Форумы » After Action Reports » 121229 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
История центральной Европы (Германия)
Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


История центральной Европы (Германия)   08.02.2007 17:10
Игра пройдена в Крестоносцах, 1067-1452 г.г. Сложность 3/3, русская версия 1.05.
Игра проходиться в Европа II, 1453-1710 г.г. Сложность 3/3, русская версия 1.09.[Исправлено: Digoo, 08.02.2007 17:48]
[Исправлено: Digoo, 08.02.2007 17:42]
[Ветка закрыта автором: Avar, 09.03.2007 23:00]

Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Курс средневековой истории. Род фон Нордхеймов: от тьмы веков до Ренессанса.   08.02.2007 17:16
1. Жизнь до раскола.
Род фон Нордхеймов ведёт своё начало от знаменитого рыцаря, графа Нижней Баварии, Бенно фон Нордхейма. Получив титул герцога Баварского от сюзерена, Бенно впоследствии продемонстрировал также недюжие хозяйственные способности. Он заложил фундамент для последовательного экономического развития всего герцогства. В дальнейшем род Нордхеймов проводил мудрую политику разделения земель между своими ближайшими сподвижниками, и постоянно держал графов-вассалов в узах династических браков. Под личным покровительством короля Германии во владениях Нордхеймов динамично развивались наука и искусство. Достигалось это путём привлечения итальянских учёных и художников. При этом, регулярно проводились турниры и соревнования между рыцарями, для чего возводились фактически постоянно действующие учебные лагеря. Нордхеймы проводили политику целенаправленного развития ремёсел в пределах городских стен, пытаясь оградить города от влияния церкви. Однако церковным иерархам отдавались во владение крупные земельные участки и неофициально закреплялось влияние в отсталых сельскохозяйственных районах герцогства. В дальнейшем, в этих районах первыми сложились крупные монастырские владения, активно участвующие в экономической жизни Баварии. Это, в свою очередь, дало позитивный толчок в развитии отсталых графств. Чуть менее века прошло с момента утверждения на баварской земле Нордхеймов. В герцогстве сложилась простая и ясная структура легитимной передачи власти, оформленная в законе "О саллическом старшинстве". Светская же власть держалась в строгом подчинении на основе общеимперского вассального права. Для обеспечения лучшей управляемости герцогства во всех уголках графств возводились почтовые отделения, в которых были посыльные, готовые в любой момент сорваться в путь. Также были и имперские суды, которые в народе прозвали "справедливыми".

2. Первый распад Рейха.
Первую гражданскую войну в объединённом королевстве Германском, Итальянском и Бургундском династия Нордхеймов встретила весьма противоречиво. Правнук самого Бенно безоговорочно поддержал своего императора и последовательно объявил войны Швабии, Австрии и Штирии. Несмотря на нехватку войск в маленьком герцогстве, умелые действия полководцев позволили разбить превосходящие силы мятежников, а также захватить ключевые опорные пункты графств к северо-западу и юго-востоку от Баварии. Однако, во время осады Вены, заштатного городишки графства Австрийского, герцог Зигфрид фон Нордхейм был сражён вражеским белтом. И после трёхмесячной мучительной агонии, всё-таки отдал Господу душу. Наследником стал Иоганн, второй сын Зигфрида. По прошествии зимы он лично возглавил экспедиционный корпус, который направлялся на помощь Императору в дремучие языческие леса Бранденбурга. Однако по пути в мятежную провинцию герцогом и его ближайшим окружением был встречен такой масштаб разграбления бывших мятежных провинций и безжалостность императорских полков, что нобилитет единодушно поддержал герцога в его устремлении провозгласить независимость от беспощадного монарха. По слухам, немалую роль в истории провозглашения независимости Баварии сыграла также весть о чрезмерном повышении налогов "в связи с военными нуждами Империи". Экспедиционный корпус, по пути домой, провёл ряд успешных осад мятежных графств, присоединив их к герцогству Баварии. Бывшие вассалы в большинстве своём не особенно сопротивлялись "завоеванию". Видимо, почувствовали в молодом и энергичном герцоге новый центр притяжения немецких земель.

3. Независимость Баварии.
Стабильное и свободное от имперских "объятий" герцоство привлекало многочисленых переселенцев. Они бежали от ужаса, который остался после гражданской войны - разбойники с большой дороги, голод и дизентерия. С ростом земельных наделов и увеличением урожаев, под мудрым руководством Главного Управляющего Казначейством, развивались и ремесленные гильдии. Им вслед спешила и местная торговля. Большую роль в этом сыграла надёжная и давно налаженная система дорог во владениях. Значительным влиянием стали обладать представительства ростовщиков, которые все как один были беженцами из-за Пиреней, причём либо в первом, либо во втором поколении. По прошествии более двадцати лет, под нажимом текущих обстоятельств и требовательных просьб старого, опытного управляющего, Нордхеймы решились на постепенных переход в церковной политике. Это был переход от безусловного поддержания епископов к свободной и покровительствующей торговле светской власти. Последней точкой в деле "отлучения" церкви от рычагов светской власти стало подписание указа "О разделении дел Божьих и дел мирских в свободном герцогстве Баварском". Это событие удачно совпало с падением итальянского Рима под натиском поганых. Опорой высшему и местному дворянству в этом деле, как ни странно, послужили местные епископы (фактически подконтрольные аббатам), почуявшие какие значительные части прибылей не придётся отправлять теперь в папские владения, где бы они теперь не находились. Да и торговлю индульгенциями также можно было взять под свой собственный неусыпный контроль, хотя бы в своих епископствах.

4. Баваро-Германские войны.
Едва уладив внутренние проблемы и наскоро залатав расходящуюся по швам Империю, высшая знать Германии всерьёз озаботилась проблемой "предательства" Баварии. Для местечковых графов, и тех, что находились под прямым правлением Императора, пример столь вопиющего и безнаказанного выхода из Священной Империи был заразителен. Даже укоренилось мнение, что переход под протекторат Баварии гарантирует защиту от возмездия. Собрав немалое число опытных полков, выживших в гражданскую войну и сохранивших верность в карательных походах, король Германии объявил войну Баварии. Против 98.000 мечей и копей Нордхеймы могли выставить от силы 15.000 солдат. Отступая вглубь владений, маршал опасался дать генеральное сражение такому полчищу. Лишившись контроля над всеми вассалами и потеряв в арьергардных стычках несколько сот рыцарей, герцог получил предложение мира от короля Германии - Нордхеймы лишались доброй половины подвассальных графств и отказывались от прилагаемого перечня титулов. От полного разгрома и оккупации страну спасло отсутствие у императора притязаний на исконно баварские земли и земли некоторых графств.
После страшного разгрома, приоритетным направлением стало масштабное строительство оборонительных сооружений и развитие оборонительной тактики. Выдержать удар и провести хоть какую-нибудь контратаку Бавария была ещё не способна. Для строительства замков и башен, не жалея налоговых поступлений, приглашались иностранные специалисты. Полки скандинавских наёмников не распускались, а содержались на постоянной основе в Нюрнберге - проведение повторной кампании немецким императором в ближайшее время было очевидно. Однако удача была на стороне Нордхеймов - швейцарские и бургундские земли провозгласили независимость, подавляющее большинство полков перешли на сторону мятежников. Не имея свободных войск в регионе, король сам предложил союз. За усмирение мятежников Баварии предлагалось присоединить в домен ряд графств (по всей видимости, высшая знать Германии не боялась временно поделиться, расчитывая на скорое возвращение земель сторицей). Заключение союза стало подлинным триумфов Канцлера Его Светлости. "Группа мира" стала на некоторое время доминирующей во дворце, а "группа войны", возглавляемая маршалом, утратила влияние на герцога.
...Как обычно, удар пришёлся неожиданно. По бумагам, о которых совсем запамятовал канцлер, между Баварией и Германией было заключено лишь перемирие, а союз имел ограниченную, тактическую цель. Поэтому король трёх королевств даже не обременил себя отправкой гонца с официальным объявлением войны. Канцлер был немедленно лишён должности по причине "острой хронической болезни", а маршал в рекордные сроки провёл мобилизацию всех войск. На этот раз германским солдатам пришлось гораздо труднее, приходилось буквально вгрызаться в наследственные владения Нордхеймов. Однако десятикратный перевес делал своё дело - полки Баварии таяли на глазах. Когда император взял на себя руководство осадой замка в Верхней Баварии, Нордхеймов вновь спасло чудо: лишённый присмотра имперских полков герцог большой и малой Саксонии, Фраконии и Тюрингии объявил о собственной назависимости, и в течение недели ощетинился несколькими десятками собственных и вассальных полков. Баварии предлагалось признать ряд титулов императора и отказаться от двух пограничных графств. После некоторого обсуждения - неслыханная дерзость! - мир был подписан. Северогерманским землям, за исключением Гольштилии, также удалось отбиться.
В вихре второй баваро-германской войны, сразу после подписания мира, Нордхеймы ввели полки в оставшиеся мятежные провинции герцогства швейцарского. Что и послужило официальным поводом для новой войны. Ни у Германии, ни у Баварии не было сил для полнокровных действий. Германия вообще переживала тяжёлые времена, терпев поражения по всем фронтам от Голландии до Неаполя. Но гордость, спесь и тщеславие не позволяли нобилитету Империи смириться с существованием независимой Баварии. Только вспыхнувшая сначала в итальянских землях, а затем всюду, эпидемия бубонной чумы смогла выкосить из дворцов Империи самых непримиримых "стратегов". И после этого был заключён "белый" мир. Много десятилетий войны между двумя братскими странами не велись, а сама Германия подлинно стояла на грани полного развала и зломечтатели уже дожидались "смерти покойного" (король Франции и губернатор Венеции - в первых рядах).

5. Поход в Тунис.
На одном из званных обедов в предместье Венеции герцогом Неапольским среди высокородных особ была поднята тема всёвозрастающей силы армии магометян. Упоминались едва отбитые высадки мусульман на Сицилии, а также попытки захватить Далмацию и саму Венецию. Закончив речь, которая продолжалась полчаса, Его Светлость предложил объединить усилия в борьба за торговые интересы всего католического региона. По приезду домой, правитель Баварии проконсультировался со своей женой-итальянкой, которая являлась "серым кардиналом" в управлении всеми финансовыми делами страны. По завершении кампании и установлению католической власти в регионе, дело обещало приносить немалые прибыли. На следующее утро начался сбор полков для далёкого похода. Кораблями и провизией обещались помочь венецианские торговые династии, поэтому первое время расходы были не велики.
По результатам кровопролитной войны с арабским миром, Бавария распространила своё влияние на весь Тунис, Мальту и часть побережья Ливии. Крупнейший город заморского герцогства также переименовывался в Тунис и становился второй негласной столицей земель Нордхеймов. В регионе началось активное насаждение дикарям учения Господа Нашего. Влияние церкви в этом регионе было очень высоко, особенно по сравнению с европейскими землями. Уже через 60-70 лет Тунис стал католическим оплотом на африканском побережье. Через примерно 30 лет после захвата Туниса, уже сын завоевателя продолжил начинания отца, провозгласив вторую Тунискую войну против мусульман. На этот раз рыцари Баварии остановились уже только под Александрией, столкнувшись с отрядами его Величества короля Англии. Отныне Нордхеймы могли смело претендовать на титул короля Туниса.

6. Захват и освобождение Богемии.
Пока силы и внимание властителей Баварии было приковано к далёким и богатым заморским владениям, Богемия, ближаший независимый сосед Баварии, достойный упоминания, подверглась разрушительному нашествию магометян из Малой Азии. Свирепые смуглолицие воины не щадили ни жён, ни детей, ни стариков. Подобному опустошению эти земли не подвергались даже во время войны за независимость. Скрепя сердце, династия Нордхеймов молча смотрела как бесноватые безчинствуют на католических землях. А в это самое время баварские полки сражались с арабами в Африке. Едва покончив с общим врагом, яростные воители из далёких земель продолжили войну уже между собой за наиболее богатые земли. Смотреть на поток беженцев из некогда богатейшего края уже не было сил. Едва переведя дух и восполнив потери, опытные и дочерна загоревшие в далёком Тунисе воины Баварии, последовательно разгромили орды разобщённых чешских "правителей". Не найдя даже мест захоронения от королевской семьи Богемии, по благославению Папы и назло немецкому Императору, Нордхеймы провозгласили возрождение королевства Богемского. Произошло это под непосредственным правлением их королевской династии. Коронация проходила в новой столице - Праге, в наспех отремонтированной небольшой трёхглавой церквушке.
Бывшие чешские земли за несколько десятков лет правления поганых обезлюдели, провинции были разорены и разграблены, а мор и болезни были спутниками людей слишком долгое время. Тайный советник теперь уже Его Королевского Величества настоял на стимулировании переселения немцев по крови в пустующие города и сёла. Причём, не предлагалось каким-либо образом поощрять к возвращению чехов-беженцев. Местная чешская знать также в большистве своём была вырезана пришлыми, и потому опорой в правлении неединокровными землями стали совсем молодые знатные немцы, ещё недавно командующие полками герцогства Баварского. В будущем, эта политика дала свои плоды - к XV веку даже в глухих деревнях нельзя было услышать чешской речи. И спустя некоторое время, о маленьком нации, сметённой нашествием малоазиатской ордой, можно было узнать только в Королевском Архиве, расположенном в немецкой Праге.

7. Возрождение Рейха.
Господь смилостивился над правящим домом Германии. Добрая итальянская кровь наследников вкупе с рядом урожайных годов и незаурядные способности придворных - позволили за каких-то десять лет вернуть Германии величие и мощь. Бубонная чума практически покинула Европу, и у Императора не было проблем с солдатами во владениях. Периодически бунтующие богатые провинции торговых династий успешно возвращались в лоно Империи, а властители ряда северных территорий, боясь молодого и амбициозного правителя Богемии, присягнули на верность бывшему сюзерену. С каждым годом становилось ясно, что новой войны не избежать. Даже подписание союзного договора между странами не стало основой для мирного и взаимовыгодного сосуществования. Дождавшись, когда старый, но мудрый король Богемии покинет этот свет, передав корону молодому и неопытному юнцу, Император в прямом союзе с саксонцами объявили войну Богемии. С самого начала было ясно, что Баварии не устоят какое-либо продолжительное время. Молодой король собрал ударную группу и отправился разорять итальянские владения Империи, в то время как маршал с оставшимися силами старался как можно дольше задерживать продвижение вражеских войск. Канцлер и многочисленные титулованные посыльные, не покладая рук, старались привлечь на свою сторону Неаполь и Францию. Но все они были слишком напуганы решительностью Рейха и его огромной массой эффективно взаимодействующих полков почти со всех концов Европы. Неоднократно разорив владения Императора на севере Италии, король проиграл генеральное сражение под Генуей. Там же был подписан мир. Богемия отказывалась от практически всех притязаний к территориям Рейха и титулам Императора. При этом, она лишалась графства Тунис и Мальты, а также нескольких богатых провинций в бывшем Люксембуржском и Тюрингском герцогствах. Однако даже тяжкое бремя войны и её последствий не могло сломить дух и волю династии Нордхеймов. Также, как и пришедшая после разорительной бойни эпидемия лёгочной чумы и повсеместная дизентерия - заставили правительство выделять больше средств из полупустой казны на помощь крестьянам и бедным городским жителям.

8. Натиск на Запад.
Уже не одно столетие ведущую роль на Востоке играла великая Империя Сельджуков. Границы Империи к этому времени проходили по линии Архангельск-Коломна-Керчь-Арстрахань, а также в состав владений входила большая часть древней Персии и Багдатского халифата. Король Франции, выполнив свои обязанности крестоносца и долг перед Святой Католической Церковью, втянул подвластную страну в войну за Иерусалим. Закрепление на Ближнем Востоке второго крупного и влиятельного игрока в лице Франции для деспотии Сельджуков было немыслимо. Сконцентрировав значительные силы, большая часть французской армии была разбита, а многие высокородные дворяне попали в плен и были убиты. Это поражение больно ударило по престижу Франции, однако подлинным ударом для королевства оказалась волна десантов магометян на юге и севере страны. Поистине бесчисленные полчища низкорослых тёмноволосых мусульман за несколько лет сломили угасающее сопротивление французов. Воспользовавшись этой слабостью, Германия решила урвать свой кусок вожделенного пирога, и объявила войну Франции. Если верить слухам, то даже состоялась личная встреча Германского императора и представителя двора Сельджуков. Германия не только всадила нож в спину одноверца, но и неплохо нажилась на торговле с самим Сельджукским султанатом и его новыми владениями в Европе. Многие королевские дворы Европы в кулуарах проявляли недовольство, но предпринять что-либо опасались. Как обычно, через 5-7 лет после завершения разгрома королевства Франции, сельджуки смогли контролировать лишь узкую полоску суши на юге бывшей Франции, а внутренние графства были отданы в полное подчинение высокородным ханам, эмирам и шейхам. То и дело вспыхивали восстания, но благодаря обширности новых владений, шейхам всегда удавалось их подавить.

9. Гражданская война в Германии. Освободительный поход во Францию.
Действия имперской четы уже давно вызывали всеобщее недовольство. Богатые генуэзские купцы, не без помощи венецианцев, воспользовавшись такой ситуацией, решили возглавить заговор против Империи и Императора. За какой-то месяц незавимость провозгласили все итальянские земли Германии, кроме графств под непосредственным управлением императора. На новый виток междуусобицы были брошены значительные силы Германии, и от оказания пассивной поддержки оставшимся владениям сельджуков пришлось отказаться. Вскоре все эмираты, кроме двух, стали называться себя независимыми и продолжили политику разграбления и эксплуатации французских и итальянских земель.
"Не воспользоваться сложившейся ситуацией грешно!" - было решено в пражском дворце Нордхеймов. После осеннего сбора налогов и податей, королевство стало готовиться к походу против "язычников" во Францию. Поход организовали во имя освобождения католического мира. После таяния снега и установления благоприятной погоды, более пятидесяти тысяч немецких солдат отправились на запад, громя и уничтожая армии мусульман. По приказу короля - брать в плен не-христиан было запрещено. За два года основная территория бывшего некогда великого королевства была освобождена, только два эмирата Сельджуков не могли позволить провозгласить освобождение Европы. Собрав достаточно сил, и основательно подготовившись к внезапным набегам вражеских орд на исконно королевские земли, Богемия объявила войну всесильной деспотии. В мгновение ока, по мерке осадного дела, были захвачены последние владения мусульман. Коронация Нордхейма короной французского короля проходила в Орлеане. Поздравления и всеобщее одобрение приходили со всех концов католического мира. Даже император изрядно измельчавшей Византии прислал собственных дипломатов. Ряд герцогств, существовавших во времена правления "поганых", перешли под корону Богемии. Теперь границей католического и мусульманских миров на западе стали земли басков и каталонцев.

10. Первая победа Богемии.
После похода во Францию и подчинения многочисленных провинций короне Богемии, баланс сил между королевством Германии, Италии и Бургундии, и королевством Богемии и Франции стал со значительным преимуществом в пользу последнего. Медлить с войной против Германии было нельзя - страна всё ещё воевала с сепаратистами. От клятвы вассальной верности отказался герцог Нижней Лотарингии, но мятежников удавалось усмирять простым численным превосходством. Даже помощь солдатами и золотом со стороны Богемии не могла способствовавать успеху Генуи. Призвав полки из каждого, даже самого захудалого герцогства, король Богемии собрал армию в две добрых сотни человек. Хорошо вооружённым, опытным и преимущественно хорошо защищённым пехотинцам Император мог противопоставить в лучшем случае пятьдесят тысяч воинов. После объявления войны полки вторглись в земли Империи по трём стратегическим направлениям, отбивая контратаки и приступая к взятию вражеских укреплений. Неся смерть и разрушение врагам, солдаты, особенно новоявленных французских графств и герцогств, порой занимались откровенным грабежом и разорением оккупированных земель. Такие вопиющие факты очень сильно били по благочестию их сеньора. В целом, по идеологическим соображениям, война имела надёжное оправдание - отвернувшийся от христовых благодетелей и сговорившийся с варварами-мусульманами император должен был понести наказание от Всевышнего. И он это наказание получил - дланью короля Богемии.
Несмотря на сокрушительное поражение, и не имея возможности сопротивляться, германский император соглашался признать лишь ряд прав на титулы династии Нордхеймов, и отказаться от каких-либо претензий к Богемии. Содержать огромную армию казне становилось всё обременительней, и в Ницце был подписан компромиссный мирный договор. Богемия не получала статус Германского королевства, однако император подтверждал право самостоятельно решать споры между формально независимыми графствами и герцогствами на севере Германии, которые на момент заключения мира не входили в состав Империи. Фактически, война не смогла решить ни одного противоречия в Европе, она лишь значительно разорила Италию и подорвала экономическую мощь королевства Богемии и Франции.

11. Политика Нордхеймов в межвоеннй период.
Воспользовавшись временным затишьем на всех фронтах, короли Богемии принялись за интенсивное и экстенсивное развитие собственных хозяйств. Из южных земель приходили новые знания о тактике и стратегии, инженерном деле и архитектуре. Первая церковь с цилиндрическими элементами была возведена за счёт королевской казны в Ансбахе. А в Лотарингии был построен первый роскошный дворец, строительство которого затянулось на долгие годы. Повсеместное открытие школ в городах всё более обостряло проблемы с влиянием церкви, и видимо, поэтому Святая Инквизиция брала под своё крыло одно графство за другим. Опираясь на финансовую поддержку ростовщиков, будущие промышленники восстанавливали порушенные войной стекольные и кирпичные заводы, возводили в городских пригородах ветряные и водные мельницы. Маршалу было поручено максимально укрепить обороноспособность королевства. Королевская фамилия не только выделяла средства на строительство больших замков в подконтрольных графствах, она ещё и контролировала постройку фортификаций у вассалов. Благодаря активному строительному, сельскохозяйственному буму и развитию торговли с дальними странами, во всех районах державы возникали и укрепляли своё влияние торговые династии и гильдии ремесленников. Для сохранения преданности короне высших католических иерархов, пришлось максимально повысить церковную десятину и обязательные пожертвования на церковь. Однако даже это не помогло против гнева Папы Римского (уже не одно десятилетие он располагался на границе Фландрии и Мюнстера), который настоял на установлении над делами церковными в Богемии. К счастью, за десять лет действия полномочий епископов, церковью был нанесёт серьёзный, но не критический урон делам торговли и производства. После кончины Папы, Нордхеймы восстановили действие указа "О разделении дел Божьих и дел мирских ...", и распространили его влияние на всё королевство.
Одновременно с этими процессами, шёл процесс укрупнения вассальных владений. Призывая к рациональности использования земель, короли, под одобрение Управляющего Совета, нещадно отбирали мелкие неэффективные графства, наделяли титулами верных вассалов и рационализировали собственные владения. Завершение процесса через 10-15 лет после его начала, положительно сказалось на развитии страны.

12. Первая война за Германскую корону.
Любой современный историк, окинув взглядом разросшиеся владения династии, мог поставить справедливый вопрос о несоответствии. Поразительно, но 2/3 немецких земель находилиось в пределах Богемии, однако корону Германского Императора носил итальянец, восемьдесят процентов подданных которого предпочитало латынь. Несомненно, этим же вопросом задавалась правящая элита Богемии и сами Нордхеймы. Владеть германской короной было уже давнишней мечтой, ещё герцогов Баварии. Но сейчас эта мечта была как никогда близка к осуществлению. Юридически оформив претензии на титул, и объявив о возмутительном присвоении прожженным латынянином статуса покровителя немецкого народа, Богемия и Франция стали готовиться к войне. Была проведена масштабная мобилизация, все войска были выстроенны на границе Империи. Ключевым направлением атаки командовал лично король. Конечно, приготовления подобного масштаба не могли остаться незамеченными, и королевства Германии, Италии и Бургундии также активно готовились к обороне. После объявления войны, успех всюду сопутствовал немецким и французским солдатам Богемии: в течении месяца были взяты основные укрепления в Альпах и на побережье Средиземного моря. Лишь на севере германских земель была встречена грамотная труднопреодолимая оборона противника, поэтому основные силы резерва в срочном порядке переправлялись именно туда. Многочисленные чешские полки, неся тяжёлые потери, смогли всё-таки сломить сопротивление. И это не смотря на явное нежелание знати не только переходить под власть династии Нордхеймов, но и беспрекословно передавать полки Императору. Карой за излишнее услужение "узурпатору" для местных баронов и графов стала повсеместное разграбление их владений.
Власть короля Богемии уже несколько лет распространялась практически на все земли германского Императора. Нордхэймы, несмотря на неуступчивость Императора, решили держаться до конца. Сократив до минимума потребные войска, было решено держать повсеместную осаду минимум десять лет, и с презрением отвергать "компромиссные" предложение о мире. Но его величество случай решил сыграть в пользу Императора. В полном рассвете сил от старости скончался король Богемии. Слава Господу нашему, у короны имелся наследник. Он был юн, ещё не окончил своего образования, и не имел и малейшего престижа при дворе. Пришлось в срочном порядке принимать предложение "императора", по которому владения Нордхеймов значительно расширялись. При этом, король Германии, Италии и Бургундии лишался последнего престижа, но сохранял свою корону Германии.

13. Крестовый поход.
Воспользовавшись политическим моментом и общей сумятицей при пражском дворе, значительную долю влияния при дворе получил епископ. Он пообещал пойти на компромисс с нобилитетом, не проводить политику притеснения торговцев, ростовщиков и промышленников, и лично занялся воспитанием короля Богемии. Через несколько лет, очевидным последствием предпринятых при дворе мер, стала необходимость всего объединённого королевства Богемии и Франции принять участие в провозглашённом Папой крестовом походе в земли за Пиренеями. Проблема окончательного освобождения западной Европы от мусульманского владычества уже давно назрела, и лучшего момента для крестового похода найти вряд ли бы удалось. Под умелым руководством превосходного стратега, огромное святое католическое воинство вторглось с трёх сторон во владения магометян. Первые трудности возникли уже при взятии укреплений мусульман. Однако, это не могло остановить опытное и отлично управляемое воинство, которое играючи разбивало разобщённые отряды магометян.
Как обычно, после успешной войны против поганых, многие знатные, но безземельные дворяне получили богатые наделы, стали весьма состоятельными графами и герцогами. Авторитет совсем юного короля в глазах нобилей возрос многократно. Кроме того, само-собой получилось так, что он стал единственным претендентом в католическом мире на титулы короля Леона, Арагорна, Португалии и Кастилии. Провозглашение шестнадцатилетнего короля Королём Всепиренейским проходило в Мадриде, в пышном дворце бывшего визиря, чудом уцелевшего во время войны. Присутствовали сам Папа Римский, Польша, Венгрия, Швеция и Неаполь. Лишь германский император не прислал своих представителей и не испытывал радости по поводу высвобождения Европы от иноземного владычества. Поклявшись перед ликом Божьим вернуть народ полуострова в лоно Святой Католической Церкви, молодой король получил прощение всех своих прегрешений и благословение на новые подвиги. В историю Европы король Богемии, Франции и Всепиренейский вошёл как самый юный и самый выдающийся крестоносец.
Естественно, что по возращении из похода, король не стал терпеть непотребство в виде мусульманских эмиратов на месте одно из некогда величайших королевств восточной Европы - Хорватии. Мусульмане, пришедшие из далёкого Багдада, были разбиты в генеральном сражении при Белграде и сброшены в море силами лишь трёх десятков тысяч воинов Богемии. Теперь владения Богемии простирались от Лиссабона на западе, до Фессалоник на востоке. А Нордхеймы добавили к своему великосветскому обращению титулы короля Хорватии и Сербии.

14. Вторая война за Германскую корону.
После триумфа Богемии, элиты страны больше не могли считаться с существованием фиктивной Германской Империи, которая не имела собственных германских земель. Возросшая мощь Нордхеймов не оставляла Императору ни малейшего шанса - король из династии Нордхеймов был полон решимости, при поддержке всей без исключения Европы, сокрушить римский пережиток и провозгласить себя королём единой Германии. Робкие попытки канцлера попробовать решить дело миром, натолкнулись на полное непонимание короля Богемии и нежелание Императора вести переговоры. Война началась ранней весной, когда герцог Саксонии, Мекленбурга, Тюрингии и прочая, заявил о своём добровольном переходе из королевства Германии, Италии и Бургундии под покровительство Богемии. При всём честном народе, на лобном месте, набравшись смелости, герцог целовал руку королю Богемии и клялся в верности в присутствии ещё неотъехавших представителей Императора. Для всех стало очевидно, что война - неизбежна. Лишь только собрав полки, король повёл армию на осаду новой столицы Германии - Венецию. Вспомогательные армии приступили к оккупации лоскутных владений бывшей "империи" и изничтожению вражеских войск. За семь месяцев все владения Рейха, включая часть осмелившихся дерзить герцогств - были под контролем Праги. На этот раз пожилой Император сам пошёл под белым флагом к основному лагерю армии Богемии заключать мир. Он отказывался от короны Германии и Бургундии, уступал все немецкие земли Богемии, аннулировал все свои притязания на титулы богемской знати, и лишал себя части герцогских тиутлов. В замен, кроме само-собой разумеющейся гарантии жизни и неприкосновенности оставшегося имущества, за ним признавалось право на корону Италии и свободу рук на Апенинском полуострове. В торжественной обстановке мир был подписан Высочайшими Особами во второй столице Германии - Майнце. Уже через десять лет северная Италия преодолела последствия войны и объединилась под мудрым управлением старшего сына бывшего Германского Императора.

15. Развитой феодализм.
В силу разросшейся до неимоверных размеров Империи Нордхеймов, управлять страной даже из двух столиц становилось всё сложнее и сложнее. На большом ежегодном Императорском Совете участвовало 57 герцогов. В ходе обсуждения высказывались предложения по улучшению управления державой при помощи кардинального изменения законов Империи. На рассмотрение Императорскому Совету был представлен черновой вариант проекта. Ознакомившись с ним, Император, под всеобщее одобрение совета, решил созвать специальную секретную комиссию для "придания своду законов должного вида". Через 3 года регламент "О нормах правления герцогствами и графствами в составе Священной Римской Империи Германской Нации", или просто - "О верноподданстве" - был подписан Императором. Как скажут потом историки - огромное королевство вступало в фазу развитого феодализма. Центральные власти Империи уступали значительные свободы непосредственно вассалам, сокращали налоговое бремя на региональные структуры, вводилось право установления второго официального языка при дворах и в канцеляриях, а Имперский Совет начинал работать на постоянной основе. В целом могло показаться, что Империя сделала шаг в сторону децентрализации и ослабления роли Праги. Непререкаемый авторитет монарха и династии, сохранение контроля над наивысшими структурами управления и безусловный приоритет имперских актов, прямое подчинение разобщённых герцогств и юридическая невозможность объединения в единые структуры огромных по территориям национальных окраин - всё это позволило уверенно и успешно править на протяжении шестидесяти лет первому всегерманскому Императору, лишь наблюдая расцвет искусства, торговли и ремесла во владениях.
Доступ к морям, расцвет корабельного дела и отвага итальянских, немецких, французских и испанских мореходов позволили установить торговые отношения со всем известным миром. Протекция герцогских и королевского дворов и покровительство торговцев художникам, поэтам, актёрам и писателям - превратили Германию в культурный центр, отобрав лидирующее положение у Италии. Объединение усилий научных школ и ремесленных гильдий позволило изобретать новые способы создания как повседневных товаров, так и настоящих произведений искусства. Завистникам и желающим пограбить богатые имперские земли Армия, под руководством череды выдающихся полководцев, быстро объясняла, почему вторгаться на территорию Империи откровенно плохо. Выполняя священные обязанности крестоносца, первый император за свою долгую жизнь потом ещё дважды ходил в Крестовые походы. Он сумел освободить Гроб Господень и Царьград от владычества магометян. Не удивительно, что на протяжении всей своей жизни, негласно, слово императора было законом и для папского престола, а решающими голосами в Курии всегда были голоса немецких епископов.
После смерти на 76-м году жизни Первого Германского Императора, Святая Католическая церковь причислила его к лику святых, и присвоило имя Святого Оттона Крестоносца. Но для Европы это не стало какой-то особенной новостью.

16. Гибель Венгрии.
Король Венгрии, воспользовавшись практически всеобщей европейской войной, раз и навсегда решил польский вопрос, уничтожив польское королевство и казнив практически всех представителей династии. Однако подобного уровня злодеяния никогда не оставались безнаказанными, и Всевышний послал кару в лице огромной конной армии диких арабов из Месопотамии. Разорённая продолжительной войной Венгрия не смогла дать должного отпора и была бесцеремонно захвачена мусульманами. Первой непреодолимой проблемой Феодального Права - стала попытка дворян призвать сына первого Императора взяться за оружие и разбить завравшихся магометян. Но это абсолютно не входило в интересы империи - тяжёлая война с достаточно централизованным султанатом за тридевять земель не сулила больших прибылей, но зато гарантировала значительные людские потери. А молодой император был слишком юн, и без поддержки маршала и крепкой Армии, мог стать жертвой заговора. Посему был организован близкий поход наёмных скандинавских полков при поддержке части восточных вассалов. В результате этого кровопролития Империя приросла несколькими разорёнными графствами. Реакцией на неуступчивость монарха стала подписанная видными немецкими герцогами, из рода Нордхеймов по младшей линии, хартия, которая предлагала Императору провести "дополнительные реформы, следующие духу и букве закона о верноподданстве и верно отражающие сложившуюся обстановку". Однако предложение вывело из себя не только чету Нордхеймов и их ближайших родственников, но и правителей удалённых окраин! После предлагаемых изменений наследником императорской короны должен был становиться не отпрыск Императора, а вассал Империи. Претенденту требовалось на деле доказать свою преданность умершему Императору. Кандидатуру должны были утвердить большинством голосов в Большом Императорском Совете сами вассалы. Таким образом, династия могла прерваться, страна после смерти каждого Императора могла оказаться на пороге гражданской войны. Вассалы вообще в таком случае получали безграничную свободу - они высвобождались от последних рычагов давления центральной власти и могли спокойно избирать компромиссного безликого наставленника. Никто не мог им запретить заниматься соблюдением только собственных интересов и полностью лишиться влияния нобилей из Франции, Балкан и Пиреней. После грубого прямого отказа императорского двора рассматривать поднятый вопрос, часть дворян пустилась на подлые и коварные интриги с целью через близких Императору людей заставить изменить решение, тем самым начав то разгоряющуюся до почти настоящей, то угасающей до полного отсутствия внешних проявлений, дворцовую войну между высокородной знатью с одной стороны и императорским двором и дворянами далёких окраин с другой стороны.

17. Новая политика.
Вновь взошедший на престол Император, уже третий Император Всегерманский, осознавал, что подковёрная борьба, ослабляющая Империю в целом, более продолжаться не может. Всё детство на его глазах шла беспрерывная склока за власть и влияние при имперском дворе между мнящими себя первоосновой страны высокородными немецкими герцогами. Проблему нужно было срочно, но последовательно и обдуманно, решать. Иначе уже через несколько десятилетий единая Германия могла бы начать повторение истории прошлого Рейха, свидетелями которой и была династия Нордхеймов. После продолжительных тайных консультаций со своими дворцовыми советниками, была выработана концепция постепенного реформирования Империи и разделения державы на фактически независимые страны. К сожалению, нельзя было просто уйти, оставив независимость и титулы местной знати. Необходимо было заложить основы для сохранения позитивных тенденций развития, и в первую очередь - Германии. Император долго колебался. Начиная проект, он и представить себе не мог, что ему посоветуют начать разваливать собственную Империю. Однако, исторический опыт говорил, что ничего перспективного со страной при данном формате существования уже точно не случиться, а проведение рискованных и, скорее всего, не популярных реформ и территориальных преобразований - давало шанс на прогрессивные изменения в немецком государстве. Жребий был брошен, и государь всех немцев, французов, хорватов и т.д. приступил к первым, малозаметным на фоне рутинных государственных дел, шагам для подготовки крупномасштабных реформ.
После того, как под непосредственную власть влиятельных феодалов, владеющих наделами в бывших Кастилии, Арагоне, Леоне и Португалии, перешли владения графов, формально поклявшихся в верности непосредственно Императору, король Германии пригласил их в Майнц для "мероприятий чрезвычайной важности". Злые языки, о чём свидетельствуют старые испанские летописи, поговаривали, что феодалов ждёт плаха на главной площаде Майнца, после того, как они подкупили чиновников и захватили власть в непосредственно имперских землях. Но всё обернулось полной противоположностью: по приезду титулованых герцогов, в Майнце уже всё было готово для торжественных церемоний - коронации и помазания на царствие. Даровав титулы короля Португалии, Кастилии, Арагорна и Леона крупным феодалам, император поступил чрезвычайно мудро: возрождённые королевства надолго оставались важными экономическими и политическими партнёрами Империи, но более не требовали денег из общеимперской казны для поддержания порядка и возведения стратегически важных объектов. Хотя и благосостояние местных жителей также заметно снизилось, особенно вследствии череды междоусобных войн между недавно титулованными королями и герцогами, которые посчитали себя не менее достойными. Но такова была плата за некоторую свободу дипломатического манёвра и методы управления государством.
Дарование королевских титулов малоизвестным в центральной Европе герцогам было воспринято знатью не одназначно. Слухи о намерении Императора отделить убыточный по общеимперским меркам полуостров, давно циркулировали среди благородного сословия. Считалось, что титул или титулы получит кто-то из самых знатных и влиятельных Нордхеймов, если не из Праги, то хотя бы из ключевого герцогства Империи. Но это было лишь самонадеянной фантазией нобилитета - пойти на это было нельзя, т.к. иначе в самом центре Империи возникли бы огромные пласты формально независимых немецких земель. А так, хотя все новоявленные короли и носили фамилию фон Нордхейм, немецкие земли продолжали оставаться под скипетром Императора.
На следующий год, из рук императора, араб-католик, также носящий, по странному стечению исторических обстоятельств, фамилию фон Нордхейм, получил корону Туниса. На этот раз торжественная коронация проходила на Мальте, в главном здании Мальтийского рыцарского Ордена. Протяжённое пустынное побережье переходило под власть местных жителей - арабов. Германская Империя превратила Туниское королевство в идеальный рынок сбыта, получив право беспошлинно торговать с возрождённым королевством.

18. Сербия и Хорватия.
Престиж Императора в стране возрос неимоверно. Во всех начинаниях его поддерживали большинство торговых гильдий, союзы ремесленных объединений, городские собрания, мелкое немецкое баронство и весь, пусть и немногочисленный, штат чиновников. Только Высочайшие особы были против проводимой политики. Скрепя зубами, ещё можно было терпеть выходки по "разбазариванию Империи", но параллельно Император принялся широко реализовывать собственное право на отбор титулов у высшей знати. Это было уже, фактически, объявлением войны всей аристократии страны. По данным Особого Отдела при Его Величества Канцелярии, зрело не менее полудюжины заговоров. Герцоги только на словах высказывали полное удовольствие от правления Императора, на самом деле - они думали, как бы сместить с трона или даже убить его.
Но, при помощи хладнокровного и решительного Тайного Советника, наиболее одиозных заговорщиков Императорскому двору удалось устранить физически, а остальных в большинстве своём отправить на венгерские и славянские земли, лишив влияния при дворе, части герцогских титулов и графств. Центром недовольства политикой Императора, таким образом, стали далёкие и весьма небогатые Хорватия и Сербия. Ничего лучше, чем даровать королевские титулы самым влиятельным и богатым чванливым герцогам, сделать было нельзя. Империя уходила с этих земель, не имея особых привилегий в торговле или дипломатии. И, по рукописям в монастыре Майнца, только придворный епископ сожалел о бедах оставленного на Балканах народа: "доброе" столетие в независимых королевствах шли междоусобные войны, борьба за власть и убийства. Стратегической ошибкой, в исторической перспективе, теперь можно назвать лишь тот факт, что Сербия, а вскоре и Хорватия, попали под влияние королевства Италии, и полностью выбыли из орбиты большой политики и товарооборота Германии. Зато титулы герцогов и графов земель немецких получили молодые, энергичные и амбициозные дворяне, преданные Императору и Империи, что лишило Империю на многие годы проблем с управляемостью страной и разногласий в Имперском Совете.

19. Натиск на Восток.
Само-собой получилось так, что чешская культура была полностью вытеснена немецкой из провинций Богемии. Те же процессы со временем стали развиваться и на территориях Померании, немецкой Хорватии и Венгрии, в Лотарингии и Эльзасе: постепенно население городов становилось полностью немецкоговорящим, из-за превосходства немцев в культурном развитии. Аристократия, тем временем, способствовала колонизации ещё неосвоенных земель преимущественно немецкими землепашцами. Стало очевидно, что немцу получить достойное образование в Германии было несоизмеримо проще, чем поляку или венгру. По этой причине все важные и ответственные ремесла на селе также оставались в руках немцев: мельники, писари, библиотекари, ходчие, кузнецы, пивовары, руководители - все они за редким исключением были немцами. И через 3-4 поколения присоединённые земли становились подлинно немецкими. Внимательно изучив подобные процессы в Королевском Архиве, Тайный Советник Императора настоятельно рекомендовал сдерживать влияние церкви в иноговорящих землях Империи, всячески способствовать переселению крестьян из густонаселённых районов страны, а для местной черни ввести ценз на участие в советах и сходах, хотя бы на владение разговорным немецким языком, а лучше - на умение читать и писать на литературном немецком языке. Столь резкий поворот к явной дискриминации народов в Германии стал возможен лишь после отделения крупных иноязычных областей, из которых в составе Империи оставались лишь франкские земли.

20. Независимость Франции.
Юный Император принял стратегическое решенио, результатом которого являлась безостановочная подготовка земель франков к независимости. Но слишком многое надо было сделать, чтобы сохранить у франков, после ухода Империи, жизнеспособное государственное образование. Император неуклонно двигался к намеченной цели. Через 20 лет во Франции была создана влиятельная и достаточно амбициозная группа герцогств, в которой, при некоторых условиях, роль лидера мог играть герцог Французский. Одной из важных проблем предоставления фактической независимости Франции - являлось наличие спорных франко-немецких земель, на которых шла активная ассимиляция франков немцами. Для решения проблемы - эти ключевые провинции пришлось перевести под прямую юрисдикцию Империи, лишив титулов ряд знатных родов. Получив независимость, Франция быстро вышла из-под неусыпного имперского экономического контроля. В целом, в исторической перспективе, во франкских землях вызревал опасный конкурент для Германской Империи. Надо сказать, что при постепенном переходе на бюрократическую систему управления, шансов на полную ассимиляцию франков - не было практически никаких.

21. Возрождение...
Благодаря завоеваниям сначала Баварии, а затем Богемии и Германии, на территории практически всей Европы сложилась общая структура культурной, общественной и экономической доминант. Новый подход к идеи государственного строительства и экономического уклада государств, новое в европейской и мировой торговле, переход на новый этап развития крупных городов и сдвиги в общественно-социальной жизни - всё это переходило рубеж от количества к качеству. Новая культурная парадигма, зародившись в богемских землях в XIV веке, к XV охватила всю Европу. Общество отказывалось от пережитков феодальных отношений. Средневековые ценности, главенствующие более тысячи лет, отступали. Императоры, короли и герцоги всё меньше доверяли "собственную" землю вассалам, а всё большую силу набирала бюрократия. Жители городов стремились отойти от иерархического подхода к человеческой деятельности, негласным идеалом стал всесторонне развитый и творческий человек. В культурной жизни города возрождался дух эллинизма, а церковь всё меньше влияла на жизнь обывателей. Хотя при этом никто не отказывался от веры Христовой, чтил и уважал десять заповедей и регулярно посещал церкви, соборы и храмы. Но даже сами храмы становились совершенно другими, превращаясь в настоящие произведения искусства своей эпохи. Фон Нордхеймы, династия правителей Германии, пожиная плоды невиданного научного, культурного и общественного прогресса. Но она постепенно теряла непосредственную власть над территорией Германской Империи, хотя авторитет императорской власти в народе был чрезвычайно велик.
Начиналась Эпоха Возрождения...[Исправлено: Digoo, 08.02.2007 17:18]
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Карты к разделу:   08.02.2007 17:24


Бавария в 1067 году


В период владения наибольшим числом земель:


Испанские владения




Европейские владения




Балканские владения

Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Германия в хаосе Новой Истории, глава 1   08.02.2007 17:30

Император Всегерманского Рейха - Фридрих Третий фон Нордхейм


1452 год, 1 января. Столица Германии - Прага, раннее утро.
Фридрих Третий фон Нордхейм стоял на балконе своего роскошного дворца и вглядывался в предрассветную мглу. С торговой площади уже доносился шум, но на Императорской площади не было ни души - три стражника исправно несли дежурство, недопуская посторонних. Для посетителей площадь откроется только с восходом. А вот на площади появляется и посыльный, которого уже четверть часа ждал Император...
- ...Так точно, мой Император! Король Бургундии, Филипп Третий, унаследовал Великое Герцогство Люксембург. Елизавета фон Нордхейм, ваша двоюродная бабка, уже неделю при смерти лежала; два дня тому назад Богу душу отдала.
- Плохо, очень плохо. Ступай, динстман, ты свободен.
- Есть, Ваше Императорское Величество!
Оруженосец удалился из приёмной с максимально возможной поспешностью.

Это были дурные вести. За последние десятилетия центробежные силы Империи становились всё сильней. Северные и западные немецкие земли ушли из-под непосредственного контроля династии Нордхеймов. Хотя правители де-факто независимых маркграфств и герцогств признавали за Фридрихом Третьим титул Императора Германской Империи. Но реальной власти этот титул уже не даровал, всё более становясь почётным званием номинального владыки немецких земель. Бургундия становилась всё более опасным противником императорского двора, активно играла роль центра притяжения для немецких графов. И не в пример Габсбургам, уже лет тринадцать король Бургундии, Филипп фон Нордхейм, не признавал себя вассалом Императора, лишь независимым участником Германской Империи. По большому счёту, лишь Великое Герцогство Бавария, графство Тюрингия и графство Вюртемберг, помимо Австрии, оставались под контролем Праги. В Швейцарии кантоны перешли к самоуправлению, пройдя через тернистый путь "Избирательного права", а местные элиты всё больше ориентировались на Бургундию. Как и герцогство Фризское, не доброй волей, так войной, готовилось вот-вот стать её частью. 'Частью Великой Бургундии', как любили говаривать в дижонских дворцах и замках. В центральной Германии шла постоянная "грызня" между баронами и графами за титулы и земли, а в конечном итоге за власть и деньги. Окрики из "столицы" давно уже не помогали усмирить фактически независимых правителей.

"Если Мы не можем править нашими вассалами...", Фридрих мысленно запнулся, усаживаясь в удобное кресло. "Если Мы не можем править нашими БЫВШИМИ вассалами, то нужно должным образом править своими владениями. В конце концов, старшая ветвь Нордхеймов, милостью Божьей, безраздельно властвует в Великом Герцогстве Богемии, герцогстве Силезии и маркграфстве Моравии".
Просмотрев доходную часть годового бюджета, Фридрих выделил средства на пятилетнюю программу налоговой реформы. Начать решено с Праги и Бреслау - самых богатый городов Германии. По проекту реформы, Германия не только резко повысит собираемость налогов путём справедливого перераспределения налогового бремени, но и значительно повысит концентрацию власти в руках Императора.

19 апреля, обеденных зал дворца в Праге.
"На ловца и зверь бежит" - успел подумать Фридрих Третий, приметив спешащего к нему канцлера. "Черт возьми!", - выругался про себя Император, - "А я ведь толком ещё и не пообедал!". Канцлером при императорском дворе уже долгие годы служил Оттон - ни в меру полный, но весьма харизматичный лысоватый старик. Судя по выражению его лица, он был чрезвычайно взволнован.
- Мой Император! Вынужден прервать Вашу трапезу. Ужасные новости! Иоганн Четвертый выслал наших чиновников из своего герцогства. Нашему сборщику податей вручили письмо, в котором говорилось, что в мюнхенском архиве нашлось письмо чрезвычайной важности. В письме ваш прадед, Адольф фон Нордхейм, разрывает вассальные узы с Баварией и заключает с ней союз. В наших архивах такого письма нет, но Великий герцог в своей силе, и настроен более чем решительно. Что изволите ответить?
- Не время сейчас наживать себе врага на самой границе владений. От моего имени напиши письмо с поздравлениями и намекни на необходимость выполнить обязательства перед Адольфом. Я имею в виду заключение личного союза.
- Да, Ваше Императорское Величество.
- А остальных наших вассалов нужно отвадить от необдуманных поисков в архивах. Мне нужны гарантии, что впредь такого не повториться. Оттон - отвечаешь головой.
- Всенепременно исполню.
Через шесть недель между Германией, Австрией, Вюртембергом и Тюрингией был заключён военный союз, что, по замыслу канцлера, "всенепременно укрепит единство Империи".

1 июня, казарма гарнизона Праги.
Два караульных обсуждают новый указ Императора:
- ...Ганс, но и это ещё не всё. Не только кормёжка будет хуже, но и траты на учения снизят. Капитан громко возмущался тому, что денег и на снаряжение будет много меньше, и на работы по укреплению крепости почитай совсем ничего не осталось. Я сам слышал. Всё сами делать будем, зодчих, как пить дать, более не нанимать не станут.
- Да уж, Герман, похоже, только пороть за провинности нас меньше не станут после этого указа.
Ганс в нарушение порядка снял тяжёлую колчугу, положенную караульному. Из-под рубахи выпала фляжка, пойманная опытной рукой солдата. К сожалению обоих, фляга была полупустой, на жалование солдата вином в казарме не разживёшься.
- Жаль, что я из деревни бежал, теперь на казённых харчах уж точно ряху не отъешь. А брат мой, слышал я, пристроился работать помощником писаря. В Бреслау сейчас всем головастым рады, на службу сборщику налогов кого ни попадя берут.
- Грамоту надо было лучше учить, а не по кабакам бегать, девок портить да о воинской славе мечтать, - вздохнул Ганс, ругаясь больше на себя, нежели на сослуживца, - Туго теперючи с этим делом в Империи. Вон даже у диких франков война началась. А сколько лет богемские солдаты из Праги ужо не выходили?
Расходы бюджета Германии были сокращены более чем на одну марку в день.

1453 год, 3 февраля. Брно (герц. Моравия).
Надев новый шёлковый камзол, недавно назначенный сборщиком налогов, Сигизмунд прошёлся по комнате, внимательно смотря в зеркало. Убедившись, что одежда сидит на нём должным образом, он вышел из собственного дома. Через половину часа (по городским часам), он был уже в ратуше, где его уже ждали первые посетители. Движением головы он пригласил к себе первого из них. Его племянник не заставил себя долго ждать.
- Вот документы. Как ты и просил, брат, за подписью управляющего..., т.е. сборщика налогов города Бреслау, - на стол были положены две немалые папки с бумагами.
- Молодец, быстро ты обернулся. Ладно, до обеда отдыхай, а в IV часа дня жду тебя здесь же.
- Сигизмунд! Позволь с тобой поделиться одной важной новостью. Из Бреслау, - первый помощник сборщика податей невзначай подошёл к окну и осмотрелся.
Заинтригованный Сигизмунд жестом указал брату на табурет и лично прикрыл ставни.
- Ты не поверишь! Посыльный из Великой Бургундии был в Бреслау. Совершенно случайно вечером разговорились в одной ...гхм, кофейне, - быстро опустив взгляд, помощник перешёл к сути новости, - Король Бургундии скоро выскажет свои претензии к Императору по поводу герцогства Силезии. Вся информация подтвердилась и по городским архивам, и по семейному журналу Нордхеймов, правящих Бургундией.
- Кошмар! И что же, мэр не сообщил об этом Императору?
- В том то и дело, что прознавалось всё неофициальными путями.
- Тогда я тебя обманул. Отдыха тебе не будет - немедленно выезжаем в Прагу!, - сказал Сигизмунд и принялся активно убирать дела в стол.
"Вот и делись ценной информацией после этого!" - подумал брат важного чиновника. Но совершенно зря, щедрую награду из рук Императора он получил уже через 12 дней, когда всё подтвердилось.

Обострение отношений между Бургундией и Германией достигло своего пика к ноябрю. Поводом было "законное" притязание на титул герцога Силезии со стороны Дижона. Пражский двор не мог пойти на удовлетворение претензий по геополитическим причинам и соображением престижа. В конце концов, старику Оттону пришлось прибегнуть к тонкому дипломатическому манёвру: Силезия становилась вассальным герцогством Императора Германии. При организованной поддержке дипломатов и историографов, создавших "под заказ" Праги не один документ, удалось нивелировать требования Бургундии. К сожалению, на некоторое время в стране создалась напряжённая ситуация, солдатам была увеличен размер пайка, а простолюдины всё чаще за столом разговаривали о будущей войне. Но всё обошлось миром, а Силезия вошла в прочный имперский союз Германии.

1454 год, 1 марта. Личное имение Императора под Прагой, время обеда.
Фридрих Третий облачился в роскошный рыцарский доспех. Этот доспех ему пришлось ждать больше года, но он стоил и этого ожидания, и баснословных денег, заплаченных мастерам. Император нёс на своих плечах не только надёжный боевой доспех из лучшего инсбрукского металла, но и полноправное произведение искусства: более сотни разъёмных деталей, золотое и серебряное напыление, гравировка каждого дюйма лицевой поверхности. Доспех был наилучшим образом подогнан на Императора, практически ничего не стесняло его движений. Накинув на плечи красный плащ, германский Император вышел на встречу с мастером. Вильгельм Зойзенхофер встал, приветствуя своего императора.
- Садись, Вильгельм, - Фридрих жестом указал на лавку ремесленнику, - Вижу, что на славу ты потрудился. Не обманул в ожиданиях...
- Рад стараться, Ваше Императорское Величество!
- Ну что ж, деньги за свой труд ты уже получил, как и договаривались. Нет ли у тебя каких личных просьб?
Мастер онемел, не веря собственному счастью. Конечно, у него были личные просьбы к Императору, но он и подумать не мог, чтобы озвучить их. Страх лишиться благосклонности королевской особы был гораздо больше желания получить корыстную выгоду из такого знакомства. А здесь удача сама пришла в руки Вильгельма.
- Мой Император, не сочти за дерзость..., - и ремесленник согнулся в уничижительном поклоне
- Не стоит неуместного преклонения, мастер! Говори, я слушаю.
- Мой сводный брат, Петер Зойзенхофер, ваш верный подданный, уже семь лет трудится первым помощником управляющего в Кремсе. Сейчас Вы, Ваше Императорское Величество, приблизили ко двору этого управляющего, и его место осталось свободным. Очень бы хотелось, чтобы мой брат, а не проныра Вернер, занял его место. Не сомневайтесь, он достоин. Более чем достоин! Просто Вернер - близкий друг городского мэра...
- Я понял, не переживай. Твой брат станет важным чиновником в Остмарке. Но не управляющем. Нет, он станет первым сборщиком податей графства.
Лицо Вильгельма озарилось улыбкой. Он уже пытался представить себе все положительные стороны от такого стремительного роста в должности брата.
Император продолжил, лишь слегка прищурившись:
- Но у меня к тебе тоже есть небольшая просьба, мастер. Как говориться - услуга за услугу. Я прошу тебя переехать в Прагу, оставив габсбургский Инсбрук.
- Мой Император, но у меня же там всё: дом, мастерская...
- Не переживай, я поспособствую наискорейшей продаже твоего недвижимого имущества. Конечно, с твоего согласия. А в Прагу ты должен будешь не только переехать. Вильгельм, ты должен будешь открыть настоящую ремесленную школу. Я желаю, чтобы ты обучил, пусть и не всем твоим секретам, - Император улыбнулся, глядя на мастера, - не только сыновей, но и ряд лиц, достойных обучаться у тебя. Согласен ли ты на такой договор?
Отказать Императору Вильгельм не имел ни воли, ни, собственно, желания. Оказаться от переезда, сулившего протекцию императорского двора, было бы сущей глупостью.
- Да, мой Император. Я согласен и почту за честь трудиться в столице Германии. Благодарю Вас за предложение и за помощь моему сводному брату!, - и кузнец опустился в нижайшем за свою жизнь поклоне.

Пройдёт совсем немного времени, и за Прагой навсегда закрепиться слава столицы кузнечного, доспешного и оружейного ремесла. А род Зойзенхофер станет один из самых известных в истории кузнечного ремесла.

11 апреля.
Из летописи Страговского монастыря:
"...Божьей милостью, сегодня, первого апреля, в соборе Святого Витта, состоялось сочетание супружескими узами по любви и взаимному восжеланию двух высокородных особ. Граф Франц фон Нордхейм, крупный землевладелец и родственник курфюрста Баварии Альбрехт Второго фон Нордхейма, взял в жёны старшую дочь Императора Всегерманского Рейха - графиню Богемии Агату фон Нордхейм..."

1455 год, 1 января. Пресбург.
Из городского архива:
"Свыше 12 месяцев ушло на реорганизацию аппарата чиновников в Пресбурге. Главным сборщиком налогов округи был назначен Эгон Гессенский - влиятельный, хотя и небогатый граф и ответственный чиновник, уже семь лет проработавший в имперском Приказе. Всего на реорганизацию было истрачено свыше семнадцати с половиной тысяч марок, одну треть из которых непосредственно выделила имперская Казна. В ходе реорганизации было оплачено строительство нового здания для городской ратуши и сбора собраний, 49-и зданий для представительства имперской Казны в округе, городской гостиницы для приезжих лиц высокого чина или происхождения и здания главного городского представительства Казны".

1 июня, Пражский дворец. Полночь.
При свете свечи, в одном лишь ночном халате, Император Фридрих Третий фон Нордхейм взволновано читает срочную весть из Бранденбурга, которую только что принёс почтовый голубь. Представитель империи в срочном порядке сообщал, что сегодня (то есть, уже вчера) путём династического брака породнились правящие фамилии Саксонии и Бранденбурга. Кроме того, во время пышного пира было объявлено о заключении военного альянса. В торжественной речи недвусмысленно говорилось, что союз направлен, прежде всего, на сохранение собственного суверенитета от посягательств Праги и на обеспечение собственных интересов стран в регионе.
- Неслыханная дерзость! Что они о себе думают?!, - вслух возмутился Фридрих, пользуясь тем, что его слова некому было услышать.
У императора были собственные планы на переподчинение полумятежных владений, но теперь их осуществление было затруднено до невозможности. Германии же теперь следовало считаться с наличием довольно мощного немецкого военного альянса, участника Всегерманского Рейха.
- А ведь старик Оттон стал сдавать. Не известил о возможности подобного развития ситуации. Хотя его можно понять - уже третий день какой-то хворью мучается. И вправду стареет мой славный некогда канцлер, - подумал Император, едва прошла ярость от проявления возмутительных вольностей вассалами, - надо его отправить на покой, а ещё лучше какую-нибудь почётную бесправную должность оставить. Вроде бы у него в помощниках какой-то юнец смышленый и инициативный крутиться, надо узнать его родителей, да и вообще - что он из себя представляет...
Через три недели канцлером при Императоре был назначен молодой и безземельный сын барона - Август фон Шпейцгарт. Став самым молодым канцлером за последние двести лет (всего 19 лет), он рьяно принялся за реорганизацию дипломатического корпуса всей Империи, и Германии - в частности. Основным направлением деятельности, по согласованию с Фридрихом, стало возвращение Баварии в состав Германии в качестве вассала и включение этой геополитически важной страны в Имперский Военный Союз (как развитие успеха заключения династического брака годом ранее). Также новому канцлеру ставилась задача максимально сдерживать тенденции стран-участников Империи вести полностью независимую политику. По мере сил и возможностей возложенные задачи выполнялись.

За следующие восемь лет в Германии произошло немало интересных событий. Продолжалась налоговая реформа, под предлогом которой значительно изменялся состав и структура бюрократического аппарата (хотя и с некоторым его увеличением). Первой реакцией на активные действия молодого и инициативного канцлера стало естественное стремление Баварии размежеваться с Германией. Баварией был создан масштабный военный союз, направленный на недопущение дипломатического и военного усиления Империи. В союз вошли Бавария, Майнц (вторая негласная столица Всегерманского Рейха!), Страсбург, Баден и Гессен. В 1458 году Императору удалось, не без содействия оклемавшегося Оттона (у старика был всё же огромный опыт и надёжные связи), женить свою вторую дочь и племянницу на родовитых особах из Мюнстера и Пфальца. 23 сентября того же года в Праге вспыхнул скандал - сразу два крупных чиновника попались в казнокрадстве! По слухам, Фридрих Третий был в ярости, по его личному приказу казнокрадов должны были повесить. Но в итоге гнев сменился на милость, и чиновники, лишённые титулов и должностей, отправились отбывать пожизненную ссылку в Англию (остров Ирландия). Нельзя обойти вниманием так называемый "бюргерский бунт", когда представители всех крупных городов Германии потребовали от Императора восстановления особых экономических прав городов, имеющих крепостные стены. Не без колебаний, Фридрих отклонил требования, из-за чего ситуация в Германии дестабилизировалась на несколько лет. К счастью, военных выступлений и гражданской войны удалось избежать. 13 марта 1462 Император смог поздравить канцлера с первой крупной дипломатической победой - в отношениях с Баварией был достигнут коренной перелом. Бавария отказалась от продления созданного ею ранее военного блока, и стала полноправным участником Имперского Военного Союза.

1463 год, 2 января. Королевский дворец, Прага.
Солнце уже медленно закатывалось за горизонт, когда в покои Императорской четы негромко, но настойчиво постучались. Фридрих не позволял пропускать страже кого ни попадя, а значит вести были на самом деле неотложные. Накинув домашний халат и отперев дверь, Император увидел на пороге запыхавшегося и взволнованного Августа. Канцлер, после формального разрешения войти, принялся объяснять причину своего столь позднего визита:
- Ваше Императорское Величество! Дурные вести, как я и предвещал пред Новым Годом. Завтра на рассвете Габсбурги объявят войну Швейцарии. Теперь у них есть формальный повод: собрание кантонов отвергло кандидата в председатели собрания, предложенного династией Габсбургов. За Швейцарию, почти наверняка, вступиться итальянский союз в составе герцогства Ломбардии, свободного города Пармы и владений Папы Римского.
- Какова будет реакция наших союзников, канцлер?, - император вопросительно посмотрел на Августа фон Шпейцгарта.
- Скорее всего, при нашей безусловной поддержке Габсбургов, наши вассалы и союзники без колебаний объявят войну Швейцарии, - уверено объявил Август, - необходимо только учесть тот факт, что Австрия имеет дипломатические предпосылки к присоединению Швейцарии. Думаю, будет значительно лучше, если ведущую роль в войне будут играть наши войска. Иначе в Австрии заиграются в независимость...
- Да, от них этого можно ожидать, - с долей скептицизма вымолвил Император. Он знал, что Австрия была самой динамично развивающейся частью Всегерманского Рейха. Если не считать, конечно, лишь формально входящую во Всегерманскую Империю Геную (всем было хорошо известно, что доподлинная власть торговой республики была сосредоточена в руках совета выборных консулов). Богатое золотом герцогство Штирия всегда могло обеспечить золотом венскую казну, что соблазняло Габсбургов на различные авантюры. Император продолжил:
- Ну что ж, канцлер. Военные заботы лягут на меня и моего первого маршала. Тебе же поручается следить, чтобы ни одна тварь не воткнула нам нож в спину, - Фридрих нервно постучал пальцами по краю стола.
Канцлеру не было нужды растолковывать, что именно имел в виду Фридрих:
- Не переживайте, по моим проверенным данным, северогерманский союз, включив в свой состав Померанию, получил войну от союза Польши и Литвы. Их сил едва хватает, чтобы удержать армию поляков и литвинов в предместьях объединённого Кёльн-Берлина. А Тевтонский Орден слишком занят завоеваниями на севере, чтобы помочь своим "старым друзьям"...

Третьего января между Германией, Австрией, Силезией и Баварией с одной стороны, и Швейцарией, Ломбардией, Пармой и Церковной областью - с другой стороны, началась война. В общей сложности, Германия вывела через Баварию к границе Швейцарии более двадцати тысяч солдат (из них - около четырёх тысяч кавалеристов). Войска приступили к осаде Цюриха. А армия Габсбургов, потерпев сокрушительное поражение от итальянцев, отступила из герцогства Тироль. Не решаясь продвигаться вглубь немецких земель, миланские генералы решили осадить город. Часть сил, брошенная на попытку деблокады Цюриха, была отброшена и рассеяна подоспевшими подкреплениями из Баварии. Однако развить успех и освободить немецкие земли от войск Ломбардии не удалось. К первому мая следующего года Цюрих был сдан гарнизоном, а войска итальянского блока всё ещё не решались перейти Альпы. Первая армия Германии, быстро пополнив обозы (разграбив сдавшийся город - "Горе побеждённым!"), и получив подкрепления из Богемии, перешла в дальнейшее наступление. Уничтожив остатки швейцарской армии, Германия приступила к осаде Берна. В отличие от Цюриха, город был лишён крупных складов с провиантом, а гарнизон (в особенности рядовые) был деморализован. Деревенские жители не хотели голодать и умирать за интересы городской "олигархии"! Ко второй неделе сентября, прослышав, что к руководству войсками Германии приступил сам Император (прибывший из Праги), гарнизон взбунтовался. Солдаты и часть офицеров, под одобрение большей части простых жителей, не только открыли ворота, но и пленили членов собрания кантонов почти в полном составе. Мятежные солдаты были распущены по родным деревням, офицеры-предатели получили посты на окраинах Империи (с номинальным продвижением по службе). Их новые армейские должности не давали права непосредственно руководить солдатами.

Император приступил к переговорам с "правительством Швейцарии":
- И так, господа. У Вас есть два выбора. От вашего решения сейчас, уважаемое собрание кантонов, будет зависеть будущее ваших земель и городов. Поэтому советую Вам крепко подумать. А советы Императора, как известно, дорого стоят.
Самый отчаянный вздохнул:
- Мы оплатим твои услуги должным образом, владыка... По праву сильного, в твоей воле лишить нашу землю всего золота.
- Это, прежде всего, земля Германии и германцев. Не ваша заслуга, а наша слабость даровали Вам право властвовать здесь. А о контрибуции, торговец, можешь мне не говорить. Заплатите сполна!, - и от старших офицеров, также участвующих в переговорах, послышались одобрительные перешёптывания. Правая поднятая рука Фридриха заставила всех замолкнуть.
После первых подсчётов и прикидок стало ясно, что желанию пополнить казну за счёт побеждённой Швейцарии не суждено осуществиться. Война основательно подорвала финансы союза независимых кантонов, в лучшем случае можно было рассчитывать на выплату в размере тринадцати тысяч марок в первый год. Такая скромная контрибуция не могла удовлетворить Прагу...
- И так, господа! Вашей вольности пришёл конец. Старшая династия Нордхеймов уже долго терпела Ваши выходки. Теперь императорская власть возвращается в эти немецкие земли. Я внимательно выслушал ваши доводы, и не буду уничтожать Ваш институт власти, - Император посмотрел в лживые и нахальные глаза представителей кантонов, в голове пробежала мысль: "А очень бы хотелось...", - Но отныне Император Всегерманский будет назначать Вам председателя Собрания Кантонов. Кроме того, швейцарское собрание станет в два раза больше. У каждой земли теперь будет два представителя. Один будет избираться также, как то было ранее. Второго будет назначать представитель Германии или лично Император.
- А если мы не согласимся!?, - поинтересовался самый смелый из Собрания.
- А в этом и заключается Ваш выбор. Вы можете согласиться, став полноправным членом Всегерманского Рейха - участником Великой Империи, вернув Императорской Фамилии её законное право быть верховным правителем на всех имперских землях. А можете отказаться. Но тогда я силой включу ваше герцогство в состав Германии, повешу Вас, ваших родственников, ростовщиков и обманщиков, отступников и еретиков - в общем, всех тех, кто поддерживал вашу власть - на городских площадях. Под одобрительные возгласы толпы, хочу заметить.
Ничего другого, кроме как согласиться с первым вариантом мирного предложения Фридриха Третьего, высокому Собранию не оставалось. Швейцария становилась самоуправляемым участником Империи и вассалом Германии.

Тем временем, пока в Берне шли дипломатические игры, доблестная Первая Армия Германии наголову разбила миланское ополчение, отбила контратаку пармской кавалерии и приступила к осаде города. В это же самое время полк из Остмарка в составе четырёх тысяч человек перешёл альпийские вершины и разгромил замерзающие итальянские войска. Через несколько недель в австрийском Тироле не осталось вражеских войск.
С выходом из войны Швейцарской Конфедерации (с признанием статуса вассала Германии), у итальянских торговых республик не осталось веских причин для продолжения войны с Германией. Фактически, с падением Берна они уже проиграли войну. Как будто почувствовав бессмысленность дальнейшего кровопролития, итальянские солдаты стали сражаться значительно хуже, оставляя ранее занятые позиции. 24 июня 1465 года немецкими войсками был занят Милан. 23 июля, после почти месяца переговоров, был подписан почётный мир. Итальянские толстосумы выплачивали двадцать шесть тысяч марок и признавали новый статус Швейцарии. Германские войска освободили Милан и ушли из разорённых пригородов Пармы. Война была победоносно выиграна! В честь справедливой победы над отступниками, предателями и клятвопреступниками по прямому указу Императора в Праге была основа Академия Искусств. Всего через два века эта академия будет владеть одним из известнейших Институтов Изящных Искусств в Европе.

По приезду домой, в Прагу, Император выслушал доклад об экономическом положении в стране, подготовленный первым финансовым советником. Из доклада следовало, что страна получила тяжелый, но не критический удар по экономике. Всего на войну было истрачено около четверти золотого и половины серебряного запаса из сокровищницы Германии. От полного разорения страну спасло своевременное поднятие старых и введение новых пошлин, хотя и без ведома Императора. Политика меркантилизма увенчалась успехом, и уже более месяца доходы в стране превышали расходы. Будучи в прекрасном расположение духа, и так как мероприятия на самом деле были проведены вовремя и профессионально, Император не стал принимать мер в отношении советника. Если бы тот ждал его разрешения на ввод пошлин, то Казна могла окончательно разориться (вот тогда бы голова первого финансового советника едва ли удержалась на плечах...).

За следующие двенадцать лет в исторических летописях были отмечены в основном следующие события:
В 1467 году, летом, посол Ольденбурга прознал, что Германия "варварски разграбила и присоединила Конфедерацию Кантонов" и выразил своё сожаление по этому поводу на званном обеде. Услышавший это первый маршал Германии - непосредственный участник всех ключевых битв германо-швейцарской войны - не полез за словом в карман и сказал всё, что он думает о дипломате и его оценке событий. Разгоревшийся "международный" скандал пришлось в экстренном порядке улаживать канцлеру. Но в любом случае, отношения с Ольденбургом были катастрофически испорчены. Весной 1468 года началось строительство новых оборонительных сооружений в Праге. Расширялись и укреплялись не только городские стены, но также возводились новые башни, углублялся ров. Была построена новая казарма, а старая стала служить городским арсеналом (после некоторой перестройки). В 1469 году были успешно заключены династические браки Англией и Францией. Ранней осенью 1471 года новый губернатор Милана спровоцировал новый скандал. Губернатор хотел было расторгнуть договор, подписанный его предшественником всего 5 лет назад. Основанием должно было служить некоторое различие между текстами мирных договор на немецком и латинском языках. Но тридцать пять тысяч солдат Габсбургов, неожиданно появившиеся на границе Австрии и Милана самым чудесным образом приструнили малоадекватные порывы нового главы Ломбардии (а текст итальянской версии договора пришлось срочно подправить миланскому канцлеру).

1472 год, 1 января. Усадьба Императора под Прагой, утро.
- ... Этого не может быть! Уверен ли ты?! Просто невероятно! Всего неделю назад я видел его живым и здоровым, мы вместе поохотились и отпраздновали приближающийся Новый Год. Как это могло произойти?, - искренне удивлялся Фридрих Третий, так и не сумевший из-за переполнивших его эмоций сесть за стол.
- Ваше Императорское Величество! Ошибки быть не может! Прошлой ночью от моих секретных информаторов, которые, кстати сказать, весьма припозднились с отправкой, ко мне прилетел голубь с кратким зашифрованным сообщением. А уже утром прошлого дня прискакал гонец с аналогичными, хотя и более подробными известиями. Всё именно так, как я поведал Вам: герцог Австрийский Ладислав Габсбург погиб в страшном припадке у себя в замке близь Вены. Смерть засвидетельствовал высший нобилитет Австрии.
- Неисповедимы пути Господни! Здоровый и сильный, крепкий воин - и погиб от падучей болезни. Её же у него никогда не было, ведь так?, - поинтересовался Император.
- Да, но, видно, судьбой ему так было предназначено, первый припадок стал и последним, - ответил канцлер...
Однако канцлер приехал к Императору вовсе не для того, чтобы как можно быстрее сообщить дурные вести о смерти внучатого племянника. Так уж вышло, что наследника у Ладислава не осталось. Поэтому герцогство Австрийское, по древнему как мир праву салического старшинства, должен был унаследовать сам Фридрих Третий. Но император не особенно спешил заводить разговор на эту тему с Августом фон Шпейцгартом. Пришлось специально акцентировать внимание Фридриха на этом крайне важном дипломатическом моменте.
- Да, я имею полное право на присоединение Австрии к германским владениям, - сказал Император, когда канцлер закончил своё повествование о внешнеполитической важности момента, - но что подумают обо мне в народе? Сами австрийцы и мои вассалы? Все мои враги спят и видят, как бы меня обвинить в узурпации герцогского титула моего любимого племянника! Вспомни, сколько слухов ходило о содержании Ладислава под стражей на севере Всегерманского Рейха. А тут - его загадочная смерть. Не только я не поверил в смерть от припадка. Ты же знаешь, дурной язык несложно сыскать на немецкой земле.
- Мой Император! Позвольте усомниться в том, что Ваша репутация от включения в состав земель Германии герцогства Австрийского сильно испортиться. Ведь право на вашей стороне. Кроме того, чтобы все поняли, что вы делаете это не в корыстных целях, а соблюдая законы и традиции Германии, можно даровать часть унаследованных титулов. Кроме того, лишь немного золота из казны Вашего Императорского Величества, и я ручаюсь, что смогу более доходчиво объяснить суть происходящего нашим добрым друзьям и правителям имперских герцогств.
- Ну что ж, вообще говоря, ты прав, друг Август. В конце концов, не так уж бедны австрийские земли, чтобы настолько бояться трудностей из-за их включения в состав Германии, - подвёл итог разговору Фридрих.

Второго января за подписью Императора Всегерманского вышел ряд указов. В них говорилось о смерти законного правителя Австрии - Ладислава, о наследовании Фридрихом Третьим титула герцога Австрийского, о даровании знатным нобилям титулов маркграфа Штирии и маркграфа Тироля, и о дальнейшем развитии так называемой "реформы налогообложения". С расширением Германии необходимо было значительно повысить централизацию институтов власти монарха. Кроме того, надо было срочно провести реорганизацию аппарата чиновников в бывших владениях Габсбургов. Император настаивал на сжатых сроках проведения реорганизации не просто так, слухи о продажности австрийских чиновников уже не одно десятилетие ходили по немецким землям. Но то, что делалось в герцогстве Богемии и герцогстве Моравия десятилетиями, невозможно было успеть сделать за пару месяц. Однако, никто ни в Германии, ни в Империи не был удивлён, когда в 1473 году начались массовые судебные разбирательство справедливых имперских судов в делах о массовом казнокрадстве и взятничестве среди австрийских чиновников. Каждые девять из десяти высоких чинов были уволены и заплатили крупные штрафы (свыше тысячи человек лишились какого-либо имущества для оплаты имперского штрафа в пользу Казны). Два самых дерзких продажных бюрократа, несмотря на принадлежность к знатному роду, были повешены в Вене за попытку собственноручной правки описи Имперских земель в пользу пограничных владений Венгрии и Венеции. В целом, практически полная замена ответственных лиц в присоединённым герцогстве положительно сыграло как для экономики, так и для политической управляемости в стране в целом.



Раздел австрийского наследства


Из архива министерства внешних дел Германии:
"...В 1475 году канцлеру удалось достичь определённых успехов на внешнеполитическом фронте. Был сосватан троюродный кузен за принцессу бранденбургскую. На свадьбу со стороны императорского двора было потрачено около пятисот марок. Жених и невеста чувств к друг другу не испытывали, но против свадьбы не протестовали. В этом же году в Кёльне-на-Рейне в законные жёны графом зальцбургским Иоганном фон Нордхеймом была взята внучатая племянница сестры герцога Саксонского. Свадьба вышла роскошной, оплачивалась только женихом. Несмотря на то, что Имперский Военный Союз был в напряжённых отношениях с северогерманским блоком, при обоюдном желании правителей, достигнутый результат мог бы использоваться в качестве основы для урегулирования отношений. Однако перелома в отношениях между странами-участниками Всегерманского Рейха не произошло по ряду причин...
...В 1477 году королевство Кастилия официально переименовалось в королевство Испанию, сменив флаг и герб. Это произошло в связи со свадьбой Фердинанда фон Нордхейма (правителя Кастилии) и Изабеллы Первой (дочери короля Арагона). Однако запланированное объединение двух королевств так и не состоялось из-за личной (семейной) ссоры Фердинанда с тестем. Уже через несколько лет роль ведущей экономической державы в регионе стала играть Португалия, постоянно поддерживающая мятежных арабов на территории бывшей Кастилии..."

1478 год, 13 февраля. Деревня Ваффенсен, имение барона Штильга Огермальда (Рудные горы). Вечер.
В меру упитанный и почти лысый барон Штильг беседует со священнослужителем из соседней деревни. Спор о том, кто должен взыскивать налоги с ветряной мельницы - церковь или знать - уже два часа, как зашёл в тупик. Довод о божественном происхождении ветра мелкопоместному барону опровергнуть так и не удалось. Тогда он решил нанести удар с фланга. Так он уже некогда - лет пятнадцать назад - уже делал. Во время германо-швейцарской войны его отряд внезапно атаковал нестройную пешую группу швейцарцев, что решило исход всей битвы под Берном.
- ...Святой отец! Забудем на время про ветер, полно нам о нём спорить. Ведь не одними понятиями о Боге живём. Вот недавно в Прагу ездил, лично от Императора бумаги получал, - соврал барон и передал, - Вот, посмотрите.
Достав из запазухи свиток и для верности перечитав его ещё раз, он протянул его священнику. Тот внимательно посмотрел на императорскую печать и подпись самого Фридриха Третьего, а затем принялся за чтение документа. Закончив, удивлённо спросил:
- Ну и что же, уважаемый Огермальд, я должен был здесь прочитать такого, что поставило бы точку в нашем диспуте?
- Ну, как же, там же чёрным по белому написано: "...Во избежание судилищ и прочих разногласий, впредь, на основании закона "О правах дворянства по взысканию налогов" от 1188 года, устанавливаю: титулованные дворяне в праве собирать налоги и подати с любой собственности, приносящей доход и расположенной на их землях...". Вот так вот.
- Но постойте! Мельницы на Вашей земле, спору нет. Но доход они не приносят! Доход приносит ветер, создаваемый Богом. Ведь именно он, уважаемый Огермальд, в конечном итоге превращает зерно в муку, я это точно знаю. Посему...
Их спор продолжился далеко за полночь, но в конечном итоге победил барон. Благодаря указу о возвращении части прежних прав и привилегий дворянству, именно барон собирал тяжкий, но справедливый дополнительный налог с мельника. А церкви осталось довольствоваться лишь десятиной, да доходами от монастырских владений.

Указ о возвращении прав и привилегий нобилитету сыграл ведущую роль в деле дальнейшего улучшения отношений между Баварией и Германией. После продолжительных и утомительных переговоров (оставшихся тяжким бременем в воспоминаниях не только Императора, но и канцлера), обсудив многие вопросы будущих взаимоотношений, Великий герцог Баварии Георг дал клятву вассальной верности Императору Всегерманского Рейха и королю Германии. Бавария вновь стала вассалом Германии девятого января 1479 года.

1479 год, 5 ноября. Центральная площадь Мекленбурга.
Магнус Второй фон Нордхейм, герцог Мекленбурга, уже более часа общался с жителями своей столицы - самого богатого города балтийского побережья. Речь его, в основном, касалась вопроса войны и мира с Германией. По мнению герцога, сложившаяся ситуация была недопустима: Прага получала крупный (как то считали сами мекленбуржцы) налог от торговой деятельности города, но при этом ни сами пражские купцы (которых попросту не было в городе), ни императорский двор ничего не вкладывали в дело развития города.
- Сколько можно терпеть гнетущее попечительство Германии, с которого мы, честные торговцы, ничего не имеем? Я вас спрашиваю, люди! Сколько?!, - распылялся не в меру говорливый герцог (хотя и неплохой оратор).
Из толпы послышали крики "Долой пражских прихвостней!", "Богатство Мекленбурга - его жителям!", а также различные злословия лично в адрес Императора Фридриха Третьего.
- Тогда я вижу только один способ скинуть бремя пражского диктата! Война решит все наши проблемы! Уже через полгода сорок шесть тысяч солдат нашей могучей армии будут стоять в Праге, и лично передадут наши требования так называемому Императору, - попытался сострить герцог...

Шестого ноября в городе были повешены те немногие представители Германии, которые не успели укрыться в пригородах. Странная война между Германией и Мекленбургом началась.

12 ноября. Прага.
- ...Так почему они объявили войну? Я не вижу в этом смысла, дорогой мой Август, - Фридрих ещё раз внимательно посмотрел на карту германских земель. Мекленбург был крайне далеко от ближайших городов собственно Германии, - ведь у них нет ни союзников, ни возможности подойти к нашим границам.
- Именно, Ваше Императорское Величество! В этом и заключается дьявольский план...
- Не богохульствуй в моём доме, канцлер! - осёк Августа Фридрих, - Тем паче, что герцог Мекленбурга мой далёкий, но родственник!
- Нижайше прошу прощения, мой Император!, - склонив голову, канцлер продолжил в более сдержанных словах и оборотах - Объявив войну, он смог успешно разрешить ряд внутренних проблем в Мекленбурге. Все городские проблемы с торговлей и поборами были связаны с участием в Германской Империи и необоснованно высокими налогами, по его словам. Хотя Прага к этому отношения вовсе не имела, о чём Вы, безусловно, осведомлены. Теперь герцогу Мекленбурга можно ещё больше поднять налоги "на войну", попутно как бы отменяя пражские налоги. Не суть, что торговцы ещё больше выворачивают карманы, они поддерживают своего герцога в уверенности, что скоро налоги сократятся многократно. Кроме того, их армия может спокойно готовиться к обороне. Ведь наступать придётся нам, хотя бы из интереса поддержания престижа императорского двора...
- Да, хитёр оказался мой далёкий родственник. Прям лиса, хоть борода и не рыжая, - подвёл итог Император, - Ну что ж. Скоро маршал закончит сбор десяти тысяч пехотинцев, и мы выдвинемся к Мекленбургу.

Разумно переждав зиму, более двадцати тысяч воинов Германии пошли в поход против бесстыжего герцога. Оттеснив вражеские войска к городским стенам, войска приступил к спланированной ещё в Праге осаде. Но, перегруппировавшись, мекленбуржская армия наголову разбила осаждающие войска. Маршал был пленён и зверски убит, сам Фридрих Третий чудом избежал пленения.
Одновременно с этими событиями, недовольный тем, что "огромные полчища имперских солдат маршируют чуть ли не под стенами города", герцог Бранденбурга стал требовать от Императора проводить войска к Мекленбургу только через саксонские земли. В грубой форме Фридриху пришлось напомнить герцогу, кто является Императором Всегерманского Рейха. В результате, отношения между Германией и Бранденбургом резко обострились.

1482 год, 3 января. Деревушка близь Магдебурга. Полночь.
Тайно встречаются Альбрехт, герцог Бранденбургский, и Магнус Второй, герцог Мекленбуржский.
- ...Какие доказательства есть у Вас? Слова - это хорошо. Со словами я, может быть и согласен, но им нет доказательств. Больше похоже на авантюру с Вашей стороны. Дабы избежать окончательного разгрома, - недоверчивый Альбрехт поёжился от январского мороза, и накинул ранее снятый дорожный плащ.
- С доказательствами, как раз, проблем нет. Я думал, трудности будут в том, чтобы поверить в коварство врага.
- Ну-ну. Фридрих Третий мне ещё далеко не враг!
- Это только пока. Вот, взгляните, - герцог Мекленбурга передал свиток, - это мы обнаружили, когда милостью Божьей пленили Первого Маршала Германии. Почитайте-почитайте. Занимательно чтиво, не правда ль? Как Вы, уважаемый, можете видеть из текста, планы их распространяются не только на захват жемчужины Балтики - Мекленбурга. Как только падёт мой город, все войска устремятся в Ваше герцогство.
- Глазам не верю! Как мог Фридрих замышлять такую подлость! Каков негодяй оказался!, - искренне возмутился Альбрехт.
- Именно! Не просто так его солдаты ежедневно проходят через Ваши владения. Когда придёт время, опытные ветераны, знакомые с местностью, сразу же приступят к осаде Ваших городов.
- Спасибо за ценнейшую информацию! Но что же Вы предлагаете, уважаемый? Неужели заключение военного союза?
- Объединиться в борьбе с общим врагом можно и без этой дипломатической фальши. Я думаю, если Вы объявите войну Германии, Вы сможете рассчитывать на финансовую поддержку благодарных купцов Мекленбурга. А также мы можем неофициально поддерживать связь для взаимной координации усилий...
(Задуматься, зачем такое подробное описание далеко идущих планов у полководца, ровно как и сличить императорскую печать на документах, герцог Бранденбурга не догадался)

Седьмого января 1482 года северогерманский блок в составе Бранденбурга, Саксонии, Померании и Тевтонского Ордена объявили войну Имперскому Военному Союзу. Германии нечего было противопоставить агрессорам: все войска зимовали далеко на севере, Казна была пуста. Скрепя сердце, управляющий был вынужден обратиться к банкам и торговцам о заёме на время войны. Гарантировав, что ввода специального военного налога не последует, казна получила в распоряжение более семидесяти тысяч марок. Вернуть деньги надо было уже через пять лет.
Пока на вновь полученные средства в Богемии собиралась новая армия, Силезия была захвачена рыцарями из далёкой Риги. А к лету 1483 года полностью оккупированными оказались Рудные горы - вовремя осаду с горных крепостей так и не удалось снять. Первого сентября удалось заключить белый мир между Германией и Мекленбургом. На мир торговый город толкнули не военные успехи Германии, а смута в рядах торговцев, больше не желающих платить до небес раздутые налоги. В начале 1484 года восстание поднялось в Померании. Крестьянство, представители Святой Католической Церкви и часть баронов устроили заговор против сюзерена. К сожалению, заговор раскрыли (как обычно - из-за пьяной болтовни), а заговорщиков перевешали. Но для подавления смуты часть полков пришлось увести из Германии. Быть может, именно благодаря этому имперским войскам удалось прорваться к Бранденбургу и в короткие сроки вынудить гарнизон сдаться. Весть об этом воодушевила нобилей и купечество, которые уже хотели было перенять прогрессивный опыт своих померанских "коллег" и попытаться свергнуть Императора. Седьмого ноября между Имперским Военным Союзом и (окончательно оформившемся) Северогерманским Союзом был заключён мир - Бранденбург выплатил малые отступные, пограничные территории не пересматривались. Первого февраля Императору пришлось уговорить купцов продлить займ ещё на пять лет... (продолжение следует)
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Германия в хаосе Новой Истории, глава 2   08.02.2007 17:36
Конец XIX века, урок в частной школе небольшого немецкого городка.
...Учитель географии и истории, Ганс Леманн, отложил розги в сторону. Свои пятнадцать ударов (по мягкому месту) негодник Йоахим уже получил, и преподаватель чувствовал, что свой долг он выполнил. Узнавать, подготовил ли хоть кто-нибудь из хронических лентяев домашнее задание, Гансу не хотелось. В этом смысле убогое мычание Йоахима вместо нормального ответа было показательным. Поэтому он решил проверить домашнее задание у прилежного ученика Петера. Из всего класса, он один, наверное, мог бы попытаться поступить на исторический факультет.
- Петр! Отвечай ты. Надеюсь, хоть ты выучил урок. Так какие были основные итоги войны между Императором Германии с одной стороны, и странами Ганзы и Северогерманского блока с другой стороны.
- Господин учитель, прежде всего, хочу отметить, что итоги войны не были однозначными. Номинальным победителем считалась Германия, получившая контрибуцию. Однако ни одной внешнеполитической цели она не достигла. В целом её положение в некотором роде даже ухудшилось. Например, союз некоторых северогерманских графств и герцогств окончательно оформился в стабильную политическую структуру. Направлен он был исключительно против гегемонии старшей ветви династии Нордхеймов. В 1518 году этот союз получил юридическую базу и стал именоваться Северогерманский Альянсом. Также, Германия лишилась последнего влияния в торговых немецких городах, естественно, до начала активной борьбы католических стран с Реформацией. Признаться, потеря влияния на Балтике больно била по экономике. Положительными моментами можно считать то, что во владениях Нордхеймов была проведена хозяйственная реформа для лучшего обеспечения армии. Кроме того, теперь императорский двор лично занимался состоянием военных дел в стране. Война поспособствовала дальнейшей централизации страны, что, в свою очередь, ускорило становление современного национального государства всех немцев.
- Молодец. Очень недурно, особенно если сравнить с прошлым ответом, - в классе раздался смех, а лицо наказанного Йоахима вновь стало цвета томата, - А что ты можешь рассказать о последних годах правления славного Фридриха Третьего?, - учитель присел за свой стол и раскрыл журнал на нужной странице.
- Господин учитель, основным направлением деятельности уже пожилого Императора можно назвать установление династических браков с правящими династиями Европы. Всего с 1487 по 1493 годы было заключено восемь династических браков.
- Перечисли этим страны, Петр.
- Герцогства Лотарингия, Эльзас, Баден. Королевства Ирландия, Шотландия, Бретань, Польша и Литва.
- Очень хорошо, продолжай...
- Династический брак с конфедерацией Литвы и Польши позволил избежать новой войны с Бранденбургом, а остальные браки лишь подняли престиж знаменитейшей династии в мире. Именно в последние годы правления Фридриха Тевтонский Орден закрепил своё лидерство в северогерманском блоке и начал подчинять своих партнёров. Уже через несколько десятилетий Ордену буду подчинены даже Мекленбург и Норвегия. Из экономических достижений хочется отметить тот факт, что за семь лет Германия привела свои финансы в порядок, рассчиталась с долгами и даже выполнила указ о развитии горных районов страны. В регионах были проложены новые дороги, построены мосты и улучшено положение с безопасностью путников...
- Довольно, Петр. Хорошо. Я вижу, что ты хорошо подготовился. Ставлю тебе наивысшую оценку...

1493 год, 19 августа. Императорский дворец в Праге.
...Август фон Шпейцгарт закрыл веки усопшему. Император Всегерманского Рейха угасал без старческих мучений, лишь в последние дни его парализовало (после удара), и он едва мог дышать, лишь бессильно смотрел мутными глазами на суетящихся придворных. Почтив память монарха молчанием, канцлер вышёл в залу.
- Кайзер умер. Да здравствует кайзер!, - твёрдым голосом поприветствовал он Максимильяна Первого фон Нордхейма, вчера ночью прибывшего из Майнца.
Максимильян поднялся и величественно, как подлинный владыка мира, прошёлся через всю залу. Подойдя к трону, он остановился и окинул взором своих новых подданных, после чего, сохраняя величественное выражение лица, сел на трон. Правление Нордхеймов продолжалось!

Да здравствует Кайзер!


Первым шагом молодого (всего тридцать четыре года) короля Германии была всеобщая законодательная реформа. Для сохранения всё более искусственного образования - Всегерманского Рейха - остро встала необходимость убедить участников Империи не разрывать свои отношения с Императором. Но иметь какие-либо отношения со старшей ветвью династии Нордхеймов в качестве подчинённых уже никто не хотел. Ведь это была самая великая династия в немецком и общеевропейском мире. Реформа же предполагала сделать титул Императора избираемой должностью. Предполагалось наделить самых влиятельных нобилей Империи (число которых обязательно должно было быть нечётным) правом утвердить кандидатуру нового Императора после смерти старого, путём открытого голосования. Каждый выборщик, в будущем названный электором, мог предложить только одну кандидатуру. Предполагалось проводить процесс выборов до тех пор, пока кандидат не будет определён однозначно. Никто из электоров не мог воздержаться при голосовании. Первыми электорами стали король Германии, великий герцог Баварский, герцог Бранденбургский, пфальцграф Кёльнский, граф Майнцский, герцог Ольденбургский и герцог Ганноверский (с годами их число неуклонно росло, пока выборщиков не стало тринадцать). Первого октября Императором Всегерманского Рейха был выбран маркграф Силезии - Вагнер, кандидатура Максимильяна Первого. Выбор был сделан единогласно.

- Поздравляю с победой, друже Вагнер, - поздравил своего давнего друга король Германии, - Правь на славу немецкому народу! И не забывай о Боге и нашей матери - Святой Католической Церкви, - вовремя успел добавить король.
- Спасибо, Максимильян, спасибо. До сих пор не верю в подлинность твоего указа "О выборах Императора Всегерманского Рейха". Добровольно отдать наивысший титул простому дворянину, а то и католику-простолюдину. Мало кто решился бы на это...
- Чего не сделаешь для блага Отчизны. Даже поступишься высшим титулом, лишь бы сохранить единство Империи. Ведь это самое главное!
- Во истину, слова пламенного патриота!, - закончил диалог Император.

Хотя мало кто сомневался, что реальная власть в Империи сохраниться за Нордхеймами, это решение было компромиссом. Решений, одновременно устраивающих и Прагу, и многочисленных участников Империи, порой открыто воюющих против королевства Германия, было не так уж и много. Пока все сочли за лучшее согласиться с реформой Максимильяна и иметь Императором простоватого маркграфа, вассала Германии. Будущее же уверенно докажет жизненность реформы и её необходимость (хотя бы и для формального сохранения единства немецкого народа) - Императоров по новому закону будут избирать ещё ни одно столетие.

Поздней осенью этого же года королевским войскам пришлось подавлять бунт на севере страны. Беспорядки были спровоцированы, по всей видимости, убийством знатного дворянина (и крупного землевладельца) и последовавшим после этого поднятием платы за аренду земли. Глава видного семейства с почестями был захоронен в столице, а смутьяны были повешены вдоль дороги.

1494 год. Из летописи монастыря Бреслау.
"...За прошедший тысяча четыреста девяносто четвёртый год, дважды скреплялись междинастические отношения старшей ветви фон Нордхеймов. Первого февраля, в Праге, состоялась пышная свадебная церемония. Династический брак заключался между племянницей королевы Испанской и двоюродным братом Максимильяна Первого. Пятнадцатого сентября в Бранденбурге состоялось торжественное бракосочетание сестры короля Германии и троюродного брата магистра Тевтонского Ордена..."

В 1495 году началось интенсивное, но кратковременное освоение новых земель в районе Эгера. Холмистые территории обустраивались совместными усилиями королевской Казны и местных баронов. Была расширена сеть дорог, осушены топи и началась разработка новых медных жил. Всего через несколько лет, благодаря интенсивному экономическому развитию региона и вопреки опасениям управляющего, население существенно возросло, а налоговые поступления увеличились почти на 20 процентов.

1496 год, 1 января. Один из перевалов в Рудных горах.
Передовой отряд строителей из Праги, в составе итальянского инженера из Генуи - Мастино Ферчиальдо, солдат охранения и помощников по проектированию (также итальянцев), остановился на ночлег. До назначенного района было ещё пять или шесть часов, а люди и животные уже прилично устали. Отряд уже потерял мула (везущего некоторый запас провианта) и солдата, Адольфа Маркензена - оба сорвались на узком участке дороги в пропасть. Больше рисковать не хотелось. Королевские солдаты занялись разведением огня, а итальянец с подмастерьями принялся обустраиваться.
- Господин Ферчиальдо!, - начал разговор кучерявый помощник (также итальянец), едва мясо поджарилось на огне, - на какой срок подписан контракт? Надолго мы останемся в горах? Вы как-то ещё не говорили нам об этом, - и кусок сочного мяса переместился на вилку подмастерья.
- Король Германии настаивал сдать комиссии первые укрепления уже через одиннадцать месяцев. Так что мы здесь минимум на год, Розарио, - дабы убедиться в собственных словах инженер достал свою копию контракта и, увлёкшись, стал заново его перечитывать.
- Господин, а как Вы видите общую концепцию оборонительных сооружений в районе?, - поинтересовался любознательный ученик (родом из Фландрии), - ведь общий план Вы уже продумали?
- Конечно! Ещё по пути в немецкую землю. Местность здесь благая для обороны. Крупными оборонительными сооружениями достаточно прикрыть основные горные тракты. Каменными башнями - материал то здесь славный, - и Мастино указал рукой на близлежащие горы, - мы прикроем вспомогательные тропы. Отдельными цитаделями обеспечим безопасность холмистых районов на юге. После этого современная армия сможет прорваться через горы только ценой огромных, неоправданных потерь.
- А чернорабочими кто будет, когда Вы закончите проектирование? Его Величество Максимильян соизволил нанять наших, из Флоренции?, - не унимался с расспросами кучерявый.
- Полно тебе! Казна Германии богата, но небезгранична. Работать будут солдаты и местные крестьяне, коих приведут бароны позже, - усмехнулся знаменитый инженер. Он знал, что после потери Императорского титула доходы короля Германии сократились, а угроза с Севера никуда не делась. Найм профессиональных рабочих мог бы с лёгкостью разорить даже Германское королевство при таком масштабном строительстве. Гораздо дешевле было обойтись подданными своей страны. Хотя многие из них из Рудных Гор уже не вернуться.
- Ладно, хватит лясы точить, "господа будущие мастера". Поели - и спать. Завтра предстоит приступить к работе!, - прекратил пустую болтовню и нелепые пересуды среди учеников-планировщиков Мастино.

Уже через год силами итальянских инженеров северный рубеж Германии был укреплён, а тевтонская угроза немного отступила (хотя бы из дум короля Германии).

Пока страна была занята строительством крепостей и фортов, канцлеру удалось устроить очередной династический брак. На этот раз женился представитель знатного рода Савойи, выбравший своей невестой юную и прекрасную Юлиану - представительницу влиятельного и богатого дворянского рода Моравии. В феврале следующего года Максимильяну пришлось отказать в оказании финансовой помощи одному уважаемому дворянскому семейству, так как огромные суммы из бюджета страны уходили на программу строительства фортификационных сооружений. "Лишних" денег в казне не было. Но Максимильян Первый посоветовал обратиться к Императору Всегерманского Рейха с аналогичной просьбой. По слухам, Вагнер не смог отказать. А в октябре с севера вновь пришли дурные вести: Померания, оставшись без прямого наследника, была целиком унаследована Фридрихом Мейсенским, который совсем недавно вступил в должность магистра Тевтонского Ордена. Северогерманский блок становился всё более опасным конкурентом Германии.

1498 год, 27 декабря. Пражский дворец, вечер.
- ...Ваше Величество! Это в рамках естественной реакции. Прошу Вас, смените гнев на милость, - продолжал свои тщетные попытки успокоить Максимильяна его тайный советник при дворе, - инерция мышления, и никакого злого умысла!
- Измена и поголовное предательство должны быть жестоко наказаны. На том стояло и стоит государство германское!, - через несколько резких и решительных шагов король оказался у своего рабочего стола. Сев, он достал бумагу и приготовился писать.
- Но Ваше Величество, посмотрите сами. Нет здесь злого умысла, так, пережитки системы правления. Бароны не акцентируют своё внимание на тех аспектах указов, которые им невыгодны. Возможности их контролировать не так уж и много. Города с древних времён весьма самостоятельны, а высшие нобили предпочитаю вспоминать о Праге только в моменты обострения политических кризисов.
- Каждый льёт водицу себе на мельницу? А в итоге великая Германия фактически парализована! Преступление пред Богом и Законом есть, а преступников - нет. Хитра ситуация, - Максимильян начала понимать соль доклада тайного советника. А, осознав причины, всегда можно попробовать их устранить.
- В силу объективных факторов королевство сопротивляется дальнейшей централизации. Не вижу пока возможности на корню преодолеть эти тенденции...
- А я уже вижу. Что же, готовь указ. Все земли Германии в исторической пропорции делятся на два равноподчинённых королю герцогства - Богемию и Австрию. Все нобили отныне будут, так или иначе, вассалами этих герцогов. При дворах же этих герцогов обязательны мои люди в должности первого королевского советника. Города, не лишаясь вольностей, формально уходят под юрисдикцию герцогств. Во всех управах также обязаны быть королевские советники. Список их полномочий я подготовлю позднее, а ты подбери возможных кандидатов. Пока это всё, что я могу сделать для спасения ситуации, - король взял перо и стал готовить бумаги для реформы.



Административная реформа


Благодаря принятым полумерам "центробежную" децентрализацию королевства удалось пресечь. Через три года в Моравии состоялся бунт баронов, не желавших принимать реформу. Войска мятежников (формально бунтующих против своего сюзерена - герцога Богемского) удалось разбить, а королевский указ отныне запрещал иметь нобилям собственные войска числом более дюжины. После этого бунта, в целом, управляемость страной повысилась.

6 августа 1500 года один из виднейших купцов Германии Карл Австрийский взял в жёны младшую дочь губернатора Венеции. На свадьбе, которая проходила в Праге, губернатор не забыл поинтересоваться - а почему это Карл был таким редким гостем в Венеции, что только совсем недавно приметил его красавицу дочь. Карлу пришлось признаться, что его деловая поездка в Венецию с самого начала преследовала цель заполучить руку и сердце прекрасной дамы, а вовсе не заморские товары.
- Уж больно дорого вести дела на одном рынке с такими бойкими предпринимателями, как венецианцы, - заступился за своего подданного Максимильян Первый, - для континентальной державы, такой как Германия, прибылей почти нет. Одно лишь разорение на содержание королевских купцов, - король поймал взгляд губернатора и выдержал паузу, - Гости! Так выпьем же за мир и дружбу между соседями в любых его проявлениях!
Переведя дух после бокала вина, мысленно что-то подсчитав, губернатор решил взять ответное слово:
- Теперь в моей семье есть подданные славного короля Германии. И не гоже, чтобы в Венеции не было ни одного купца из Германии. Ведь засмеют же!, - среди гостей послышался смех, - Посему, по случаю нашего торжества, я объявляю, что пока народ Венеции желает видеть меня губернатором, я гарантирую беспошлинную торговлю немецким купцам в наших портах. За свободную торговлю!, - зал встретил тост ликованием.

После этой знаменательной свадьбы германские купцы стали частенько появляться со своими товарами на Венецианских рынках. Но на ввозимые в Германию товары пошлины сохранялись весьма высокими (чуть ли не самыми большими во всей Европе!), дабы не разорить собственных производителей вынужденной конкуренцией с благодатным Средиземноморьем.

В 1502 году была проведена реорганизация армии, в рамках которой проведены сборы иррегулярных кавалерийских частей и крупные учения по осаде взятию (штурму) осаждённых крепостей. После проведённых мероприятий в королевской немецкой армии значительно улучшились организационные моменты взаимодействия и возросли морально-волевые качества.
Из-за дипломатической поддержки королевства Венгрии в её войне против Сербии (и Хорватии), резко обострились отношения с последней. Сербские лидеры считали, что активная дипломатическая помощь, по праву родственных связей, должна оказываться им, а не их врагам. Венгрия лишь столетие назад смогла скинуть с себя владычество мусульманских ханов (оплотом радикального беспринципного ислама оставались лишь прикарпатские районы, где уже много лет не угасала межрелигиозная война). Теперь её основной задачей было вернуть потерянные земли.

К 1505 году все иберийские земли окончательно попали в орбиту нового регионального лидера - Испании. Королевства Арагон и Португалия признали себя вассалами Фердинанда - короля Испании. Династическое объединение ещё достаточного рыхлой конфедерации стало лишь вопросом времени. Единственной угрозой являлось существование королевства Наварро, активно поддерживаемое Англией (так как держать в послушании достаточно мощную Испанию было бы просто невозможно, не то, что маленькую горную страну).
В этом же году первые крупные прибыли получили немецкие купцы в Венеции - годовой доход составил свыше тысячи марок. Попытка через брачные узы вывести германские товары на балтийский рынок провалились - Гольштильские купцы оказались менее сентиментальными, и через несколько лет купцам пришлось вернуться на Родину.

1507 год, 22 октября. Пригород Праги, именные королевские владения.
Гонец привязал лошадь и, предъявив документы страже, быстрым шагом направился ко входу в усадьбу. Сняв капюшон и поправив причёску, он постучал. Узнав в госте первого ответственного министра герцога Австрийского (Ибрагима фон Нордхейма Четвёртого), обслуга быстро провела его к покоям короля.
- Ваше Величество! Срочные известия от его Светлости герцога Австрийского!, - пав ниц, министр протянул бумаги. Король быстро распечатал конверт, а посыльный продолжил, - велено лично Вам сообщить ужасные новости. В Австрии, под покровительством Святого Престола, уже три недели идёт торговля индульгенциями. Налоговые е поступления резко сократились, в некоторых городах встала торговля. Нужно срочно предпринимать, его Светлость крайне обеспокоена...
- Не спеши, Антуан. Почему понадобилась моя помощь? Век от века торговлей индульгенциями занимались наши, королевские епископы. С установлением Империи эта традиция сохранилась. В чём сейчас дело?
- Эти торговцы подобно чуме идут через владения господина Ибрагима фон Нордхейма. Мы не в праве что-либо сделать с этим - Церковная область прямо покровительствует им, у них есть грамота от самого Папы Римского. Кроме того, Святая Католическая Церковь лишила наших епископов старой привилегии. В бумагах, пришедших из Рима, говориться, что вопрос был обсуждён с представителем Его Императорского Величества.
- Не может быть! Я бы узнал об этом первым. Путь из Бреслау в Рим лежит через Прагу!, - разволновавшись, Максимильян фон Нордхейм потребовал от служанки графин вина и гроздь винограда, - Рим совсем зазнался!
Поймав заинтересованный взгляд министра, Максимильян осёкся. Лучше не говорить про Святой Престол лишнего, последние годы Рим в большой силе. Опрокинув добрый стакан вина, он продолжил:
- И так, что ты предлагаешь?
- Не могу знать, но экономика герцогства в опасности. Его Светлость считает, что не в силах решить проблему. Вся надежда на Вас, - ответственный министр снова присел в низком поклоне, всем своим видом показывая, что сказал всё, что мог.
- Хорошо, я смогу поднять старые связи. Да и поинтересоваться позицией Императора стоит. Ступай...

Конфликт был улажен через несколько месяцев. Рим неохотно пошёл на попятную, отозвав торговцев. Однако прежние позиции восстановить не удалось - епископы в королевстве окончательно лишились права продавать индульгенции.

1509 год.
В мире начинают происходить некоторые, порой весьма незначительные, изменения в экономической системе. Благодаря росту городского населения возрос спрос на сельскохозяйственные и ремесленные товары. Конкуренция начала способствовать вытеснению малопродуктивных производителей. Первыми это почувствовали на себе английские крестьяне. С начала шестнадцатого века зерно стало выгодно закупать в землях франков, а не выращивать на Альбионе. С этого же момента землевладельцы стали отводить свои угодья под пастбища, а сотни тысяч крестьян стали безработными бродягами. Король - Генрих Восьмой, чувствуя в голодной и озлобленной толпе опасность для своей державы, издаёт беспрецедентный закон "О мерах по борьбе с бродяжничеством". Отныне любой, кто не смог доказать, что он является местным арендатором, мог быть вздёрнут прямо у дороги.
Развитие крупных товаропроизводящих центров во Фландрии и Италии вынудило короля Германии пойти на уступку своим ремесленникам. Были снижены налоговые ставки практически по всем видам производимых в Германии товаров. Одновременно, по причине разорения части крестьянских хозяйств, в городе образовался излишек рабочей силы. В целом, эти факторы положительно сыграли на производство в стране - следующие несколько десятилетий, не смотря ни на что, наблюдался устойчивый экономический рост.

1510 год, 18 августа. Прага.
В королевских покоях идёт обсуждение предстоящей свадьбы между старшей дочкой Максимильяна и младшим братом герцога Саксонского. В момент обсуждения мастера, у которого следует заказать свадебное платье для дочери, начальник дворцовой стражи сообщает о незваном посетителе.
- Господин посол мекленбуржский требует встречи с Вами, Ваше величество! Изволите пропустить? Говорит, что дело неотложной важности, - страж остался в дверном проёме, в ожидании королевского ответа.
- Что этому проходимцу взбрело в голову! Вечно от этого Мекленбурга приходиться ожидать одни неприятности! Неужели так сложно было явиться на заседание днём, когда все ответственные были во дворце, - не стесняясь собственного неудовольствия и продолжая ругать "мелкий торговый городишко", Максимильян облачился в достойные одежды.
- Вели войти послу, - не желая того, король всё же пригласил гостя.
С чувством собственного достоинства, посол подошёл к королю Германии.
- Ваше королевское Величество! Я пришёл к Вам в столь поздний час с неотложным сообщением. С сего момента Мекленбург считает себя в состоянии войны с королевством Германия. Война объявлена его Светлостью герцогом Мекленбурга по причине покровительства контрабанде, торговыми махинациями и прямому разбою со стороны чиновников и представителей германского государства. Вот нота объявления войны, - и посол передал конверт с руки Максимильяна, - Разрешите идти?
- Вздор! Какой вздор! А ты и твой пёс-герцог ничего поинтересней придумать не могли? Какие интересы вы защищаете? От кого?
- Прошу не оскорблять его Светлость...!
- Молчи! Стража! Взять этого посланника!, - уже через несколько секунд стражники были в комнате и крепко держали связанного посла.
- Вы не имеете права! Я - официальный посол, - уже скатываясь к визгу, дипломат пытался протестовать.
- Уважаемого посла дня на три-четыре в каземат Северной башни. Должны же мы сделать хоть что-то плохое Мекленбургу, раз уж он объявил нам войну, - стражники довольно заухмылялись и пинками выпроводили иностранного представителя.

А на утро все имущество торговцев из Мекленбурга было конфисковано и распродано, торговцы высланы из королевства, а Императору Всегерманского Рейха был отправлен протест по поводу "самовольного объявления войны".

Война не смогла помешать династическому браку с Саксонией, да и армия был лишь подведена к границам королевства. Дело в том, что ни Мекленбургская, ни Германская армии не могли выйти на открытое сражение - Император издал указ, запрещающий войскам пересекать границы владений. Странная война длилась до первого октября, пока Северогерманский Союз не решил поддержать Мекленбург. История вновь повторила саму себя. На севере немецких земель началась уже полноценная война между Германией с одной стороны, и Бранденбургом, Саксонией, Тевтонским Орденом, Баденом и Молдовой с другой.
Первая крупная победа осталась за Германией, Пражский полк сумел разбить превосходящие силы врага под стенами Бранденбурга (битва окончилась одиннадцатого ноября). Благодаря этой победе, в тени эйфории от успеха, королю удалось провести ряд экономических преобразований. Недовольными остались только купцы, которым доступ на Балтику оказался закрыт окончательно.

1511 год, 11 марта. Королевский дворец, Прага. Послеобеденное время.
Максимильян Первый, король Германии, изучал дипломатическую почту, пришедшую три дня назад из Испании через Венецию. Основной темой донесения была ратификация Испанией, Португалией и Арагоном так называемого Тордесильясского договора. После многих лет попыток Римских Пап развязать полноценную войну в Иберии (играя на противоречиях трёх стран полуострова в Мировом Океане, поддерживая то одну сторону, то другую...), все три королевства решили заключить официальный договор. Текст документа составлялся более трёх лет, и совсем недавно стал удовлетворять каждую сторону. По тексту соглашения, Средиземное море от Гибралтара до мусульманских земель "навечно" оставалось в сфере влияния Арагона. Португалия получала любые вновь открытые земли, расположенные перед меридианом в 1100 миль от острова Зелёного Мыса. Испания получала все открываемые земли далее этого меридиана.
- Похоже, они полагают своё господство в морях вечным?, - не удержался от комментария Максимильян, усмехнувшись. Уже сейчас господство Арагона на Средиземноморье готовы оспорить Венеция и Генуя. Бургундия, Англия и Франция занимаются постройкой огромного и современного флота, и чуть ли не официально поддерживают пиратов. Пока ещё Иберия может не обращать на это должного внимания, ведь они начали морскую гонку на добрые пятьдесят лет раньше. Но совсем скоро их потеснят. И, почти наверняка, без войны в самой Европе не обойдётся.


Раздел мира между Испанией и Португалией


26 июня.
После того, как король Германии лично привёл многочисленные подкрепления из Австрии, гарнизон Бранденбурга решил сдаться, не испытывая судьбу. Герцогу, с небольшой частью армии удалось прорваться в Ноймарк, где его ждало несколько тевтонских полков из далёкой Балтии. Максимильян, оставив несколько сотен в качестве оккупационных сил, возглавил поход на Ноймарк, стремясь не дать противнику оправиться после поражения. В генеральном сражении под селом Позен удалось разбить тевтонских рыцарей, а полки бранденбургского герцога вновь организованно отступили. Армия Германии приступила к осаде Кюстрина.

1512 год, 1 марта.
Главу гарнизона Кюстрина удалось подкупить. Город пал практически без потерь. За голову продажного капитана в странах Северного Союза была объявлена крупная награда. Но он так и не был найдён с тех пор, как бежал из города, открыв главные ворота. По слухам, свой путь он закончил в Египте, страшась суровой кары за измену от магистра Тевтонского Ордена.

1 июля.
Три сотни немецких солдат, под руководством капитана Фридриха Одноглазого, больше семи месяцев сопротивлялись попыткам тевтонцев взять город. К сожалению, силы были не равны, и возможности послать подкрепления к Бранденбургу у короля не было. Когда армия под руководством магистра Ордена прорвалась в город, солдаты организованно отступили к центральной площади, подготовленной к обороне. Они так и не сдались на милость победителям, все до одного погибнув в городской ратуше. Самому капитану, уже израненному, удалось ранить из арбалета магистра Ордена - Альбрехта Гогенцоллерна, после чего подоспевшие солдаты изрубили тело героя на мелкие части. Альбрехту хватило одного ранения, чтобы понять, что с Германией лучше дел пока не иметь (злые языки потом будут говорить, что виной тому, на самом деле, была война, объявленная польско-литовской конфедерацией северогерманским странам). Он вынудил своих союзников пойти на мир с Германией, по которому Магденбург (в качестве архиепископства) становился вассалом Максимильяна Первого фон Нордхейма, а Бранденбург выплачивал контрибуцию в размере двадцати пяти тысяч марок. В Праге герою - Фридриху Одноглазому, на средства Казны, был установлен памятник на главной дворцовой площади. Сам Фридрих навечно остался в памяти народа, послужив прототипом для героев многочисленных литературных произведений.

1518 год, 23 ноября. Бреслау, императорский замок.
Король Германии посетил званный вечер Императора Вагнера (по случаю его юбилея). Присутствовал высший свет Всегерманского Рейха. Помимо основной задачи - отметить круглую дату кайзера, за столом обсуждались насущные проблемы Империи. Главной темой для разговоров стало недавнее объединение Скандинавии под эгидой шведской монархии. После того, как Гольштилия завоевала Ютландию, немецкий Копенгаген сам пал в руки скандинавов. Всеми с прискорбием отмечалось, что Империя потеряла немецкие земли, скорее всего, навсегда. Не забыли обсудить и три неурожайных года подряд в Силезии, когда цены за зерно подскочили в пять раз. Особую атмосферу торжественности празднику создавало то, что днём раньше, 22 июля, между Мекленбургом и Прагой было подписано мирное соглашение. Хотя непосредственно боевые действия уже давно не велись, Вагнеру пришлось проявить немалый дипломатический талант, чтобы примирить врагов. По большому счёту, ему бы это и не удалось, если бы в Германии не разразился очередной правительственный кризис. Вызван он был всё возрастающим недовольством купечества. Ведь теперь оно лишилось льготного выхода в Средиземноморье, после того как губернатор Венеции проиграл выборы (а, следовательно, исчезали и преференции в торговле для немецких купцов).
Сам Максимильян, как ни странно, предпочитал обсуждать польские победы. Уже два месяца, как был подписан позорный для тевтонцев мир. По нему Орден лишался Данцинга (по-польски - Гданьска). Теперь обширные владения Тевтонского Ордена оказывались разделёнными, а Померания получала шанс на возвращение себе независимости. Подлинной причиной подписания столь невыгодного мира король Германии называл резкое обострение состояния здоровья магистра (скорее всего, последствия ранения в Бранденбурге), из-за которого он был вынужден полностью отойти от дел, доверившись помощникам. О принципиальной победе дипломатии Ордена в другом направлении - провозглашении Бранденбурга вассалом тевтонцев, Максимильян предпочитал не разговаривать.
Это был последний раз, когда Максимильяна Первого фон Нордхейма, короля Германии, видели на подобных торжествах...

1519 год, 30 августа. Прага, главная башня королевского дворца. Ночь.
Карл Пятый фон Нордхейм, король Германии, смотрел на ночное небо. В небе уже второй день летела огромная огненная звезда, раскинув белесый хвост над просторами германского королевства. Явление не предвещало ничего хорошего...

Карл получил корону всего семь месяцев назад, после трагической смерти отца (Максимильян простыл, и болезнь перешла в воспаление лёгких). Так вышло, что начать править Германией ему пришлось раньше, чем было завершено образование в Пражской Академии Искусств (факультет философии). Диплом королю пришлось получать уже на правах обучающегося заочно. Будучи по характеру спокойным, вдумчивым и уравновешенным, молодой король (всего 19 лет от роду) никак не мог привыкнуть к бешеному ритму жизни властителя такой крупной державы как Германия. Многочисленные события, происходящие за день, Карл предпочитал обдумывать в одиночестве или в компании близких друзей, приобретенных ещё в университете.

...Все астрологи и предсказатели предрекали координальные перемены в Германии, в Европе и во всём мире - другого объяснения комете, названной кометой Коперника (профессора Римского Университета) они не находили. Придворные Карла Пятого, верно служившие его отцу долгие годы, склонялись к мысли, что мир ждёт очередная волна мусульманских нашествий. На этот раз лидерами экспансии могли стать турецкая держава, владеющая ключевыми регионами Малой Азии, и обширные владения мамелюков в Египте. Северная Африка уже давно была под властью мусульманских владык - тюркских султанов и халифов, хотя большинство арабов были ревностными католиками. И слава Господу, что пока турки и мамелюки враждовали за лидерство в мусульманском мире, местные владыки предпочитали отстаивать только свои интересы. С малейшей централизацией магометян Европа получала практически несокрушимого конкурента как на море (а значит - в торговле), так и на континенте. Карл же не хотел верить пророкам и не верил в возможность "языческой экспансии". Пока все его политические устремления были направлены вовнутрь королевства.


Карл Пятый фон Нордхейм


1521 год, 18 августа. Загородная резиденция короля под Прагой.
- ...Ваше Величество! Ещё раз настоятельно прошу Вас обдумать ваши планы по снижению расходов на армию, - не унимался маршал при обсуждении проекта расходования бюджета на следующий год, - алжирский султан уже год как признали над собой турецкое владычество. Нам, в особенности - армии, надо быть готовыми к тяжёлой внеевропейской войне, ...ваше Величество.
- Нет, ты не прав, - Карл попытался убедить маршала ещё раз, не желая портить отношения с блестящим стратегом, - мифического мусульманского нашествия страшатся только в Германии, да может быть в некоторых итальянских землях. Турецкий султан не рискнет вступить в Европу, пока египетские владыки не будут подчинены.
- Но мой король! Они уже вступили в Европу, - молодой король был дерзко перебит, - Мы все знаем о судьбе греков и булгар...
- Довольно!, - терпение Карла подходило к концу, - Я уже принял решение, со мной согласны и казначей, и канцлер. Хватит дерзости, это не красит тебя, воин.
Напряжение в комнате нарастало. Карл чувствовал, что маршал ожидал от своего короля совсем других решений. Но если проявить слабость, что через неделю манипулировать им будет пытаться уже каждый заезжий барон. Карл был готов заплатить за верные (с его точки зрения) решения добрыми отношениями с маршалом.
- Его Светлость, епископ Богемии и Моравии - Вильгельм Баварский, - громогласно объявил страж, ударив копьём о пол.
Неся на плечах тяжесть роскошных церковных одеяний, Вильям спешно приблизился к Карлу. На его лице читалась тревога и растерянность.
- Приветствую Вас, Ваше королевское величество! Не хочу стать предвестником дурных событий, но обязан сообщить Вам прескверные новости. В Праге зреет бунт против Святой Католической Церкви!, - советники и ответственные чиновники, не скрывая удивления, устремили взоры на короля. Вдруг стало ясно, что прочие государственные дела подождут как минимум до завтра.
- Не спеши, и поведай нам всё как есть, - сохраняя самообладание, король отложил бумаги с проектами в сторону. Присев, епископ продолжил.
- Пять седьмиц назад по обвинению в ереси доктор богословия из Виттенбергского университета был взять инквизицией. Богохульник распространял письмена на деревянных дощечках и металлических пластинах. В них он порочил Святую Католическую Церковь, Папу Римского и всё общественное устройство Рейха. Призывал отринуть авторитет Рима, ставил под сомнение авторитет самого Священного Писания.
(железные пластины, отлитые на фамильных металлургических заводах Лютера, надолго останутся в памяти народа; в XIX и XX веках часть уцелевших пластин будет храниться в крупнейших музеях Европы)
"Каков подлец!", "Почему его ещё не казнили!?", "Да как он посмел!" - послышалось с разных сторон.
- Тишина в зале!, - Карл присмирил окружающих, ударив кулаком по столу. Действие возымело должный эффект - все возгласы мгновенно прекратились. Найдя взглядом тайного советника, король обратился к нему:
- Ты в курсе? Что за бунт?
- Так точно, мой король! После собрания я всенесомненно намеревался обратиться к Вам за правом на адекватные меры противодействия. Королевству по силам предотвратить мятеж, имена заговорщиком мне известны...
- Так. Никакого бунта не будет, ваша Светлость. Наши люди всё предотвратят. Есть ещё какие-либо проблемы у Церкви?
- Конечно! Я смею просить помощи, Ваше Величество, в деле отлучения еретика от Церкви. А казнь на одной из центральных площадей Праги лучше всего докажет, что его идеи были написаны не рукой человека, но самого люцифера!
- Вот как. То есть Церковь желает создать образ мученика за счёт Казны? Странное желание. Если ради этого человека люди готовы пойти на открытый мятеж, то ситуация требует немедленного разбирательства. Ваша Светлость, останьтесь, пожалуйста. А все остальные, кроме господина Тайного Советника, могут быть свободны до завтра.


Мартин Лютер


По итогам "религиозного разбирательства" Карла, епископ (а значит и все церковные иерархи Германии) не получил желаемого - свободы рук в деле "еретика Мартина Лютера". Король вовремя взял ситуацию под личный контроль. И как оказалось - вовсе не зря.

Тезисы Лютера распространялись всего несколько недель, но за это время с ними смогли ознакомиться практически по всей Германии. Торговцы везли железные пластины во все города, в которых у них шла торговля. По пути торговцы раздавали деревянные дощечки с тезисами в придорожных трактирах, которые продолжали своё распространение уже через путешественников, певцов и актёров. В своей работе Мартин Лютер отвергал католическую догму о том, что церковь и духовенство являются необходимыми посредниками между человеком и Богом. Он объявил веру христианина единственным путём "спасения души", которое даруется ему непосредственно Богом. Роль духовенства Лютер призывал ограничить наставлениями христиан в духе "смирения" и "сокрушения сердца", осознания человеком его полной зависимости от "милости божьей" в деле спасения его души. Не удивительно, что Церковь в Германии ополчилась на бывшего богослова.
Тезисы Мартина Лютера были восприняты оппозиционными и революционными слоями населения как сигнал к выступлению против засилья Святой Католической Церкви в светской жизни, против всё более растущего авторитаризма Церковной Области и против беспринципных попыток Папы диктовать свою волю городам.

Первого сентября в Магденбурге произошёл государственный переворот. Мятежники убили (или, в лучшем случае, изолировали) высшее руководство архиепископства. Магденбург провозглашался "протестантским" княжеством (свободной христианской церкви, сформированной по тезисам Лютера); на трон приглашался авантюрист княжеских кровей из Литвы - Георг Радзивилл. Все международные отношения с внешним миром, по понятным причинам, были прерваны. Однако, сразу по приезду, князь послал письмо королю Германии и Императору Всегерманского Рейха, в котором говорил, что сохраняет верность Карлу Пятому фон Нордхейму и признаёт его владычество над собой. Единственным условием было "неугнетение подданных княжества Магденбургского по вопросу вероисповедания". Карл не спешил возглавлять Крестовый Поход против еретиков (хотя Папа и призывал к этому), признал князя своим вассалом. Для пущего спокойствия три тысячи солдат были выдвинуты из Праги к Эгеру и Рудным горам. После того, как стало ясно, что Карл Пятый не собирается наводить "должный порядок" в своих землях (а немецкий Император не спешит проявлять инициативу), отношение Святой Католической Церкви ко всей династии чрезвычайно ухудшилось.
Воспользовавшись сложившейся ситуацией (всеобщей суматохой и нестабильностью в обществе) и некоторым ослаблением контроля Церкви за действиями короля, к первому января Карл подписывает указ "О королевских наместниках". Официально указ должен был повысить стабильность в стране, что успокоило бы религиозное брожение в массах. Фактически же, указ устанавливал абсолютную королевскую власть, что укрепило позиции короля в возможном споре с Римом и германской Церковью. Когда епископы узнали о новых порядках в королевстве, то предпринять уже ничего не могли. Кроме того, Карл старался убедить иерархов, что отмена указа вновь дестабилизировать ситуацию. Чем обязательно воспользуются еретики! После того, как первого марта 1522 года Швеция провозгласила себя первым протестантским королевством, оппозиционный накал со стороны Церкви спал окончательно.

1523 год, 2 января. Новое здание правительства Германии в Праге.
Одетый строго по новой форме (утверждённой вместе с указом - 7 января 1522 года), министр иностранных дел Его Королевского Величества доложил о сверхважном событии - сутки назад (первого января) герцог Саксонии отрёкся от Католической Церкви и Папы Римского, а своё герцогство провозгласил протестантским. Ликующий народ всецело поддержал своего властителя. За несколько часов большинство церквей и храмов в Дрездене былир разграблены и сожжены беснующейся толпой...
- ...Наутро страже едва удалось усмирить разошедшуюся толпу. Пришлось призвать на помощь расквартированные под столицей войска, - министр закончил свой доклад.
- Какие меры предложите? Как это событие отразиться на обстановке в Европе в целом?, - король принял письменную форму доклада, поставил номер и убрал в стол.
- Померания всё ещё надёжно удерживается тевтонами. Следовательно, прямого сообщения Швеции с еретическим владением установить не удастся. На момент отречения от Святой Католической Церкви Саксония не принадлежала ни одному из влиятельных монархов. Сейчас она - изгой в европейской политике. Скорее всего ей не избежать войны через несколько лет с Тевтонским Орденом, и мало кто захочет её поддержать. По моим данным, герцог этого не осознаёт. Он, по примеру Магденбурга, посмел провозгласить себя свободным князем, на литовский манер. Это дистанцировало его ещё дальше от прочих имперских земель.
- Что с состоянием их армии?
- Полна решимости, финансируется с избытком, гарнизоны Ангальта и столицы усилены ещё с декабря. Нет никаких признаков неудовольствия и со стороны полководцев.
- Ясно. Можешь быть свободен.

Карл не любил лишний раз прибегать к насилию. Однако если не проявить решимости сейчас, то придётся подарить всю Саксонию Северогерманскому Союзу. А это могло окочательно поставить крест на возможность, в будущем, подчинить себе Орден. Для королевства война становилась гнетущей неизбежностью.
Подготовка к предстоящему противостоянию заняла более пяти месяцев. Были сформированы несколько новых пеших полков, в тайне созваны бароны с их конницей и оруженосцами. Первого июня на главной пражской площади (недавно отремонтированной и расширенной на деньги Казны) король объявил войну Саксонии. Вопреки ожиданиям, речь не была насыщена фразами о ереси Лютера, которую поддержал саксонский герцог. Главной причиной войны Карл Пятый называл поход "князя" на германские земли, который тот в тайне якобы готовил. Священнослужители были раздосадованы - они, уж было, увидели Германию лидером нового крестового похода "протестантизма". А пока король держал речь перед народом, передовые отряды германской армии уже осадили Дрезден. Часть кавалерии не задерживалась у городских стен, а продолжила наступление вглубь Саксонии. По плану, всадники должны были разбить основные силы герцогства под Ангальтом и не допустить организованного отступления противника. К сожалению, часть войск всё-таки прорвалась на земли Германии и учинила там массовое разграбление сельской местности. К концу апреля следующего года Дрезден был взят!

1524 год, 20 сентября. Одна их тихих улочек Праги.
- Николас! Что твориться в городе!?, - встревоженный бюргер сразу обрушился на своего старого приятеля с расспросами, переходящими на крик, - Ты видел? Я сам видел! Честное слово! Никак - измена! Войска в столице!
- Тише, Гроцес. Чего разорался - детей разбудишь. Что случилось - внятно объясни. А тот как баба разорался, - хозяин поднялся с лавки. Вскоре у стола появился бочонок, который был поднят мужчинами из погреба.
- Ну, трави!, - Николас звучно выбил пробку.
- Значится так. Услыхал я ржание у калитки. Глянул в окошко - вроде бы бесхозная лошадь жрёт мой крыжовник через забор. Думаю - вот тварь, сейчас её как проучу. Чужое добро то жрать. Мало ли кому я ягоду выращивал? Взял палку и на улицу. А там, за забором то, уже не только лошадь, а два кхента каких-то. С районными стражниками нашими лясы точат...
- Гы! Небось наваляли тебе по первое число?, - довольный горожанин допил содержимое своей кружки и налил ещё, - И не уговаривай - не пойду твою честь снова отстаивать. Меч заржавел, знаешь ли!, - довольной собственной шуткой Николас усмехнулся.
- Да не пустословь то! Дело говорю. Оказалось - заплутали эти рыцари. На Дворцовую Площадь хотели попасть. Я то туда первым прошёл по улочкам. Глянуть: что там, да как. Батюшки мои! А там - целое войско стоит. Десять сотен минимум! И все - конные! Я - прямиком к тебе.
- Правильно. Пока ноги мог унести - дар дёру. Молодец!
- Но не должно ж их тут быть. Вчера ещё не было никого! Вроде и не по германской форме одеты - значит не наши. Может, вражины прорвались, а им гарнизон уже сдался?
- Да нет. Быть того не может. По крайней мере, я бы знал уже...

На следующий день ситуация прояснилась. Глашатай объявил, что почти пять тысяч добровольцев из баронских ополчений присоединились к армии Германии. Огромная армия всадников, по приказу министра обороны, была направлена на север Саксонии, для оказании поддержки регулярным пехотным полкам под Ангальтом. Благодаря этому подкреплению падения главной крепости Ангальта удалось добиться уже к середине декабря. Однако "протестантский князь" отказался садиться за стол переговоров, найдя себе убежище в Магденбурге. Лишь к апрелю князю Магденбургскому - Георгу, смог убедить своего гостя пойти на почётный мир с Германией. Саксония становилась автономным протестантским княжеством в составе Германии, лишалась всей оставшейся казны (хранящейся в Магденбурге), в размере более двадцати шести тысяч марок. Ангальт с его предместьями отторгался в пользу германского королевства.
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Германия в хаосе Новой Истории, глава 3   08.02.2007 17:44
"Сегодня, семнадцатого апреля тысяча пятьсот двадцать пятого года, Император Всегерманского Рейха, маркграф Силезский, Вагнер фон Гогенцоллерн скоропостижно скончался..."
Карл Пятый отложил депешу из Бреслау. Его добрый друг Император погиб. Судя по всему, в обстоятельствах его смерти ещё придётся разобраться, раз их не указали в письме открытым текстом.
- Ваше королевское величество, теперь в Империи, согласно закону от 1493 года (подписанного Максимильяном Первым), должны пройти выборы Императора, - напомнил о выборности верховного имперского титула министр юстиций. Он прибыл в кабинет к королю вместе с депешей.
- И что же мне делать с кандидатом, министр? И кто будет кандидатами от других электоров? Что известно об этом в правительстве?
- По закону, кандидатом электоры могут назначить любого католика, владеющего землями в Империи, - министр перевёл взгляд на портрет Максимильяна, - Доподлинно известно только то, что у Вагнера не было прямого наследника. И как не парадоксально бы это звучало, но Вы, мой господин, наследуете титул маркграфа Силезии. Жаль, что не титул Императора, конечно, но всё же. Это требует скорейшего дипломатического и юридического урегулирования. Ведь известно, в какое дикое время живём. А, по слухам, простой люд в Силезии не прочь пригласить в Бреслау очередного протестантского князя.
- Ну что же, работай. Полагаю, что министерство иностранных дел ты уже информировал о вставших проблемах. Учти, все бумажные тонкости я приказываю тебе урегулировать в десять дней. Ясно?, - последние предложения были произнесены тоном, не терпящим возражений.
- Всё будет оформлено в срок, Ваше Величество! Разрешите идти?, - министр решил более не испытывать судьбу и не размениваться на возможные пререкания с королём.

1525 год, 22 апреля.
Силезия была успешно присоединена к Германскому королевству. Высший нобилитет Рейха зло шутил, что всё возвращается на круги своя. Вслед за унаследованием маркграфства, Карл Пятый потребует себе и кайзеровскую корону, отменив чудаковатый закон о выборах Императора.
Пока злые языки судачили, король Германии председательствовал на закрытом совещании кабинета министров. На повестке дня стоял вопрос о предстоящих выборах.
- ...Знатную потеху оставил нам ваш достопочтимый дедушка, Ваше Королевское Величество! Ей-богу, тридцать лет назад выборы такими не были.
- Не важно, какими были те выборы, господин министр, - король приподнял кожаный тубус, перехватывая взгляд министра иностранных дел - думаю, доклад вашего подчинённого верен. А если так, то герцоги авансом тридцать лет назад сохранили целостность эфемерной Империи. Теперь они желают видеть кандидата, максимально дистанцированного от Праги. Иначе я войду в историю как немецкий король, разваливший немецкую же империю. Чего здесь, как я смею надеяться, никто не желает.
- Никак нет, как можно..., - нестройным хором поддержал весь кабинет своего монарха.
- Ну, раз так, мы должны пойти на поводу у наших уважаемых графов и герцогов, - лицо молодого короля озарила благодушная улыбка, - Я считаю, что послезавтра в Майнце мне следует держать слово за Генриха Восьмого, кандидата пфальцграфа Кёльнского.
Услышав это решение, министр иностранных дел немного поник и стал растерянно разглядывать бумаги, лежащие перед ним. Остальные министры удивлённо испросили разъяснений от Карла.
- Всё просто. Генрих стал кандидатом в Императоры, так как является добрым католиком, влиятельным королём Англии и, кроме того, владеет обширными землями не только на Альбионе, но и в составе Всегерманского Рейха.
- Ваше Величество, постойте. Что-то не слышал никто о его землях в Рейхе, - недоумённо и довольно глупо развёл руками министр финансов.
- Генрих VIII имеет право быть кандидатом в Императоры, - пояснил министр иностранных дел, - Земли близь Пфальца принадлежат барону Сигизмунду Габсбургу. Он является вассалом короля Англии. По особому договору между Лондоном и Пфальцом, король откажется от земель в пользу пфальцграфа, но пока все формальности соблюдены.
- Спасибо, - продолжил раскрывать свой замысел Карл, - я собираюсь голосовать за него. И надо приложить все усилия, чтобы именно он и стал Императором. В наше неспокойное время для Германии нет лучшего Императора, чем такого, который не интересуется делами Империи. Если Император не будет в плотную заниматься делами Рейха, то лидерство в Империи само собой вернется к Германскому Королевству. Генрих же озабочен только проблемами с Шотландией и Ирландией, но от почётного титула не откажется, - король ухмыльнулся, - Лучше было бы конечно иметь Императора - доброго и надёжного друга фон Нордхеймов. Но сегодня таких не сыскать. Считаю это решение наилучшим для меня, моего королевства и моих подданных. Вы согласны, господа-министры?
- Приложим все усилия для исполнения вашей воли!



Генрих VIII


Первого мая (после трёх дней переговоров) электоры избрали нового Императора Всегерманского Рейха. Им стал король Англии Генрих Восьмой Тюдор.

4 мая. Прага.
Слегка располневший и отпустивший бороду, в комнату входит Мартин Лютер. Карл Пятый встречает его обаятельной улыбкой:
- Здравствуйте, господин Мартин! Садитесь, Вы же, можно сказать, у себя дома!
- В своём доме я бы не сидел семь месяцев под замком, Ваше Величество! Так что не удивляётесь, что в Вас я вижу надзирателя этой тюрьмы.
- Полно Вам, господин Лютер, серчать. Стража лишь всеми доступными мне средствами обеспечивала Вам безопасность. Вы не представляете, сколько Церковь готова пообещать золота за Вашу голову. Формальный статус пленника весьма способствовал сохранению Вами своей жизнью.
- То есть, я Вам должен спасибо сказать за своё заточение, Ваше Величество?!
- Спасибо можешь и не говорить, богослов. Я не тщеславен. Всё же признаюсь - давно хотел этой аудиенции. Но государственные дела никак не отпускали. Так что прошу принять мои извинения за долгое ожидание.
- Извинения принимаются, Ваше королевское Величество, - Мартин не ожидал, что разговор с королём будет проходить в таком ключе. Он вообще не очень понимать, что Карл задумал.
- Я уже давно ознакомился с твоими тезисами. В них я нашёл множество мудрых идей и рациональных предложений. Судя по народной любви к тебе, немецкий народ, в целом, разделяет мою точку зрения. И так, скажу прямо. Я хочу, чтобы ты провёл церковную реформу в королевстве. После реформы ты, как и надлежит богослову, фактически возглавишь светскую надстройку Церкви. В твоей работе я ожидаю от тебя соблюдения тобой же заложенных принципов, надеясь, что ты не отступишься от своих идей.
От неожиданности Мартин поперхнулся разбавленным вином. Прошло несколько минут, прежде чем он смог прокашляться.
- Неожиданное предложение, Ваше величество. Я потрясён!
- Вам необходимо время на раздумье?
- Нет, Ваше Величество! Почту за честь! Но что скажут Ваши епископы?! Добрые католики Германии?
- Это уже не ваша забота, Мартин Лютер. Скажу лишь, что, по прогнозам, ситуация в стране будет тяжёлой, но не критической. Никакой гражданской войны начаться не должно. А проблема епископов будет решена максимально быстро, эффективно и, по возможности, гуманно. В конце концов, мы будем не первым протестантским королевством, и я догадываюсь о предстоящих трудностях.



Карл V и Мартин Лютер


Пятого мая 1525 года Германия была провозглашена протестантским королевством. Под общее ликование горожан, на Дворцовой Площади Праги, Карл Пятый назначил Лютера ответственным за церковную реформу. Перед народом Лютер поклялся в верности собственным тезисам. А также в том, что его реформы будут справедливы, благочестивы и основаны лишь на текстах Священного Писания, а не на корыстных устремлениях утопающего в роскоши Рима. Вся церковная иерархия королевства отныне не подчинялась Папе Римскому, её номинальным главой становился монарх Германии (так называемая германская церковь).
После лишения Церкви многочисленных прерогатив, которые она получила за последние двести лет, внутренняя торговля в Германии вновь начала бурно развиваться. Особенно сильно это коснулось востока страны - вотчину монастырей. Благодаря реформе церкви Моравия стал первейшим производителем вин в Центральной Европе. Под протекцией торговых династий развивались мануфактуры, а налоговые поступления почти сравнялись с доходами Казны в центральной Богемии. К несчастью, по этой же причине, Моравия становилась первой жертвой любой иностранной агрессии. Любой захватчик первым делом стремился разграбить богатый винодельческий край, и лет через двадцать-тридцать бурный экономический рост сменился стагнацией.
Двадцать первого сентября состоялось торжественное бракосочетание старшей сестры Карла Пятого - Марии фон Нордхейм с королём Швеции Густавом Ваза. Брак имел важное внешнеполитическое значение - доказал сомневающимся, что отказ от католицизма не равен внеевропейской изоляции. С этого момента протестантизм перешёл из категории распространённой, но временной, христианской ереси, в категорию официальной европейской религии.

1 января 1526 года был воссоздан Имперский Военный Союз. Карл Пятый фон Нордхейм получил письменное разрешение от Императора Всегерманского Рейха на ношение союзом подобного имени. Дословно название должно было расшифровываться, как Союз Имперских Земель (то есть владений из состава Империи). Однако при дворе многие поняли эту затею, как попытку вернуть Германии фактическое и юридическое лидерство в Рейхе. Первоначально союз заключался между Германией и Ангальтом - вассальном герцогством королевства. Позже в альянс вступили Саксония и Ноймарк.
1527 году началось активное строительство речного флота королевства для эффективной поддержки армии во время возможных наступательных операций. Организованные речные флотилии (как и многое другое!) были рискованной инновацией амбициозного министра обороны - Франца-Иосифа фон Кронберга. Но будущее показало, что его идеи, в целом, были верны: армия Германии под его руководством была самой эффективной в Европе.
Поздней осенью 1530 года разразился дипломатический скандал со Штирией. Архиепископ вассального герцогства требовал вернуть конфискованную в Вене собственность. Но получил отказ, что и послужило поводом для инцидента.
К концу 1532 года бюрократический аппарат Силезии был приведён к единому знаменателю всего королевства. Излишние и дублируемые структуры были ликвидированы, а необходимые органы королевского контроля получили должное развитие. В этом же году произошло крупное восстание венгерских мусульман (преимущественно крепостных крестьян) в Карпатах.
С 1533 по 1535 годы шла война между Германией и Ангальтом с одной стороны, и Венгрией с Майнцом - с другой. Не смотря на то, что район Эгера и Моравии были разграблены, а крепости - осаждались, Карл Пятый смог добиться почётного мира для своей страны. Венгерского короля, по-видимому, напугал отважный (и самоубийственный, по сути) рейд немецкой кавалерии на имперскую столицу - Майнц. Хотя осада Майнца ещё даже не была толком организована (а германские армии на землях венгров занимались лишь обеспечением собственного выживания), мир был подписан. Германия выплатила 18250 марок - почти половину годового бюджета. Во время этой войны внешнедипломатическому ведомству пришлось решить также часть сугубо мирных вопросов - установить отношения с протестантской Англией, обеспечить транспортировку переселенцев-протестантов на новые земли из Южной Европы и максимально отсрочить объявление войны католическим вассалами. Скандал с архиепископом из Штирии и его имуществом никак не мог уладиться, и герцоги-католики решили использовать его, как официальный повод к войне, против сюзерена-"еретика". Неудачи немцев на германо-венгерской войне лишь укрепили их веру в успех предстоящей авантюры.
Тридцатого июля 1534 года Бавария, Штирия и Тироль объявили Германии войну. Карл Пятый был вынужден обратиться к банкирам за крупным займом, т.к. возможности резервов в бюджете уже были исчерпаны. За время реорганизации Германской Армии на деньги ростовщиков католические мятежники успели захватить слабоукреплённый Плезен и продвинуться к Зальцбургу. Папа Римский Павел Третий благословил отважных и добросердечных католиков в их борьбе против богомерзкого еретика, а сама Церковная область выделила огромную сумму в качестве займа бывшим германским вассалам. Германскому правительству пришлось более чем в два раза (от первоначальной) увеличить сумму займа. В итоге всех мероприятий, деньги удалось собрать лишь к ноябрю. Однако, благодаря этим деньгам, удалось собрать огромное воинство, которое, за несколько месяцев, отбросило противников от стен Праги, осадило занятые врагом крепости и перешло в наступление уже на территории врага. В середине августа предложение о мире от Великого герцога Баварского было отклонено - он требовал все пограничные земли королевства, населённые католиками. Но уже двадцать второго ноября бывшие вассалами-католиками подписали "белый" мир.

Воспользовавшись общеевропейской религиозной смутой, а также непосредственной военной занятостью Церковной области, большинство государств решилось на координальные преобразования в ранее захваченных графствах и герцогствах. Франция, к примеру, присоединила Бурбонские владения, Оверонь, Прованс и Орлеан. Албания захватила Царьград, а Тюрингия вошла в состав Вюртемберга. Суздаль присоединила Новгород и Псков, а Рязань стала частью Московского княжества.
Самой неприятной новостью для Карла Пятого стало присоединения Бранденбургом вассала Германии - Магденбурга. Однако на момент нахального самоуправства католического герцога армия Германии была скована на юге. А после войны страна была не в состоянии должным образом выстоять в противостоянии с Северогерманском Альянсом.

В начале 1538 года практически все малые прибалтийские государства, следуя примеру Германии и Швеции, приняли протестантизм (Мекленбург, Ольденбург, Гольштилия, Бремен). Мартин Лютер на заседании правительства лично настоял на необходимости заключения династических браков между протестантскими странами.

1538 год, 17 апреля. Королевский дворец, вечер.
После прочтения сверхсрочного дипломатического донесения, Карл прибывал в тяжёлом раздумье. Иоахим II Гектор, герцог Бранденбургский, отказался от своего участия в северогерманском блоке (по всей видимости, и к большому сожалению - временно). На текущий момент альянс сражался против Молдовы, которая совсем недавно присоединила Валашское герцогство. Причина неучастия Бранденбурга в войны была самая банальная - страна была буквально разорена; уже несколько десятилетий не удавалось укрепить оборону и провести назревшие реформы. Единственным административным успехом потенциального противника было то, что герцогу удалось преодолеть религиозные трения и отстоять католическую веру на своей земле. А заодно - и подорванный авторитет Папы.
После получасовых размышлений король принял ответственное решение - войне с Бранденбургом быть! Пока первейшего противника Германии не поддерживал Тевтонский Орден, надо было лишать его какой бы то ни было возможности вновь поднять голову. Нельзя было считаться с тем, что годовой бюджет был составлен с дефицитом, а Казна ежемесячно выплачивала проценты по займам частным банкам. Главное, что в распоряжении короны была большая и опытная армия, которую ещё не успели сократить.
Первого июня началась очередная германо-бранденбургская война. Немецкие части, разбив в приграничном сражении герцогскую кавалерию, перешли в наступление по территории противника. В кротчайшие сроки были осаждены все немногочисленные форты и замки; в ходе осад не раз удавалось отбить попытки врага снять осаду столицы. К концу 1539 года Йоахим Второй пошёл на мир, отказавшись от западных и восточных земель герцогства. В качестве контрибуции выплачивалась немалая сумма в размере сорока четырёх тысяч марок (хотя она не составляла даже трети внутреннего долга Германии). Магденбург провозглашался автономным протестантским герцогством в составе Германии, вновь получая фактическую независимость. Из полученных по мирному соглашению восточных земель было создано немецкое протестантское графство Ноймарк (столица - Кюстрин), также вассальное Германии.

Во время последней войны, неожиданно для всей Европы, Вюртемберг также отказался от католицизма. Герцог начал проводить церковную реформу, полностью аналогичную германской. Несомненно, это укрепило авторитет Ульриха Первого (герцога Вюртемберга) в глазах короля Германии. Министерство иностранных дел, по личному указанию Карла Пятого фон Нордхейма, взяло курс на дипломатическое сближение с новой протестантской землей Империи (история покажет, что здесь Карл ошибался - Вюртемберг не оправдал и части возложенных на него надежд).
Также, уже на завершающем этапе войны между Германией и Бранденбургом, в открытое противостояние переросло соперничество в Западной Европе между Францией и Англией. На стороне Франции выступили Лотарингия и Пуату, а на стороне Англии - Савойя, Великая Бургундия и Генуя. Через три года война (которую французы потом назовут Войной Одного Сражения) закончиться сокрушительным поражением Франции (хотя непосредственно Англии переёдут лишь некоторые пограничные города и полностью район Орлеане).

1542 год, 27 апреля. Резиденция Мартина Лютера под Прагой.
Деловой визит короля Германии к ответственному церковному реформатору длился уже больше двух часов. Уже были обсуждены первые успехи по распространению протестантизма на юге королевства. Конечно, становление новой идеологии на основе религии давалось нелегко, и самое главное - не дешёво. Но в конечном итоге, отдача от проводимых мероприятий намечалась огромной. Когда основные вопросы уже иссякли, Карл как бы между словом поинтересовался:
- Друже Мартин! Послушай, а ты не слышал об учении Томаса? Томаса Мюнцера?
- А с какой целью Ваше Величество интересуется?, - Мартин перестал разбирать бумаги и посмотрел в глаза Карлу.
- Хочу знать мнение королевского богослова-реформатора о его учении. Не переживай! Пока увольнять тебя, чтобы освободить место Томасу, я не собираюсь, - довольный своей шуткой, король улыбнулся
Немного помолчав, Мартин Лютер начал:
- Его учение ориентировано на низшие слои общества, - Мартин тяжело вздохнул, - Поэтому он сознательно подменяет понятие духовной свободы на свободу от каких-либо обязанностей. На основе этого он пытается доказать, что крепостное состояние крестьян, подчинённое положение горожан и обязанность верно служить монарху - есть не Божий закон, а человеческая несправедливость. С которой он призывает косвенно, или даже напрямую, бороться. Отталкиваясь от моих идей, по сути, он извращает их. Ставит под удар саму идею Реформации и отказа от посредничества Рима. В целом же, его доктрины обречены на популярность среди толпы, хотя ему никогда не будет оказана поддержка на государственном уровне. Его идеи - анархия, смута и беззаконие. Вот моё мнение. Пока Рим силён, вместе с энтузиастами Мюнцера нам надо бороться против Католической Церкви. Но в будущем именно они - блюстители всеобщего равенства, станут нашими первейшими идеологическими противниками...



Томас Мюнцер


Седьмого июня в Праге, в торжественной обстановке, было открыто новое здание для Академии Искусств. Рядом с грандиозным каменным строением находились новые художественные мастерские. А в двух минутах ходьбы от главного корпуса располагались дополнительные строения для факультета "Инженерного Дела" (который, в будущем, станет замечательным физико-техническим институтом Европы). На торжественной речи в просторной аудитории главного корпуса Карл Пятый вновь подчеркнул, как необходимо королевству развитие инновационного мышления.

В 1544 году были освоены ранее пустовавшие земли Богемии. Причиной тому стала нехватка земель для многочисленных религиозных беженцев из Бранденбурга. Протестанты, при поддержке властей, возводили временное жильё, обзаводились огородами, организовывали артели по продаже леса в центральные районы.
В этом же году Иберия окончательно объединилась под эгидой Испании: в состав королевства вошли Португалия и Арагон. Однако в будущем (возможно, из-за активной колониальной политики), Испания так и не сможет быстро решить вопрос присоединения к королевству Наварро и арабской Иберии.



Испанское королевство


К 1546 году финансовая система королевства стабилизировалась. Долги (с процентами) были выплачены, годовой бюджет стал стабильно профицитным. Рост инфляции удалось остановить.
К концу зимы по центральным регионам прошлась волна мракобесия - неизбежный придаток проводимых в стране религиозных преобразований.

2 ноября. Заснеженное поле под Прагой.
Военная комиссия во главе с министром обороны Францом-Иосифом фон Кронбергом оценивает показательные стрельбы. Свою продукцию представляли пражские мастера-оруженийники. Их бронзовая пушка весила не многим более двух воинов (ок. 130 кг), диаметр выходного отверстия составлял почти 3 дюйма. Снаряд для орудия весил около 7 фунтов. Главным преимуществом было простота и быстрота перезарядки орудия, не в пример иностранным аналогам. А это имело решающее значение для Германской Армии.
Франц-Иосиф, сохраняя важное выражение лица, подошёл к представителю мастерской:
- Ну что же, мастер Питт. Комиссия довольна показательными стрельбами. Его Величество поручил мне предложить Вам контракт на изготовление пятидесяти полевых орудий. Вы согласны на такой заказ? У Вас будет только 135 дней.
- Мы согласны, Ваша Светлость. Заказ будет выполнен в срок! А каковы будут пожелания Его Величества в отношении осадных орудий, что были продемонстрированы в сентябре?
- Пока они слишком ненадёжные. Сам прекрасно знаешь... Но!, - министр торжественно поднял указательный палец вверх, - Армия приобрела одну пушку, сделанную в Гессене. Если вы обязуетесь сделать сходное орудие, то я, под свою ответственность, готов предоставить её вашему цеху для экспериментов. Но смотри - не подведи меня, мастер!
- Как можно, ваша Светлость! Приложим все усилия!



Артиллерия Германии


С тех пор артиллерия стала неотъёмным полноправным спутником германских войск.

1547 год, 24 января. Заседание правительства Германии.
- И так, господа-министры! На повестке дня вопрос о выборах нового Императора Всегерманского Рейха, - уверенно начал Карл Пятый, - Какие будут предложения? Как нам всем стало известно, Генрих Восьмой скоропостижно скончался во время охоты, упав с коня.
Как обычно, в рядах правительства не было единства. Каждый предлагал различных кандидатов, но аргументы в защиту тех или иных католиков не показались королю убедительным. К вечеру, когда обсуждение само собой стихло, у Карла страшно разболелась голова (возможно, из-за духоты в кабинете). Наутро пришлось отправиться в Майнц без точного согласованного плана. Эта необстоятельность дорого обошлась Карлу - после пяти дней тяжелейших дебатов Императором был избран Герман Второй фон Хозенкамп - Магистр Тевтонского Ордена. Карл мог воспринимать занятие Германом императорского трона только как личное оскорбление; и спросить было не с кого - виноват был только он сам.
Воодушевлённый получением почётного титула, магистр Ордена немедленно (уже в апреле!) развязал войну между Северогерманским Альянсом и союзом Польши, Венгрии, Боснии и Майнца. Формальным поводом для объявления войны послужила "незаконная оккупация" Позена польским королём Сигизмундом Вторым Августом (который до этого долгие десятилетия удерживался взбунтовавшимися крестьянами - так называемая Свободная Крестьянская Республика).

Несмотря на то, что Карл фон Нордхейм сделал для себя выводы после избрания Императора в 1547 году, на выборах 1549-го года вновь был избран магистр Тевтонского Ордена: Иоганн Четвёртый фон дер Реке. По донесениям купцов из Венгрии, Герман пал от рук соглядатаев-поляк, нанятых польской короной, при осаде Пешта. Однако смерть магистра не помогла Венгро-Польскому союзу избежать разгрома.
Карл Пятый так и не смог убедить собрание электоров в Майнце выбрать своего кандидата. Он был единственным выборщиком, который так или иначе не склонялся продлить полномочия магистра Ордена - наиболее компромиссной фигуры немецкого мира на тот момент.
По возвращению, Карлу пришлось изыскать в бюджете значительные средства на укрепление линии оборонительных сооружений на северо-востоке страны.

Очередные выборы Магистра Тевтонского Ордена Императором Всегерманского Рейха состоялись уже в мае 1551 года. Причиной тому стала смерть на поле боя Иоганна Четвёртого. Он героически погиб на поле боя под Псковом, который на долго станет форпостом бранденбургской династии на русских землях. Король Германии был бессилен что-либо изменить.

За время между выборами в мире произошли некоторые важные геополитические изменения. Турки смогли присоединить к своим землям Фракию, включая Царьград, и теперь контролировали всю торговые пути из Средиземного моря в Половецкое (чему, естественно, были очень "рады" итальянские торговые республики). Немецкий Амстердам (большинство населения которого были приверженцами "анархиста"-Мюнцера) вошёл в состав Ольденбургского протестантского герцогства. Норвежская династия присягнула на верность шведскому королю и официально отреклась от папского престола. А Бурбоны вновь вышли из состава полумёртвого королевства франков.

К 1552 году была завершена структурная реформа германской Армии, проводимая Францом-Иосифом фон Кронбергом. Теперь по праву королевская армия могла называться самой высокоорганизованной, дисциплинированной и оснащённой армией в Европе и мире. Франц-Иосиф добился принятия на руководящие должности в армии и речном флоте только грамотных и аттестованных людей, не взирая на происхождение (хотя, официально). Были написаны уставы для армии и флота (первые в центральной Европе): "Устав о внутреннем распорядке", "Устав о походном распорядке" и "Устав о порядке и дисциплине" - основные законы для военных. Одновременно с уставами была введена строгая система разделения чинов и званий, а также унифицированы знаки различий.

1553 год, 3 января. Так называемое Императорское кладбище близь Праги.
- ...Спи спокойно, дорогой друг. Да будет земля тебе пухом!, - в одиночестве простившись с Мартином Лютером после официальной панихиды, Карл фон Нордхейм отошёл от свежей могилы. Ответственный церковный реформатор скончался и тишине и спокойствии своего кабинета - на утро прислуга нашла его мёртвым, как будто спящим, за своим столом.
Благодаря Мартину Лютеру Германия упорядоченно и целенаправленно избавлялась от опеки и влияния Рима и Папы. Последней из выдающихся заслуг Мартина стало включение в лоно Германской Церкви Пресбурга. На это ушло чрезвычайно много времени и средств, но это было необходимо для внутренней стабильности королевства. Уже через несколько месяцев в честь этого великого богослова были названы центральные улицы крупнейших протестантских городов королевства (по личному распоряжению короля).
Созданная Мартином эффективная и надёжная структура Германской Церкви позволила обращать в протестантство все присоединяемые территории. Не только католические герцогства, но и "дикие" мюнцерские земли.

4 июля.
На английский престол взошла королева Мария Тюдор, нелюбимая дочь короля Генриха VIII. После непродолжительного правления своего сводного брата Эдуарда, ей досталось разорённая выплатами процентов по долгам страна (всё время правления болезненного Эдуарда казну регулярно разворовывали лица, приближённые к королю). Выход из сложившейся ситуации Мария видела в примирении с Римом и возвращении в единственно верную католическую веру. Ведь тогда можно было рассчитывать на значительную финансовую помощь богатых Испании и итальянских городов. К сожалению, подданные (в большинстве своём - протестанты и последователи Мюнцера) были против такого развития ситуации. В стране вызревала гражданская война.



Мария Тюдор, королева Англии


Однако министр иностранных дел Германии видел в воцарении Марии провал своего ведомства вовсе не поэтому. Всем было известно, что юный сын Карла Пятого - Филипп и Мария Первая были безумно влюблены в друг друга. Но при всём старании, министерству так и не удалось добиться для будущих детей от этого брака права на английский престол. Пышная свадьба в Лондоне между высочайшими особами протестантской и католической веры так и осталась лишь их личным делом. Максимум, что удалось сделать - это поднять престиж министерства. Ведь даже формально воссоединить в браке таких особ было нетривиальной задачей.

В этом же году вольный город Ля-Рошель, где уже многие годы не было власти французского короля, вошёл в состав Бретани. В торжественной обстановке горожане присягнули своему новому монарху - Эдуарду VI.

Не смотря на своё гуманитарное образование, Карл V фон Нордхейм нашёл свою смерть на поле битвы, как настоящий воин. Неизвестный саксонский артиллерист, наверняка, даже не представлял, насколько роковым для Германии окажется его выстрел. Карл (как и его верный скакун) был буквально изрублен осколками пушечного ядра. Произошло это на войне 1556 - 1559 годов между Имперским Военным Союзом и Северогерманским Альянсом. Судьбе и Истории зачем-то было надобно, чтобы Карл фон Нордхейм погиб двадцать первого сентября под стенами Берлина...

...Именно он - Карл, разбил в генеральном сражении всю армию бранденбуржцев и приступил к руководству осады. Но победоносную войну пришлось заканчивать сыну Карла - Фердинанду Первому фон Нордхейму. После непродолжительной сумятицы, связанной с кончиной монарха, Фердинанд энергично продолжил наступление на Северогерманский блок: была снята осада с Магденбурга, захвачен Берлин и наголову разгромлен десант Тевтонского Ордена после успешной осады Старгарда. По мирному договору военный союз, называемый северогерманским, прекращал своё существование, а Германия получала всю восточную Померанию. Которая почти сразу же была преобразована в вассальное графство в составе королевства (по традиции и настоянию кабинета министров). Главным достижением, переоценить которое было просто невозможно, стала относительная безопасность северных рубежей державы.



Фердинанд I фон Нордхейм


Уже во время войны старшему сыну Карла, которого народ запомнит как Карла-Реформатора, пришлось усмирять мятежные очаги. Дворянство, при живом Карле сидевшее ниже травы, тише воды, решило вернуть себе фактическую власть при новом монархе. Расчёт был на то, что Фердинанд не сумеет или не решиться сопротивляться влиятельным фамилиям, пока враг находиться у границ его королевства. Однако они ошибались и жестоко поплатились!

- ...Да! Меня не интересует их происхождение и положение в обществе!, - взбешённый король уже практически орал на своего министра, отвечавшего за внутреннюю безопасность королевства, - они решили поднять руку на королевскую власть и династию! В момент наибольшей опасности для королевства! Когда хищный Орден и коварная Швеция только и жаждут подчинить нас своей воле! Казнить! В назидание другим! Это - приказ, и чёрт бы меня побрал, если он народ со мной не согласиться!

Германский король перевёл дух и только сейчас обратил внимание на бледность своего министра. "Похоже, что я переборщил, наорав на него..." - подумал король. Но решению как-то наладить отношения не суждено было выполниться - в полевом лагере зазвучал сигнал тревоги.

- Зайдёшь за письменным приказом завтра утром, господин министр! Война - сам понимаешь. С тобой пошлю своего человека, в качестве инструктора... - успел обронить король перед тем, как покинул палатку.

В 1560 году, после того, как Мария "Кровавая" была жестоко убита наймитом и на престол взошла Елизавета Первая, английское королевство вновь стало протестантским. Это событие было должным образом отмечено в германском ведомстве, и уже через месяц дочь усопшего Карла была обвенчана с родовитым английским герцогом.
В июле же свершилось давно ожидаемое в Праге событие: при поддержке части влиятельных фигур, новый Магистр Тевтонского Ордена Готард Кетлер провозгласил на землях Ордена протестантскую веру. Этот шаг добавил ему популярности в народе, но сильно дестабилизировал ситуацию. Помимо значительного усиления личной охраны Магистра, пришлось изолировать, или даже убить, большое число старших руководителей Ордена. Без вести пропало три видных командующих и капитульер (по слухам, им удалось избежать смерти, и они нашли укрытие в Риме). Уже через два месяца между Орденом и Германией был заключён династический брак, а на торжественной церемонии Фердинанд и Готард смогли встретиться лично.

В 1561 отгремела война между Имперским Военным союзом и Венгро-Польской коалицией (с формальным участием на их стороне Майнца, Боснии и Клеве). Шестого января Польша объявила войну Померанскому графству. Поводом для войны послужило якобы древнее право на владение этими прибрежными землями властвующей королевской династии (видимо, польская знать и магнаты рассчитывали, что Германия не будет заступаться за свои малопродуктивные прибалтийские владения). Немедленно, после объявления войны Польшей, было повышено снабжение армейских частей, а министерство иностранных дел уведомило Сейм и Короля, что Германия считает себя в состоянии войны с Польшей (и её союзницей - Венгрией). В середине апреля сдался осажденный Позен, а через месяц немецкие солдаты вошли в венгерский Пешт. В июле немецкие войска, под руководством Франца-Иосифа, заняли Гнезно: речной десант, при активной поддержке артиллерии, смог закрепиться в одном из кварталов города, что и решило исход "осады". Почти одновременно пала "непреступная" венгерская крепость Германштадт. После того, как в конце августа Германская Армия заняла Братиславу и Краков, союзное руководство решило отправить делегацию парламентариев. Фердинанд смог отказать себе в искушении потребовать у Польши немецкий Позен, и всё решила контрибуция - десять тысяч марок.
Из этой молниеносной войны Францом-Иосифом (уже при жизни называемого гением военного дела) были сделаны некоторые выводы о существенном возросшей роли наступательных операций в современной войне. Что, довольно быстро, после некоторой осмысленной проработки концепции, было изложено в труде "Современные метода наступления" (а также - внесен ряд исправлений в офицерские уставы).

1564 год, 25 июля. Плезен, королевское загородное владение.
Лежащий при смерти король обвёл взглядом всех собравшихся. Он прожил долгую и счастливую жизнь, хотя и носил королевскую корону всего восемь лет. Но даже за эти годы он немало сделал для королевства и своего народа. Среди прочих, проститься с угасающим на глазах отцом пришёл наследник королевского титула - его единственный сын Максим. Тяжело вздохнув, Фердинанд фон Нордхейм позвал его:
- Да, отче, - и Максим склонился пред лежащим отцом, чтобы расслышать его голос хриплый голос.
- Я умираю, сын. Мой конец близок, и Отец наш небесный по делам моим осудит меня, - сказав тривиальные, хотя и горькие слова, Фердинанд взял сына за воротник, чем заставил склониться его ещё ниже, - Посмотри на этих стервятников. Посмотри - уже спешат прибрать к рукам наследие Нордхеймов...
- Про кого ты, отец?, - в недоумении Максим хотел обернуться, но слабая рука отца всё же смогла его удержать.
- Они..., это они, - продолжал шептать Фердинанд, - бароны, герцоги, князья и маркграфы. Им нет числа!, - подавив кашель, король продолжил, - Твой славный дед - Карл Реформатор, держал их в узде и заставлял трудиться на благо Германии. С его кончиной они решили взять власть в свои руки, но я сумел их остановить, подавить мятеж и измену в зародыше. Теперь это будет и твоя задача! Не допусти ослабления твоей власти над этими пройдохами, думающими только о собственной наживе и благополучии семьи. Лишь об этом прошу тебя, мой единственный сын. Лишь об этом...

...На следующее утро Фердинанд Первый фон Нордхейм не проснулся. Королём Германии по праву стал Максимильян Второй фон Нордхейм!



Максимильян II фон Нордхейм


Из обзорной статьи исторического журнала двадцатого века:
"...Судьбе было угодно, чтобы правление этого довольно молодого короля продлилось недолго - всего двенадцать лет. Унаследовав власть, Максимильян Второй продолжил политику отца, которая была направлена на подавление дворянских вольностей, развитие мануфактурного производства и дальнейшее объединение земель Всегерманского Рейха под властью Праги. Уже в июне 1565 года, через год после торжественного возложения короны Германии, Максимильян был вынужден казнить некоторых представителей знатнейших родов. По данным Особого отдела министерства внутренних дел, вольнодумствующие отпрыски богатых родителей готовили покушение на короля и первых министров. В ходе следствия был собран немалый архив доказательств, до сих пор хранящийся в Центральном Музеи Праги. Замысел клятвопреступников состоял в установлении в Германии так называемого "польского парламентаризма", свободы вероисповедания и восстановлении особых прав и привилегий дворянству. В 1567 году, силами восемнадцати тысяч солдат регулярных войск, Максимильяну фон Нордхейму удалось усмирить крестьянский бунт, прокатившийся по центральным районам страны. Доподлинная история тех событий окутана мраком и до сих пор неизвестна, но по одной из конспирологических версий восстание было спровоцировано интригами "безутешных родителей" (чьи дети были повешены по приказу короля несколько лет назад). Так же, волю и жестокий характер королю Германии удалось продемонстрировать по время дипломатического кризиса 1572 года, более известного как "Саксонский кризис". После смерти Августа - герцога Саксонии (так и не оставившего прямого наследника), равноправными претендентами на титул неожиданно стали фон Габсбурги, фон Гогенштауфены и фон Нордхеймы. Виной тому была донельзя запутанная структура законов о наследовании Саксонского герцогства. Хотя правительство настоятельно советовало Максимильяну Второму уступить титул, как жесть доброй воли по отношению к знатнейшим родам Германии и Рейха, король не послушал свой кабинет. В Саксонию были введены войска, претенденты на титул "по доброй воле" отказались от своих претензий, а германские короли с тех пор стали владеть одним титулом более.
Сейчас, глядя на эти события из реальности XX века, мы можем рассуждать о необходимости и пользе подобных мер. Однако тогда, в шестнадцатом веке, народ видел в действиях своего монарха жестокое самоуправство и бесстыжее надругательство над многовековыми традициями предков.
Во внешней политике на долю короля Максимильяна не выпало тяжких войн и походов. Однако именно ему пришлось первым решать задачи, связанные возникновением Речи Посполитой - повышать обороноспособность северо-восточных рубежей королевства. И он же стал свидетелем первых результатов католического Трентского Собора (прошедшего в венецианском Тренто). На нём была подведена черта под всекатолической реформой церкви, в очередной раз осуждены протестанты и мюнцертиане, и во всеуслышанье было объявлено о безусловном дальнейшем противостоянии истинной веры различным околохристианским ересям. Некоторые историки (с которыми согласен Ваш покорный слуга) склонны считать, что непосредственным следствием завершения Собора (7-го августа 1573 года) стало, в том числе, и массовое католическое восстание на севере Германии. Оно было организовано орденом Иезуитов (что последние никогда и не скрывали!) и не стихало более полутора лет. По слухам, именно католический мятежник отравил короля в ночь на двенадцатое ноября 1576 года. Хотя официальная версия говорит нам о смерти от сепсиса..."

1577 год, середина марта. Окрестности Бургенленда.
Рудольф Второй фон Нордхейм, король Германии, смотрел на зарево пожара. Мелкая деревушка - нет и двух дюжин дворов, - полыхала. Огонь не пощадил ни одной хаты. Перед входом в перестраиваемую на германский манер церковь, повешенными, болтались тела пяти человек. Ветер слегка покачивал обезображенные трупы, чьи ноги немного не доставали до земли. По-видимому, когда-то это были самые непримиримые протестанты селения.
"Куда катиться этот мир!" - подумал Рудольф - "Как люди могут так жестоко резать друг друга, как даже дикое зверьё в тёмных лесах не поступает? Ужас!". И, взяв в руки крест, король прочитал про себя молитву. Закончив, он распорядился:
- Лейтенант!, - безусый юнец подбежал к монарху и вытянулся, строго выполняя предписание устава, - Этих несчастных снять и должным образом предать земле. Если есть возможность - поищите... Вдруг где кто укрылся и выжил?



Рудольф Второй фон Нордхейм


Лейтенант, отдав честь, быстро удалился выполнять приказ своего господина. Заодно было отдано нелишнее распоряжение выставить охрану периметра - три дня назад в этом же районе отряд германских солдат был зверски убит какими-то наймитами. Никто не сомневался - дело рук иезуитов.
Вид выжженной деревни навёл тоску на короля, и тот приказал возвращаться в Прагу. Увиденного за сутки вполне хватило, чтобы удовлетворить его любопытство и составить подлинную картину происходящего. Да и эмоций было накоплено предостаточно, чтобы было, что оставить на страницах собственных мемуаров.

В период с 1577 по 1585 годы Рудольфом была разработана общегосударственная судебная реформа, часть которой удалось осуществить до указанного срока. В центральных районах страны были созданы управления так называемых юрист-консульств (Юрист-консулами были лица, получившие специальное правительственное разрешение на ведение судебной деятельности - после доказательства факту получения специального образования и прохождении государственной аттестации). Одновременно, в порядок была проведена расшатавшаяся за последние десятилетия система налоговых сборов.
В этот же период, 1 ноября 1578 года, далёкая Пуату провозгласила своей государственной религией мюнцерство. А в 1581 году Совет Кантонов, вспомнив о вассальном подчинении Германскому королевству, объявил конфедерацию непосредственным участником Германской Церкви (окончательно приняв протестантизм, хотя преодолеть лобби последователей Мюнцера было непростой задачей).

В 1580 году скончался непревзойдённый военный гений, блестящий стратег, выдающийся тактик и великолепный организатор - министр обороны Франц-Иосиф фон Кронберг. Проститься с ним пришли многочисленные обыватели, бывшие солдаты, служившие под его началом, многочисленные старшие офицеры и практически весь генералитет (все, кто мог на несколько дней оставить службу). Прощаясь с покойным, король (вместе с новый министром и председателем правительства) произнёс речь. В ней ещё раз был подчёркнут выдающийся вклад Франца-Иосифа в дело становления непобедимой Германской Армии. Именно он превратил средневековую массу конницы и пехотинцев в строгую военную организацию, способную наступать в любых условиях, и где каждый может занять ту должность, которую заслуживает по праву. Через три года, в 1583, в Ансбахе - на Родине Франца - был открыт бронзовый монумент, который успешно простоит до XX века.

Середа лета славного 1585 года. Прага, резиденция короля.
Король закончил очередную главу своей книги о своей подлинной страсти - алхимии. В своём труде он предавал критическому анализу работу древних "учёных" о возможности получения драгоценных металлов из их дешёвых аналогов. Доказательством его скептицизма выступали описания многочисленных опытов, проведённых за последние месяцы. Рудольф хотел уж было набросать план следующей главы, в которой бы обосновывалась его идея о постоянстве количества вещества во время проистекания большинства опытов. Но в его кабинет-лабораторию постучались. Раздражённый столь неожиданным посетителем в воскресенье, король всё же пригласил войти.
- Доброго здравия Вам, Ваше Величество!, - начальник штаба военного ведомства поклонился, как того требовал этикет, - Пришёл по вашему приказу, Ваше Величество.
- Какому приказу, Отто?, - король уже успокоился и теперь меланхолично смотрел на своего чиновника, - Я не помню никаких приказов. Да ещё чтобы было разрешение беспокоить меня в день Его Воскресенья.
- Семь месяцев назад Вы потребовали от нас составить план действий на случай возможной войны с Бранденбургом, Орденом и Швецией. Сегодня срок, отведённый Вами, истекает... - Отто фон Сект немного смутился, не понимая своего короля.
- Действительно? Ну что ж, хорошо. Оставь его, вот там положи, - король показал на пыльный стол, где лежала огромная кипа бумаг, - на досуге почитаю, - Рудольф уже приметил на этом же столе тубус с очень важным манускриптом одной из греческих алхимиков. Он мог очень пригодиться при написании следующей главы...
- Мой король! Вы велели лично ознакомить Вас с подробностями плана! Вы были возмущены нахальным присоединением Померании тевтонцами! Ведь это наши, немецкие земли...
- Ах да, припоминаю, припоминаю... Просто я очень занят, надо составить очень сложный эксперимент. А для этого придётся заказать новое оборудование... Тогда я тебя слушаю, говори, - король разложил карту Центральной Европы, сдул с неё пыль и сложил руки на груди...[Исправлено: Digoo, 08.02.2007 17:49]
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Германия в хаосе Новой Истории, глава 4   08.02.2007 17:54
...Подготовка к войне против союза Швеции и Тевтонского Ордена была завершена в королевстве только к концу 1586 года. Виной тому были то полное безразличие монарха к делам военного ведомства (алхимия, бывало, занимала Рудольфа на недели!), то проблемы с завершением церковной реформы Лютера, то просто отвратительные результаты проверки состояния приграничных укреплений. Однако к концу 1586 года все проблемы удалось преодолеть, и осталось дождаться только повода. Поводом стало объявление войны Орденом Российскому царству (у министерства иностранных дел уже несколько лет была секретная договорённость с русским послом о предоставлении взаимных гарантий в отношении агрессии стран бывшего северогерманского блока - пришлось поступиться религиозными принципами и наладить отношения с православной церковью) аккурат в начале 1587 года.
По результатам молниеностной войны, в ходе которой германскими войсками были заняты Старгард и столица Бранденбурга, все страны враждебного союза признали притязания Германии на восточную Померанию. Старгард "на вечные времена" признавался исключительно германским портовым городом на Балтике (по приложению к мирному договору от 1588 года). Торговля в Германии получила мощный стимул к дальнейшему развитию! (первым военным флотом Германии стали пять галер оставшиеся в порту "по наследству")



приобретения Германии


1589 - 1596 г.г.
Последовавшие семь лет мира позволили Германии закрепить достигнутые успехи. Наличие в королевстве развитого торгового порта на Балтике позволило выйти германским товарам на мекленбуржский рынок, минуя посредников (хотя о полноценной конкуренции говорить было рано), что на некоторый процент повысило среднемесячные доходы в бюджете. Необходимость надёжной связи с портовым анклавом через дружественный Ноймарк привели к значительному развитию инфраструктуры в Рудных горах (что раскинулись на севере страны). Это, в свою очередь, подтолкнуло рост населения в провинции, освоение новых земель и дальнейшую геологическую разведку. Также, по специальному договору с Кюстрином, германское королевство получало право беспошлинно провозить товары к Старгарду по двум центральным трактам (крупнейший успех первого помощник министра иностранных дел!). На срочно созванном (13 марта 1592 года) заседании большинство кабинета министров сумело убедить короля не одобрять петицию избранных градоначальников "О назревших проблемах городского правления". В нём, де-факто, предлагалось вернуть значительную автономию крупным городам. Что вернуло бы Германию во тьму Средневековья и могло серьёзно подорвать стабильный экономический рост. Вместо этого, межминистерской комиссией был разработан законопроект "О сословных вольностях", который целиком, но постепенно реформировал всю структуру общества (наделяя "угнетаемые" сословия всё большим числом прав). В середине 1596 года Рудольф Второй фон Нордхейм на законных основаниях унаследовал графство Ноймарк, чем окончательно решил проблему связанности королевских земель.
За эти же годы королю Франции удалось присоединить мятежные земли французских контр-реформистов (радикальных сторонников Папы) и объединившихся протестантов и мюнцериан, что сразу же вернуло Франции статус одного из сильнейших государств западной Европы. В 1591 году представители большинства кантонов Швейцарии проголосовали за введение свободы вероисповедания (находясь под надёжной защитой Германии можно себе позволить и не такое). После этого, буквально за несколько лет, последователи Мюнцера стали основной религиозной силой. Но значительная часть знатных родов - непосредственно правящий класс Швейцарии, всё же сохранил преданность Германской Церкви. В 1593 году царь Московский и Всея Руси унаследовал Суздальское княжество (благодаря по-азиатски хитрой политике династических браков), чем была поставлена точка в деле преодоления феодальной раздробленности.



Россия


1596 год, 11 ноября. Главная лаборатория Рудольфа.
- ...Я отказываюсь в этом верить, - ровным голосом отвечал король Германии, нервно перекладывая с места на место какой-то фолиант. Верный министр иностранных дел только что сообщил ему, что группой заговорщиков было подготовлено покушение. Цареубийцами могли оказаться дворяне со знатнейшими фамилиями в Германии, которые винили королевскую власть в собственном разорения и упадке.
- К сожалению, это правда. Мой король, нобилитет жаждет Вашей смерти! Самым же ужасным является то, что на этот раз у меня и у первого помощника министра финансов есть веские доказательства подкупа Ваших подданных герцогом Лотарингии. А это почти тоже самое, как если бы король Франции лично передавал бы деньги нашим людям, так как лотарингский правитель является вассалом Франции.
- Но почему? Я ведь не сделал ничего плохого не им, ни Лотарингии и Франции. Я был одним из первых, кто отправил в Париж гонца с поздравлениями по поводу объединения страны, - за годы у власти Рудольф Второй фон Нордхейм так и остался больше учёным-алхимиком, нежели королём.
- Для подонков, готовых нарушить собственную клятву, Ваши благодеяния не имеют значения. Их интересуют лишь деньги и власть.
Министр не стал указывать Рудольфу, что излишняя пассивность, снисходительность и отстранённость от государственных дел были лишь на руку заговорщикам. Кроме того, эти обидные слова могли бы окончательно расстроить короля, и тогда бы внятных решений дожидаться в ближайшие дни было бы бесполезно.
- Я считаю, Вашему величеству следует наделить службу Вашей Королевской Безопасности особыми полномочиями в свете открытия этого заговора.
- В будущем это поможет решить аналогичные проблемы?
- Конечно, Ваше величество! Кроме того, это позволит Вам меньше времени уделять собственноручному обеспечению безопасности двора. Всё будет делать специальная служба. Вам останется только руководить в самые критические моменты. Проект реформы и новый устав находятся у Вас в папке за август...

После вступления в силу реформы и до конца правления Рудольфа Второго глава службы Безопасности Его Королевского Величества стал де-факто вторым должностным лицом в королевстве, а монарх получил ещё больше свободы от мороки с внутригосударственным управлением. Однако и все мятежи пресекались незамедлительно и жестоко, иногда с привлечением специального полка Его Королевского Величества.

В 1597 году, весной, началась война между Англией и Ганзейской Лигой (Бремен, Мекленбург, Гольштилия) с одной стороны, и Церковной областью и католическими странами Рейха (Бавария, Парма, Сиена) - с другой. На этот раз, что обычно было не характерно для Рудольфа, он настоял на военной поддержке городов Ганзы (на стороне которых, по династическим причинам, сражался народ Вюртемберга). Третьего ноября королевство Германия разорвало дипломатические с Римом и его союзниками и предъявило ультиматум Мюнхену - возвращение эрфуртских земель Вюртембергу и разрыв личной унии между герцогствами. Ультиматум был отклонён, и Германия была вынуждена объявить войну. По благоразумному совету министра Обороны значительная часть войск была оставлена на севере страны - на случай "неожиданной" агрессии Швеции или Бранденбурга.
Девятого января 1598 года, когда германские войска ещё только занимали горные перевалы в Альпах, молодой и амбициозный король Швеции Карл IX объявил войну Имперскому Военному Союзу. Бранденбург поддержал Стокгольм, и германские полки немедленно пересекли границу в направлении Берлина (строго по ранее разработанному министерским штабом плану).
В целом, разразившаяся война на два фронта оказалась удачной для королевства. Сперва, для сокращения плеча снабжения, Померанию пришлось оставить (рубежом обороны была выбрана Силезия). Однако потом германская армия осадила Берлин, Бранденбург, Нюренберг и Мюнхен, разбив в череде сражений основные силы противников. Несмотря на однозначный приказ о запрете на безнравственные и аморальные действия, недостойные истинных христиан, продвижение армий сопровождалось погромами, резнёй и прочим насилием в отношении католиков. Всё это вылилось в грандиозный скандал при пражском королевском дворе - королю пришлось отстранить от командования (или даже уволить!) не одного офицера, чтобы навести хоть какое-то подобие порядка и дисциплины в этом вопросе.
В 1599 году Германия приняла капитуляцию гарнизонов Берлина и Мюнхена. В 1600 году удалось заключить сепаратный мирный договор с великим герцогством Бавария, по которому Тюрингия целиком переходила Ангальту, а Нюренберг и все его окрестности - Германии. По слухам, договор был столь суров для Баварии, т.к. Рудольф Второй фон Нордхейм был вне себя от ярости, когда узнал о казни Джордано Бруно в Риме. Король Германии и невинно убиенный Джордано Бруно долгое время состояли в переписке, и хотя часто спорили, в целом уважительно относились друг к другу. К концу лета удалось вновь освободить восточную Померанию, а к началу зимы Папа Римский пошёл на мир, выплатив значительную контрибуцию. На деньги казначейства в присоединённом Нюренберге в честь "философа, погибшего мучеником добровольно" Рудольфом было приказано воздвигнут памятник. В Риме точная копия нюренбергскго памятника Джордано Бруно появиться только через три века - на той самой площади, где его сожгла инквизиция.
Войну с северным союзом Рудольфу Второму удастся закончить только к концу 1601 года, когда сначала правитель Бранденбурга откажеться от золота своей сокровищницы в пользу Праги, а потом и Швеция согласиться на статус-кво в дальнейших взаимоотношениях.

1603 год, 25 марта.
Рудольф Второй фон Нордхейм вышел из главного дворца Майнца в окружении свиты. Во дворе его уже ждали первые помощники министров Кабинета Его Королевского Величества, и даже сам министр иностранных дел. Кареты ещё не было, и государственные мужи окружили короля, понадеявшись на его словоохотливость.
- Ваше Величество! На моей памяти - это одни из самых быстрых выборов Императора Всегерманского Рейха. Каковы успехи Вашего Королевского Величества и Германского королевства? Что обсуждали уважаемые электоры?, - министр иностранных дел склонился в поклоне.
- Хватит спину гнуть, - Рудольф был в хорошем расположении духа, - Наши успехи велики, да и управились мы быстро, так как компромисс нашёлся легко. Венгерский король владеет некоторыми лоскутами имперской земли, и эта кандидатура всех устроила. На удивление быстро! По моему личному настоянию был даже подписан наказ о проведении общеимперской образовательной реформы для дворянских фамилий...
- То есть Императором теперь является король Венгрии Шандор Шаркози Первый?
- Да, именно так. Все условия закона соблюдены, и все остались при своих интересах.
- Да-да, Ваше Величество. Это во истину мудрый выбор...

На самом деле избрать короля без королевства было дурной идеей. Нескончаемые смуты в Венгрии: противостояние католиков, протестантов и мюнцериан - держали королевство в перманентном состоянии нестабильности. Император был ярым католиком, и искренне презирал Германию. Сложно было представить ситуацию, в который симпатии Шандора Шаркози могут оказаться на стороне Нордхеймов. Зато теперь он получать неоспоримую поддержку католиков Рейха в деле установления собственной власти в стране. А зачем Германии сильный и стабильно развивающийся сосед?

Самостоятельно оформленный королём провал внешней дипломатии компенсировался, тем не менее, успехом в экономическом развитии державы. Богатый урожай смог подняться новым объединениям ремесленников, сильно помог купцам в завоевании новых внешних рынков и развитии рынка внутреннего. Кроме того, правительству удалось значительно снизить рост инфляции в стране, удержав его на приемлемом уровне. А восемнадцатого июня, по донесениям дипломатических представителей, магистр Тевтонского Ордена окончательно отказался поддержать Швецию и Бранденбург в войне против Российского царства. Однако Рудольф пока "не видел необходимости вбивать клин между бывшими союзниками и нашими врагами, тем самым, раздражая католических правителей".

Как и следовало ожидать, к следующему 1604 году в венгерском королевстве началась смута. Городские жители Пешта - последователи Мюнцера, захватили королевский дворец и самолично казнили своего сюзерена. В через несколько столетий историки докажут, что они опередили исполнение заговора пронемецких дворян-лютеран всего лишь на пару дней. А уже через несколько месяцев в Венгрии должна была появиться армия ордена иезуитов, направленная Папой Римским из Италии по просьбе убитого Императора...
В целом, королевство на многие годы погрузилось в хаос и череду гражданских войн.

К концу 1604 года из захваченной турками Македонии ко двору Рудольфа прибыл блестящий дипломат и управленец Стефан Богаров. Без долгих размышлений король принял его на службу сначала в качестве помощника по административным делам, а затем и министром иностранных дел. Именно его стараниями через год удастся доказать право Рудольфа на трон Магденбурга (после смерти законного правителя). К несчастью пред рождеством 1607 года Стефан будет найден мёртвым в своей постели. Официальной причины смерти названо так не будет, а в народе будет популярна версия об отравлении слишком удачливого министра более коварными конкурентами. Более прозорливые подданные увидят в этом дело рук турецких элит, убивших своего бывшего подданного в целях срыва планируемой им захвата протурецкого Алжира (Алжир войдёт в состав владений Османской Империи меньше, чем через год).

Начиная с 1608 года неуклонно рос товарооборот и доходы Германии в Венеции. Целенаправленная политика министерства финансов позволила эффективно отстаивать интересы немецких торговцев и занимать целые сектора на рынках. Фактически, к 1612 году, удалось монополизировать торговлю медью и железом во всей центральной Европе, что давало более одиннадцати тысяч марок чистой прибыли в год.

Последними инициативами Рудольфа Второго фон Нордхейма перед своей кончиной 20 января 1612 года можно назвать разрыв дипломатических отношений с королевством Шотландия (после официального принятия её мюнцерианства) и организацию переселения "добрых христиан" из вышеупомянутого королевства в Прагу (именно так образуется просуществовавший более двух веков шотландский квартал в столице Германии). Перед самой своей смертью он подпишет указ о расширении фортификационной сети в Бургенланде и принятии на вооружение королевской армии мушкетов собственного германского производства.





немецкие мушкеты


1612 год, 21 января.
Королевский дворец в Праге.
"...Своей миссией перед народом Германии и Богом я вижу лишь в закреплении достигнутых успехов своего отца - Рудольфа Мудрого, и не планирую каких либо перемен в успешной, размеренной и богатой жизни сословий Германского королевства..."

Новый король Германии Матвей фон Нордхейм закончил читать заготовленную речь перед собственным правительством. Отложив пергамент с речью, он достал несколько папок.
- Господа-министры! Ещё когда отец мой был в добром здравии и твёрдом уме, мы вместе разработали ряд реформ, преследующих ранее озвученные цели, - папки были розданы ключевым министрам.
- Ваше Величество, в установленном порядке, мы просим у Вас неделю на досканальное ознакомление с проектом. Однако, вспомнив опыт прошлых десятилетий, не стоит так поспешно проводить реформы королевского правления..., - начал было министр юстиции.
- Я ценю Ваш опыт, фон барон, однако за многие годы правления моего отца я достаточно ознакомился с государственным устройством королевства и Рейха. Преобразования давно назрели, особенно в вашей сфере деятельности. Я приказываю ознакомиться с преобразованиями за два дня, исключая сегодняшний, и немедленно начать задуманное.



Матвей Первый фон Нордхейм


Своей решительностью и упорством (не в пример отцу) Матвей сразу же оттолкнул от себя слаженный и опытный кабинет Его Королевского Величества, сложившийся ещё при Рудольфе Втором. Однако наибольшее сопротивление было оказано рядовыми чиновниками на местах, которые почти открыто негодовали против политики сокращения штата сотрудников, сокращении зарплат и коренном преобразовании "справедливых" королевских судов - элементарной ячейки судебной системы королевства, унаследованной от Всегерманского Рейха времён расцвета Империи. Только к началу 1616 года удалось преодолеть эффект от неисполнения королевских указов и циркуляров. Благодаря собственной целеустремлённости, вопреки мнению судей (обладавших практически наследственной системой получения должности) Матвей смог провести судебную и юридическую реформу, заложив фундамент дальнейшего общественного развития страны.

Деньги на масштабную реформу, помимо всего прочего, были взяты за счёт оборонного ведомства. За пять лет правления в Германии был основан только один гарнизон, а деньги на поддержание фортификационных линий выделились Казной лишь однажды - перед самым началом войны Венеции и Штирии против Мантуи (война, ознаменовавшая крах традиционного военного союза торговой республики). Что поделать, Рудольф воспитал сына отъявленным пацифистом!

1617 год, 29 сентября.
Рабочий кабинет Его Королевского Величества.
Министр Обороны Клаус фон Штрафен сидел на против короля, и по всей видимости, конструктивного диалога таки не получалось.
- Ваше величество! Я понимаю всю важность затеянных Вами реформ. Но и Вы должны понять нужды Армии. В некоторых полках осталось только по одному исправному мушкету на три-четыре солдата. Жалование сокращено и практически всегда задерживается. Ещё никогда престиж службы в Армии Вашего Величества не опускался так низко в народе. И это в тот момент, когда Венеция отвела практически все свои силы вглубь Аппенинского полуострова.
- Куда Вы клоните, господин-министр?!
- Венеция уже очень давно владеет исконно германскими землями. Если бы не плачевное состояние в войсках, мы могли бы за несколько месяцев сокрушить гарнизоны венецианцев и диктовать им условия мира, - в глазах министра заиграл блеск азарта.
- Но Вы же сами говорите - текущего финансирования совершенно не хватает войскам. И Вы призываете Нас начать необоснованную войну. Можно подумать, у королевства есть средства, чтобы выделить их министерству Обороны. Кроме того, я во всеуслышанье обещал своим подданным, что не буду вести агрессивных войн всё время своего правления. Я верен своему слову!
- Ваше Величество! Возможно, Германия может упустить свой наилучший шанс получить надёжный выход в Средиземноморье, - министру на миг показалось, что он уловил сомнение в глазах Матвея. Но очень быстро Матвей ещё раз ответил решительным отказом.
- Нет. Никакой войны с Венецией, пока я - король Германии. Только поступательное и исключительно мирное развитие - вот залог успеха для нас и наших потомков!

Министр Обороны фон Штрафен так и не смирился с мыслью о второстепенной роли подчинённого ведомства и армии в целом. Быстро наладив отношения с друзьями королевской фамилии, он легко познакомился с младшим братом Матвея - Фердинандом Вторым фон Нордхеймом. Это не составило для него особого труда - у них были схожие характеры. Кроме того, не в пример брату, Фердинанд был увлечён военным делом и даже имел в собственном распоряжении "потешный" полк. Узнав, что Германия упускает шанс вернуть имперские земли, Фердинанд отправился непосредственно к Матвею, чтобы переубедить его, но тот был непреклонен. И тогда Клаус фон Штрафен решил действовать совсем другим путём...

1619 год, 19 марта.
Загородная усадьба Матвея, глубокая ночь.
Завидев приближающихся генерал-лейтенанта фон Мерси (командир расквартированных в Праге гвардейских полков) и министра Обороны Германского королевства фон Штрафена в окружении гвардейцев, королевская стража по полученному ранее приказу присоединилась к эскорту (капитан королевской стражи в усадьбе был проинформирован, и на постах стояли "свои" - бывалые солдаты и унтер-офицеры). Солдаты быстро заняли ключевые комнаты особняка на третьем этаже (где располагался король), и генералы, опустив руки на шпаги, подошли к двери королевской спальни. Всё было рассчитано верно - жена и отпрыски были в Праге - Матвей фон Нордхейм спал совершено один.
После нескольких ударов в дверь, король открыл:
- Что случилось...? Что случилось посреди ночи-то?!, - недовольно было начал пока ещё король Германии.
- Ваше Величество! Не корысти ради, а для высшего блага Германии, Вы должны подписать это отречении... - начал Клаус.
- Это что - заговор?!, - король выхватил протянутый ему лист бумаги.
- Нет, это - государственная необходимость!, - высокопарно вымолвил фон Мерси.
- Вон значит оно что. Вояки решили пойти против короля и против Бога в погоне за властью и золотом. Ну что же, я подпишу отречение в пользу своего брага Фердинанда, правьте "во славу" короля, вояки, но гореть вам в аду..., - король потянулся к перу лежащему на столе.

По замыслу высшего генералитета никаких убийств не планировалось. Вся власть должна была перейти более уместному для текущего момента королю из славной династии Нордхеймов. Но то, что произошло в следующие секунды, никак не ожидалось от в целом спокойного, уравновешенного и такого миролюбивого Матвея. Взяв среди бумаг отнюдь не перо, но кинжал, он бросил его в Клауса. Клинок угодил точно в незащищённое горло министра. Матвей бросился к закрытому окну, пользуясь значительным расстоянием между собой и фон Мерси. Однако генерал не растерялся, схватил изящный табурет и метнув его в убегающего монарха. Мощный удар сбил дыхание убегающему, и генерал-лейтенант, забыв про Клауса, настиг свою жертву всё ещё надеясь "убедить" его подписать отречение. Но Матвей, уже восстановившись, твёрдо решил бежать от заговорщиков - подобрав осколок ножки, он стал угрожать генералу, попутно зовя стражу.
- Пошёл к чёрту, подонок! Сукин сын, бесово отродье - не подходи!!!, - Матвей держал Мерси на расстоянии вытянутой руки.
- Спокойно Ваше Величество. Воистину, мы не желали Вам зла. Стражу звать бессмысленно. Даже они понимают, что мы желаем только блага Родине. Отчего этого не хотите понять Вы?!
- Заткнись, клятвопреступник!
Матвей попытался поранить фон Мерси осколком ножки табурета, но тот легко парировал удар, оттолкнув короля. Матвей не устоял, задев ногой ножку кровати, и упал, сильно ударившись головой об угол кровати. Генерал приподнял своего сюзерена, но было поздно - Матвей фон Нордхейм уже не дышал. Вниз от окровавленного виска по запрокинутой голове ползла густая бардовая кровь.

Двадцать первого марта 1619 года Фердинанд Второй фон Нордхейм короновался в Праге в качестве нового короля Германии. Для королевской семьи, чиновников службы Его Королевской Безопасности и Всемирной Истории Матвей погиб в результате несчастного случая. Заговорщики унесли тайну собой в могилу, и Фердинанд до конца своих дней не знал, что его корона облачена жизнями двух выдающихся немцев. Однако шила в мешке утаить было невозможно (видимо, проболтался один или несколько рядовых из стражей королевского поместья), по стране прошла волна мракобесия: из уст в уста больше года передавались сплетни об убийстве короля по приказу его властолюбивого брата.



Фердинанд Второй фон Нордхейм


1620 год, 17 января.
После непродолжительного обсуждения Фердинанд фон Нордхейм утвердил план войны против союза Венеции и Штирии, а также необходимые для этого мероприятия. По прогнозам генералов, война должна была продлиться не более двух лет. В ходе наступательных операций по двум направлениям предполагалось отрезать Венецию от сухопутного снабжения. После непродолжительной осады и интенсивного обстрела города почти всей германской артиллерией город следовало взять штурмом. На случай непредвиденной агрессии в резерве оставалось несколько недоукомплектованных пехотных полков, расквартированных в центре королевства.

1 июля.
Не требуя от прочих участников Имперского Союза вступления в противостояние, королевство Германия объявило войну Венецианской республике и Штирии. Кровопролитная война, в общей сложности затянувшаяся на четыре года и стоившая стране сотни тысяч, началась. К середине августа немецкой армии под руководством фон Мерси удалось выбить вражеские войска из Штирии. В конце августа сводные северные полки блокировали Тироль, а двадцать седьмого сентября фон Мерси с передовыми отрядами был уже в венецианской бухте. К сожалению, замыслу бравого генерала об окружении Венеции и пресечении сухопутного снабжения не суждено было сбыться - в октябре венецианцы дождались резервов с юга и контратаковали. Сам генерал был убит шестнадцатого октября в ходе арьергардного сражения.
Весь следующий 1621 год прошёл в ожесточённых боях на вражескую столицу, которую пришлось дважды брать штурмом, и оба раза - неудачно. Только к началу осени германской армии удалось прочно закрепиться в районе города и приступить к продолжительной осаде. К середине ноября, до начала зимних морозов, был установлен полный контроль над горными перевалами в Тироле, и в Инсбургской штаб-квартире могли более не опасаться неожиданных ударов итальянцев. А вот Штирию, из-за постоянных попыток балканской армии врага снять осаду, захватить не удавалось. В районе золотоносных шахт за год свою голову сложили десятки тысяч солдат, и в качестве резервов генеральному штабу пришлось присылать пограничные (малоопытные, слабо вооруженные и плохо обученные) полки.
Весь 1622 год прошёл без каких-либо катастрофических неудач и грандиозных успехов на полях сражений. За весь год так и не удалось овладеть горами Штирии, а войска, осаждавшиеся Венецию, чуть было не оказались разбитыми в ходе летнего наступления Венеции. Только своевременная поддержка пармских войск (с Пармой удалось установить тактическое партнёрство) помогла избежать катастрофы. К концу года в государстве начала сказываться нехватка финансов, а часть населения городов (особенно - южных) оказалась разорена из-за прекращения торговли с богатой Венецией и вела лишь жалкое существование по сравнению с предвоенными годами.

1623 год, 13 января.
Его королевское величество было подавлено последний новостью - только что в зал заседания прибыл гонец. Он принёс известие об объявлении войны Германии от католического союза Сиены, Баварии и Церковной области. В ноте самим Папой (хотя бумага официально пришла из Сиены) указывалось на недопустимость распространения ереси на итальянские земли и порабощение добрых католиков агрессивными отступниками.
- И так, уважаемые министры, какие планы разработаны Вашими ведомствами? Война, по всей видимости, продлиться гораздо дольше, чем мы планировали с главным штабом.
Министр иностранных дел поднялся для ответа:
- Ваше величество! Моё ведомство предпринимает всё возможное, и даже больше, дабы удержать в узде наших соседей от вступления в войну. По моим данным, полученным в частных беседах, страны Всегерманского Рейха, и просто агрессивные соседние державы, видя наши весьма скромные успехи за последние годы войны (глава МИД'а посмотрел на министра обороны), всё больше склоняются к мысли о том, что Германия стала слишком крупным владетелем немецких земель. Именно за наш счёт они задумывают решить территориальные проблемы. Мы находимся на грани войны практически со всеми странами Европы, а главную поддержку им обещает оказать Англия.
Речь продолжил глава финансового ведомства:
- Казна Вашего королевского Величества практически пуста. Предварительные планы расходов не оправдали себя. Фактически, война уже ведётся лишь за счёт стратегический финансовых резервов королевства. Долго так продолжаться не может. В некоторых регионах страны люди уже голодают, участились случаи ограбления королевских служащих казначейства. Я не вижу другого выхода из ситуации, кроме как взять несколько крупных займов и ввести специальные военные налоги.
Весь красный от негодования предыдущими ораторами, поднялся министр обороны (бывший первый помощник Клауса):
- Тут было много сказано о том, как пагубно война сказалась на состоянии дел в славной Германии. Однако я, в отличие от ...гхм... миролюбивых чиновников, хотел бы сказать, что текущих сил королевской армии хватит, чтобы дать отпор католикам и довести стратегический план войны против Венеции до конца. А если кто ещё рискнёт нападать на великую Германию - даже если и осмелиться - получит должный отпор. Хочу заметить, что долгие годы вооружённые силы финансировались по остаточному принципу, не так ли? (министр Обороны с ненавистью взглянул на министра финансов, прищурив свои красные от недосыпая глаза) Сейчас, после двух лет ведения боевых действий, всё возвращается на круги своя, и наследство, оставленное нам великим Кронбергом, приходит в должный вид. В самое ближайшее время с Венецией будет покончено, и тогда католики узнают, кто из нас еретик и отступник!

По итогам заседания кабинета министров было решено пока не предпринимать активных действий по все на правлениям сверх всякой меры. Вместо займов было решено временно обойтись печатью медных денег, по возможности усилить охранение рубежей и поднять боевую готовность гарнизонов. Однако, на всякий случай, основную схему мероприятий, если произойдёт дальнейшее разрастание конфликта, было поручено разработать в деталях соответствующему министерству.

18 февраля.
Фердинанд Второй фон Нордхейм продолжал колебаться. С одной стороны, после окончательного захвата богатой Штирии ему не терпелось включить владения в состав королевства. С другой стороны, это могло подтолкнуть к агрессии страны-члены Империи: аннексия стран в Европе, особенно в пределах всегарманского Рейха, многие века было делом исключительно редким и неблагопристойным. К вечеру, под давлением мнения генералов о военной необходимости прямого управления Штирией, Фердинанд подписал указ о включении в состав королевства Германии герцогства Штирия. Через несколько дней это вызвало крупный скандал в Майнце, что больно ударило по отношениям Германии с европейским странами, католиками всего мира и по престижу державы. Казалось, что только генералитет продолжал упиваться этой "победой" и продолжал считать, что этот шаг принёс больше пользы, нежели вреда. А король уже начал в этом сомневаться...

3 марта.
"... Наблюдая нескрываемую агрессию и хищнические устремления германского королевства в отношении имперских стран, при прямой поддержке Англии, ниже подписывавшиеся властители немецкого народа более не смогут поддерживать мирные отношения с королевством Германия. С трёх часов утра третьего марта тысяча шестьсот двадцать третьего года от рождества Христова Ганновер, Мекленбург, Бремен и Гольштилия считают себя в состоянии войны с Германией и её прямыми военными союзниками..."
Фердинанд Второй хотел ругаться нецензурными словами, но хорошее воспитание не позволяло ему этого. Вместо этого он сложил полученную бумагу в железный ящик с дипломатической почтой. После посыльный был отправлен со срочным донесением в министерство финансов...
Уже четвёртого марта королевская Казна взяла на себя тяжкое бремя двух крупных займов, организованных виднейшими толстосумами королевства. Десятого марта был подписан указ о введении временных спецналогов военного времени. В казне появились средства, чтобы собрать ещё несколько крупных группировок для отражения агрессии. Беда была только в том, что армии противников уже продвигались вглубь Германии ускоренным темпом, а первые боеспособные полки будут сформированы только через пять или даже шесть месяцев.

После такого сильного дипломатического удара Всевышний сделался более благосклонным к королевству, и к пятому апреля королевские войска уже располагались в венецианской Рагузе. А семнадцатого мая над ратушей Венеции уже развивался германский стяг, поднятый по инициативе одного из полковых командиров. Столица торговой республики пала после непродолжительного штурма, которому поспособствовал бунт голодающего населения и внутривенецианский заговор торговцев, фактически разорившихся из-за продолжительной войны.
По мирному договору от первого июня в состав Германского Королевства входили Истрия и Тироль. Состояние дел в казне Венеции было настолько плачевным, что командующим войсками не было никакой возможности взять контрибуции. Пришлось ограничиться беспринцыпным разграблением всё ещё довольно богатого города.

Третьего июля Папа Римский прибыл в Вену для подписания мира. За три дня до того объединённая католическая армия была наголову разбита генералом фон Мерси под Сиеной. По мирному договору Германия, в принципе, не получала золота или территорий. Однако Рим признавал текущую южную границу королевства одновременно и границей собственных интересов в центральной Европе. Также со всеми "богоборческими" монархами Рейха, исповедывающими и поддерживающими протестантизм, Рим должен был установить полноценные дипломатические отношения.

В конце сентября, после нескольких крупных сражений (в которых раз за разом победа оставалась на стороне Германии), в ходе которых Германия лишилась более пятидесяти тысяч солдат и унтер-офицеров, северные города-государства пошли на попятную и запросили мира. Англии - покровительнице торговли в северной Европе, пришлось смириться с их просьбами о мире. По результатам мирного договора, обсуждавшегося в столице Рейха - Майнце, все страны Империи официально признавали приобретения Германии в ходе последних войн и не имели права предъявить претензий о незаконности владения теми или иными землями. За подлое разжигание войны и разграбление немецких земель Мекленбург и Гольштилия обязывались выплатить контрибуцию в суммарном размере около тридцати тысяч марок. Тяжёлое испытание войной против половины Европы было пройдено!

1625 - 1637 г.г.
Дальнейшее правление Фердинанда Второго, продлившееся до конца 1637 года, также было насыщено различными историческими событиями разной степени значимости.
Своей основной задачей король видел укрепление позиций протестантизма в Германии, Рейхе и во всей Европе. Именно поэтому основные дипломатические конфронтации велись с южной Европой и папством. Кроме того - значительные средства направлялись на поддержку политической нестабильности в Венгрии и Польше, пик государственной несостоятельности которых был достигнут к середине 1626 года (повсеместные восстания грозили буквально поглотить страны).
Крупные восстания католиков подавлялись королевской армией в 1630 (все южные земли королевства были охвачены смутой), 1632 (Грац), 1635 (Триест), 1637 (Тироль) годах. По каждому случаю король приказывал правительству доточено разобраться в ситуации, найти (и главное - пресечь!) финансирование и поддержку мятежников. Как и следовало ожидать, на поддержку восставших в основном тратился Рим и Венеция. Торговая республика даже ввела суровые ограничения на торговлю в связи с особенно жестоким подавлением восстания в Штирии генералом Галласом. Нет нужды упоминать о том, что данный шаг вынудил продолжить постепенное повышение обороноспособности королевства вообще, и на приграничных территориях юга - в частности.
В необычайно холодную зиму 1625-1626 годов, помимо прочих забот, Фердинанду Второму пришлось приложить немало усилить, дабы сохранить прямую королевскую власть над рядом регионов. Причиной пошатнувшейся управляемости страной стало неисполнение указов Праги. Слава Всевышнему, дело не дошло до открытого мятежа. Но стабильность северных регионов на несколько лет заметно снизилась.
Нестабильность в польском королевстве привела к тому, что Тевтонский Орден, практически без сопротивления со стороны поляк, завладел Данцингом. Для этого пришлось лишь разогнать "правительство вольного Гданьска", повесив на городских воротах самых непримиримых. Одновременно с этими событиями о независимости провозгласила Литва. Основной движущей силой инсургентов было недовольства мусульманского большинства края слабость Кракова и деспотичная политика польских магнатов. Литва стала первым европейским королевством (королём был выбран Станислав - сын католика и мусульманки), придерживающимся политики равноправия между католиками и мусульманами, а также попытавшееся установить доверительные взаимоотношения с Востоком. Через несколько лет малоросские мусульмане также провозгласили независимость от Речи Посполитой, выбрав на царство Самуйло Сулима. Запорожье было отдано Малоросским царством Турции в обмен на военную поддержку в войне против ляхов.
Пред собственной кончиной от неизвестной науке хвори, Фердинанд замыслил и даже начал оформлять в законопроект глобальную реформу управления страной. Благодаря (или вопреки...) сокращению торговых отношений с Венецией, товарное производство в городах значительно возросло, что заметно пополнило бюджетные сборы. Опираясь на эти средства, планировалось разделить страну на королевские округа, основываясь лишь на экономической целесообразности. Глава округа должен был назначаться непосредственно королём, после совещания с правительством. По проекту, такой нетрадиционный подход мог бы позволить не только увеличить налоговые сборы, укрепить отечественное производство, но поспособствовать в эффективной борьбе с инфляцией. К сожалению, сам Фердинанд Второй так и не смог должным образом начать проводить реформу. Но проект нашёл ярых сторонников в лице министра финансов Ярла Йодлья и главы казначейства Виктора Гассе. Именно они убедили наследника Фердинанда Третьего не отказываться от реформы.

1638 год, 14 апреля.
Обеденный зал в доме Виктора Гассе ярко освещался десятками свеч. Главный казначей королевства закончил обед в кругу семьи и остался с важным гостем наедине. Перебираться в кабинет было неохота и ему, и Ярлу, кроме того - на залу никто не претендовал, все домочадцы разошлись по комнатам.
- Славного повара ты себе нанял, Виктор. Давно так вкусно не ел. Уже забыл, когда последний раз гуляш не вызывал у меня отвращения. Этот мастер - мардьярчик?
- Да. Сам знаешь, какого им сейчас. Все бегут в Рейх, как только могут. Его семье повезло.
Обсудив повседневные заботы, высокопоставленные чиновники перешли к серьёзным вопросам.
- Что скажешь о вчерашнем заседании? Какое впечатление оставило Его Королевское Величество?, - живо поинтересовался Виктор.
- Слишком энергичный. Да и воспитали его жутким милитаристом. Как невовремя славный Фердинанд отдал Богу душу...
- С чего ты взял, что он столь ярый поклонник военного дела? - глава казначейства не присутствовал на заседании правительства, и знал о результатах лишь по общепражским слухам.
- Его Величество говорило о особой миссии Нордхеймов в истории Европы. Пока кому- то суждено нести христианство дикарям Нового Света и Азии, Нордхеймы должны править Рейхом и Европой, вот его слова почти дословно. Думаю - нам не избежать скорой войны с восточными соседями, - Ярл взял в руки прозрачный бокал с недопитым вином, так похожим на алую кровь.
- Жаль. В случае скорой войны разговоры о проведении Окружной Реформы следует забыть.
- Не думаю. Я успел переговорить с Фердинандом Третьим. В целом, он сам стремиться отказаться от элитарности аристократии в деле управления королевством. А прожект можно подать именно в этом свете. Так что ещё не всё потеряно...
Оба собеседника не были потомственными дворянами, огромным трудом их семейства и они сами выбились в правящую элиту.
- ...Кстати! Тут в трактире на отшибе поймали болтуна одного. Клялся и божился, что у ныне покойного Фердинанда Второго остался незаконно рожденный сын, от католички!, - Гассе заговорщицки посмотрел на министра.
- Надеюсь, ты принял меры? Стражники быстро его вразумили? Только не хватало нам ещё проблем с престолонаследием. Да ещё таких проблем! Католики римские католики просто озвереют.
- Не переживай, я сделал всё, от меня зависящее. Но этот бродяга был не первым. И последним ему, увы, тоже не быть...



Фердинанд Третий фон Нордхейм


Весь 1639 год король и правительство провели в попытках стабилизировать ситуацию - всё католическое население был радо верить в "настоящего наследника престола", доброго католика. Тем более что вся эта история казалось чрезвычайно похожей на правду. Но благодаря слаженным действиям властных структур политический кризис удалось преодолеть, а мировая литература пополнила свою коллекцию сюжетов идеей о заточении высокородной особы в темнице коварным и властолюбивым деспотом.

1640 год, 17 января. Новое здание правительства в Праге.
- Позвольте ещё раз поблагодарить Ваше Величество за оказанное Вами Высочайшее доверие, - вновь назначенный обербургомистр, окружной глава, Занцель фон Клейст учтиво склонил голову в поклоне.
- Служи верой и правдой, на благо Великой Германии и Империи!, - Фердинанд протянул королевский приказ о назначении на новую должность.
- Счастлив служить династии!
Именно этому представителю малоизвестного дворянского рода, по рекомендациям из казначейства, была оказана честь стать первым обербургомистром - главой округа Богемия. Пока король и правительство аккуратно маскировали свои подлинные устремления, всячески маскируя свои действия подходящими оправданиями.

17 мая. Генеральный штаб королевской Армии Германии.
- Решение принято. Я и Германия видят своей целью военное сокрушение остатков Венгрии. Только мы - немцы - можем принести мир и стабильность на земли мардьяр. Конечно - не бесплатно, и цену назначим мы сами. Как можно скорее я жду подробного плана разгрома венгерских войск. Если они конечно ещё наличествуют!, - довольный своей хохмой, Фердинанд Третий удалился из кабинета.
- В целом, я набросал план разгрома венгерского королевства ещё несколько лет назад, - начал генерал Галлас, - план предусматривает вторжение по южным районам Венгрии с молниеносным захватом Пешта и Селажа. Цель - блокировать основные войска в горных районах с недружественным мусульманским населением. Если их генералитет сразу не капитулирует сам, то через несколько месяцев мы сможем без напряжения разбить остатки их войска...



германский генерал Галлас


После некоторой доработки план опытного Галласа был принят план. Поводом для официального объявления войны послужило "бесчеловечное угнетение этнических германцев", хотя на самом деле в Венгрии им жилось (по соседству с германским королевством) едва ли не лучше самих венгров. Германская армия перешла в наступление второго сентября. Не встречая адекватного сопротивления практически, все этапы стратегического плана были выполнены, и к весне 1641 года Нордхеймы контролировали все земли противника.



план Галласа


После мирной конференции, проведённой со всеми почестями в самом Майнце, судьба Венгрии была решена окончательно. Германия отторгала "в вечное володение" немецкий район Каринтия (включая Лайсбах). Воссоздавалось хорватское королевство под непосредственной опекой Праги, к власти возвращалась династия Аостийская (король Варгец). Из юго-восточных регионов страны страны создавалось независимое королевство Трансильвания, королём которой стал двоюрдный брат Дверди первого (короля Венгрии) - Георг Первый.
Благодаря тому, что Фердинанд Третий решал судьбу поверженного врага не самолично, а совместно со всем Рейхом, его авторитет значительно возрос в глазах электоров. Кроме того, Германия всё равно достигла всех своих геостратегических целей, пусть и через общеимперскую конференцию.



преобразование бывшего венгерского королевства


1641 год, 29 мая.
Мюрат Саксонский, помощник министра иностранных дел, прибыл ко двору Его Королевского Величества. В выкрашенной в тёмно-синий цвет (итальянскими умельцами Флоренции) кожаной сумке лежало срочное донесение от брадендуржского посла. Получив его вчера вечером, Мюрат немедленно собрался в дорогу.
- Что случилось?, - задал правомерный вопрос министр по внешним делам, встречающий своего помощника перед входом в королевский дворец, - в своём скором известии ты ничего не написал о причине столь скорого приезда!
- Случилось нечто чрезвычайное!
...
- Я просто не могу в это поверить!, - бурно среагировавший Фердинанд фон Нордхейм треснул кулаком по столу, раздался звон посуды.
Помощник министра привёз дурную весть - Фридрих Вильгельм (правитель Бранденбурга) развязал войну с Гольштилией под предлогом неправомочного захвата её Померании. Его войска быстрым маршем прошли к Гамбургу, преодолев символическое сопротивление в Померании - местные жители сами обезоружили гарнизон и Штральзунд не пришлось осаждать. Удача была на стороне наступающих войск, и в двух встречных боях основные силы Гольштилии были разбиты.
- Как посмел он! Это после того, чего он успел наговорить о деспотичности и несоблюдении древнеимперских правил моим отцом! А каковы эти лицемеры в Майнце! Живут, наслаждаясь воображаемой властью над Империей, за мой счёт. И ни протестов, ни осуждений. С какой стати Германии теперь и дальше содержать Империю?
- Я бы не стал окончательно отказывать от древних принципов Рейха, Ваше Величество. Не время сейчас, да и недостаточно мы сильны, чтобы так просто диктовать свои решения Империи, - глава министерства иностранных дел оставался более сдержанным. Он вообще не видел катастрофы в случившейся ситуации. Ощутимый щелчок по носу, но не более того.

В тысяча шестьсот сорок втором году в королевстве Англия началась настоящая гражданская война. Королевство, раздираемое противоборством католиков (за спиной которых стоял всё усиливающийся Рим), протестантов (которых поддерживало большинство знатных родов Всегерманского Рейха) и мюнцериан (на стороне которых всегда были огромные народные массы), окончательно свалилось в кровавую пучину войны. Этим немедленно решили воспользоваться Шотландия и Ирландия, но даже это не могло усмирить и консолидировать англосаксонцев.

1643 год, 19 января. Будничное заседание правительства Его Королевского Величества.
- ... А потому, я считаю уместным королевскому правительству совершить сей богоугодный поступок. Дабы народ удостоверился, обретя материальное доказательство, что Его Королевское Величество помнит, чтит и награждает не только выдающихся генералов, и всех солдат, которые верой и правдой служат Отечеству и Королю!
Церковный сановник закончил своё выступление перед достопочтимыми господами-министрами. Ему казалось, что свей главное цели - уговорить королевскую казну начать строительства церкви в честь погибших воинов в центре Праги - он достиг безоговорочно: некоторые согласно кивали, и ни один (судя по взору) не был гневе от предложения. Но самым неожиданным образом из-за спины иерарха раздался голос. Слава Богу! - это оказался всего лишь король Германии:
- Верно ты всё говоришь. И спорить с твоими словами было бы безнравственно - деньги для простых солдат Казна обязательно сыщет. Но почему ты считаешь, что Германской Церкви следует лишь изредка напоминать о тяжелой доли солдат правительству?
- Ну, Ваше Величество...
- Я думаю, часть пожертвований мы можете легко направить на возведение церкви по столь славному проекту. Благо, лишь недавно знакомился с отчётами. А деньги, что Церковь просит у Казны, мы направим в войска. Чтобы тем, кто не понаслышке знаком с тяготами обыденной службы, вспомнил своего короля и Германскую церковь добрым словом. Быть посему!
Действительно, уже в 1644 году началось строительство церкви для действующих и бывших военнослужащий рядового состава. В народе её ещё до открытия окрестили просто: "солдатская церковь". А в самой армии солдатам был увеличен паёк. На склады поступила новая тёплая одежда. А отслужившим своё ветеранам однополчане на Рождество сделали щедрые подарки от имени своих командиров и Фердинанда Третьего фон Нордхейма.

Тысяча шестьсот сорок четвёртый год ознаменовался резким всплеском активности аристократии. Виднейшие рода подписали открытое письмо королю Германии, в котором призывали прекратить эксперименты в деле управления государством. В первую очередь это касалось реформы королевских округов. В письме, помимо всего прочего, даже не указывались причины, по которым реформа, подтолкнувшая развитие Праги и окрестностей, не угодила высокородным особам. Да оно и понятно - кто напишет, что хочет подольше оставаться со своей пусть древней, но уже давно деградировавшей властью. В архивных записях упоминается о том, что король просто бросил письмо в очаг и не удостоил знатные семейства ответом. Отдуваться и налаживать мосты снова пришлось министерскому корпусу. С первого января 1645 года в королевстве выделялся новый округ. Обербургомистром был назначен бойкий и преуспевающий некогда купец Ганс Мюллер, за старостью лет уже начавшего постепенно передавать своё дело наследникам. Настало время послужить и своему государству!
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

SouthWest
Hearts of Iron



Огненная ящерица (14)
9252 сообщения


Пять баллов! (-)   09.02.2007 02:09
Bazilis I
_



Ушедший навсегда
Добровольное изгнание

Малдадал (12)
4620 сообщений


Re: История центральной Европы (Германия)   11.02.2007 14:56
Замечательное чтиво (сейчас скопирую себе в текстовой документ).
Время жить и время умирать.
Digoo
Римский Кесарь



ЭрЭфия

Генерал-аншеф (13)
5875 сообщений


Германия в хаосе Новой Истории, глава 5   10.03.2007 08:43
1647 год, вторая декада августа. Придорожный кабак в окрестностях Дрездена.
- Выпьем за победу над врагами, друзья!, - лихой солдат поднял кружку с вином над столом, - Выпьем за то, чтобы все войны были для нас такими же успешными! Чтобы Костлявая не смогла бы забрать наши жизни на поле брани!
Под дружные одобрительные возгласы шумная компания солдат в увольнении опрокинула кружки. Ёмкостям было не суждено пустовать долго - на столе стояла не одна бутылка дешёвой выпивки.
- Хочу выпить за нашего непосредственного командира! За лучшего капрала дрезденского полка! Ура!, - не дожидаясь одобрения смуглолицый бородатый солдат опустошил свою кружку. Его речь решил поддержать худощавый и сутулый ефрейтор:
- Выпьем за нашего дорогого боевого товарища и отца-командира! Слава капралу Эрнсту Хорьхе, ни раз спасавшего наши задницы!
- Слава! Ура! Долгих лет успешной службы!, - подхватило отделение.
Другие посетители уже привыкли к громогласной толпе солдат. По первости, импульсивных вояк конечно же побаивались, но быстро поняли, что буянить они не будут. Солдат можно было понять - им хотелось отметить окончание германо-голландской войны.
- Хочу почтить память наших павших друзей следующим тостом. Не всем нам удалось вернуться живыми. Кто-то оставил там друзей, кто-то - братьев. Господу было угодно забрать их к себе. Ганс, Ульрих, Гарри - вы навсегда останетесь с нами! Спасибо Вам, что прикрыли и помогли нам выжить!, - после этим слов шумная компания ненадолго замолкла, каждый вспомнил что-то своё, что навсегда сохраниться в памяти.
Ранней весной этого года объединённые армии Гессена и Нидерландов вторглись на земли Германии. Мюнцерианские войска оставляли после себя только головёшки вместо германских деревень. К счастью, Армии удалось вовремя развернуть против неприятеля резервные полки со всей Саксонии и дать должный отпор. При битве под Ангальтом удалось окружить основные силы гессенской армии и взять в плен Вильгельма Четвёртого - правителя герцогства. После этого удалось подписать белый мир с Голландией, а Гессену пришлось признать верховенство Германской Церкви на своих землях и подписать договор сроком на 25 лет о проходе войск.

1648 год, 15 августа.
В соборе Василия Блаженного (Москва, Россия) состоялось торжественное бракосочетание Алексея Первого Романова и Екатерины Романовой (в девичестве - Катрин фон Нордхейм, сестры Фердинанда Третьего). Династический брак, заключённый между двумя великими европейскими державами, позволил перейти на качественно новый уровень дипломатических отношений и пересмотреть ряд внешнеполитических догм.

1649 год.
Год ознаменовался крупным крестьянским бунтом в Богемии. Первоначально о причинах восстания было известно не очень многое. Лишь по мере подавления вооружённого выступления крестьян удалось выяснить причины. Оказывается барон Александер фон Бернер, недовольный налоговым правлением обербургомистр, распространил среди своих крепостных и наёмных работников негодные слухи. Они задевали честь королевского окружного правителя, приписывая ему своевольное распоряжение властью, не одобренное помазанником Божьим. Когда барон попал в руки пехотинцев Его Величества, он клялся, что не думал идти против короля - просто хотел припугнуть "распоясавшегося бургомистра", а всё вышло само собой. По донесению полковнику Граусу, Александер был повешен в своём имении от имени и по распоряжению короля Германии пред взорами домочадцев.

1651 год, середина января.
Фердинанд Третий фон Нордхейм, король Германии, вёл тяжкую полемику с собственными министрами уже более получаса. Ряд министров никак не могли согласиться с доводами своего короля, а Фердинанд не хотел беспрекословно приказывать.
- Повторяю ещё раз - служба моей безопасности собрала всю информацию. Никаких выступлений в Ангальте не будет, мелкопоместные дворяне будут счастливы называть меня своим сюзереном. Бюргеры также будут унификации. Своим людям я верю больше, чем расхожим мнениям в верхах Англьта.
- Ваше величество! Пускай и так, в чём я всё равно не уверен - Ваши люди могли спрашивать не всех и не должным образом, - не унимался глава внешне дипломатического ведомства, - Но важно отношение и Майнца к этому шагу! Все участники Империи, а самое главное - электоры, будут категорически против этого. Престиж Германии в их глазах, не в пример силе её Армии, и так не достаточно высок. А после присоединения дружественного к нам вассала - может стать ещё ниже.
- Разве это не наше внутреннее дело? Мои предки дали Ангальту независимость, я в праве забрать её, - король продолжил попытки убедить своих министров.
- К сожалению, это не так. Кроме традиционной неприязни к административным изменениям в черте Рейха, Ангальт имеет давние и прочные дипломатические контакты с Императором...
С этими словами Фердинанда изменилось - озлобилось, в глазах загорелся огонёк ненависти. Глава МИД'а понял, что не стоило Императора Рейха называть таком в присутствии короля Германии - это больно било по его самолюбию.
- Меня это не интересует! Император стар и со дня на день представится. Я приказываю Вам подготовить все бумаги. Ровно как и Вам, господин министр Юстиции. Чтобы всё было готово через неделю.
Присоединение Ангальта, как и предрекалось, вызвало крупный дипломатический скандал в Имперском дворце Майнца. Император написал несколько писем Фердинанду с требованием прекратить самоуправство в Империи и просьбами быть более мудрым и ответственным перед лицом божественного служения Империи.

26 марта.
В своём дневнике после дипломатического приёма король оставил заметки о том, что в частной беседе за обеденным столом послом Тевтонского Ордена поднимался вопрос об бранденбуржской угрозе Северу Империи. Также было предложено объединить усилия в деле сдерживания Берлина и подготовить почву для возможно раздела беспокойного католического соседа. В будущем, когда эти записи найдут историки девятнадцатого века, это вызовет целую войну антигерманских настроений в католическом обществе Европы.

28 сентября.
В большом Имперском Дворце в Майнце закончились выборы нового Императора Всегерманского Рейха. Им стал король Прованса (в изгнании) де Клермон. Фердинанду-электору пришлось приложить немало усилий, коварства и хитрости, чтобы склонить электоров к избранию заурядного (пусть и знатного) католика фактически без королевства - Императором. Вторым по популярности кандидатом был Фридрих Вильгельм, славившийся своими административными и дипломатическими способностями. Слава Богу, что не только король Германии не хотел видеть слишком инициативного человека Императором Рейха.

1653 год, середина декабря.
Отряхнув снег с пальто, пожилой человек открыл дверь и переступил порог. Пауль Линден наконец-то добрался до своего особняка под Веной и, раздевшись, наслаждался теплом домашнего очага. Слуги переносили вещи из повозки и хлопотали на кухне. Домочадцев не было дома, но Пауля это не удивляло. Он приехал из Венеции на неделю ранее намеченного срока, они его просто не ждали. Убраться из республики итальянцев до Сочельника ему - главе крупного купеческого дома - удалось лишь благодаря случаю. Таинственным образом близь османских берегов пропал целый торговый флот. И бывшим торговым партнёрам неудачника пришлось срочно искать новых поставщиков. Продав часть товара себе в убыток, Линден был всё же доволен. По условиям договора, на нижненемецкие товары его торгового дома был гарантирован спрос сроком на пять-семь лет. А возможно - и более, если владелец флотилии и за семь лет не сумеет вернуться к прежним объёмам торговли.
По результатам года Германия значительно потеснила Венецианскую республику в финансово-торговой сфере и на несколько лет прочно заняла практически монопольные позиции на её экспортных рынках.

1654 год.
С началом года в германском королевстве появлялся новый административный округ - Моравия. Утром первого января Фердинанд подписал указ о введении прямого правления обербургомистра. Чем, конечно же, вызвал очередную волну недовольства аристократии. По данным архива Лейпцига именно в январе Герман фон Баумгатер, представитель влиятельного саксонского рода, решился пойти на заговор и убийство короля. К счастью, через несколько месяцев, заговор раскрылся и дворянин был сослан консулом в Хорватию, где вскоре был убит албанским разбойником.

15 января.
Фердинанд Третий фон Нордхейм неохотно поднял глаза на визитёра. В последнее время он не любил гостей в неурочное время. Пред ним стоял Лукка Ратцге - человек бранденбуржского посла в Германии, высокородный господин и близкий друг главы МИД'а.
- Доброго здравия, Ваше королевское величество!, - в хороших манерах Лукке было не отказать, и он поклонился королевской особе, как того требовал этикет.
- И тебе доброго здравия, Лукка. С чем пожаловал?, - Фердинанд был в не настроении болтать о том, о сём. Он вообще планировал побольше побыть с семьёй на этой неделе.
- Я к Вам с важным поручением. Велено устно передать. С сего дня, Божьей милостью и по обоюдному согласию, Бранденбург и Ганновер совместно основывают немецкое королевство, сохраняющее свободное и гордое название Бранденбург. Ганноверские земли теряют электоральный статус. Все официальные бумаги будут в министерстве завтра к утру. Само решение только сегодня днём было обнародовано в Берлине и Ганновере.
- Ну что же. Если у тебя всё...
- Особенно хочу подчеркнуть, что держава, чьим подданным я являюсь, не нарушила ни одного закона Империи. Фридрих Вильгельм имел полное право занять престол. А отказ от права голоса королевства..., - Лукка хотел было продолжить произносить подготовленные тезисы, но был прерван.
- Почаще вспоминай, что прежде всего - ты подданный его Величества Кайзера, Императора Всегерманского Рейха. И я прекрасно осведомлён о династических браках в Рейхе. Вопрос к тебе не имею - ты свободен, - новости сильно расстроили короля и он решил сорваться на госте.
- Всенепременно!, - Лукка Ратцге раскланялся и покинул аудиторию.
Больше всего Фердинанда расстроил не факт укрупнения Бранденбурга. Скверно было то, что всё было совершенно законно и невозбранно - что не всегда было в процессе расширения Германии. Да и отказ он возможного статуса дважды электора - юридического казуса - был совершён самым явственным образом чтобы подчеркнуть широту натуры Фридриха (не то что измельчавшая фамилия Нордхеймов).
Ну а сама суть коварного замысла Фридриха стала известна примерно через неделю. Гонец принёс весть об ухудшившемся здоровье Императора. По всей видимости - отравление. Конечно, версия об отравлении появится в официальной истории не ранее девятнадцатого столетия. А пока для простых людей Император де Клермон с годами стал слаб здоровьем.

1 марта.
Новым Императором Всегерманского Рейха, после трёх дней выборов, стал Фридрих Вильгельм. Став Кайзером, он на следующее же утро покинул столицу Рейха, сославшись на беременность супруги. Но на самом, как позднее будет обнаружено в дипломатических письмах Берлина, Фридрих спешил в Бремен, где после сердечного удара едва мог разговаривать безнаследный брат его славного деда... Уже двадцатого апреля Бремен остался без правителя. А ещё через две недели Кайзер, под практически единогласное согласие имперского рейхстага, присоединил к своему домену и наследственным землям Бремен. Бранденбург набирал силу и вновь становился конкурентом Германии в Рейхе.

В конце 1655 года вся северная Германия наблюдала в небе метеорит. Священнослужители, прорицатели и просто народ посчитали это дурным предзнаменованием. А через несколько месяцев, уже в 1656 году, по Империи смертоносной волной прошлась эпидемия чумы. Возможно, именно это и стало основной причиной, по которой главы всех церквей Европы решили собраться вместе и поставить окончательную точку в деле религиозной нетерпимости. Два месяца в Женеве проходила конференция, на которой выступали и пытались договориться представители Рима, Англиканской и Германской Церквей, мюнцериане различных стран, независимые протестанты Скандинавии. Несмотря на предложение Фердинанда - представители православных и мусульманских конфессий приглашены не были.
Итогом стала подписанная декларация о недопущении силового решения религиозных конфликтов как между подданными, так и между странами. Кроме того, представители нераспространённых конфесий более не могли дискриминироваться в отношении занятия государственных должностей. Любые имущественные разбирательства более не могли апеллировать к религиозной принадлежности истца и ответчика. И многое, многое другое было обсуждено и принято за руководство к действию; давно наболевшее в мультирелигиозной Европе, всецело признающей Христа, но толкующей его учения отчасти совсем по-разному.
Фердинанд Третий считал успешное завершение конференции отчасти и своей победой. И именно как активного сторонника и организатора Женевской Конференции его и запомнят потомки.

1657 год, 14 февраля.
- Король умер. Да здравствует король!, - на французский манер проголосил Артур фон Майнц, глава королевской администрации. Получилось не очень величественно, но собравшиеся первые лица государства и не требовали сохранения торжественности момента. Все спешили поближе познакомиться с молодым королём Германии - Леопольдом Первым фон Нордхеймом. Единственным сыном скончавшегося Фердинанда Третьего, лишь недавно закончившего своё обучение в Вене (блестяще владеющий точными науками и являющийся весьма неплохим организатором).
Последние недели король чувствовал себя ужасно, его мучили бессонница, головные боли и общая слабость (переходящая в полное физическое изнеможение). Придворный лекарь сказал, что всего его умения хватил лишь на то, чтобы облегчить страдания Его Величества, и продлить агонию на несколько недель. Семья, всё же, решила сделать всё возможное, понадеявшись на милость Господню. Увы, чуда не произошло...



Леопольд Первый фон Нордхейм


27 февраля.
- Господа генералы! Как Вы уже знаете, Каринтия бунтует. Католики, науськиваемые Папским двором, нарушили данную мне присягу и просятся в состав Церковной Области. По всей Италии проведены дополнительные ограниченные рекрутские наборы по деревням, - Леопольд сделал продолжительную паузу, - Мы с Вами знаем, что это значит. Рим хочет использовать бунт, как повод к войне против Германии. Для меня это - очевидно. Германской армии не стало выжидать, пока итальянцы вторгнуться в наши владения, желания закрыть над выход в Средиземноморье. Я приказываю в кратчайшие сроки подготовиться к войне на Апеннинском полуострове с Венецией и Папством.
Из всех присутствующих (включая короля) только министр внутренних дел знал о том, что восстание курировала специальная служба МВД. Ещё по замыслу Фердинанда, план контролируемого восстания был разработан в деталях, и начал претворятся в жизнь. Перед смертью Фердинанд Третий запретил министру просвещать в это своего сына, не желания, чтобы его правление начиналось с обмана. Леопольд Первый узнает об этом только в день смерти текущего главы министерства внутренних дел через посмертное писмьмо последнего. Это письмо будет найдено в королевском архиве только в тридцатые годы XIX века.
- Всё должно быть готово к войне через десять дней. Срочное совещание по вопросу войны будет созвано за день до того. Всем - подготовить материалы о проведённых материалах!
Тринадцатого марта Германия объявила войну Венеции под предлогом их поддержки сепаратистов (оружием, включая артиллерию, речными судами и золотом). Практически все итальянские страны выступили с прямой военной поддержкой Венеции. Неожиданно католические страны Италии поддержала Бавария, имевшая ряд договоров с папским престолом. Для Мюнхена это было большой исторической ошибкой.
Неожиданной помощью от природы стала необычайная урожайность германской земли в 1657 году. Казалось, само мироздание благословило молодого короля на войну против латинян.

23 декабря. Полевой штаб Южной группы армий Германии, Каринтия.
- Ваше Величество! Срочно донесение от генерала Монтекукколи!, - посыльный унтер-офицер склонился в знак почтения пред королём.
- Да, говори, - король снисходительно оторвался от карты. Окружавшие его адъютанты также посмотрели на фельдфебеля, но со значительной долей презрения.
- Его Светлейшиство генерал Монтекукколи велел сообщить - Рагуза и Далмация полностью контролируются вашими войсками. Сейчас идёт битва с превосходящими силами венецианцев с целью не допустить их закрепления на отвоёванном побережье.
- Отлично! В каком полку служишь, солдат?
- В третьем Пражском, Ваше Величество!
Леопольд фон Нордхейм хотел было отметить солдата перед командованием, но из-за многочисленных более важных дел так и не успел этого сделать. Фельдфебель третьего Пражского полка погиб от папской картечи в Истрии вместе со всей своей ротой.

1658 год, 13 апреля. Венеция.
После ряда сокрушительных поражений Венеции от непобедимой германской армии Его Величества дож (под давлением Большого совета) - Бертуччо Валерио, был вынужден подписать сепаратный мир. Для Венецианской республики зима 1657-1658 годов была тяжёлым экономическим испытанием, поэтому выплатить требуемую Леопольдом сумму торговцам было просто нечем. Вместо этого позиции германский купцов в Венеции значительно улучшались, королевство Германия получало значительный приоритет во многих направлениях торговли (непосредственные репарации составили всего сорок тысяч марок).
С другой стороны, именно закрепление торговых привилегий германских купцов (а значит - и товаропроизводителей) позволило парировать организованные выступления ремесленных цехов (недовольных закрытием торговли) в городах королевства. Дополнительно король подписал давно планируемый указ о снижении таможенных пошлин.

29 сентября.
После кровопролитного для обоих сторон штурма (начавшегося 11 сентября) разорённый и сильно пострадавший от артиллерийского огня и пожаров Мюнхеном был взят. Правящий дом Баварии был взят в плен после их обнаружения в катакомбах собора Святого Михаила.

- Вновь старшая ветвь династии Нордхеймов будет править благословенной Баварией!, - изрёк Леопольд Первый фон Нордхейм, устраиваясь поудобней в главном кабинете городской ратуши, - Надолго же мы покинули свои исконные земли.
- Надолго, Ваше Величество! Но всё возвращается на круги своя, - командующий группой армии "Бавария" располагался в соседнем кабинете и находился вместе с королём, когда тот отдался ощущениям собственного величия.
- Друже Вернер! Пока мы всё ещё воюем... Приказываю взять под особую охрану имущество Нордхеймов. А также, по возможности, косвенными методами сломить хребет католическим силам в регионе. Мюнхен должен стать второй столицей королевства, постоянному недовольству католиков здесь не должно быть места!
- Будет исполнено, Ваше Величество!

25 декабря великий герцог Баварский Фердинанд Мария фон Нордхейм (сводный двоюродный брат Леопольда) подписал отречение от престола и юридически признал вхождение католической Баварии в состав Германского королевства. Тем самым войны между двумя немецкими государствами была завершена. Аннексия великого германского герцогства нашла себе оправдание тем, что это были исконные земли Нордхеймов, лишь по историческим недоразумениям оказавшиеся не под властью старшей линии династии. Разбирательства в столице Империи - Майнце, становились всё более безвластными, не смотря на то, что Император - Фридрих из Пруссии, был весьма категоричен и жаждал восстановления суверенитета Баварии.
А третьего января следующего года между Германией и итальянскими странами, в Мюнхене, состоялось торжественное подписание "вечного" мира. Среди прочего (всего около девяти тысяч марок золотом), папство подтверждало право Нордхеймов на володение Великой Баварией, чем лишило Фридриха последних надежд усмирить германского гегемона.

1659 год, 25 апреля.
Леопольд возглавлял текущее заседание Генерального Штаба королевства. Весь сегодняшний день был посвящен обзору ключевых событий минувшей войны. В целях недопущения деградации одной из лучших европейских армий, основной вопрос ставился о недостатках текущего порядка в Вооруженных Силах германии.

- ...Ваше Величество! Особенно хочу обратить ваше внимание на следующий факт. Второго апреля прошлого года третий сводный саксонский полк внезапной ночной атакой разбил ранее разведанное соединение, предполагая в нём вражеские войска. Однако, это оказались германские солдаты!, - подчеркивая трагизм минувшей ситуации первый заместитель начальника ГенШтаба Германии сделал многозначительную паузу, - А всё потому, что их платье разведчиками было принято итальянскую! Также хочу обратить внимание Вашего Королевского Величества на тот факт, что уже двенадцать лет войска Франции имеют унифицированную форму, в целом единую для всех.
- Что же, разумно. Этот вопрос необходимо обсудить со службами снабжения, - Леопольд благовелительно кивнул и сделал ряд заметок у себя на листе бумаги.
- Ваше Величество! Но ведь от века в век командиры полков сами занимались гербами, формой, традициями! Это оскорбит чувства целого сословия!, - один из высокопоставленных генералов уже стоял практически напротив короля
- Мы учтём это замечание, садитесь, господин генерал...

- ...Ещё хотелось бы отметить тот факт, что в целом эффективность полков, существовавших в полном составе ещё в мирное время, а не набранных пред самой войной, оказалась куда выше. Солдаты и унтер-офицеры, за долгие годы до мелочей отработавшие взаимодействие, гораздо легче прорывают оборону противника и держатся в обороне, - полковник, отмеченный по результатам войны наградами, перевёл дыхание и продолжил, - Помимо этих очевидных преимуществ, такие полки обычно значительно лучше снабжаются благодаря слаженности интендантского корпуса. Обычно в полках постоянной готовности все офицеры - опытны. Они приходят командовать после специальных учебных заведений и успешной аттестации. Это, в большинстве случаев, гораздо лучше, чем наспех назначенные командиры из виднейших семейств региона...

- ...Невероятных успехов при развитии наступления на Мюнхен достиг командир четвёртого австрийского полка барон фон Гусье. Применив новый тип построения - две линии солдат по четыре шеренги, в сражении под Вайнштефаном ему удалось разбить превосходящие силы баварцев. Нет нужды говорить, что это передовое соединение авангарда, до того успешное прорывающиеся на земли неприятеля, испытывала недостаток снабжения во всём, включая патроны и снаряды. Настоятельно рекомендую ознакомиться с методами наступления барона фон Гусье, законспектированные мною вот в этом труде, - седоусый генерал положил на стол коллегии наспех сшитую стопку дешёвой жёлтой бумаги, - Общевойсковое внедрение этой тактики позволит Германской Армии значительно повысить свой потенциал...

По результатам заседания Королевская Армия Германии полностью отказалась он пикинёров - теперь все солдаты, так или иначе, вооружались огнестрельным оружием. Кроме того, на вооружение были приняты новые, более лёгкие мушкеты. На их основе через несколько десятилетий будут разработаны фузеи, с которых можно будет стрелять без использования подсошек. По представленным рекомендациям, для всей армии была разработана унифицированная форма. Часть уставов, касающаяся боевой тактики наступления, была переработана и дополнена бароном Эрхардом фон Гусье. С 1663 года, благодаря вышедшему государеву указу, на офицерские должности стали приниматься люди лишь с высшим образованием, прошедшие строгую государственную аттестацию. А в 1665 году Леопольдом Первым фон Нордхеймом был окончательно утверждён пересмотренный закон "О способах комплектования вооружённых сил Германской Армии".



Единый стандарт формы для Армии


1660 год, конец зимы. Рудные горы.
В придорожном трактире "Хромая Кобыла" типичного немецкого села кулак Христиан заказал уже третью пинту тёмного пива. Сдув пену на стойку (под недовольный взгляд трактирщика), он вновь обернулся к своему собеседнику:
- ...Вот такие дела, друже, - пригубив хмельного напитка, крестьянин решил развить мысль, - а всё благодаря обербургомистру! Классный мужик! Я его недавно в Бреслау видел, когда на рынок ездил.
- Ну и как он? На нашего сельского писаря не похож?, - Лейк и до сего дня считал Христиана (друга детства) большим человеком, а теперь, когда выяснилось, что он "знаком" с губернатором - его авторитет уже сложно было выразить словами, - Говорят, что все чиновники на одно лицо...
- Глупости! Фридрих - нормальный мужик! Его дед ещё в деревне жил. Не то что слизняки городские, притесавшиеся к нашей ратуше, - сказав это, крестьянин обернулся, но владелец заведения спустился в погреб по какой-то надобности, а посетители не особенно прислушивались к разговору, - вообще, скажу я тебе...
- Да?, - Лейк заговорщицки пригнулся, и капюшон с макушки наполовину сполз на лоб.
- Как фон-баронство власти отстранили, и должность онную ввели - дела вести стало куда как легче. Король то наш, да хранят Его Величество Небеса, мудр. Людей умных назначает руководство в горах осуществлять. А баронство то в первую очередь о наделах своих печётся, да с крестьян вроде нас с тобой по три шкуры сдирает - завидует более богатым южанам.
- Это да..., - мужик окончательно натянул капюшон и затравленно осмотрелся. Если бы их услышали эти самые "фон-бароны", у которых лично он арендовал клочок земли - ему бы пришлось остаться без урожая...
- А в Бреслау ещё одну новость слышал. Да ты успокойся! - слизняки в этот кабак не заходят!, - Христиан расхохотался, - В общем, недавно Указ Его Королевского Величества вышел. Обербургомистров ещё рядом полномочий наделили, да обязали графство да баронство палки в колёса им не совать. Лет через пятнадцать, когда мой Ганс подрастёт, а я - совсем дураком стану - по всей стране делами будут государевы люди заниматься. А не наследные землевладельцы.
В королевстве антагонизм между королевской и местной, дворянской властями продолжал нарастать.

В тысяча шестьсот шестьдесят первом году Прагой была организована большая королевская охота. Принять участие в охоте были приглашены представители виднейших фамилий как Германии, так и всего Рейха. К несчастью, Леопольд Первый фон Нордхейм наотрез отказывался обсуждать идущие административные реформы, чем вызывал лишь неудовольствие аристократии (до охоты считалось, что это попытка найти общий язык с недовольной аристократией - оказалось, что просто церемониал). Однако, благодаря участию многочисленной знати со всей Империи, внешнеполитические связи Германии заметно окрепли.
В этом же году Савойя вышла из состава Франции, герцог Карл Эммануил Второй отказался признавать верховенство Парижа на "своих" землях. Дело закончилось карательным походом, возглавляемым лично королём Франции - Людовиком Четырнадцатым.



Владения Бранденбурга (на 1659 год)


В 1662 году в европейских владениях турок вспыхнули мятежи. Фактически, бунты были организованы активным и инициативным меньшинством мюнцериан, отвергающим служение вообще, и поганым азиатам - в особенности. И лишь потом были активно поддержаны православным, католическим и протестантским населением. Хотя официально европейские государства поддерживали Порту в деле удержания порядка и недопущения религиозных конфликтов, но фактически все ключевые игроки, так или иначе, поддерживали братьев по вере. Наибольших успехов добились Армия Свободной Болгарии, которой активно помогали русские генералы и офицеры (и даже несколько рот регулярных войск). К концу года почти все болгарские земли были свободны, несколько полков непосредственно угрожали столице мусульманского мира - Стамбулу.

1663 год, 22 января. Пригород Вены.

- Ваше Величество! В Штирии - бунт. Уцелевшие солдаты гарнизона Граца отступают в Зальцбург!, - импульсивный министр внутренних дел плохо скрывал своё волнение перед монаршей особой.
- Вот и посетил богатейшую ярмарку, - с грустью сказал Леопольд в сторону - Каковы причины восстания? Кто стоит за восстанием? Хоть что-нибудь известно?
- Пока мало что понятно, информация обрывочная. Вроде как всему виной был несправедливый самосуд одного из держателей земли. Этим ловко воспользовались местные католики, открыто поддержавшие засуженного крестьянина. Хотя, судя по скорости распространения восстания, это было лишь поводом. Я бы не исключал, что Рим принялся за старое.
- Ясно. Примем соответствующие меры. Хотя мы этого, признаться, не ожидали. Что-нибудь ещё?
- Да. Войскам удалось изловить того самого помещика пред самым бе... отступлением. Завтра утром он будет здесь, в Вашем имении, если Вам будет угодно.
- Прекрасно, нам будет о чём потолковать.

Восстание полыхало больше года, весь горный район был разорён (некоторое время в городах "процветало" людоедство). Многие рудники, включая золотоносные, были разрушены. Казна недосчиталась огромных сумм золота. Однако разведка так и не смогла однозначно выявить папский след в деле организации бунта. Но худа без добра не бывает - благодаря чрезвычайным мерам, направленным против восстания, удалось почти полностью свести на нет влияние Церковной Области (и католической церкви) в Баварии.

1664 год, 13 декабря. Королевский дворец в Праге.
Адъютант Его Королевского Величества уныло рассматривал эпические картины прошлого, висящие на стене комнаты для ожидания. Большие позолоченные часы уже отмеряли четверть часа, а Леопольд всё ещё не принимал своего помощника. Наконец, ещё через несколько минут, двери королевского кабинета раскрылись.
- Входи, Клаус, - король Германии жестом пригласил адъютанта, который послушно поднялся и зашёл в кабинет. "По-видимому, совсем недавно сделали роскошный ремонт" - подумал про себя Клаус фон Марти.
- К сожалению, Наши предполагаемые планы придётся отменить, - продолжил монарх, - Венецианская республика ввела запрет на торговлю. Это - серьёзный удар по экономике Германии, ты то должен прекрасно это понимать...
Клаус неплохо зарабатывал, отправляя в Венеции значительную часть продукции, что давали мануфактуры его зятя. Деньги для семьи были более, чем приличные.
- И так. Господин адъютант, тебе надо срочно отправляться в Министерство Обороны. Надо выяснить их и наше военное состояние в регионе с точностью до отделения. Быть может, латиняне собираются взять реванш? Хотя, конечно, не похоже, - Леопольд взял конверт и поставил свою королевскую печать, - вот, держи. Это приказ об усилении нашей южной группы войск. До моего посещения министерства - приказываю тебе организовать рабочую группу.
- Есть, Ваше королевское Величество!, - адъютант вытянулся по струнке, как этого требовал Устав.
- Если вопросов нет - выполняй.

Рождество королевский двор встречал без особенной радости. Многие представители высшего света лишись чувствительной доли своего дохода как раз под Новый Год - Венеция, даже не смотря на собственные убытки из-за расторжения контрактов, проводила репрессивную политику к оставшимся представительствам торговых кампаний. Новые купцы - подданные Леопольда Первого, пропускались на итальянские земли только без права вести торговую деятельность. Напряжённость между странами всё возрастала, что выражалось в хаотично-устремлённом укреплении обороноспособности границ.
Будущие историки в последствии докажут факт наличия неформального сговора между Венецией и Лондоном: Англия безоговорочно признавала интересы Венеции в Средиземном море, покрывала все временные финансовые накладки и гарантировала свою поддержку в вызревающих конфликтах на Африканском побережье. За это глава Венеции, фактически в тайне от Большого Совета, собирал войска на границе, слал оскорбительную ноту протеста против "беспринципных действий немецких торгашей" и запрещал какую-либо торговлю германских купцов. По задумке всё это должно было отвлечь Прагу от своих северных рубежей.

1665 год, 22 января.

- Ваше Величество! Нам объявлена война!, - глава министерства внешних дел положил сложенный конверт (по-видимому, ноту объявления войны) на стол монарху.
- Эти любители мандаринов всё же решились напасть на Германию? Глупцы!, - глаза Леопольда засверкали в предвкушении грядущего разгрома торговой республики.
- Боюсь, что нет - бумаги только что были вручены мне английским послом. Нам известили, что сегодня после полудня Мекленбург, Гольштилия, Ольденбург и Англия считают себя в состоянии войны, - чиновник развернул бумагу и указал на печати и подписи.
- У ты, псы смердящие! Подловили! И какова же причина Такого их шага?
- Как тут написано, их союз лишь отстаивает торговые интересы стран-участников на Балтике.

Нападение с севера никак не ожидалось во всех властных структурах королевства. К этому оказались не готовы как военные, так и дипломаты, местная власть и, что самое ужасное, королевский двор. А вот агрессоры были подготовлены к молниеносным действиям: с ходу огромные для таких малых стран армии разбили немногочисленную пограничную стражу и по сходящимся направлениям стали продвигаться вглубь Германии. Раймондо Монтекукколи был снять Леопольдом с должности командующего южной группой армий и назначит командиром всех северных войск. Благодаря его инициативным действиям к концу апреля удалось отбить наступление мекленбуржцев и снять осаду с Магденбурга. Двадцать второго мая в Зунде состоялось крупнейшее за историю германского военного флота сражение. Померанские моряки - подданные Леопольда, понеся суровые потери, всё же разбили превосходящие объединённые силы противников. После этой победы превосходство на Балтике осталось за Германией. Штаб северных войск, с благожелательного одобрения короля, решил готовить десантную операцию по овладению Ютландом для полного разгрома Гольштилии и вывода её из войны. К несчастью, после успешного десантирования и завоевания плацдарма, к середине ноября многотысячная армия была окружена и разбита. Почти никто из немногочисленных пленников так и не смог выбраться обратно на Родину после войны. Главной причиной неудачи этой операции в дальнейшем станет принято считать прибытие атлантической эскадры англосаксов в Зунд, что не позволило эвакуировать солдат и артиллерию. Вновь завоевать господство в проливе удалось лишь к самому концу декабря. С большим трудом и критическими потерями германские моряки утопили примерно половину флота британцев во время их попытки высадить отряд тяжёлой кавалерии в районе Старгарда. Больше морских десантов в этой воне противоборствующие стороны не предпринимали.
За 1666 года Германия смогла вновь перебросить часть южных полков и восполнить потери в северных. К началу весны под руководством фельдмаршала Монтекукколи началось всеобщее контрнаступление вдоль всех северо-западной границы. В ходе встречных сражений удалось разбить, окружить и пленить основные силы немецких союзников Англии. К июлю германская армия была у ворот Мекленбурга, и приструнённые торговцы пошли на мир. Королевской Казне было выплачено семьдесят три тысячи марок, статус Германии как монополиста в торговле хлебом на Балтийском море признавался всеми побеждёнными странами (включая Англию).
По результатам блестяще проведённом кампании, учитывая прежние заслуги генерала перед Родиной, Монтекукколи присваивалось звание генералиссимуса Германской Армии.



Генералиссимус Раймуд Монтекукколи


1667 год, 13 мая.
"...Тринадцатого мая тысяча шестьсот шестьдесят седьмого года от Рождества Христова состоялось богоугодное венчание в церкви Святого Вита раба Божьего Максимуса фон Нордхейма, великого герцога Баварского и Александры фон Брайла, графини Ланкастерской. На свадебной церемонии присутствовал Его Королевское Величество, король Германии, Леопольд Первый фон Нордхейм, а также - Его Светлейшиство маркиз МакДонел, посол Английского Королевства..."



Церковь Святого Вита

1668 год, Сочельник. Деревушка в Нижней Баварии.
- ...И тебе крепкого здравия, добрый хозяин!, - путешественник пригубил самодельного пива хозяина, у которого нашёл приют на ночь, - У доброго хозяина и хмель добрый!
Антуан Гот довольно заулыбался, хотя допускал, что с дороги любой дармовой напиток гостю показался бы отменным.
- Скажи, Эрик, что привело тебя к нам? Говор выдаёт в тебе северянина. Не голодает ли этой зимой Померания?, - Антуат проявлял интерес не просто так, в Старгарде у него жил троюродный брат, с которым они изредка встречались на ярмарках или по случаю в больших городах.
- Если и голодает, то по вине католиков! Если ты не знал, то знай - на севере восстание латинян. Эти неблагодарные веками жили с нами, мы их терпели, а тут они вдруг восстание подняли. Разорили Кюстрин, королевских людей за стены несколько месяцев не пускали - всё что-то требовали себе. Ну, ты то этих пройдох знаешь, чай в самой Баварии живёшь. Конец их печальный ждал - кто при штурме не погиб, всех до одного казнили. Чтобы другим неповадно было. Лесопилку, где я работал, сожгли, да хозяина ещё за оскорбление Папы на ближайшем дубе повесили. А я вот выжил, со всеми накопленными за годы работы монетами в Мюнхен иду. Конкуренции почитай и нет, мало там инициативных немцев, чаще одни католики!, - Эрик заржал, наслаждаясь собственной шутке.
Антуан не стал говорить, что принял Христа по германскому канону лишь через полгода после включения Нижней и Верхней Баварии в состав королевства. А Эрик промолчал, что в Мюнхен шёл не только с накопленными за пятнадцать лет грошами, но и большей частью золота своего бывшего нанимателя.
- Ну, за наступающий светлый праздник Рождества Христова!
- За Рождество!

В мае 1670-го года от Рождества Христова на северо-западе Германии началась подлинная война между двумя знатнейшими (пусть и довольно обедневшими за последние десятилетия) родами: Ламздорфами и Дингстардами. Конфликт разродился из-за права на владение несколькими крупными угодьями, несколькими десятками деревень и крупным городом районного значения. Нордхеймы не стали поддерживать ни одну из сторон, так как в самом ближайшем будущем рассчитывали ввести там прямое окружное правление через назначение очередного обербургомистра. В Праге и в голову никому не могли придти, что спесивые аристократы затеют подлинную войну за приграничные земли, вооружив до зубов отряды наёмников: с каждой стороны воевало больше тысячи солдат, вооружённых "арендованными" у Вооружённых Сил мушкетами пушками! Лишь через полгода подлинно боевых действий конфликт удалось разрешить: зачинщики были "оштрафованы" и лишены большей части имущества; интенданты, продававшие казённое вооружение, были повешена; во всех округах вводилась так называемая окружная система.
К началу ноября этого же года немцы Зеландии (без Ютландии) провозгласили независимость от шведской короны, основав германское королевство - Данию. В Стокгольме это приняли на удивление спокойно, и очень быстро приняли условия инсургентов (видимо, почувствовав за происходящим длинную руку пражского двора).
В 1672 году Карл Второй - король Англии, вернул своё королевство в лоно Святой Римской Католической Церкви (протащив через лояльный декрет "О религиозной терпимости"). По слухам, немаловажную роль в принятии такого крайне непопулярного решения сыграла поддержка, оказанная Карлу богатым папским двором в период междуцарствия. Именно эта поддержка позволила генералу Монку разбить прихвостей Кромвеля в момент хаоса после смерти их бессменного "лорда-протектора".



Карл Второй Стюарт


1672 год, 29 июля. Королевский дворец в Праге, один из личных королевских кабинетов.
Обсудив бурное развитие рудников в Штирии, король Леопольд Первый перешёл к обсуждению более насущных вопросов со своим кругом приближённых министров: Обороны, Иностранных Дел, Внутренних Дел.
- И так, господа-министры! Все Вы в курсе, что польским ляхам хватило ума развязать войну с тюрками. Буквально несколько лет назад я уже просил ГенШтаб разработать план ведения войны против поляк, да и вопрос о целесообразности такой войны уже ни один раз подымался как на наших, так и общеправительственных заседаниях. С тех пор ситуация для окончательного утверждения германской и Имперской гегемонии в Польше становилась всё лучше. Продолжайте, - Его Королевское Величество указал на министра иностранных дел.
- Господа! Спешу сообщить Вам, что московский царь - верховный правитель России, заключил с нами союз. Москва имеет ряд серьёзных претензий к Речи Посполитой, и, по прикидкам нашего ведомства (намёк на вспомогательные службы при МИД'е был понят всеми без исключения), вполне сможет принять участие в походе даже в случае продолжения войны со Швецией.
- На кой чёрт нам эти союзники? Последние события показали, что наша армия - самая лучшая в Европе. Мы и в одиночку разобьём этот колосс, сшитый из разнородных земель мадьяр, пруссов, русичей, германцев, полабов, лишь по недоразумению управляемый ляхами, - всхорохорился глава оборонного ведомства.
- Хочу напомнить Вам, что война в знакомой и обустроенной Европе - это совсем не тоже самое, что воевать на лютом морозе восточных степей, - жесток Леопольд также попросил министра приумерить свой пыл. Глава МИД'а продолжил:
- Также, по письмам из Риги и ряда других прибалтийских городов, я почти полностью уверен, что Тевтонский Орден при первой же возможности выступит против Польши, - министр иностранных дел закончил.
- Так вот, господа! Прошу Вас, как обычно, не выносить за пределы этой комнаты ни слова. Но в своём деле ни на миг не забывать, что нас ждёт скорая война. Война за исконно немецкий Позен и навечное обеспечение спокойствия восточных границ. Дело лишь в сроках, но я в любом случае, не позднее середины лета следующего года.

В феврале следующего, 1673 года, датское королевство вошло в состав Бранденбурга. Посол Германии, как и прочие представители Всегерманского Рейха, выразили свою озабоченность столь необдуманными действиями Императора.
В начале мая этого же года в Риге состоялась встреча Алексея Первого (русского царя), Леопольда Первого и Ландмейстера (главы Тевтонского Ордена). На встрече выяснилось, что Россия рассматривала подписанный договор, как сугубо оборонительный. В случае нападения Германии на Польшу Москва не собиралась безусловно поддерживать немцев. Раздосадованный этим известием, Леопольд вскоре покинул город, дабы лично обсудить возникшие изменения и внести необходимые коррективы в планы предстоящей агрессии.

Первого июня 1673 года, без объявления войны, германская Армия перешла границу Речи Посполитой. Немногочисленные пограничные кавалерийские отряды поляков были окружены и уничтожены. В течение осени были осаждены и взяты штурмом Гнездо, Краков (бывшая столица польского королевства), Позен (исконно немецкий город, ради которого официально и объявлялась война спустя сутки после начала военной операции). К концу ноября под непосредственным командованием Монтекукколи удалось полностью овладеть Варшавой. Сразу после падения столицы Польша стала разваливаться на части, по всей территории "государства" вспыхнули освободительные восстания, с которыми едва могли совладать подступающие с юга части противника. До конца года немецкие гарнизоны успешно освоили Люблин, Лемберг и Вильнюс. В битве за Вильнюс, при участии войск Тевтонского Ордена наголову была разгромлена Северная польская армия у реки Виллия.
Полной неожиданностью для германской дипломатии оказался секретный оборонительный договор между Польшей и Генуей. После начала "Войны за Позен" тирольские полки захватили горные перевалы и начали продвижение на Инсбрук. На юге находились лишь минимальные силы, а потому дать достойный отпор итальянцам не получилось. К счастью, добравшись до столицы региона, враг не смог с ходу взять укреплённый район. Началась продолжительная осада.
За последовавший 1674 год Германская Армия потерпела только одно крупное поражение в самом начале лета. Под Вильнюсом несколько объединённых полков были лишены обоза, а затем окружены и уничтожены так называемым народным ополчением Польши. Командовал ополчением полковник Домбровский. Это было суровой, но адекватный платой за достигнутые успехи. За год знамя германской армии стало развиваться над ратушами Бреста, Подольска и Сечи. При битве за Сечь генералиссимус Монтекукколи разбил последние резервные силы парламента Речи - их кавалерийскую армию. После этого польского поражения (а также после потери большей части осаждающих Инсбург войск) Генуя пошла на мир с Германией. Весьма верно предполагая, что как только войска полностью завоюют Польшу, вся сила немецкой Армии ударить по маленькой итальянской республике. И тогда говорить о достойном мире будет просто бессмысленно. За ошибки дипломатии торговцам пришлось платить золотом.
За время одной из самых холодных зим в Польше за последнее столетие, 1675-1676 годов, Германия недосчиталась свыше девяти тысяч солдат (виной тому была нерасторопность вспомогательных служб). За завоевание Позена и Речи Посполитой королевству приходилось платить немалую цену, и не только жизнями рядовых:

- Ваше Величество! Срочные новости из Польши, Ваше Величество!, - посыльный из варшавского штаба армии чуть было не вывалился из седла, и едва стоял пред государем на площади в нещадный мороз.
- Слушаю тебя. Что за новости?, - жестом Леопольд Первый попросил слугу накинуть на плечи посыльному тёплую шубу, несколько которых (на всякий случай) лежало в вознице.
- Прискорбное известие! Его Светлейшество генералиссимус Монтекукколи скончался три дня тому назад, под Гомелем. Офицеры нашли его мёртвым наутро пятнадцатого февраля. Полевой врач сказал, что всему виной переохлаждение от сильного ветра, или сквозняка, Ваше Величество, - получив на плечу добрую шубу, посыльному становилось всё теплее, - Мне не сообщено деталей о Его Светлейшестве, однако штаб ждёт утверждения нового главнокомандующего операцией. Пока с этим справляется начальник штаба.
- Ну что ж. Слышал я, что в знойной Африке посланцев с дурными новостями лишают головы, - король испытывающе посмотрел на гонца, - но в благословенной Европе мы отказались от мудрого обычая, - Леопольд довольно заулыбался, - Езжай в казармы, Лоан проводит тебя. Скажи командиру, что ты имеешь неделю внеочередного отпуска.

В начале мая Германия заняла полупустой Белгород, а к середине июня измотанные отряды польской кавалерии были выбиты с полуострова Крым. Перед самым Рождеством передовые полки были уже в Чернигове и Брянске. Многие века немецкие солдаты не заходили так далеко на Восток, покидая Европу! Когда, на следующий год, основные силы Германии подошли к Калуге (последний крупный город, остававшийся подконтрольным парламенту), их вышли встречать простые жители (вооруженные чем попало) во главе со старостами городских концов. Они выводили связанными ляшскую знать, быстрее всех открестившуюся от статуса члена некогда всесильного Сейма. Менее расторопные представители знати уже несколько дней висели на главной площади Калуги. "Голод - не тётка, а русский мужик хоть и долго терпит, да быстро действует.", - сказал один из старших офицеров армии, увидел эту картину. К несчастью, история не сохранила для нас фамилии это мудрого человека.

По результатам многолетней войны Германия получала в вечное владение Позен со всеми окружающими землями. Контрибуция с разорённой страны составила всего лишь десять тысяч марок (столько же получил Тевтонский Орден). Но самое главное - Польша становилась вассалом Германского Королевства, вопросы внешней политики и торговли (налоги и пошлины) теперь принадлежали скорее Праге, нежели Варшаве.



"Вечная" восточная граница Германии
[Исправлено: Digoo, 10.03.2007 08:52]
Salus patriae suprema lex.
«Sweat saves blood, blood saves lives, and brains save both» - field marshal Erwin Rommel.
Мало говорить "Я верю" - нужно говорить "Я сражаюсь".
«Только немногие знают, как много надо знать, чтобы понять, как мало знаешь» - Werner Heisenberg

Германия в хаосе Новой Истории, глава 5
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Форумы » After Action Reports » 121229 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модератор: Deil - Сообщений: 14922 - Обновлено: 10.06.2017 18:42
Обсуждения: 10 лет из жизни короля Кастилии #1 | 10 лет из жизни короля Кастилии #2 | Анабазис адмирала фон Фельбена | Дранг нах Ост по-венециански | Другая Русь #1 | Другая Русь #2 | Другая Русь #3 | Другая Русь #4 | Другая Русь #5 | Другая Русь #6 | Трон Габсбургов | Чешский дебют | Эйре, или как мышь сожрала слона | Эфиопия, или как абиссинцы придумали паровоз
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 69, ftc: 82, gen: 0.083, ts: 2017/10/21 15:03:20