Ааргау и библиотеки в столице. И только герцог вернулся домой, как его 15 июня 1196 встретили еврейские ростовщики, предложив приличную сумму. Рисковать по крупному Карл не стал, а вот «скромную» сумму занял - не впервой, и он сам, и его предки занимали и ничего, кроме потери благочестия.

Но в этот раз не повезло. Злобный тандем папа Урбан III - граф Каратас обвинил герцога в ереси жидовствующих. Это было мрачно - вассалов куча, а главное, сейчас эти римско-судовийские сволочи будут индульгенции навязывать. Поди, для этого и обвинили. Карл был возмущён до глубины души - кого они обвинили в ереси? Освободителя Бургоса и ещё 6 испанских графств! Единственного, кто откликнулся на зов этого же папы и проливал за это свою и ещё больше - чужую кровь. Самого благочестивого правителя Европы! Сволочи! В отчаянии Карл и в самом деле отрёкся от христианства и стал поклоняться Тому, Кого давно почитали Габсбурги - Геймеру. Теперь уже как божеству. Герцог стал приносить Геймеру жертвоприношения - самую разнообразную еду, вина, шнапс. Геймер - большой любитель выпить и поесть, охотно принимал жертвы. Однако когда Карл решил перейти к человеческим жертвам, Геймер счёл, что это уже слишком. Тут как раз подоспел первый коммивояжер алчного Урбана с индульгенциями. Поразмыслив, Геймер предложил Карлу отречься от ереси геймеропоклонства (камрад VP, прошу прощения за использования Вашего неологизма), но заплатить не всю требуемую сумму, а только часть. «Неужели мне совсем отречься от Тебя?» - воскликнул герцог. «Да нет, зачем же так резко, - ответил Геймер, не на шутку обеспокоенный возможностью прекращения поступлений халявной выпивки и закуси, - ты жертвы-то приноси, но тайно, и людей в жертву не надо, я ж не каннибал. Разве что самых красивых девушек герцогства - но только живыми. А так ходи к обедне и деньги заплати, хотя, понимаю, жалко». Герцог так и сделал, но алчный папа подло кинул его, заявив, что такой жалкой суммой (ничего себе жалкой - больше 3 миллионов!) Бога явно не умастишь. Так что 7 декабря 1197 второму коммивояжёру пришлось заплатить всю требуемую сумму. Карл вновь был признан христианином, да ещё и набожным. Правда, долг превысил астрономическую сумму - 12 миллионов. В доказательство искренности своего возвращения в лоно церкви Карл через 4 дня отправил своего сына Рудгера учиться в монастырь.

Тем временем в семье разыгралась зловещая драма, достойная пера Шекспира. Тайным советником герцог назначил своего незаконного сына Фридриха, хитрого интригана. Этот злодей люто ненавидел законных сыновей своего отца, особенно любимого - юного графа Неверского Людвига. 26 июля 1198, используя служебное положение, он заманил Людвига в Ульм и подло убил его, да ещё убедил безутешного герцога, что граф составил заговор против отца. Настолько, что тот даже организовал через год брак «верному Фридриху». Правда, главное ожидание негодяя не оправдалось - Невер был пожалован не ему, а следующему законному сыну Фольберту. Этот облом спровоцировал мучения совести и вскоре «верный Фридрих» впал в депрессию. И лишь через 4 года братоубийца был разоблачён, приговорён к смерти и казнён 27 октября 1202 жуткой казнью, над изобретением которой трудились лучшие инквизиторы Родины в течение месяца. Настолько жуткой, что её описание почли за благо уничтожить во избежание соблазна применять её ещё когда-нибудь.

Конечно, дела не ограничивались семьёй. 18 января 1197 порвал вассальные узы славный епископ Эль-Аламейнский. Хронист уделил этому событию в два раза меньше места, чем прошедшей в тот же день случке одной из герцогских борзых. Через 10 дней его примеру последовала графиня Монреальская (это не в Канаде, а в Палестине). Это событие было освещено поподробней, но тоже особого горя не вызвало. Тем более, что графиня почему-то через неделю попросилась обратно. 26 марта 1198 группа крестьян из Ааргау потребовала отменить крепостное право. Дерзкие холопы были выпороты, а по отношению к их дочерям было предоставлено право не только первой, но и любой ночи.

Долг был всё ещё огромен. Периодически объявлялись дефолты, пару раз, невзирая на риск, опять занимать у евреев, слава Богу, без последствий. Оставалось надеяться, что впереди Карла ждут более приятные события. И они наступили. Но об этом - в следующей главе.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Превосходно!   07.10.2005 14:37
Всё хорошо, только долгов что-то слишком много...
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 8. В долгах, как в шелках(1183-1198)   07.10.2005 15:41
(камрад VP, прошу прощения за использования Вашего неологизма)

Во имя Геймера всеядного отпускаю грехи навеки вечные. Аминь .
Особо порадовало:
«Неужели мне совсем отречься от Тебя?» - воскликнул герцог. «Да нет, зачем же так резко, - ответил Геймер, не на шутку обеспокоенный возможностью прекращения поступлений халявной выпивки и закуси, - ты жертвы-то приноси, но тайно, и людей в жертву не надо, я ж не каннибал. Разве что самых красивых девушек герцогства - но только живыми.



А вот насчет долгов...
Больший вклад в них внесло содержание армии или какие-нибудь морские перевозки, или еще что?
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


По поводу долгов   07.10.2005 20:39
Vladimir Polkovnikov:
А вот насчет долгов...
Больший вклад в них внесло содержание армии или какие-нибудь морские перевозки, или еще что?

То-то и обидно, что поначалу - дурацкий найм переговорщика. А потом - индульгенции.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глав 9. Во славу Господа, Габсбургов и Геймера (1198-1211)   19.10.2005 11:34
Самые важные события вновь стали вращаться вокруг религии. В том же памятном 1198 году, 29 декабря подлый граф Судовийский Каратас попал в компанию пап Иоанна ХХ, Теодора IV, Рудольфа Райнфельдена, Матильды Каносской и прочих издохших врагов Господа, Габсбургов и Геймера. Каково же было удивление Карла, когда гонец из Ватикана передал ему просьбу Урбана III стать его новым советником! Мол, кто старое помянет, тому глаз вон, это всё были происки лукавого Каратаса и его приятеля дьявола.

Совет Карла понадобился Урбану очень скоро и по важному делу - начинать ли поход на Александрию, освобождённую время Первого Крестового похода, а затем утерянную. Карл одобрил идею и 13 марта 1199 был торжественно объявлен Одиннадцатый Крестовый (Второй Александрийский) поход. Поначалу участвовать в нем папский советник не спешил из-за плачевного состояния финансов, хотя 3 августа он и нагрел руки на индульгенциях. Однако 24 мая 1200 герцога охватил крестоносный пыл. Теперь можно было проверить на практике гипотезу. Вскоре религиозный пыл охватил и благочестивых бюргеров, предложивших Карлу помощь. Герцог поблагодарил борцов за веру, но предпочёл помощь в денежном эквиваленте. В поход пошёл один столичный полк - хватит и этого. В тот же день к седлавшему коня Карлу подошёл подозрительного вида тип, представившийся «талантливым заговорщиком» и предложил воспитывать герцогских детей этой благородной науке - сами понимаете за какую сумму. Взбешённый Карл приказал взять его с собой в качестве рядового штрафбата. 24 июля полк прибыл к побережью и тут же быстроходный шлюп с нотой об объявлении войны был направлен в Египет. Александрия находилась под властью эмира Мединского, а тот был вассалом Фатимидов. Пока корабли плыли в Александрию, палестинские вассалы начали успешное наступление на юг, дойдя 18 февраля 2001 до стен Медины и осадив священный для их врагов город. Правда, из-за невнимательности герцога, один из них, граф Хевронский Фолькмар, захватил достаточно земель для титула герцога Петринского. Ну да ладно, к отпадению палестинских вассалов мы относимся спокойно. А 24 февраля герцогский полк высадился под Александрией, которая была «освобождена» и капитально разграблена 15 марта. Бонус ПиБ был и впрямь большой, приближался к тысяче того и другого. Разграбленный город был отдан малолетнему сыну Рудгеру. На следующий день с султаном Фатимидов Музафараддином был подписан мир на условиях статус-кво, так как денег у него не было. Зря поторопились - буквально через три дня он начал повально заключать выгодные для себя мирные договоры с тупыми и трусливыми вассалами СРИ. За месяц было подписано 25 мирных договоров, в результате которого хитрец получил 995 тыс. талеров. Самое обидное, что 152 тыс. ему заплатил наш сват, граф Салуццкий и Монфераттский вместо того, чтобы развивать будущие наши владения. Впрочем, в конце ноября вроде бы умного султана охватило безумие и он, от кого непонятно почему трепыхали вассалы императора, сам пришёл в ужас от вассалов шведского короля. За 20 дней он заключил с ними 18 мирных договоров, сунув каждому (!) всю свою наличность - 938 тыс. талеров, выплатив итого 16 млн. 890 тыс. М-да, нескоро же он с долгами рассчитается, учитывая, что владений у него теперь с гулькин нос. Привет Парадоксам с их гениальной дипломатией в CК. Вообще, война в этой игре - это, похоже, прежде всего, перекачивание денег от вассалов сеньорам и от одного союзника другому.

Набожный Карл прекрасно понимал, что главное значение нелёгкой работы папского советника - искоренение ереси среди самих христиан, точнее лжехристиан, нахально удерживающих различные титулы. Первой мыслью было отлучить от церкви гнусного Африка Каносского, герцога Тосканского. Но этот мерзавец, как и все в его династии, имел влиятельные связи в Ватикане, и сделать это богоугодное дело было пока нереально. А надо бы - притязания на графство Брешию, вассала каноссцев уже были получены всего через неделю после получения должности папского советника (как тогда было сказано в энциклике, «граф Брешийский постоянно брешет, что он пробьет брешь в нерушимой стене христианства»). Поскольку папа был в летах и мог не дожить до возможности покарать тосканцев, то праведный гнев обрушился на другого нечестивца - герцога и графа Савойского Брута (фамилию его история не сохранила). «И ты, Брут, предал веру!» - писал в своей декреталии папа. В этот же день, 1 октября 2000 плывший в Александрию Карл объявил о том, что готов смыть позор с обоих титулов, осквернённых Брутом.

Военная часть смывания позора была поручена племяннику Адольфу, графу Тичинскому, чьи владения граничили с Пьемонтом. Естественно, вновь сработал принцип собаки Павлова. 16 июля 1201 после 2 месяцев и 8 дней попыток сопротивления граф Пьемонтский и герцог Савойский капитулировали. Умевший быть благодарным Карл пожаловал Пьемонт Адольфу Тичинскому. Савоя осталась в герцогских владениях, а Невшатель отдан сыну Одальрику, графу Шалонскому.

18 июня 1202 подарок нам преподнёс Лютберт, граф Бернский. Болван отделился от Империи. Думаю, его дальнейшая судьба очевидна при условии, что как раз одного графства нам не хватало до титула герцога Швейцарского. 5 августа новым графом Бернским стал 4-месячный сын Адальберт. Правда, правила транспортировки малыша в Берн были нарушены, здоровье его пошатнулось, и 3 января 1204 он умер, так и не почувствовав вкуса власти. После чего Берн перешёл епископу Швейцарскому.

Летом 1204 идиотский поступок Лютберта повторил Кристо, герцог Тирольский и граф Санкт-Галенский. На последний титул у Габсбургов был клейм ещё со времен Альбрехта Святого. Судьба Кристо была так же схожа с судьбой Лютберта, как и схожа была их дурь.

Весной 1207 Карл вычислил оборотня в сутане - епископа Мантуанского Криштофа - ярого идолопоклонника, арианина, манихейца и вообще, тайного скопца. Кроме того, он исповедовал самую гнусную, с точки зрения Карла, ересь - «поклонялся злому АИ». Естественно, подлец был лишён сана и отлучён. Он мог избежать этой участи, если бы согласился с настойчивыми предложениями Карла о принятии вассальной присяги, но видимо, слишком понадеялся на помощь сатаны. Захват (прошу прощения - освобождение от лжепастыря) Мантуи, где уже была хорошая гавань, позволял сократить стоимость перевозок войск по морю.

Конечно, не все важные события были связаны с экспансией. Главной проблемой оставался долг. 22 мая 1201 пришлось стрясти крупную сумму с вассалов. Верность их резко пошатнулось, но была быстро восстановлена. (Вообще, это неправильно - при подобных неприятных для вассалов действиях падает разово верность и все. При восстановлении, скажем, 2-3% в месяц маловероятно, что случится что-то серьёзное. По идее, должен резко увеличиваться ББ или падать дип. способности - так чтобы сеньор действительно стоял перед угрозой серьёзной конфронтации). А 23 октября свой вклад в погашение долга внесла старшая дочь Мария, выйдя замуж за Райнхарда, графа Зундгау. Вторая дочь, Хельвива, тоже поправила финансы, но не свадьбой, а головой: окончив обучение с квалификацией «бойкий предприниматель», она была назначена управляющей и признана достаточно талантливой, чтобы составить её счастье дома. Воплощением счастья оказался молодой маршал Марквард. Видно, что дочь пошла в маму не только именем, но и способностями.
Начала сказываться географическая разбросанность домена. В августе 1202 восстала Самора (что было вполне ожидаемо), после чего она была отдана наследнику Адольфу. А вот когда в следующем году за оружие взялись трудящиеся Дофинэ, герцог расстроился не на шутку - вроде бы не так и далеко от Ульма, да и провинция - жемчужина домена. В 1205 они вновь подняли головы и при подавлении восстания погиб зять Карла маршал Марквард. Жалко птичку. Мария была выдана замуж за нового маршала. На следующий день после гибели Маркварда, чтобы не сильно горевала. К сожалению, с новым мужем Хельвива-дочь прожила недолго и 26 июля 1207 умерла при родах. Лучше б вдовой оставалась - внуков у Карла и так уже до чёрта, а вот такой хорошей управляющей нет. А в Дофинэ после этого были ещё бунты, не столь трагичные для нас, но всё же заставившие герцога отказаться от Дофинэ в пользу какой-то придворной Урсулы (освобождаемся от старых дев - мужиков мало, да ещё они иногда выбывают из-за дебильного принципа назначения епископов из числа придворных папского советника).

Тем временем, неугомонный Урбан III вновь спросил у Карла его мнение о новом - Двенадцатом - Крестовом походе. На этот раз надо было освобождать Антиохию. Герцог одобрил идею 30 декабря
1207. Несмотря на вновь охвативший его пыл, было решено с походом пока повременить - до выплаты долга и создания хоть приличного стабилизационного фонда. А то задолбали банкротства - как-то они даже произошли с интервалом в два дня.

Не дождавшись воплощения своего антиохийского плана в жизнь, незаурядный папа Урбан III умер 18 июля 1209. Окормлял паству он аж 20 лет, 1 месяц и 9 дней, лишь немного уступив первым папам от начала нашей повести - Александру IV и Теодору III. Великий был человек - вдохновитель и организатор трёх крестовых походов и неустанный борец с вероотступниками и еретиками, которые менялись в зависимости от политической конъюнктуры - ими побывали и Карл фон Франкен, и Карл Габсбург, и их враги. (Интересное совпадение - я ведь имена даю просто по первым буквам, но ведь и реальный Урбан III был тоже не лыком шит). Однако новый папа Евгений III затмил в своей славе Урбана ещё будучи не папой, а простым епископом Эммихом. Да что Урбана - ратные подвиги Эммиха вызвали многочисленные дискуссии немногочисленных знатоков древней истории о том, кто более велик - Эммих или Александр Македонский. А то, что Цезарь с Ганнибалом в подмётки Эммиху не годятся, немногочисленные знатоки признали единогласно. В 1199 Эммих, епископ Тревизский отделился от сеньора - императора. Располагая армией в 1,5 тысячи, епископ захватил все доменные провинции императора, кроме одной - Белграда. Не вылезавший из седла епископ брал города в Италии, на Рейне, в Голландии, на Эльбе, на Дунае. Постепенно императорское правительство пришло в себя (а также одолело многих других мятежных вассалов) и начало отвоевывать провинции. Началась игра в кошки-мышки: императорские войска брали, скажем, Милан и двигались освобождать Нассау, а Эммих в это время шёл с северо-востока Германии снова захватывать Милан.
И так продолжалось до избрания Эммиха папой, хоть само Тревизо и было захвачено имперцами. Понимая, что его всё же теснят, Эммих сделал ход конем и принес вассальную присягу Габсбургам, хотя мира с империей это и не принесло. Зато принесло нам дополнительное графство - уезжая в Рим, Эммих передал своему сеньору Тревизо и ещё одну епархию - Триполитанскую. Советником воинственного папы остался, конечно, Карл. Избрание Евгения III было явным плевком в адрес империи. Одно было плохо в новом папе - престиж у него был в минусах, а потому об отлучениях пока придётся забыть.

Летом 1210 в Карл-палаце слуги усердно стали оттирать от пыли пустовавшие много лет сундуки, так как туда наконец-то начали складывать то, чего там давно не бывало - деньги. Им сразу же нашли достойное применение.

Пришлось вспомнить о любимом свате, Гиацинто ди Монфератто. К этому времени его сынок Андреа подрос, женился, получил в удел графство Салуцци и родил сына Томмазо. Это явно преграждало дорогу гианцитову внуку Фридриху Габсбургу, сыну нашего наследника Адольфа. 1 августа 1210 в Салуцци прибыли сразу 3 ассасина: один укокошил Томмазо, два других обрушились на Андреа. Первый сделал свое дело незаметно, профессионально, не оставив следов, да только неудачно, второй - так же, только с положительным результатом. Теперь осталось разделаться с самим Гиацинто, вновь ставшим графом Монфераттским и Салуццким. Но первая попытка 8 сентября не только провалилась, но и была раскрыта. Граф понял, кто уничтожил его род, и просто спятил от ненависти, нанося ответные удары. Если покушение на Одальрика Шалонского ещё можно понять (око за око, зуб за зуб, сына за сына), то заговор против какой-то ничем не примечательной швабской придворной Аадльгисы Мак-Бранен уже явно выходил за рамки здравого смысла. К счастью, оба заговора провалились. Неизвестно, какой герцогский конюх или младший поварёнок должен был стать новой жертвой графской мести, да только 5 октября 1210 геноцид Монфераттского семейства был успешно завершён. Внук Фридрих получил надел.

Вскорости пришлось поубивать и кое-кого из Габсбургов. Причём совершенно бесплатно, хоть и без особого желания Карла. Дело в том, что сын Рудгер, получив в удел Александрию, женился на какой-то немке и, как водится, родил сына Генриха. И хотя оба родителя были правоверными католиками, сына они из уважения к местным обычаям обрезали и решили воспитать в мусульманской вере. (Когда же, наконец, сделают бету, где уберут всю эту клинику с определением культуры и религии по матери и по окружающей среде?!!!) Однако от конфликта с мусульманскими соседями этот жест Рудгера не спас, и 14 мая 1210 Рудгер, лишившись Александрии приехал с годовалым мусульманским сыном к отцу. И тут папа начал качать права - что это за безобразие, дескать папский советник, крестоносец, а мусульмане при дворе! Пришлось набожному Карлу сжечь 5 декабря годовалого внука за вероотступничество, так как инквизиторам не удалось от него добиться отречения от ислама. И только сожгли, как Рудгера осенило: «Пап, я тут подумал, а может, лучше было бы Генриха покрестить?» - «Что ж ты раньше молчал, дурак? - расстроился Карл - глядишь, и одним внуком у меня больше было бы. Ну ладно, что ж теперь, не воскрешать же его».

Вся эта драма происходила уже в походном лагере на пути в Мантую. Ульмский полк во главе с Карлом Крестоносцем шёл туда, чтобы оттуда доплыть до Палестины и начать поход на Антиохию. Однако Карлу уже не суждено было освободить этот город. Его судьба была похожа на отцовскую: Карл тоже умер 13 января 1211 в походе, близ Триента.

При всех финансовых трудностях Карл неплохо расширил свои владения и обзавелся огромным престижем и благочестием. А его полный титул - герцог Швабский, Дамасский, Галилейский, Ултрежурденский, Венецианский, Палестинский, Тирский и Савойский, граф Ульмский, Ааргау, Дижонский, Савойский, Мантуанский и Тревизский - учителя заставляли учить детей не столько для воспитания верноподданичества, сколько для тренировки памяти.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глав 9. Во славу Господа, Габсбургов и Геймера (1198-1211)   19.10.2005 12:25
Присоединяюсь к:
Serge:Спасибо за эти слова. Они меня подзадорили и я дописал новую главу для своего ААР по СК :p

:-).
Главное, вовремя простимулировать нашшего производителя ;-).

А его полный титул - (извините, не все упомнил - VP :-))- учителя заставляли учить детей не столько для воспитания верноподданичества, сколько для тренировки памяти.

- и за остроумие и за такое количество титулов (при этаких-то долгах).
Vladislava
Crusader



журналист/богослов
Москва

Препозит Священной Спальни (8)
953 сообщения


Re: Глав 9. Во славу Господа, Габсбургов и Геймера (1198-1211)   19.10.2005 17:50
Serge: Весной 1207 Карл вычислил оборотня в сутане - епископа Мантуанского Криштофа - ярого идолопоклонника, арианина, манихейца и вообще, тайного скопца.

Повеселилась, представляя себе эту воистину адскую смесь
Alex A.
Старожил



Seneschal (13)
6651 сообщение


Re: Глав 9. Во славу Господа, Габсбургов и Геймера (1198-1211)   20.10.2005 00:01
Великолепно. Новый вид искуства ААР !
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 10. Тосканский Карфаген разрушен! (1211-1220)   26.10.2005 10:09
В жизни иногда бывают удивительные совпадения. В «Крестоносцах» - тоже. Именно это пришло мне на ум, когда я взглянул на трейтсы нового герцога - Адольфа Свирепого. Как-то поразительно он напоминал персонажа предыдущего ААРа (о Бабенбергах) с тем же именем - Адольфа Алкоголика. Адольф Габсбург тоже был ленив, жизнелюбив, жесток, мстителен, опрометчив. Кроме того, он был ещё и коварен. Правда, ему было уже 35, и он набрался ума и опыта, управляя к моменту смерти отца 4 графствами. Набрался он не только ума, но также умерших жен (2) и детей (сколько законных - не помню, а бастардов 3). Тем не менее первым делом он решил жениться в третий раз. Его избранницей стала некая Бьянка из Пуату. Юная, красивая, умная - всё бы ничего, да только была она… как бы помягче выразиться? Ну, Вы понимаете. Адольф тоже понимал, но закрыл глаза - зато плодовитой будет. И не ошибся - уже на 3-й день после свадьбы брак стал приносить плоды.

Пока юная жена ждала сына Иоганна, герцог продолжал дело своего отца - поход на Антиохию, хоть трейтса «крестоносец» у него и не было. 4 февраля 1112 Антиохия была успешно освобождена от значительной части местного населения и многих мешающих ему дорогих вещей. Жаль, до этого не дотянул трёх месяцев великий папа Евгений III. Новый папа, итальянец Григорий Х (архиепископ Апулийский Гуэррино) признал за Адольфом определенное благочестие и престиж, но его советником уже стал в который раз какой-то мадьяр.

Полученный в честь свадьбы налог Адольф пустил на развитие народного хозяйства. Точнее, на его восстановление, т.к. при Карле было распродано немало полезных построек. Строители повсеместно получили заказы после почти 20 лет безработицы. Но Адольф не был рад жизни, ибо она была серьёзно омрачена, ещё когда он был в походе. 26 января 1112 он получил письмо от своего тайного советника, что Бьянка оправдала худшие ожидания и оправдала давно - сразу после свадьбы. Настолько сразу, что Зигфрид - сын кого угодно, но не герцога. Как видим, и здесь Адольф повторил путь своего австрийского тезки. Только Бьянка была не родовита, да и доносил об измене мужчина, так что списать на женские склоки было нельзя. Иоганн был объявлен бастардом, а его мать, впав в стресс, стала коварной и опрометчивой (?!), но зато теперь свято блюла семейный очаг. От насильственной смерти от руки взбешённого мужа (или от получения трейтса «Израненный») её спасло лишь отсутствие Адольфа. Вернулся он уже немного успокоившимся. 7 ноября 1112 Адольф и Бьянка (ставшая магистром теологии), как ни в чём ни бывало, уже снова ждали ребенка. Правда, злые языки поговаривали, что «Бьянка-то ребенка точно ждет». Ровно через год, в ознаменование зачатия их первого (как теперь считалось) сына Виганда, 7 ноября 1113 зачалось ещё что-то. Но что именно - этого мы уже не узнаем. Несмотря на формально имевшийся трейтс «Верный супруг» и отсутствие каких-то серьёзных доказательств повторения измен, сплетни вокруг её не очень честного имени сделали жизнь герцогини совсем тяжкой, и 13 декабря 1113 она ушла в монастырь - подальше от разговоров о том, кто отец Иоганна, а кто - Виганда. Больше Адольф не женился.

Кроме семейных драм, ничего знаменательного в первые годы правления Адольфа не происходило. Разве что 7 марта 1112, в ознаменование подписание мира с сарацинами (4 марта) Адольф прибавил к своему и без того непростому титулу «герцог Швейцарский». В 1215 в столице был открыт первый крупный монастырь, в 1216 на его базе был создан орден августинцев. В конце того же года там же была построена первая хорошая школа - им. Людвига Мудрого. В 1219 была построена грандиозная кузница - ковать оружие победы.

Но международная обстановка, как всегда, преподнесла сюрпризы. На этот раз приятные. В феврале 1213 император Карл помер, с трудом дотянув до 25 лет. Династия фон Франкенов определенно вырождалась и вымирала. При сыне Карла Тибо империя погрузилась в полный мрак. Вассалы откалывались повсюду и частенько юному императору приходилось признавать их независимость. И вот, в 1215 наконец-то отделился самый могущественный (после Габсбургов, конечно) и самый злобный вассал - герцог Тосканский Понциан. Кстати, лицемерные каносские ханжи, так часто подставлявшие папу под предлогом своего «благочестия», теперь сбросили маски и развязали войну против Святого Престола. 15 мая 1216 папа уступил им Рим и переехал в Фодджию. Возмущенный Адольф стал готовиться к войне и потихоньку мобилизовывать полки. Правда, клейм у него, как говорилось в предыдущей главе, был только на одного из вассалов, а также на Рим, теперь домен герцога Тосканского. Ну ничего, думал Адольф - захвачу Брешию, получу престиж за это, небось, хватит ещё на одну провинцию из герцогского домена, а то и на две, если их разграбить... И вдруг в семье произошли подряд две трагедии, заставившие Адольфа просто прыгать от радости. 20 июня 1116, когда войска уже двигались к тосканской границе, неожиданно умер наследник Фридрих - как мы помним (во всяком случае, я помню) - граф Монфераттский и Салуццкий. Графства перешли чрезвычайно хилому младенцу Теодору. Настолько хилому, что вымер он через 5 дней. Кто унаследовал графства? Правильно, дедушка Адольф! Но дело было не в графствах - всё равно рано или поздно они бы нашими были. Помимо двух графств Адольф унаследовал ещё следующее (позволю себе просто процитировать файл «history»): «притязания на титулы Герцог владения Калабрия, Милан, Романья, Тоскана, Верона, Савойя, Швабия. Граф владения Невер, Берн, Дофинэ, Пьемонт, Швабия, Корсика, Орбетелло, Венеция, Велья, Усора, Задар, Захлумье, Сердика, Нис, Белград, Видин, Северин, Никея, Эль-Аламейн, Савойя, Мантуя, Тулуза, Феррара». Во как! Конечно, кое-что из этого уже было у нас или наших вассалов, но всё же. А самое главное - как раз на пороге войны с Тосканским герцогством у нас совершенно бесплатно и без роста ББ появился клейм на него. 9 сентября 1216 армия под командованием маршала Свена (сын скандинавского графа Брора, разбитого Шведским королём и бежавшего в Швабию в 1212) подошла к Брешии. Графу Теодоро была объявлена война, в которую, конечно, сразу же включился герцог Понциан. Вторая армия под командованием некоего придворного Карла вторглась в Феррару. 4 октября Брешиа была осаждена и 1 ноября граф, не дожидаясь взятия и разграбления города, благоразумно подписал мир, передав Адольфу свой титул и 498 тыс. талеров. Граф Феррарский Северо Каносский оказался упрямей и защищал город до последнего, т.е. до 19 декабря, когда после падения Феррары и ему пришлось уйти в изгнание. 19 марта 1217 свершилось то, о чем мечтали все Габсбурги, начиная с Отто Террориста - маршал Свен захватил и тщательно разграбил Флоренцию (столица герцога), на которую Адольф тут же заявил свои притязания. Оттуда он двинулся на Рим, к стенам которого подошёл 7 мая. Да вот незадачка - он уже осаждался неким Браславом Воиславлевичем, удельным князем (сиречь графом) какого-то балканского удела, вассала князя Сербского, тоже воевавшего с агрессивным Понцианом. Адольф очень пожалел, что не пошёл в поход сам - так бы перехватил осаду. Пришлось дважды устроить покушение на Браслава, оба раза - неудачно. И даже свалить на «шальную тосканскую стрелу» оба раза не удалось. В итоге престиж и благочестие упали, а над Римом было поднято знамя Браслава. Тем временем Карл захватил Орбетелло (28 мая), которое тоже было включено в состав габсбургского рейха. Оттуда она отплыла в Африку - захватывать провинцию Кайруан. И хотя под контролем сербов был только Рим, Понциан не хотел признавать наши притязания. Что делать? Неплохо было бы, конечно, отбить Рим у Сербов, но для этого им надо объявить войну, а клеймов не было. Адольф провозгласил себя герцогом Тирольским, но и теперь не хватало. Армия Свена двинулась на Балканы. Был разработан следующий план: нападаем на какое-то северобалканское княжество, на пару графств которого у нас есть притязания, побеждаем, получаем престиж, клеймим что-нибудь в Сербии, отвоевываем у них Рим и диктуем свои условия Понциану. Видимо, сербы почуяли неладное и когда Свен уже подходил к Венеции, заключили мир с Тосканой: Понциан отказывался от своих наглых притязаний и платил им дань, территориальных потерь он не понес. Теперь его участь была решена. 22 марта 1117 несчастный Рим был уже в который раз взят. 29 мая между Адольфом и Понцианом был подписан Каносский мирный договор - для пущего унижения врага церемония прошла в его родовом логове. Прежде чем подписать мир, Понциан вылизал пыль с сапог Адольфа, поцеловал руки Свену, Карлу, швабскому канцлеру и, наконец, прочитал молитву святому Альбрехту «об усилении адских мучений проклятой Матильды и других нечестивых каноссцев, издохших к вящей славе Господа и радости всех добрых христиан». По условиям мира он отказывался от всех притязаний на габсбургские титулы, уступал Флоренцию, Рим и, конечно, титул герцога Тосканского. Правда, ещё один герцоский титул и пара графств у него оставались - на них у нас просто не было клеймов. После подписания Понциан был любезно приглашён на пир победителей - в качестве лакея, естественно. Настолько любезно, что отказаться он не смог.

После исторической победы над вековым врагом герцог стал помогать императору давить тех мятежников, на которых у нас были клеймы. После недолгих и лёгких для нас войн Адольф получил титулы графа Кемптенского (23 декабря 1218; Кемптен остался в нашем домене), герцога Миланского (16 января 1219), графа Венессенского (25 октября 1219) и графа Провансского (9 декабря 1219 - последний раз сработала собака Павлова, правда, на титул герцога Провансского престижа не хватило). Кроме того, в начале 1219 от сарацин были освобождены Неаполь и Салерно. Правда, победные реляции были омрачены подлым поступком Нерия Каносского, графа Сиенского, который, несмотря на свое происхождение, был милостиво принят в вассалы по Каносскому договору. Проявилась его подлая сущность - от природы никуда не уйдёшь: мерзавец объявил независимость и начал войну против Адольфа. Исход войны был очевиден, но шок вызвал результат мирного договора: за то что Нерий отказался от титула графа Сиенского и притязаний на титул герцога Тосканского, Адольф… потерял ТРИ ТЫСЯЧИ ПРЕСТИЖА!!! Пришлось звать на помощь Геймера, который вернул потерянный престиж после консультаций на форуме.

Помощь Геймера понадобилась и в династическом вопросе. Дело в том, что после смерти Фридриха и Теодора наследником становился второй законный сын Раймундо, названный так под жарким кастильским солнышком. Конечно, солнышко же сыграло решающую роль и в его кастильском воспитании при обоих немецких родителях. К моменту провозглашения его наследником, Раймундо был графом Антиохийским и воспитывал двух кастильских сыновей - Гусмана (что-то звучит уже даже не по-кастильски, а по-еврейски) и Лопе. Испанские Габсбурги - это, конечно, само по себе совсем не нонсенс, но это когда они правят в Мадриде, а не в Германии. Так что после известных читателю заклинаний Раймундо стал по старой памяти Карлом, Гусман - Генрихом, а Лопе - Леопольдом (на всякий случай - вдруг Генрих-Гусман окочурится). Испанских дочек оставили в покое - какая разница, замуж выйдут и о них забудут.
К сожалению, измена Нерия была не самым тяжким ударом этого года. Ладно, каноссец, что с него взять. Но вот 10 декабря, на следующий день после присоединения Прованса, Адольфу сообщили такое, что и без того хреновое состояние герцога стало поистине ужасающим, а ужасы похмелья стали казаться несущественными на фоне капитального разочарования в людях и вообще, основополагающих ценностях. Войну ему объявил родной брат Рудгер (тот самый, который одно время правил в Александрии и у которого сожгли сына)! И это - Рудгер, которому Адольф подарил Эль-Бьерсо на пятый день своего правления! То самое Эль-Бьерсо, которое он самолично до того почти 20 лет отстраивал! Предатель погиб в битве и уже его сын Николай отказался от графства в пользу Адольфа.

В эти годы отделялись и палестинские вассалы, но уже не только по ивенту о независимости, но и в силу плохих отношений. Вообще, всё это внушало тревогу - репутация была уже плохой, возникали опасения, что габсбургуская держава заболеет «имперской болезнью» - т.е. хроническими восстаниями вассалов.

В 1217 в мире произошло серьёзное изменение - появились монголы во главе с трусливым (!!!) ханом Темучином. Действовали они успешно, однако не настолько, как предполагал Геймер, ещё никогда не видевший их орд. В целом, пока для нас они не представляли угрозы.

И, конечно, Темучин мало занимал Адольфа. Было видно, что он затевает нечто грандиозное. Заседания герцогского совета проходили часто, в расширенном составе и подолгу. На складах полным ходом шла заготовка оружия. Летом 1220 солдаты и офицеры не получили традиционных летних отпусков. Во всех полках командирам отказали в традиционном праве задействовать осенью своих солдат на уборке урожая. А в десятых числах августа ко всем дворам немецких, бургундских и итальянских вассалов герцога прибыли его гонцы, привезшие пакеты с интригующей надписью: «Вручить 21 августа перед мессой»…
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
vvv



продавец воздуха
Город-на-Реке

Саблезубый хомяк (12)
4401 сообщение


Re: Глава 10. Тосканский Карфаген разрушен! (1211-1220)   27.10.2005 09:50
А почему Адольфа еще раз не оженили?
А сколько у Вас к тому времени землицы-то?
И вообще:
пишы исчо! Продожления!
Когда же я стану старым,
Сбегу ото всех обид
Катать колесо сансары
По улице Волкин-стрит.

http://samlib.ru/editors/s/suworin_w_j/
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Re: Глава 10. Тосканский Карфаген разрушен! (1211-1220)   28.10.2005 12:49
vvv:А почему Адольфа еще раз не оженили?
А сколько у Вас к тому времени землицы-то?
И вообще:
пишы исчо! Продожления!

Адольфа не женил, т.к. ему уже 38 лет и женитьба противоречила бы Венской декларации. Да и вообще, я допускаю только 3 брака (больше и праволславные, и католики не венчают), за исключением случаев, когда нет наследника.
Земли много: штук 7 домен (эф-сть 80%, т.е. 100% с почтой) и штук 40 - у вассалов.
Продолжение постараюсь поскорее.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Serge
AAR-мастер



Чиновник
Барнаул

Подполковник (8)
944 сообщения


Глава 11. Имперская болезнь (1220-1225)   30.10.2005 14:42
21 августа 1220 года 32 вассала Адольфа Габсбурга, как им предписывалось, вскрыли пакеты и прочли письма следующего содержания:

«Любезному нашему вассалу титул и имя рек.
Мы, Адольф Габсбург, герцог Швабский, Дамасский, Галилейский, Ултрежурденский, Венецианский, Палестинский, Тирский, Савойский, Саламанкский, Тирольский, Тосканский и Миланский, граф Ульмский, Ааргау, Дижонский, Савойский, Мантуанский, Брешийский, Кемптенский, Неаполитанский, Провансский, сегодня, 21 августа 1220 года от Рождества Христова, объявили войну злому поработителю, тирану и врагу всех добрых христиан Тибо фон Франкену. Война для нас - вынужденная мера, т.к. только так мы можем выполнить Завет Геймера. Наши настойчивые усилия по решению этого вопроса мирным путём не увенчались успехом, ибо последние императоры умирали, не успев родить дочерей. Выполнение же сего Завета позволит Вам получить титул герцога … (далее указывался титул герцога/архиепископа того герцогства, к которому было приписано графство адресата - естественно, один и тот же титул мог обещаться разным людям), если Вы честно и благородно выполните свой долг. Мы всю Империю разрушим до основанья, а затем мы нашу сэрэи построим, кто был графом, тот станет герцогом! Для нашей общей победы приказываю Вам в кратчайшие сроки мобилизовать войска и расположить их лагерем у замка, самолично их возглавив (последние 3 слова опускались в письмах женщинам, детям, инвалидам, лёгочным больным и другим социально незащищённым категориям). Весть об исполнении данного приказа направьте с гонцом, вручившим Вам это письмо. Зиг хайль!» Так началась война, получившая у габсбургских хронистов гордое название «войны за независимость». В центре Европы возникло уродливое агрессивное молодое независимое государство Габсбургов - Швабия.

Решение готовиться к отделению от Империи было принято сразу после Каносского мира. Герцогство теперь превосходило по силе всех остальных вассалов на порядок. Более того, его силы были уже примерно равны имперским. Так что нужды в собаке Павлова больше не было. К тому же собачка обнаглела и стала слишком громко тявкать, впервые за сто с лишним лет забирая у вассалов дань. Пора было её выгонять из конуры. Вопрос был только о сроках. Управляющая и маршал Свен настаивали на том, что вначале необходимо укрепить замками все провинции, а на это уйдёт несколько лет. Но опрометчивый Адольф согласился лишь на закладку малого замка в столице (достроен он был уже во время войны). Помимо опрометчивости герцога, в этой спешке были и рациональные аргументы. Война с вассалами шла с большим успехом на стороне императора, а неудачная война с лягушатниками могла в любой момент закончиться.

Особенность этой войны заключалась в том, что фронт был повсюду - в Люксембурге и на юге Италии, в итальянских Альпах и северных Балканах, в столице империи и в столице герцогства и во многих других местах. Особенно жестокими и переменчивыми были бои в северной Италии. Сам герцог пошёл в поход на Люксембург. Поначалу Адольф хотел расправиться и со всеми имперскими вассалы, на чьи титулы у него были притязания, но высокий ББ убедил его умерить притязания и объявить войну лишь герцогу Болотскому (ладно уж, благородно избавим его от такого позорного титула), т.к. у него были вассалы (уступил герцогский титул нам 14 декабря 1220). Опасения на счёт ББ были обоснованными, т.к. уже 4 октября был нанесен подлый удар в спину со стороны новоиспечённого графа Венессенского Хессо, приятеля Адольфа с кастильских времен. Естественно, предатель был вскоре был схвачен, обезтитулен, обезножен, обезручен, ослеплен, оскоплен и позднее - обезглавлен. Бои шли с переменным успехом, но всё же чаша весов склонялась в пользу Габсбургов. К декабрю нами были захвачены Люксембург, Апулия, Венеция, Зундгау, Орвьето. Однако 10 декабря имперцы захватили оставшийся беззащитным Ульм. Семья и двор успели вовремя бежать в Ааргау. Но с севера, сметая всё на своем пути уже возвращался Адольф. Другая герцогская армия захватила имперскую столицу Нордгау. 16 января 1221. Возникла интересная ситуация - в имперской столице хозяйничал герцогский комендант, а в герцогской - имперский. Ну ничего - захватив Нордгау, войска пошли освобождать Ульм. Сам Адольф в тот же день осадил Граубюнден. Адольф твёрдо решил раздавить имперскую гадину до конца и забрать все спорные титулы. Но 18 января произошло новое предательство, вновь хуже предыдущего, так как снова восстал родной брат - Одальрик, граф Шалонский и Невшательский. Он уже и до того внушил подозрение, отказавшись мобилизовать войска, но это был уже слишком тяжкий удар. Да, не удалось покойничку Карлу привить детям братскую любовь. Ещё при его жизни Фридрих убил Людвига, а теперь вот против Адольфа пошёл войной вначале Рудгер, а потом - Одальрик. Но в сторону лирику. Подлец не только объявил нам войну, но и присягнул на верность императору. 11 тысяч копий недвусмысленно направились в сторону Ааргау, и 22 тысячи ног как нельзя более кстати зашагали в сторону родового гнезда Габсбургов. Несмотря на захват 22 января последнего доменного императорского замка в центральной и южной Германии - Пфальбург, Адольф счёл за лучшее выступить 29 января с мирной инициативой, требуя от императора только Венецию. Пока противник обдумывал, бои продолжались. 1 февраля имперские силы разгромили одного из наших вассалов в Провансе, а 3 февраля - мы их под Нордгау. 7 февраля капитулировала имперская крепость Задар на восточном побережье Адриатики. 11 февраля имперцы были разбиты в Лотарингии, но на следующий день другая их армия нанесла контрудар и началось новое сражение. 15 февраля завязались бои в Лейнингене. Развязались они быстрее, чем рассчитывали командующие. 16 февраля 1221 император Тибо фон Франкен принял наши условия прекращения огня. В Венеции, в бывшем дворце дожей был подписан мирный договор, по которому этот город признавался за Габсбургами. Остальные спорные вопросы оставались открытыми, что создавало почву для конфликтов в будущем. Независимость Габсбургской державы была признана де-юре. (Камрады, я может, разочаровал вас, оставив столь краткое описание собственно военных действий - очень интенсивных, ожесточенных и интересных. Беда в пресловутом «временном лаге» - я пишу эту главу уже через 3 недели после проигрывания, потому плохо помню конкретику, а по файлам history сложно что-то восстановить).

Вскоре после войны состоялась раздача слонов: Брешиа передана епископу Триентскому Эдуарду, а Венеция - сыну Виганду, графу Орбетелльскому и Защитнику Престола св. Петра. Отдать богатейший город пришлось из-за чудовищной социальной атмосферы, воцарившейся в нём при бездарных фон Франкенах - лояльность у всех на нуле, хронические мятежи.

18 января, не выдержав боли от жестокой резни между христианами, остановилось сердце понтифика Григория Х. Новым папой стал епископ Кремонский Карл, ставший Каллистом III - вассал Адольфа, участник войны за независимость и вообще, ярый габсбургофил. Нетрудно догадаться, кто стал новым папским советником. Богатенькая Кремона отошла в герцогский домен.

Однако ни Венецианский договор, ни папское благословение не принесли полного мира габсбургской державе. 25 марта нам объявил войну граф Падуанский, а на следующий день - графиня Салернская (её пришлось отпустить с миром за 148 тыс. талеров - не настолько ценное графство, чтоб себе ББ увеличивать), 2 августа - граф Пьомбинский и Сиенский (последний титул он получил из наших рук всего два года назад после расправы над другим изменником), 13 мая 1222 - свежеиспеченный епископ Венессенский. Плюс восставали палестинские вассалы, но их отпукали на волю, разграбив их земли и содрав с них дань.

Ослабление вертикали власти в Палестине подзадорило мусульманских реваншистов под руководством Фатимидов, начавших 8 марта 1222 джихад против нашего наследника Карла, графа Антиохийского, Архского и Сафедского. Естественно, отец поддержал сына. Но пока столичный полк во главе с герцогом не спеша полз в Мантую, ситуация в Палестине складывалась не лучшим образом. Немногие ещё верные вассалы обладали небольшими силами, к тому же им приходилось воевать не только с мусульманами, но и с предателями. Тем не менее, 2 апреля враг потерпел поражение под Баальбеком, а 14 апреля - под Архой. Ценой последней победы стала героическая гибель наследника во цвете лет. Новым, уже четвертым наследником Адольфа стал малолетний сын героя Генрих (в девичестве - Гусман). В июне моджахеды неожиданно высадились в Провансе, нанесли поражение небольшой армии швабов, но, будучи слишком малочисленными после битвы, угрозы для замка не представляли. Тем временем 13 июля под Архой Фатимиды были вновь разбиты, но вскоре атаковали вновь с новыми силами и 18 августа победили габсбургских вассалов. Перелом начался, когда 4 февраля 1223 Адольф со своим полком высадился в Палестине. 6 марта был освобождён Триполи и передан Генриху Антиохийскому. 3 апреля поля Архи (уже захваченной сарацинами) вновь обагрились кровью, пролитой не напрасно, т.к. сарацины были разбиты. 14 апреля войско Адольфа подошло к Антиохии, осаждаемой сарацинами. 3 мая осада была снята, однако Адольф наблюдал бегущих врагов с носилок, так как за два дня до этого он был тяжело ранен. Тем не менее он ещё продолжал командовать полком (видимо, инвалиды, не могут возглавлять лишь вновь созданные полки). 29 июля была освобождена и возвращена Генриху Арха. 28 декабря 1223 Фатимиды признали свое поражение, выплатив 20 т.т. Главным результатом войны стало понижение ББ на 1 пункт - этакий крестоносный «вертолет» (в ЕУ 2 я вертолеты не признаю, но здесь это всё же более исторично).

В этой череде войн, мятежей и измен 20 августа 1222 и без того капитально разочарованному в семейных ценностях Адольфу пришлось разочароваться в них ещё сильнее. Войну ему объявил родной сын - старший бастард граф Бургосский Бернхард! Бывали хуже времена, но не было подлей. Расправу над ним герцог поручил другому своему бастарду, графу Лионскому Хартману. Но поскольку Бургос не входит в сферу основных интересов, то предатель был прощён (формально, конечно) и признан независимым после разграбления Бургоса его братом и выплаты отцу 187 т.т. 15 января 1223. Казалось бы, на этом выродок должен успокоиться. Ан нет, 22 февраля этого же года он, пользуясь тем, что отец в походе и поглощён войной, объявил себя… законным сыном! Дескать, рожден он был законной женой, которую отец к тому времени разлюбил, возненавидел и отнял у неё ребёнка, а та, что считалась его матерью, была просто кормилицей. Самое интересное, что ему поверили и признали законным. А так как Бернхард был старше покойного Карла, то пришлось его признать новым, уже пятым наследником Адольфа Свирепого. Адольф пришёл в ярость от того, что наследником у него будет такой преданный и любящий сынок, но деваться было некуда. Однако испанским мусульманам было глубоко наплевать на то, признает ли католическая церковь законной связь родителей Бернхарда или нет, и 2 августа захватили 1224 Бургос. Пришлось Бернхарду эмигрировать к папаше, где его ждал очень тёплый, радушный приём.

Тем временем папаша, едва вернувшись в столицу из похода, несмотря на явно мешающие в этом деле костыли, впал в грех и произвёл на свет божий ещё одного бастарда. Но это ещё полбеды. 14 июня 1224 с санкции Адольфа тайный советник злодейски убил его новорожденного сына. История с Бернхардом явно не настраивала Адольфа, и без того жестокого, любить бастардов. Возмездие не заставило себя ждать: ровно на 40-й день со дня смерти ребенка, войну объявил Авентин, граф Луккский, Феррарский и Пьомбинский. 22 января 1225 он был побежден. Лукку герцог оставил себе, а Феррару и Пьомбино вкупе с Падуей отдал Бернхарду. Хороший, плохой - а всё равно теперь укреплять надо, раз наследник.

Мятеж Авентина был последним. Ещё в декабре 1222 новым канцлером стала юная талантливая дочь герцога Амальберга - «серый кардинал», аспирантка построенного Адольфом Кремонского университета по специальности «международные отношения». Благодаря таланту Амальберги после разгрома Авентина в Европе осталось лишь 2 вассала, у которых верность падала, да и то несущественно - где-то на 0,5 % в месяц. Им время от времени решили делать подарки. Тем более, что инвестиции в вассалов - не такое уж и невыгодное дело. Однако ситуация продолжала оставаться потенциально опасной. Случись у искалеченного Адольфа какая-нибудь тяжелая болезнь или ещё какая пакость - и дави опять вассалов, увеличивая тем самым ББ. Очень хотелось пойти в Тринадцатый Крестовый (Третий Бургосский) поход, объявленный в ноябре 1224 - не столько ради земли и тем более не ради престижа, который и так девать было некуда, сколько ради последующей раздачи титулов, да костыли не давали. Сложилась парадоксальная ситуация - ни у кого ещё из Габсбургов и ни у кого из ныне живущих государей не было столько престижа, сколько у Адольфа (больше 5000), но никаких титулов он не клеймил - боялся общественного мнения. Соответственно никого и не отлучали - теперь этого заслуживал только император, но на это пока не хватало престижа папы. И вдруг в начале 1225 Амальберга обнаружила, что французский король отлучён независимо от действий Адольфа. Ну что ж, Париж стоит не только мессы, но и ворчания вассалов. Адольф Свирепый объявил себя «освободителем французского королевства от христопродавцев Капетингов». Захват королевского титула - это ведь помимо прочего ещё и «вертолет», т.к. можно раздать герцогства. А их у нас намного больше, чем 6, необходимых для компенсации ББ, полученного за клейм и захват короны. Герцогство стало готовиться к новой войне, в которой ему светил явный успех в силу значительного перевеса сил и непрекращающейся войны отлученного Капета с Германией.

Но о том, как развивались дальнейшие события, мы, возможно, уже не узнаем по причинам, изложенным ниже.

ВОЗМОЖНОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Камрады, возможно эта глава станет последней. Дело в том, что СК в отличие от ЕУ2, Вики и ДП у меня на домашнем компе с 1.04 с лета почему-то не идёт, играть я могу только на работе. С 5 октября, когда доиграв до описанных выше событий, я ушёл в отпуск, там произошли кое-какие технические перестановки, которые резко сузят возможности играть. Может быть, таковая исчезнет вовсе, а если будет, то эпизодически. Остаётся надеяться, что Парадоксы всё-таки сотворят патч 1.05, и его установка на моем домашнем компе не вызовет дурацкую «несовместимую версию заглушки».

А пока подведём некоторые итоги. Хотя цель я выполнить пока не успел, думаю, очевидно, что сделать это - уже вопрос только времени, если не будет феноменального невезения или феноменальной силы монголов (пока они далеко и не сильно впечатляют). В разгроме Франции можно не сомневаться. Впрочем, раз за отпуск я зашёл вечером на работу и малость поиграл (заходил, конечно, не для этого) - Капетов мы почти вынесли за несколько месяцев, осталось совсем чуть-чуть, и вдруг игра зависла. Так что герб с лилиями у меня в кармане. Раздача титулов очень серьёзно сократит ББ и позволит начать снова безобразничать. Империя станет уже намного слабее. Так и будем её откусывать по кусочкам, пока не съедим в конец. Либо дождёмся до отлучения императора и тогда «спустимся с горы и возьмём сразу всё стадо»…

Как видим, добиться таких результатов вполне серым графством мне удалось без каких-то особых хитростей и сложностей, несмотря на ряд серьёзных самоограничений. Самое серьёзное я ведь ещё не упоминал, хоть и свято ему следовал - не начинать войн против отдаленных стран, за исключением КП. А ведь именно такие войны против неверных часто помогают выбиться в люди маленьким феодальчикам. Более того, я допускал немало серьёзных ошибок - охота за маленькими Райнфельденами при Отто Террористе (20 лет отсутствия капитальных вложений почти на старте - это серьёзно), участие в КП при Герлахе Бородатом и, конечно, идиотский найм «наставника для детей» при Карле Крестоносце. Были, конечно случаи везения - появление отлученного мятежника в Триенте в начале игры, доведение Ааргау и Триента до процветающего уровня и сохранение их в таком состоянии до конца (для графства это очень важно), как нельзя более своевременная смерть первенца и его первенца с клеймами на Тоскану как раз накануне неизбежной войны с ней. Было и невольное читерство - не знал я, что после смены главного титула надо перезагрузиться и заклеймил почти нахаляву несколько титулов. Но и невезений хватало: из 4-х казалось бы бесспорных династических браков мы унаследовали только в одном, в двух не получили даже клейма, бездарные Райнфельденами растранжирили своих вассалов, из-за чего нам они после захвата герцогского титула не достались, отлучение Альбрехта Святого непонятно за что отлучили от церкви со всеми отсюда вытекающими…

Так что из всего этого вывод - «Крестоносцы» - игра больших возможностей! Ставьте большие цели, набирайтесь терпения и играйте!

Искренне Ваш, Серж.
Для камердинера нет героя, но не потому что последний - не герой, а потому что первый - камердинер.
Гегель
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Камрад Serge!   30.10.2005 15:34
Хороший добротный AAR! Следовать за сюжетом Вашей игры - одно удовольствие. Надеюсь, что проблемы на работе будут временными и вполне разрешимыми.
Будет очень жаль, если Вы не сможете его дописать!
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 11. Имперская болезнь (1220-1225)   31.10.2005 09:03
Так что из всего этого вывод - «Крестоносцы» - игра больших возможностей! Ставьте большие цели, набирайтесь терпения и играйте!


Кому как, а мне кажется, что автор решил поставленные задачи.
Хотелось бы надеяться, что если в истории Габсбургов и сказаны последние слова, но камрад Serge на этом не остановится и еще не раз приведет к королевской короне кого-либо из чахлых графьев, кои без его помощи и помыслить о таком не могут :-) (ну и конечно, расскажет об этом нам ;-)).
Re: Глава 11. Имперская болезнь (1220-1225)
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Форумы » After Action Reports » 96608 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модератор: Deil - Сообщений: 14922 - Обновлено: 10.06.2017 18:42
Обсуждения: 10 лет из жизни короля Кастилии #1 | 10 лет из жизни короля Кастилии #2 | Анабазис адмирала фон Фельбена | Дранг нах Ост по-венециански | Другая Русь #1 | Другая Русь #2 | Другая Русь #3 | Другая Русь #4 | Другая Русь #5 | Другая Русь #6 | Трон Габсбургов | Чешский дебют | Эйре, или как мышь сожрала слона | Эфиопия, или как абиссинцы придумали паровоз
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 287, ftc: 346, gen: 0.16, ts: 2017/06/26 3:13:22