Форумы » After Action Reports » 93931 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Конго: чёрная жемчужина. Часть 1
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Конго: чёрная жемчужина. Часть 1   19.05.2005 18:17
Уважаемые камрады!
Среди поклонников Европы II существует мнение, что ряд государств в игре относятся к разряду «мальчиков для битья», поскольку достичь победы за них практически нереально в силу начальных условий, особенностей религии и культуры, удалённости от торговых центров, изоляции и т.д. Помню, что на форуме в прошлом году даже проходил опрос на тему: «За какое государство играть сложнее всего?». Таких государств было названо немного. Закончив AAR про Инков, я решил взять государство, которое упоминалось в таком перечне, и остановил свой выбор на Конго.
Сегодня я выкладываю на Ваш суд свой AAR. Пока, к сожалению, с чужого компьютера. Скажу сразу – достичь первого места не удалось, ибо слишком серьёзное влияние при игре оказывают как начальные условия, так и случайные события. Однако сказать, что игра за Конго связана с какими-то сверхъестественными сложностями я не могу – она, скорее, наскучит тому, кто привык добиваться первого места путём военных столкновений и дипломатических соглашений.

Итак Конго: чёрная жемчужина
Сложность 5/5.
Начальные условия: 4 провинции (ни одной морской), из них три – рабы, одна – фарфор. ТЦ Того (путь неизвестен). Всего изначально известно 8 провинций. Контактов с иными государствами нет. Союзов, династических браков, торговых соглашений и вассалов нет.
Денег - 100 монет, рекрутов – 10, все технологии 0, стабильность +3, армия – 0, религия – язычество.
Правитель – Нкуву (5/3/4).
Установки внутренней политики:
Власть знатных, децентрализация, меркантилизм, армия, крепостничество – max.
Консерватизм/инновации, оборона/наступление – 50/50.
Количество/качество – 70/30
В самом начале игры выставляем содержание армии и флота на 50%, отношение к язычеству, католичеству и мусульманству на max, к индуизму, буддизму и конфуцианству на min.

Часть 1: От начала начал.
Не каждому историку выпадает честь написать историю великого народа и славных его деяний, дабы потомки могли с гордостью и трепетом прикоснуться к деяниям предков и наполнить свои сердца потребной крепостью и силой для дальнейших свершений во славу Аллаха. Мне, Авару ибн-Яунде, милостью Аллаха придворному историку повелителей Конго и Экваториальной Африки, выпала сия честь – очистить историю нашего государства от скверны, коей покрыли её нечестивые европейцы, восстановить её во всём блеске и не отступать от правды при написании деяний. Так повелел наш султан, столп веры и тень Аллаха на берегах Заира.
Истинная история государства Конго теряется в глубокой древности, подобно тому, как среди джунглей и болот тропической Африки скрываются животные, до сих пор не известные белому человеку. Историки в своих исследованиях обходят существование древнего высокоразвитого государства Африки либо упоминают о нём вскользь, как о некоей местной экзотике, не влияющей на мир. С чем это связано – то ли с привычкой считать события в Лондоне, Париже или Вене более важными, чем те, что происходили вне Европы, или простой пещерный расизм, отметающий саму возможность существования мощного африканского государства – Аллах ведает. Может быть, христианские историки в своей гордыне сочтут нашу историю «невероятной альтернативой, сказками чёрного человека и религиозного фанатика», но история Конго не менее древняя, нежели история многих европейских государств, и не менее славная, нежели история величайших империй мира.
От времён, когда свет Корана озарил души правоверных и Великий пророк понёс слово Аллаха Всемогущего народам и до тех времён, когда великий султан Салах ад’Дин освободил Иерусалим от христианских королей за давностью лет не осталось свидетельств о Конго. Кроме того, влажный тропический климат, буйная растительность и неумолимый бег времени не способствовали сохранению великих произведений искусства, созданных народами монго, луба и конго, а также прочими племенами и народностями, населявшими территорию государства от начала времён. Предания о народах и государстве Конго со времён разграбления нечестивыми крестоносцами Великого Города и вплоть до смерти Великого хромого Тимура, напоминают, скорее, сказки и легенды, нежели исторические факты. О достоверной реконструкции истории можно говорить начиная с пятнадцатого века, когда у власти оказался Нкуву – полулегендарный вождь-основатель.
Попробуем же, вооружась терпением, восстановить хронологию тех событий, которые стали вехами на пути Конго к могуществу и славе.
01.01.1419 Нкуву сделал первый шаг к построению государства. Он централизовал некоторые функции власти, что привело к незначительной дестабилизации. Историкам известно, что централизация власти в одних руках – это первый шаг на пути перехода от общин, племенных союзов и протогосударственных образований к построению единого государства. Правда, неизвестно, какие полномочия получил Нкуву, ибо кроме отрывочных сведений о «послании Нкуву вождям», до наших дней не сохранилось. Вероятно, Конго было самым мощным из протогосударственных образований того времени в долине реки Заир (Конго).
Следующее десятилетие содержит крайне мало сведений о жизни государства. Известно, что в июне 1421 года были волнения среди купцов, недовольных отсутствием внешней торговли, что привело к потере в исследованиях торговли. Также некоторые сведения о купеческих волнениях и недовольстве датируются июнем 1427 года, когда потери в исследованиях торговли составили 200 пунктов.
Отдельно следует упомянуть о небесном явлении, которое вызвало волнения в государстве, поскольку подданные усмотрели в нём «знак свыше». Исследователи склоняются к тому, что в начале августа 1423 года в африканском небе можно было наблюдать огромный метеор. Именно он и стал причиной некоторой дестабилизации внутренней жизни страны.
01/01/1429 известен в истории тем, что Нкуву провёл очередную реформу, позволившую ему централизовать власть и стать «главным жрецом» государства. Именно он теперь возглавлял праздничные церемонии жертвоприношений богам. Лишение некоторых прав местной знати и жречества дестабилизировало внутреннюю жизнь, однако через полгода умы успокоились, а подданные смирились с новым порядком вещей. Те племенные объединения, которые некоторые упёртые историки до сих пор считают государствами – Теке, Луба, Пенде, Яка, Лунда, Сонга, Тетела – фактически являлись частью государства Конго, ибо в наиболее ранней версии титула «Повелителя Конго» указано, что он является верховным жрецом богов перечисленных племенных образований.
Очевидно, что сведения, дошедшие до наших дней, неполны и тенденциозны. К сожалению, они не дают ответа на вопрос, почему произошёл серьёзный политический кризис в марте 1434 года. Возможно, это было связано с сопротивлением местной знати и сепаратизмом, возможно с какими-то небесными явлениями, но стабильность государства упала наполовину. Центральная власть сосредоточилась на преодолении этого кризиса.
Группа придворных историков из Магриба склоняется к тому, что кризис был спровоцирован борьбой за власть «в верхах» и на его подавление было затрачено больше времени, нежели предполагали ранее. По крайней мере, убийство знатного вельможи, дяди одного из пигмейских вождей, о котором упоминает «идол из Яунде» (идол местного божества, держащий в руках деревянную доску с письменами) и которое датируется серединой ноября 1436 года, они называют «казнью». Сам идол датируется концом 30-х годов 15-го века и сообщает, что «грозный Мумба-Юмба за свою гордыню, превышающую его рост, достался на обед Мкуу-мбемба». В легендах народов Конго "Мкуу-мбемба" является хищником, размером больше самых крупных бегемотов и обитающим в болотах экваториальных джунглей (нечто аналогичное драконам из средневековых европейских легенд); согласно косвенным данным, какие-то неизвестные науке животные до сих пор проживают в отдалённых местах джунглей, но следы их до сих пор не обнаружены.
Достоверно известно, что 1437 год стал годом, когда государство Конго выходит из тьмы веков на мировую арену и его история становится более достоверной. Так, летом 1437 года ситуация в государстве полностью стабилизировалась, в начале августа был достигнут первый уровень военной технологии, а в ноябре того же года произошло качественное изменение инфраструктуры государства, поскольку был достигнут первый уровень инфраструктуры. Именно ноябрём 1437 датируется сообщение о назначении сборщиков налогов во всех провинциях государства.
01.01.1439 Нкуву в очередной раз проводит централизацию власти, что дестабилизирует внутреннюю жизнь. Теперь он стал «верховным главнокомандующим всех племён» и «повелителем джунглей». Нестабильность, вызванная таким решением, вылилась в конце июля того же года в недовольство купечества, которое привело к потерям в исследовании торговых технологий. Очевидно, они были недовольны тем, что не могли участвовать в международной торговле.
01.08.1439 В Конго был достигнут первый уровень морских технологий. Поскольку ни морских портов ни морских провинций в государстве не было, всё ограничилось путешествием Нкуву и его двора на больших пирогах вниз по течению в провинцию Пул.
Последующее десятилетие отмечено ростом населения и борьбой центральной власти против различных течений внутренней жизни.
В конце апреля 1441 года в провинции Конго произошёл резкий рост населения – по сведениям сборщика налогов на 2500 человек – что позволило не только увеличить базовый налог, но и количество рекрутов в столичной провинции.
В самом конце октября 1443 года местное жречество собралось в центральном храме и потребовало у Нкуву, чтобы он следовал исключительно «советам Совета жрецов». Это первый из известных зафиксированных конфликтов между светской и духовной властями на территории Конго. «Главный жрец государства» проигнорировал мнение своих «коллег», что несколько дестабилизировало внутреннюю жизнь страны.
В середине июня 1446 года очередной всплеск недовольства купечества вновь привёл к потерям в исследованиях торговых технологий. Чем он был вызван – то ли мраком невежества, то ли нетерпением – источники не сообщают.
01.01.1449 Нкуву сделал очередной шаг к построению централизованного государства, приняв некоторые дополнительные полномочия и атрибуты центральной власти. Подобные действия не только дестабилизировали внутреннюю жизнь, но и в очередной раз привели к недовольству купечества (в середине января того же года). Однако Нкуву в своей жажде власти был подобен носорогу, сметающему всё на своём пути. Очевидно, что прозвище «белый носорог», каким его наградили в Нижнем Заире, указывает не только на его парадное одеяние из белой ткани (элементы которого сохранялись до восемнадцатого века), но и на характер этого вождя.
Кстати, именно в Нижнем Заире в архивах одного из поселений был найден подлинный документ, который историки датируют серединой ноября 1450 года, сообщающий об утверждении внутренних торговых уложений этой провинции. Документ представляет собой доску эбенового дерева, на котором на старых диалектах языков лингала и суахили записаны основные правила торговли.
Летом 1451 года появляются первые сведения о европейцах. Традиционные европейские историки считают, что в 1482 португалец Диого Као стал первым европейцем, посетившим Конго, а до этого жители Конго не имели контактов с европейской цивилизацией. Однако в донесении от наместника в Пуле недвусмысленно сообщается, что европейцы оказались на границах Конго на 30 лет раньше. В донесении говорится о том, что неизвестные белые воины появились неизвестно откуда в пограничной области Камерун, убили всех мужчин и женщин, разорили деревни и осквернили святилища, после чего осенью скрылись неизвестно куда. Вероятнее всего, это были португальцы.
Через год, в июле 1452 года, был достигнут первый уровень торговых технологий. Наконец-то стало возможно для Конго участие в международной торговле.
В последующие пять лет не было значительных событий. Из тех отрывочных сведений, иногда напоминающих легенды, достойны упоминания указ о продаже должностей в провинции Пул, принёсший казне 100 золотых в середине июля 1455 года, и доклад о бесчинствах неизвестного отряда бледнолицых в Экваториальной Гвинее. Историки склоняются к тому, что в период с весеннего до осеннего равноденствия 1456 года некий португальский отряд подобно саранче опустошил всю Экваториальную Гвинею, истребив или обратив в рабство всех туземцев побережья. По крайней мере, ни в архивах Конго, ни в дошедших до нас европейских архивах, сведения о туземном населении этой провинции начиная с 1456 года не встречаются. Каких-то нападений на Конго со стороны португальцев не было (по крайней мере, сведений о них не сохранилось).
01.01.1457 Трон из красного дерева занял Нзинья Нкува – восьмой сын (по другим сведениям – старший внук) Нкуву. О причинах смерти Нкуву хроники ничего не сообщают; возможно, что смерть произошла от естественных причин в силу возраста. Согласно существовавшему в те времена ритуалу тело повелителя в праздничном облачении верховного вождя положили на ладью, украсили цветами, принесли в жертву восемь рабов, после чего отправили в последнее путешествие по реке. Ниже от Малебо-Пул (пространство шириной свыше 20 км, разделяющее Киншасу, столицу современного Заира, и Браззавиль, столицу Конго в настоящее время – прим. автора), откуда Нкуву отправился в своё последнее путешествие, находятся водопады Ливингстона (354-километровый отрезок, включающий целую серию порогов и 32 водопада, последним из которых, по имени "Котел дьявола", река вырывается из Кристальных гор и опускается до уровня моря) и именно там, в кипящих водах великой реки, нашёл своё последнее прибежище этот великий вождь.
Новый повелитель Конго и по совместительству «верховный жрец», «верховный главнокомандующий» и прочая и прочая и прочая… продолжил политику своего предшественника.
18.01.1459 Нзинья Нкува сделал очередной шаг к усилению своей власти, централизовав управление местными делами в ущерб местной знати. Конечно, это несколько дестабилизировало внутреннюю жизнь, но ненадолго. Через одиннадцать месяцев купцов Конго охватила жажда торговли и казна пошла на затраты, послав их всех в торговый центр Того. Как они туда добрались – история умалчивает, но то, что они добрались – исторически доказанный факт. В те времена этот торговый центр имел незначительный оборот (примерно 83-84 золотых) и обслуживал купцов из близлежащих африканских государств.
Последующее десятилетие не отмечено в истории Конго значительными событиями. Пигмеи плодились в джунглях, рыба и крокодилы наполняли болота и реки, ни землетрясений, ни наводнений, ни прочих метеоров не наблюдалось. Известно лишь, что осенью 1461 года появилась какая-то региональная ересь, которую в столице проигнорировали, да ещё в архивах двора было найдено небольшое сообщение (датируется апрелем 1464 года) о коррупции среди знати и которое, очевидно, было проигнорировано Нзинья Нкува, поскольку именно в 1464 году наблюдается инфляция в 1%.
28.01.1469 Нзинья Нкува унаследовал от своего предшественника жажду власти. Именно этим можно объяснить его решение об усилении централизации управления. Теперь чиновников на посты в провинции назначал он сам, а не вожди местных племён (которые всё более и более ассимилировались со столичной знатью и предпочитали жить в столице, а не на окраинах).
01.04.1469 был основан гарнизон в Яунде, что увеличило количество рекрутов в этой провинции.
Через два года, в январе 1471 года, представители городов обратились к повелителю Конго с требованием восстановления старых прав городского управления. Нзинья Нкува отказал в удовлетворении прошения, что привело к резкому падению стабильности государства. Последующие два года усилия властей были сосредоточены на стабилизации обстановки. Вообще говоря, сведения о 70-х годах 15 века по истории Конго крайне скудны. Из достоверных следует отметить только реорганизацию армии в марте 1476 года, когда в исследование армейских технологий было добавлено 500 пунктов. При этом у государства не было постоянной армии, поскольку повелители пока не видели в ней необходимости.
29.01.1479 Нзинья Нкува принял решение даровать некоторые права богатым подданным в ущерб знати. Очевидно, что с этого момента государственная власть начинает искать опору не только в родо-племенной знати, но и в тех представителях богатой прослойки общества, кто достиг своего благосостояния в силу своих умений и знаний, а не по праву рождения. Это, конечно, немного дестабилизировало внутреннюю жизнь, однако совсем незначительно.
Следующее десятилетие также бедно достоверными событиями. Увы, но к подлинным свидетельствам того периода можно отнести лишь «Торговое уложение» провинции Пул, подписанное повелителем Конго в день летнего солнцестояния 1483 года, да сообщение о реорганизации армии двумя годами позднее. Иные сведения при их рассмотрении оказываются либо вариантами сообщений о более ранних событиях либо устным народным творчеством, которое нельзя достоверно привязать к какому-либо конкретному времени и месту.
Достоверно известно, что 01.02.1489 Нкува утвердил некоторые дополнительные права богатым подданным опять же в ущерб местной знати. Подобное решение некоторые исследователи радикального марксистского толка относят к переходу от феодализма к капитализму, однако необходимо помнить, что в тот период в Конго ещё не закончилось формирование рабовладельческого общества в обычном его понимании, поэтому данное решение следует рассматривать исключительно как борьбу разных политических концепций и течений возле трона.
Несомненно, что нововведение нашло широкий отклик среди состоятельных граждан, ибо в записях главного казначея двора содержатся сведении о даре в 150 золотых, который преподнесли благодарные жители своему повелителю в самом конце ноября 1489 года. Однако знать была ещё сильна и имела реальное влияние на жизнь государства. В следующем десятилетии историки отмечают как минимум два коррупционных скандала (ноябрь 1492 и август 1497), когда казна пыталась решить проблему коррупции путём выплаты денег из казны (что оба раза приводило к волнениям подданных). Кроме того, июлем 1495 датировано сообщение о недовольстве купечества, приведшее к потерям в исследованиях торговых технологий сразу на 400 п.
Главным препятствием на пути прогресса Нзинья Нкува счёл закрепощённость внутренней жизни подданных. Указом от 01.02.1499 всем подданным впервые были дарованы некоторые личные свободы, что можно рассматривать, как начало пути Конго к построению общества первичной демократии. В истории есть немало примеров, когда решение главы государства становились поворотным пунктом истории. И хотя даровано было немного, это решение повелителя Конго можно рассматривать как первый шаг на этом пути.
Не всем подобное пришлось по нраву. В дворцовом архиве было найдено сообщение, датируемое серединой сентября 1501 года, в котором говорится о том, что знать потребовала у Нзинья Нкува вернуть старые права «как при отцах и дедах наших было». Челобитчики были обвинены в «покушении на основы и устои верховной власти» и преданы казни (их бросили львам из дворцового зверинца).
Последующие пять лет (последних лет правления Нзинья Нкува) не были отмечены никакими значительными событиями в жизни государства. Можно упомянуть только об основании в декабре 1505 года гарнизона в Яунде. Кроме того, имеется косвенное подтверждение того, что купцы выполняли роль осведомителей об иностранных делах для правителя Конго. Сохранилось сообщение одного из придворных о том, что «…Лумумба же, купец из Нижнего Заира, был в Того и слыхал от тамошних купцов о том, что далеко на севере два государя заявили, что поделили мир пополам и самый главный жрец их по имени Папа согласился на это…»; очевидно, что речь идёт о Тордесильясском договоре.
Пробыв на троне 49 лет, в июне 1506 года Нзинья Нкува предстал перед своими праотцами и, согласно традиции, окончил свой путь в ладье у водопадов. Дворцовые хроники сообщают, что «повелитель в последние годы одряхлел и стал плохо видеть», а умер во время путешествия к священному источнику, который находился недалеко от гор Рувензори, от шистозсамоза (по крайней мере, врачи определяют причину смерти по сохранившимся сведениям именно так).
Перейдём теперь к правлению наследника Нзинья Нкува, чьё правление стало новой вехой на пути создания мощного и великого государства в Экваториальной Африке.[Ветка автоматически закрыта]
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Конго: чёрная жемчужина. Часть 2   19.05.2005 18:22
Часть 2: Свет веры на брегах Заира
Итак, Нзинья Нкува окончил свой земной путь. Во главе государства встал Альфонс I, приходившийся Нзинья Нкува внуком. Событие это обычно датируют 02.06.1506.
Некоторые историки считают, что он изначально был христианином, но это, скорее всего, заблуждение, ибо никаких упоминаний о христианах (за исключением сведений о резне в Камеруне и Экваториальной Гвинее, да косвенного сообщения о Тордесильясском договоре) в Конго не встречается. Не исключено, что это несколько европеизированное прочтение какого-то традиционного конголезского имени.
О начальном периоде правления Альфонса I известно немного. Первые годы правления Альфонса прошли под знаком укрепления своей власти внутри двора и борьбе с потенциальными наследниками, которых обильно наплодил его дед. Некоторые склонились сразу и признали его власть, других пришлось склонять и иногда жестоко. Дворцовые архивы того времени содержат сведения о том, как «дядя повелителя поехал на охоту и его съел лев» или «сводный брат дражайшего повелителя потерялся в джунглях во время увеселительной поездки к пигмеям; его так и не нашли». Встречается даже такое экзотическое, как «храбрый Мумба Нгоро по прозвищу «Бегемот», дядя нашего любимого…(перечисление титулов)… был украден стаей лемуров из дворцового сада». Как маленькие обезьянки пробрались в дворцовый сад и смогли утащить здорового мужчину, и для каких целей он им понадобился – неизвестно. Возможно, их и не было вовсе. В общем, обычная политическая борьба придворных кланов.
01.02.1509 продолжая дело своего предшественника, Альфонс даровал личные свободы подданным. В чём заключались эти свободы до сих пор неизвестно. По косвенным данным можно предполагать, что были затронуты права землевладения и свобода перехода должников от одного хозяина к другому. Вообще говоря, никаких значительных сведений про этот период правления Альфонса не сохранилось, так как именно в первой четверти 16-го века бумага стала вытеснять из повседневного обихода эбеновые доски, но, в силу климата, многие документы впоследствии были безвозвратно утеряны. Можно предполагать, что Альфонс был занят укреплением своей власти и распространением её до самых окраин своей державы. Из сохранившихся сведений необходимо отметить усилия, предпринятые Альфонсом для урегулирования вражды двух знатных родов в январе 1513 года (обошлись казне в 75 золотых) да волну мракобесия, прокатившуюся по государству двумя годами позднее.
Покончив с внутренними проблемами, 01.02.1519 Альфонс I издал ряд законов, которые в ещё большей степени позволяли ему централизовать власть и приблизить её к абсолюту. Подданные побурчали, повозмущались и через какое-то время успокоились. Однако очевидно, что сопротивление реформам Альфонса I среди знати и духовенства нарастало. Так, в документе, известном как «Меморандум Альфонса», от 29.04.1521 есть указания на то, что в провинциях некоторые указы из столицы не исполняются либо исполняются так, как выгодно исполнителям. Фактически, этот документ говорит о децентрализации управления из-за саботажа на местах как о реальном факте.
Двумя годами позднее, в конце февраля 1523 года, духовенство также выразило своё недовольство правлением «великого жреца всех племён» и потребовала сменить курс на более консервативный, а также упорядочить пантеон богов, поскольку сами жрецы уже начинали путаться в этом многообразии местных божков и мелких культов, наводнивших столицу. Альфонс отказался менять курс, что вызвало открытое недовольство жрецов и падение стабильности.
Через полтора года в Конго стало известно о некоем Мартине Лютере и его движении «Реформация». Новости, как всегда, принесли купцы. Каких-то подробностей они рассказать не могли, единственное, что уяснил для себя Альфонс – то, что у христиан бог один, а не целая куча. В свете последних споров с жрецами самых разнообразных культов (среди которых были и экзотические и кровавые), Альфонс увидел выход в замене многих культов одним, единым для всего государства и всех народов, его населяющих. Как известно «ищущий находит».
16.01.1525 стал днём, навсегда и бесповоротно изменившим историю Конго. Именно в этот день ко двору прибыла делегация мусульманских богословов, направлявшаяся из Марокко в Юго-западную Африку для обращения язычников в Магометову веру. Их корабли были отнесены бурей южнее и вместо устья Нигера они вошли в устье Конго. Испытав в пути лишения, они прибыли ко двору Альфонса и предложили ему принять мусульманство. Выслушав от учёных имамов рассказ о Магомете, об Аллахе, подержав в руках Коран и осознав, что один Аллах лучше кучи резных идолов, Альфонс решил поинтересоваться, что же предложат ему гости, если он и его подданные станут правоверными мусульманами. Богословы обещали обратить к Аллаху подданных в трёх провинциях государства без затрат со стороны королевской казны. В том числе, они обещали навести порядок в столице, где жрецов и культов расплодилось великое множество. Немного подумав, Альфонс согласился.
Так братская семья мусульман-суннитов пополнилась единоверцами из экваториальной Африки. Подданные следовали за своим повелителем, который теперь именовался "«Султан Альфонс I, тень Пророка на земле». Подданные в столице принимали новую веру нормально, ибо кланяться пять раз в день на восток было схоже с культом Солнца (а что такое Мекка в Конго не знали).
Помимо столицы, суннизм распространился в Пуле и Нижнем Заире; и только в отдалённом Яунде язычники сохранили свои заблуждения. Кроме того, султан Альфонс теперь, согласно Корану, мог иметь четырёх жён (чем он и не замедлил воспользоваться). Жёны были взяты из всех провинций (по одной из каждой провинции); как говорил султан «для укрепления связи с подданными». Придворные понимающе переглядывались и тоже начали «укреплять связь с народом».
Принятие мусульманства потребовало пересмотреть отношения к иным религиям. К единоверцам султан был абсолютно лоялен, к протестантам и католикам Альфонс относился весьма спокойно, а к шиитам и схизматикам (православным) – крайне нетерпим, хотя ни шиитов ни православных в его владениях отродясь не бывало и он даже не знал где они находятся.
Обращение в новую веру никогда не происходит безболезненно. В истории Конго также известно восстание еретиков в Яунде, начавшееся в конце ноября 1526 года, когда поклонники прежних культов отказались подчиняться центральной власти и осадили столицу провинции. Альфонс отреагировал немедленным созданием армии – первой настоящей армии государства.
03.04.1527 армия Альфонса под звуки там-тамов и пение муэдзинов выступила из Пула против еретиков. Через полтора месяца в жестоком десятидневном бою восставшие были рассеяны, пленных казнили. Для насаждения истинной веры в Яунде был направлен миссионер.
Итак, опираясь на новое духовенство и на веру в Аллаха, Альфонс I продолжил свои преобразования. Интересно, что он успевал не только заниматься внутренними делами, но и проблемами своего окружения. Так, например, в конце июня 1528 года он оказал помощь в 50 золотых влиятельному семейству, связанному с ним узами родства.
Решив следовать Корану, султан Альфонс 12.02.1529 подписал указ «О свободе торговли», который даровал купцам (в память о пророке, который тоже был купцом) некоторые свободы. Это несколько дестабилизировало ситуацию, ибо народ привык к жёсткому меркантилизму, однако вскоре брожение умов прекратилось.
09.09.1531 началось восстание еретиков в Яунде, ибо миссия по обращению язычников в истинную веру провалилась. Однако армия была наготове и через неделю бунт был подавлен. Уже через три дня после победы в Яунде отправился новый миссионер.
Следующие четыре года правления султана Альфонса I не отмечены значительными событиями в истории. Достойна упоминания только петиция недовольного купечества, датируемая концом июля 1533 года, что несколько понизило исследование торговли. Под сенью Аллаха и крепкой рукой султана государство начало процветать и крепнуть.
06.01.1536 провалилась очередная попытка распространить свет Корана в Яунде. Еретики вновь восстали и вновь были рассеяны армией. В середине января в Яунде был направлен новый имам.
29.11.1537 выросла конкуренция на внешних рынках. Султан отказался вводить пошлины, что понизило меркантилизм и снизило исследования торговых технологий на 200 п. Однако выгоды от подобного решения были, поскольку возросли доходы от торговли.
Через год, в начале февраля 1539 года произошло важное событие – Конго достигло второго уровня военных технологий. В тот же день в столице, Пуле и Нижнем Заире было начато усиление крепостей. В Яунде султан приказал крепости не строить «до обращения язычников к Аллаху». Теперь, согласно указу султана, все усилия надлежало сосредоточить на развитии инфраструктуры государства.
Через две недели после этого события, покончив с хлопотами по укреплению обороны, султан Альфонс издал фирман «Об укреплении султанской власти», что ещё более сильно централизовало управление, вернув его к состоянию двадцатилетней давности. Недовольство народа выразилось не только в некотором падении стабильности, но и в том, что подданные в середине января 1540 года сочли политику султана неверной (что вновь дестабилизировало ситуацию и привело к некоторым потерям в исследованиях торговли и инфраструктуры).
01.05.1540 произошло знаменательное событие. Провинция Яунде всё-таки озарилась светом истинной веры. Аллах восторжествовал, язычники были посрамлены, а их идолы повержены в прах. Отныне всё государство подходило под политическую формулу, рождённую султаном на берегах Заира: "Один Аллах на небе, один султан в Конго, одна вера у подданных». В тот же день в Яунде было начато усиление крепости.
Последующие два с лишним года не отмечены в истории государства какими-то важными событиями. Государство богатело, имамы укрепляли народ в вере, расчищались новые земли, плодились носороги и бегемоты… В общем, мир и благоденствие снизошло на Конго.
01.01.1543 покинул мир и предстал перед Аллахом его верный раб, повелитель центральной Африки, сделавший так много для истребления язычества. Султан Альфонс I, правивший 37 лет, выпустил из своих рук бразды правления. Его кончина была горем для подданных; его любили и перед ним трепетали… Впервые от основания Конго была нарушена погребальная церемония и Альфонса, как правоверного мусульманина, погребли на мусульманском кладбище, где его сын и преемник Педро I начал возводить мавзолей – фамильную усыпальницу султанов Конго…
Султан Педро I был зрелым мужчиной, не выделявшимся яркими способностями, как его отец. Его правление было тихим и благополучным. Аллах благословил его труды и год 1544 был признан благодатным и урожайным. В середине ноября в казну поступило 100 золотых, инфляция упала до нуля, а народ вовсю предавался обжорству, славил Аллаха и благословлял правление султана. Однако предаваясь празднику в честь обильного урожая, султан получил жестокую диарею, сменившуюся не менее жестокой малярией, которая и свела султана в могилу. Его погребли рядом с отцом в недостроенном мавзолее; подданные и придворные оплакали этого тихого и спокойного султана.
01.01.1545 на трон вступил султан Диого I, сын Педро и внук Альфонса. Сей молодой султан, воспитанный с детства как мусульманин, был одним из самых просвещённых правоверных владык своего времени. Некоторые историки сравнивают его с Сулейманом Великолепным или правоверным халифом Омаром, другие же оценивают его правление несколько скромнее.
01.10.1546 был достигнут второй уровень инфраструктуры. По указу Диого I в столице была заложена академия искусств, призванная стать средоточением мусульманской культуры на территории Экваториальной Африки.
Несмотря на свой спокойный и мягкий характер, молодой султан жёстко следовал тем традициям внутренней политики, которые заложил ещё его дед. Когда в июне 1547 года представители городов обратились с требованием восстановления старых прав, они получили отказ султана, а некоторые из челобитчиков даже пострадали, приняв удары кнутом на заднем дворе султанского дворца. Стабильность упала до нуля, однако султана это мало смутило.
В октябре 1548 года в столице была открыта академия искусств, что не только украсило эту жемчужину Африки, но и позволило увеличить доходы султанской казны.
14.02.1549 своим фирманом Диого I утвердил некоторые принципы свободной торговли, что несколько дестабилизировало внутреннюю жизнь, так как сторонники жёсткого меркантилизма были недовольны. Ну, как известно, собака лает – караван идёт, так что вскоре умы подданных успокоились.
Последующее десятилетие Конго было одним из самых мирных мест на земле. Что творилось за пределами известного мира в султанском дворце не ведали, но интересовались. Достоверно известно, что в октябре 1550 года Диого I узнал о Жане Кальвине и его реформации. Также известно, что двухтысячный отряд белых воинов под синим флагом высадился в Габоне в сентябре 1555 года и после стычки с туземцами остался там, ожидая чего-то (возможно подкреплений). Откуда они появились, почему не вырезали всех туземцев и чего ждут – при султанском дворе не знали, однако наместники Нижнего Заира регулярно докладывали, что «белые люди мрут шибко». В настоящее время достоверно известно, что это был экспедиционный отряд французской короны. Во внутренней жизни необходимо отметить решение о продаже должностей в столице, утверждённое фирманом султана от 15.04.1557 года. Эта мера добавила в казну 100 золотых.
15.02.1559 следуя заветам деда Диого I ещё более централизовал власть в Конго. Недовольных было много; и если сначала недовольные побурчали и успокоились, то через два года случился катаклизм: в начале февраля 1561 в провинции Конго взбунтовались крестьяне и их войско (более 10 000 человек) осадило столицу. Стабильность упала (на 2 пункта – прим. автора), требовались срочные и решительные меры по разгрому восставших. В Пуле спешно формировались войска; армия из Яунде прибыла в Пул в апреле.
Полгода столица была в осаде бунтовщиков, осаждённые страдали от недостатка продовольствия; наконец, после тяжёлой битвы у стен столицы, 12.08.1561 бунтовщики были разгромлены и рассеяны. Некоторые утонули в реке во время бегства, другие скрылись в джунглях у пигмеев.
К сожалению, это было последнее крупное событие в жизни султана Диого I. Согласно некоторым сведениям, султан заболел от волнений и начавшейся эпидемии, слёг и вскоре предстал перед Аллахом, которому верно и ревностно служил все годы.
02.09.1561 султаном стал Бернардо I, сын Диого. В связи с его юным возрастом (султану едва исполнилось 11 лет) регентом при нём стал брат Диого I Альварес. Под руководством этого деятельного придворного мудрецы Конго 01.10.1562 открыли второй уровень торговых технологий. Начиная с этого дня все исследования должны были быть сосредоточены на развитии военного искусства.
05.05.1563 стал одним из самых знаменательных дней в истории государства Конго. В этот день юноша из благородной семьи по имени Умукоро обратился к султану с просьбой направить его в неведомые земли, дабы расширить пределы Конго и донести свет веры до язычников. Бернардо I согласился, в Яунде был начат набор резервистов, а армия из провинции Конго под руководством Умукоро направилась в Яунде. Три отряда колонистов получили приказ ожидать распоряжений султана.
13.07.1563 под звуки там-тамов и пение мулл огромная армия Конго двинулась из Яунде на север, в сторону торгового центра Того. Главной задачей, которую получил славный Умукоро, был поиск и установление контактов с северным государством.
В архивах дворца сохранилось донесение от середины ноября 1563 года, в котором Умукоро сообщает об открытии им провинции Дуала. Она была пустынна и не принадлежала ни одному государству. Умукоро сообщает, что отправил часть армии назад в Яунде, ибо такая большая армия несла потери от бескормицы и болезней. С оставшимися людьми первопроходец двинулся на север.
13.04.1564 на северо-западе Умукоро открыл провинцию Нигерия, принадлежащую христианской державе Испания. Столица этого государства была примерно отмечена далеко на севере, среди белого пятна карты. Жители провинции были сплошь чернокожие и, как один, язычники. Оставив часть отряда двигаться к самому северу, Умукоро направился в Яунде. Причины такого поступка известны: испанский губернатор отказался подписывать торговое соглашение и предоставить проход войск через свою территорию. По прибытии в Яунде первопроходец получил приказ направиться на юг и, пройдя через Габон, где продолжали прозябать и вымирать французы, открывать южные земли «во славу Аллаха и и султана Конго». Через три месяца, в июле 1564 года была открыта провинция Бенуэ, также принадлежащая испанскому королю Филиппу II.
Согласно данным дворцового архива, Умукоро прибыл в Габон в первой декаде сентября того же года, разбил напавших на него туземцев и двинулся дальше на юг. 01.02.1565 войска экспедиционного корпуса были атакованы туземцами в провинции Кабинда. Несмотря на мужество Умукоро, после трёх недель боёв и стычек остатки его отряда начали отход в Габон.
Получив сведения о поражении, султан Бернардо I решил временно отказаться от исследований и заняться расширением территории. На роль будущей жемчужины государства была выбрана Экваториальная Гвинея, расположенная в устье Заира и богатая слоновой костью. В начале июня Умукоро прибыл на место будущей колонии, а уже 05.08.1565 в провинции была основана колония с морским портом. В султанском дворце начали строить планы заморской торговли.
Увы, история знает немало случаев, когда змея жалит пригревшего её, а лев терзает грудь, вскормившую его. Как часто государства терпели поражения и падали во прах от неурядиц в семье правителя, сколько раз рушились союзы и потрясались основы от неуёмного властолюбия, жадности и гордыни. Беда посетила султанскую семью. Бернардо I подрос и его стала тяготить опёка дяди. Но дядя не случайно опасался, что Бернардо выйдет из под опёки, ибо с его непростым характером, капризами и сластолюбием все достижения Конго могли пойти прахом. Что случилось между ними и был ли дядя причастен к смерти своего племянника – истории неизвестно; достоверно известно лишь то, что 05.04.1566 на престоле красного дерева оказался младший брат султана Энрике, принявший титул «Султан Энрике I, повелитель джунглей и побережья, столп веры и тень Аллаха и …(прочая и прочая и прочая)». Что случилось с Бернардо – лихорадка во время сезона дождей или коварное убийство – дворцовые архивы безмолвствуют. Достоверно известно, что дядя Альварес остался регентом при своём малолетнем племяннике.
Некоторые историки в прошлом веке предполагали, что малолетний Энрике I был единственным сыном Бернардо I, однако данные предположения нам кажутся безосновательными по той причине, что в дворцовых архивах и главной столичной мечети не сохранилось никаких сообщений о рождении у Бернардо наследника. Кроме того, Энрике оказался на престоле в семилетнем возрасте, и, следовательно, Бернардо не мог быть его отцом.
Одним из главных решений нового султана (а, скорее всего, его дяди) следует считать исследование африканского побережья на юг от Габона и Кабинды. В апреле того же года было начато формирование мощного 10-тысячного экспедиционного корпуса для исследования южных пределов. В июле 1566 войска выступили в поход.
Увы, поход был неудачен. Войска понесли потери от малярии и тропической лихорадки в Габоне, а в конце сентября 1566 года туземцы Кабинды обратили храбрых конголезских солдат в бегство. Узнав о поражении, султан Энрике I приказал сформировать новый корпус.
Год 1567 был для Конго непростым. Конечно, мир и благоденствие царили внутри государства, но предприятие по открытию новых земель, задуманное и осуществляемое именем султана, сталкивалось с серьёзными трудностями. Начнём с того, что новый корпус соединился со старым исследовательским корпусом Умукоро, но был разбит восставшими туземцами Габона. Остатки войск спешно вернулись в Нижний Заир. После некоторого отдыха Умукоро вновь повёл войска в Габон и на этот раз ему сопутствовала удача: в конце августа туземцы в Габоне были разбиты, а в середине октября, после двух недель боёв, были разбиты и племена в провинции Кабинда. Неведомые земли расстилались перед солдатами султана…
Недолгим было правление султана Энрике I. Причины его смерти не очень ясны. В общих чертах известно, что это была болезнь (медики до сих пор спорят, что это было), что в мечетях шли молебны о даровании султану исцеления, что смерть султана наполнила скорбью с печалью сердца подданных и что погребён он был с подобающей ему честью. Поскольку наследников у Энрике I не было, власть принял дядя Альварес I.
01.01.1568 Султан Альварес I принял власть над Конго.
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Конго: чёрная жемчужина. Часть 3   19.05.2005 18:25
Часть 3: начало расцвета
01.01.1568 Султан Альварес I принял власть над Конго. Он был опытным политиком, поднаторевшим в управлении за годы регентства. Твёрдой рукой взял он бразды правления, выпавшие из детских рук покойного султана. Когда 01.03.1568 знать потребовала у него восстановления старых прав, султан без жалости расправился с предателями. Власть знати уменьшилась, хотя массовые казни дестабилизировали внутреннюю жизнь. Покончив с внутренними проблемами, султан Альварес I сосредоточился на внешней политике и исследованиях новых территорий. Здесь, волею Аллаха, ему сопутствовал успех. По данным, сохранившимся в дворцовом архиве, можно восстановить ход событий.
12.07.1568 экспедиционный корпус Умукоро открыл Заир и разбил туземцев в сражении.
04.11.1568 Султан Альварес отправил посла ко двору Филиппа II с предложением альянса (вернее, с просьбой разрешить присоединиться к альянсу), однако получил от этого короля отказ. Основным аргументом «против» было то, что Испания являлась католической державой и постоянно воевала с мусульманами, к которым относилась весьма подозрительно.
25.11.1568 Умукоро достиг Луанды.
02.04.1569 экспедиция продвинулась ещё дальше на юг и вышла на Невольничий берег.
14.07.1569 в Намибии отряд Умукоро столкнулся с племенами враждебных туземцев и вырезал их подчистую.
22.10.1569 султан Альварес I издал фирман «О заграничной торговле», давшей ещё больше прав и свобод купцам, ведущим международную торговлю. Сторонники меркантилизма были недовольны, что немного дестабилизировало внутреннюю жизнь султаната.
24.10.1569 Умукоро достиг Овамбо.
01.03.1570 Умукоро прибыл в Намакваленд.
В первой половине мая 1570 года повелением султана был основан гарнизон в Конго, а в конце августа в столицу пришло сообщение, что Умукоро продвинулся ещё дальше на юг и достиг Верхнего Кару.
07.12.1570 Экспедиция достигла крайней южной точки Африки, известной как Мыс Доброй надежды. Бескрайнее южное море расстилалось перед отрядом Умукоро. Через несколько дней отряд двинулся на восток, волею Аллаха и султана открывая новые земли.
1571 год был спокоен для Конго. Тишина и благоденствие царили в султанате. В течение года войсками храброго Умукоро были открыты провинции Бушмены, Кару и гористый Симор. Именно концом 1571 года датируется сообщение, что разведчики вышли к границам неизвестного ранее государства.
16.06.1572 Умукоро открыл провинцию Кафры и державу Зимбабве. Эти язычники были чернокожими, как и воины султана. На попытки Умукоро заключить с ними торговое соглашение или получить проход войск повелитель Зимбабве ответил отказом. Умукоро принял решение возвращаться назад и воины были счастливы последовать за своим командиром. Причины такого агрессивного неприятия повелителем Зимбабве вполне цивилизованных предложений султана Альвареса I до сих пор неизвестны.
Конец 1572 и 1573 год интересны с точки зрения новых дипломатических достижений. Так, в начале декабря султан Альварес узнал о том, что Испанцы после многолетней войны заключили мир с неизвестной державой Нидерланды. В Конго узнали, где находится столица данного государства и направили туда посланника с предложением союза, благо отношения были нейтральными, однако получили отказ. Также был получен отказ на предложение обменяться картами. Однако летом 1573 года было подписано торговое соглашение, что позволило султану безбоязненно отправлять купцов в столицу Нидерландов, имевшую свой торговый центр.
Следующие пять лет в истории государства слишком мало освещены в архивах. Достоверно известно о продаже должностей в столице (случилось в конце марта 1574 года, в казну поступило 100 золотых) и о смерти великого сына народа Конго и одного из самых достойных подданных султана – исследователя Умукоро (он довёл остатки своего отряда до родины, но сам был тяжело болен и в начале мая 1575 года скончался в Экваториальной Гвинее). Кроме того, в главной мечети государства был найден черновик письма ряда улемов и имамов к султану с требованием «искоренять нововведения, противные Аллаху, от которых за версту несёт шиизмом», и которое Альварес I отверг в середине весны 1576 года, пожертвовав стабильностью ради возможности проводить ту политику, которую он считал необходимой.
Год 1579 замечателен в истории Конго двумя важными событиями. В конце октября султан, вдохновлённый свыше, дал дополнительные свободы торговле в ущерб сторонникам закрытой экономики. В некоторых документах встречаются косвенные указания на то, что это решение было частью долгосрочного плана султана, предусматривающего так постепенно изменить внутреннюю политику Конго, чтобы появилась возможность регулярной посылки колонистов для расширения пределов государства. А 06.11.1579 в столице был заложен университет, что позволило увеличить инновации и сделать вложения в исследование инфраструктуры сразу на 250 п. Правда, обошлось это казне в 200 золотых, но султан Альварес I был богат и смог с лёгкостью выделить сумму на такое строительство. Поэтому тем историкам, которые считают, что просвещение начало распространяться из Европы, следует по-новому взглянуть на деяния этого замечательного султана.
В последующие три года было несколько событий, касающихся дел духовных. В октябре 1580 года в Конго пришло известие о Трентском соборе христиан. Через год, в начале ноября 1581 года Яунде посетила чума, которую, очевидно, завезли купцы. 1000 подданных приняли смерть во славу Аллаха; а боязнь распространения эпидемии несколько дестабилизировали внутреннюю жизнь государства, но всё обошлось.
В следующем году в начале весны испанский король и его подданные стали контрреформаторами и вопросы внутренних разногласий христиан стали занимать их гораздо больше, нежели война с правоверными. Изучив политическую ситуацию в мире, султан Альварес I направил в Мадрид, ко двору Филиппа II, посла с предложением союза. Удивительно, но Филипп II согласился с предложением султана (причём в момент подписания союза отношения между христианской державой и африканским султанатам были, в силу религиозных причин, далеки от нейтральных – -100 по шкале дипломатических отношений) и, начиная с 22.08.1582 султан Альварес I стал верным союзником Филиппа II Испанского и неведомого Папы Римского, о котором было известно только то, что он главный христианский священник. Так, задолго до проектов "Единой Европы" один из величайших государей Конго продемонстрировал возможность сотрудничества разных государств независимо от того, чтут они Аллаха или одного из пророков Единого, предвестника Магомета - Иисуса Христа.
В начале декабря того же года испанцы объявили войну Бенину, но союзников к участию не пригласили, не желая делиться добычей.
Следующие четыре годы были мирными и спокойными. Из важных событий внутренней жизни необходимо отметить превосходного советника, которого султан Альварес назначил на должность в июне 1584 года. Увы… Недолго пришлось ему советовать. В конце 1586 года султан Альварес I занемог и вскоре предстал перед Аллахом.
01.01.1587 новым султаном Конго и хранителем веры стал Альварес II, сын предыдущего султана. Он был способным, как отец, а кроме того, отличался умением командовать и любил лично управлять войсками. Вскоре ему пришлось встать во главе армии.
06.01.1588 Испания вступила в войну против мощного союза христианских держав – Австрии, Саксонии, Бадена, Польши и Нидерландов – и призвала на помощь союзников. Султан Альварес II и папа римский исполнили свой союзнический долг. В начале февраля в Конго узнали, где располагаются столицы врага, но как туда добраться было неизвестно. Кроме того, Саксония и Баден ввели в своих землях запрет на торговлю купцов из Конго.
01.04.1588 был достигнут второй уровень морских технологий. В Нижнем Заире, Конго и Пуле завершалось формирование армии для войны.
01.05.1588 Австрия ввела запрет на торговлю. В тот же день 17-тысячная армия под командой султана Альвареса II выступила на юг для захвата нидерландской колонии Капштадт в районе Мыса Доброй надежды. Преодолевая тяжести похода, войска упорно продвигались на юг, горя желанием разбить врага, но тут случилось непредвиденное: Испания помирилась с Нидерландами, выплатив контрибуцию. Экспедиция потеряла всякий смысл, поэтому султан отдал приказ на возвращение домой.
В начале декабря того же года произошло восстание крестьян в Яунде и дестабилизация внутренней жизни государства. И возвращение государя с армией из похода приобретало ещё более важное значение. Пополнив ряды армии в марте 1589 года, султан выступил против бунтовщиков и уже к середине мая очистил провинцию от повстанцев.
Успокоив волнения, султан занялся обустройством внутренней жизни государства. Одним из важных документов той эпохи является «Фирман султана Альвареса II о свободе торговли», которым он продолжил политику своего предшественника и даровал торговым людям новые привилегии. Сторонники меркантилизма были посрамлены.
Следующие десять лет правления султана Альвареса II были изрядно наполнены важными событиями. Например, в августе 1591 года по государству прокатилась волна мракобесия; целый год верные дети Аллаха были смущаемы шайтаном. В конце мая 1593 года по указу султана был заложен университет имени пророка Мухаммеда, что обошлось казне в 200 золотых, но позволило увеличить инновации и сделать вложения в исследование инфраструктуры. Со временем университет стал одним из самых титулованных учебных заведений в Африке.
Всё своё время султан посвящал внутренним делам, разумно решив, что вмешательство в дела других государств может быть оправдано только в том случае, если ты знаешь, как туда добраться. Сохранились сведения, что в середине ноября 1595 года в провинции Пул было продано несколько должностей на сумму 100 золотых.
Заботы и постоянные труды во славу Аллаха надломили здоровье султана и в июне 1598 года Альварес II помешался. В настоящее время доказано, что повелитель получил солнечный удар в день летнего солнцестояния, что помрачило его разум. Целый год лучшие лекари трудились над тем, чтобы вернуть рассудок султану и, слава Аллаху, им это удалось.
Немного придя в себя, 02.12.1599 Альварес II прибрал к рукам ещё больше полномочий, централизовав под себя некоторые из функций, ещё остававшихся у местных эмиров. Это привело к падению стабильности, но султан просто не обратил на это внимания, ибо считал, что лучше него управлять не сможет никто. Наверное, он поправился не до конца, ибо ряд «светил от медицины» усматривают в его решении признаки паранойи; но ничто не указывает на подобное.
Во внешнем мире происходили страшные вещи: Испания пережила чуму и вела затяжную войну с неведомыми Инками, в Польше вспыхнула гражданская война, Нидерланды третий год воевали с язычниками Зимбабве… И только Конго, эта чёрная жемчужина на ладони Аллаха, являла миру спокойствие и благоденствие. И хотя иногда эта благостную картину портили мракобесы (например, сведения об очередной волне мракобесия датируются концом ноября 1600 года), но это не сильно влияло на благополучие подданных.
Сведений о последующих восьми годах правления султана Альвареса II крайне мало. Известно, что в ноябре 1602 года им были утверждены торговые уложения в провинции Пул, а в феврале 1607 – отвергнута петиция представителей городов с требованием «восстановить вольности и старые права» (что привело к серьёзному падению стабильности государства). Достоверно известно то, что 15.07.1608 испанский посол обратился к султану с просьбой «исполнить союзнический долг и выступить против нечестивой Фландрии…» и султан с радостью присоединился к войне. Война, в которой Конго не потеряло ни единого солдата, закончилась в середине апреля следующего года присоединением Фландрии к владениям испанской короны.
16.09.1609 началось колониальное восстание в Экваториальной Гвинее. Причины его неизвестны. Армия была разбита и отступила в Пул.
01.01.1610 султан Альварес II, находясь под впечатлением от трактата мудрейшего Абдуллы аль-Хаким ибн-Багдади «Персик повелителя», приказал даровать своим подданным ряд личных свобод. Впервые женщины Конго получили некоторые важные права, ранее всецело принадлежавшие их отцам и мужьям. Конечно, столь серьёзная реформа немного смутила умы подданных, но к осени вновь мир и стабильность снизошли на Конго. Тем более, что ещё в начале марта восставшие в Гвинее были разбиты и уже не смущали своими делами сердца правоверных.
Положительное значение реформы Альвареса II явно прослеживается в том, что летом 1612 года в столице произошёл серьёзный демографический взрыв. Султан оказал поддержку и отправила два отряда колонистов на поселение в Экваториальную Гвинею. После этого полтора года прошли в мире и спокойствии. Из внешних событий достойно упоминания торговое соглашение, заключённое между Конго и европейским Клёве в середине июля 1613 года. Клёве в тот момент усилилось за счёт дипломатического присоединения Саксонии и окрестностей, поэтому заключение соглашения многие исследователи международных отношений считают попыткой Альвареса II наладить отношения с значимыми государствами Европы.
Увы… Лето сменяет зима, а плохие времена – хорошие. В середине марта 1614 года, в разгар сезона дождей, в Конго пришла чума. До нас дошли сведения, что народ был взволнован, ибо не понимал, за что Аллах наслал болезнь. По некоторым данным, только в Нижнем Заире умерло 1000 человек. Очевидно, масштабы эпидемии были гораздо больше, ибо султан Альварес II, повелитель Конго, столп веры и прочая и прочая и прочая скончался от чумы в начале августа того же года. Ему наследовал сын, известный в истории как султан Бернардо II. Об этом султане известно крайне мало, ибо через год его сменил на престоле его брат, султан Альварес III. По некоторым данным Бернардо также умер от чумы.
Султан Альварес III не унаследовал качеств своего отца, был подозрителен и жесток с ближними, корыстолюбив и скуп на награду; имел неприятный голос и был невзрачен ликом. Предположительно, его личные качества стали причиной неожиданного восстания в Пуле, случившемся в середине февраля 1616 года. К концу весны бунт был подавлен.
Несмотря на это, его правление было наполнено важными событиями: в середине октября 1617 года была проведена реорганизация флота, что позволило немного продвинуться в исследованиях морского дела; в феврале 1618 по указу султана была заложена академия искусств в провинции Пул, а в начале января 1620 года султан ещё больше ограничил знать, дав привилегии богатым сословиям.
Несмотря на всё это, Альварес III не пользовался любовью придворных и народа. Последней каплей терпения стал арест инакомыслящего философа, случившийся в Конго 01.03.1622. Кто инспирировал указ, по которому этого учёного мужа, пользовавшегося уважением и любовью в столице, сначала бросили в тюрьму, а вскоре удушили – историкам неизвестно. Важно то, что в тот момент консерваторы взяли вверх.
Именно это происшествие стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. 05.05.1622 султан Альварес III был отравлен. По некоторым данным, были убиты и его малолетние дети, а также несколько приближённых слуг. В результате переворота при поддержке столичной знати на престол вступил брат Альвареса, султан Педро II.
Султан Педро II лишён качеств, необходимых для повелителя. Он слабо разбирался во всех государственных вопросах и предпочитал гарем всем иным делам. Некоторые косвенные сведения дают основание предполагать, что султан был немного слаб на голову. Правил он менее двух лет и из всего его правления можно выделить только небесное знамение – метеор Педро II – которое так напугало подданных в конце января 1624 года. Впоследствии, когда в апреле 1624 года Педро II скончался во время увеселений в гареме, некоторые астрологи стали напрямую связывать метеор со смертью султана.
Далее в истории Конго наступает период, известный как «Правление безумных султанов». Этот непростой период, во время которого на троне оказывались либо полные посредственности, либо совсем слабые повелители, можно было бы счесть самым ужасным для Конго, если бы не воля Аллаха, оградившего государство от бед и напастей. Продолжим же наше повествование.
Итак, 14.04.1624 на трон Конго взошёл султан Гарсиа I, старший сын султана Педро II и его копия как по талантам, так и по желаниям. В истории государства он не оставил никакого следа, за исключением сведений в летописи о его восхождении на трон и отчёта главного казначея о расходах на погребение султана двумя годами позже. Некоторые исследователи считают, что пристрой к гарему для поселения новых наложниц начали возводить именно в эпоху его правления, но достоверность этого факта сомнительна.
В начале июня 1626 года султана Гарсиа I на троне сменил его брат, султан Амброзио. Этот повелитель правоверных был чуть-чуть разностороннее брата и кроме гарема увлекался катанием на лодках и посещением центрального столичного базара. Нельзя сказать, что эти увлечения приличествуют высокому сану повелителя, но, слава Пророку, его визири смогли принести некоторую пользу государству. Например, известно, что уже через три недели после принятия султаном знаков высшей власти купцов охватила жажда торговли.
Отдельно необходимо отметить 1630 год, ибо в самом начале января Амброзио подписал фирман о свободной торговле (что ещё более понизило меркантилизм и протекционизм), а 21.05.1630 была проведена реорганизация флота, что немного продвинуло вперёд исследование морских технологий.
Пробыв на троне менее пяти лет, 02.03.1631 Амброзио предстал перед Аллахом. В Нижнем Заире был найден документ, проливающий свет на причины смерти султана. Султан утонул: во время катания на лодке по реке началась сильная гроза. Сильные раскаты грома и ливень вызвали панику среди гребцов, лодка перевернулась и султана не смогли спасти. Его сменил брат Альварес 4-й, также весьма и весьма слабый повелитель, практически копия своего отца, султана Педро II.
За пять лет своего правления султан Альварес не сделал ничего, достойного упоминания. Разве что основание гарнизона в Нижнем Заире, случившееся в самом начале января 1633 года, можно отнести к его деяниям. Удовольствия, которым предавался султан, становились всё более изысканными, а дела управления оказались практически заброшены. Смерть же его, последовавшая в конце февраля 1636 года была такой же незаметной и глупой, как и его жизнь.
Придворное окружение поспешило объявить султаном Альвареса 5-го, малолетнего сына Альвареса 4-го. У этого слабого умом и телом потомка повелителей Конго не было ни влияния ни влиятельных и опытных регентов, ибо чехарда султанов испортила нравы двора и на первый план вышли не те, кто мог помогать султану в управлении, а те, кто потакал его прихотям и капризам.
Альварес 5-й правил всего полгода. Дворцовый переворот 02.08.1636 привёл к власти Альвареса 6-го, младшего сына султана Альвареса II и сводного брата султана Педро II. Началась новая страница истории государства.[Исправлено: Avar, 19.05.2005 18:28]
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Krot
Russian League



Герцог (11)
3215 сообщений


Re: Великолепно   19.05.2005 19:08
Я пытался играть за эту страну, было скучно, через 5 лет бросил, а в вашем описании гораздо веселее.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Триумфальное возвращение мастера жанра   20.05.2005 09:39
Наконец-то камрад Авар порадовал нас очередным своим шедевром . А мы уж и заждались :-). Видели мы, как инки плавали по Средиземному морю. Теперь посмотрим, как негры разгуливают в набедренных повязках по заснеженной России .
neighbour
Victoria



Москва

Коллежский асессор (8)
969 сообщений


Re: Конго: чёрная жемчужина. Часть 1   20.05.2005 07:54
Правда, неизвестно, какие полномочия получил Нкуву, ибо кроме отрывочных сведений о «послании Нкуву вождям», до наших дней не сохранилось.

Просто шедевр
ТАК ДЕРЖАТЬ
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Конго: чёрная жемчужина. Часть 1   20.05.2005 11:35
Может быть, стоило попробовать повоевать? Рискнуть, поставить все на карту, ведь на то это и игра?
Нет гарантии, что выживешь, но можно и первым стать.
Можно ч/з Испанию в Бенин пробиться и ТЦ отвоевать.
Можно на Нидерланды самому напасть (но много ли на этом можно заработать).
Можно с Зимбабве'й повоевать (если удасться до туда хоть сколь-то большую армию довести).

Да, Испания - это самоубийство, но это еще и шанс.[Исправлено: Riko, 20.05.2005 11:36]
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Ответ от имени автора   20.05.2005 16:06
Avar:

К 1564 году, когда был установлен контакт с
первой державой, Испания имела то ли 12-й то ли 13-й уровень военных
технологий. У Конго был 2-й. Когда испанский отряд в 5000 человек разгромил почти
30-тыс. армию Бенина (Бенин ещё не был открыт, но его войска воевали с
испанцами), стало ясно, что соваться туда - проблематично. И потом.
Захват двух испанских провинций в Африке не позволял надеяться на
получение хотя бы одной из них по итогам войны. А союз с Испанией дал
возможность узнать ряд европейских государств, что ускорило
исследования.
И ещё. Чтобы атаковать Испанию, необходимо было пройти через провинцию
Дуала, где даже 14-тыс. отряд с исследователем во главе нёс потери.
Чтобы атаковать Зимбабве, наобходимо было провести армию через
половину континента по пустынным провинциям при малом снабжении. Для
того, чтобы осадить крепость в провинции Кафры требовалось не менее
10000 человек, следовательно, надо изначально было посылать армию в
30000 человек. Штурмовать крепости войска Конго не могли, а наладить
регулярный подвод подкреплений проблематично в силу расстояния.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Ответ от имени автора   20.05.2005 16:27
Не сомневался в обоснованности ваших действий.
Avar:К 1564 году, когда был установлен контакт с
первой державой, Испания имела то ли 12-й то ли 13-й уровень военных
технологий. У Конго был 2-й. Когда испанский отряд в 5000 человек разгромил почти
30-тыс. армию Бенина (Бенин ещё не был открыт, но его войска воевали с
испанцами), стало ясно, что соваться туда - проблематично. И потом.
Захват двух испанских провинций в Африке не позволял надеяться на
получение хотя бы одной из них по итогам войны. А союз с Испанией дал
возможность узнать ряд европейских государств, что ускорило
исследования.И ещё. Чтобы атаковать Испанию, необходимо было пройти через провинцию
Дуала, где даже 14-тыс. отряд с исследователем во главе нёс потери.

Вы уже описали ~50 лет жизни рядом с испанцами. Все это время у них в "соседней" провинции были войска?
Захват пары провинций действительно не позволил бы надеятся на получение одной из них по итогам войны, но позволил бы открыть и воевать с Бенином. Цель - ТЦ. А потом мир по 0 с Испанией.
Конечно, безумие. Но в чем смысл тогда играть за миноров? Показать, что игра за них неинтересна и однообразна? ИМХО, смысл - поиск вариантов развития.

Чтобы атаковать Зимбабве, наобходимо было провести армию через
половину континента по пустынным провинциям при малом снабжении. Для
того, чтобы осадить крепость в провинции Кафры требовалось не менее
10000 человек, следовательно, надо изначально было посылать армию в
30000 человек. Штурмовать крепости войска Конго не могли, а наладить
регулярный подвод подкреплений проблематично в силу расстояния.

Да, я сразу описал сомнения в подобном варианте развития событий. Вы писали, что султан Конго был баснословно богат и все платил с легкостью. Я поверил :-) Так мог ли он позволить себе создавать армию, которая смогла бы совершить такую экспедицию?

Раз уж обсуждение началось, то расскажите и про Нидерланды - стоила ли война с ними того вина, что они делали на Мысе Доброй Надежды?

ИМХО, война с Испанией - самое перспективное и возможное из рисковых и бестолковых предприятий. :-)
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Ответ от имени автора   23.05.2005 09:03
Riko:Не сомневался в обоснованности ваших действий.
Вы уже описали ~50 лет жизни рядом с испанцами. Все это время у них в "соседней" провинции были войска?

Avar:
Нет, не всё время. Более того, во время одной из войн Испании и Бенина
был момент, когда войска Бенина смогли взять обе испанские провинции
под контроль. Года за полтора управились. А потом приплыли испанцы и
штурмом отбили обе своих крепости, после чего ободрали Бенин почти на
200 золотых.


Riko:Захват пары провинций действительно не позволил бы надеятся на получение одной из них по итогам войны, но позволил бы открыть и воевать с Бенином. Цель - ТЦ. А потом мир по 0 с Испанией.

Avar:
Красиво. Но есть два "но".
1. Мне не было известно, насколько Бенин мощный соперник. Предположим,
Конго объявляет войну Испании, два небольших отряда Конго сразу осаждают крепости
в Нигерии и Бенуэ (чтобы испанцы не строили войск и чтобы потом
обеспечить снабжение приграничных провинций Бенина), ещё несколько
небольших (до 1000 человек) отрядов направляются во все стороны для
открытия соседних провинций. В это же время в Яунде формируется мощная армия
вторжения и частями (для снижения потерь) выдвигается через Дуала в
Нигерию. Через 4-5 месяцев после начала движения наконец открываются
пограничные и столичная провинция Бенина. Известно, что в Того (где
ТЦ) крепость второго уровня и снабжение 8 (или 10 - не помню...).
Атакуем Бенин, начинаем осаду крепости. Вопрос: если я не могу
штурмовать эту крепость, то сколько времени протянется осада при
отсутствии артиллерии и бонуса к осаде в условиях второго уровня военных
технологий? Сколько средств придётся затратить для победы? В то время
как лимит резервистов - 28-30 тысяч. Если я его сразу же исчерпал
постройкой армии вторжения, сколько я смогу набирать в следующие
месяцы? А войска мрут, прежде всего, из-за отсутствия снабжения и
болот, а не от боевых потерь. ИМХО, Бенин может спокойно копить силы,
а через полгода обрушиться на поредевшую армию в Того. И армия Бенина
атаковать будет с завидной регулярностью, поскольку атаковать пределы
Конго она не может.
И с чем Конго остаётся? с войной на два фронта и исчерпанными запасами резервистов?
2. Предположим, что через год (если не раньше) после начала войны
приплыли испанцы. Их десант снимает осаду с Нигерии, а потом с Бенуэ.
Армия в Того отрезана и несёт ещё большие потери. Не думаю, конечно,
что они будут атаковать Яунде через пустынную Дуала - скорее сразу же
начнут атаку в Экваториальной Гвинее...
В общем, что мы получаем в обоих случаях: рост ББ и падение стабильности на 4 пункта
за две немотивированные агрессии, две проигранные войны (то есть минус
в общем счёте), потраченные финансы, и, не исключено, потерянные провинции.

Riko:Конечно, безумие.

Avar:
Соглашусь с Вами :-)

Riko: Но в чем смысл тогда играть за миноров?

Avar:
В том, чтобы получить результат, отличный от исторического и на два
порядка превосходящий его.

Riko: Показать, что игра за них неинтересна и однообразна?

Avar:
Вовсе нет. Показать, что практически из любой сложной начальной
ситуации в игре можно достичь хорошего результата причём не
обязательно только военным путём.

Riko: ИМХО, смысл - поиск вариантов развития

Avar:
Согласен. Поиск - это хорошо. Но должна быть стратегическая цель. Для
той ситуации, в которой были Инки (добыча золота, много провинций) -
целью была победа и первое место. Для Конго цель - прорваться в десятку
"самых-самых". Поясню, почему в десятку - начальная ситуация гораздо
сложнее, чем у Инков. Сложнее, но не безнадёжнее.

Riko:Да, я сразу описал сомнения в подобном варианте развития событий. Вы писали, что султан Конго был баснословно богат и все платил с легкостью. Я поверил :-) Так мог ли он позволить себе создавать армию, которая смогла бы совершить такую экспедицию?

Avar:
Да, султан был богат. И вот почему: деньги не во что было вкладывать.
С того момента, как построили сборщиков налогов и до принятия
мусульманства прошло 70 лет. Каждый год 30 монет поступают в казну.
Тратить их некуда: в ТЦ Того мест уже нет (5 купцов и больше послать
не могу), другие ТЦ неизвестны, колонистов нет, крепости усилить пока не могу, армию не
содержу, поскольку не нужна... Обратите внимание, у меня в первой
части ААРа практически нет описания строительства и траты средств.
Так, к моменту принятия мусульманства у меня было чуть больше двух
тысяч золота в казне - золота, которое мне некуда было пристроить :-)
Потом, конечно, нашлось куда.



Riko:Раз уж обсуждение началось, то расскажите и про Нидерланды - стоила ли война с ними того вина, что они делали на Мысе Доброй Надежды?

Avar:
Та война, о которой Вы прочли - нет. А вот другие... :-)


Riko:ИМХО, война с Испанией - самое перспективное и возможное из рисковых и бестолковых предприятий. :-)

Avar:
Не уверен. Возможное - да, а насчёт перспективы весьма сильно
сомневаюсь.
Ждите часть 4, узнаете кое-что интересное :-)
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


+   23.05.2005 12:02
ИМХО, есть смысл спрашивать, чтобы получать такие развернутые ответы.
А вот переубеждать смысла нет. :-)
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: +   24.05.2005 09:53
Riko:ИМХО, есть смысл спрашивать, чтобы получать такие развернутые ответы.
А вот переубеждать смысла нет. :-)

Avar:
Ну, думаю, что каждый останется при своём мнении исходя из тех
приоритетов, которые он ставит в игре. Умереть красиво - один из них.
Но мне, ИМХО, он не подходит. ;-)
Virus
Victoria



SecuritySystems/Director
Kiev

Граф (9)
1622 сообщения


Re: Браво!   23.05.2005 12:57
Читать как всегда интересно и познавательно
Правда автор начинает утаивать от нас последние изменения во внутреней политике;-)

Пару вопросов по игре позволите?
1. Картами меняться до появления европейцев я так понимаю смысла нет? Или есть таки возможность через соседей узнать о существовании Морокко? Если да, то ИМХО надо качать деньги на отношения, и меняться со старта, чтобы снять вайтмэн побыстрее.
2. Развитие техов не совсем понятно ИМХО надо сначала третью торговлю (для монополии в Того), потом третью инфру (для постройки пары-тройки виноделен, опять же крепости и академия ИМХО непозволительная роскошь), а потом уже и в армию все сливать (хотя ИМХО воевать придется не скоро, можно бы и пятую инфру открыть попробовать).
3. Почему приняли ислам? Может имело смысл дождаться христианства, и получать мега-бонус во все техи?

Это не замечания, просто сам начал недавно за Зимбабве, правда в ЕЕР, так вот стартовая ситуация там схожая. Правда со старта мы знаем Оман, поэтому в течении первого же года вайтмэн я снял. Далее играю по описаной схеме развития - первая инфра - первая торговля - вторая торговля (для увеличения прибыли в Занзибаре) - вторая инфра (для увеличения прибыли от производства) и жду третью торговлю, для установления гегемонии на Занзибаре. Стартовые настройки такие же как в Конго, со старта качаю централизацию, правда инновации сразу по ивентам стараюсь двигать вниз (колонисты), с нетерпением жду ивентных колонистов (свои пока минус 1 в год:D) для создания колонии с портом (торговля за пределами Занзибара), и тут опять же третий торговый тех будет весьма кстати, как вобщем и третья инфра, с постройкой виноделен. Сейчас у меня 1480 год, до третьего торгового еще 50 лет, надеюсь что за это время смогу получить ивентных колонистов и порт. В казне 1000 монет (могло быть 2000), от скуки выменял себе карты всего мира, не удержался:D, инфляция правда уже 11% (ни одного урожайного года блин) от этой золотодобычи, большие надежды возлагаются на торговлю, что она позволит остановить рост инфляции. Вобще играть несколько нудновато, развлекаюсь наблюдая как развиваются события в мире. С целями игры тоже пока не определился, на завоевание мира не тянет, но и ограничиваться колонизацией смысла не вижу. Вобщем решил пока не выбирать игровые приоритеты (хотя это и не очень умно), а просто погонять пробную, для выяснения на что собственно негры способны;-)

Вобщем успехов, и скорейшего продолжения ААРа

Респект.
Всего на Всех никогда не хватит! Потому что Всех - много, а Всего - мало!
Давно (пора/надо?) понять, что российский сайт для русской части инет-сообщества. Не согласные могут выйти вон или, по крайней мере, вести себя поскромнее. c.Мельхиор... ЗИГ ХАЙЛЬ! с.Химера =)))))
Главная польза денег, уверенность что они - решат любую проблему.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Автор отвечает   24.05.2005 09:52
Virus:Читать как всегда интересно и познавательно
Правда автор начинает утаивать от нас последние изменения во внутреней политике;-)

Avar:
Неверно, я ничего не утаиваю. Каждое изменение указывается: то
дарованы свободы подданным (личные свобода +1, стаб. -1), то султан
сосредотачивает ещё больше власти (централизация +1, стаб. -1), то
даются свободы торговли и права купцам (свободная торговля +1, стаб.
-1). Иногда султан ограничивает права знати и дарует права богатым
(власть богатых +1, стаб. -1). Может быть, в некоторых случаях это не
прописано настолько явно...


Virus:1. Картами меняться до появления европейцев я так понимаю смысла нет? Или есть таки возможность через соседей узнать о существовании Морокко? Если да, то ИМХО надо качать деньги на отношения, и меняться со старта, чтобы снять вайтмэн побыстрее.

Avar:
Смысл есть - меняться не с кем :-( В начале AARа я указал, что Конго
знает 8 провинций, причём только одна из них принадлежит другому
государству (Того, торговый центр Бенина). Столицу их я не знаю и
послать дипломата не могу.
Не зря же контакт с Испанией состоялся только в середине 16-го века,
когда появился первопроходец, достигший Нигерии - испанской провинции,
захваченной ими у Бенина. Испанцы же меняться отказывались наотрез,
даже тогда, когда Конго и Испания были в союзе и находились в
нормальных отношениях.
Если бы португальцы не были присоединены Испанией и основали колонию
(или факторию) хотя бы в Камеруне или Дуала, было бы попроще.
С Вами я абсолютно согласен - обмен картами для изолированного
государства язычников должен состояться как можно раньше, чтобы снять
эффект "белого человека". Увы, в этом случае раньше не получилось.


Virus:2. Развитие техов не совсем понятно ИМХО надо сначала третью торговлю (для монополии в Того), потом третью инфру (для постройки пары-тройки виноделен, опять же крепости и академия ИМХО непозволительная роскошь), а потом уже и в армию все сливать (хотя ИМХО воевать придется не скоро, можно бы и пятую инфру открыть попробовать).

Avar:
Не согласен. Стоимость третего уровня торговли в условиях изоляции
ОЧЕНЬ велика. Однозначно, необходимо сначала повысить крепости до
второго уровня, потом инфраструктуру до второго. И ещё. Предположим, я
"ускоренно" качаю третий уровень торговли. Когда я достиг второго
уровня, я видел, что третьего уровня в условиях изоляции я могу
достигнуть к концу 18-го века, а третьего военного уровня - гораздо
(лет на сорок-сорок пять) раньше. Я согласен с Вами, что развивать
торговые технологии выгодно для формирования монополий, но выгодно это
при том, если Вы имеете контакты с государствами, на территории
которых расположены торговые центры (для заключения торговых
соглашений и получении некоторых гарантий от введения запрета на
торговлю). В моём случае это не подходит.
А крепости в условиях резкого отставания по военным техам есть не
роскошь, а разумная необходимость, ибо 6-7 тысячный отряд испанцев
(например, 13-14 уровня) штурмом и без глобальных потерь возьмёт крепость первого уровня, если
обороняющиеся не достигли хотя бы 5-го уровня военного дела. Захват же
крепости второго уровня в условиях тропического климата и болот
потребует от врага более серьёзной подготовки.

Virus:3. Почему приняли ислам? Может имело смысл дождаться христианства, и получать мега-бонус во все техи?

Avar:
Не знаю, решил рассмотреть такой вариант истории. Насколько это был бы мега-бонус - вопрос ещё тот. И потом,
есть ли гарантии, что это событие произойдёт достаточно скоро после
того, как я откажусь переходить от язычества к исламу. Контактов с
европейцами-то в тот момент у меня не было.
Для примера, при игре за инков предложения по переходу в католицизм и
протестантство приходили в последней четверти 17-го века, после
полутора веков "усиленных контактов" :-) с европейцами.



Virus:Это не замечания, просто сам начал недавно за Зимбабве, правда в ЕЕР, так вот стартовая ситуация там схожая. Правда со старта мы знаем Оман, поэтому в течении первого же года вайтмэн я снял. Далее играю по описаной схеме развития - первая инфра - первая торговля - вторая торговля (для увеличения прибыли в Занзибаре) - вторая инфра (для увеличения прибыли от производства) и жду третью торговлю, для установления гегемонии на Занзибаре. Стартовые настройки такие же как в Конго, со старта качаю централизацию, правда инновации сразу по ивентам стараюсь двигать вниз (колонисты), с нетерпением жду ивентных колонистов (свои пока минус 1 в год:D) для создания колонии с портом (торговля за пределами Занзибара), и тут опять же третий торговый тех будет весьма кстати, как вобщем и третья инфра, с постройкой виноделен. Сейчас у меня 1480 год, до третьего торгового еще 50 лет, надеюсь что за это время смогу получить ивентных колонистов и порт. В казне 1000 монет (могло быть 2000), от скуки выменял себе карты всего мира, не удержался:D, инфляция правда уже 11% (ни одного урожайного года блин) от этой золотодобычи, большие надежды возлагаются на торговлю, что она позволит остановить рост инфляции. Вобще играть несколько нудновато, развлекаюсь наблюдая как развиваются события в мире. С целями игры тоже пока не определился, на завоевание мира не тянет, но и ограничиваться колонизацией смысла не вижу. Вобщем решил пока не выбирать игровые приоритеты (хотя это и не очень умно), а просто погонять пробную, для выяснения на что собственно негры способны;-)

Avar:
Ситуация абсолютно несхожая. Зимбабве помимо Омана знает государства
Зулусы и Кафры (кажется так). Кроме того, Зимбабве более богатая
страна, имеющая золотодобычу. Основу же экономики Конго составляют
рабы (только в столице - фарфор).
Если мне не изменяет память, в опросе на тему "За какую страну играть
труднее всего?" Зимбабве не было упомянуто или упоминалось в каком-то
контексте. Я не в пику Вам это пишу, просто, на мой взгляд, стартовые
условия этих стран настолько различны, что рецепты, подходящие для
одного государства, могут не подойти для другого.
Кстати, если Вы не построите крепости 2-го уровня на своих границах,
то не исключено, что прибытие английских или голландских колонистов на юг
Африки (в конце 16-го - начале 17-го вв.), будет для Вас неприятным
сюрпризом. Эти государства весьма агрессивно относятся к существованию независимого Зимбабве. ;-)



Virus:Вобщем успехов, и скорейшего продолжения ААРа

Респект.

Avar:
Спасибо и респект.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Конго: чёрная жемчужина. Часть 4 (автор - Avar)   23.05.2005 13:09
Конго: чёрная жемчужина

Часть 4: возвышение и смуты
Дворцовый переворот 02.08.1636 привёл к власти Альвареса 6-го, младшего сына султана Альвареса II и сводного брата султана Педро II. Начиналась новая страница истории государства.
Вступив на трон далеко не в юном возрасте, новый султан был чужд стремлений к потрясениям. Очевидно, подданные устали от предыдущих слабых и сластолюбивых правителей, поскольку в конце марта 1637 года произошло увеличение числа колонистов: подданные в надежде на лучшее устремились в новые земли. Султан благосклонно отнёсся к «гласу народа», поэтому в начале июня того же года была основана колония в провинции Дуала, а 05.08.1637 – в Камеруне. Но недолго правоверные наслаждались миром.
04.02.1639 Нидерланды напали на союзника Конго – папу римского; Испания и Конго исполнили свой союзнический долг и вступили в войну. По указу султана Альвареса 6-го было начато формирование и пополнение армии для экспедиции в южные колонии врага. К сожалению, в середине года началась сильная эпидемия чумы. Подданные в страхе бросились в мечети, дабы вымолить у Аллаха защиту от напасти. По некоторым данным, в Конго и Нижнем Заире умерло по 1000 человек, а волнения прокатились по всему государству.
12.12.1639 наконец-то была найдена держава Бенин, в чей торговый центр купцы Конго ездили на протяжении двух веков. Эти язычники относились к Конго весьма плохо, однако, вследствие отсутствия общей границы, не представляли угрозы для государства.
Следующий год не был радостным для государства. Армия с большими потерями от туземцев и малярии добралась до юга континента. Дважды храбрые воины атаковали колониальные войска Нидерландов и оба раза отступали под плотным огнём мушкетов врага. Наконец, 03.02.1641 после яростной битвы войска взяли Капштадт - столицу провинции Мыс Доброй надежды. Увы, это была последняя радостная весть, которую узнал Альварес 6-й. Прикованный к смертному одру, он тихо угас во дворце, перед смертью благословив своего сына на трон.
21/02/1641 султан Гарсиа II стал править Конго. Этот султан заметно выделялся на фоне своих малоспособных предшественников. Хороший дипломат и замечательный правитель, он решил сосредоточиться исключительно на внутренних делах государства. Вялотекущая война не помешала ему войти в историю Конго, как «победителю неверных», а успехи во внутренней политике добавили к его титулу народное прозвище «Сиятельный». Но обо всё по порядку.
Одним из первых важных решений, дошедших до нас, можно считать эдикт Гарсиа II «О торговле» Этот небольшой документ не только дал новые свободы торговому сословию, но и внёс радикальное изменение во всю внутреннюю политику государства. Достаточно сказать, что теперь Конго могло проводить колониальную политику и посылать колонистов для расширения пределов державы. Султан считал, что мирная экспансия предпочтительнее военной. Известно его высказывание на сей счёт: «Пушинка мира приятнее моему сердцу, нежели тяжкий груз военных побед». И хотя на тот момент в истории Конго военных побед было, скажем честно, немного (и, в основном, над туземцами и бунтовщиками), однако миролюбие султана выделяет его среди владык своего времени. Несмотря на начавшееся брожение умов, купцов уже в начале октября охватила жажда торговли и наживы.
Год 1641 отмечен ещё одной победой – в конце октября экспедиционный корпус захватил маленькую колонию врага в провинции Симор.
В середине октября 1643 года у Конго появился первый флот – пять кораблей стояли в порту Камеруна, ожидая приказа султана. Правда, плыть им было особо некуда, но престиж флота был высок.
Через два года, в январе 1646 года, вспыхнуло неожиданное восстание в провинции Пул. В чём была его причина – неизвестно; известно лишь, что наспех собранная армия смогла разбить бунтовщиков лишь со второй попытки к концу того же года.
21.04.1648 случилось обострение отношений с союзной Испанией. Вызвано оно было какими-то проблемами в отношениях католиков и мусульман: то ли купцы подрались, то ли настоятель христианского храма св. Марии накормил имам-хаттыба свининой… В общем, история тёмная и непонятная.
В середине июля 1649 года Испания вступила в войну с Кёльном и призвала союзников на помощь. Султан Гарсиа II тоже направил послов с объявлением войны, однако оказывал союзникам исключительно моральную поддержку. Он не одобрял, что его испанский союзник ведёт постоянные и беспрерывные войны то в Европе, то с неведомыми ацтеками и инками. Испанцы устали от войны – это понимали на берегах Заира лучше, чем на берегах Тахо и Гвадалквивира. Именно усталостью и ростом числа бунтов можно объяснить то, что Фландрия 01.04.1650 отделилась от Испании и объявила ей войну. Так, впервые в своей истории, Конго оказалось втянуто сразу в три разных вооружённых конфликта. И во всё время этих войн султан сохранял бодрость духа и хороший аппетит. Более того, в начале ноября того же года была проведена реорганизация флота, немного ускорившая исследование морских технологий.
25.09.1651 союзники заключили мир с Нидерландами; по условиям мира султанская казна получила около 75 золотых монет дани. Немного подумав, султан решил не возвращать армию из Симора и Капштадта рассудив, что «вдруг опять война – а войска устали».
Через месяц был издан фирман султана, дававший права богатым подданным в ущерб знати. Были некоторые волнения и дестабилизация, но они практически не отразились на жизни государства. Этот фирман мало известен историкам, поскольку в середине ноября того же года был издан знаменитый «Эдикт о веротерпимости».
В следующем году были завершены все войны: в апреле Испания присоединила Фландрию, а 01.08.1652 был подписан «белый мир» союзников с Кёльном. И возрадовались сердца подданных султана, и была в государстве тишина.
Последующие десять лет правления султана Гарсиа II были нелёгкими, однако весьма важными для государства. 23.04.1653 началось мощное колониальное восстание в Камеруне. Отряд горбатого Банту, назначенного на должность командира не за доблесть и опыт, а по приказу султана «Пошлите этого горбатого куда-нибудь…», был выбит из колонии с ощутимыми потерями. Только с третьей попытки, 09.02.1654 контроль над Камеруном был восстановлен.
В ноябре 1654 года представители городов обратились к султану с петицией «о восстановлении старых прав». Несмотря на разумные доводы в пользу челобитчиков султан отказал, что привело к серьёзному падению стабильности внутренней жизни. Более двух лет понадобилось чиновникам и имама, чтобы успокоить брожение умов; слава Аллаху, что обошлось без бунтов.
Я уже писал о том, что султан был умелым правителем, умеющим выстраивать свою политику с учётом будущих интересов. 24.09.1656 Гарсиа II издал указ о создании «Султанской торговой компании «Гарсиа и сыновья», что сразу же продвинуло исследование в области торговли на 500 п. Через два года, в ноябре 1658, мудрецы и академики Конго открыли третий уровень военных технологий.
О последних годах правлении султана известно немного. Например, в конце мая 1659 года он был в Экваториальной Гвинее на церемонии спуска на воду 5 военных кораблей, полученных вследствие высокого престижа флота. Увы, этот замечательный султан занедужил и почти отошёл от дел. В конце 1660 года стало ясно, что время его прошло.
К сожалению, нередко дети и внуки своими делами или своим бездействием портят то, что создавали их отцы и деды. Так и в истории Конго наступил второй период, иногда называемый «Междуцарствие», хотя правильнее было бы назвать его «Многоцарствием». Как говорит мудрая пословица: «У семи капитанов корабль утонет»; слава Аллаху, корабль государства оказался крепче, нежели его неразумные капитаны.
01.01.1661 Султан Антонио I стал править Конго. Сын Гарсиа Второго не блистал талантами и очутившись на троне, не оставил значительного следа в истории государства. Фактически, всё время его правления на него оказывали влияние советники его отца. Именно этим можно объяснить, что хоть какие-то сведения о правлении этого султана дошли до наших дней.
В первой декаде мая 1661 года Испания завершила многолетнюю войну с Бенином, содрав с язычников 200 монет репараций. Отношения с союзником радовали султана и двор: например, в начале октября того же года произошло значительное улучшение отношений с Мадридом; к сожалению, убедить испанского короля дать проход войск не удалось.
Через месяц был оглашён фирман Антонио, который объявлял об окончательной централизации управления. Этот момент историки считают «Становлением абсолютизма на африканском континенте». Были, конечно, недовольные фирманом, но вскоре всё успокоилось.
Мир в то время был наполнен войнами: Испания развязала войну с Инками, Нидерланды повоевали и ограбили Зимбабве, в середине января 1664 года Швеция стала частью Австрии… Во второй половине февраля 1664 года Конго потряс мощный политический кризис, серьёзно дестабилизировавший внутреннюю жизнь государства. Причины его неясны. Через полтора года, в начале сентября 1665, начались мощные выступления ремесленников. Султан Антонио I пошёл на снижение пошлин и дарование некоторых личных свобод, что обошлось казне в 75 золотых.
Нерешительность султана и «потакание черни» привели к дворцовому перевороту 30.10.1665, когда Антонио был убит, а его семья выслана из столицы. На престол взошёл Альварес 7-й, брат убитого султана. Его скоротечное правление не отмечено никакими заметными делами. Уже через восемь месяцев, в начале июня 1666 года на престол был возведён малолетний его малолетний сын, Альварес 8-й. По мнению некоторых историков, Альварес 7-й был отравлен кем-то из своих многочисленных родных.
Маленький мальчик недолго пробыл на троне большого государства. Уже 01.01.1667 его дядя, брат Антонио I и Альвареса 7-го, низложил племянника и стал править сам под именем Альфонса III. Бывший султан был помещён под надзор стражи.
Правление нового султана также не было долгим, однако историкам известны некоторые события того времени. Так в середине лета 1667 года в Конго узнали о существовании государства Сонгай – первого мусульманского государства, чья столица была севернее Бенина. Неизвестно почему, братья по вере отнеслись крайне плохо к единоверцам: даже о династическом браке не могло быть и речи. Сонгай в то время превосходил Конго как по уровню военных технологий (в четыре раза), так и по морскому делу (в три раза).
01.01.1668 был открыт торговый центр в провинции Кафры. Туда сразу же были направлены купцы. Через два месяца при дворе разразился скандал, в результате чего пострадали дипломатические отношения с Испанией. Очевидно, Испания решила найти более сговорчивого султана, поскольку агенты испанского короля начали плести заговор с целью возведения на трон одного из сыновей Антонио I, живших под надзором в провинции. Заговор был успешен.
01.01.1669 Альварес 9-й, старший сын Антонио I, смог при поддержке сторонников совершить государственный переворот. Альфонс III был обвинён в смерти бывшего султана Альвареса 8-го (по некоторым данным именно подозрительная смерть этого несчастного ребёнка в конце февраля 1668 года и стала одной из причин скандала), после чего племянник собственноручно убил своего дядю и стал править Конго.
Новый султан не блистал талантами; жизненные передряги рано сделали его подозрительным и жестоким. Своих братьев он не стал приближать ко двору, справедливо подозревая их в соперничестве. Однако положение его на престоле было непрочным. Желая сохранить стабильность и выправить отношения с испанским двором, в середине октября 1670 года Альварес урегулировал спор о границах, что улучшило отношения с союзником и обошлось казне в 30 золотых. Считается, что именно в то время была окончательно демаркирована граница между провинциями Дуала и Бенуэ.
Через год, 21.11.1671 Альварес 9-й, не доверяя приближённым, стал искать опору в купечестве. Были расширены свободы торговли, что породило недовольство и дестабилизацию в стране. Воспользовавшись ситуацией, сводный брат султана по имени Рафаэль совершил дворцовый переворот, в результате которого Альварес 9-й был убит.
Добившись власти и став 01.01.1672 султаном, Рафаэль оказался в положении человека, который не знает, что теперь делать с тем, чего так добивался и ради чего проливал кровь. Документы, освещающие двухлетнее правление этого владыки, сообщают лишь о повсеместном росте возмущения творившемся в столице. Уже следующей весной, в начале апреля, духовенство высказало султану своё недовольство, что вновь привело к серьёзной дестабилизации внутренней ситуации. Этим тут же воспользовался Даниэль, родной брат султана и, подговорив нескольких придворных, смог устранить султана с престола. Злодеяние свершилось в самом конце 1673 года, а 01.01.1674 султан Даниэль принимал придворных в тронном зале своего дворца.
Юный султан не обладал всеми навыками, необходимыми для повелителя, но был осмотрителен и спокоен, а эти два качества всегда считались хорошими для повелителя. Ведь опыт можно нажить (или воспользоваться советами опытных визирей), а осмотрительность и спокойствие – лучшие помощники в его (опыта) наживании.
В начале января 1675 года истёк срок военного альянса с Испанией и Папой римским. 19.01.1675 Конго вновь присоединилась к союзу двух католических держав, чем подтвердило стабильность и преемственность своей внешней политики.
Однако длинный период чехарды султанов на троне привёл к тому, что местные эмиры смогли вернуть себе часть былых прав. По крайней мере, в начале июня того же года шпионы султана докладывали, что «…указы твои, о владыка, не исполняются либо исполняются не так, как ты в мудрости своей повелел…». И ничего с этим поделать султан не мог, ибо вынужден был считаться с эмирами.
Через два года 07.07.1677 смилостивился Аллах над своими детьми и послал султану первенца-наследника. Молодой отец был горд, подданные и придворные счастливы и всячески показывали свою радость. Казалось, ничто не предвещало беды. Увы… после больших радостей Аллах посылает большие испытания.
В начале декабря 1677 года султан Даниэль опасно занемог. Лучшие лекари были призваны во дворец, но не смогли помочь султану. Напрасно в мечетях молили Аллаха о милости – султан предстал перед Всемогущим. Печаль и скорбь наполнили сердца подданных, слёзы орошали ковры мечетей…
01.01.1678 Султан Андрей, полугодовалый младенец, принял власть над Конго. Историки до сих пор не знают причин, почему Даниэль назвал своего сына христианским именем. Одна из самых правдоподобных версий – что он желал сделать приятное своим христианским союзникам и назвал своего первенца-наследника в честь одного из учеников Христа. Фактически же, за султана правил регентский совет, составленный из приближённых предыдущего султана.
Годы правления султана Андрея были важным периодом в жизни Конго. Несмотря на юный возраст, дела, сотворившееся в это правление, украсили бы правление любого другого, более опытного и мудрого владыки. Именно в эти годы произошёл поворот внешней политики государства при сохранении заветов предыдущего правления. Но обо всём по порядку.
В середине сентября 1680 года были подписаны торговые уложения в Нижнем Заире. 01.12.1681 фирманом султана «Ко всем подданным Нашим…» были дарованы очередные личные свободы. Всё это было прямым продолжением дел предыдущего правления.
29.04.1682 состоялась свадьба тётки султана Андрея, сводной сестры султана Даниэля, красавицы Фатимы с наследником трона государства Сонгай. Это был первый династический брак, связавший узами родства два мусульманских государства. Торжества продолжались неделю, были пышными и разнообразными. Народу раздали милостыню и ради такого случая были прощены недоимки в казну, а осуждённые преступники получили облегчение своей участи. Брак улучшил отношения между двумя дворами.
Расходы на торжества были велики, поэтому в начале июня 1682 года ремесленники стали открыто выражать недовольство возросшим бременем. Совет султана пошёл на снижение пошлин, что облегчило султанскую казну на 75 золотых и снизило крепостничество.
Последующие три года были важным периодом, в течение которого государственный корабль стал менять курс от христиан к единоверцам. И хотя в октябре 1682 года Сонгай отказался от обмена открытиями (ссылаясь на то, что обмен явно неравноценен), постепенно отношения между двумя дворами становились всё менее враждебными, ибо делить двум государям было нечего, а выгоды от сотрудничества обещали быть большими. Так, 12.10.1684 было подписано торговое соглашение с Сонгаем, что наглядно показывает нормализацию отношений.
Конец 1684-начало 1685 гг. стал переломным моментом в жизни и истории Конго. На фоне небольших событий (например, спуск на воду 5 галер, построенных в Камеруне из-за высокого престижа флота или решении совета о накоплении денег и закладки крепости в провинции Дуала) было принято принципиально важное решение выйти из союза с Испанией и вступить в союз с единоверцами.
Однако выход из союза был чреват разрывом отношений, инициатором и главным виновником которого оказался бы султан. Для того, чтобы покинуть союз с честью и при этом не выглядеть ненадёжным союзником, было принято решение заставить Испанию и Эйре (вассал испанского короля и член союза) самих выйти из союза. Наиболее достойным способом был признан военный.
07.04.1685 Конго объявило войну Нидерландам. Испания и Эйре на предложение присоединиться к войне ответили отказом, что послужило формальным поводом к прекращению многолетнего союза. Более того, в течение года султан имел формальный повод для войны против бывших союзников.
События развивались стремительно: уже через четыре (!!!) дня Нидерланды запросили мира, предложив контрибуцию в 300 золотых. 11.04.1685 был подписан мирный договор, положивший конец самой скоротечной и бескровной войне в мировой истории. Причины того, что Генеральные штаты Нидерландов так срочно запросили мира общеизвестны: всё дело в том отряде конголезских воинов, оставшихся в Капштадте на самом юге континента. Получив по голубиной почте сообщение о начале войны, отряд тут же занял столицу провинции Мыс Доброй надежды. Ценность этой провинции была очень высокой для соперника Конго: помимо важного стратегического положения, в провинции работал крупный торговый центр, потеря которого лишала Нидерланды одного из важных источников доходов. То ли по беспечности, то ли по иным причинам Капштадт не был укреплён, а гарнизон незадолго до начала войны был погружен на корабли и отправлен неведомо куда, поэтому малые силы султана смогли беспрепятственно взять город.
Известие о такой быстрой и славной победе облетело мусульманский мир. На следующий день после заключения мира посол султана Конго при сонгайском дворе обратился к султану Сонгая с просьбой принять его державу в союз Сонгая и Марокко. Блестящая победа над серьёзным христианским соперником, а также родственные узы способствовали заключению трёхстороннего союзного договора Сонгая, Марокко и Конго «О военной помощи и защите общих интересов».
Из сохранившихся документов известно, что полученная контрибуция была использована на посыл трёх отрядов колонистов в Камерун.
23.08.1687 Истёк срок альянса трёх мусульманских держав. На следующий день к повелителю Сонгая прибыл посол султана Андрея с предложением заключить военный альянс. Согласие было получено и документ «О военной помощи и защите друг друга» был подписан и скреплён государственными печатями. К сожалению, вследствие отсутствия карт Марокко, отправить посла к марокканскому государю не представлялось возможным, а правитель Сонгая, подписав договор о союзе, не был расположен к обмену карт.
Последующие два года не отмечены сколько-нибудь важными событиями. Известно, например, что в декабре 1687 года купцов охватила жажда торговли, а в конце августа 1689 состоялась большая султанская охота, на которой присутствовал испанский посол. Поскольку султан Андрей впервые выезжал на столь важное мероприятие, он не обратил внимание на промахи и успехи посла; отношения Конго и Испании остались прежними. Из отчёта испанского посла, дона Диего Хуана да Коста, известно, что султан немного волновался. Охота была неудачной, ибо султан делал ошибки, а потом пришлось сделать крюк, чтобы не столкнуться со стадом носорогов. В общем, кроме одной зебры не поймали никого. Когда же охотники утомились и сделали привал на берегу реки, султан захотел отведать рыбы. Желание султана – закон для подданных, который необходимо выполнить без промедления. Так как ни сетей ни гарпунов охотники не взяли, один из дворян, сопровождавших посла на охоте, предложил оглушить рыбу, бросив в воду небольшой бочонок пороха. Подожгли фитиль и бочонок полетел с берега в воду. И вот тут началась настоящая султанская охота, ибо от взрыва из реки на берег полезли оглушённые крокодилы и бегемоты, которых ранее так тщетно искали охотники. Вернее, охота была не совсем такой, на какую рассчитывали: большая часть охотников разбежалась, спасаясь от огромной кучи зверья, выбежавшего из воды на берег и не разбирая дороги пробежавшего через лагерь охотников. Султан лично поразил копьём маленького крокодильчика и подарил его испанскому гранду «за незабываемое зрелище».
К сожалению, победа над крокодильчиком стала последним подвигом юного султана. Во время осеннего сезона дождей он заболел малярией, вскоре сменившейся тропической лихорадкой. Султан, едва достигнув возраста двенадцати с половиной лет, предстал перед Аллахом, оплаканный подданными и придворными. Сонгайский двор также носил трёхдневный траур в память о своём союзнике с берегов Заира.
Поскольку, в силу юности султана и отсутствия у него братьев, эта ветвь династии пресеклась, на трон вступил Альварес 10-й, младший сын султана Гарсиа II (его предпоследний сын, сводный брат султанов Антонио I, Альвареса 7-го и Альфонса III). Во времена чехарды на троне он вёл тихую и незаметную жизнь в Яунде, не участвуя в интригах двора, стоившим многим придворным и родственникам султана не только имущества, но и самой жизни.
Итак, 04.01.1690 зрелый и спокойный султан Альварес 10-й принял власть на берегах Конго.[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 23.05.2005 13:10]
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Конго: чёрная жемчужина. Часть 4 (автор - Avar)   24.05.2005 11:27
Спасибо за продолжение. Есть пара вопросов:

Avar:В начале января 1675 года истёк срок военного альянса с Испанией и Папой римским. 19.01.1675 Конго вновь присоединилась к союзу двух католических держав, чем подтвердило стабильность и преемственность своей внешней политики.

Конец 1684-начало 1685 гг. стал переломным моментом в жизни и истории Конго... было принято принципиально важное решение выйти из союза с Испанией и вступить в союз с единоверцами.
Однако выход из союза был чреват разрывом отношений, инициатором и главным виновником которого оказался бы султан. Для того, чтобы покинуть союз с честью и при этом не выглядеть ненадёжным союзником, было принято решение заставить Испанию и Эйре (вассал испанского короля и член союза) самих выйти из союза. Наиболее достойным способом был признан военный.

Зачем такие сложности? Зачем было в 75-ом году вступать в союз, если всего через 10 лет было принято решение о его несостоятельности?
Почему союз с единоверцами предпочтительнее дружбы с Испанией?
Avar:
Нидерланды запросили мира, предложив контрибуцию в 300 золотых.

На провинцию они, конечно, не соглашались?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Avar:   24.05.2005 12:59
Riko:Спасибо за продолжение. Есть пара вопросов:
Зачем такие сложности? Зачем было в 75-ом году вступать в союз, если всего через 10 лет было принято решение о его несостоятельности?
Почему союз с единоверцами предпочтительнее дружбы с Испанией?

Avar:
Дело в том, что испанцы не хотели меняться картами. Я надеялся, что
смена союза позволит мне совершить обмен картами, но до тех пор, пока
я не мог стать членом союза Сонгай - Марокко, я предпочёл вступить в
союз с Испанией: во-первых, в случае войны в Европе я мог рассчитывать
узнать новые страны; во-вторых, наличие союза гарантировало мне, что
Испания не нападёт на Конго.
В 1675 отношения с Сонгаем были ещё настолько плохи, что не позволяли заключить даже
династический брак. Как только такая возможность представилась - брак
был заключён. Как только я оценил свои шансы на вхождение в союз, как
удовлетворительные, а Испания отвлеклась на войну в Америке, я решил
провернуть такую комбинацию. К счастью, она была успешной.

Riko:На провинцию они, конечно, не соглашались?

Avar:
Они сами предложили 300 золотых через 4 дня после объявления войны. Я
согласился, так как война была средством достижения иной цели, а то,
что Нидерланды за достижение этой цели ещё и заплатили - просто
маленький бонус :-)
Провинцию бы они не отдали. Дело в том, что эта провинция (я потом
опишу, откуда узнал :-) ) оценивалась
в 32% победы в экране мира. Колониальный город с родной религией и
культурой + ТЦ с оборотом в 300 с лишним монет...
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Конго: чёрная жемчужина. Часть 5 (автор - Avar)   27.05.2005 16:58
Конго: чёрная жемчужина

Часть 5: новые времена
Итак, 04.01.1690 зрелый и спокойный султан Альварес 10-й принял власть на берегах Конго. Нельзя сказать, что все подданные были довольны этим фактом, ибо с прежним султаном связывали надежды и планы. Недовольные начали мощное колониальное восстание в Камеруне, разбив в середине августа 1691 года правительственные войска. Несмотря на пополнение в Пуле, вновь сформированная армия была разбита и позорно бежала с поля боя. Самое печальное, что до победы не хватило буквально одного усилия – у бунтовщиков осталось всего одно орудие. Только в середине апреля 1692 года контроль над Камеруном был восстановлен.
В ознаменование победы, 15.04.1692 султан Альварес 10-й произвёл окончательную централизацию власти в государстве. Конечно, это дестабилизировало внутреннюю жизнь, однако недовольные помнили о судьбе бунтовщиков в Камеруне, поэтому никаких эксцессов не было.
Для проведения планомерной внутренней политике султан требовались деньги. В последние же годы казна не была богата, как в давние времена; брать же займы в сложившейся ситуации Альварес 10-й не считал возможным. Деньги можно было получить двумя путями: либо кого-то ограбить либо усиленно копить, увеличивая инфляцию. Изучив международную обстановку, султан решился на первый вариант. На роль «донора» и «дойной коровы» были выбраны Нидерланды, как раз ввязавшиеся в войну с Зимбабве.
18.11.1693 посол Нидерландов получил уведомление о начале боевых действий. Известие о войне всколыхнуло подданных и дестабилизировало внутреннюю жизнь. Отряды на юге континента перешли к активным действиям.
В конце декабря под контролем султанских войск оказались Капштадт и Симор (уже расширенный до города), а 08.01.1694 посол Нидерландов прибыл к султанскому двору с предложением мира. Условия мирного договора – прекращение военных действий и 280 золотых в качестве контрибуции – вполне устроили султана. На полученные деньги колония Камерун была расширена до города, в котором была заложена крепость. В начале октября 1694 султан лично присутствовал на празднике в честь основания города и лично заложил первый камень в основание новой крепости.
К сожалению, это было последнее деяние султана Альвареса. В разгар сезона дождей он серьёзно заболел и вскоре предстал перед Аллахом.
02.12.1694 сын Альвареса, султан Педро 4-й стал править Конго. Один из самых знаменитых в истории Конго султанов отличался блестящими способностями к дипломатии, поэтому, опираясь на верных советников и продолжая политику своего предшественника, он смог добиться хороших результатов и по праву заслужил прозвище Благословенный.
Первые пять лет правления нового султана нельзя назвать исключительными: были успехи во внешней политике (в середине января 1696 года отношения с Испанией заметно улучшились), были и неудачи, когда владыка Сонгая отказывался меняться картами, несмотря на мир и дружбу. Денег в казне было немного и султан старательно пытался избежать ненужных трат. Так, когда в мае 1699 года у султана попросило помощи очень влиятельное семейство, он отказал, сославшись на то, что денег в казне не хватает, а кредиты брать, чтобы спасти чью-то репутацию, он не намерен. Однако уже через год, в середине апреля 1700 года, была основана колония в Луанде.
В дворцовых архивах сохранились сведения о причинах, почему была выбрана именно Луанда, не связанная посуху с метрополией, а не Габон, граничивший с Нижним Заиром (и который, в случае непредвиденных обстоятельств, было бы проще защитить). Всё дело в том, что Луанду населяли неагрессивные туземцы, поэтому султан мог надеяться, что со временем они станут его верными подданными. Конечно, был риск, что 5000 туземцев могут восстать и обратить в прах все труды, но… кто не рискует, тот не бывает победителем.
Жизнь текла своим чередом, султан был в делах и заботах. Стада тучнели, нивы наливались под лучами экваториального солнца, пальмы плодоносили. Мир и покой царили в Конго. В сентябре 1701 Педро 4-й прибыл в Экваториальную Гвинею и принял участие в спуске на воду пяти кораблей, построенных вследствие высокого престижа султанского флота.
Перейдём же теперь к событию, ставшему поворотным в истории Конго. Отсталость Конго во всех областях жизни угнетала султана. Те изделия европейских ремесленников, которые иногда доставляли ко двору купцы, превосходили качеством изделия подданных повелителя. Главной приоритетной задачей султан считал установление связи с другими европейскими странами и иными собратьями по вере.
Не случайно говорят, что схожие желания и мысли рождаются в головах великих людей одновременно. В России был Пётр I, прозванный Великим за свои реформы. Примерно в это же время он начал «рубить окно в Европу». В Конго был Педро 4-й, также желавший установления контактов с европейской цивилизацией.
Первый успешный шаг на этом пути был сделан 03.01.1702. В этот день был произведён обмен картами между двумя союзными государствами – Сонгаем и Конго. С трепетом в руках и жаром в сердце узнал Педро 4-й об этом дипломатическом успехе. Историкам сложно описать, какие чувства испытывал он, держа в руках поистине бесценные карты и читая названия иных государств, о которых раньше не имел никакого представления. И, хотя, с точки зрения современных знаний о мире, эти сведения были незначительны, в тот момент они были воистину на вес золота.
В Государственном историческом музее Конго сохранилось описание полученных карт. Ниже я привожу отрывок – перевод со старого диалекта государственного конголезского языка.
Сонгай – мощное мусульманское государство. Состоит из 13-ти провинций, на севере граничит с Марокко, на западе – с Мали, на юге омывается водами Атлантического океана. На юго-востоке граничит с Бенином и испанскими владениями.
Бенин – языческая держава в устье Нигера, имеет богатый торговый центр Того; состоит из трёх провинций. Граничит с Сонгаем и испанскими владениями.
Мали – небольшое мусульманское государство, протянувшееся полосой вдоль западных границ Сонгая. Повелитель Мали является вассалом султана Марокко.
Марокко – сильное мусульманское государство на северо-западе Африки. Протянулось от Танжера и Феса на севере до Муадибу на западном берегу Африки и Эль-Джуфса во внутренних областях Сахары. В союзе со своим вассалом Мали.
От Муадибу и вплоть до Золотого Берега находятся колонии европейских держав, представляющие собой пёструю смесь флагов, культур и вер.
Самым большим мусульманским государством является Турция, раскинувшаяся от Орана и Тлесмена на западе до Бузачи и Басры на востоке; Астрахани и Эмбы на севере вплоть до Судана и Адена на юге. Как далеко простираются владения турецкого султана на восток и юг неизвестно, ибо там обозначены неведомые земли. Среди неведомых земель обозначена столица Персии, чей шах является злобным шиитом, как и владыка Омана, обитающий на юго-востоке Аравийского полуострова. В Европе же Турция граничит с мощной Австрией по линии Рагуза-Косово-Сербия-Валахия-Добруджа.
На самом севере Европы, на Скандинавском полуострове, расположены владения семи держав. Двухпровинчатая Швеция со столицей в Гётеборге охвачена восстаниями и находится под контролем бунтовщиков.
В Централиной Европе самое мощное государство – Австрия, чей повелитель по совместительству является императором Священной Римской Империи. На востоке и северо-востоке Австрия граничит с Польшей, на западе и северо-западе – с Францией и Клёве, на юге и юго-востоке – с Турцией. Кроме того, отдельные провинции находятся на Скандинавском полуострове, низовьях Дона и Поволжье. Австрия воюет с Сибирью, которая неведомо где находится.
Севернее и восточнее Польши расположены владения Пруссии и России. Россия воюет с Золотой ордой и уже захватила её столицу.
В Западной Европе самые мощные государства – Франция и Испания. Англия и Шотландия на своём острове пребывают в своих естественных границах….

Обмен картами повлёк за собой решение султана о династическом браке с Золотой Ордой. Хан был рад отправить свою дочь подальше от войск российского императора Петра I, поэтому в середине января гарем султана пополнился принцессой с берегов Волги.
Кроме того, обмен картами привёл к ускорению исследований и уже 01.02.1702 был достигнут третий уровень инфраструктуры. Поскольку все известные султану государства превосходили Конго по качеству армий и флотов, на военном совете султана в начале апреля того же 1702 года возобладала концепция «Оборонительных войн». Уже 15.04.1702 Педро 4-й подписал «Конголезскую оборонную инициативу» – документ действий армии на случай агрессии сторонней державы, в котором даны указания о проведении оборонных мероприятий и утверждены основы оборонительной тактики. Поклонники наступательной стратегии были недовольны, что несколько дестабилизировало ситуацию в стране.
В целях укрепления «мусульманского единства» в начале августа того же года Педро 4-й сумел выдать свою младшую сестру за третьего сына султана Марокко, что улучшило отношения двух государств. Попытка же связать династическими узами Конго и Турцию не увенчалась успехом, ибо отношения двух стран имели постоянную тенденцию к ухудшению. Чем это было вызвано – агрессивной политикой стамбульского двора или иными вопросами – историкам неизвестно.
Следующий год был отмечен в документах только тем, что в середине июня Турция выделила Тунис в качестве своего вассала.
02.01.1704 истёк срок военного альянса Конго и Сонгая. В тот же день по предложению Педро 4-го альянс был заключён вновь. Очевидно, что именно продление альянса стало причиной крупного скандала (можно даже сказать, дебоша), устроенного испанским послом при королевском дворе. В середине мая 1704 года отношения с Испанией очень серьёзно ухудшились. О причинах скандала, результатом которого стало выдворение посла из столицы, известно немного: по одним данным, новый испанский посол потребовал такого же крокодильчика, как его предшественник, по другим – испанец пытался выведать планы султана через его придворных. В общем, история тёмная…
Следующие пять лет правления Педро 4-го были наполнены заботой о внутреннем порядке и укреплением престижа Конго в мире. Скажу прямо – далеко не всегда желания султана исполнялись так, как он задумывал, однако это не сказалось на государстве. Например, весной 1706 года миссии посланников при дворах Марокко и Золотой Орды не увенчались успехом, поскольку владыки этих стран отказались меняться картами. Однако предложения о династических браках, направленные владыкам Сонгая (в конце апреля 1707) и Мали (в январе 1709 Мали расторгло договор с Марокко о вассализации), увенчались успехом и укрепили отношения. Во внутренней жизни наиболее заметным событием стал демографический взрыв в Яунде, случившийся в середине 1706 года и явившийся следствием регулирования медицинских профессий. С точки зрения физиологии человека всё вполне объяснимо: после того, как молодые выпускники – лекари разъехались из столичного университета в провинции, многие женщины, ранее посещавшие дряхлых племенных колдунов или убелённых сединами имамов ради ниспослания им ребёнка, стали ходить к врачам, что незамедлительно показало эффективность современной медицины по сравнению со «старинными народными средствами».
В начале июля 1709 года произошло очередное ухудшение отношений с Испанией: на целых два года Конго получило весьма весомый повод для войны против страны, когда-то бывшей союзником. В январе 1710, в ходе войны с Персией, турецкий султан выделил Триполи в качестве вассала; в сентябре 1710 султан Мали вновь стал вассалом султана Марокко.
Наиболее серьёзные успехи во внешней политике Педро 4-го приходятся на последние шесть лет его правления. Первым успехом стал обмен картами с марокканским двором, позволивший не только расширить границы известного мира, но и узнать новые единоверческие государства на востоке. Обмен состоялся в конце апреля 1711 года и был практически равным.
В июне 1711 года Турция выделила Алжир в качестве вассала, Педро 4-й заключил династический брак с Мариам, дочерью Ибрагим-шаха, повелителя Дели. Тогда же сын и наследник султана женился на второй дочери сибирского хана.
Взвешенная и миролюбивая политика султана Педро была по достоинству оценена мировым сообществом. Через месяц после свадьбы добрая репутация Конго способствовала снижению «страшного ББ» и улучшению отношений с испанским двором.
Продолжая ранее выбранный курс на оборону, в середине апреля 1712 года султан расширил «Оборонную инициативу» дополнительным перечнем мероприятий (Оборона +1, стабильность –1 – прим. автора). Это решение позволило производить усиление крепостей с меньшими затратами, нежели раньше.
02.10.1712 султан Педро 4-й «по-родственному» обменялся картами с Ибрагим-шахом Делийским. Из Дели были доставлены карты 251 ранее неизвестных Конго провинции (тесть же получил от своего африканского зятя только 151). Обмен был не только выгодным, но стратегически важным, ибо у султана Педро появилась возможность установить контакты с мусульманскими и буддистскими странами юго-восточной и центральной Азии. Уже в середине следующего года гарем наследника пополнила принцесса из Бенгалии.
10.07.1713 была создана «Афро-азиатская трансконтинентальная торговая компания», что позволило продвинуть исследования в торговле сразу на 500 п. и дало султану двух купцов.
В 1714 году по инициативе Педро 4-го был вновь заключён военный альянс с Сонгаем. В начале апреля следующего года произошло повышение обороноспособности крепости в Камеруне по инициативе местного эмира и подданных султана.
07.06.1715 был заключён династический брак с Виджаянагаром. По поводу этого брака в архиве визиря Али Хасан-оглы ибн-Мухаммада сохранилась небольшая историческая зарисовка, показывающая наклонности наследника во всей красе.
В конце весны сын и наследник султана Педро пришёл к отцу с просьбой: «Хочу жениться!».
- Так у тебя же уже есть две жены. И это не считая наложниц, - удивился султан.
- Всё равно хочу, - потупив глаза, прошептал сын.
- На ком же? – спросил его отец.
- Говорят, что у повелителя Виджаяганара… нет, э-э-э… Виджяанарага… нет… забыл… ну, в общем у него есть дочь. Её зовут Индира Агнибрахмапутра… э-э-э… нет, кажется, Брахмуагнипутра… шайтан её побери, не помню как зовут, но я слышал, что она – красавица и каждый год выезжает из дворца на белом слоне. А я тоже хочу на слоне покататься… На белом…
- Сын! Ты собрался жениться, а не знаешь, как её зовут, кто она, чем правит её отец. И вообще, может тебе слона подарить: покрасишь мелом в белый цвет и катайся в своё удовольствие… Иди лучше выучи, к кому ты свататься собрался…
- Не, я слона не хочу, я принцессу хочу… И чтобы на белом слоне…
В общем, султану не удалось убедить своего отпрыска и пришлось слать сватов (какой родитель не хочет счастья своему сыну). Наследник и будущий трижды муж клятвенно заверял отца, что к приезду своей новой жены он выучит её имя, имя будущего тестя и название страны, откуда она приедет. Неизвестно, исполнил ли он своё обещание, но на слоне с новой женой покатался – исторически известный факт.
В начале июля того же года турецкий султан ввёл запрет на торговлю купцам из Конго, так как незадолго до этого разорились два турецких купца в Александрии. Отношения стали совсем плохими.
В начале 1716 года колония Луанда достигла статуса города. 5000 туземцев стали верными подданными султана Педро 4-го. Был назначен сборщик налогов, а султан стал планировать основание цепи колоний вдоль побережья, чтобы посуху связать Луанду с метрополией.
Увы, вскоре необузданные желания наследника престола стали поводом крупного дипломатического скандала с Испанией. Дело в том, что однажды испанский посол узнал, что наследник престола рано утром покинул спальню его супруги. Случилось это в первую неделю ноября 1716 года. Посол рассвирепел, прибыл во дворец и в присутствии придворных дал наследнику пощёчину, осыпав его при этом грязными ругательствами. Отношения между двумя странами упали до своего минимума, посол с женой отбыл на родину; Конго получило законный пятилетний повод для войны против Испании. От переживаний по столь скандальному поводу, затронувшему честь его правящего дома, Педро 4-й занемог и в конце года предстал перед Аллахом.
Сам повод для скандала послужил поводом для шуток в народе. До нашего времени дошли сведения, что «золотая молодёжь» сочинила песенку о похождениях наследника, которую распевали во всех караван-сараях столицы. А мотив песни и знаменитый припев:
«… Крокодилы, пальмы, баобабы
и жена испанского посла…»
впоследствии неоднократно использовались в творчестве исполнителей разных народов мира.
Итак, после смерти Педро 4-го Благословенного 01.01.1717 на престол взошёл султан Николай, известный своими посредственными способностями в делах управления, но обладавший неуёмной тягой к противоположному полу. Его народное прозвище я не привожу по причине его скабрезности, при дворе же его скромно называли Неутомимым.
Уже через три дня после вступления на престол султан Николай взял в жёны принцессу из Чагатайского ханства, а в середине июня того же года – принцессу Зухру из Казахской орды. В общем, став главой государства, все государственные дела султан вершил в гареме, проводя там недели «в заботах и трудах». Нельзя сказать, что государственные дела серьёзно от этого страдали, ибо основные заботы продолжали нести на себе его верные визири, оставшиеся ему от отца.
29.07.1718 султан осчастливил своих подданных рождением наследника престола. Радость придворных и подданных была велика, ибо в честь такого важного государственного события были устроены трёхдневные торжества как в столице, так и в провинциях. До этого у султана родилось несколько дочерей и будущее династии было неопределённым. Теперь же счастливый отец мог быт уверен в стабильности своей династии.
Несмотря на рождение сына, султан не изменил своим привычкам и продолжал вершить государственные дела в тишине гарема. Более того, свои браки с правящими домами Брунея (конец августа 1718 года) и Узбекского ханства (начало апреля 1720 года) он считал своим вкладом в престиж Конго и называл «укреплением связи между мусульманскими владыками». Судя по всему, он считал такой путь улучшения отношений самым лучшим.
19.08.1720 возросла конкуренция на внешних рынках. Султан решил не вводить новые пошлины, что немного уменьшило инвестиции в исследование торговли, однако свободная торговля достигла своего максимума.
14.05.1721 по указу султана Николая была основана колония в провинции Габон.
01.02.1722 был достигнут четвёртый уровень военных технологий. На радостях, через три дня после этого события султан высватал за себя дочь китайского императора «для укрепления связей со странами востока».
В начале следующего месяца произошло увеличение числа колонистов, а 21.05.1722 султан, в один из редких случаев, когда он оказался вне стен гарема, подписал указ «Об инновациях в султанате», который увеличил исследования технологий, однако привёл к некоторой дестабилизации внутренней жизни. К весне следующего года волнения улеглись и не отвлекали султана от выполнения государственных обязанностей в гареме.
1722 год был тихим и спокойным для подданных султана. Во внутренней жизни примечателен факт достижения третьего уровня морских технологий, что случилось в середине года. Во внешнем мире у Конго также не было проблем. Турция закончила очередную войну с Персией и дипломатически присоединила к себе Тунис, Триполи и Алжир – своих вассалов, ранее выделенных из состава Турции.
В начале мая 1723 года была основана колония в Заире. Оставалось основать колонию в Кабинде, чтобы связать сухопутным путём Луанду с метрополией.
В октябре 1723 года вражда двух знатных семейств потрясла государство. Николай предпочёл поддержать одно из семейств и в результате получил восстание в Габоне. Однако армия быстро справилась с бунтовщиками и восстановила божественный порядок.
В мае 1724 закончился срок военного альянса. Султан Николай выступил инициатором его воссоздания и союзные правители поддержали его. Однако на предложение владыки Сонгая о вассализации Николай ответил отказом, ибо не видел смысла в этом (и обоснованно опасался, что больше не сможет пополнять свой гарем прелестницами с Востока).
Последние месяцы своего правления султан провёл в гареме, предаваясь страстям и излишествам и, фактически, забросив государственные дела. Именно в гареме настигла его смерть после употребления дозы «шпанской мушки», которой он пользовался в последние годы для возбуждения утихающих страстей. Как писал мудрейший Абу аль-Насими, султан Николай «…любил женщин больше власти; женщины властвовали над ним и его же погубили». Поклонники же куртуазной литературы и «свободы любви» до сих пор считают султана настоящим мужчиной, который даже свою смерть встретил на ложе любви, среди «луноликих прелестниц своего гарема».
01.01.1725 малолетний султан Себастьян стал править Конго.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Конго: чёрная жемчужина. Часть 6 (автор - Avar)   30.05.2005 17:46
Конго: чёрная жемчужина

Часть 6: век просвещения и славы
01.01.1725 малолетний султан Себастьян стал править Конго.
08.04.1725 была основана колония в провинции Кабинда. Теперь все, даже самые отдалённые уголки султаната, были связаны посуху со столицей. В тот же день случилось ещё два примечательных события: брунейский султан согласился произвести обмен картами, а султан Себастьян согласился выдать свою старшую сестру за второго сына повелителя Макассара.
Весь следующий год был тих и благодатен, а 19.01.1727 султан выдал свою сводную сестру за наследного хана Золотой Орды. Через месяц был основан новый гарнизон в Луанде, что было необходимо для защиты южных рубежей государства.
В начале осени следующего года Себастьян подписал указ о назначении своим наследником своего младшего брата «до тех пор, пока султан не достигнет возраста, позволяющего ему вступить в брак и Аллах ниспошлёт ему сына и наследника». Укрепление престолонаследия вылилось в праздник среди подданных; особо широкие гуляния были в столице.
В документах, датируемых концом мая 1730 года, сохранились сведения о недовольстве духовенства и послании имамов султану «О вредоносных инновациях», которое было отвергнуто султаном, что несколько дестабилизировало внутреннюю жизнь. Однако через какое-то время всё успокоилось и жизнь вошла в привычное русло.
01.01.1732 страшное злодеяние потрясло подданных государства. Во время праздничного выхода из главной мечети к народу, султан был смертельно ранен кинжалом религиозного фанатика. Охрана не успела буквально чуть-чуть, поскольку не ожидали нападения на пороге мечети со стороны одного из нищих дервишей, просящих милостыню. Толпа растерзала убийцу, но это не могло помочь Себастьяну: спустя шесть часов скорбные звуки труб возвестили о смерти молодого, подававшего большие надежды, повелителя. На престол взошёл его брат, султан Антоний II, уступавший по своим качествам прежнему правителю.
Несмотря на то, что новый султан оставил на своих местах практически всех визирей своего брата, его слабость в дипломатии уже в середине марта того же года привела к крупному скандалу при дворе, что серьёзно ухудшило отношения с Данией, не так давно заложившей колонию на Невольничьем берегу, на границе с Луандой. К счастью, обошлось без войны.
В середине мая султан Антоний II выдал свою сводную сестру за второго сына сонгайского султана, чем улучшил отношения двух государств. По некоторым данным, этот брак устроил визирь Али Рахат Лукум, ставший впоследствии автором наставлений по реформированию султанской полиции, изданных в трёх томах под названием «Секир башка карачун», а также трактата «300 способов казни преступников и врагов веры с комментариями и иллюстрациями» - одно из самых полных пособий для того, кто брался за нелёгкий труд придворного палача.
В июне того же 1732 года султан продолжил реформирование военного дела, утвердив «Концепцию обороны», что ещё больше переориентировало армию на оборону, но привело к некоторой дестабилизации внутренней жизни, поскольку некоторые военные считали основой победы исключительно наступление.
10.03.1733 султан Антоний II дал своё согласие на брак ещё одной своей сестры с братом повелителя Атжея. Чернокожая красавица Фатима отправилась на восток, к своему супругу. Некоторые исследователи жизни двора считают, что султан использовал этот брак, чтобы отправить свою не в меру честолюбивую сводную сестру подальше от двора, где она могла плести интриги. С этим предположением можно согласиться, поскольку известно, что Фатима стала одной из главных фигур при далёком восточном дворе, а её муж, фактически, признал власть жены над собой.
26.05.1733 без всякого повода Бенин объявил войну Конго. Столь неожиданная агрессия со стороны государства, не имевшего сухопутной границы с султанатом, вызвала при дворе лёгкую панику. Ситуация усугублялась тем, что прибрежные воды Бенина на картах не были обозначены и переброска войск для атаки врага была невозможна. Срочно были отправлены послы к Дауду 4-му Сонгайскому с просьбой о помощи против «злокозненного агрессора»; при сонгайском дворе с радостью присоединились к походу против язычников.
Фактически, три года сонгайские войска воевали с Бенином в одиночку и, несмотря на численное превосходство, долгое время не могли окончательно разбить врага. Султан Антоний занимался внутренними делами и вёл дипломатическую переписку с иными мусульманскими державами. Известно, что в конце февраля 1635 года он подписал внутренние торговые уложения в провинции Пул, а в июне следующего года заключил два династических брака, взяв в жёны любимую дочь повелителя Дели и выдав за племянника сибирского хана ещё одну сводную сестру (хвала отцу Антония II султану Николаю, безвременно почившему, который оставил повелителю множество сестёр, что позволило проводить активную дипломатическую политику).
За три года, когда слава Сонгайского оружия стала очевидно, султан шесть раз отклонял мирные предложения из Бенина, отказываясь от дани. Сказать честно, дань, которую сулили послы, была столь невелика, что следовало удовлетворить союзника за счёт территорий Бенина. Наконец, 12.07.1736 Сонгай заключил с Бенином сепаратный мир, забрав Того и 95 монет дани. Посланник султана к бенинскому двору с предложением «белого мира» вернулся ни с чем, ибо, как было сказано в ответе: «Не вы нас победили и не вам мир предлагать».
Война продолжалась. В начале августа того же года султан удовлетворил требование буржуазии о новых привилегиях, что ёщё более увеличило власть богатых слоёв султаната.
01.04.1737 был достигнут пятый уровень военных технологий и в армию стали поступать первые ружья. Конечно, они уступали не только мушкетам, но и старым европейским аркебузам, но это уже был прогресс, который усиливал армию во время затянувшегося военного противостояния.
01.07.1738 был подписан мирный договор с Бенином, положивший конец затянувшейся войне. Уже через 10 дней повелитель Сонгая предложил султану Антонию II стать вассалом, однако получил отказ под благовидным предлогом. Конго сохранило свою независимость. Однако еще через 10 дней духовенство обратилось к султану с требованием «возвращения к чистоте веры и отказа от зловредных инноваций». Султан был весьма недоволен, топал ногами и собственноручно порвал петицию, чем вызвал некоторую дестабилизацию внутренней жизни.
В конце того же, богатого на события, июля, султан заключил династический брак с повелителем Бенгалии, испросив себе в жёны его дочь.
Казалось бы, что теперь мир и процветание будут сопутствовать правлению султана, однако в конце марта 1740 года произошла череда крахов торговых компаний, приведшая к снижению исследования торговых технологий.
Вскоре произошла одна из тех случайностей, которые меняют лицо государства. Осенью, во время охоты султан получил травму и через пару месяцев скончался, будучи, фактически парализованным. Дело в том, что лошадь султана от испуга понесла и сорвалась на дно оврага; султан при падении серьёзно повредил позвоночник и вернулся во дворец на носилках и без сознания. Усилия врачей были тщетны и, несмотря на то, что он через несколько дней пришёл в себя, дни его были сочтены: он не мог принимать пищу, не мог двигать руками и ногами. Только глаза, наполненные мукой от сознания собственного бессилия, сохраняли признаки жизни. Через два месяца совершенно ослабевший и высохший от голода султан предстал перед Аллахом.
01.01.1741 на престоле оказался султан Альварес 11-й, сын Антонио II, которому на момент принятия власти не было и трёх лет. Среди регентов, призванных помогать ребёнку на троне, был и младший брат Антонио II, эмир Алексей, отличавшийся хорошими дипломатическими способностями, но профан как в армейских делах, так и в государственных финансах.
Следующий 1742 год отмечен многими важными событиями. В январе 1742 года дядя султана взял в жёны дочь Чагатайского хана.
06.06.1742 от имени султана был оглашён фирман, даровавший подданным ещё больше личных свобод и вызвавший недовольство сторонников крепостничества. Внутренняя стабильность государства немного понизилась, однако это никак не сказалось на престиже власти. Уже через два дня, вследствие высокого престижа армии, был создан пятитысячный добровольческий пехотный корпус в Пуле.
В конце июня того же года тётку султана удачно выдали замуж за казахского хана, что укрепило отношения двух стран и дало повод устроить праздник для придворных и жителей столицы.
В сентябре следующего года дядя султана ещё более укрепил свои позиции при дворе, взяв в жёны племянницу Брунейского султана. Таким образом, его дипломатические способности работали на благо державы.
В середине ноября 1743 года произошло неожиданное восстание в Камеруне. Через четыре месяца восставшие были рассеяны храбрыми султанскими войсками.
Следующие семь лет правления султана Альвареса 11-го были заполнены, в основном, исключительно внешними делами и активной дипломатической деятельностью. По сохранившейся дипломатической переписке и дворцовому архиву можно с уверенностью утверждать, что в апреле 1744 года были заключены династические браки с Узбекским ханством и державой Дай Вьет из юго-восточной Азии.
22.03.1746 богатые люди потребовали некоторых новых привилегий от султана и получили просимое. Права знати оказались ещё больше урезанными.
В начале мая 1746 года государство Белуджистан отделилось от Дели и объявило войну. Так как отношения были хорошими, к новому двору был направлен юноша одной знатной семьи, отличавшийся буйным нравом и скверным характером. Таким способом было решено сразу два вопроса: заключён династический брак с новой мусульманской державой, а также выслан из пределов государства человек, могущий внести нестабильность во внутреннюю жизнь Конго. Известно, что он недолго наслаждался жизнью при новом дворе – в следующем году войска повелителя Дели взяли столицу мятежного Белуджистана и присоединили её к государству.
В середине февраля 1747 года ещё одна ниточка связала повелителя Конго с мировыми державами: принцесса из Конго направилась в Пекин, ко двору китайского императора, чтобы стать его женой.
Следующий 1748 год можно считать торжеством дипломатии Конго. Но сначала, в феврале, благодарные жители преподнесли в дар султану целых 400 монет, что обрадовало не только самого повелителя, но и его приближённых, мечтающих о наградах.
В середине июня по инициативе Альвареса 11-го (а, вернее всего, его визирей), был восстановлен стратегически важный альянс Конго и Сонгая. Однако, когда через десять дней сонгайский посол предложил вассализацию, султан ответил отказом, что чуть-чуть охладило отношения двух союзников. В конце октября того же года альянс пополнили две мусульманские державы, желающие укрепить единство единоверцев в Африке. По инициативе Альвареса 11-го, султаны Марокко и Мали стали членами альянса, известно теперь как «Союз четырёх султанов».
Увы, не что не вечно под луной. Альварес 11-й скончался от непонятной болезни и 01.01.1750 на престол вступил его дядя, султан Алексей.
Уже на следующий день он отправил послов в Таунгу, дабы сочетаться законным браком с племянницей тамошнего повелителя.
05.06.1750 огромный огненный шар появился в чёрном экваториальном небе, сея панику и страх в душах подданных. Некоторые считали, что знамение послано Аллахом в назидание султану за то, что он не соблюл положенный траур и поспешил жениться после смерти своего племянника. Ходили даже смутные слухи, что новый султан был как-то причастен к смерти Альвареса 11-го. Всё это несколько дестабилизировало внутреннюю жизнь. Желая упрочить своё положение, уже через шесть дней после знамения султан Алексей устроил торжества по поводу свадьбы своей дочери с двоюродным братом султана Брунея, бывшего посланником при конголезском дворе. Торжества были пышными и способствовали укреплению отношений двух государств.
01.12.1750 был достигнут шестой уровень военных технологий. Султан приказал и дальше заниматься исследованиями, дабы армия, наконец, смогла получить полноценную артиллерию для ведения боя.
Следующий 1751 год прошёл без заметных событий, а в начале февраля 1752 произошло существенное улучшение отношений с Данией. Чем оно было вызвано – то ли удачной охотой, то ли каким-то подарком, польстившим самолюбию датского посланника – неизвестно, однако отношения двух держав стали практически нейтральными.
В июне 1752 года указом султана армия ещё больше стала оборонительной. Теперь, благодаря переобучению командиров, каждый из них получал способности к осаде. Это вызвало некоторую дестабилизацию, но султан не обращал внимания на такие мелочи. Так, в последнюю неделю августа того же года, султан высватал за своего старшего сына дочь султана Марокко, что улучшило отношения двух союзников.
В начале мая 1753 года подданных охватила жажда странствий. Первопроходец Банту ждал указаний султана в провинции Дуала; три отряда колонистов готовы были расширить территорию, подвластную повелителю Конго.
В начале января 1755 года был заключён династический брак с Виджаянагаром, а в середине декабря того же года гарем наследника пополнился дочерью хана Золотой Орды. Всё это способствовало возвышению правящего дома Конго как в глазах правоверных мусульман, так и в глазах остальных государей мира.
25.12.1756 султан Алексей решил поддержать испанских диссидентов, выделив на это 25 золотых. Как изволил шутить повелитель, «такой подарок к Рождеству он решил преподнести испанскому королю». Как выяснилось позже, узнав о таком «подарке» испанский король приказал «покарать мусульманскую свинью, чьи лживые уста говорят о мире, а дела потворствуют бунтовщикам». Агент испанской короны, член ордена иезуитов Педро Гомес, сумел через несколько дней после происшествия отравить султана ядом неизвестного состава.
01.01.1757 на престол взошёл султан Энрике II, столп веры и тень Аллаха на земле. Его правление было непростым, но именно его трудами было подготовлено последующее возвышение Конго.
Прежде всего, он, подобно отцу и деду, сосредоточился на укреплении связей с правящими дворами. В самом начале июня 1757 года был заключён династический брак с союзным Сонгаем, а в середине марта следующего года гарем султана украсила принцесса из далёкого Атжея.
12.06.1758 отмечен двумя яркими дипломатическими победами Конго. Сначала был восстановлен военный альянс с Марокко и Сонгаем (султан Мали в очередной раз признал вассалитет от Марокко, поэтому в альянс не вступал), а затем был совершён обмен картами с Брунеем. Обмен был равным: 7 на 7, что позволило султану Энрике узнать некоторые ранее неизвестные земли в юго-восточной Азии.
Через девять дней после того, как был подписан договор о военном союзе, султан Марокко предложил повелителю Конго, чтобы тот согласился стать его вассалом. Энрике обиделся и отказал. Так совпало, что через пять дней в небе над Конго появился метеор, что вызвало испуг в сердцах подданных. Воспользовавшись тем, что ситуация в государстве несколько дестабилизировалась, повелитель Сонгая также направил предложение о вассализации, однако в первых числах июля 1758 года также получил отказ.
Вскоре союзу трёх держав предстояло пройти проверку на прочность. 10.03.1759 Сонгай объявил войну Бенину и призвал союзников на помощь. В принципе, сонгайские войска могли бы и сами справиться с Бенином, поскольку войска Энрике II всё ещё не могли прийти на помощь союзнику.
01.10.1759 колония в Габоне достигла статуса города. В тот же день там была заложена крепость для защиты подданных султана от внешних угроз. Однако подданные не сидели сложа руки и уже в начале февраля 1760 года самостоятельно возвели крепость, поэтому к началу октября следующего года в Габоне была крепость 2-го уровня. Строительство крепости было отмечено заключением династического брака с державой Матарам: эмир Габона сочетался браком с дочерью тамошнего визиря.
В июле 1761 года Энрике II заключил два династических брака с владыками Дели и Сибири «…дабы связь между странами и народами мусульманского мира не прерывалась» – как было сказано в обращении к подданным по случаю свадебных торжеств.
В середине августа 1762 года война с Бенином была завершена: язычники потерпели поражение и были силой присоединены к владениям сонгайского султана.
Год 1763 был насыщен важными событиями. Так, в начале апреля произошло серьёзное обострение отношений с Испанией, давшее повод для войны против христиан на два года. В середине мая Энрике II всколыхнул жизнь государства, дав ещё больше свобод подданным. По мнению некоторых историков, в то время ни одна мусульманская держава не могла потягаться с Конго в сфере прав и свобод своих подданных, чьи интересы были защищены законами султаната.
В конце июля и первой половине октября того же года были заключены династические браки с Бенгалией и Японией, позволившие укрепить позиции державы на Дальнем Востоке.
01.04.1764 был достигнут седьмой уровень военных технологий. Этот день по праву считается Днём артиллерии Конго. До сих пор каждый год в этот день проходит парад гвардии султана, а по вечера устраивается праздничный салют.
В середине апреля следующего года купцов охватила жажда торговли, а через полтора года, в результате успешных действий главного хранителя казны произошло снижение цен на 5%. Таким образом, была побеждена инфляция и произошло укрепление золотого динара Конго. Благодаря этому, уже 01.10.1766 был достигнут восьмой уровень военных технологий, а всего через четырнадцать месяцев – девятый уровень.
Во внешней политике успех также сопутствовал султану: в феврале 1767 года был заключён династический брак с Чагатайским ханством, а в начале июля 1768 произошёл обмен картами с Бенгалией, что расширило знания султана и его приближённых об окружающем мире.
В середине июля того же 1768 года представители городов потребовали восстановления старых прав. Султан долго смеялся над «старыми правами» колоний, только-только доросших до статуса городов, поэтому отказал. Отказ привёл к существенной дестабилизации внутренней жизни, однако ситуация была полностью под контролем султана. Желая продемонстрировать мощь и славу своим подданным, 21.09.1768 был заключён династический брак с брунейским султаном и устроены массовые гуляния в столице.
Похоже, что именно в ходе многодневных праздничных торжеств султан где-то подхватил дизентерию, которая вскоре перешла в очень острую форму. Энрике II по несколько раз на дню страдал кровавым поносом. Вскоре стало ясно, что дни его сочтены.
01.01.1769 на престол вступил Альфонс 4-й, не блиставший талантами и следовавший во всём советам визирей своего отца. Первый год его правления пришёлся на потрясения в европейской политике и, надо отдать должное, новый султан не упустил выгод.
Необходимо сказать, что Турция, бывшая самым мощным мусульманским государством мира и постоянно воевавшая с персидским шахом, вступила в полосу жесточайшей внутренней анархии. Так, 01.02.1769 мусульманская Болгария отделилась от Турции и объявила войну турецкому султану.
01.03.1769 Мамелюки объявили о своей независимости и начали войну с Турцией.
01.04.1769 Алжир объявил о своей независимости и начал войну с Турцией.
01.05.1769 Греция объявила о своей независимости и начала войну с Турцией.
01.06.1769 Ногайская орда объявила о своей независимости и начала войну с Турцией.
01.10.1769 Валахия объявила о своей независимости и начала войну с Турцией.
Итак, в течение года пять мусульманских и одна православная державы начали войну с турецкой империей. Поскольку отношения Конго и Турции находились на минимуме уже долгие годы, Альфонс 4-й не преминул воспользоваться возможностью усилить давление на блистательную Порту, оказав помощь её противникам. Так, в начале мая был заключён династический брак с Болгарией, а в последнюю неделю октября правящий дом Конго связал себя узами династических браков с повелителями Алжира и Мамелюков.
05.02.1770 были предоставлены лицензии на экспорт, что обошлось казне в 50 золотых, но несколько улучшило отношения с Испанией.
Следующие два года прошли без заметных событий во внешней политике и внутренней жизни. Турция продолжала войну со своими отделившимися провинциями, Франция выплатила 150 золотых шаунам и тут же ввязалась в войну с Делаварами, а Испания отдала Инкам 250 золотых и буквально через три дня напала на неведомых Ацтеков. Для Конго же самым заметным событием стал рост населения в Луанде на 2000 человек, что привело к увеличению базового налога и количества рекрутов.
В августе 1772 года усилиями султана и его визирей был восстановлен альянс с Марокко и Сонгаем, а также заключён династический брак с повелителем Казахской орды.
01.04.1773 был достигнут десятый уровень военных технологий; Конго приблизилось к возможности строительства крепостей третьего уровня.
В середине мая 1773 года Альфонс 4-й издал фирман, даровавший подданным ещё больше личных свобод, нежели ранее. Это дестабилизировало ситуацию. Ещё больше внутреннюю жизнь взволновал метеор, который 17.07.1773 появился в ночном небе и вызвал панику среди подданных султана. Особо фанатичные усматривали в этом небесном явлении дурной знак для султана, чей недавний указ нарушил «божественный порядок». Практически два года ушло на восстановление стабильности и успокоение бурлящих умов. Одним из способов успокоения был брак наследника султана с дочерью узбекского хана, заключённый в середине ноября 1774 года.
01.11.1775 Белуджистан отделился от Дели. Мор Насир Хан I Белуджистанский согласился на предложение конголезского двора об «укреплении добрых отношений между двумя странами» и вступил в брак с сестрой султана Альфонса 4-го.
Следующие четыре года дипломатические успехи чередовались с неудачами, а внутренняя жизнь страны прошла под знаком укрепления обороны. Так, в сентябре 1776, государство Таунгу отказалось меняться картами, однако вскоре добрая репутация позволила снизить «страшный ББ» и улучшить отношения с христианскими Данией и Испанией. Несмотря на прекрасную репутацию Конго во всём мире, в июле 1777 алжирский берлербей отказался произвести обмен картами, хотя отношения двух стран были дружественными, а обмен, предложенный повелителем Конго, выгодным.
В начале января 1778 года была заложена крепость в Заире, а начало февраля 1779 года отмечено основанием гарнизона в Камеруне. В то же время дипломатические успехи государства привели к династическому браку с султаном Марокко, а также к обмену картами с египетскими Мамелюками. Это событие датируется 15.09.1779. Обмен был интересен, поскольку в Конго узнали о существовании Эфиопии, Занжа, а также о некоторых морских территориях восточного побережья Африки.
К сожалению, это был последний успех султана. Причины смерти многодетного отца в самом расцвете сил неясны: в дипломатических архивах сведений об этом не найдено, а дворцовые архивы крайне скудны в освещении этой темы. Так или иначе, Альфонс 4-й предстал перед Аллахом, а его осиротевшие подданные погрузились в печаль.
01.01.1780 на престол вступил совсем молодой Жозе I, не отличавшийся никакими талантами.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Banneret (10)
2560 сообщений


Конго: чёрная жемчужина. Часть 7   06.06.2005 14:35
Часть 7: Сорок лет, которые потрясли мир
01.01.1780 на престол вступил Жозе I.
Новый султан оставил при себе советников и визирей отца, что не могло не сказаться на преемственности политики. Приоритетом оставалось развитие армии и укрепление безопасности государства.
07.06.1781 благодаря случайному изобретению, в Луанде была построена первая военная мануфактура. Начатое перевооружение армии позволило уже в начале августа того же года достичь 11-го уровня военных технологий. Пехота стала снабжаться металлическими пулями, а также появилась возможность усиливать крепости до третьего уровня.
Перевооружение армии началось весьма кстати, поскольку вскоре произошло событие, потрясшее весь мусульманский мир. 12.11.1781 держава Мали расторгла договор о вассализации с Марокко и отвергла Аллаха. Повелитель Мали повелел изгнать имамов и муфтиев, после чего он сам и весь его двор обратились к язычеству. Впервые в мировой истории мусульманский владыка в открытую предал веру, разрушил мечети и на их месте устроил капища идолов.
Весть о гонениях на братьев по вере облетела мусульманские дворы. Рассказы о насилиях над правоверными наполнили сердца всех мусульман горем и яростью. Уже 26.11.1781 султан Марокко объявил войну новым язычникам и призвал союзников на помощь. Сонгай и Конго не могли остаться в стороне и выступили против неверных.
Желая в столь сложное время упрочить узы дружбы и единства, с согласия султана Жозе I в середине декабря того же года был заключён династический брак с правящим домом Занжа, а в начале июня 1782 года – с Сонгаем (дочь сонгайского султана была высватана за двоюродного брата повелителя Конго).
В середине августа 1782 года был произведён обмен картами с Сонгаем. Султан Конго, фактически, подарил своему венценосному собрату более 400 карт, однако взамен получил карту залива Нигера, благодаря чему султанский флот мог теперь перебрасывать войска на театр военных действий. Через четыре месяца армия Конго высадилась в сонгайском порту Сьерра-Леоне и двинулась в провинцию Данане, а флот направился к родным берегам за пополнением.
В самом конце февраля 1783 года был раздут спор о границах с Данией. Султан, конечно, мог бы попытаться его урегулировать, но денег в казне не было, а кредит брать не хотелось. Через месяц был заключён династический брак с Атжеем, укрепивший международный престиж государства.
26.07.1783 султан сделал подарок своим подданным. Своим фирманом он даровал жителям Конго все возможные личные свободы. На радостях народ гулял три дня, что дестабилизировало ситуацию, однако теперь Конго по праву считалось самой свободной страной с самыми свободными нравами.
Неизвестно, как бы дальше сложилась судьба народа и государства, не умри султан в конце января следующего года. Может быть наши современники считали бы не Нидерланды, а Конго самой свободной страной мира. Но, увы, история не знает «что было бы, если бы да кабы…»
01.02.1784 Альфонс 5-й, младший брат султана Жозе I, стал править Конго. Единственный сын Жозе I не был допущен до трона, поскольку был ещё совсем маленький.
Начало правления нового султана было богато событиями: в конце июля пала крепость провинции Данане, а 03.08.1784 был заключён мирный договор союзников с Мали. По условиям договора, Конго получило провинцию Данане и 43 монеты дани с побеждённых.
На следующий день Хараджи, султан Сонгая, предложил Альфонсу 5-му стать его вассалом. При помощи визирей Альфонс в изысканных выражениях отказался от предложения. Вообще говоря, август 1784 был непростым: Занж отказался вступить в союз трёх держав, Дели отказалось меняться картами, а султан Марокко стал вассалом Сонгая. Складывалась новая расстановка сил на мировой арене.
В середине апреля следующего года произошло повышение обороноспособности крепостей в провинциях Камерун и Пул.
Следующий год отмечен двумя важными событиями: сначала в первую неделю июля были заключены династические браки с Сибирью и Золотой Ордой, а в середине сентября была повышена обороноспособность крепости в Габоне.
Вообще говоря, заключая династический брак с ханом Золотой Орды, султан пошёл на определённый риск, что ко двору прибудет масса родственников жениха: Золотая Орда уже более тридцати лет находилась в состоянии войны с двумя крупными альянсами: Россия + Кипр и Австрия + европейские миноры. И конца этой войне не предвиделось. Дело в том, что столицу Орды контролировала Россия, а войска Золотой Орды захватили провинцию Самара, принадлежащую Австрии и со всех сторон окружённую владениями России. В общем, Россия не могла присоединить однопровинчатую Орду, а хан Золотой Орды не спешил заключать мир с австрийским императором… А договориться о совместных действиях Австрия и Россия почему-то не могли…
В декабре следующего года увенчалась миссия конголезского посланника при дворе повелителя Алжира: Алжир согласился присоединиться к союзу трёх держав. Кроме того, по инициативе султана за его двоюродного брата была высватана четвёртая дочь повелителя государства Дай Вьет. Именно этот брак и послужил причиной последующего прискорбного события.
Когда принцесса из далёкого Дай Вьета прибыла ко двору на встречу со своим мужем, тот впал в ярость, ворвался к султану и с криком: «Ты кого мне, сын шакала и гиены, в жёны подсунул!!!» стукнул Альфонса по голове чем-то тяжёлым: то ли ножнами от сабли, то ли канделябром. В общем, Альфонс 5-й предстал перед Аллахом в ранге мученика, а его двоюродный братец стал султаном Жозе II.
01.01.1788 султан Жозе II взошёл на трон. Это был агрессивный и несколько туповатый человек, который, к тому же, оказался несчастлив в семейной жизни. Он разогнал советников предыдущего султана, а некоторых выслал из столицы. Слава Аллаху, он никого не стал казнить, иначе государству могли грозить потрясения.
11.05.1788 случился спор о границе с Данией, в результате чего население было взволновано, а султан вполне обоснованно считал себя вправе объявить войну датскому королевству. Что ж, коли есть повод – отчего не повоевать, поэтому на совете Жозе II решил начать подготовку к войне. Началось формирование армии для одновременного удара в нескольких точках датского государства. Поскольку денег в казне было немного, подготовка растянулась на два года, в течение которых удалось убедить марокканского султана предоставить право на проход войск.
В самый разгар приготовлений, когда войска уже плыли к местам атаки, Сонгай объявил войну Мали, решив окончательно избавить мир от язычников. 15.09.1789 было получено письмо от союзника, в котором он просил присоединиться к войне. Из писем современников тех событий известно, что, узнав о начале войны, султан грязно ругался и топал ногами, ибо эта война немного нарушила его планы. Однако на следующий день он согласился присоединиться к войне против язычников.
Однако плох тот повелитель, которого война заставляет отказаться от собственных планов. Давно задуманная и тщательно подготавливаемая война была объявлена Дании 02.11.1789. Нападение на неподготовленную Данию оказалось успешным. За три месяца похода армия Жозе II заняла шесть датских провинций на африканском побережье (Нуакшот, Либерия, Невольничий берег, Намибия, Овамбо и Верхнее Кару), а потеряла только 5 галер, возвращавшихся из Нуакшота к родным берегам и потопленных мощным датским флотом.
В начале марта 1790 года было сильное волнение в среде торговцев. У султана хватило ума (а может, подсказал кто) уладить отношения с союзным Марокко дипломатическим путём.
02.04.1790 был заключён мирный договор с Данией. Датчане уступали Нуакшот и Либерию. До сих пор не утихают споры о том, насколько ошибочным был такой договор. Если насчёт Либерии нет двух мнений – приобретение султанатом этой провинции было выгодно в силу небольшого населения (около 1600 человек), соседством с Данане, а также наличия товарной мануфактуры, то приобретение Нуакшота ряд современных исследователей конца 18 – начала 19-го веков называют «стратегической ошибкой султана Жозе II». Да, удерживать анклав в 12000 человек с чуждой религией и культурой под силу не каждому государству, однако нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что Нуакшот занимал важное стратегическое положение: граничил с провинцией Асаба (принадлежала Мали) и, в случае войны, язычников можно было атаковать с севера и юга. Кроме того, Конго получало общую границу с колониальными владениями Франции и Испании.
Как бы там ни было, договор был подписан и Жозе II мог спокойно продолжать войну с язычниками.
Полтора года шла война. Конголезские войска осаждали малийскую крепость Асаба, сонгайские войска взяли столицу Мали и двинулись в Сенегал. Однако новое событие потрясло Конго.
В седедине декабря 1791 года по стране прокатилась волна мракобесия. Была ли она вызвана войной с язычниками или появлением среди подданных султана христиан-протестантов до сих пор неясно, однако во всех провинциях вырос риск восстаний. Один из таких фанатиков-мракобесов убил султана в его дворцовом саду, где тот предавался тихим радостям в послеобеденный час. Как он туда смог пробраться неизвестно; существовало подозрение, что это был заговор и убийца проник в сад при помощи одной из жён султана, однако доказать ничего не удалось – дворцовая стража не смогла захватить убийцу живым.
Со смертью султана Жозе в Конго наступил третий период «многоцарствия». Султаны не засиживались на престоле и отправлялись к Аллаху совсем молодыми. От предыдущих периодов «многоцарствия» конец 18 – начало 19-го веков отличается насыщенностью важными событиями.
В общем, 01.01.1792 на престол взошёл брат Жозе II, султан Педро 6-й. Этот султан был похож на своего брата и также не отличался добродетелями. Достаточно сказать, что не прошло и пяти недель с момента смерти султана, как Педро 6-й сочетался браком с дочерью Чагатайского хана.
В середине июня 1792 года Сонгай заключил мир с Мали, забрав Восточный Сенегал и 127 золотых дани. Свою часть получило и Конго, однако султан был недоволен: до падения Асабы оставались считанные недели, и эта провинция могла бы стать достойным украшением владений Педро 6-го.
Наступили мирные времена. В самом начале января 1793 года прекратил своё существование торговый центр Того. В феврале 1793 в Восточном Сенегале ударили морозы и выпал снег. Такой природный катаклизм был весьма необычен для столь южных широт. Река Сенегал замёрзла; подданные сонгайского султана мёрзли, ругались нехорошими словами и осваивали катание на лыжах среди пальм и баобабов. Саванна была покрыта снегом и тушами замёрзших жирафов и прочей местной фауны. Слава Аллаху, заморозки не коснулись пределов Конго.
В середине сентября 1793 года знать обратилась к султану с требованием о восстановлении старых прав. Очевидно, что день был выбран неудачно. Мало того, что султан казнил подателей петиции, так в тот же день им был подписан фирман «Об окончательном упразднении привилегий знати», что, фактически, сделало Конго первой страной мусульманского мира, где древность рода перестала играть хоть какую-то роль. Правда, эти действия серьёзно дестабилизировали внутреннюю жизнь государства (Власть богатых – max, стабильность 0 – прим. автора), но султан вполне обоснованно считал, что стабильность – дело наживное, а улучшение финансов государства важнее, чем ропот недовольных. Кроме того, султан активно принялся укреплять международные связи и в течение девяти последующих месяцев подданные имели счастье четыре раза присутствовать при заключении династических браков. Родственные узы связали Конго с Брунеем, Бенгалией, Таунгу и Болгарией.
04.09.1794 Сонгай дипломатическим путём присоединил Марокко, расширив свои пределы до Геркулесовых столбов. Через две недели повелители Конго и Бенгалии обменялись картами, что позволило Педро 6-му узнать ещё 17 ранее неведомых областей. Правда, в Бенгалию была направлена 41 карта.
К сожалению, юный возраст султана и его страсть к «укреплению международных связей» не способствовали его долголетию. Всю осень и начало зимы султан не выходил из гарема, предаваясь чувственным наслаждениям. Кончилось всё тем, что его оттуда вынесли вперёд ногами и под белым саваном. Подданные скорбели о своём безвременно ушедшем султане, а дипломаты втихомолку вспоминали, с какими странами Педро 6-й не успел «укрепить связи», дабы в ближайшее время предложить список новому султану.
01.01.1795 на престол вступил Альварес 12-й, самый младший брат двух предыдущих правителей. Этот султан получил хорошее военное образование и даже принимал личное участие в последних войнах, однако как в дипломатии, так и в управлении способности его были… проще сказать, что их практически и не было.
Ознакомившись со списком государств, неохваченных укреплением связей, в конце апреля Альварес 12-й взял в жёны дочь алжирского повелителя. Однако, как вскоре выяснилось, султан не был готов к управлению государством. На фоне постоянных государственных забот в середине лета 1795 года у султана случилось временное умопомешательство. Альварес бродил по дворцовому саду и бормотал: «Дёрнул же меня шайтан стать султаном!» и другие слова, которые придворные медики сочли за благо для себя не указывать в истории болезни.
Целый год лучшие лекари лечили султана от ипохондрии, меланхолии и прочих проявлений душевного расстройства. За это время главным событием стало достижение двенадцатого уровня военных технологий.
Немного поправившись, султан в середине октября 1796 года устроил небольшой скандал при дворе, чем немного испортил отношения с Испанией.
В начале февраля 1797 года Конго заключило два династических брака с повелителями Мамелюков и Дели. Племянница султана и его сводная сестра отправились ко дворам своих благородных мужей. В следующем месяце произошло мощное восстание в Данане, однако вмешательства султанских войск не потребовалось – через провинцию как раз проходил отряд сонгайских войск и в течение трёх недель он рассеял восставших.
Новые заботы навалились на султана и он, опасаясь окончательно сойти с ума, решил сложить с себя бремя власти. В конце 1797 года Альварес 12-й назначил своим наследником сына султана Жозе I по имени Франциск. 01.01.1798 Альварес 12-й сложил с себя верховную власть и отправился в Мекку совершать хадж. На престол вступил Франциск II.
Правление этого повелителя правоверных было исключительно мирным. Новый султан начал своё правление с того, что подписал внутренние торговые уложения в Заире.
05.04.1799 жажда странствий охватила подданных султана. Первопроходец ждал указаний в провинции Данане, но куда-то послать его султан не мог: доступные земли были открыты, а в иные земли нельзя было отправиться, так как не были исследованы морские просторы.
В конце ноября 1799 года султан сочетался браком с дочерью узбекского хана. Брак был удачен – спокойный и рассудительный характер султана дополняла его весёлая и остроумная Зульфия. Через положенный Аллахом срок султан стал отцом.
В середине мая 1800 года Франциск II подписал внутренние торговые уложения для подданных Камеруна и Нуакшота, а в начале августа того же года укрепил династические связи Конго с государством Матарам, отправив ко двору тамошнего правителя одного из своих троюродных братьев для сочетания браком с сестрой главной жены султана Матарама.
В середине ноября 1801 года произошло повышение обороноспособности крепости в Нижнем Заире. Узнав об этом, султан лично отправился проинспектировать новую крепость. Возвращаясь в столицу, он внезапно заболел скоротечной тропической лихорадкой, так что в столицу он вернулся только для того, чтобы занять подобающее ему место в некрополе конголезских султанов. Горе охватило подданных; плачем и стенаниями наполнилась столица и все пределы государства.
01.01.1802 сын Франциска II малолетний (ему ещё не исполнилось и полутора лет) султан Гарсиа 4-й стал править Конго. Визири и придворные прежнего султана остались на своих местах, в меру своих сил охраняя жизнь и здоровье младенца, а также устои государства.
В середине июня 1802 года был восстановлен военный альянс с Сонгаем и Алжиром. Предложение, направленное в Каир, встретило отказ при дворе мамелюков.
Правление Гарсиа 4-го было мирным и спокойным. Народ благословлял султана и его советников. Казалось, что Аллах снизошёл к молитвам правоверных и послал Конго годы мира и благоденствия. В год 1803 уродился необычайно высокий урожай, что позволило до нуля снизить инфляцию (и так бывшую совсем небольшой), а также пополнило казну на 100 золотых.
02.01.1804 за подписью султана был издан документ «Об инновациях и приоритетных направлениях в развитии наук в Конго». Документ позволил увеличить скорость внедрения нововведений и исследований, однако несколько дестабилизировал внутреннюю жизнь, поскольку конголезские консерваторы не без основания считали, что этот указ – дело рук визиря Бей Бабая, человека, прекрасно образованного и отличавшегося широкими взглядами. Именно с его подачи в конце апреля следующего года были утверждены внутренние торговые уложения в Либерии и Габоне.
Следующие четыре года правления Гарсиа 4-го прошли под знаком очистки гарема от многочисленных принцесс, которых наплодили предшественники султана. Принцесс, с соответствующим их статуса приданным, отправляли в Виджаянагар, Аюттхаю, Занж, Атжей и ко двору союзного сонгайского султана. В гареме стало потише. Кроме того, 07.07.1806 своим именным фирманом Гарсиа 4-й назначил своим советником уже упоминавшегося Бей Бабая. Конечно, султан это сделал по просьбе своей матери Зульфии, желавшей укрепить власть единственного своего сына.
Необходимо признать, что выбор был удачный, а советником Бабай-эфенди оказался превосходным. В сентябре 1807 были улучшены дипломатические отношения с Сонгаем, а в самом конце 1808 года серьёзно потеплели отношения между Конго и Мали.
В начале ноября 1809 года был произведён обмен картами с Дели: в обмен на 41 карту Конго из Дели прислали 18 карт, раскрывающих просторы Индийского океана. Государство Аюттхая отказалось меняться картами.
Следующий 1810 год был богат событиями: сначала в середине февраля Алжир стал вассалом Сонгая, что укрепило единство в рядах союзников. 01.10.1810 был достигнут 13-й уровень военных технологий, а в последнюю неделю ноября были подписаны внутренние торговые уложения в провинциях Конго и Яунде.
Июль 1811 года был отмечен династическим браком с Сонгаем, а благодатный 1812 год порадовал двумя важными событиями. Сначала 22.05.1812 благодарные подданные преподнесли в дар султану 200 золотых, а в конце июня того же года был восстановлен военный альянс с Сонгаем.
Мир и благоденствие наполняли пределы государства. Подданные выполняли заповеди Пророка, усиленно плодились и благословляли правление султана Гарсиа. Перепись, проведённая в конце августа 1813 года, констатировала рост населения в Конго на 2000 человек, что увеличило базовый налог и количество рекрутов, а также показала двору, что требуются новые земли.
К сожалению, далеко не всем подданным нравился мир. Недовольные, близкие к военной верхушке, в конце декабря 1813 года организовали заговор и свергли с престола султана Гарсиа 4-го Тишайшего. Султан был заключён в одной из отдалённых крепостей вместе с матерью и несколькими слугами; верные советники султана были частью убиты, частью высланы из столицы. 01.01.1814 на престол был возведён Гарсиа 5-й Воинственный, сын Альвареса 12-го, в своё время отрёкшегося от трона.
Новый султан не отличался добродетелями; более того, имел склонность нарушать некоторые запреты. Так, 05.12.1814 была заложена винодельня в Нижнем Заире.
Не прошло и года, как султан захватил власть, как возник спор о границах с государством Мали. Спор был раздут, Конго получило повод для войны на 5 лет. И султан решил воспользоваться этим поводом, дабы окончательно уничтожить язычников, а, заодно, и расширить свои владения. Началась подготовка к войне.
01.01.1815 Был издан указ о повышении качества войск султаната, что несколько дестабилизировало ситуацию, поскольку теперь к рекрутам стали предъявляться более жёсткие требования. Началась переброска войск к границам Мали и формирование пополнений.
В ноябре 1815 года тайным приказом султана было увеличено финансирование армии до 100%, а 01.01.1815 Конго объявило войну Мали. Войска сразу же направились в пределы врага для атаки и осады его крепостей. Союзный Сонгай также присоединился к войне.
В середине июля следующего года были волнения торговцев. Султан обострил конфликт с Данией и получил повод для войны на пять лет. В декабре 1816 была построена винодельня. Отведав продукцию новой государственной мануфактуры, Гарсиа 5-й 08.01.1817 объявил войну Дании.
Вообще, военная кампания 1817 года была блестяще проведена армией султана. В последнюю неделю февраля пала столица Мали и был заключён династический брак с Чагатайским ханством. К середине марта войска султана захватили датские провинции Намибия, Овамбо, Верхнее кару и Невольничий берег. 17.03.1817 датский король согласился на мир, отдав Овамбо и выплатив контрибуции на 25 золотых.
07.11.1817 пала крепость в провинции Асаба. Через пять дней султан Гарсиа 5-й объявил всему миру, что война завершена и государство Мали стало частью Конго. Две провинции, населённые правоверными мусульманами, вошли в состав султаната.
Эта победа насторожила европейские страны. Франция, имевшая колонии и интересы в Западной Африке, уже в конце ноября расторгла договор о проходе войск через территорию Конго, заключённый ещё при султане Педро 6-ом.
14.01.1818 благодаря случайному изобретению была создана военная мануфактура в провинции Данане. Несомненно, она должна была со временем стать важной частью государственного дохода, однако последующие события отодвинули внутренние дела на второй план.
28.05.1818 Король Франции, поощряемый империалистскими и милитаристскими придворными кругами, объявил войну султану Конго. Сонгай исполнил свой союзнический долг и выступил против врага.
Кампания против Франции была неудачной. И всё из-за того, что сонгайские военоначальники атаковали врага мелкими группами и неизменно терпели поражение. За полтора года войны войска султана только два раза потерпели поражение: когда в начале ноября 1818 года французский десант разбил две сотни конголезских пехотинцев в Овамбо и осадил тамошнюю крепость и когда в феврале 1819 года, после двух недель боёв, французы разбили армию султана в Нуакшоте. Если бы сонгайский флот смог остановить французскую эскадру, перевозившую подкрепления и имевшую почти в четыре раза меньше кораблей, чем сонгайцы, результат сражения был бы иной. Сами же сонгайцы в середине 1819 года потеряли Верхний Сенегал.
В течение военной кампании Гарсиа 5-й смог заключить пять династических браков: в начале октября 1818 – с Брунеем и Бенгалией, в начале июня 1819 года – с Болгарией, а 26.12.1819 с Золотой Ордой и Японией. Кроме того, благодаря регулированию медицинских профессий, в середине февраля 1819 года выросло население в провинциях Дуала и Заир.
Однако война, фактически, была проиграна, поскольку неоднократные поражения сонгайцев давали Франции существенный перевес на возможных мирных переговорах.
Послесловие
С окончанием года 1819 завершается мой труд, рассказывающий об истории Конго от средних веков до новых времён. Иные историки опишут последующие события, приключившиеся в Конго в следующие года. Мне же остаётся лишь указать итоги правления династии султанов Конго, сумевших из небольшого африканского государства, прозябавшего в невежестве и язычестве, создать одну из драгоценнейших жемчужин мусульманского мира; государство, по праву входящее в число десяти наиболее мощных и развитых государств на нашей планете. Да хранит Пророк читателей от гнева султана…

Итоговое место - 9, количество очков – 1148, провинций – 17, из них «щитовых» - 7.
Инфляция – 1,5%, годовой налог – 65,5 золотых, ежемесячный доход при отчислении в казну – около 26 монет.
Мануфактур – 6 штук, из них военных – 2, академий искусств – 2, виноделен – 1, товарных – 1.
Количество рекрутов – 66 тыс. человек. Мах. размер армии – 88 тыс. человек.

Уровень технологий:
военные – 13
морские – 3
торговые – 2
инфраструктура - 3

Список восьми самых мощных держав:
1. Испания - 3145
2. Австрия - 3043
3. Турция – 2635
4. Франция - 2207
5. Россия - 1575
6. Дели - 1555
7. Сонгай - 1328
8. Инки - 1272


Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Конго: чёрная жемчужина. Часть 7   06.06.2005 17:31
Ну наконец-то автор почтил нас своим появлением :-). Молодец Авар! Хотя рекорд инков, как есть, не перекрыл. Ну да молодой еще, перекроет .
А теперь - Сибирь! От Тихого до Атлантического океана!
Virus
Victoria



SecuritySystems/Director
Kiev

Граф (9)
1622 сообщения


Re: Браво!   07.06.2005 11:36
С нетерпением ждем следующих ААРов
Всего на Всех никогда не хватит! Потому что Всех - много, а Всего - мало!
Давно (пора/надо?) понять, что российский сайт для русской части инет-сообщества. Не согласные могут выйти вон или, по крайней мере, вести себя поскромнее. c.Мельхиор... ЗИГ ХАЙЛЬ! с.Химера =)))))
Главная польза денег, уверенность что они - решат любую проблему.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Конго: чёрная жемчужина. Часть 7   07.06.2005 12:41
Спасибо за ААР.

Вам лично не показалось, что во времена седьмой части играть-писать-читать было значительно интереснее?

Безусловно интересность появилась из-за активных действий. А вот вопрос, почему вы отважились на активизацию - неоднозначен. Понятно, что какая-то материальная база была накоплена к этому моменту. Но аргументы против конфликта с Данией могут быть примерно такими же (утрирую, конечно), как вы привели в свое время против конфликта с Испанией. С другой стороны, почему нельзя было напасть на Данию лет на 50 раньше?
А может вы стали действовать активнее всвязи с приближением конца игры? Ведь с приближением конца риск, безусловно, становится более осмысленным.

И как бы между прочим, наверное, бОльшую часть очков Конго заработало именно в последний период ААРа. Есть какие-то цифры?
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Ответ   07.06.2005 15:06
Riko:Спасибо за ААР.

Вам лично не показалось, что во времена седьмой части играть-писать-читать было значительно интереснее?

Безусловно интересность появилась из-за активных действий. А вот вопрос, почему вы отважились на активизацию - неоднозначен. Понятно, что какая-то материальная база была накоплена к этому моменту. Но аргументы против конфликта с Данией могут быть примерно такими же (утрирую, конечно), как вы привели в свое время против конфликта с Испанией. С другой стороны, почему нельзя было напасть на Данию лет на 50 раньше?

Avar:

На Данию лет на 50 раньше нападать не было никакого смысла, так как
атаковать её колонию в Либерии и Нуакшоте я не мог по причине
отсутствия морских карт и невозможности переброски войск через белое
пятно в районе устья Нигера. А на юг, в Невольничий берег и Овамбо
движение не имело смысла, поскольку Дания ещё не была представлена в этом
регионе.
Напал же на Данию я прежде всего по двум причинам: желал получить
колониальный город с товарной мануфактурой в Либерии, граничащий с моей
(захваченной у Мали) провинцией Данане, а также хотел денежек и очков
заработать. Я уже писал, что быстро захватил шесть датских провинций.
К сожалению, когда заключал мир, денег у них не было и я вместо денег
взял Нуакшот, хотя, лучше бы брал Овамбо.
Война была короткой, враг не успел собрать силы для защиты колоний, не
имевших крепостей. В случае с Испанией я потратил бы уйму времени на
осаду крепостей, потерял темп и не добился бы серьёзного преимущества
для предложения мира.

Riko:А может вы стали действовать активнее всвязи с приближением конца игры? Ведь с приближением конца риск, безусловно, становится более осмысленным.

Avar:
Да, и не только поэтому. Как только появилась более-менее реальная и
безопасная для меня возможность расширить владения и увеличить счёт, я
постарался ей воспользоваться.

Riko:И как бы между прочим, наверное, бОльшую часть очков Конго заработало именно в последний период ААРа. Есть какие-то цифры?

Avar:
Да, именно очки за дипломатию составляют добрую половину в итоговом
счёте. Общие цифры такие:
Армия: мирные соглашения 96, битвы 6
Экономическая часть: экономика 413, открытые земли 7, владения 8
Дипломатия 616
Задания 0
Итого: 1146 очков.
Я в итогах AARa ошибся/описался и написал 1148... Но разницы
никакой, ибо на итоговое место это не влияло.

P. S. Еще добавлю, что Авар обещал постараться припомнить-найти зависимость количества очков от времени.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Ответ   08.06.2005 06:57
Складывается ощущение, что в этой игре (в отличие от Инкской) катострофически невезло с картами (и с первопроходцами).
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Ответ   08.06.2005 11:43
Riko:Складывается ощущение, что в этой игре (в отличие от Инкской) катострофически невезло с картами (и с первопроходцами).

Avar:Не думаю. То, что первопроходец у Конго появился на 50 лет позднее,
чем у Инков - плохо, но поправимо. То, что обмен картами у Конго состоялся
примерно в то же время, как и у Инков, практически не сказалось на
игре.
Всё дело в том, что у Инков изначально более мощная экономика за
счёт золота и больше мест для распространения - основания колоний и
факторий. Правда, и инфляция была большая, но если подношение от все
нации для Франции инки собирали за три месяца, то для аналогичного
подношения Конго должно было бы напрягаться более двух лет...
Считаю, что всё дело не в везении, а в экономике.

Очки по времени:

Примерно так:
1560 - 120
1630 - 230
1700 - 370
1760 - 520
После обмена картами основная масса очков получена за счёт дипломатии
и немножко - за счёт мирных соглашений.
Riko
Don Corleone



ИТ
Пермь

Советник джедай (10)
2585 сообщений


Re: Ответ   08.06.2005 14:27
Avar:Не думаю. То, что первопроходец у Конго появился на 50 лет позднее,
чем у Инков - плохо, но поправимо. То, что обмен картами у Конго состоялся
примерно в то же время, как и у Инков, практически не сказалось на
игре.
Всё дело в том, что у Инков изначально более мощная экономика за
счёт золота и больше мест для распространения - основания колоний и
факторий. Правда, и инфляция была большая, но если подношение от все
нации для Франции инки собирали за три месяца, то для аналогичного
подношения Конго должно было бы напрягаться более двух лет...
Считаю, что всё дело не в везении, а в экономике.

Ну КОНЕЧНО, самые большие трудности из-за экономики, но от нее-то никуда не деться. Даже в конце игры и годовой и месячный доход, который вы привели, далек от идеала. С такими деньгами супер-целей себе не поставишь. Но повторюсь, от этого никуда не деться. Искать пути возможного развития нужно в другом.

ИМХО, если сравнивать с Инками - и не заморачиваться экономикой - то проигрыши позиции Конго в следующем:
1. Как вы указали, меньше территорий для колонизации. У одних небольшая часть побережья Африки (почти везде непригодная), у других - вся ЮАмерика.
2. Полное отсутствие слабых Европейцев в Африке и постоянное от игры к игре наличие большого числа слабых португальских колоний в ЮАмерике (одну-две Нидерландские колонии ЮАР нельзя сравнить с большой богатой табаком и сахаром Бразилией).
3. Инков нельзя (трудно для АИ) отрезать от исследования территорий континента (там 4 различных прохода), а Конго уже заранее отрезано от Севера Африки язычниками, и достаточно одной занятой провинции в длинном ряду провинций побережья, чтоб отрезать Конго и от этих язычников.
4. Исторически Инки открываются европейцами раньше.

Но было еще и невезение именно в этой игре, по сравнению с игрой за Инков.
1. Бог с ними с картами, да и с первопроходцами - ваш ответ меня устроил. Хотя, не совсем так. Все-таки не повезло, что на 50 лет раньше у Конго не было карт датских колоний. Ведь обмены уже были.
2. Конго было отрезано от Бенина - единственного соседа, к которому можно было применять силу. Совместно с отсутствием слабых европейцев это было фатально (для военного пути развития). Инки же не были отрезаны от Майя, хотя обычно Испания колонизирует межамериканский перешеек (ведь кроме Панамы там еще 2 или 3 провинции, которые могут разделить две Америки). И вот тут-то мы подошли к самому главному везению Инков - и невезению Конго.
3. У Инков не было Испании. По этому поводу от меня просто ускользают любые комментарии!

Примерно так:
1560 - 120
1630 - 230
1700 - 370
1760 - 520
После обмена картами основная масса очков получена за счёт дипломатии
и немножко - за счёт мирных соглашений.

Гарем форева.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Ответ   08.06.2005 16:32
Передаю респект от Avara "за интересный анализ ситуации". А также пожелание: "Мне было бы интересно почитать его вариант истории Конго", т. е. как я понимаю, ААР :-).
Virus
Victoria



SecuritySystems/Director
Kiev

Граф (9)
1622 сообщения


Re: Ответ   08.06.2005 11:44
Riko:Складывается ощущение, что в этой игре (в отличие от Инкской) катострофически невезло с картами (и с первопроходцами).

Я как то за Зимбабве играл, так вот, при замаксимиленной армии, в 1515 и 1534 появлялись исследователи (имхо не приятные подозрения на африканские страны падают), а конквистадора ни разу не было. Правда с обменом карт мне везло гораздо больше, пиком был обмен с Мальтийским Орденом в 1428 году:D
Всего на Всех никогда не хватит! Потому что Всех - много, а Всего - мало!
Давно (пора/надо?) понять, что российский сайт для русской части инет-сообщества. Не согласные могут выйти вон или, по крайней мере, вести себя поскромнее. c.Мельхиор... ЗИГ ХАЙЛЬ! с.Химера =)))))
Главная польза денег, уверенность что они - решат любую проблему.
Bazilis I
_



Ушедший навсегда
Добровольное изгнание

Малдадал (12)
4620 сообщений


Re: Конго: чёрная жемчужина. Часть 1   20.06.2005 11:33
Очень хорошо. Мой респект.
Время жить и время умирать.
Re: Конго: чёрная жемчужина. Часть 1
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Форумы » After Action Reports » 93931 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модератор: Deil - Сообщений: 14922 - Обновлено: 10.06.2017 18:42
Обсуждения: 10 лет из жизни короля Кастилии #1 | 10 лет из жизни короля Кастилии #2 | Анабазис адмирала фон Фельбена | Дранг нах Ост по-венециански | Другая Русь #1 | Другая Русь #2 | Другая Русь #3 | Другая Русь #4 | Другая Русь #5 | Другая Русь #6 | Трон Габсбургов | Чешский дебют | Эйре, или как мышь сожрала слона | Эфиопия, или как абиссинцы придумали паровоз
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 156, ftc: 187, gen: 0.092, ts: 2017/06/25 15:11:12