Форумы » After Action Reports » 132046 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Подлинная история Тимуридов
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Подлинная история Тимуридов   30.01.2008 00:12
Предисловие:
Решение о написании AARа по игре за Империю Тимуридов возникло у меня давно. Однако AARы за иные государства, не менее сложные для игры, не позволяли мне приступить к решению этой задачи. Много раз, наблюдая за тем, как к 16-му веку империя Тимуридов либо полностью исчезает с карты, либо остаётся в виде небольшого осколка, я задавался вопросом: «А возможна ли достойная альтернатива?». Нет, я прекрасно понимаю, что альтернатива есть всегда, однако начальные условия, при которых начинается основная кампания за Тимуридов, заставят поволноваться даже более опытных игроков, нежели Ваш покорный слуга.
Кроме того, на форуме однажды уже был выложен анонс AARа за эту державу, однако дальше анонса дело не пошло. Поэтому я решил взять империю Тимуридов и сотворить из неё мощную мусульманскую державу, способную стать вровень с ведущими государствами.
То, что у меня получилось, я представляю Вашему вниманию.
Игра была сыграна давно, ещё в конце 2006 года, однако волею обстоятельств я приступаю к AARу только сейчас. Основная часть будет посвящена выживанию в первые 100 лет игры, как самые непростые. По остальным годам, отображенным на иллюстрациях, будут даны краткие комментарии.

Начальные условия:
Европа II, версия 1.08 без дополнительных модов, эвентов и т.д. Сложность 5/5.
Купцов 0, колонистов 0, дипломатов 0, миссионеров 0.
Стабильность – -3, рекрутов – 10000 человек, казна – 50 золотых.
Всего 26 провинций, из них 3 колонии. Всего 9 провинций имеют крепости 1-го уровня, остальные незащищены.
Коренная провинция одна – Самарканд. Культура – монгольская. Более 70% провинций имеют другие культуры: афганскую, персидскую, узбекскую, белуджи. Религия – суннизм; на территории государства около половины провинций исповедуют шиизм.
Династических браков нет, альянсов нет, Халифат – вассал.
Инфляция – 10%, ББ – 30/39 (наша репутация очень плохая).
Войска: 15000 пехоты, 20000 кавалерии. Лимит содержания войск – 40000.
Правитель – Шахрух (5/5/4).
Технологии: военная – 0, морская – 0, торговая – 1, инфраструктура – 0.
Настройки внутренней политики
Власть знатных – 8
Централизация – 1
Инновации – 2
Меркантилизм – 4
Наступление – 9
Армия – 8,
Качество – 2
Крепостничество – 7

Пролог:
Тленны творения рук человеческих. Творит Аллах, что пожелает и никто не знает предначертанного им. Никто, даже самые известные астрологи, не предсказывали Тимуру смерть. Предсказывали славу и победы (а предсказать такое было просто, не надо и на звёзды глядеть), предсказывали корону китайского богдыхана… В Самарканде подсчитывали в уме дани, которые получит Тимур с богатого Китая (и каждый раз выходили такие огромные суммы, что можно было застелить шёлком путь от Самарканда до Мекки и воздвигнуть самую большую мечеть в честь Всех Праведных Халифов). Но предстал Тимур перед Аллахом и вздохнул Китай с облегчением.
Горе наполнило Самарканд и Бухару, Ходжент и Балх, Кабул и Герат. Тайно радовались турки, жестоко разгромленные Тимуром под Анкарой за три года до смерти. Тайно радовались все те, кого согнул Тимур силой своих армий. А в иных местах некому было и радоваться, ибо запустели земли, сорные травы оплетали развалины разрушенных городов да груды черепов, сложенных по приказу Тимура, глядели своими пустыми глазницами на то, что раньше было Западным Хорасаном и Семнаном…
Как часто бывает после смерти великого правителя, среди его детей не было принца, столь же украшенного способностями полководца и правителя, как отец. Ещё не успело остыть тело, как придворные партии стали интриговать и продавливать своих кандидатов в преемники Тимура, не желая даже на мгновение оказаться дальше от власти. В какой-то момент казалось, что в государстве начнётся самая страшная из всех войн – война внутренняя, когда вчерашний соратник становится злейшим твоим врагом в борьбе за власть. Но милостив Аллах. Сначала придворные сошлись на самом неспособном из сыновей Тимура, желая править самим, прикрываясь лишь именем его. Однако прошло лишь немного времени и знать сама перегрызлась между собой. А в это время луноликий Шахрух, достойный внук своего великого деда, смог собрать в своих руках власть над Балхом и Гератом, стать настоящей силой в государстве. И когда пришло время, предначертанное Аллахом, стал Шахрух повелителем государства. И был он подобен молнии, разя тех, кто не спешил изъявить ему покорность. И был он милостив, ибо дядя его сам передал ему власть и даровал ему Шахрух жизнь и право беспрепятственного паломничества в Мекку.
Справившись с внутренней смутой в близлежащих землях, Шахрух совершил несколько карательных походов на окраины, где местные беки и наместники почувствовали себя слишком независимыми. Те, кто выступил против него, кончили свои жизни на кольях, а семьи их были обесчещены и разорены. Однако Шахрух не истреблял поголовно всё население, что позволило не разрушать всё то, что только стало возрождаться после походов Тимура. Пусть не сразу, но порядок был восстановлен и местная знать приведена в повиновение.
Теперь, получив верховную власть над огромной страной, Шахруху надлежало подумать о государстве, представлявшем собой смесь народов и культур, смесь провинций, частично разорённых в предыдущие правления и обезлюдевших. Была армия – самая победоносная армия Востока, привыкшая побеждать. Но не было порядка в управлении державой, а без порядка армию можно содержать только за счёт постоянных завоевательных походов.
Прошло почти 10 лет с того момента, как Шахрух стал повелителем. Никто больше не оспаривал его власть. Теперь ему предстояло совершить во внутренней политике то, что его дед смог совершить в политике внешней.

P.S. В данной работе я придерживаюсь христианского летоисчисления, принятого в настоящее время в научной исторической литературе.
P.S.S. Заранее прошу меня извинить, если описанная история не совпадает с тем, что преподают в школах и ВУЗах. Фальсификаторы от истории, путём недомолвок, умалчиваний и прямой лжи при интерпретации исторических событий пытаются убедить нас, живущих в XXI веке, что великая империя Тимуридов «сама себя пожрамши», а свидетельства Навои, Аль-Фарузи, Ходжи ибн-Аль Ислами и других уважаемых средневековых учёных – не более, чем фантазии, рождённые в их умах сожалением о некогда могучем государстве.
Я пишу историю так, как она была на самом деле, а не так, как поступают партизаны от науки, выпячивая достоинства своей страны и своих королей, делая из звериного оскала завоевателя добродушную улыбку милосердного правителя, а из актов кровавой агрессии – беспрецедентные по честности и безобидности миротворческие операции ограниченного контингента на экологически чистом гужевом транспорте.

Благодаренье читающим и да пребудет с нами Етитская Сила!

Avar[Ветка закрыта автором: Avar, 16.06.2008 13:01]
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Глава 1: Шахрух наме.   30.01.2008 00:14
01.01.1419 (Централизация +1, содержание армии и флота – 50%, отношение к суннитам и шиитам – max, католикам и православным – min)
Султан Шахрух, брат Солнца и Луны, внук Тимура, наместник Аллаха на земле, надежда и утешение правоверных, произвёл изменения в управлении государством. Во-первых, были централизованы некоторые функции управления (что вызвало недовольство, однако не могло дестабилизировать внутреннюю жизнь). Все отчисления направлялись в укрепление внутренней стабильности. Во-вторых, повелитель издал фирман «Ко всем мусульманам», в котором заявил, что различия между суннитами и шиитами не стоят даже щепотки волос с хвоста верблюда, а истинными врагами мусульман были объявлены христиане – как католики, так и православные (тем более ни тех, ни других в стране не было). В-третьих, содержание армии и флота (которого не было) было сокращено вполовину, ибо Шахрух не хотел воевать.
01.04.1419 был заключён военный альянс с Узбекским ханством, а через три месяца повелитель Дели принял приглашение и также присоединился к альянсу. Этими договорами Шахрух обезопасил границы государства как с севера, так и с востока.
01.11.1419 в Самарканде праздновалась свадьба – Шахрух взял в жёны дочь узбекского хана. Этот династический брак упрочил связь союзных государств. Однако недолгим было наслаждение Шахруха.
01.01.1420 воинственный хан Чагатайского улуса объявил войну Шахруху, желая получить под свой контроль туркменские и киргизские земли. Известие о нападении привело к некоторой стабилизации внутренней жизни перед лицом опасности. В армии было введено полное содержание.
Перед Шахрухом встала дилемма – приглашать союзников поучаствовать в походе или обойтись собственными силами. Силы Чагатайского ханства были неизвестны, ибо большая часть территории не была нанесена на имперские карты. Шахрух решил обойтись своими силами. Небольшой кавалерийский отряд совершил набег на провинцию Тянь-Шань, где спешно достраивалась чагатайская крепость, захватил её и так же быстро вернулся в пределы государства. Основная армия под командой Шахруха была сосредоточена в Таджикистане, вспомогательная находилась в Афганистане, откуда она могла быть переброшена либо на юго-восток, либо на запад. Такое расположение оправдано тем более, что в конце января произошло обострение отношений с туркменами Кара-Коюнлу, что дало законный повод для войны на два года.
В марте 1420 года большая чагатайская армия (около 20000 копий и сабель) вошла в Тянь-Шань, после чего начала вторжение в Таджикистан. В самом конце марта Таджикистан стал ареной генерального сражения двух стран. Несмотря на наличие почти 17000 кавалерии, чагатайская армия к 09.04.1420 была вырезана полностью. Потери армии Шахруха были невелики, что позволило ему начать незамедлительное вторжение на чагатайскую территорию. Уже в конце апреля вновь был захвачен Тянь-Шань, а в середине мая Шахрух начал осаду столицы Чагатайского ханства в Джунгарии. Кроме того, примерно двухтысячный кавалерийский отряд двинулся на восток на разведку вражеской территории. В июне 1420 чагатайские новобранцы, пытавшиеся снять осаду со своей столицы, были полностью уничтожены.
В начале сентября 1420 года Халифат принял предложение о присоединении к альянсу. Войска нового союзника и вассала направились из Багдада на восток в чагатайские степи. Тогда же были заключены династические браки с правящими домами Турции и Карамана.
19.09.1420 кавалерийский отряд разбил чагатайских новобранцев в Кульдже и захватил провинцию, а в начале декабря перешла под контроль тимуридских войск провинция Чагатай. В середине декабря чагатайский агрессор предложил дань в 12 монет, однако Шахрук отверг столь непристойное предложение. Война продолжалась.
Летописи государственного архива сообщают, что в течение зимы и весны 1421 года армия Шахруха взяла Синьцзян и Наньшань всюду уничтожая малочисленные чагатайские отряды, сформированные из спешно набранных рекрутов. К середине июля у чагатайского хана не осталось войск, способных оказать сопротивление. К этому времени относится первое искушение Шахруха. Чагатайское ханство предложило мирный договор, по которому Шахрух получал четыре провинции. Однако предложение было отвергнуто, поскольку расширение государства грозило ухудшением отношений с соседями и чередой войн.
В середине октября 1421 года влиятельное семейство запросило у Шахруха помощи. Денег в казне не было, а брать заём Шахрух не стал, поэтому сановный Люля-Кебаб получил отказ и очень обиделся. Эта обида привела к некоторой дестабилизации внутренней жизни, ибо слухи об отказе достигли самых отдалённых провинций.
Несмотря на это, война на востоке продолжалась, а ещё два мирных предложения от чагатайского хана были отвергнуты. В конце февраля 1422 года была взята столица провинции Цайдам, а в апреле 1422 – последняя чагатайская крепость в провинции Гоби. Таким образом, Шахрух контролировал всю территорию врага, с населения которого войска собирали «подарки».
Внимательно изучив ситуацию, 01.05.1422 Шахрух сделал врагу предложение, от которого тот не смог отказаться. По условиям мирного договора империя Тимуридов получила 50 золотых, провинцию Тянь-Шань (пограничную с чагатайской столицей), а чагатайский хан признал себя вассалом Шахруха, клялся в верности и целовал ковёр у его ног. В Самарканд и другие города были направлены гонцы с известием о победе и мире, войска были переведены на половинное содержание и начали возвращаться домой.
Очевидно, что известие о мире было неоднозначно воспринято в стране. Так, в середине декабря 1422 года недовольство крестьянства привело к падению стабильности (хотя ей и так некуда было падать) и восстанию крестьян в Меркане. И хотя к февралю 1423 года восставшие были разбиты, до общего успокоения умов было ещё далеко.
Поскольку мир царил в пределах государства, Шахрух обратил внимание на внутреннюю жизнь страны. Уже 01.06.1423 был подписан и оглашён указ султана Шахруха «О сборщиках налогов», ознаменовавший собой переход государства на первый уровень инфраструктуры. Обращает на себя внимание внутреннее торговое уложение провинции Загрос, подписанное Шахрухом в начале октября. Это самый ранний из дошедших до нас документов подобного рода. Благодаря введению уложения базовый налог в провинции вырос на 1.
Год 1424 был для империи весьма насыщенным. В январе были достигнуты первая военная и первая морская технологии (по всемирной классификации шведского учёного Paradox). Также были заключены пять династических браков, связавших самаркандский двор крепкими узами с Джандаром, Теке и тремя Ордами – Золотой, Ногайской и Казахской. В середине августа 1424 года Шахрух приказал бросить в зиндан инакомыслящего философа, смущавшего умы правоверных. Тем самым, он увеличил консерватизм своей внутренней политики, что привело к росту внутренней стабильности государства.
Очевидно, что, несмотря на мирное время, Шахрух не забывал о военном строительстве и возможных опасностях. Поскольку многие провинции были беззащитны, Шахрухом было принято решение о строительстве крепостей в пограничных провинциях. Начиная с января 1425 года все отчисления направлялись на накопление и организацию строительства крепостей. Хотя это способствовало росту инфляции, однако безопасность для султана была дороже. Так, в октябре 1425 года была заложена крепость в Бухаре (ибо Узбекское ханство, несмотря на союз с Шахрухом, имела претензии на Бухару).
Два года мира, дарованные подданным, принесли в страну благословение Аллаха. В середине марта 1426 года султану доложили, что благодаря урожайному году в казну поступило целых 100 золотых, а цены снизились на 5%. Усмотрев в этом знак свыше, Шахрух приказал заложить крепость в Загросе – самой западной окраине империи, а также продолжить накопление средств в казне. Уже в августе 1426 года была заложена крепость в Тянь-Шане, на границе с Чагатайским ханством. Несмотря на то, что чагатайский хан признал себя вассалом, никто не мог предсказать, как он будет вести себя в будущем, поэтому строительство на восточной границе было признано необходимым.
В ноябре 1426 года Самарканд отпраздновал сразу шесть династических браков. Устраивая дела династии, Шахрух женил племянников и двоюродных братьев, часть из которых направлялись жить при дворах своих жён. Таким образом были налажены династические связи с Фесом, Алжиром, Тунисом, Аденом, Китаем и Майсуром.
Следующие три года мало освещены в летописях. Известно, что в мае 1427 года выросло население Самарканда (хвала мирному правлению), что увеличило как поступление налогов, так и количество рекрутов. В июне 1428 года военная знать потребовала прежних прав, однако Шахрух не стал принимать крутых мер и просто отказал, что несколько увеличило риск восстаний в государстве в течение двух лет. В начале мая 1429 года по распоряжению Шахруха был произведён обмен картами с Алжиром. Хотя обмен был не очень выгодным (за три тимуридских карты давали одну алжирскую), однако этот обмен позволил узнать земли Северо-Западной Европы и Атлантического побережья.
30.05.1429 Шахрух издал ещё один фирман о централизации управления. Это немного понизило стабильность и привело к беспорядкам. На следующий день после фирмана был убит знатный вельможа, что ещё больше дестабилизировало ситуацию. Несмотря на это, Шахрух неуклонно продолжал свою политику мира и военного строительства.
В начале июня 1430 года снова потребовались новые земли в Самарканде. Вновь выросло податное население (2000 человек), что увеличило как собираемость налогов, так и количество рекрутов в столице.
Вообще говоря, за 6 лет с 1425 по 1431 годы по приказу Шахруха было построено 7 крепостей на западной и восточной границе, а также назначен сборщик налогов в столице. Это, несомненно, служило укреплению власти султана, однако общая стабильность и доходы государства оставались слишком низкими, а инфляция вновь достигла 10%. По сохранившимся сведениям, султан в январе 1431 года начал мероприятия по повышению стабильности, однако уже в конце апреля 1431 года оказался перед неприятным выбором. Дело в том, что появилась региональная ересь, на борьбу с которой имамы просили 50 золотых. По некоторым вторичным источникам это были новые зороастрийцы, активизировавшие свою пропаганду в западных провинциях, населённых персами. Денег в казне на тот момент не было и Шахрух оказался перед выбором: взять кредит и подавить еретиков или оставить всё как есть и полностью дестабилизировать внутреннюю жизнь. Скрепя сердце, султан обратился к ростовщикам и получил 200 золотых под большой процент. Часть денег была направлена на подавление ереси, а на оставшиеся было решено направить колонистов в Керман, Семнан и Хорасан для того, чтобы заселить опустошённые территории и насадить в них истинный суннизм и монгольскую культуру. Правда, пришлось пару месяцев вновь копить деньги в казне, однако к 01.11.1431 во все провинции прибыли колонисты, принеся с собой государственные религию и культуру.
Следующий год был отмечен дипломатическим неудачами. В феврале 1432 года произошёл скандал при дворе, повлёкший ухудшение отношений с державой Кара-Коюнлу. В начале мая истёк срок военного альянса. Восстановить его удалось лишь частично, поскольку Узбекское ханство сменило политическую ориентацию и заключило военный альянс с Ногайской ордой. Тем самым, теперь северные границы не были гарантированы от нападений воинственных узбеков. Попытка же пригласить в альянс Виджаянагар провалилась, что вызвало недовольство Шахруха.
В летописях за 1433 год отмечена продажа должностей в Самарканде, что единовременно принесло казне 100 золотых, однако понизило сбор налогов в столице. Казалось, что мирная политика Шахруха медленно, но верно начинает приносить свои плоды, однако все планы мирного укрепления государства были нарушены войной. В конце марта 1434 года вспыхнула война между Дели и Джодпуром. Делийский султан призвал на помощь союзников. Шахрух, опасаясь за свои северные границы оставил армию в Самарканде и во главе примерно 1700 всадников направился на юг.
Очевидно, что известие о новой войне было негативно воспринято подданными. Ужу через два дня из-за недовольства крестьянства серьёзно была дестабилизирована внутренняя политика, а в Загросе вспыхнул бунт. Южная армия была направлена на запад на подавление бунта. В конце осени бунт был подавлен, а Шахрух к тому времени возглавил осаду крепости в провинции Раджапутна.
Год 1435 был отмечен несколькими событиями. Во-первых, несмотря на низкую стабильность внутренней жизни, по указу Шахруха было начато отчисление денег в казну для погашения ранее взятого займа. Во-вторых, в конце апреля война привела к очередному обострению дипломатических отношений с Кара-Коюнлу, что дало Шахруху повод для войны на целых два года. В начале июля пала Раджапутна и войска коалиции двинулись на осаду Гуджарата. Осенью были отбыты две попытки войск раджи Джодпура снять осаду.
В апреле 1436 года сумма, потребная для погашения кредита, была накоплена, однако 18.04.1436 имамы обратились к Шахруху с просьбой выделитьэти деньги на строительство великой мечети. Шахрух выделил 200 золотых на строительство, что привело к росту стабильности (по всемирной классификации шведского учёного Paradox) на 2 пункта. В мае казна произвела перекредитовку, выплатив прежний заём и взяв новый под более низкий процент.
Несмотря на относительные успехи внутренней политики, осада затягивалась. Раджа Джодпура предложил сепаратный мир и 60 золотых, но получил отказ внука великого хромца. Народ стал уставать от войны. В летописях содержатся сведения о том, что в марте 1437 года вспыхнули восстания еретиков в Фарсе и Ормузе.
К счастью, 29.03.1437 вражеская крепость пала и Шахрух поспешил заключить сепаратный мир, получив 100 золотых в качестве дани, а также, заставив принести раджу Джодпура вассальную присягу. Союзники были поражены подобным вероломством Шахруха, однако делийский султан оставался в состоянии войны с Джодпуром и согласился дать право на проход войск остаткам отряда Шахруха. На земли империи опустился мир.
В течение года бунтовщики были разбиты, власть в провинциях восстановлена. И, как оказалось, не зря. Сначала, в феврале 1438 года, Шахруху доложили об урожайном годе, давшем казне 100 дополнительных монет и снизивших цены на 5%, а в конце декабря того же года благословением Аллаха политика государя была признана верной, что увеличило внутреннюю стабильность, а также позволило увеличить исследования инфраструктуры и торговли на 1000 пунктов. Вновь было начато строительство крепостей.
В декабре 1439 года Шахрух проводит очередную централизацию управления, что несколько дестабилизирует внутреннюю жизнь. Однако союзники продолжают воевать и пока не ввязываются в новые авантюры, что даёт государству мирную передышку.
Следующие два года отмечены значительными событиями внутренней жизни государства. В октябре 1440 года достигнут второй уровень инфраструктуры, а в декабре того же года – второй уровень торговли. Восстание еретиков в Персии, начавшееся в конце ноября того же 1440 года было подавлено только в апреле следующего года, когда казна готовилась к выплате предыдущего займа. Выплата была успешно осуществлена в начале июня 1441 года, что снизила нагрузку на казну.
Успешная внутренняя политика, укрепление власти и торговли были оценены подданными. В декабре 1441 года благодарные жители преподнесли внуку Тимура дар в 225 золотых в знак «бесспорных заслуг благословенного султана». На эти деньги была заложена ещё одна крепость, а также направлен колонист в Хорасан. Через год произошло некоторое улучшение отношений с Чагатайским ханством, остававшимся вассалом империи, а к концу декабря Хорасан был расширен до города. В 1443 году там была заложена крепость, которая была необходима для окончательной защиты территории империи от возможных набегов узбекских орд.
Период 1443-44 годов был посвящён, прежде всего, укреплению дипломатических отношений. В январе 1444 года серьёзно улучшились отношения с Гуджаратом, также воевавшим с Джодпуром, в начале февраля того же года были заключены династические браки с правящими домами Марокко, Аракана и Виджаянагара, а 01.01.1445 – с маленьким бедным эмиратом Басра, отделившимся от Омана. Кроме того, в сентябре 1445 года был заключён династический брак с блистательной Портой; Шахрух и султан Турецкий стали свояками.
Год 1445 необходимо отметить, как год радикальной реформы системы управления. По решению Шахруха надлежало назначить сборщиков налогов во всех провинциях государства, что должно было обеспечить рост доходов казны. Несмотря на то, что к тому времени инфляция вновь достигла 9,9%, подобное решение должно было увеличить реальные доходы государства.
Два года прошли под знаком назначения сборщиков налогов и роста недовольства отдельных слоёв подданных. Так, в октябре 1445 зафиксировано недовольство купечества, что снизило исследования торговли, а в конце сентября 1446 года в государстве началось недовольство ремесленников. Желая избежать бунта, Шахрух приказал снизить пошлины, что привело к росту личных свобод в государстве, однако обошлось казне в 100 золотых и вынудило главного казначея вновь обратиться к ростовщикам за кредитом.
Увы, ничто не вечно под луной. Жизнь и смерть творений Аллаха находится в Его руке. И был исчислен срок жизни Шахруха, и почил он в начале марта 1447 года в своей столице. Горе охватило всю державу. Плакали о нём подданные, молились о его душе имамы и муэдзины.
Гробница великого Шахруха находится напротив гробницы его великого деда и является местом паломничества правоверных всего мира.

03.03.1447 на престол вступил Улугбек, известный в мусульманском мире как учёный и философ. Ему досталась крепкая держава, долг в казне, незаконченное строительство и союз, члены которого продолжали бессмысленную войну с Джодпуром, ибо союзники никак не могли поделить занятые провинции врага. Наступали новые времена.
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Опа! Я уж думал, не дождусь!   30.01.2008 08:28
Благодаренье читающим и да пребудет с нами Етитская Сила!

И вам не кашлять :-).
Приятно снова увидеть полузабытый добротный аваровский стиль .
Чагатайцы-то (17000 кавалерии) поди от бескормицы полностью были выбиты?
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Лучше поздно, чем никогда!   30.01.2008 09:33
Vladimir Polkovnikov:Чагатайцы-то (17000 кавалерии) поди от бескормицы полностью были выбиты?

Даже не знаю... Но после этого сражения у них не осталось никого. Всех зарЭзали, да!
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Ven



Mi-go
Vermont

Багатур (9)
1636 сообщений


Продолжения!!   30.01.2008 10:52
Зашел дочитать ААР VP, а тут такой приятный сюрприз! :-) Жду продолжения!


З.Ы. Написано хорошо, аж ностальгия разыгралась. :-) Даже захотелось найти ТОТ САМЫЙ диск, сдуть пыль с него и вернуться на 4 года назад, когда ЕУ2 была моей единственной игрой.
Масацукаса провел такой сукуинагэ, что Асофудзи сделал оборот на 270 градусов (с)
Да у Хакубы даже внешность не внушает никакого доверия. Абсолютно такой скользкий типчик, не боролся бы в сумо и не делал хенки - так наверняка бы кого-нибудь в карты обдуривал, или в напёрстки там... (с)
Алексей 1000
AAR-мастер



пасечник

Царь (15)
18643 сообщения


Отлично!   30.01.2008 16:04
Было приятно вспомнить о второй Европе. Правда жаль, что вы не взялись за ААРы по третьей части игры, уж больно их мало, а хотелось бы узнать некоторые тонкости. Одним словом, ждем продолжения
Diletant
Banned



Бичую либерало-фашистов на политических форумах.

Диктатор (15)
11628 сообщений


Re: Отлично! Но?   31.01.2008 11:54
А почему 1.08, а не 1.09?
BAN

Формулировка: Грубые нарушения правил
Срок: 23.02.2014 - ... (бессрочно)
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Потому что   31.01.2008 12:49
я играл осенью 2006 года на версии 1.08
А версию 1.09 я так и не поставил.... :-(
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Diletant
Banned



Бичую либерало-фашистов на политических форумах.

Диктатор (15)
11628 сообщений


Re: Потому что   31.01.2008 13:44
Avar:я играл осенью 2006 года на версии 1.08
А версию 1.09 я так и не поставил.... :-(

А как будем решать проблему 1504 года? В еу-2 там альтернативы нет, только в Великие Моголы.
BAN

Формулировка: Грубые нарушения правил
Срок: 23.02.2014 - ... (бессрочно)
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Re: Потому что   31.01.2008 17:46
Diletant:
Avar:я играл осенью 2006 года на версии 1.08
А версию 1.09 я так и не поставил.... :-(

А как будем решать проблему 1504 года? В еу-2 там альтернативы нет, только в Великие Моголы.

Никак. Будет год, будут и Моголы :-)
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Часть 2: Кризис державы.   08.02.2008 23:34
Итак, 03.03.1447 на престол вступил Улугбек, известный в мусульманском мире как учёный и философ. Объятиям наложниц он предпочитал звёзды глубокого самаркандского неба, а старинный научный трактат – любовной лирике. Подобный аскетизм и тяга к познаниям пугали как знать, так и муфтиев. Тем более, что правление Улугбека началось не очень удачно – в октябре 1447 года чума дестабилизировала внутреннюю жизнь и привела к множеству смертей в Ормузе и Персии. Некоторые особо невежественные люди читали чуму карой Аллаха за то, что «султан подсматривает за Аллахом по ночам».
Однако, посылая горести, Аллах шлет и радости правоверным. Казалось, ещё недавно в Персии стоял плач и чумной страх запирал ворота её поселений, а уже в конце лета 1448 года произошло обращение еретиков в Персии.
Узнав об этом событии Улугбек решил построить в Самарканде крупнейшую обсерваторию, о чем и объявил придворным в конце октября того же года. Однако придворные, почувствовав нерешительность государя, смогли отговорить его от этого решения. Такое строительство грозило как полностью дестабилизировать внутреннюю жизнь, так и обошлось бы казне в 300 золотых. Денег в казне не было, а один кредит всё ещё не был выплачен. В общем, те руины, которое сейчас показывают туристам под именем «обсерватории Улугбека», построено исключительно для туристов в конце прошлого века. Для его проектирования использовали случайно сохранившийся рисунок на оборотной стороне трактата «О звездах небесных», приписываемый Улугбеку. При строительстве использовали материалы и технологии 15-го века, поэтому через три месяца после строительства небольшое землетрясение превратило здание в развалины, столь любезные каждому уважаемому туристу.
Но вернёмся к нашей истории. 02.01.1449 в Самарканде был устроен большой пир в связи с тройным бракосочетанием. Были заключены династические браки с Казахской, Ногайской и Золотой ордами. Если бы только Улугбек мог предполагать, что один из этих браков повлечёт за собой тяжёлые последствия, он вряд ли согласился бы на него. Дело в том, что один из родственников Улугбека, Абд Аль-латиф, сочетался браком с двоюродной племянницей ногайского хана. В июле того же 1449 года к Улугбеку обратились некие ногайские «диссиденты» с просьбой выделить им 25 золотых на «пропаганду славной империи». Улугбек купился на обещания и выплатил 25 золотых, для чего несчастной казне вновь пришлось взять кредит.
Однако шпионы ногайского хана при самаркандском дворе не зря ели свой плов. О диссидентах стало известно, отношения с ногаями ухудшились, а в конце октября 1449 года благодаря дворцовому перевороту к власти пришёл уже упомянутый Абд Аль-латиф (совсем не блиставший талантами, однако поддержанный знатью изнутри и деньгами ногайского хана – извне).
Улугбек был низложен, однако новый султан не стал его казнить, а предпочёл выслать из Самарканда при большом стечении народа «совершить хадж и замаливать грехи». Той же ночью небольшой караван с Улугбеком догнал отряд воинов и… В общем, свершилось то, что не могло не свершиться, а сын Шахруха обрёл успокоение в объятиях райских гурий.
Необходимо обратить внимание, что именно Улугбек начал практику распределения войск по провинциям, формируя в каждой провинции небольшой отряд в 2-3 тыс. человек. Делалось это по двум причинам: во-первых, небольшие отряды могли справиться с мелкими бунтами, а в случае крупных бунтов можно было бы быстро свести крупную армию для расправы с бунтовщиками и погасить пожар в самом зародыше.
Новый султан оказался слабым правителем. Очевидно, не наделённый, подобно предшественнику, качествами, достойными великого государя, он начал выпускать нити управления из рук. Буквально нескольких недель хватило придворным, чтобы начать новые склоки и интриги. В начале марта 1450 года Абд Аль-латиф попытался переломить ситуацию в свою пользу, издав не дошедший до настоящего времени фирман, централизовавший в его руках ряд полномочий и дестабилизировавший внутреннюю жизнь. Знать и народ плохо отнеслись к подобному нововведению. 01.04.1450 султан подписал внутреннее торговое уложение в столице, что увеличило доходы казны.
Фактически, эти два события стали катализатором разрушительных процессов, начавшихся ещё при прежнем государе. 10.04/1450 в Самарканде произошёл новый дворцовый переворот, Абд Аль-латиф удушен, а на престол вступил Абдаллах Мирза. Первый год его правления отмечен разгулом коррупции (март 1451 года) и её полным игнорированием, что увеличило инфляцию на 1% и вызвало подорожание на рынках.
Дальше последовало событие, обоснованно считающееся поворотным пунктом в истории государства. 09.04.1451 называют датой самого серьёзного кризиса в средневековой истории империи Тимуридов.
В этот день злобная туркменская знать, подстрекаемая извне, начала бунт против империи.
Абдаллах Мирза собрал большой совет из тех, кто сохранил ему верность, чтобы найти выход из сложившейся ситуации. Благодаря сохранившимся сведениям мы знаем, что после долгих споров остались два варианта решения внутренней проблемы: либо атаковать предателей, либо попытаться подкупить их, предлагая деньги и почести. Оба варианта служили прекрасной иллюстрацией русской пословицы «куда не кинь – всюду клин». Неизвестно, чем руководствовались в те далекие времена в такой ситуации, однако Абдаллах приказал атаковать предателей.
Предатели тоже не дремали. В результате три полка в различных частях империи были дезорганизованы и рассеяны, в Хорасане, Фарсе, Ормузе, Меркане и Деште-Луте вспыхнули мятежи, стабильность ушла шайтану глубоко под хвост, во всей стране был отмечен риск восстаний (по оценкам историков – специалистов по этому кризису, он достигал 8 пунктов и оставался таким долгие 49 лет). В общем, в апреле 1451 года в стране началась полная дестабилизация и империя оказалась в шаге от гражданской войны. И всё это на фоне ухудшения отношений с соседями.
Вместе с тем необходимо отметить, что такое решение позволило обойтись без жуткой инфляции и вероятного банкротства, которое грозило в случае попытки занять денег для подкупа врагов.
Апрель 1451 можно считать самым глубоким кризисом империи за первые три столетия её существования, кризисом, после которого началось выздоровление государства. Тут сыграли свою роль и благоприятное стечение внешних обстоятельств и весьма разумное решение равномерного распределения армий по стране. Достаточно сказать, что к началу мая того же года отряды восставших были разбиты, а армии получили приказ перегруппировать силы. В результате военная машина Тимуридов была привязана к территориям расположения таким образом, чтобы добраться до любой провинции в течение месяца. Историк Аль-Фарси отмечает, что военные силы были сведены в 5 армий численностью 8-10 тыс. человек, что позволяло эффективно гасить бунты в самом зародыше.
Ситуация в октябре 1451 года
Помимо апрельского кризиса, год 1451 отмечен двумя заметными событиями: в октябре казна погасила ранее взятый заем (что несколько успокоило купцов и ростовщиков), а 09.11.1451 были заключены династические браки с Фесом, Алжиром, Тунисом, Аденом, Майсуром и Китаем. Это было сделано с дальним прицелом: Абдаллаху было необходимо добиться каких-то успехов для укрепления престижа государства.
Следующий год слабо освещён в дошедших до нас источниках. Сохранились сведения о двух бунтах и некотором улучшении отношений с Узбекским ханством.
Летом 1453 года в Самарканде было начато строительство великой мечети, которая должна была прославить Аллаха и увековечить имя Абдаллаха для потомков. Строительство обошлось казне в 200 золотых, которые были взяты в займы у купцов. Однако грандиозные строительные работы позволили заметно повысить стабильность внутренней жизни и способствовали укреплению трона. Правда, великому казначею империи пришлось долго доказывать султану, что при существующей ситуации в стране уже осенью следует начать откладывать деньги для погашения предыдущего займа (в тот момент инфляция была 15,3%).
Лето 1454 года отмечено бунтом в Тянь-Шане, где восставшие захватили город, и невиданным урожаем, что дало казне дополнительно 100 золотых и позволило снизить цены на 5%. Это был несомненный знак свыше, ниспосланный Аллахом для правоверных. На радостях Абдаллах приказал назначить сборщиков налогов в Семнане и Кермане, к этому времени разросшимся до городов. Нельзя сказать, что это порадовало жителей и казначея, надеявшегося с помощью этих денег выплатить заем. Однако в сентябре долг был выплачен.
Весна следующего года отмечена бунтом в Загросе (рассеян через 10 дней) и подавлением восстания в Тянь-Шане. В начале июля в Загросе вновь вспыхнули беспорядки и армии вновь пришлось умиротворять население.
Тогда же государство столкнулось с проблемой, которая и в наши дни периодически потрясает экономику государств. Заметно выросла конкуренция на внешних рынках, что вызвало у купцов желание «изгнать чужаков». Однако самаркандский двор после некоторых сомнений решил не вводить новые пошлины, что снизило меркантилизм и исследования в сфере торговли.
01.08.1456 Абдаллах Мирза подписал фирман, в котором официально объявил своим наследником Абу Саида – старшего сына своей сестры. Фирман был торжественно оглашён на базарах и площадях; радость подданных была так велика, что историки считают это событие показателем укрепления стабильности. Правда, некоторые неразумные дети Аллаха настолько фанатично увлеклись празднованием, что армии в сентябре и декабре пришлось применять силу, поскольку в Балхе и Персии праздник плавно перешёл в мордобитие, погромы лавок торговцев гашишем и бунт.
К сожалению, история не всегда учит правителей осторожности. Возвысив племянника, дав ему в руки власть, Абдаллах через какое-то время вдруг понял, что Абу Саид не собирается быть послушным орудием в его руках. Более того, обладая более высокими способностями, племянник смог переиграть дядю.
Самый длинный день 1457 года стал последним днём правления Абдаллаха. Дворцовый переворот лишил его остатков власти, которую ему вручили восемь лет назад, также отобрав у бездарного предшественника. Дворцовые хроники сообщают, что племянник сослал его в небольшую крепость в Балхе, где он жил в заточении ещё полтора года, пока его душа, исполненная скорби, не нашла успокоения в райских садах.
23.06.1457 подданные узнали о том, что у них новый правитель. Если кто и был недоволен, то постарался поглубже спрятать свои чувства, ибо всегда найдётся любопытное ухо и злой язык, которые из корысти или зависти поспешат причислить тебя к сторонникам прежнего правителя, а слуги нового правителя поспешат доказать свою преданность, истребляя крамолу или то, что таковой им покажется.
Через месяц после переворота отмечено некоторое улучшение отношений с Кара Коюнлу и небольшой бунт в Таджикистане, который был подавлен за неделю.
01.12.1457 был достигнут второй уровень военных технологий. Армия получила новые копья, а армейские начальники – средство для ухода за бунчуками, которые теперь были пышнее и шелковистее. Хвала Аллаху, реформа армии не требовала участия войск в сражениях. Наши доблестные союзники все еще воевали с Джодпуром и не могли прийти к компромиссу: кому какая провинция достанется. Вся их война последние годы сводилась к собиранию «подарков с благодарных подданных джодпурского раджи». Поскольку союзники были заняты этой странной войной и не ввязывались в новые авантюры, а самаркандскому двору было достаточно внутренних проблем, середина 15-го века оказалась на удивление мирной. Если не считать восстаний в Афганистане, Систане, Хорасане и Табаристане, о которых упоминают дворцовые хроники, то начало правления Абу Саида можно было бы назвать новым «золотым веком» империи.
Сразу после открытия нового уровня началось отчисление средств в казну: в августе следующего года предстояло выплатить заём. Поскольку прежние государи больше заботились о своей чести, а слово «дефолт» было неведомо, то к августу деньги были собраны и заём выплачен.
Лето 1458 года также отмечено важным событием внутренней жизни: еретики Белуджистана приняли суннизм. Причём приняли его самостоятельно, без затрат самаркандского двора, что показало благосклонность Аллаха к новому правителю.
В июне 1459 года Абу Саид, желая упрочить мир с северным соседом, предоставил лицензии на экспорт узбекским купцам. Базары Самарканда и Балха, Герата и Меркана заполнили бородатые гости в тюбетейках, зазывавшие покупателей попробовать ферганский урюк и рахат-лукум, оценить мягкость пёстрых тканей и остроту известных ургенчских клинков. Казначей вновь был вынужден обратиться к ростовщикам за займом. По указу султана на оставшиеся деньги заложили крепость в Кермане и наняли 2000 пехоты «для укрепления согласия и примирения».
В марте 1460 года Абу Саид провёл централизацию власти, которая коснулась, прежде всего, чиновников Самарканда и столиц провинций. В зависимости от ранга и положения было предписано носить халаты со строго определенным числом полосок и тюрбаны со строго определенным числом витков. В результате внутренняя жизнь несколько дестабилизировалась, поскольку чиновники мерились тюрбанами и прочими аксессуарами власти, а неграмотный народ сбивался со счета, пытаясь сосчитать число полосок на халате какого-нибудь мелкого персидского писца и определить, как правильно его следует называть: то ли «помощник хранителя правой чернильницы младшего заведующего канцелярией», то ли «хранитель левой чернильницы помощника младшего заведующего канцелярией». На фоне реформы произошли два восстания и серьезное обострение отношений с Кара Коюнлу. Причины обострения неизвестны, однако Абу Саид и его приближенные ещё пять лет говорили, что если что, у империи есть законный повод для войны.
Весной следующего года был основан гарнизон в Таджикистане, что позволило увеличить количество рекрутов. Также источники упоминают о бунте в Хорасане, подавленном в конце весны, и двух династических браках с Астраханским и Крымским ханствами, которые устроила для своих подросших дочерей тётка повелителя.
Год 1462 отмечен важным событием: возник серьезный пограничный спор с Дели. Абу Саид повелел составить посольство из самых уважаемых улемов, кадиев и муфтиев, которые отправились на границу. Обошлось это недёшево – казна вновь была вынуждена брать кредит, однако конфликт был исчерпан, а отношения с делийским двором несколько улучшились.
Начало 1463 года было омрачено мощным восстанием в Фарсе. Посланная против мятежников армия дважды терпела поражение и только к концу лета смогла разбить бунтовщиков. В свое время известный историк Владимир Полковников описывал «ровные и красивые ряды», которые практиковал светлой памяти король… э-э-э, никак не могу запомнить имя этого неверного… В общем, командовавший той армией Мустафа оказался поклонником методов легендарного христианского повелителя и решил поступить «аки древние герои». В результате получился не совсем ровный и красивый, зато весьма функциональный ряд столбов вдоль дороги от Фарса и до Кабула, по которым в течение 20 лет мерили расстояние.
Пока Мустафа занимался украшением Фарса жителями Фарса, в империи случился большой урожай. Народ был счастлив, сыт и доволен, в мечетях возносили хвалы Аллаху, на рынках отмечалось снижение цен на баранину и мамалыгу на 5%, а в казну поступило дополнительно 100 золотых, которые были отложены для выплаты долгов.
Летом 1464 года был выплачен заём, а в Регистане силами местного населения была улучшена крепость. Через год очень волновались купцы, занимавшиеся торговлей с Гуджаратом. Конфликт удалось быстро уладить, благодаря чему отношения между странами несколько улучшились.
Вообще говоря, исследователи этого период истории нашей империи до сих пор недоумевают: Абдаллах Мирза и Абу Саид проводили последовательную миролюбивую политику в отношении своих соседей, стремясь урегулировать конфликты интересов до того, как они перерастут в военное противостояние. Более того, миролюбие нередко приводило к вынужденным займам и напряжению казны. И, несмотря на это, западные историки вкупе с группой самоучек, создавших альтернативную историю Востока, продолжают утверждать, что «агрессивная и экспансионистская политика империи Тимуридов в середине 15-го века, проводимая реакционными кругами самаркандского двора на фоне внутренних смут и беспорядков, привели к развалу империи, построенной на крови и костях покоренных народов. Из страны, сотрясаемой смутами, внезапно вырывались дикие орды, которые несли смерть и разорение добродушным узбекским чайханщикам и миролюбивым индийским декханам».
До сих пор историки не смогли внятно объяснить причины резкого ухудшения отношений с султаном Дели. Оба государства были в союзе, скрепленном династическим браком родовой знати, пограничные споры были улажены, торговля процветала. И вместе с тем известно (прежде всего из летописи Раджа Сикха и «Истории Тимуридов» Аль Бакра»), что отношения Самарканда и Дели к 1465 году стали крайне напряженными. Может быть, причиной была затянувшаяся война с Джодпуром, земли которого больше 20 лет не могли поделить победители. То, что Империя вышла из войны давным-давно и не претендовала на земли Джодпура, как раз наоборот должно было бы положительно сказаться на отношениях, но увы… Как бы там ни было, союзники, занятые странной войной, дали империи много мирных лет и возможность сосредоточиться на решении внутренних проблем.
Следующие три года не содержат значительных событий. Требовались новые земли в столице, так как выросло население, в августе 1467 выплатили заем, однако в середине октября того же года потребовались деньги для улаживания пограничного спора с Узбекским ханством и вновь казна взяла заём. В конце осени 1468 года состоялась большая охота. Дворцовые хроники сообщают об улучшении отношений с Чагатайским ханством и Халифатом, а также заметным охлаждением отношений с Гуджаратским султаном. Вскоре после охоты были упрочены династические связи с правящими домами Марокко, Аракана и Виджаянагара.
27.08.1469 в своем самаркандском дворце скончался Абу Саид. Его смерть повергла страну в горе. На трон вступил сын Абу Бакра, Ахмед, более слабый и нерешительный, нежели отец.
Правление нового султана началось не очень успешно, поскольку оживились еретики. В октябре 1469 пришлось финансировать подавление региональной ереси.
Через год, 07.09.1470 Ахмед издал фирман, которым даровал некоторые свободы своим подданным. В частности, было разрешено не носить паранджу женщинам старше 60 лет (как было сказано в фирмане «сии почтенные женщины не смутят сердца пылких юношей и не отвратят их мысли от воли Аллаха») и носить бородку клинышком мужчинам. Нововведения вызвали брожение умов и несколько дестабилизировали внутреннюю жизнь. Уже в декабре вспыхнуло мощное восстание в Персии (известное как «восстание козлобородых»); армия не смогла справиться с бунтовщиками. В апреле 1471 года ещё одно восстание в Персии поставило на грань сдачи крепость, однако в июне объединенная армия в кровавом сражении разбила восставших, после чего победители побрили побеждённых.
За исключением этих проблем, первые годы правления Ахмеда были продолжением политики отца. В Исфахане введено новое торговое уложение. В январе 1472 года благодаря высокому престижу армии 5000 пешаварских добровольцев стали пехотинцами султана. В ноябре того же года был выплачен заём и заключен династический брак с Кара Коюнлу, а через месяц потребовались новые земли в Бухаре, где выросло население, налоговые сборы и число рекрутов.
Следующие три года мало освещены в хрониках. Известно о подавленных восстаниях в Пешаваре, Хорасане и Регистане, об основании гарнизона в Карачи, о династических браках с Ногайской и Золотой ордами, а также с Делийским султаном, отношения с которым несколько улучшились.
В начале января 1476 года был заключен династический брак с эмиратом Басра. Это первое упоминание в летописях об этом странном квазигосударственном образовании. Возникшее в ходе восстания на Аравийском полуострове, на пустынном побережье Персидского залива, это государство занимало провинцию Эль-Хаса. Согласно сохранившимся сведениям, число подданных в новом государстве было… 560 человек, которыми правил эмир Сен Дени (очевидно, западноевропейского происхождения). При столь незначительном количестве подданных государство имело армию в 6370 копий и сабель.
В ноябре 1476 года случился бунт в Кермане. Сразу же после его подавления были заключены династические браки с Алжиром, Тунисом, Аденом и Китаем.
Ещё несколько лет прошли в мире. Весной 1477 года шииты Копетдага отреклись от своих религиозных заблуждений. Было обострение отношений с Ак Коюнлу, распался на части Фес и на его обломках возник халифат Аль Мохадов, были восстания неблагодарного населения в Табаристане и Тянь Шане, а благодарное население смогло собрать в подарок Ахмету 100 золотых, лишь бы не быть записанными в неблагодарное.
В феврале 1480 года султан поддержал багдадских «диссидентов». Обошлось это недорого, при этом немного ухудшило отношения с Халифатом. Дело в том, что «диссиденты» представляли собой группу молодых оболтусов из благородных семей, обожавших устраивать скачки по улицам Багдада, тайно посещать чужие гаремы, пить вино и предаваться прочим неблаговидным занятиям. В их шалостях участвовал наследник халифа, жадный до развлечений и обделенный прочими добродетелями.
«Хранитель спокойствия» Багдада (должность, соответствующая нынешней должности начальника внутренних дел) каждый день докладывал халифу о происшествиях в столице. Любимой его фразой была «В Багдаде все спокойно, повелитель». Однако «диссиденты» посетили гарем столь почтенного мужа в то время, когда он лично с патрулями обходил улицы ночного города, после чего доказательства этого визита были представлены двору. Знать потешалась над «хранителем», который ушёл в отставку. На улицах чернь смеялась и распевала «В Багдаде все спокойно». Правда, халифу как-то стало известно, что деньги на развлечения юнцы получили из Самарканда.
02.06.1481 Ахмет даровал подданным ещё ряд личных свобод. Так, мужчине теперь запрещалось заставлять женщину нести груз более трети её веса, а взамен разрешалось использовать коз и овец при длительном отсутствии женщин. Это вызвало некоторую дестабилизацию внутренней жизни из-за недовольства женщин, поскольку среди молодых неженатых мужчин, не имеющих возможности выплатить калым за невесту, резко возрос спрос на мелкий рогатый скот.
В середине июля 1482 года страну накрыла очередная волна коррупции. Как и его предшественники, Ахмет не стал принимать мер, следствием чего стал рост цен.
Следующие пять лет были весьма бурными. Ахметом был успешно улажен пограничный спор с Гуджаратом и заключен династический брак с далёким Сибирским ханством. Два скандала при дворе ухудшили отношения с Дели и Узбекским ханством, но немного улучшились отношения с Чагатаем. Дважды восставали таджики, недовольные запретом на провоз гашиша и опийного мака, но оба раза армия громила бунтовщиков и славно резвилась на маковых плантациях. Кроме того, по данным самаркандской академии наук именно в эти годы был достигнут 3-й уровень военных и 2-й уровень морских технологий. Также можно отметить заметный рост населения в Пакистане, где потребовались новые земли; неисполнение указов, что снизило централизацию власти.
Однако все это было мелочами по сравнению с теми испытаниями, которые послал Аллах правоверным в следующие годы. Началось всё в июне 1487 года, когда крестьяне повсеместно стали высказывать недовольство властью, что заметно дестабилизировало внутреннюю жизнь и привело к восстанию в Тянь-Шане. Восставшие с трудом были разбиты, и только-только начало укрепляться внутреннее единство государства, как знать стала требовать восстановления старых прав. И тут Ахмет совершил одну из тех ошибок, которые влекут за собой серьезные последствия. Челобитчиков посадили на колья, что понизило влияние знати. Однако это решение столь заметно обострило внутренние противоречия и дестабилизировало ситуацию, что архивы тех лет завалены сообщениями о росте «бунтарских настроений» и «риске восстаний». Кроме того, вскоре после казни произошло заметное обострение отношений с Чагатайским ханством, что дало повод для войны на год. Но Ахмету было явно не до войны.
По стране начались восстания: 01.06.1490 – восстание в Семнане, 01.08.1490 – бунт в Копетдаге, 01.12.1490 – бунт в столице, весна 1491 – восстания в Калате и Деште-Луте, 01.07.1491 – ещё одно восстание в Деште-Луте. И это не считая снижения лояльности населения и уменьшения поступлений в казну. Иногда бунтовщикам удавалось победить в сражении, но войска, подгоняемые приказами из Самарканда, вновь шли вперёд и давили мятежи.
Желая успокоить подданных, 24.09.1491 Ахмед назначил своим наследником своего старшего сына Махмуда. Сей подросток не отличался добродетелями и знаниями. Когда Аллах послал его в этот мир, он явно пожалел талантов для этого принца. Однако торжества по случаю назначения наследника сплотили подданных и способствовали некоторой стабилизации жизни.
В конце зимы следующего года Ахмед провел некоторую реформу армии, что способствовало росту морали. Однако нововведения вновь дестабилизировали жизнь, так как не все пузатые воины Аллаха смогли подтянуться на турнике.
Желая укрепить внутренний мир и заботясь о своей душе, в декабре 1492 года султан Ахмед приказал воздвигнуть великую мечеть. Грандиозное строительство обошлось казне в 200 золотых, однако массовое паломничество к новой святыне способствовало стабилизации внутренней жизни. Правда не везде – дворцовые хроники сообщают о восстании в Белуджистане весной следующего года. Также отмечен высокий престиж армии, что позволило сформировать в Загросе пятитысячную пехотную армию из добровольцев.
Последний год правления уже больной султан потратил на укрепление внешних связей. Он не питал иллюзий по поводу того, кому достанется вся верховная власть в государстве. В феврале 1494 года Махмуду подыскали в жёны принцессу из правящего дома Виджаянагара, а его младший брат Сункур (ещё отрок) был помолвлен с малолетней принцессой из Аракана.
Это было последнее крупное деяние Ахмеда. Вскоре стало ясно, что дни султана сочтены. Современные медики подозревают, что Ахмет был болен туберкулезом и в последние полтора года произошло обострение болезни. Развязка наступила в середине лета.
01.07.1494 держава погрузилась в печаль по почившему султану. На престол великого Тимура вступил Махмуд.
С его правления начался последний период смуты в империи. Слабый юноша, неспособный к правлению, скоро стал игрушкой в руках кланов придворной знати. Достаточно сказать, что за год его правления придворный летописец отметил только одно событие – большую охоту, которая только ухудшила отношения с Кара Коюнлу и Узбекским ханством.
Через год Махмуд внезапно скончался (подозревают, что его банально отравили) и новым султаном 01.07.1495 был провозглашён его сын Масуд, который только-только научился ползать. Увы, но уже через два месяца новый дворцовый переворот привел к власти Сункура, младшего брата Махмуда. Масуд, его мать и ряд сторонников прежнего правителя были убиты.
Султан Сункур был ещё более слабым правителем, нежели его брат Махмуд, однако придворная группа, которая привела его к власти, была более разобщенной, поэтому ему удалось править целых два года. Его скоротечное бесцветное правление отмечено лишь двумя событиями: в ноябре 1495 отмечена революция в земледелии в Пакистане, что увеличило количество рекрутов, а в начале февраля 1497 года был улажен пограничный спор с Гуджаратом, что обошлось казне в 75 золотых.
В конце октября 1497 года в Самарканде произошёл очередной дворцовый переворот. Сункур и часть придворных были перебиты восставшими войсками, которыми руководил двоюродный дядя Сункура и Махмуда, имевший определенные права на трон.
Звали его Бабур.[Исправлено: Avar, 08.02.2008 23:48]
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
sibirjak



рабочий
Таллин, Эстония

Великий Князь (14)
7030 сообщений


Re: Часть 2: Кризис державы.   09.02.2008 01:14
Avar:Ситуация в октябре 1451 года

Не открыть. "Запрошенный Вами документ не найден."

Avar:... сводилась к собиранию «подарков с благодарных подданных джодпурского раджи».



Avar:резко возрос спрос на мелкий рогатый скот.

[Исправлено: sibirjak, 09.02.2008 01:15]
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Re: Часть 2: Кризис державы.   09.02.2008 23:29
sibirjak:
Avar:Ситуация в октябре 1451 года

Не открыть. "Запрошенный Вами документ не найден."

Как исправлю - сообщу... :-(
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Часть 2: Кризис державы.   09.02.2008 10:01
Угу, Бабур, значит? Ладно, пусть будет Бабур :-). А то середина 15 века - это не игра, а апокалипсис какой-то. Это ж сколько нервов надо иметь, чтобы переползти через такое. Если бы не урожайные годы ...
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Re: Часть 2: Кризис державы.   09.02.2008 23:28
Vladimir Polkovnikov:Угу, Бабур, значит? Ладно, пусть будет Бабур :-). А то середина 15 века - это не игра, а апокалипсис какой-то. Это ж сколько нервов надо иметь, чтобы переползти через такое. Если бы не урожайные годы ...

Собственно говоря, дальше было гораздо проще. Нервов было много. Если бы начались серьезные войны - пришлось бы откупаться, но тогда инфляция была бы
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
DVolk
Europa Universalis



бюрократ
Москва, Россия

Наполеон (15)
10970 сообщений


Re: Часть 2: Кризис державы.   11.02.2008 14:59
Avar:Пока Мустафа занимался украшением Фарса жителями Фарса,

Упал!
Каков бы ни был предмет спора, разумное доказательство имеет больший вес, чем ссылка на целый список авторитетов. (Пьер Абеляр)
Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство». (Салтыков-Щедрин)
сыщик



Латентный патриДИот, разносчик красно-коричневой чумы
Россия, Жуковский

Командир шаттла (8)
1152 сообщения


Re: Часть 2: Кризис державы.   18.02.2008 10:18
Жутко интересно!:cool:
Рауль Салан умер, но дело его живо!
***
В Италии были и войны, и тирания герцогов Борджиа, но в то же время там были и Микеланджело, и Леонардо да Винчи, и Возрождение. А что дала Швейцария за пятьсот лет мира и демократии? Часы с кукушкой?!
(х/ф "Третий человек")

Ven



Mi-go
Vermont

Багатур (9)
1636 сообщений


Камрад, продолжения!   03.03.2008 08:39
Если на подфоруме высвечивается n-ное количество новых сообщений, обязательно захожу посмотреть, может вы выложили продолжения Тимуридов :-) Скоро месяц пройдет с момента публикации 2й части... Даешь Бабура и столкновения с европейцами!
Масацукаса провел такой сукуинагэ, что Асофудзи сделал оборот на 270 градусов (с)
Да у Хакубы даже внешность не внушает никакого доверия. Абсолютно такой скользкий типчик, не боролся бы в сумо и не делал хенки - так наверняка бы кого-нибудь в карты обдуривал, или в напёрстки там... (с)
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Пишу помаленьку. (-)   03.03.2008 10:47

Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Знаем, знаем, чего он пишет   03.03.2008 11:27
.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Я знаю, что ты знаешь.   03.03.2008 15:55
Кстати, подведение итогов конкурса обещали с подведением итогов выборов.
В общем, как только результаты конкурса будут известны - выложу ссылку. :D
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Для желающих ознакомиться   04.03.2008 12:01
с тем, что меня отвлекло от AARa ;-)
http://www.snowforum.ru/forums/?board=gothicart&action=list&thread=133191
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Fedo



Студент
Москва

Отрок (1)
15 сообщений


Re: Часть 2: Кризис державы.   03.03.2008 21:17
Очень интересно!! После всего мною прочтённого, взял и установил Европу 2... Уж очень захотелось вспомнить былое и поиграть в эту, на мой взгляд, самую лучшую игру такого жанра )[Исправлено: Fedo, 03.03.2008 21:18]
Прехорр



Техножрец Императора
Терра

Претор димов (4)
153 сообщения


Re: Подлинная история Тимуридов   22.02.2008 14:51
Что-то у Avar'а AAR'ы все про мусульман? Камрад Avar, вы сами ,часом, не мусульманин?
У Avar'а - лучшие AAR'ы! Ну и Дон Рыба тоже крут.
И не забуду двух Величайших Мастеров: Владимира Полковникова - мастера слога и Gen'а - мастера геймплея!
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Подлинная история Тимуридов   22.02.2008 18:21
Прехорр:Что-то у Avar'а AAR'ы все про мусульман?

Камрад незнаком с лучшим (на мой взгляд) ААРом Авара "Инки. Опыт империи." ;-)?
Прехорр:Камрад Avar, вы сами ,часом, не мусульманин?

Кстати, да, очень интересно узнать . Хотя... "свининка по спинке" достаточное алиби [Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 22.02.2008 18:22]
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Нет,   22.02.2008 19:56
Прехорр:Что-то у Avar'а AAR'ы все про мусульман? Камрад Avar, вы сами ,часом, не мусульманин?

я не мусульманин. И AARы у меня не только по играм за мусульман: есть Инки, есть Конго...
ИМХО, в Европе II многие нехристианские страны изначально оказываются в заведомо сложном положении по финансам, уровню и скорости развития техов и т.д. Мне интересно вытащить непростой случай и сделать достойный результат. :-)
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Глава 3: Бабур   17.03.2008 18:38
В конце октября 1497 года в Самарканде произошёл очередной дворцовый переворот. Сункур и часть придворных были перебиты восставшими войсками, которыми руководил двоюродный дядя Сункура и Махмуда, имевший определенные права на трон.
Звали его Бабур.
Блестящий военачальник, отличный дипломат, прекрасный правитель… Всеми этими эпитетами его по праву наградили историки. И не зря, ибо он смог дать тот импульс государству, который позволил империи стать настоящим лидером мусульманского мира и великой державой.
Однако все это было после. Годы его молодости и первые годы его правления слабо освещены. В дворцовых хрониках до 1497 года его имя упоминается дважды: в списке родственников султана, пожертвовавших средства на украшение мечети, а также его участии в расследовании ереси козлобородых. Существует копия перевода лакированной «Истории Бабура», авторство которой приписывается некоему Ходже Абдаллаху, из которой в период 1497-1499 годов достойны упоминания формирование 5000 отряда в Белуджистане вследствие высокого престижа армии, поддержка делийских диссидентов осенью 1498 года, а также заключение династических браков с Ногайской и Золотой ордами вскоре после праздника Байрам (в январе 1499 года).
Необходимо отметить, что положение Бабура было ещё непрочно. Так, сохранились сведения о попытке государственного переворота в момент, когда Бабур отсутствовал в Самарканде. В начале августа 1499 года заговорщики провозгласили новым султаном Али – безвольного и слабохарактерного троюродного племянника Сункура. Заговорщики рассчитывали, что смогут нейтрализовать Бабура. Однако как показала история, Бабур был избран Аллахом для своей миссии, а все препятствия на его пути – суть испытания, нисполанные Творцом для укрепления духа. Правление Али было недолгим и отмечено лишь серьезным обострением отношений с Дели.
Уже 01.04.1500 Бабур вернул себе трон. Али и его приспешники были казнены разными способами, в том числе и такими, которые заставляют содрогаться любого современного человека. Но надо помнить, что в те жестокие времена жестокость к преступникам, особенно к тем, кто покушался на власть, была в порядке вещей.
Казнь состялась 09.04.1500 и с ней ушла в прошлое пятидесятилетняя эпоха внутренних смут и нестабильности. Этой казнью Бабур дал понять всем подданным, что он пришёл всерьез и надолго. Успокоенные подданные стали больше платить в казну, что позволило думать не о латании дыр, а о строительстве великого государства.
В течение 1501 года были заключены династические браки с Аденом и Алжиром, в Семнане сформирован 5000 кавалеристский отряд из добровольцев, считавших престижным служить в армии Бабура. Также исследователи отмечают обострение отношений с Ак Коюнлу, что дало повод для войны на год.
Февраль 1502 года в жизни государства отмечен двумя важными событиями, подорвавшими стабильность. Во-первых, из альянса был исключен султан Дели. Давний союз при крайне плохих отношениях двух государств стал пережитком прошлого, ибо в случае нападения некоей третьей державы Бабур вряд ли получил помощь, а моральные качества индусских войск в тот момент оставляла желать лучшего. Во-вторых, был сделан ещё один шаг на пути к прогрессу: фирман «О инновациях в гончарном деле» вызвал недоумение не только гончаров, но и потребителей глиняных кувшинов.
Следующим шагом на пути «новой восточной политики» Бабура было решение отменить давнее «право прохода войск через земли султана Дели». Это решение вызвало слухи о войне и несколько дестабилизировало ситуацию. Но Бабур пока не собирался воевать. Вместо этого, в конце октября 1502 года были подписаны внутренние торговые уложения в Хорасане и Белуджистане, что позволило увеличить сбор налогов.
Следующий год был потрачен исключительно на восстановление стабильности. Особо необходимо отметить ноябрьскую реорганизацию флота, а также достижение 4-го уровня военных технологий.
Одно из величайших военно-политических событий в государстве случилось 11.05.1504. В мировой истории его называют «Амбиции Бабура».
По дошедшим до нас сведениям, Бабур произнес небольшую, но весьма емкую речь, которая потрясла как членов совета, так и народ, которому через глашатаев была «объявлена воля светлейшего султана».
Коротко её можно передать так: что монголы, что афганцы, что хинди – суть братья-мусульмане, а посему негоже, что большинство подданных оказались в роли меньшинств. Но чтобы никому не было обидно, государство Тимуридов будет отныне зваться государством Великих Моголов (в память о предках и их роли в создании империи), столица переезжает в Пешавар (это был правильный ход, ибо самаркандская бюрократия могла похоронить любое начинание). Поскольку государство новое, то и все провинции, которые у него есть (да и некоторые соседские), есть его национальные провинции.
Известие об этом существенно ухудшидло отношения с Дели и Гуджаратом; кроме того, Бабур получил на 20 лет повод для войны против Дели.
Кроме того, первый Великий Могол реорганизовал армию и обобщил известные военные приемы и хитрости (что увеличило исследование военных технологий сразу на 3000 пунктов, а также позволило единовременно сформировать из добровольцев мощную армию в 10000 копий, 20000 сабель при 10 орудиях).
01.10.1504 после подготовки и переброски войск была объявлена война Гуджарату, что негативно сказалось на стабильности, ибо подданные отвыкли от войны. В то время Гуджарат воевал с Джодпуром и часть его войск были заняты в той войне. Уже в конце октября, после разгрома отряда прикрытия, была начата осада крепости в провинции Синд, а в декабре начата осада столицы Кахтиявара.
Осада шла успешно. Уже в середине марта 1505 был взят Синд, а в конце мая взята столица противника. Мирные предложения были отвергнуты Бабуром, желавшим решительного поражения противнока. Тогда Гуджарат заключил экстренный мир с Джодпуром и бросил против Бабура все силы, но в жестоком сражении у стен своей столицы султан Гуджарата до дна испил чашу поражения.
После этого Бабур двинул армию в Хайдерабат (последнюю провинцию врага) и после разгрома деморализованных войск противника осадил город. Осада затянулась до конца марта 1506 года.
01.04.1506 после падения последней крепости был заключен мир. Государство Великих Моголов получило Синд, Хайдерабат и 350 золотых. Желание Бабура завассалить поверженного противника натолкнулось на проблему: правитель Гуджарата был вассалом султана Дели, а с Дели Бабур пока ссориться не хотел. Во всех новых провинциях были назначены сборщики налогов.
В начале июня произошёл дипломатический скандал, ухудшивший отношения с халифом Багдадским. Возможно, это было связано с застарелым конфликтом с Джодпуром. По крайней мере, в середине 1506 года Халифат всё-таки замирился с врагом, отобрав всю казну и одну из провинций врага. Султан Дели продолжил войну.
В апреле 1507 года города требовали восстановления старых прав. Поскольку Бабуру не хотелось вмешиваться в управление городскими водопроводами и свалками, он согласился, что несколько снизило централизацию управления. В июле того же года султан Дели присоединил Джодпур.
Следующие три года для Великих Моголов были мирными и спокойными. В апреле 1508 года у Бабура появился официальный наследник, в марте 1509 года был достигнут 5 уровень военных технологий и в армии стали появляться ружья, а в конце мая было утверждено новое торговое уложение в Кермане, где выросли налоговые сборы. Также достойны упоминания династический брак с Сибирью и новый гарнизон в Кермане.
Год 1511 отмечен большим потрясением внутренней жизни. В конце марта 1511 года знать потребовала восстановления прежних прав. Бабур был принципиальным противником ретроградов, требовавших себе привилегий только потому, что их прадеды своими трудами и кровью достигли известного положения. В результате внутренняя стабильность была вновь существенно подорвана и Великий Диван луноликого Бабура вновь занялся успокоением подданных.
Вообще говоря, год 1511 таит в себе загадки и неясности. Историки, изучавшие архивы того периода, с удивлением констатируют, что Пенджаб и Тар упоминаются, как собственность государства Великих Моголов. Достоверно известно, что Бабур не присоединял эти провинции в ходе войн, никакие бунт… доблестные повстанцы с просьбой о присоединении не обращались. Сохранилось только одно упоминание о том, что Пенджаб и Тар были объявлены Бабуром своими в силу своих амбиций, но почему Дели не отстояло свои права – неясно.
Как бы там не было, но 1512 год был посвящён дипломании и внутренним реформам. В конце апреля была проведена султанская охота. На ней были обозначены новые приоритеты внешней политики Бабура: значительно улучшены отношения с Кара-Коюнлу и Чагатаем, а посланники Ак-Коюнлу, Халифата и узбекского хана выступали в роли загонщико дичи для Великого Могола, в силу чего они обидились.
В начале мая Бабур взял в жёны вторую дочь от любимой жены султана Кара-Коюнлу и одновременно подписал указ о централизации некоторых полномочий и даровании некоторых прав женщинам. Например, его новая жена получала возможность два раза в год отказать мужу в близости, ссылаясь на то, что «голова болит». Такое же право получили все жёны в государстве, что несколько дестабилизировало внутреннюю жизнь. Особенно недовольны были те, у кого все четыре разрешенные Пророком жены одновременно пользовались этим правом.
Любители бульварных романов давно обсосали сюжет с любовью немолодого Бабура к прекрасной Фатиме. Историки согласны с тем, что именно её влияние было причиной значительного и неоднократного улучшения отношений Бабура с тестем (известны по крайней мере три посольства с дарами), после чего был заключен военный союз. Этот союз был тем более важен Бабуру, что в ноябре произошло серьезное ухудшение отношений с Дели, а 01.01.1514 стало известно о Тордесильясском договоре, по которому два неверных короля далеко на западе поделили земной шар пополам. Таким образом, союз с Кара-Коюнлу обеспечивал Великим Моголам северо-западную границу.
Но это только один из дипломатических успехов Бабура.
Несмотря на чуму, разразившуюся в январе 1515, в течение 1514-1515 годов Бабур четыре раза направлял посольства с подарками в Багдад, что позволило сделать отношения самыми сердечными. Халиф плакал от радости, что наконец-то союзник воздал должное «светочу правоверных». Правда, вскоре эти слёзы перестали быть сладкими, ибо 02.10.1515 Халифат был дипломатически присоединён, а халиф стал почётным гостем (а скорее – пленником) Бабура. Через некоторое время Бабур упразднил должность халифа, ибо не хотел, чтобы власть духовная принадлежала кому-то, кроме него. Как гласят придворные летописцы, Бабур отказался от титула «Халиф» на том основании, что «было четыре Праведных Халифа, а пятым станет тот, кого пошлёт нам Аллах в милости своей. Так давайте же подождём ясного знака Всевышнего».
На следующий день после присоединения часть войск халифата была распущена по домам, а в Багдаде заложили новую крепость. Также во избежание ненужных инсинуаций одного из сыновей бывшего халифа отправили зятем в государство Басра.
Однако присоединение Багдада вызвало реакцию северо-западного соседа. 29.10.1515 Ак-Коюнлу напало на союзный Бабуру Кара-Коюнлу. Реакция Бабура была мгновенной: Великие Моголы вступились за союзника и армии двинулись в Киркук и Мосул.
В начале декабря армия прибыла в Киркук и практически сразу пошла на штурм. После яростной резни на стенах 12.12.1515 Киркук был взят, после чего армия отошла назад, давая возможность союзным войскам покрыть себя славой.
Однако пришлось крыть союзников совсем другим: в январе-феврале небольшие отряды Кара-Коюнлу трижды были разбиты вражескими армиями, а в конце марта огромная 61-тысячная армия врага осадила недавно захваченный Киркук. В довершение всего, в Фарсе вспыхнуло серьёзное восстание, несомненно инспирированное на деньги врагов.
Пока столица Фарса держалась, Бабур принял решение произвести некоторое изменение стратегии войны. В конце июня штурмом был взят Мосул, после чего армия была выведена в Тебриз на постой. Военные историки высоко оценивают военные действия летне-осенней кампании 1516 года. Сначала был зачищен тыл (вновь был восстановлен ряд столбов, доказавший свою функциональность), потом все основные силы и новобранцы на территории Тебриза были сведены в единую армию. Также небольшой отряд через Азербайджан вышел к стенам столицы Ак-Коюнлу и блокировал её.
Между тем враг уже полгода вёл осаду Киркука и силы гарнизона таяли. Именно туда, когда все основные силы врага собрались в одном месте, Бабур и нанёс свой главнй удар. 25.10.1516 произошло самое грандиозное сражение этой войны.
По воспоминаниям очевидцев, в битве у Киркука не было видно солнца от туч пыли и песка, поднятых тысячами ног и копыт, крики воинов и ржание лошадей тонули в шуме аркебузирной пальбы. К вечеру полностью разбитый враг бежал, бросая обозы, гаремы и раненых. Именно эта грандиозная битва вдохновила одного из лучших правоверных учёных 16-го века Мустафу Али Аль-Махди на создание своего лучшего труда «Книга битв и свершений правоверных государей», украшенного многими прекрасными миниатюрами.
В начале ноября победоносная армия двинулась к Битлису – столице Ак-Коюнлу, а вражеская армия откатилась к Багдаду и осадила его.
01.01.1517 войска Великих Моголов штурмом взяли Битлис. Устрашённый враг запросил мира и предложил деньги, но Бабур отверг это предложение.
Однако не только победы сопровождали эту кампанию. Известно, что в начале марта вражеская армия, пополненная новобранцами, штурмом взяла Багдад, в результате чего была занчительно разрушена крепость, а город разграблен. Полки новобранцев, сформированные в Загросе и Басре не могли в тот момент помешать врагу. Главная армия Бабура двинулась к Багдаду.
Сохранились сведения о недовольстве ремесленников во второй половине апреля. Желая спокойно завершить войну, Бабур согласился снизить пошлины, что нанесло казне существенный урон (150 зол.), но способствовало росту личных свобод в государстве.
Как бы там не было, но 11.05.1517 Багдад вновь был взят штурмом, на этот раз войсками Бабура. Фактически это означало решительную победу в войне. Ещё бродили демеорализованные орды врага, ещё осаждали столицу Азербайджана союзники, но уже было ясно, что почётный мир не за горами. В конце июня Бабур отправил персональное подношение Хасану Али, султану Кара-Коюнлу, «для поддержания союзных войск».
Наконец 13.08.1517 был заключен мирный договор. Кара-Коюнлу получило Азербайджан, Великие Моголы – Киркук. Кроме того, союзники получили 143 золотых. Бабур решил ещё лучше привязать к себе союзника и отдал эти деньги Хасану Али вместе с поздравительным фирманом о «восстановлении исторической справедливости» и пожеланиями «благоденствия азербайджанских подданных под скипетром мудрого и благородного Хасана Али». Всё это привело к существенному улучшению отношений союзников.
Через месяц до Самарканда, Герата и Пешавара дошли первые слухи о некоей реформации в западных странах. Слухи становились всё нелепее и ужаснее, что породило в апреле следующего года волну мракобесия по всей стране. Целый год мудрые улемы, имамы и кадии разъясняли подданным, что реформация не страшна государству Бабура и касается только западных христиан, которые теперь начали резать друг друга во славу Всемогущего и Всемилостивейшего.
Конец зимы 1519 года был отмечен разгулом коррупции, на которую Бабур, занятый борьбой с невежеством и мракобесием, не обратил внимания. По сохранившимся сведениям, инфляция вновь выросла и достигла 10,7%.
В начале июля 1519 года в Киркуке вспыхнуло восстание, которое вскоре было подавлено. Уведомляя Хасана Али о победе, Бабур направил ему небольшие подарки, что сделало отношения между двумя государями весьма сердечными. В отношениях двух дворов царило полное понимание. Его не смогло нарушить даже нападение Дели на Гуджарат в сентябре 1519 года: ну подумаешь, один сосед на восточной границе мутузит там же другого соседа. Пока они мутузят друг друга мы будем предаваться наслаждениям.
Поскольку Ак Коюнлу не смирилось с поражением и в Битлисе вынашивали коварные рваншистские планы, на личной встрече Бабура и Аль Хасана два султана договорились о более тесном союзе против внешних врагов. 01.10.1519 был подписан договор, по которому формально Кара-Коюнлу стало вассалом Великих Моголов, а Хасан Али величал Бабура «старшим братом». Торжества после подписания продолжались неделю.
Следующий год прошёл спокойно и без серьезных событий. Самым важным стало формирование из добровольцев 5000 отряда кавалерии в Загросе, поскольку служба в армии Бабура продолжала оставаться престижной.
Год 1521 имеет важное значение для истории Великих Моголов. Настолько важное, что некоторые историки считают этот год одной из точек бифуркации, в которой история могла бы пойти по иному сценарию. В январе Аден дал согласие на присоединение к альянсу Великих Моголов и Кара-Коюнлу, а 01.08.1521 было положено начало освоению заморских земель. По указу Бабура два отряда колонистов были направлены на Африканский рог, ещё один – на побережье Индостана. В конце ноября того же года пришло сообщение об успешном основании факторий в Иссе и Афаре.
В том же году отмечен рост конкуренции на внешних рынках. Поскольку Бабур считал торговлю очень важной для государства, новые пошлины не вводили, что способствовало росту свободной торговли.
Год 1522 по праву можно назвать «чёрным». В конце лета Бабур издал фирман «О внедрении новинок в строительстве и благоустройстве», что несколько дестабилизировало ситуацию в стране. В городах указ истолковали неправильно, после чего старейшины крупнейших городов обратились к султану с требованием о восстановлении старых прав. Так как Бабур отказал и пригрозил, что «в следующий раз у них будет только право на смерть», страна забурлила (внутренняя стабильность упала ещё на 2 п. – прим. автора).
Той же осенью к внутренним проблемам добавились проблемы внешние: в конце октября началась война Кара-Коюнлу, Адена и Великих Моголов против Ак Коюнлу. В этой войне Бабур оказывал скорее моральную поддержку союзникам, которые бросились грабить вражеские провинции. Тем более, что уже в ноябре случилось убийство знатного придворного, происходившего из влиятельного эмирского рода. Погибшего с почестями похоронили, убийство приписали проискам врагов, поиск которых не добавил внутренней стабильности.
Весь следующий год был потрачен на внутреннее успокоение. Союзникам были направлены скромные подношения для укрепления их боевого духа. Было очевидно, что война затягивается, так как войска Ак Коюнлу сосредоточились у своей столицы и не атаковали союзников, осаждавших крепости.
Пока на западе шла война, Бабур налаживал внешние связи с мусульманским миром. Достоверно известно о двух династических браках с правящими домами Золотой и Ногайской орд, которые укрепили престиж государства.
В июле 1524 года союзники замирились, причём Кара-Коюнлу приобрело Дагестан со всеми сопутствующими проблемами. Бабур мог спокойно обратить взор на восток.
Необходимо отметить, что происходило в мире. Австрия успешно завершила войну с Польшей за Силезию. Литва успешно воплощала извечную немецкую мечту о «восточных территориях». В серии войн с Золотой Ордой восточная граница достигла Волги, причём Литва вполне обоснованно считала, что Казань станет литовским городом. Новгород, в своё время устоявший против Москвы и Владимира, в конце концов присоединил их обоих, а заодно и Тверь со Псковым. Некие датчане в союзе с тем же Новгородом периодически воевали со шведами, причём воевали успешно: Швеция была низведена до небольшой периферийной державы.
Но одно из интереснейших событий произошло на Иберийском полуострове: в ноябре 1524 года эмират Гранада провозгласил свою независимость от Англии. Поскольку десятилетия христианского владычества не прошли даром, эмир Гийяс-ад-дин был католиком до мозга костей, хотя положение Пророка о четырёх жёнах весьма одобрял.
Наверное, в ответ на это 19.11.1524 Табаристан обратился в истинную веру без всяких шиитских завихрений.
Итак, Бабур обратил свой взор на восток. Теперь, когда союзникам на западе ничто не угрожало, можно было силой решить индийский вопрос. Отношения с Дели были отвратительными, соседа периодически сотрясали восстания (однажды бунтовщики даже вторглись в пределы Великих Моголов, но были рассеяны). Полноценных союзников у султана Дели не было, а единственный вассал – Джодпур – мечтал от него отделиться.
К концу года на границах были сосредоточены две армии вторжения, одну из которых Бабур возглавил лично. 01.01.1525 началась война.
Это была самая короткая и самая блестящая военная кампания Бабура. Отбросив врага и не задерживаясь на осаду пограничной крепости, армия Бабура двинулась к Дели. Вторая армия также разгромила вражеский отряд и двинулась на Дели с юго-запада. В начале февраля армия Бабура вышла к стенам Дели и через день начала мощный штурм укреплений. Враг был деморализован и не мог помешать. 22.02.1525 Дели пал. 24.02.1525 в Битве при Панипате была поставлена точка в существовании независимого Дели. На поле битвы, после казни последнего правителя Дели, Бабур провозгласил присоединение всего султаната к державе Великих Моголов.
Война закончилась. Джодпур освободился от вассальной присяги, но не испытывал тёплых чувств к Бабуру опасаясь, что может разделить судьбу своего сюзерена.
Итогом войны стало присоединение к государству 8 провинций, некоторая децентрализация управления, вызванная нехваткой подготовленных лояльных чиновников, а также риск восстания в государстве в течение целого года, пока новые подданные привыкали к новым порядкам.
Конечно, столь быстрая победа и расширение пределов не могли не вызвать ухудшение отношений со всем мусульманским миром. Особенно недовольны были при дворе Бенгальского раджи, с чьими владениями стали граничить Великие Моголы. Поэтому в марте 1525 года Бабур занимался успокоением умов: в Кара-Коюнлу было отправлено персональное подношение, а с Джодпуром заключен династический брак.
В апреле 1525 года Бабур, обозрев Дели и окрестности, принял решение перенести столицу в Дели. В принципе, это был логичный ход, позволявший приблизить правителя к новым подданным и быстро реагировать на проявления недовольства и сепаратизма, однако это решение вызвало значительное недовольство старой знати. В результате, заметно возросла централизация управления, но вместе с тем внутренняя стабильность впервые за последние годы упала до минимума. В результате возрос риск восстаний. В «Истории Бабура» описывается восстание у Уттаре в июле 1525 (быстро подавлено лично Бабуром) и ноябрьское восстание в Багдаде (бунтовщики сначала даже смогли захватить Багдад, однако армия на западных границах вскоре приступила к осаде города).
В этих условиях в середине декабря началась война между Золотой Ордой и Кара-Коюнлу. Причины войны история не сохранила. Историки предполагают, что casus belli крылся в пограничных спорах в Дагестане. По малодостоверным сведениям «Хроники Ширваншахов», на требование курултая Золотой орды отдать ряд приграничных территорий союзный Великим Моголам Хасан Али ответил «урежьте осетра», что было воспринято ордынцами, как наглый отказ, ибо осетров в их владениях было немеряно. Вместе с Золотой ордой против Кара-Коюнлу выступило далёкое и загадочное Сибирское ханство.
Как бы там не было, Бабур разорвал династический брак (переведя ордынскую хатун из статуса любимых жён в статус нелюбимых наложниц) и вступил в войну. Эмир Адена отказался участвовать в войне, однако через месяц согласился войти в альянс и направить свои войска на север.
Год 1526 был тяжёлым для государства. В марте был очищен от бунтовщиков Багдад, после чего западная армия двинулась на север. В мае случилось неожиданное восстание в Семнане, поэтому армия Бабура, выступившая в поход, должна была заняться мятежниками. В сентябре небольшой отряд Великих Моголов при поддержке кавалерии Кара-Коюнлу разбил ордынцев в Дагестане, однако вторжение в Астрахань закончилось разгромом и полным уничтожением 14.10.1526 нашей армии войсками сибирского хана. Враг вновь вторгся в Дагестан.
В конце ноября был заключён династический брак с эмиром Адена, после чего армия союзников (около 6 тыс. Аден и 6 тыс. Кара-Коюнлу) двинулась в Дагестан, где их ожидали на заснеженных горных склонах около 18 тыс. вражеских войск. Бабур немного задержался с выступлением из Азербайджана, ожидая новобранцев из Загроса и Табаристана.
Это оказалось стратегически важной задержкой. Армия Бабура ударила на врага в тот момент, когда победа казалось бы была у врага в кармане и в скоротечном встречном бою опрокинула и разбила врага. Однако потери были серьёзны (в битве пало почти 5000 храбрых воинов, а в последующие два месяца от холода и голода умерло ещё 1000 человек).
В феврале 1527, подтянув резервы и разбив ордынских новобранцев, Бабур начал вторжение в Астрахань. 02.03.1527 Астрахань была взята в кольцо осады. Бабур не начинал штурма, ожидая новобранцев из Загроса и Табаристана. Попытка ордынского отряда снять осаду ударом вдоль Волги бесславно провалилась.
Через три месяца, усилив свою армию и проломив стены, Бабур отдал приказ на штурм. 22.06.1527 Астрахань, крупнейший город и важнейший торговый центр на Каспии, пала. Отдав на три дня город на разграбление, Бабур приказал готовиться к выступлению на Сарай (Царицын), столицу Золотой орды. Через три недели войска двинулись в поход.
Ордынский хан сделал отчаянную попытку отстоять столицу. По сведениям «Истории Бабура», у Сарая армию Бабура ожидали собранные со всех концов и спешно набранные почти 12 тысяч воинов. Однако войско это было слабое и Аллах был не на их стороне. Отбросив врага, который бежал почти сразу, Бабур отдал приказ на штурм. 02.09.1527 столица Золотой Орды пала. Предложение о мире, последовавшее вслед за взятием Сарая, Бабур отверг, как недостойное. Оказавшись в крайне сложном положении, 12.10.1527 Золотая Орда подписала мирный договор, отдав Бабуру Астрахань.
Таким образом, завершив войну на севере (тогда ещё севере) государства, Бабур мог заняться внутренними делами, ибо их накопилось достаточно. По завершении войны Бабур остался в Астрахани, на основании чего некоторые историки делают вывод, что он, якобы, вновь хотел перенести столицу. Это явно недостоверные сведения. Достоверно известно о необходимости новых земель в Бенаресе, где выросло население и налог, о коррупции, которая поразила государство в тот момент, когда повелитель пребывал в Астрахани, о строительстве Великой мечети в Астрахани в честь славной победы (что способствовало успокоению умов правоверных, но вынудило казну залезть в долги)…
В следующем году государство отдыхало. По воле Аллаха народ плодился и размножался. Особенно преуспели в этом богоугодном деле в Хорасане, где для расселения нового населения потребовалось освоение новых земель.
Увы, Астрахань стала не только местом последней славы Бабура, но и местом его последних дней. В конце апреля во время охоты Бабур, преследуя дичь, на полном скаку влетел в ерик, заполненный талой водой. Он спасся, однако серьёзно заболел. Настолько серьёзно, что впервые за долгие годы сложил с себя полномочия по командованию армией. Лучшие лекари пользовали его и жива была надежда, что оправится он от болезни и вновь поведёт победоносные армии. Верный союзник прислал из Тебриза своего лекаря и казалось, что здоровье повелителя стало улучшаться. Его пытались не беспокоить, приносили только хорошие новости о мире и благоденствии подданных или об обращении еретиков в Кашмире. В конце лета Бабур даже собирался вернуться в Дели, однако новый приступ болезни окончательно свалил повелителя.
Когда стало ясно, что надежды нет, черные вестники поскакали в Дели, Самарканд, Пешавар и Багдад. Плач стоял в аулах и городах, правоверные молились в мечетях о том, кто возвысил государство и повёл его к вершине могущества и славы.
Смерть Бабура была тихой. 28.12.1530 страна узнала, что власть принял Хумаюн, сын и верный соратник своего отца.[Исправлено: Avar, 17.03.2008 19:01]
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Ieremia Kay



Читаю книги
Moscow

Командир Звезды Смерти (13)
6985 сообщений


ЧТо можно сказать - УРА! Наконец-то продолжение   17.03.2008 19:45

Воевать надо честно. Поэтому самая большая, архетипическая, мечта любого воина - подкрасться к противнику незаметно и ударить в спину. Те, кто грезил иное, не оставили наследия - ни в генофонде, ни в истории, которую, как известно, пишут победители.

Моя броня - Презрение. Мой щит - Отвращение. Мой меч - Ненависть.
сыщик



Латентный патриДИот, разносчик красно-коричневой чумы
Россия, Жуковский

Командир шаттла (8)
1152 сообщения


Re: Глава 3: Бабур   18.03.2008 18:29
Наконец-то я дожил до этого дня!!!
Рауль Салан умер, но дело его живо!
***
В Италии были и войны, и тирания герцогов Борджиа, но в то же время там были и Микеланджело, и Леонардо да Винчи, и Возрождение. А что дала Швейцария за пятьсот лет мира и демократии? Часы с кукушкой?!
(х/ф "Третий человек")

Cеверянин



мозговед
Cургут

Captain (7)
841 сообщение


Re: Глава 3: Бабур   18.03.2008 19:54
Захотелось снова тряхнуть EU2, поиграть за что-нибудь мусульманское (жаль Сефевидов нет с самого начала).
Ven



Mi-go
Vermont

Багатур (9)
1636 сообщений


Re: Глава 3: Бабур   19.03.2008 09:05
Очень хорошо!
Масацукаса провел такой сукуинагэ, что Асофудзи сделал оборот на 270 градусов (с)
Да у Хакубы даже внешность не внушает никакого доверия. Абсолютно такой скользкий типчик, не боролся бы в сумо и не делал хенки - так наверняка бы кого-нибудь в карты обдуривал, или в напёрстки там... (с)
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 3: Бабур   19.03.2008 22:51
А всё-таки молодец я, что прочитал! Не, ну автор тоже молодец, что написал :-). Скриншотов бы, а? Хоть одним глазком. Географию-то я знаю, но дюже трудно упомнить, как далеко простёрлась держава Моголов.
сыщик



Латентный патриДИот, разносчик красно-коричневой чумы
Россия, Жуковский

Командир шаттла (8)
1152 сообщения


Re: Глава 3: Бабур   26.03.2008 11:16
Присоединяюсь. Даёшь карты!
Рауль Салан умер, но дело его живо!
***
В Италии были и войны, и тирания герцогов Борджиа, но в то же время там были и Микеланджело, и Леонардо да Винчи, и Возрождение. А что дала Швейцария за пятьсот лет мира и демократии? Часы с кукушкой?!
(х/ф "Третий человек")

Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Глава 4: Хумаюн   30.04.2008 17:24
Итак, на престол вступил Хумаюн (3/4/3).
Это был благородный и дружелюбный правитель, чьи лучшие качества так и не были реализованы в ходе его правления. Внутренние неурядицы и внешние угрозы не позволили в полной мере использовать весь тот потенциал, что создал Бабур. Однако Хумаюн сумел использовать многое из того, что Аллах даровал ему в своей милости.
Первый год его правления ушёл на ознакомление с делами, подношением подарков союзнику и подавлению сентябрьских восстаний еретиков в Уттаре и Дели. Несчастные еретики наивно надеялись, что со смертью Бабура они смогут победить.
Ознакомившись с делами, проведя необходимые перестановки при дворе и убедившись, что никто на его власть не покушается, Хумаюн занялся насущными проблемами. Прежде всего, 02.09.1532 он издал фирман «О божественных основах султанской власти», в которой сосредоточил в своих руках некоторые административные функции в сфере религии. Такая централизация заставила высших имамов заподозрить нового султана в желании стать халифом, что сразу же отразилось на стабильности государства, причём не самым лучшим образом. Через два месяца была проведена реорганизация армии и в исследование новой формы подков для лошадей было вложено 1000 пунктов (некоторые исследователи считают, что следует читать «1000 золотых», однако данные по инфляции это не подтверждают – автор). Цокот кавалерии стал громче и отчетливее, а поиск потерянных подков нового образца стал весьма прибыльным занятием.
Следующий год отмечен чумой в столице и окрестностях. По милости Аллаха, мор затронул провинции, населенные не совсем правоверными подданными, что было принято, как кара небесная. Ожидание кары дестабилизировало внутреннюю жизнь, что заставило Хумаюна быть более осторожным во внутренней политике. По крайней мере заем, взятый Бабуром на строительство мечети в Астрахани, был выплачен полностью и в срок в ноябре 1533 года.
1534 год увенчал Хумаюна лаврами великого дипломата. Кроме того, что сами собой немного улучшились отношения с Мамлюками, что благотворно сказалось на ситуации на западной границе, два подношения старому союзнику Кара-Коюнлу позволили довести отношения до самых дружественных и сердечных.
01.09.1534 был подписан договор, по которому Кара-Коюнлу стало частью Великих Моголов. Этот грандиозный дипломатический успех позволил не только провести беспрепятственный сухопутный путь до Астрахани, но и вызвал опасения соседей. В Аден было направлено посольство с дарами и успокоительными словами, смысл которых был таков: единая вера и единый закон ничуть не противоречат Корану, который в Дели чтят.
После присоединения во всех новых провинциях были назначены сборщики налогов, которым предстояло собрать то, что ранее было роздано в виде подарков. Кроме того, по указу Хумаюна были направлены колонисты в Гоа и Кералу для основания поселений (но это начинание постигла неудача – автор).
В начале сентября 1535 года Хумаюн пошёл на обострение конфликта с Оманом из-за торговли. По сохранившимся сведениям, причиной стали волнения купцов, вызванные слухами о конфискациях товаров в Маскате. В течение 5 лет посланники Великого Могола периодически просили товар вернуть, обещая «неприятности» местному шейху.
Но всё это было мелочью по сравнению с восстанием в Тебризе, вспыхнувшем в начале ноября 1535 года. Возглавлял мятеж один из претендентов на трон Кара-Коюнлу, которого поддержала чернь, с которой начали собирать налоги.
Бунт был настолько силён, а командующий отряда карателей настолько некомпетентен, что армия бунтовщиков разгромила посланные войска и продолжила осаду Тебриза. Спешно переброшенная армия вступила в генеральное сражение с бунтовщиками в конце апреля 1536 года. Несмотря на численный перевес, армия Великого Могола не смогла проявить свои лучшие качества. Бунтовщики одержали победу, но сами понесли столь большие потери, что предпочли рассеяться по домам.
Сохранились сведения, что напуганные восстанием в Тебризе, жители Исфахана и Систана самостоятельно провели улучшение крепостей в конце лета того же года.
Год 1537 был посвящён важным дипломатическим и духовным делам. 01.03.1537 из Дели отправился караван в Бенарес, везший духовную миссию, которой предстояло обратить на путь истины еретиков и язычников. В мае было подписано торговое соглашение с Португалией, в начале ноября заключен военный альянс с Аденом, а также династический брак с Тибетом (Хумаюн отправил далай-ламе дочь сводной сестры «для укрепления отношений и поиска духовного просветления посредством совместного изучения индийского трактата «Кама-Сутра»), а в самом начале 1538 года – с правящим домом Гуджарата, который к тому времени уже присоединил Джодпур.
Но важное для государства событие в том году случилось именно в Дели. В конце апреля 1537 года на суд Хуаюну представили инакомыслящего философа, который, к тому же, был йог, занимавшийся медицинскими изысканиями. Одно из обвинений было в том, что йог проповедовал среди больных уринотерапию, что некоторым сановным больным совсем не пришлось по вкусу. Хумаюн выслушал обвинения, заявил, что всё это дурно пахнет, и приказал отпустить йога на все четыре стороны. Дескать, у меня есть мудрые лекари, а народ пусть лечится народными средствами. Исследователи отмечают, что это решение позволило привнести новизну в медицину, однако заметно дестабилизировало внутреннюю жизнь страны, ибо некоторые больные увлеклись самолечением (что плохо), а другие не звали врача (что тоже плохо) из опасения, что их будут лечить по новой методике. Появились шарлатаны, уверявшие в целебности именно своего «лекарства». В общем, в народе, особенно его нездоровой части, поселился разброд и шатание.
Из событий 1538 года достойно упоминание только обострение отношений с Чагатайским ханством в середине года. В следующем году событий было гораздо больше. Сначала в январе случился бунт кочевников в Астрахани, однако армия быстро рассеяла орду бунтовщиков. Затем в апреле 1539 года были основаны гарнизоны в столице и Киркуке, что позволило увеличить количество рекрутов, а в конце ноября было подписано торговое соглашение с христианским королевством Франция.
01.05.1540 в государстве был достигнут 3-й уровень инфраструктуры (по шкале шведского ученого Paradox), что позволило увеличить доходы государства. Однако в конце ноября ко двору Хумаюна прибыл инакомыслящий философ-махариша с отрогов Гималайских гор. Прибыл не просто так, а с целым мешком научных, философских, медицинских и прочих трактатов, которые в течение дух недель изучал совместно с повелителем. Невежественные люди, не знавшие о пользе знаний, переврали «инновации» в «инсинуации» и прочие неудобопроизносимые слова. В результате народ начал волноваться и внутренняя стабильность вновь оказалась под угрозой.
Наверное, именно с этим связано то, что Хумаюна трижды постигла неудача при попытке сформировать торговый пункт в Гоа. В результате, в конце декабря 1541 года потребовались новые земли в столице, что увеличило как количество жителей, так и налоги, с них собираемые.
21.06.1542 на Бенарес снизошло откровение Всеблагого и Милостивого Аллаха. Те, кого оно не коснулось, бежали в Бенгалию. На радостях Хумаюн отправил ещё один религиозный караван, на этот раз в Дагестан, который надлежало вернуть на путь истинный.
В начале сентября 1542 года Хумаюн издал фирман, в котором ещё больше усилил значение своего двора, а некоторые права знатных беков были признаны «изжившими себя традициями». Сначала это повлекло некоторое снижение стабильности, а в конце ноября знать прямо потребовала от султана восстановления прежних прав. Хумаюн отказал (кого-то отправили в изгнание, кому-то посадили на кол…), в результате чего внутренняя жизнь была полностью дестабилизирована. Началась эпоха блестящей нестабильности.
Весь 1543 год был потрачен на восстановление внутренней стабильности. Из важных событий вне государства можно отметить скромное подношение Чагатайскому ханству и обострение отношений с Оманом в конце года.
Несмотря на проводимую политику умиротворения стабильность росла плохо, а отказ городам (в октябре 1544 года – прим. автора) на их требование в восстановлении прежних прав нисколько её не улучшил. Собственно, из-за размеров государства Хумаюн привык править в полностью нестабильной обстановке, и у него это неплохо получалось.
В начале 1545 года был достигнут важный дипломатический успех: Чагатайское ханство приняло предложение о присоединении к альянсу. Поскольку ханство с давних времен оставалось вассальным, подобный союз вызывал самые радужные перспективы.
Октябрь 1545 отмечен двумя событиями: сначала был основан торговый пункт в Гоа, а затем знать вновь потребовала восстановление прежних прав (ну ничему её не научила история). Хумаюн отказал, ибо падать стабильности было некуда.
Эпоха блестящей нестабильности продолжалась. Архивные документы говорят о том, что народ тихонько роптал, думая, что Хумаюн слишком мало уделяет внимание подданным, однако не бунтовал и не поджигал зданий. Можно сказать, что всё государство стало понемногу привыкать к ситуации, когда никто не знает, что будет завтра. Вместе с тем, 1546 год отмечен внезапным улучшением отношений с соседней Бенгалией.
Итак, две трети правления Хумаюна минули, минули во внешнем мире и внутренних проблемах. Все историки сходятся на том, что 1547 год является той чертой истории государства, которая делит правление наследника великого Бабура на две части, из которых первая наполнена внутренними проблемами, а вторая – внешней борьбой.
А начиналось всё просто замечательно. Два подношения от государства позволили настолько улучшить отношение с Чагатайским ханством, что когда 02.04.1547 Хумаюн предложил объединить два государства в одно, отказа он не получил. Современные историки видят в этом акте тот спусковой крючок, который запустил цепь важных событий, изменивших карту Азии, Африки, Тибета, Китая и других территорий. Согласитесь, что скромному чагатайскому хану, сжившемуся с положением вассала и задобренному подарками (один белый слон, невиданный в степях, чего стоил) сложно было отказать Повелителю правоверных, Местоблюстителю халифа, Тени пророка и прочая и прочая и прочая, за которым стоит вся военная и экономическая мощь Великих Моголов. Особенно, когда у тебя только овцы, степи и юрта, пусть и самая большая и красивая в государстве.
Понимая, что большой кусок надо переварить, Хумаюн рассчитывал ещё долго проводить миролюбивую политику. Всё-таки, такое приобретение вынужденно снизило централизацию управления, а также (по оценкам шведского ученого Paradox) коэффициент нелюбви окружающих к Хумаюну и его государству ББ стал 31,6/40, что не поощряло к бряцанию оружием. В новых провинциях были назначены сборщики налогов.
Не прошло и недели, как китайским император отказался признать присоединение Чагатайского ханства и объявил Великим Моголам войну.
Известие о войне всколыхнуло народ и знать, заставило на время забыть о внутренних неурядицах. Войска были переведены на полное содержание, бывшие чагатайские полки, распевая новые песни отправились против Китая. Хумаюн приказал двинуть им в помощь вспомогательную армию, справедливо рассчитывая, что пока китайцы будут заняты ловлей бывших кочевников, он подойдёт с основными силами и хорошенько их…
Летом того же года вспыхнул пограничный спор с Басрой. Не желая усугублять ситуацию в условиях войны на востоке, Хумаюн приказал уладить конфликт. Хотя это и обошлось в 100 золотых, однако с Басрой отношения чуть-чуть улучшились, а внутренняя стабильность возросла (подданные были рады, что не пришлось воевать с ещё одним государством).
Пока в западном Китае шли небольшие стычки, китайцы нанесли удар там, где их никто не ожидал. 26.09.1547 скоростные китайские галеры появились у берегов Индостана. Одуревшие от многомесячного путешествия вокруг юго-восточной Азии, китайцы высадились в Гоа и в ходе праздника по этому случаю спалили весь торговый пункт. Неизвестно, сколько вражеских судов отплыло из Китая, однако до Индии добрались только 2 галеры.
По указу султана флот двинулся на врага и в начале 1548 года разбил врага вместе с десантом. В честь славной победы в Дели были двухдневные торжества.
Весь 1548 год прошёл под знаком постоянных боевых действий в западном Китае. Из 9 известных нам сражений в 8 победили войска Хумаюна, а армия осаждала вражескую крепость. Причина столь большого числа побед можно считать тот факт, что в своём большинстве бывшие кочевники сталкивались с «китайскими добровольцами» - крестьянами, мобилизованными в провинциях и брошенными против регулярных войск.
Из мирных событий в 1548 году достойны упоминания два: сначала в Дели дошли вести о некоей новой христианской ереси, именуемой кальвинизмом, а в августе Хумаюн проигнорировал сообщение о коррупции, что несколько увеличило инфляцию.
В декабре 1548 года китайская крепость пала, после чего были начаты переговоры. 01.01.1549 был заключён мирный договор, по которому китайцы выплатили 325 золотых в качестве дани. На эти деньги была заложена крепость в Гоби, а на остальные хорошо погуляли, празднуя победу. Вскоре торжества сменились новыми по случаю династического брака с Ногайским ханством.
К сожалению, последующие события не внушают историкам оптимизма. Казалось, победа над врагом закончила полосу удач.
В мае пришло известие из Дагестана, что религиозная миссия провалилась, а восставшее население перебило имамов, посланных насаждать истину. Армия рассеяла восставших, однако провинция оказалась разорённой. В октябре случился скандал с Узбекским ханством (причины неизвестны, однако отношения как были отвратительными, так и остались). Осенью следующего, 1550 года, произошли массовые выступления еретиков в Гуджарате и Загросе. Пока перебросили армии, пока разбили и развешали бунтовщиков, на государство свалилась новая напасть: в ноябре 1551 в Дели был убит представитель очень знатного и влиятельного рода. Обстоятельства трагедии и поиски убийцы (вернее методы этого поиска) дестабилизировали внутреннюю жизнь страны, и так далёкую от благополучия.
В общем, единственным светлым пятном в дворцовых хрониках выделяется брак наследника престола с дочерью правителя союзного Адена. Следующие два года были ничем не лучше: мощное летнее (1552) восстание в Синцзяне (армия разбила врага со второго раза и понесла серьёзные потери), неисполнение указов на окраинах, что привело к снижению централизации управления и падению доходов казны, неожиданное восстание в Герате…
Как не странно, череда неблагоприятных событий и низкая внутренняя стабильность породили у Хумаюна пофигистически-фаталистическое отношение к жизни. Восстали еретики? – мы им указ о личных свободах. Разбили армию? – пошлём ещё раз…
В общем, в 1554 год государство Великих Моголов вступило в состоянии полной нестабильности под руководством султана-фаталиста. Кстати, возможно поэтому достижение 6-го уровня военных технологий (металлические ядра) было встречено равнодушно и нашло слабое освещение в дворцовых хрониках.
В дополнение ко всем внутренним проблемам появилась и проблема внешняя: 22.02.1554 Китай объявил войну. И снова всё повторилось как пять лет назад: разорение китайских провинций, направление подкреплений в западный Китай, прибытие вражеского галерного флота (правда, десант разбили на берегу, а свой флот Хумаюн решил поберечь: во-первых, в этот раз доплыло больше вражеских кораблей, а во-вторых, прибытие китайского флота совпало с началом сезона бурь. Потрепанный китайский флот вскоре убрался обратно.). По мнению хронистов того времени эта война – не война в прямом смысле этого слова, а ряд стычек небольших отрядов в западном Китае, не затронувших государство. Собственно, именно поэтому Хумаюн отправил туда своего сына и наследника Акбара: какой-то значительной опасности принцу там не грозило, а опыт командования войсками можно было получить.
Затянувшаяся пустая война надоела обоим государствам, поэтому 03.01.1556 был подписан мирный договор, по которому Китай выплатил небольшую сумму в 150 золотых.
Поскольку Акбар понимал, что такая война может повториться ещё не раз, он приказал сформировать из частей, оставшихся на территории Китая, 8 мелких отрядов, которые отправились в разные стороны, исследуя китайскую территорию.
Заключение мира с Китаем стало последним важным событием правления Хумаюна. Фатализм султана вылился в то, что он запустил незначительную болезнь, которая в конце января, на фоне празднования победы, дала внезапное обострение. В середине февраля 1556 года он предстал перед Аллахом, оплакиваемый придворными и подданными. На престол вступил Акбар I.[Исправлено: Avar, 30.04.2008 17:36]
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Ven



Mi-go
Vermont

Багатур (9)
1636 сообщений


Re: Глава 4: Хумаюн   13.05.2008 08:28
Отлично написано . Маленькая чисто эгоистическая просьба - нельзя ли чуть чаще публиковать продолжения, а то ситуация сейчас переломная, ибо 31,9. :-) поэтому хотелось бы знать, куда дальше будут развиваться Моголы?
Масацукаса провел такой сукуинагэ, что Асофудзи сделал оборот на 270 градусов (с)
Да у Хакубы даже внешность не внушает никакого доверия. Абсолютно такой скользкий типчик, не боролся бы в сумо и не делал хенки - так наверняка бы кого-нибудь в карты обдуривал, или в напёрстки там... (с)
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Re: Глава 4: Хумаюн   13.05.2008 18:38
Ven:Маленькая чисто эгоистическая просьба - нельзя ли чуть чаще публиковать продолжения, а то ситуация сейчас переломная, ибо 31,9. :-) поэтому хотелось бы знать, куда дальше будут развиваться Моголы?

А дальше на троне Акбар :-)
Я постараюсь закончить следующую главу побыстрее, однако реальность не всегда даёт необходимое для написания время.
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Ven



Mi-go
Vermont

Багатур (9)
1636 сообщений


Re: Глава 4: Хумаюн   14.05.2008 07:35
Avar:А дальше на троне Акбар :-)

Вот то-то и оно! Вроде как должен быть кульминационный момент.
Avar:Я постараюсь закончить следующую главу побыстрее, однако реальность не всегда даёт необходимое для написания время.

Буду ждать.
Масацукаса провел такой сукуинагэ, что Асофудзи сделал оборот на 270 градусов (с)
Да у Хакубы даже внешность не внушает никакого доверия. Абсолютно такой скользкий типчик, не боролся бы в сумо и не делал хенки - так наверняка бы кого-нибудь в карты обдуривал, или в напёрстки там... (с)
сыщик



Латентный патриДИот, разносчик красно-коричневой чумы
Россия, Жуковский

Командир шаттла (8)
1152 сообщения


Re: Глава 4: Хумаюн   13.05.2008 14:49
Хумаюн отправил далай-ламе дочь своей сводной сестры

Вообще-то ламы (и далай в том числе) дают обет безбрачия...
Рауль Салан умер, но дело его живо!
***
В Италии были и войны, и тирания герцогов Борджиа, но в то же время там были и Микеланджело, и Леонардо да Винчи, и Возрождение. А что дала Швейцария за пятьсот лет мира и демократии? Часы с кукушкой?!
(х/ф "Третий человек")

Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Re: Глава 4: Хумаюн   13.05.2008 18:36
сыщик:
Хумаюн отправил далай-ламе дочь своей сводной сестры

Вообще-то ламы (и далай в том числе) дают обет безбрачия...

Да... Это я лопухнулся...
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Глава 5: Акбар   16.06.2008 13:05
Итак, в середине февраля 1556 года на престол вступил Акбар I.
Замечательный полководец (возглавил армию в Гоби), прекрасный дипломат, великолепный управленец… Сколько восторженных слов о нём было сказано и в дворцовых хрониках и в трудах средневековых ученых. Его правление стало значительным шагом на пути к процветанию государства.
Однако всё началось не так хорошо, как представляют источники.
Уже через три недели после вступления на трон произошли крупные восстания в столице и Синцзяне. Крестьянство высказывало недовольство тем, что повелитель неизвестно где, чернь волновалась, стабильность внутренней жизни вновь заметно упала.
Первые три года правления Акбар потратил на улучшение внутренней жизни, изучение дел, дипломатические урегулирования и многое другое. Так, в марте 1557 года жители Меркана и Ормуза, испуганные слухами о пиратах самостоятельно, без всякой помощи со стороны казны, улучшили свои крепости. Надо ли говорить, что слухи распустили доверенные люди Акбара.
Через год, в апреле 1558 Акбару пришлось урегулировать конфликт с Тибетом. Договор о добрососедстве обошелся в круглую сумму, однако весть о том, что «войны не будет» способствовала некоторому успокоению подданных. Закрепляя успех, Акбар взял в жёны дочь повелителя Аюттхая и свадебными празднествами умилил подданных.
Надо ли говорить, что разумная политика повелителя благотворно сказалась на уставшей от нестабильности стране? В конце октября 1559 политика Акбара была верно оценена, что увеличило стабильность и дало значительные вложения в исследование торговли и инфраструктуры. Ещё через год из числа добровольцев Басры была сформирована эскадра в 5 галер.
В общем, за первые пять лет правления Акбар добился заметных успехов в деле управления. Не всем соседям это пришлось по нраву. Воспользовавшись истечением срока перемирия, Китай в союзе с Гуджаратом 26.02.1561 начали военный поход против Великих Моголов.
Известие о нападении всколыхнуло страну. В мечетях молились о поражении врагов, в армии было повышено жалование, армии двинулись на врага.
Первых успехов Акбар добился в боях с Гуджаратом. Армия вторглась на территорию врага, разбила его небольшую армию и осадила крепость. В конце мая после ожесточенного штурма город Раджапутна пал.
На северо-востоке отряды Великих Моголов разоряли беззащитные провинции китайского императора, избегая вступления в большие сражения. По сообщениям одной из хроник, пребывание войск благотворно сказалось на подданных. В сентябре 1561 года в Гоби потребовались новые земли, население и налоги заметно выросли.
К сожалению, отвлёкшись на восточную кампанию, Акбар никак не ожидал удара в спину. Однако турецкий султан решил, что его сильная армия способна отхватить кусок от государства Великих Моголов, поэтому 22.02.1562 он разорвал мир и атаковал мирные города державы Акбара. Положение заметно осложнилось, поскольку в тот момент уровень военных технологий Османской империи был заметно выше, нежели у государства Акбара (11 против 6).
Известие о нападении заставило рисковать. В начале марта была взята столица Гуджарата, после чего 07.03.1562 был заключен мирный договор, по которому повелитель Гуджарата выплатил 75 золотых, отдал Раджапутну и стал вассалом Акбара. Так Акбар разрушил враждебный альянс и вывел из игры одного из игроков.
Между тем война с Китаем продолжалась. Удачно разбив два отряда китайских рекрутов и взяв под контроль две вражеские провинции, пополнившись 5000 отрядом пехоты, восточная армия готовилась к сражению с армией врага, которая немного превосходила армию Акбара по численности. На западе турецкие войска вторглись в Дагестан. Сначала их удалось отбросить, однако в июле более крупные силы врага разбили армию Великих Моголов и осадили крепость. В Азербайджане и Астрахани спешно формировались подкрепления.
Важное событие произошло 01.07.1562. В этот день был достигнут 7 уровень военных технологий и появилась возможность создавать полноценную артиллерию. Однако Акбар прекрасно понимал, что если китайскую армию можно сдерживать достаточно долго, то турецкая проблема требовала качественно иного решения. Терять войска в самоубийственных атаках на сильную и оснащённую турецкую армию было просто опасно. Показательна ситуация, случившаяся в октябре в Дагестане. Две армии ударами с юга и севера атаковали врага и ценой больших потерь смогли снять осаду, однако буквально через неделю подошедшие турецкие подкрепления атаковали армию Великих Моголов, которая, несмотря на численное превосходство, бежала с поля боя.
В общем, Акбар занялся дипломатическими задачами. Для начала потренировались на Тибете, с которым был заключен династический брак. История умалчивает, кто на ком женился, однако эта свадьба улучшила отношения с восточным соседом.
01.01.1563 Акбаром была проведена изящная дипломатическая комбинация: сначала был заключен мирный договор с Китаем, по которому удалось получить 275 золотых. В тот же день на другом конце государства был заключен мирный договор с Турцией, по которому государство Великих Моголов выплатило 300 золотых. Таким образом, мир с турецким султаном был куплен на деньги китайского императора.
Как мудрый правитель Акбар понимал, что этот мир хрупок до тех пор, пока армия не станет действительно сильной. Все доходы были направлены на укрепление армии. Между делом удалось убедить Тибет заключить военный альянс против «китайской угрозы».
Следующие два года оправдали действия Акбара. 01.10.1563 достигнут 8 уровень военных технологий, 01.05.1564 – 9 уровень. Также с интервалом в год были сформированы эскадры кораблей в Ормузе и Басре. Некоторые западные наймиты от истории высказывали мысль, что высокий престиж флота во времена Акбара связан с тем, что люди боялись идти в армию. Однако эти злобные инсинуации не должны задевать правоверных.
В начале мая 1564 был издан фирман Акбара «О столице и провинции», в котором нашли отражение реформы по дальнейшей централизации власти. Желание облеченных властью подданных не расставаться с привилегиями повлекло за собой некоторую дестабилизацию внутренней жизни.
Полтора года Акбар и его доверенные лицами отслеживали смутьянов. Наконец, в ноябре 1565 Акбар позволил себе расслабиться и позволил себе отправиться на большую охоту. В той знаменитой охоте принимали участие посланники ряда соседних держав, с которыми Акбар надеялся улучшить отношения. Ведь ничто не сплачивает лучше, нежели совместно убитая дичь. Однако, несмотря на то, что дичь была большая (слон), не все послы успели приложить к этому благородному делу руку. В результате ухудшились отношения с Басрой и Узбекским ханством, а китайский и гуджаратский посланники ходили в именинниках, получив каждый по слоновьему бивню большого размера.
Октябрь 1566 года отмечен в хрониках известием о появлении храброго первопроходца по имени Бата, которого Акбар отправил на самый северо-восток государства в Наньшань.
Интересные сведения о международном положении содержат дворцовые хроники периода 1567 года. Весной 1567 года Польское королевство присоединило Литву, став крупнейшей державой Европы, раскинувшейся от Бранденбурга до Казани. Это объединение было направлено против австрийского императора, который в серии войн сумел не только перекрыть Польше выход в Чёрное море, но даже получить анклавы в Курляндии, на Азове и Волыни. Венеция, лишённая им далматинского побережья, смогла компенсировать потери приобретениями в Македонии, Смирне и Крымском ханстве.
Север Европы контролировал Великий Новгород, в серии жесточайших войн покоривший Тверь, Псков, Владимир и Москву. Объединение Польши и Литвы ставило крест на возможности расширения в ближайшие годы православной державы на юг. Немного западнее датский король совсем умучил шведов за их отказ от унии, оставив им Стокгольм с окрестностями.
Золотая Орда продолжала удерживать под контролем Уфу, Яик и донских казаков, постепенно растрачивая остатки потенциала в подавлении мятежников и всё более и более отставая в военном плане от соседей.
Недавний соперник Акбара, султан турецкий, успешно контролировал малую Азию, Грузию и Армению, однако в западных областях всё было гораздо хуже. Одно соседство с непомерно раздувшейся Австрией могло доставить любому правителю постоянную головную боль.
Карта: http://www.internetwars.ru/VP/Mart1567.JPG
Следующие три года правления Акбара были мирными и почти спокойными. Внутреннее спокойствие и укрепление армии – вот два главных вектора политики Акбара в те годы. По сохранившимся сведениям, были заключены династические браки с правящими домами Марокко и Туниса, была оказана поддержка «диссидентам» Гуджарата. Кроме того, так и не ввели пошлины, когда выросла конкуренция на внешних рынках, что привело к большей свободе торговли.
В июне 1569 года отмечено восстание в Цинхае, а через два месяца был достигнут 10-й уровень военных технологий. В апреле следующего года было подписано торговое соглашение с Данией, а Великий Новгород стал Россией. Собственно, знаменитое «разорение Новгорода» Иваном Грозным, датируемое в летописях как раз 1570 годом, есть ни что иное, как его воцарение на престоле бывшей торговой республики.
Казалось бы, в государстве наступил мир и покой, однако, как показали дальнейшие события, успокаиваться Акбару не следовало.
29.04.1570 высшее духовенство высказало недовольство «слишком миролюбивой» политикой Акбара, что внесло смущение в умы правоверных. Что послужило причиной этого шага служителей Аллаха – одному ему известно.
Не зря говорят «посеешь ветер – пожнёшь бурю». Всего год прошёл с этого события, как разразился жесточайший политический кризис, который полностью дестабилизировал внутреннюю жизнь государства. Как во времена отца Акбара внутренняя нестабильность сильно ударила по жизни простых подданных. Подняли головы различные группировки знати и духовенства, желающие влиять на политику и отщипнуть толику благ от казны. Однако, несмотря на ситуацию, Акбар продолжал финансировать исследования новых крепостей, желая обезопасить всю северо-западную границу и достичь паритета с Турцией. Но и ему надоела сложившаяся ситуация.
14.01.1572 Акбар объявил о проведении коренных реформ в государстве, вошедших в историю как «Реформы Акбара». Подданные не заметили ухудшения внутренней жизни, так как полная дестабилизация ситуации не могла быть ухудшена.
Реформы обошлись казне в 300 золотых, которые Акбар планировал потратить на строительство крепостей, однако позволили повысить централизацию управления и качество армии. Кроме того, в нескольких провинциях и столице выросли налоговые поступления. Побочным эффектом реформ стало обострение отношений с Гуджаратом.
Следующий, 1573 год, стал переломным. Следующие 12 лет стали годами блестящей внешней политики, снискавшей восхищения не только современников, но и потомков.
01.01.1573 достигнут 11-й уровень военных технологий. Заложены крепости 3 уровня в Азербайджане, Дагестане и Астрахани. Именно теперь Акбар смог позволить себе восстановлением стабильности государства.
05.01.1573 истёк срок действия альянса. Союзники (Тибет и Аден), осознав мощь армии Акбара, с радостью согласились заключить союз на следующие 10 лет.
10.02.1573 политика Акбара была признана единственно верной. Злые языки умолкли (некоторые – навсегда), стабильность немного укрепилась, а в исследованиях торговых технологий и инфраструктуры был достигнут единовременный прогресс (по 1000 пунктов – прим. автора).
В следующем году династический брак с Ногайской ордой позволил укрепить внешний престиж, а разработанное новое торговое уложение позволило собирать больше налогов в Гоби и Пакистане.
1575-1577 годы были посвящены дипломатии. Блестящие дипломатические способности Акбара и деньги позволили значительно улучшить отношения с Тибетом, заключить династические браки с Аденом и Мали, улучшить мирные отношения с Мамлюками. Правда, скандал при дворе в начале 1577 года ухудшил и без того плохие отношения с Турцией.
23.05.1576 издан фирман «О гарнизонной службе», улучшивший качество войск, однако вызвавший недовольство тех «воинов», которые вместо службы занимались хозяйством, отрастили животы и думали об удовольствиях. Появление большого количества обиженных привело к некоторой дестабилизации внутренней жизни.
17.10.1578 по именному указу Акбара в Дели был открыт светский университет. Обошлось для казны это недёшево, однако позволило не только увеличить инновации, но и несколько ускорить исследование инфраструктуры.
Год 1579 отмечен тремя важными событиями. В апреле пришло известие, что Испания стала защитников веры, в середине июля у Акбара появился наследник престола (празднества в честь наследника позволили несколько упрочить внутреннее положение государства), а в самом конце года в Европе состоялся некий Трентский собор, призванный решить вопросы веры.
Изучив те положения собора, которые доставили тайные посланцы в Европу, Акбар издал 24.05.1580 знаменитый фирман «О веротерпимости». В нём говорилось о том, что независимо от того, как молятся подданные, они остаются подданными Акбара, поэтому преследовать индуистов и христиан по религиозному признаку было запрещено. Таким образом, все вероучения были признаны возможными на территории государства. Столь радикальный шаг полностью подорвал стабильность государства, однако способствовал заметному росту инноваций, а также существенно снизил риск восстаний, особенно в областях, населенных еретиками. Особо фанатичные приверженцы ислама пытались разжигать недовольство, однако быстрое наказание позволило охладить их пыл.
В июне 1580 года состоялась большая охота, благодаря которой улучшились отношения с Оманом и вассальным Гуджаратом, однако заметно охладели отношения с Хиджазом и китайским императором.
Следующие события вновь показали дипломатический гений Акбара. Сначала правителю Гуджарата были направлены 4 подношения, что чрезвычайно сильно улучшило отношения двух стран. В ноябре 1580 Гуджарат присоединился к альянсу.
01.12.1580 к правителю Гуджарата прибыло посольство. Всё было как всегда: приветствия, уверения в дружбе, «получите – распишитесь». Правда, в этот раз был «распишитесь – получите». В общем, расписавшись, правитель Гуджарата с изумлением понял, что подарков не будет, так как своей рукой он только что согласился на присоединение Гуджарата к государству Великих Моголов в качестве провинции.
Теперь, завершив операцию по мирному присоединению Гуджарата, Акбар занялся укреплением восточной границы, начав такую же игру с Бенгалией. Благодаря подношениям отношения двух стран чрезвычайно улучшились, а династический брак и заключение военного союза позволили к концу 1581 года довести отношения до самых сердечных.
Глядя на невиданную щедрость Акбара, султан Омана инициировал пограничный спор. Улаживая спор, казна была вынуждена впервые за долгие годы взять кредит, однако мирное разрешение конфликта позволила несколько упрочить внутреннюю ситуацию в стране.
В январе 1583 года истёк срок действия альянса. По инициативе Акбара военный договор между Великими Моголами, Бенгалией, Тибетом и Аденом вновь был заключен сроком на 10 лет. Через четыре месяца было подписано торговое соглашение с Испанией.
В течение 1584 года были основаны гарнизоны в Дели и Табаристане, что увеличило количество рекрутов. Также были основаны торговые пункты в Кочине, Керале и Гоа, что позволило увеличить доходы от торговли.
К сожалению, всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Полоса удач и дипломатических побед была прервана в конце ноября 1584 года, когда в государство пришла чума. Чума затронула столицу, Пенджаб и Регистан, а также вызвала панику у подданных (что снизило стабильность внутренней жизни).
Прошло несколько месяцев и 30.06.1585 турецкий султан совместно с алжирским беем объявили войну государству Великих Моголов. Однако теперь разбить армию Акбара стало гораздо сложнее. Сосредоточенная в Дагестане северная армия, опираясь на крепость 3 уровня, спокойно отбивала атаки разрозненных турецких отрядов. Осознавая свою силу, Акбар не стал приглашать союзников, разумно решив, что толку от их войск немного, а делиться добычей придётся.
В ноябре того же года вспыхнула вражда двух знатных родов. По сохранившимся данным, вражда была вызвана спором о том, представителю какой семьи надлежит стать командиром кавалерии в Дагестане. Улаживание конфликта обошлось Акбару в 150 золотых.
В течение 1586 года армия Акбара 8 раз вступала в бой в Дагестане, каждый раз одерживая победу. Самое большое сражение произошло в июне, когда турецкая армия численностью около 40 тысяч человек при 35 орудиях атаковала равную по численности армию Акбара. Весы, на которых Аллах отмеривает победы и поражения, долго колебались, однако подошедшие в конце месяца резервы из Азербайджана позволили нанести врагу сокрушительное поражение.
Год 1587 был богат на события. 01.01.1587 Выплачен займ.
В июне подписано торговое соглашение с Россией. В августе благодаря высокому престижу флота в Ормузе была сформирована эскадра из 5 галер, укомплектованных добровольцами. В том же августе Акбар ещё раз обратил внимание на качество армии. В результате были изменены условия отбора на военную службу, что несколько дестабилизировало внутреннюю жизнь. В ноябре был заключен династический брак с Тибетом.
В самом начале 1588 года был заключен мирный договор с Турцией, по которому султан турецкий прекращал боевые действия и выплачивал 250 золотых в качестве контрибуции.
1588 – 1589 годы были заняты попытками Акбара сделать Бенгалию своим вассалом, однако несмотря на все затраты казны раджа Бенгалии дважды отказался стать вассалом, поэтому Акбару пришлось отложить идею о расширении своего влияния на восток до лучших времен. Единственным заметным успехом можно считать подписание торгового соглашения с Англией в начале 1589 года.
В мае 1590 года представители городов потребовали восстановления прежних прав. Акбар резко отказал, что привело к заметной дестабилизации внутренней жизни. В декабре того же года казна полностью выплатила заем.
Историки теряются в догадках, чем в феврале 1591 года было вызвано недовольство крестьян. В результате в Калате и Хайдарабаде вспыхнули мятежи, а общая стабильность вновь заметно упала. Акбару пришлось обратить внимание на укрепление стабильности, что, по правде говоря, нарушило его планы по развитию государства.
Год 1592 отмечен одним событием: в сентябре в Тяньшане был сформирован 5-тысячный кавалерийский отряд из добровольцев.
В 1593 году дворцовые хроники уделяют внимание двум заметным событиям: династическому браку с Ногайской ордой и назначению Джахан Гира наследником престола (что несколько успокоило умы подданных).
Следующие два года отмечены династическими браками с правящими домами Марокко и Туниса, подписанием торгового соглашения с Нидерландами, улучшению отношений с Бенгалией и небольшому скандалу при дворе с посланником Тибета (кто-то подбросил в благовония для Будды едкого перцу), что немного ухудшило отношения двух стран.
В мае 1596 года великого Акбара от трудов и забот постигло временное умопомешательство. Он запирался у себя в комнате, никого не хотел видеть, кидал подушки в великого визиря и целых три месяца вообще не посещал гарем. Воспользовавшись таким состоянием повелителя, представители городов вновь потребовали возвращения прежних прав, однако Акбар их даже не принял. В результате внутренняя ситуация стала характеризоваться полной нестабильностью, а в октябре 1597 года вспыхнуло восстание в Белуджистане, впрочем вскоре подавленное армией.
В январе 1598 года истёк срок военного альянса. Акбар, поправивший к тому времени свое здоровье, вновь выступил инициатором «договора об обороне», который подписали Аден, Бенгалия и Тибет.
28.06.1598 был подписан ещё один указ Акбара, позволивший улучшить качество армии и повысить её огневую мощь. Обнародование указа не привело к падению стабильности, ибо падать её было некуда. В сентябре того же года отмечено неисполнение указов, что привело к снижению централизации управления (это города не мытьём, так катаньем пытались вернуть часть своих прав).
В 1599 году достойно упоминания формирование эскадры из 5 галер вследствие высокого престижа флота. Историки до сих пор спорят, почему во время правления Акбара флот имел столь высокий престиж, несмотря на то, что не встречается упоминаний ни об одном крупном морском сражении.
В сентябре 1600 года был улажен небольшой пограничный спор с Ак Коюнлу на Кавказе. Расходы казны были невелики, однако способствовали некоторому успокоению умов подданных и росту стабильности. Через год были заключены династические браки с правящими домами Адена и Мали, что подняло престиж государства на новый уровень.
В июне 1602 года отмечена революция в земледелии, что увеличило количество рекрутов в Агре и Ираке.
В июне 1603 года вспыхнула война между Аденом и Оманом. По просьбе Адена Бенгалия и Великие Моголы выступили на помощь, а далай-лама тибетский отказался воевать, ссылаясь на то, что Оман находится от него слишком далеко. На предложение Акбара о присоединении к альянсу последовал отказ.
Армия Акбара двинулась на Аравийский полуостров, отгоняя мелкие отряды султана Омана. Через год поражение Омана уже было очевидным: Великие Моголы контролировали Бахрейн, Маскат и Оман, а армия Адена взяла Джафар.
В июле 1604 года Акбар простыл. Опасаясь за своё здоровье он вновь издал фирман, подтверждающий назначение Джахан Гира наследником престола. Празднества по этому поводу способствовали укреплению стабильности государства. Однако Акбар выздоровел и продолжал править.
В сентябре 1604 года была захвачена Сокорта, а 01.11.1604 учёные мужи государства доложили Акбару о достижении 4 уровня инфраструктуры. Известие настолько обрадовало великого Акбара, что он приказал назначить во всех провинциях юристов, дабы каждый подданный смог знать, по какому закону его наказывают. Наем юристов требовал денег, поэтому с ноября 1604 года все отчисления были направлены в казну.
Это было последнее значительное распоряжение Акбара. Через год, в октябре 1605 года он простыл и слёг. К сожалению, всё искусство врачей оказалось бессильным и 27.10.1605 Акбар предстал перед Аллахом, оплакиваемый подданными, союзниками и всеми правоверными.
На престол вступил Джахан Гир. В наследство ему достались война с Оманом, идущая судебная реформа и внутренняя нестабильность в государстве.
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Ven



Mi-go
Vermont

Багатур (9)
1636 сообщений


Re: Глава 5: Акбар   17.06.2008 08:02
На Порту! На потомков Баюзида Вероломного, злейшего врага Тимура Великолепного! Не ровен час договорятся с Польшей...:-)
Масацукаса провел такой сукуинагэ, что Асофудзи сделал оборот на 270 градусов (с)
Да у Хакубы даже внешность не внушает никакого доверия. Абсолютно такой скользкий типчик, не боролся бы в сумо и не делал хенки - так наверняка бы кого-нибудь в карты обдуривал, или в напёрстки там... (с)
Odan
Дипломат



веб-быдлокодер
This horrible, ho-o-o-rrible world

Цензор (14)
7379 сообщений


(скандируя) Еще! Еще! Еще!! (-)   17.06.2008 11:13

Бомба на Хиросиму? Я! Первая Мировая? Тоже я! Татаро-монгольское иго? Опять я! И вашего хомячка в сортире тоже я утопил!

Я бы не ненавидел так то, что меня окружает, если бы меня не окружало то, что я так ненавижу.

Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Будет и ещё. (-)   17.06.2008 11:57

Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Ven



Mi-go
Vermont

Багатур (9)
1636 сообщений


Через 1,5 месяца? :) (-)   17.06.2008 12:55

Масацукаса провел такой сукуинагэ, что Асофудзи сделал оборот на 270 градусов (с)
Да у Хакубы даже внешность не внушает никакого доверия. Абсолютно такой скользкий типчик, не боролся бы в сумо и не делал хенки - так наверняка бы кого-нибудь в карты обдуривал, или в напёрстки там... (с)
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Нет, немного раньше. (-)   17.06.2008 14:01

Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
La-Radis



Бюрократ
Москва

Пикколо (2)
28 сообщений


Уж поскорее бы (-)   18.06.2008 15:10
Сергей1982



Ушел в нирвану
Одесса

Горн (7)
719 сообщений


Ждемс.   18.06.2008 22:08
:-)
Ученье и труд все перетрут
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4423 сообщения


Re: Глава 5: Акбар   19.06.2008 14:53
Хорошо ведь пишет, а? Придворный йог-уринотерапевт напомнил замечательного альтернативного историка из империи Инки :-). Кризис с войной на два фронта (против Китая и Турции) выбил бы из колеи многих, но Авар по доброй традиции там взял, тут отдал. Хитрюга.

Медленно ведь пишет, а? Я уж и читать не хотел, крепился, ждал полной версии, но смотрю - нахваливают. Сел читать, а память-то уже подводит.[Исправлено: Vladimir Polkovnikov, 19.06.2008 14:53]
Shtirlitz



Густав Адольф (5)
333 сообщения


Re: Глава 5: Акбар   19.06.2008 15:08
Так каждый раз все заново читать можно.
Тады надолго хватит при продолжениях раз в месяц то :-)
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Re: Глава 5: Акбар   19.06.2008 16:31
Vladimir Polkovnikov:Медленно ведь пишет, а? Я уж и читать не хотел, крепился, ждал полной версии, но смотрю - нахваливают. Сел читать, а память-то уже подводит.

Я постараюсь не затягивать
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Re: Глава 5: Акбар
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Форумы » After Action Reports » 132046 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модератор: Deil - Сообщений: 14937 - Обновлено: 24.12.2019 09:47
Обсуждения: 10 лет из жизни короля Кастилии #1 | 10 лет из жизни короля Кастилии #2 | Анабазис адмирала фон Фельбена | Дранг нах Ост по-венециански | Другая Русь #1 | Другая Русь #2 | Другая Русь #3 | Другая Русь #4 | Другая Русь #5 | Другая Русь #6 | Трон Габсбургов | Чешский дебют | Эйре, или как мышь сожрала слона | Эфиопия, или как абиссинцы придумали паровоз
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 264, ftc: 319, gen: 0.162, ts: 2020/04/04 7:30:13