Форумы » After Action Reports » 117367 @ »
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Historia Hibernica
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica   22.11.2006 19:22
"Курс родной истории для студентов технических вузов Ирландии".
Под ред. барда Аль Комнина.

Крестоносцы 1.05 рус.
Цель-минимум: сделать династию Уи Ниалль (О’Нейл) королями Ирландии, превратить страну из anus mundi в богатую страну с развитой инфраструктурой. Цель-максимум: создание кельтской империи из Ирландии, Шотландии, Британии и Арморики. Галлия, Аквитания и проч. – опционально. Внимание! Стать властелином мира задача не ставилась.

Специальная благодарность гражданину Кейну, без 1.05 рус которого бы не.

Часть 1. Домонгольская Ирландия.

Глава 1. Из глубин (? - 1075 годы).
История создания централизованного Ирландского государства начинается с небольшого графства Мит в центре Изумрудного острова. Самые ранние сведения о нем мы можем получить из известнейшего письменного источника Ирландии Темных веков – «Книги Старины мест», «Dinsenhas», в которой сказано следующее: «В самом центре Ирландии, между древними столицами эринов, Уснехом и Тарой, лежит земля Миде или Мит. На забытом языке это означает «Сердцевина». Мит и есть сердце Ирландии, а кто им владеет – владеет островом». «Хм-м, звучит как пророчество» - сказал бы по этому поводу наш классик Б. Бэггинс.
А вот как описывает те легендарные времена современный бард, автор популярной «Книги коннахтской красноухой коровы» Бриан Фарго:
«Жил-был в 1069 году от Р.Х. в Ирландии некий человек, и звали его… ну, скажем, Бодб. Ха-ха! Я знал, что у вас есть чувство юмора. Во всяком случае у тех, кто знает, что такое «Bard’s Tale». Так вот, звали его вовсе не Бодб, а Конхобар (чье имя означало «Такой же могущественный, как Конн»), и был он королем всех людей («ri thuatha») области Мит. Не-людей в Ирландии тоже всегда было хоть отбавляй – всех этих многочисленных ши, фейри, трау и Иных, но в нашем рассказе их практически не будет.
Достойные люди Мита в ту пору объединялись в славные роды Уи Файльге и Южные Уи Ниалли, и именно к последнему-то и принадлежал названный король Конхобар. Также стоит отметить благородных вождей младших септов (родов) Миде – Кеннеди, Келли, Туллихо, Троу, Монаган.
Как известно, область Мит – сердце Ирландии. Со времен первых человеческих королей – Эбера и Эремона, сыновей Миля, – Изумрудный остров был разделен на пять королевств-«пятин», на юге – колдовской Муман (Мунстер), на севере – доблестный Улад (Ольстер), на западе – воинственный Коннахт, на востоке – богатый Лаген (Ленстер), а в центре – царственный Мит. На землях Мита находилась еще со времен предлюдей «фир болг» столица Ирландии Тара, где лежал принесенный племенем людских богов Дану волшебный камень Фаль, который вскрикивал, когда его касался истинный Верховный король страны.
Впрочем, королей в Ирландии всегда было куда больше пяти – вождь всякой захудалой обнесенной тыном деревушки именовал себя не иначе как «ri» - король. Люди в Ирландии всегда были свободными, гордыми и готовыми не по назначению использовать сельскохозяйственные инструменты по всякому поводу и без оного, так что обижать даже такого деревенского «короля» было чревато. Поэтому, чтобы не путаться, самых мелких так и именовали просто «ri» («ри»). Тех, которым платили дань несколько общин-туатов, именовали уже «ri thuatha» - король племен. Этажом выше располагались короли пятин «ri coicid».
На описываемое время, середину 11 в. н.э., правда, таких было только трое – господин Коннахта (которого однако вся прочая Европа считала достойным лишь герцогского титула), государь Ленстера и владетель Мунстера. А место «ard-ri» - Верховного короля Ирландии – пустовало уже полвека со времени смерти предка нашего героя – короля Митской пятины Сехнайла Уи Ниалля Лысого, союзника доблестного манстерца Бриана Боромэ, сокрушившего норманнов и дублинцев при Клонтарфе.
Надо сказать, несколько веков, вплоть до прибытия викингов, борьба за главенство над Ирландией шла между упомянутыми Уи Ниаллями (они же - О’Нейлы), наследниками легендарного короля-воина Ниалла Девяти Заложников (зинданы коего всегда были полны знатными аманатами), правившими на северной половине острова, и Эоганнахтами, потомками южного мунстерского короля-колдуна Эогана. История их противостояния изобилует кровавыми битвами, предательствами и романтическими приключениями. Собственно, даже нашествие викингов ужасно занятые друг другом ирландцы почти не заметили. Разве что прибавилось к многочисленным ирландским племенам еще два - «светлые» (фингалы Западной Ирландии) и «черные» (дубгалы Востока) норманны, да инструментарий местной «народной дипломатии» обогатился «кровавым орлом».
И на 1069 год остров по-прежнему был раздроблен на множество уделов. В южных областях острова правили О’Брианы, потомки Бриана Боромэ, сменившие Эоганнахтов. На западе – коннахтская ветвь Уи Ниаллей, взявшая самостоятельное имя О’Коннор в честь своего предка, Конна Десяти Битв. В Лагене власть после разгрома дублинских норманнов захватила ирландская семья И Мирра, а на севере и в центре по-прежнему правили представители самой древней династии острова Уи Ниалли. И всякий раз, когда в Ирландии вспоминали о временах Верховных королей, даже у бунтарей-муманцев взоры невольно обращались в сторону Мита – ибо там была и древняя столица с Вещим камнем, и правила самая древняя династия».
Записанное значительно позже сюжетных событий, в сер. 18 в. известным фольклористом Оссианом (см. Курс родной литературы «Poetica Hibernica»), «Первое сказание о разрушении Дома Конноров» так говорит о первом известном нам короле Мита:
«В центре Ирландии издревле было королевство Миде, правили которым сыновья великого героя древности Ниалла Девяти Заложников. Были в том королевстве лишь крепость на холме да святая древняя церковь Арма, которую заложил не то Св. Патрик, не то Св. Колумбан. В тот год, когда Англию захватили французы, королем-графом (т.е., подданные величали его королем, но в Европе почему-то считали лишь графом) Миде был старик Конхобар О’Нейл и было у него два сына, старшего звали мудрено – Мэл-Сехланн Бан, что означало, по некоторым версиям, «Лысый, женатый на сухой рыбе» а младшего попроще – Мурхад, что ничего не означало. Это были прославленные воины-фианы, с детства в походах, и поражавшие врагов одним своим видом, особенно старший. Однако врагов в последние десятки лет у королевства не было, и сыновья стали скучать.
Тогда их отец и государь вдруг увидел, что нет в его королевстве людей, умеющих считать до девяти (наилучший хозяйственный скилл =8, прим. ред.), и повелел сыновьям уйти из братства фианов и найти себе хозяйственных невест. Вышел младший Мурхад-королевич, выстрелил из мифрилового лука каленою стрелою с огненным дамажем да и попал на двор к епископу флорентийскому Пьетро Меццабарба (Среднебородому). Тому делать неча – пришлось отдавать за добра молодца с края мира 37-летнюю девицу Каролу Сеньи, умевшую считать аж до двенадцати. Король ее сразу сделал управляющей казной Мита, где было целых 25 денариев. А Мэл-Сехланн стрелял-стрелял, да тоже все в сторону Италии. И попал-таки на двор к генуэзском девице Аусонии да Камино, хоть и менее хозяйственной, зато всего 18 лет отроду (злые языки именно ее и называли той самой «сухочешуйчатой рыбой»).
Прослышав об этом, волшебные темно-синие свиньи («si gorm tuirch»), принадлежавшие западному соседу короля-графа Конхобара, голуэйскому королю-графу Руадри (дословно - «рыжий король», сильно оригинальное для Ирландии, тотально рыжей страны, имя), сыну и вассалу короля-герцога Коннахтского Эда О’Коннора из Мэйо, потоптали посевы людей Мита, подрыли корни Священного дуба из Келл-Дара, и принесли много горя и разрушений. Блаженный отшельник Диармидь из древнего монастыря Армы сказал на то, что отныне короли Мита имеют право стать и королями Голуэя, и не будет им покоя, пока волшебные темно-синие свиньи не станут принадлежать обители Армы. Такой гейс (своеобразное ирландское проклятие-обязательство – прим. ред.) наложил на Конхобара и его сыновей отшельник Диармидь, дав ему клэйм на людей, скот и земли Голуэя.
Король-граф Конхобар собрал всех людей Мита и увидел, что их мало – всего три сотни против трех сотен людей Конноров. Вдруг пришел гонец от короля-графа области Слайго Эда И Руарка, предложив союз и дружбу. Возрадовался Конхобар, ибо тогда скоро бы он смог покарать голуэйцев и выполнить гейс. Но для того, чтобы взять крепость врага, надобно было не менее тысячи воинов.
Во всем воля Господа, и когда прошла зима, Он помутил разум короля-герцога Коннахта, заставив того напасть на короля-графа Тир Оган, владения на севере Ирландии, в области Улад (современные историки не обнаруживают в Уладе такого феода; а Эоганнахты, именем которых названо это графство, вообще-то родом из Манстера; вероятно, речь идет об уладской области Дунганнон). Выждав, когда дружины Конноров ушли из Голуэя и Мэйо и начали осаждать Тир Оган, король-граф Конхобар с шестью сотнями воинов напал на нечестивых владельцев волшебных синих свиней. Триста воинов из Слайго, верные союзу, осадили Мэйо. Сами же Конноры продолжали осаждать Тир Оган, не решаясь вернуться к разоренным очагам и вступить в бой с мужами Мита. Два года осаждал Конхобар земли Голуэя, двести фианов нашло вечный покой в тех холмах. На Мурхада-королевича искусные ведьмы Конноров наслали простуду, и он умер, не увидев, как воины Ниаллей вошли в поверженную голуэйскую крепость и овладели всем добром, женами и скотом врага. Свершился гейс Диармидя – король-граф Руадри Голуэйский потерял все свои владения и бежал к отцу в Мэйо, а государь Конхобар присоединил Голуэй к Миту. Волшебных темно-синих свиней во исполнение гейса отдали монахам Армы, однако в монастыре из свиней начали выходить демоны, и свиньи немедленно кинулись в море, вернувшись к своим повелителям из Лохланна, подводной страны ведьм и колдунов.
Вернувшись домой, Конхобар сразился с королем-герцогом Эдом О’Коннором и поразил его войско. Поскольку в казне Мита не осталось денег, а войско устало, Конхобар распустил всех по домам. Государь Коннахта, видя такую уверенность Конхобара, убоялся и запросил мира, отдав 69 денариев.
На том заканчивается Первое сказание о разрушении Дома Конноров».[Ветка автоматически закрыта]
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Cеверянин



мозговед
Cургут

Captain (7)
841 сообщение


Re: Historia Hibernica   22.11.2006 19:56
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica-2   23.11.2006 20:27
Глава 2. Мавретанские пляски (1075-1122 годы).

Именно с удачного поглощения Голуэя (вообще-то, фингальское название; ирландское – Даль Кайсе) и началось возвышение Мита. Однако расширяться в пределах острова в ближайшие годы было невозможно, поскольку династических претензий на прочие ирландские графства у государя Конхобара не было. Выходом могла стать только экспансия в нехристианские страны – которые поближе и послабее. Такой страной был эмират Танжер, расположенный в стратегически важном месте, но при этом с армией чуть меньшей войска Мита. Проблемой был его союзник – богатый и сильный эмират Бадахос. Следовало выждать, пока он не увязнет в какой-либо серьезной войне, что и произошло в феврале 1075 г. – война Бадахоса с Севильей.
Набрав 1100 воинов, король-граф Конхобар перебросил их поближе к потенциальному театру военных действий, в Коимбру (общеизвестно, что перебрасывать войска сразу на территорию противника существенно дороже). 3 марта 1075 г. разномастный флот снёкков и куррахов отплыл из гавани Голуэя, 3 августа корабли бросили якорь в Коимбре. Уже оттуда была объявлена война Танжеру; занятый своей войной, Бадахос оставил союзника. Лишь 17 декабря ирландцы доплыли до Танжера и, не встретив войска сарацин, осадили город.
Ровно год спустя после отплытия из Голуэя Конхобар захватил Танжер, разгромив вспомогательные войска противника, тревожившие его набегами из Сеуты. Однако к тому времени полутысячный танжерский полк противника доплыл до Голуэя и осадил его. Рисковать было нельзя – Конхобар распустил войско, восстановив мобилизационный резерв на родине и тут же призвав его (телепортация рулит). Конхобар разгромил сарацин в Голуэе, уменьшив их отряд до двух сотен. Т.о., к 1 ноября 1076 г. Мит обладал армией в девять сотен и казной в минус 250 денариев. У противника оставалось два отряда по сотне воинов в каждом и крепость Сеута в горах. По опыту войны с Голуэем, Конхобар решил выждать немного, восстановив силы. Накопив восемь сотен воинов в земле Мит, он вновь доплыл до Танжера, разгромил остатки мусульман и осадил Сеуту. 3 декабря 1078 года война закончилась. Конхобар приобрел две арабские мусульманские провинции, ценность которых однако вызывала определенные вопросы.
Стране остро требовалось много-много лет передышки и финансового оздоровления. Также, поскольку Конхобар уже не мог сам эффективно управлять целыми четырьмя областями, а его сын Мэл-Сехланн Бан нуждался в получении титула, наследнику было выделено в самостоятельный феод графство Сеута. В августе 1084 г. Конхобар умер в возрасте 68 лет, на могиле выбили эпитафию «Ревностный священнослужитель, Подозрительный, престиж =217, благочестие=224».
Мэл-Сехланн Бан стал королем-графом Мита, Голуэя, Танжера и Сеуты в возрасте 41 года. Главной задачей его политике было не столько приращение новых земель, сколько получение нормального герцогского титула. Захваченные отцом сарацинские земли уже позволяли стать герцогом Танжерским, но для этого надо было погасить долги в 300 монет и накопить еще сотню денариев. В Ирландии таких денег не было ни у одного феодала, а заморские экспедиции не окупили бы затрат. Пришлось ждать у моря погоды, занимаясь династическими интригами. Так, удалось женить старшего сына короля Мэл-Сехланна, принца Бриана, на старшей дочери герцога галисийского Гарсия Хименес. Сыновей у пожилого галисийца не было, и Флахбертах (чье имя означало «Величественный и Богатый»), сын Бриана и внук Мэл-Сехланна, очень скоро стал герцогом Галисии, двухпровинчатого герцогства без вассалов.
Войны. Войны всегда начинаются внезапно. Особенно – религиозные. Особенно – против своих сородичей, которые несуразною волею Церкви превращаются вдруг в изгоев. Юный граф Улада и Тир Огана, 10 лет отроду, по невесть какой причине оказался отлучен от Церкви, и всякий феодал мог без особого ущерба для своего престижа предъявить претензии на его земли. Конечно, государь Мита воспользовался случаем, благо что искомые две провинции давали ему возможность стать герцогом Улада (Ольстера), что куда ценнее, чем сомнительный титул герцога Танжерского. 27 ноября 1092 г. дом Нейлов пополнился двумя провинциями в Уладе. Негативным последствием расширения стало падение эффективности управления и репутационные издержки, но отдавать провинции наследнику также было слишком рискованно – претензии на владения Мита были у многих, и лишь сильное графство могло выжить.
12 марта 1098 г. граф Мэл-Сехланн Бан стал герцогом Ольстерским, немедленно отдав две самые бедные провинции, Голуэй и Тир Оган, сыновьям Бриану и Кахалю. Однако вскоре герцог понял, что совершил ошибку. Старший сын, Бриан, признанный наследник, был противоречивой личностью – эгоист, капризный деспот, коварный гордец, да еще и бесхитростный кукловод. Хотя женат он был на достойной даме, астурийской принцессе Дульсе, происходившей из Леонского королевского дома Хименесов, все полагали, что это не лучший вариант для страны, и его следовало бы придушить в колыбели, а не возводить в графское достоинство. Сам герцог хотел уже насильно отправить Бриана пастись на лугах Эмайн Аблах (он же «Яблоневое место», он же - Авалон) и отдать корону своему внуку Флахбертаху, 10-летнему сыну Бриана, герцогу Галисии. Но Галисия воевала с марокканцами, и судьба ее была под большим вопросом. Убив Бриана, герцог рисковал потерять Голуэй, который отошел бы наследнику Бриана, Флахбертаху, и мог быть завоеван сарацинами. Решение вопроса отложили до тех пор, пока не станет ясна участь Галисии. Бриан же, как гласит предание, беспечно проводил время на охоте, вместе со своей фианской дружиной, не ведая о тучах над головой. К слову сказать, болезненный брат его Кахаль умер в 1110-м, вернув выморочный Тир Оган в герцогский домен.
Итог был очевиден – к началу 1100 года юный Флахбертах лишился всех своих владений, захваченных Аль-Мурабитидами, и на корабле баскских пиратов бежал из Галисии к деду в Улад, повторив путь мифических ирландских перволюдей – сыновей Миля Испанского. Ко всем несчастьям неблагодарная Римская курия, к которой ирландская церковь со времен Св. Патрика относилась с подозрением, еще и отлучила ребенка от церкви, так что герцог-изгнанник выпал из очереди наследников. От всех этих огорчений Мэл-Сехланн Бан умер на 59-м году жизни, 26 июня 1101 г. В родовом склепе Нейлов в обители Арма о нем написано так: «Милосердный доверчивый аскет, Закаленный вояка, престиж=377, пиети=298». После смерти он был канонизирован как Св. Бан, покровитель троллей и флудеров.
Итак, вторым герцогом Ольстера стал 32-летний Бриан О’Нейл, сын Мэл Сехланна, сына Конхобара (забавно, но звучание его имени действительно близко к гэльскому bréan «мерзкий», «вонючий»). Вот как повествует о его первых годах правления «Сказание о гейсах в Ирландии»:
«Король Бриан был мерзкий король. Святой отшельник Лоэгайре из Келл Дара пришел к нему и наложил четыре гейса. Первый был – чтобы в его правление ни одного человека в Мите не убили разбойники. Второй – завоевать одну страну у сарацин. Третий – построить дорогу, что пересекла бы Ирландию из конца в конец. Четвертый – восстановить Ирландское Верховное Королевство.
Тогда в Ирландии было много разбойников, и дороги были опасны. Король Бриан начал с того, что построил в каждой своей земле суды и впервые в Ирландии люди узнали, что есть закон. После он отплыл с войском в Испанию и там завоевал страну Алькасер, что возле Лиссабона. Наконец, он проложил дорогу от Голуэя до Улада, что сохранилась и поныне как «брианова дорога». Так Бриан исполнил три гейса, а вскоре стал и Верховным Королем».
В недавней дискуссионной работе «Окаянный государь Бриан Мерзкий: почему врут учебники» писатель Андрей Б’ал-Абуха опроверг устоявшуюся точку зрения на Бриана, назвав его великим строителем, законодателем и полководцем. Однако народ всегда прав, и поэтому первого Верховного короля Ирландии исторического периода традиция именует не иначе как Бриан Мерзкий.
К 1108 г. карта Европы была такова. После непрерывной войны король Англии Роберт Нормандский завоевал чуть ли не половину Северной Франции и продолжал войну, обладая также анклавом в Барселоне. Франция съежилась до двух центров – Фландрии и земель южнее Луары. Германия оставалась крупнейшим христианским государством, включив Чехию и заполучив земли в Киренаике. На севере вяло развивались Швеция, Дания и Норвегия, уступив Исландию саамскому языческому десанту. Дом Отвилей создал королевство Неаполь, Римская Курия же ограничивалась двумя провинциями. Испанские христиане были выдавлены маврами, в Египте и Леванте сохранилась Кастилия. Одно время кастильцы даже возглавили Первый Крестовый поход и захватили Иерусалим, но спустя десяток лет потеряли его. Пиренейский север завоевали марроканцы, к югу от Тахо сосуществовали эмираты Бадахоса, Мальорки, Гранады и Севильи. Северная Африка, от ирландского Танжера до германской Киренаики была мусульманской, сохраняя статус-кво последнего столетия. В Восточной Европе доминировали Хорватия, Польша и Венгрия, Киевское, Переяславское и Ростовское княжества. Сельджуки отобрали у Византии Малую Азию и сам Константинополь, двор василевса бежал в Фессалоники. Ближний Восток был раздроблен между несколькими крупными эмиратами, в Египте шли арьегардные бои кастильских осколков Первого Крестового.
Итак, Христианский Мир был слаб и разделен. Лишь малыми шагами Ирландия могла идти в сторону торжества веры. Все войско Нейлов, две тысячи, равнялось войску единственного однопровинчатого арабского Лиссабона. В 1108-1111 гг. войска Бриана вели войны с малыми сарацинскими шейхами на западном побережье Пиренеев, поглощая их одно за другим. Как пишет неизвестный севильский автор того времени: «Как волки, кружили христиане вокруг испанцев, безжалостно пожирая всякого барана, посмевшего отпасть от стада Пророка». Принципиальные условия этой опасной политики:
- нападать только на страны с войском менее тысячи человек;
- не строить ничего в приобретенных землях, все получаемые ресурсы вкладывать в развитие столичной области Улада;
- отдать самые нищие ирландские земли наследнику;
- отдать самые нищие арабские земли сыновьям (не наследнику), чтобы престиж не падал, в случае опасности – бросать на произвол судьбы.
Именно такой и была политика ирландских крестоносцев в Испании в 1108-14 гг. – «бей-беги». На лузитанской окраине были приобретены земли Алькасера, Силвеша и Эворы, принадлежавшие одиноким шейхам. Однако стоило лишь Бриану отдать нищие провинции Силвеша и Эворы своим старшим сыновьям Флахбертаху и Кенн-Феладу, как на них тут же напал сильное Лиссабонское шейхство, противостоять коему ирландцы не могли.
Новообретенные земли с плачем и скрежетом зубовным отдали сарацину. К счастью, шейх Лиссабонский оказался стариком с многочисленными мужскими потомками, коих он немедля одаривал захваченными землями. Сыновья становились самостоятельными государями, тут же получая вдовесок к независимости войну с Брианом Ольстерским, которая велась местными силами из Танжера. Прошло 3 года. Тактика «бей-беги» принесла Бриану провинции Браганса, Коимбра и Дения. Однако долго так продолжаться не могло – ирландскими аванпостами рано или поздно заинтересовались бы мусульманские гранды Запада. И тут, к счастью, Папа объявил новый Крестовый поход, целью которого стал Толедо, занятый самым опасным противником – марокканцами Аль-Мурабитидами, поглотившими весь испанский север.
В 1115 г. на берберов набросились Шотландия, Англия и Германия, развязав Второй Крестовый поход. Бриан уже был готов присоединиться к избиению мавров, но тут сами ирландцы решили, что пора поразмяться, и начали веселую заварушку.
Злопамятный Гофрад О’Коннор, герцог Коннахта, сын Руадри, коего еще дедушка Конхобар О’Нейл изгнал из Голуэя, решил вернуть вотчину и в союзе с Манстером напал на графа Голуэйского, Мел-Дуина О’Нейла (сына злосчастного первенца Бриана, Флахбертаха, и астурийской герцогини), вассала, внука и наследника герцога нашего Бриана. На стороне Ольстера выступил связанный союзом герцог Лейнстерский, Дуннхад И Мира. Война носила переменный характер до прибытия полков из сарацинских владений Уи Ниаллей, однако из игры удалось вывести ее зачинщика, Гофрада О’Коннора, и сосредоточиться на Нахтане О’Бриане, герцоге Манстерском. Были захвачены три муму-графства Манстера – Десмуму, Урмуму и Туадмуму.
Учитывая, что второй женой Бриана (первая, Дульса, умерла в 1116-м) еще до этой несчастной для Манстера войны имела честь состоять старшая дочь герцога Нахтана, Дербал О’Бриан, верным монахам из Армы не составило труда на скорую руку обосновать претензии Ниаллей на манстерские земли, что, правда, стоило Бриану почти всего наработанного до того престижа. Манстерское герцогство перестало существовать, став частью Дома Уи Ниаллей.
Казалось, Бриан уже в двух шагах от исполнения четвертого гейса – однако для получения титула ард-ри, Верховного короля Ирландии, требовалось еще не менее двух провинций. Жертвой должны были стать либо недобитый Коннахт, либо, увы, верный союзник Лейнстер. Между делом, Бриан решил давно назревшую проблему Исландии, захваченной у норманнов саамским десантом. К 1119 г. после операции «Исландская карта» на острове уже сидели графами младшие сыновья Бриана – эрин Махгаман и кастилец Вермудо.
Помощь пришла откуда не ждали, причем в такой форме, что сперва даже самый завзятый оптимист не нашел бы в том ничего хорошего. В 1120 г. старенький шейх Лиссабона утомился соседством с шумными ирландцами (устная традиция приписывает ему крылатую фразу «Пусть лучше поют мечи и стрелы, только уже не волынки, пожалуйста!») и объявил войну Ольстеру. К счастью (Бриан еще не понимал, насколько большому счастью) в войну вновь вступил союзный Лейнстер. Пока 3-тысячная орда лиссабонцев покоряла нищие земли Эворы и Силвеша, армия Ниаллей собиралась в две группы – одна, в 1,5 тысячи в Танжере, другая – такая же, в Мите. Опять же, к СЧАСТЬЮ, армия сарацин после захвата двух графств отплыла в Ирландию, пренебрегая богатыми Танжером и Денией. Памятуя об обычае Лиссабонца выделять захваченные земли сыновьям, Бриан решил как можно скорее замириться с сарацином, а затем вернуть свои владения локальными войнами с сыновьями Лиссабонца. Затея удалась, но война Лиссабона с Лейнстером продолжилась.
Лиссабонский шейх прибыл в Ирландию с экспедиционным корпусом и начал методично захватывать лейнстерские земли, тут же выделяя их в самостоятельные шейхства, которым Бриан по старой методе «бей-беги» объявлял войны и поглощал на считанные недели. Так Лиссабонец подарил Ольстеру недостающие для титула Верховного короля земли – лейнстерские графства Осрайге и Лайген. Тем временем, армия самого Лейнстера успешно доплыла до Лиссабона и захватила его. Вторжение сарацин на Изумрудный остров окончилось, в общем, фарсом. На острове у Уи Ниаллей оставалось два конкурента - Лейнстерский герцог, который располагал по итогам войны вассалами в Лиссабоне, Дублине и на острове Мэн (столица же его расположилась в Норвегии, Треннелаге, - дубгалы из Дублина приплыли и покорили обитель предков-викингов), и герцог Коннахта с тремя северо-западными графствами Тир Коннал, Слайго и Мэйо.
Итак, теперь герцог Ольстера Бриан О’Нейл мог стать королем Ирландии, и камень Фаль попискивал, когда герцог проверял, работают ли древние святыни. Оставалась лишь формальность – накопить 250 маленьких смешных блестящих кружочков для устроения торжественного пира.
И – 2 августа 1122 года в возрасте 53 лет Бриан Мерзкий О’Нейл был провозглашен Ард-Ри, Верховным королем Ирландии. Мнение камня Фаль, рев восторженной толпы и специальная папская булла прилагались. С тех пор эта дата отмечается как День Королевства.
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Cеверянин



мозговед
Cургут

Captain (7)
841 сообщение


Re: Historia Hibernica-2   24.11.2006 19:14
Я не понял - стоит появиться какому-нибудь потужному псевдолитературному произведению - сразу букет восторженных откликов. А здесь произведение, где ощущение кайфа от игры соединяется с исторической эрудицией автора и элементами искусной стилизации. Сразу захотелось поиграть в "Крестоносцев". И где вереница отзывов с благодарностями за доставленное удовольствие ? Надо делать вот так -
DVolk
Europa Universalis



бюрократ
Москва, Россия

Наполеон (15)
10963 сообщения


Re: Historia Hibernica-2   24.11.2006 19:32
Просто параллельно идет история Хименесов (тут) и история ЧиЧиЧиПи (на Виктории). Народ переваривает, наверное. :-)

На самом деле ААР очень нравится. Причем не только литературная часть, но и игровая - на твердую пятерку. И ход игры достаточно подробно расписан.
Каков бы ни был предмет спора, разумное доказательство имеет больший вес, чем ссылка на целый список авторитетов. (Пьер Абеляр)
Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство». (Салтыков-Щедрин)
Odan
Дипломат



веб-быдлокодер
This horrible, ho-o-o-rrible world

Цензор (14)
7379 сообщений


Очень, очень хорошо.   24.11.2006 20:38
И тематика интересная, и исполнение прекрасное. Вот только неясно, чем намерены заниматься ирландцы после покорения Туманного Альбиона - задача не из сложных, тем более имея в качестве кормилки испанские земли.
Бомба на Хиросиму? Я! Первая Мировая? Тоже я! Татаро-монгольское иго? Опять я! И вашего хомячка в сортире тоже я утопил!

Я бы не ненавидел так то, что меня окружает, если бы меня не окружало то, что я так ненавижу.

SouthWest
Hearts of Iron



Огненная ящерица (14)
9248 сообщений


Нет, не хорошо   24.11.2006 23:31
а отлично! :D
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


будем работать еще лучше ;)   25.11.2006 00:18
спасибо за оценку скромного плода свободного времени и юзанья словаря гэльского :-)
Что делать ирландцам после воссоздания Ард-ри - ума не приложу. Это обычная проблема КК - как не умереть со скуки до конца игры. Не, в принципе, когда начали пачками отваливаться вассалы, я понял, что в 1.05 все не настолько банально. Так что посмотрим. Тем более, что у англичан тоже пол-Испании заначено.
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica-3   25.11.2006 00:27
Глава 3. Королевство Ирландия: первые шаги (1122-61 годы).

Каким же было Ирландское королевство в самом начале своей истории? До нас дошла «Красная Книга Ирландии» («Либхар Руад Эйринн»), написанная в 1122 году коронной управляющей, принцессой крови Мор О’Нейл. Там говорится: «Сам Король владеет в Ирландии землями Улад, Мит и Десмуму, а вне острова – землями Танжер, Браганса и Алькасер. Войска Король набирает 4,5 тысячи, а в казну приходит в месяц 12,5 денариев. Вассалы Короля – Герцог Ольстера, граф Голуэй и Силвеш Мел-Дуин О’Нейл, Герцог Манстера, граф Урмуму и Лайгина Кахир О’Нейл, а также графы Сеуты, Эворы и Коимбры, Осрайге, Дении и два графа Исландских».
Задачей Ирландии на первом этапе было организовать себе передышку – пополнить армию и казну, начать обустройство в ирландских графствах королевского домена, учредить еще пару герцогских титулов. В ту же пору специалистом по тайным операциям при дворе короля, норвежкой Эльдридой Флозассон, была провернута «камбрийская афера», послужившая примером для многих последующих. До нас эта средневековая трагедия дошла в известной ирландской саге «Сватовство к Сухейн». Внук короля Бриана, уже упоминавшийся герцог Ольстера Мел-Дуин, вступил в пору возмужания и сам нашел себе жену – Сухен из Атолла, дочь Гиласбега, графа Камбрии, подданного короля Шотландии. Случилось так, что у 37-летнего Гиласбега, кроме дочерей (старшей из которых и была Сухен) был только один сын, 10-летний Фертет (странное имя - «горячий человек»). Страшное преступление, ценой всего в 35 денариев, окровавленный нож ирландского убийцы, несчастный Фертет, - и дорога к Камбрийскому наследству открыта для правнука Бриана, старшего сына Мел-Дуина, будущего короля Думналла О’Нейла. Неважно, что Камбрию спустя какие-то пару лет захватит сельджукский десант – важна методология! Бедный Фертет.
На рождество 1124 года Гофрад О’Коннор, герцог Коннахта, согласился стать вассалом Верховного короля Ирландии. К этому времени король даровал титул герцога Исландии графу Вермудо О’Нейлу, и герцога Танжерского – графу сеутскому Кенн-Феладу. Таким образом, на Изумрудном острове оставалась лишь одна провинция, не входящая в Королевство – Епископство Дублинское, подвластное Герцогу Лейнстерскому. Резиденция короля располагалась в ту пору на юге острова, в земле племени десси, Десмуму, городе Корке.
Между делом, Ирландия продолжала участие в реконкисте – освободила басконские земли Наварры и Риохи, настолько изнемогшие под гнетом мусульман из одинокого Фесского эмирата, что в одной перманентно свирепствовала малярия, а вторая одновременно совмещала показатели «разорена» и «разграблена». «Что ж, в хозяйстве все сгодится», - такие слова приписывают королю Бриану Мерзкому по этому поводу. Куда интереснее стали приобретения древнего Леона и Эмпурии. Как раз при походе на последнюю, 3 июня 1127 года, в возрасте 58 лет король Бриан скончался. Тело, погруженное в мед, было доставлено в фамильный склеп Уи Ниаллей в монастыре Арма. На могиле благодарными потомками (коих у Бриана на момент смерти было девять - 7 сыновей, каждый из коих имел титул, и 2 дочери) выбита следующая эпитафия: «Эгоист, Капризный деспот, Опрометчивый, Гордец, Бесхитростный кукловод». Неблагодарные свиньи. Еле заметно рука каменотеса начертала на надгробии странные знаки «престиж = 677, пиети = 154».
Новым государем, как и ожидалось, стал его внук, 20-летний герцог Ольстерский Мел-Дуин (чье имя означало просто «лысый человек»), «добрый и милосердный мастер интриги», сын все еще отлученного Флахбертаха, графа Наварры. Смена короля вызвала немедленное падение лояльности вассалов, причем больше всех был недоволен отец нового короля, Флахбертах. «Я – настоящий король Ирландии!» - эту фразу до сих пор можно увидеть на стене комнаты для уединений Памплонского замка. В конце концов, папаша отпал от королевства. Устраивать шекспировские страсти и идти на отца войной Мел-Дуин не стал – чувства романтического у него не было ни на грош, а особой пользы от этой войны не было бы (разве что получение титула герцога Наварры… да и фоморы с ним!).
Впрочем, Мел-Дуин был уверен в скором улучшении своего положения и не видел нужды в тратах на подарки вассалам. Прежде всего была закончена война с сарацинами, освобожденная Эмпурия отдана графу Денийскому. Старший сын и наследник Мел-Дуина, 3-летний Думналл, получил становящийся уже традиционным титул наследного принца и герцога Ольстерского, графа Голуэя.
В четыре года, с 1130 по 1134, была решена, наконец, марокканская проблема – владения мавров в Испании оказались поделены между богемцами, англичанами, ирландцами и неаполитанцами. Африканское Марокко после похода маршала Ирландии, валлийского эмигранта Горонви Синфина, досталось нашему королевству. Горонви, отпрыску древнего валлийского королевского рода, были дарованы многие из захваченных земель. Печальными эпизодами стали лишь два предательства вассалов – графа Тхарассетского (эка беда!) и герцога Танжерского, графа Сеуты (утрата герцога-вассала – утрата источника престижа! однако спустя несколько лет оба вассала вернулись сами).
В 1143-м преставился папаша Флахбертах, отписав-таки Наварру в завещании Ирландскому королевству. Еще через год Римская курия поинтересовалась, не хочет ли уважаемый король немного приукрасить для потомков образ своего буйного отца? Всего за 150 денариев из отлученного неудачника команда опытных агиотехнологов готова «под ключ» сваять образ канонизированного набожного и доверчивого крестоносца. В интересах династии и государства решено было потратить немного бюджета на посмертный пиар.
А 26 июня 1146 г. Мел-Дуин умер в возрасте всего 39 лет, лишь на три года пережив родителя. От царствия Мел-Дуина многие ожидали великих свершений и походов, но главным итогом стало создание мощной военно-экономической базы королевства. На левой двери склепа Мел-Дуина начертано «Мстительный деспот, опрометчивый гордец и трус», на правой же – «Добрый милосердный второй король Ирландии, престиж=903, пиети=455».
В составе «Книги бурой коровы» до нас дошла ставшая классической сага «Странствия Мел-Дуина», правдиво повествующая о деяниях великого короля. Вот небольшой отрывок:

«…Остров пророчества.
Приближаясь к этому острову, Мэл Дуин и его спутники заметили, что вокруг него вздымаются огромные волны, и увидели толпу странного вида людей, кричавших во весь голос «Это они, это они!», так что скитальцы от страха едва не лишились чувств. Тогда на берегу появилась некая женщина, принесла какие то крупные орехи и раздала всем. Удаляясь от странного острова, путники услышали, как люди на берегу спрашивали друг друга. «Да где же они? Куда они запропастились?» — Они уплыли прочь. — А вот и нет!
«Это весьма походило на то, — говорится далее в предании, — как если бы кто то некогда поведал жителям острова пророчество о том, что однажды к ним явятся чужеземцы и изгонят их с их родного острова, и бедные островитяне решили, что теперь оно исполняется».

Есть мнение, что автор саги так иронизировал над позднеантичными романо-британскими авторами (например, Гильдасом Мудрым), полагавшими вторжение саксов результатом некоего древнего пророчества.

Третьим королем Ирландии стал старший сын Мел-Дуина, 22-летний наследный герцог Ольстерский Думналл («Бычий рев») О’Нейл, «честный доверчивый жизнелюб», как отзывается о нем «Старина мест области Голуэй». Интересно, что в жены Думналл взял себе куманку, бывшую управляющую делами далекого Киевского княжества, по имени Озлем Шаруканская. Это была коварная восточная женщина, с недюжинными управленческими способностями (скилл=14), из приличной семьи степных ханов.
В 1140-50-х гг. Ирландия провела серию малых войн с сарацинами, захватывая последние оплоты неверных на Западе – в Испании и Африке. В 1151 г. Думналл прибавил к своей титулатуре «короля Мавретанского, герцога Феса, герцога Бервика».
В целом же, это были счастливые годы процветания и созидания. На волне подъема, в 1153 г. Думналл провел реформу престолонаследия, сменив право салического первородства, когда все титулы переходили самому старшему (и не всегда самому толковому) сыну, на право салического родства, когда титулы доставались самому влиятельному. Степень влиятельности царствующий родитель был вполне в силах контролировать, даруя потенциальному наследнику в день совершеннолетия необходимые титулы. Хотя первое время все вассалы были недовольны реформой, высокие навыки управления позволили молодому королю быстро вернуть лояльность первых лиц королевства.
Реформа понадобилась из-за очередной личной проблемы царствующего монарха. Проблему звали Тугор, и был он старшим сыном короля, урожденным половцем-куманом (королева Озлем умудрилась воспитать в нем степняка – истинного сармата Ланселота, см. х\ф режиссера Фукуа «Король Артур»). При этом по своим показателям Тугор явно уступал четвертому сыну, принцу-ирландцу Тигернаху (о да, первая фраза, сказанная счастливым отцом при появлении ребенка была «тигр, ..!»), коему благоволил король. Некоторые горячие головы из ревнителей древних обычаев предлагали решить вопрос традиционным способом. Однако умягчение нравов наступающего Высокого Средневековья коснулось и Ирландского Двора. Вместо схемы «кинжал-плащ-река» (которое, по логике, должно было бы тогда коснуться и еще двоих обиженных природой потомков) Думналл избрал более сложный вариант, который, однако, избавлял его потомков от повторения такой проблемы в будущем. По итогам реформы он отдал своим сыновьям, лишенным королевского титула, графские земли: первый сын, половец Тугор, получил Эль-Бьерсо, второй, эрин Рехтабра, - нищий Росс в шотландском хайленде, третий, Кернах, - богатый Бервик в шотландском же лоуленде. Наследник Тигернах (6-5-7-9) получил графства Наварра и Браганса и, по традиции, титул герцога Ольстерского.
В мире, между тем, произошли серьезные изменения.
В 1154 г. маршал Неаполитанского королевства Гумберт (кхм…) Малатеста, регент при малолетнем Альфонсе Отвиле, захватил Рим и упразднил Папское государство. Чем-то, видимо, Папа Гумберту мешал. Больше некому было взывать к чувствам верующих и устраивать Крестовые походы. Впрочем, они были и не нужны – сарацинская угроза была практически полностью ликвидирована.
Сарацинская Испания была поделена на три части. Юг и юго-восток захватила Англия, северо-запад – Ирландия, а треть была кусками раздроблена между мелкими владетелями. Африка была христианской. Собственно мусульманскими оставались несколько эмиратов на Ближнем Востоке, а также все еще обширное государство Сельджуков в Персии.
В самой Европе дела были таковы. Король Англии Пьер I Нормандский владел исконными землями на острове, а также Нормандией и графствами в центральной Франции (Парижем, Орлеаном, Туром и Лиможем). От Франции отпали могущественные герцогства Фландрия и Тулуза, и король Балдуин I Капет владел лишь Аквитанией и кругом земель в Северной Франции, а также большей частью Шотландии. Сохраняли независимость два кельтских государства - герцогство Бретань и королевство Уэльс. Шотландия погибла.
На севере все такие же вялые разборки вела скандинавская троица – Швеция, Дания и Норвегия (последнюю, впрочем уже явно доедали).
Центральную Европу, от Шампани до Бранденбурга и от Шлезвига до Каринтии, занимала могучая Германия, королями которой уже два поколения были арабские представители Франконской династии – Фарук (1117-45) и Мухтар (с 1145 г.). Также германские анклавы находились в Северной Африке, от Киренаики до Египта, и на Среднем Востоке.
К востоку от Германии лишь Богемия сохраняла прежние границы. Польша и Венгрия пали жертвами агрессии Киевского княжества (от Польши остались лишь разрозненные куски, причем Пясты уступили трон чешско-польской династии Пржемысловичей-Влостовичей). Венгерские Арпады была оттеснены киевскими Рюриковичами в южную часть прежних владений; некоторой компенсацией стал захват венграми Туниса.
На востоке Европы определились два гегемона – княжества Киевское (запад Руси от Белого моря до Киева и от Великого Устюга до Силезии) и Переяславское (центр, северо-восток Руси и Закавказье), также на карте занимали место меньшие Пронское и Рязанское княжества.
Из единой и великой Германии в силу загадочных процессов (автор ААРа решил проделать это ради спортивного интереса :о) ) были выделены королевства Бургундия и Италия. Бургундия после войны с бывшим сеньором сохранила лишь земли Прованса и колонии в Египте.
Королем Италии и основателем династии стал дож Генуэзской республики на момент обретения независимости, шотландский эмигрант Кеннет Дункельд. Под его водительством Италия подчинила весь север Апеннинского полуострова, разделив его с Неаполем, а также, возглавив Третий крестовый поход, захватила у сельджуков Константинополь, Антиохию и многие земли в Египте, Леванте и Киликии. Трон Герцогства Романьи, одного из самых сильных феодов королевства, получили отпрыски Северных Нейлов из Тир Коннала, эмигрировавшие вместе с Кеннетом.
Неаполитанское королевство контролировало Южную Италию и владело анклавами в Африке и Испании (юный Альфонс Отвиль, кстати, оказался последним представителем этого славного рода – вскоре он отчего-то умер, а королем стал дядя, муж его старшей сестры, Балдуин Фландрский; интересно, что Гумберт Малатеста сохранил маршальский жезл и при новом короле). Вскоре в Риме было восстановлено и Папское государство.
Энергичный император Византии Константин Дука провел успешную реконкисту, вернув империи многочисленные земли в Малой Азии, вплоть до Алеппо и Мелитены, Сирии и Палестины, а также набрав анклавы в Курдистане и Месопотамии.

Последним актом объединения острова стало участие Ирландии в очередной датско-норвежской войне на стороне союзника – датского короля. В 1159 г. был, наконец, освобожден от двухвекового норманнского господства норвежский Дублин; он вошел в состав королевского домена. Именно потому 21 ноября и празднуется как День народного единства.
Тогда же, зимой 1160 года, коронной управляющей, королевой Озлем Шаруканской, была составлена новая опись королевства, «Либхар Буи Бан» - «Книга Желтой Женщины». Вот что в ней говорится:
«Король владеет в Ирландии землями Улад, Мит, Десмуму, Голуэй, Тир Оган и Дублин, а вне острова – землями Танжер, Галисия, Леон и Сант-Яго-де-Компостелла. Живет Король в городе Корке, в земле племени Десси. Войска Король набирает 53,5 тысячи, а в казну приходит в месяц 50 денариев. Вассалы Короля – Герцог Ольстера, граф Наварры и Брагансы, наследный принц Тигернах О’Нейл, Архиепископ Марокко Колин Тапарелли, Герцог Танжера и Наварры, граф Дении, Сеуты и Феса Фохуд О’Нейл, Герцог Манстера, граф Урмуму Кахир О’Нейл, Герцог Марокко Олаф Флозассон, Герцог Исландии Вермудо О’Нейл, Герцог Эль-Риф Элаид Синфин, Герцог Коннахта Эдвин О’Нейл (происходивший из романской ветви северных Нейлов и сменивший последнего О’Коннора – династические судьбы коих тема отдельного исследования), Герцог Коимбры Куан О’Нейл, а также графы Росса, Бервика, Эмпурии, Саморы и Алькантары, Эль-Бьерсо, Эворы, Альмансы, Мурсии, Коимбры, Осрайге, епископы Силвеша и Алькасера».
Также по материалам этой книги можно сделать выводы о состоянии хозяйства Ирландии сер. 12 века. Наиболее развитыми областями были Десмуму с городом Корком (5 денариев месячного дохода), Улад с Белфастом и Дублинская область (по 6 денариев). Торговые гавани на острове имелись в Голуэе, Дублине и Белфасте. В Корке, резиденции короля, имелись: из хозяйственных объектов – рыбачья пристань, лесничество и лесопилка, дорожная сеть и черепичный завод; из духовных – церковь и библиотека; из светских – суд, почта, учебный лагерь, малый замок. В Дублине, экономическом центре острова, имелись: из хозяйственных объектов – рыбачья пристань и торговая гавань, лесничество, дорожная сеть, черепичный и стекольный заводы; из духовных – церковь, библиотека, монастырь, прецептория ордена; из светских – суд, почта, учебный лагерь, малый замок.
Из социальных достижений ведение хроник было известно пока лишь в Дублине (монастырь Св. Патрика), жонглеры (народные обычаи-2) пока до Ирландии не добрались. Почти весь остров знал трехполье, деревянным плугом пахали только в диком Коннахте, но и железный использовали пока лишь в Десмуму. Ирландцы одомашнили кур и коз, но свиньи все еще оставались опасными хищными потусторонними тварями. Монетный двор в королевстве был только один, в Марракеше, именно там чеканились полновесные золотые «грианы» Королевства.
Весной 1161 года «Желтая Женщина» королева Озлем, была уличена епископом Фланом Коимбрским в черной магии, и сожжена. Король Думналл, был страшно огорчен, но, как добрый католик, повиновался Священной Инквизиции. Заодно получил возможность найти себе новую супругу – ею стала единственная дочь короля Неаполя Доуса Фландрская; это давало шанс на то, что королем Неаполя может стать человек из рода Нейлов.
Зимой 1161 года под влиянием благородства и христолюбия короля Думналла вассалом согласился стать Герцог Бретани Бернард Корнуолльский. Оттого 8 февраля и празднуется как День ирландско-бретонской дружбы. План создания кельтской империи близился к исполнению.

Вопросы для повторения.
1. О каких официальных праздниках Ирландии вы узнали?
2. Назовите основные источники по средневековой истории Ирландии.
3. Дайте краткую характеристику Крестовых походов.
4. Какова роль Лиссабонского шейха в создании Ирландского королевства?
5. Каковы были Четыре гейса короля Бриана?
6. Расскажите о Флахбертахе Астурийском.
7. Что вы знаете о королеве Озлем?
8. Сколько сережек напирсено в правом ухе Долорес О’Риордан?
[Исправлено: Al Komnin, 25.11.2006 00:33]
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Odan
Дипломат



веб-быдлокодер
This horrible, ho-o-o-rrible world

Цензор (14)
7379 сообщений


Я в восторге!   25.11.2006 23:02
Без повторения смог ответить только на вопрос о четырех геях... э-э.. гейсах короля Бриана.
Бомба на Хиросиму? Я! Первая Мировая? Тоже я! Татаро-монгольское иго? Опять я! И вашего хомячка в сортире тоже я утопил!

Я бы не ненавидел так то, что меня окружает, если бы меня не окружало то, что я так ненавижу.

Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Несомненно, хороший AAR.   25.11.2006 11:18
Много элементов истории и доброго юмора.
Чуствуется, что камрад готовит докторскую диссертацию по альтернативной истории Ирландии :D
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Al-Sydar



Профиль удален


Супер! (-)   25.11.2006 20:31
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica-4   27.11.2006 15:00
Глава 4. Натиск на Восток (Cogadh air Eirigh).

Итак, уже к середине 1160-х гг. династией Нейлов была исполнена программа-минимум – объединение острова и создание жизнеспособного государства. Отныне речь шла о деятельной экспансии Ирландии во внешний мир, географически – на восток, поелику на западе кроме Атлантики ничего не было.
Самой желанной целью была Англия, ибо песни бардов о легендарных временах борьбы короля Артура с захватчиками-саксами все более вдохновляли молодое поколение ирландской военной знати. Как раз к 1160-м известность получило сочинение бретонца Гальфрида Монмутского, епископа Сен-Асафского, «История королей Британии» (написано ок. 1130-38 гг.) - первое классическое литературное произведение о догерманской истории Британии, деяниях Артура и Мерлина, христианизации острова и исходе кельтов в Бретань. Всякий фиан в Ирландии жаждал найти свою гору Бадон и полчища нечестивых саксов, ожидающих тотального истребления.
Но Англия была серьезным противником, как в силу чисто военных соображений, таки из-за политических осложнений конфликта с единоверцами. Посему Думналл решил вначале максимально отработать сарацинское направление, направив на Ближний Восток экспедиционные силы испанских и мавретанских вассалов короны. Как гласит известная мудрость, человек предполагает, но бог располагает – однако ж, если божественная воля споспешествует человеческому замыслу, то замысел сей, сталбыть, близок божественному промыслу. Только в Высоком совете Ирландии пошли речи о походах, сечах и сарацинской добыче, как король Германии араб-католик Муршид Франконский, горя желанием приобщить соплеменников к истинной вере, начал войну с Дамасским эмиратом. Поскольку Думналл находился в союзе с Муршидом, он решил воспользоваться случаем. 1 марта 1167 вассалам Испании и Мавретании были разосланы гонцы с требованием явиться «конно, людно и оружно»; местами сборов были определены Снассен для «мавретанцев» (гран-баннерет – Фохуд О’Нейл, Герцог Танжерский, около 4 тысяч воинов) и Дения для «испанцев» (гран-баннерет – наследник Тигернах, Герцог Ольстерский, свыше 5 тысяч). Так начался Великий поход ирландцев на Ближний Восток – вначале против Дамаска, потом против Арабского эмирата и разной прочей мелочи.
Участие в походе наследника Тигернаха имело довольно прозрачный смысл, отнюдь не касающийся военных способностей принца (практически отсутствующих, военный скилл=1). Увы, но к концу 1160-х Тигернах все менее походил на идеального наследника – характер его ухудшился, сыновьями он так и не обзавелся, наконец, заболел, и способности к управлению королевством еще более упали (1-3-5-7). Зато шестой сын Думналла, Гофрад, демонстрировал отличные способности (1-10-13-10). Медлить было нельзя, долгими зимними ночами Думналл все более явственно слышал вещие песни бан-ши (а старику уже минуло за сорок). В одночасье Гофрад сделался графом Голуэя, герцогом Наварры, Хомса, Мита и прочая, заняв второе место в линейке наследников короля. 8 апреля 1170 г. принц Тигернах погиб в битве за Кувейт, и вопрос о престолонаследии был исчерпан.
Тем временем, вдобавок к разбросанным владениям в Сирии и Ливане, побережье Персидского залива также стало ирландским.
«Воевать – так воевать» - решил Думналл, и летом 1177 г. объявил войну еще одному среднего размера сарацинскому эмирату – Эдессе. На сей раз, однако, дела пошли не настолько гладко. Подкрепления из Испании запаздывали, и ирландцы даже потеряли на пару лет провинцию Триполи, до того ненадолго вошедшую в королевский домен, ровно настолько, чтобы епископ успел обратить аборигенов в католичество.
В разгар войны, как водится, умер король Думналл I (25 апреля 1179 года). Учитывая его влиятельность в христианском мире (престиж=2676 пиети=1320), Римская курия немедленно канонизировала Думналла; сей день в Святках отмечается как День Св. Думналла, покровителя ирландских пилигримов, путешествующих в Святую землю. В склепе Ниаллей на могиле Думналла начертано «Честный набожный доверчивый жизнелюб, магистр теологии». В каком университете Думналл получил степень магистра так и осталось загадкой истории (правда, выбор небогат, на тот год во всем обозримом мире существовало лишь восемь университетов – католические в Неаполе и Мессине, смешанные в Кордове, Кайруане, Александрии и Каире, православный в Киеве и мусульманский в Багдаде; самым занятным был Александрийский – он сочетал традиции всех трех мировых религий).
Новым королем, как и ожидалось, стал Гофрад О’Нейл, граф Голуэя, Герцог Наваррский, «доверчивый жизнелюб и трус».
Интересна судьба прочих отпрысков Думналла. Старший, половец Тугор, прекрасно обосновался в Эль-Бьерсо, женился на девице из другой ветви О’Нейлов и родил маленьких кумана и куманку. Второй сын, Рехтабра, граф Росса, женился на родственнице из расплодившихся О’Нейлов, быстро сошел с ума в диких шотландских скалах и умер, оставив пару на диво смышленых сыновей, Триана и Бриана. Третий, Кернах, жил себе спокойно в Бервике, обзаведясь семьей и приобретя между делом герцогский титул. Четвертый, несостоявшийся наследник Тигернах, как известно, умер бездетным. Пятый, Айлилль, получил церковное воспитание и выморочное епископство Тир Оган. Жена его рано умерла, сыновей не было. И вдруг в 1180 г., после смерти Папы, епископ Айлилль О’Нейл становится новым Папой Римским! А спустя два года контролировать Папу стал… не кто иной, как вышеупомянутый братец Тугор, граф Эль-Бьерсо (право, выверты АИ иногда заставляют подозревать наличие у него чувства юмора!). Новый король Гофрад был шестым сыном Думналла Святого от королевы Озлем Шаруканской. Вторая жена Думналла, Доуса Фландрская, принесла лишь двух дочерей. А вот от третьей супруги, внучки итальянского короля Изабель Дункельд, плодовитый король получил седьмого сына, Лоэгайре, оставшегося без титула, восьмого сына Димме, графа Анти-Атласского, и девятого сына Дуннхада, также нетитулованного. Занятно, что после смерти Думналла несчастная Изабель так и прожила остаток жизни беременной.
Тяжелая война с Эдессой завершилась лишь в 1186 г., изрядно измотав и короля, и вассалов. Впервые ирландцы столкнулись с загадочным понятием «военная технология», которая у противника была настолько заметно выше, что вдвое меньшее число сарацин несколько раз обращало в бегство воинство отсталых христиан с дикого острова. Добро, однако, победило, ибо было его больше.
По итогам длительных сарацинских кампаний Ирландия приобрела к 1186-му году множество рассыпанных по Ближнему Востоку вассалов, самым сильным из которых был Архиепископ Хомсский, владевший землями Дейра, Друза, Сидона, Баальбека, Монреаля и Маана. Всего же на Востоке королевство располагало 29 землями, хоть и более развитыми, чем западные, но куда как дурнее управляемыми.
Известно, что где два ирландца – там эдак с пяток политических партий и десятка три террористических организаций. До сих пор почти столетие Ирландия жила в относительном благополучии, позабыв о естественных для нее гражданских конфликтах. Король Гофрад понял, что спокойное время кончилось, когда в Корк начали вереницей прибывать гонцы, сообщавшие, что тот или иной заморский вассал возмутился и отпал от королевства. Так, в конце 1180-х гг. в Ирландии началась Первая Смута.
Вассалы отпадали с такой удручающей частотой, что гонцы, сообщавшие об очередном сепаратисте, подстерегали короля Гофрада просто-таки повсюду, от ночного горшка в замковой «гардеробной» до исповедальной кабинки в церкви. Для некоторых вассалов отпадение от королевства стало чуть ли не еженедельной забавой. Герцоги Марракеша и Эр-Рифа отпадали и просились обратно настолько регулярно, что это уже стало скучно. Учитывая, что при каждом сообщении о мятеже королю приходилось выбирать между огромным падением престижа и шансом получить клеймо «мстительного», очень скоро Гофрад стал завзятым монте-кристо.
Вместе с тем, предотвращая неизбежное, Гофрад решил самостоятельно отказаться от владений на побережье Персидского залива, даровав графу Дамманскому Готье д’Анжу титул короля Басры. Те земли Ирландии в любом случае были не очень нужны, а поэкспериментировать хотелось. Также из-за предательств вассалов Ирландия лишилась Архиепископа Хомсского, ряда мелких владений в Испании, и, что как-то неприятнее, Герцогства Исландского (вскоре жалкое кастильско-исландское (герцоги, потомки Вермудо, сохраняли этничность) государство проиграло войну еще более жалкому епископу Шетландских островов). Настоящую свинью подложил королю родич Кунгалах О’Нейл, Герцог Манстерский, тоже надумав летом 1189 г. податься в сепаратисты. «Ну нет, я не дам этому поганцу разрушать мой остров!» - такими словами, по легенде, Гофрад предварил начало похода на Манстер. Конечно, мятежник был быстро усмирен, а его земли вошли в домен, однако вся эта история больно ударила по репутации короля.
Ужасным событием стал мятеж Раймунда Корнуолльского, Герцога Бретани. Союз братских народов рухнул в одночасье. Ирландия смолчала, но не забыла. Наконец, вассал Кунгалаха Манстерского, граф Лайгинский Оха О’Нейл, бежал под руку герцога Лейнстерского (все еще квартировавшего в норвежских фьордах). Остров опять оказался не един. Нет, гражданские войны просто невыносимы. Тот, кто помнит Китай 17-го века, понимает.
Однако намечавшаяся ирредентистская война с Лейнстером была отложена в силу весьма уважительных причин. Нет, со здоровьем Гофрада пока все было в порядке, зато в соседней Англии началась вторая гражданская война. Видимо, это действительно заразное сумасшествие.
Новый король Англии Жиль Нормандский не совладал с довольно сложной системой вассалов, доставшейся от его отца, Пьера Молодого. Престарелый, но не сильно опытный делах управления Жиль (папаша Пьер, хотя и взошел на трон ребенком, правил аж 35 лет, так что бедняга Жиль рисковал так и уйти в мир иной наследным принцем) предложил Гофраду военный союз. Конечно же, Ард-ри согласился – ведь теперь он получил полное право воевать отпадающих от Англии вассалов, а то и поглотить пару-другую. План завоевания Англии внезапно стал обретать реальное содержание.
Поначалу ирландский десант захватил мятежные графства Сомерсет и Бристоль, включив их в королевский домен.
«Пришел Король Ирландский,
стуча всем по рогам;
согнал он бедных саксов
к бристольским берегам…»
При этом если на графство Сомерсет Гофрад имел наследственные претензии (не иначе, как со времен артуровых), то за присвоение Бристоля пришлось заплатить престижем и репутацией. Наконец, в 1191-м Хальстен де Семур, Герцог Толедский, граф Нортумбрийский, один из сильнейших вассалов короля Жиля, присягнул на верность Гофраду. До лондонского двора стало доходить, что проще иметь Гофрада во врагах, чем в союзниках.
Коркский двор, однако, полагал, что уже пора сделать передышку и восстановить репутацию, опустившуюся до «запятнанной». В целом, подводя итоги 15 лет своего царствования, даже сам Гофрад согласился, что проект «Натиск на Восток» закончился не вполне тем, чем хотелось бы его инициатору, государю Думналлу Святому. Вместо компактной и внятно управляемой ирландской колонии на Востоке Королевство получило набор плохо связанных вассальных территорий с явными сепаратистскими тенденциями. По большому счету, главное достижение проекта – ликвидация нескольких сильных мусульманских стран и приращение Христианского Мира новыми территориями, предоставленными, впрочем, своей судьбе.
По мере сил уладив земные дела, 13 июня 1195 г. король Гофрад I умер на 45-м году жизни. В «Мартирологе Ниаллей», ведение которого как раз было начато по поводу смерти короля Гофрада в скриптории дублинского монастыря Св. Патрика, сказано о нем следующее: «Энергичный, скромный и набожный, доверчивый жизнелюб, но также мстительный опрометчивый трус; престиж=2627 пиети=367, 2-10-14-10».
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Odan
Дипломат



веб-быдлокодер
This horrible, ho-o-o-rrible world

Цензор (14)
7379 сообщений


Интересно оно получается!   28.11.2006 17:30
А что в там стало с ирландской Басрой? Я помню после завоевания Востока Византией я разделил тамошние владения между сыновьями, после чего они сразу передрались.
Бомба на Хиросиму? Я! Первая Мировая? Тоже я! Татаро-монгольское иго? Опять я! И вашего хомячка в сортире тоже я утопил!

Я бы не ненавидел так то, что меня окружает, если бы меня не окружало то, что я так ненавижу.

Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Басру сожрали местные шведы :) (-)   30.11.2006 00:03

«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica-5   30.11.2006 00:05
Глава 5. Семирегентщина (1195-1215)

Пятым королем Ирландии стал второй сын Гофрада 26-летний Патрик О’Нейл, Герцог Кербелы, граф Голуэя, «лентяй, бойкий предприниматель», 5-7-7-12. Ученые пока так и не смогли ответить на закономерный вопрос, почему королем не стал старший сын Гофрада, Оха, Герцог Ольстерский, граф Мита. По всем формальным признакам, принц Оха ничуть не меньше Патрика был готов к королевской мантии (правда, нисколько и не больше), однако безымянный Оракул, определяющий порядок наследования, выставил Патрика перед Охой. Может, имя понравилось?

Как обычно, коронация сопровождалась большим недовольством вассалов: одному дали на турнире ложу рядом с конюшней, другому слуга на пиру вместо палермского неразбавленного налил бавленное бордо, третьему мажордом не так поклонился, а четвертый вообще сам хотел королем стать. Паразиты, а не вассалы. Дабы не начинать правление с новой сепаратистской тягомотины, Патрик решил потратиться на подарки наиболее раздосадованным герцогам, истратив чуть не две тысячи казенных денариев.
Спустя несколько лет после вступления на престол нового монарха коронной управляющей, коей на 1199 год состояла сестра нового короля, «честная и справедливая пронырливая торговка» принцесса крови Бригитта О’Нейл, была составлена очередная Опись Королевства - «Зеленая Книга из Келл Дара». Вот что мы знаем об Ирландии короля Патрика I: «Король владеет землями Десмуму, Урмуму, Туадмуму, Дублин, Улад, Танжер, Леон, Галисия и Сант-Яго-де-Компостелла. Живет Король в городе Корке, а королевский дворец выстроен в богатом городе Танжере. Вассалы Короля – Герцог Толедо, граф Нортумбрии и Честера Альгот де Семур, Герцогиня Марокко, графиня Бристольская принцесса крови Мор О’Нейл, Герцог Танжера и Наварры, граф Сеутский Колбан О’Нейл, Герцог Ольстера и Мита, граф Мита и Голуэя Оха О’Нейл, Герцог Марракеша Бургред де Бомонт, Герцогиня Кербелы, графиня Тир Оган Бебинн О’Нейл, Герцог Ефратский, граф Хамадана и Петры Фохуд О’Бриан, Герцог Эр-Риф и Мурсии Каделл Синфин, Герцог Коннахта, граф Мэйо Эдвин О’Нейл, Герцог Коимбры Сетне О’Нейл, Герцог Бервик Бриан О’Нейл, Герцогиня Басры, графиня Сомерсета Аффрак О’Нейл, Герцог Эль-Хаса, граф Осрайге Фиахра О’Нейл, а также графы Сирии, Эль-Бьерсо, Саморы, Наварры, Коимбры и Эворы, епископы Силвеша и Алькасера. Войска Король набирает 116 тысяч, а в казну приходит в месяц 78 денариев».

Самыми богатыми землями королевства были торговые города Сант-Яго-де-Компостелла и Танжер (по 17 денариев ежемесячно, доля горожан ок. 50%), «образцовый феод королевства» Леон (16 денариев) и мусульманский Табриз, владение Герцога Коимбры (13 денариев).
21 июля 1200 г. завершено строительство католического университета в Сант-Яго-де-Компостелла – Колледжа Св. Бана. Отныне производство магистров теологии было поставлено на поток в границах королевства, а 21 июля стало днем Ирландского Студента.

В мире накануне XIII столетия произошли следующие изменения. Сильное герцогство Пуату отпало от Франции и вскоре было поглощено Англией и Бретанью. Независимый герцог Тулузский Манфреди де Велате, устрашенный примером соседа, добровольно присягнул юному королю Франции Жилю Капету. Франция же, фактически, потихоньку скатывалась до положение второразрядной страны, удерживая лишь треть от исторических земель. Почти весь запад был английским, многие провинции севера после короткой англо-германской войны отошли Германии. В Англии, несмотря на внешнеполитические успехи короля Жиля Нормандского, разгоралась смута, отпадали различные мелкие вассалы. Германия сохраняла свои позиции центрально-европейского гегемона, от Иль-де-Франса до Бранденбурга. Резиденция короля переехала из Любека (завоеванного после странного конфликта двух империй византийцами) в Эно, а у последнему арабскому королю Муршиду наследовал более приемлемый для общества датчанин Сивард Франконский. Итальянское королевство Дункельдов процветало, приобретя обширные владения в Персии и Ближнем Востоке. Республика Венеция, управляемая династией дожей Медичи, серьезно расширила свои владения на континенте.
На востоке Европы Богемия оставалась оазисом покоя и благополучия. В долгой и непростой венгерско-киевской войне арабизированные Арпады все же одолели Рюриковичей, захватив сам Киев с Черниговом и южные земли княжества. В Руси после поражения Киевского дома на первое место вышло Переяславское княжество, также можно отметить сильные княжества Пронское, Суздальское, Уральское и Волжское. Придонье контролировалось Хорватией. На севере Европы шансы на выживание проявляли лишь Швеция и Дании, от Норвегии остались жалкие 3-5 графств.
В Англии, помимо Нормандского дома, самыми знатными были семьи Дарси (Камберленд), Колвил (Ланкастер), Мерриадок (Уэльс). В Германии выделялись почтенные фамилии Штаденов (Бавария, Бранденбург) и фон Бабенбергов (Австрия, Швабия), а также Арденнский, Фландрский, Тюрингский и Лотарингский дома, семьи фон Химгау, фон Нордгау, фон Кобург, фон Люксембург и фон Нордхейм. В угасающей Франции могущественными вассалами Капетов были преемники вымершей Тулузской династии итальянцы де Велате, шампанский дом де Блуа и чудом выживший в извечной англо-французской войне дом Анжу. В окрепшем Итальянском королевстве топ-пять возглавляли королевская фамилия Дункельдов, романские О’Нейлы, миланские д’Эсте, сардинские ди Кальяри, болонские Монтефельтро. Неожиданно расцвел захудалый норманнский род де Бомонт, представители коего приобрели трон королевства Дании и пару герцогских корон.
Конфессиональная карта Европы тоже изменилась. В Испании ислам продолжали исповедовать лишь на юго-востоке. В Африке Марокко, Тунис и Киренаика стали прочно католическими странами, лишь Алжир сохранял приверженность заветам Пророка. Египет был пограничной территорией трех религий. Народы Ближнего Востока, Персии и Туркестана, хотя и управлялись христианами, сохраняли веру предков, за вычетом отдельных католических и православных анклавов. Русь почти завершила миссию христианизации языческих племен, заодно обратив в православие Южную Польшу.

Главной проблемой правления Патрика Ленивого стал поиск более приемлемого наследника, нежели единственный выживший сын короля, Финнхад (6-5-4-9) – с таким показателем интриги это означало новую смуту и маленький королевский домен. Следующим в линейке наследников был брат Патрика, вышеупомянутый Герцог Мит Оха (0-8-6-8), и лишь затем уже наиболее желанный наследник – принц крови Арт О’Нейл (1-10-10-9), седьмой сын короля Гофрада и королевы Софии Капет. Высокому совету при Патрике (сам король, как можно понять из его прозвища, мало уделял внимания делам королевства) в составе мажордома Бригитты О’Нейл, тайного советника Фергюса Дункельда, канцлера Слине Коимбрской и епископа Киллине О’Нейла, мужа дамы-канцлера (да, ирландская церковь обладала рядом специфических черт – в том числе, отсутствием целибата), предстояло деятельно решать вопрос престолонаследия. Принц Арт получил титул графа Дублина и Герцога Сирии и Феса, сразу же обогнав герцога Оху в линейке наследников. Нерешенным оставался вопрос Финнхада, родного сына Патрика, и уладить его можно было лишь одним способом. Епископ Киллине помолился о ниспослании принцу легкой смерти, а Фергюс организовал исполнение молитвы. Отныне следовало лишь ожидать естественного окончания правления короля Патрика, между делом решая текущие вопросы развития королевства.
В 1202 г. Патрик, преодолев природную лень, возглавил давно ожидавшуюся народом войну с Лейнстером за возвращение графства Лайгин в состав королевства. На другой день после объявления войны в Корк прибыл отряд саксонских наемников из Англии, чьи услуги оказались вовсе не лишними. Лайген был захвачен королевским войском за пару дней, после чего свыше 5 тысяч фианов отправились за море, покорять фьорды Треннелага. По итогам войны Патрик получил Лайген и, заодно уж, чтоб два раза не плавать, остров Мэн, предусмотрительно сменивший незадолго до того норвежскую культуру на ирландскую.
Спустя пять лет, в 1208-м грянула еще одна война – на сей раз с мятежным вассалом, Герцогом Танжерским. В начале войны была и часть вины Высокого совета королевства – Патрик, утомившись в очередной пятидесятый раз выгонять со двора посла Герцога Марракешского, умоляющего о принятии его сеньора обратно в состав Ирландии (ибо тут же, стервец, отделится обратно!), таки внял мольбам Марракешца, и, скрепив Большой Королевской Печатью договор о вассалитете, тут же объявил гонцу, что лишает его сеньора герцогского титула. Патрик вполне, как оказалось, справедливо предположил, что если Энберт де Бомонт перестанет быть герцогом Марракеша, оставшись простым графом, проблем с ним будет меньше. Однако история опять ударила по репутации короля, итак невысокой. Первым возмутился сосед де Бомонта, Герцог Танжера, граф Сеуты Колбан О’Нейл, не только отделившись, но еще и объявив войну королю.
Война оказалась скоротечной, но тяжелой. Танжерское войско насчитывало до 8 тысяч, так что Коркскому двору пришлось не только мобилизовать всех мавретанских вассалов, но и королевские войска в графстве Танжере. Исход войны был очевиден – Колбан потерял свой титул, бежал ко двору Герцога Коннахтского, еще одного де Бомонта, получив от того новый титул - как ни странно, епископа Тир Коннала (при этом Колбан имел военное образование, не церковное).
С 1210 г. Патрик начал проявлять признаки угасания разума. Он то звал своих многочисленных покойных жен, Жанну, Аишу, Сесиль, Бланку, то забывался беспокойным сном в объятиях последней – миланской принцессы Фаусты д’Эсте, несчастной игрушки высокой политики. Дела королевства окончательно перешли в руки регентов. Это, конечно же, не могло понравиться вассалам, лояльность которых все более падала. «Мы присягали Верховному королю и Нашему брату, а не жалкому безумцу» - такое изречение приписывают самому дерзкому вассалу короны, Герцогине Кербельской Бебинн О’Нейл, сестре короля. Немедленно разгорелась и борьба за власть в Высоком совете. Тайный советник Фергюс Дункельд выступил против супружеской коалиции епископа и канцлера и, организовав смерть епископа от странного заболевания, в октябре 1214 г. сам пал жертвой мести овдовевшей дамы-канцлера Слине Коимбрской. На Рождество того же года слегла и она, передав бразды регентства новому канцлеру, внуку Думналла Святого, Кернаху Коимбрскому. Так появился второй состав Регентского совета. Мажордомом стал шестой сын Гофрада, брат Патрика принц Кобхах, а тайным советником – дама Аффрак из Атолла, принадлежавшая ветви брата графа Митского Конхобара – Фланна О’Нейла. Как ни странно, регентам удалось благополучно вести дела королевства, избегнув новой смуты.
14 декабря 1215 г. король Патрик умер на 46-ом году жизни, так и не выйдя из помраченного состояния рассудка. «Мартиролог Ниаллей» так характеризует его: «мстительный жизнелюб, коварный лентяй, набожный верный супруг, безумный король Патрик; престиж=5313 пиети=284».
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica-6   06.12.2006 23:13
Часть 2. Ирландия в эпоху зергов монгольских нашествий.

Глава 6. Славные короли. (1215-59)
Шестым королем Ирландии, чья коронация всем народом (кроме вассалов, естественно) приветствовалась как великое благо, стал младший брат Патрика, Герцог Сирии и Феса 22-летний Арт О’Нейл, храбрец и ревностный священнослужитель.
Как обычно, коронация прошла не без проблем. На сей раз главной проблемой была действующая жена Арта, герцогиня Садб Адбулла, дочь графа Тхарассетского. Увы, но она, по-видимому, страдая известной многим «аквитанской болезнью» (кто не в курсе – посмотрите на бедного Герцога Аквитании в 1069 г.), категорически не желала рожать наследника. Деваться некуда – известная схема «канделябр-плащ-река», и новой женой короля Арта стала дама Коркского двора, внучка некоего малоизвестного дворянина из Сомерсета, прибывшего ко двору короля Гофрада, Аделаида Шерлтон, главным достоинством коей был показатель интриги=17.
Второй проблемой был разросшийся после слияния владений покойного Патрика и принца Арта королевский домен, уронивший эффективность управления королевством до 70%. Здесь решение принять было гораздо проще. Из домена были отобраны самые бедные, но при этом максимально отстроенные графства (в данном случае – Сеута, остров Мэн и Урмуму), и «законсервированы». «Консервы» делать очень просто, для этого лишь надо иметь незамужнюю дочь. Во-первых, поскольку наследником ее всегда является отец и старшие братья, все полученные графства после ее безвременной кончины, скорее всего, вернутся в домен. Во-вторых, как прямая родственница, она всегда будет более верным вассалом, чем прочие. В данном случае на «консерву» была отправлена старшая дочь Арта, 5-летняя принцесса Ласариана, получившая вдобавок титул Герцогини Манстерской (прибавка к престижу короля и уменьшение бедбоя).
От королевства, между тем, продолжали отпадать вассалы – в числе прочих и Эль-Бьерсо, печальная утрата. В 1217 г. Артом силами двух графств, Бристоля и Сомерсета, была проведена война за возвращение в королевство отделившейся Нортумбрии; таким же маневром в 1219 г. был возвращен Честер.
В этом же, 1217 году, зашло солнце христианской цивилизации - в мире появилась 60-тысячная монгольская орда во главе с батыром Шенчером. Однако уже к 1222 г. монголы были уничтожены совместными силами Германии, донских вассалов Хорватии, русскими княжествами Волги и Урала, и солнце христианской цивилизации взошло обратно.
В 1223 г. ректор университета Св. Бана представил Коркскому двору «Историю Дома Ниаллов, от Ниалла Девяти Заложников до государя Арта Храброго», потребовав с казначея грант в 150 денариев.
Летом 1226 г. с королем случилась простуда, скоро перешедшая в воспаление легких. Увы, но счастливое царствование Арта Храброго обещало быть недолгим. Высокий совет рекомендовал королю наделить старшего сына, 7-летнего Коркка, титулами, дабы ребенок уже сейчас был готов принять корону. Коркку был даровано графство Десмуму с градом Корком. Резидения короля переехала в поселение Белфаст в Уладе.
Летом 1226 г. пришла новая орда монголов нойон-беки Тогрула, уже в 100 тысяч воинов, и начала энергично захватывать поволжские земли. Солнце христианской цивилизации стало, на всякий случай, снова закатываться.
20 июня 1227 г. после тяжелой продолжительной болезни скончался король Арт. «Мартиролог Ниаллей» так пишет о покойном Арте: «Справедливый храбрец, мстительный скептик, престиж=1855 пиети=345». Гроб с телом покойного был предан земле Улада. На похоронах присутствовало все политбюро, тьфу, то бишь, очередной Регентский совет при новом короле, несовершеннолетнем Коркке, возглавляемый старым канцлером Кернахом Коимбрским.
Новый король Коркк (имя дано в честь тогдашней столицы королевства, Корка («corcaigh» - болото), в общем, «царь Москва Иванович») обладал неплохими стартовыми характеристиками (2-8-10-10) и вызвал, в целом, позитивную (после подарков, розданных на тысячу денариев) реакцию вассалов.
22 марта 1230 г. фианы Улада, следуя известному правилу русских богатырей «с размаху-то оно бить сильнее», впервые в Европе (!) придумали моргенштерн. До этого в Ирландии ничего нового не придумывали, подбирая крохи континентальной мудрости, так что с тех пор 22 марта – День моргенштерна Ирландской Науки.
Летом 1230-го случилось два знаменательных события – народ графства Дублин окончательно отринул наследие норманнских завоевателей и перешел от норвежской к ирландской культуре, а еще в Ирландии было введено феодальное право. Когда-то начинать, однако, надо – на дворе скоро середина 13 столетия, а рыцарей в войске – лепрекон накакал. Естественно, были сменены приоритеты работы ирландских исследовательских учреждений - скрипториев, монастырей и орденских прецепторий - с мечей, столь полезного для тяжелой пехоты, на пики, без которого рыцарский чардж лишается смысла.
Спустя год, в сентябре 1231-го вассалом сопливого 12-летнего короля Ирландии согласился стать такой же пацан – 15-летний герцог Галлоуэя Годфри Савойский, владевший почти всем шотландским лоулендом.
В начале 1232-го объединенные силы Венгрии и русских княжеств расправились с остатками Второй Золотой орды. Солнце христианской цивилизации ослепительно воссияло.
Летом 1233-го началась франко-ирландская война, Король Жиль Капет объявил войну Коркку О’Нейлу. Единственное внятное объяснение – конфликт начался из-за шотландской границы, где владения Герцога Галлоуэя соприкоснулись с графствами вассалов Франции. Быстренько завершить дело «белым миром» не удалось, поэтому пришлось проводить массовую мобилизацию вассалов. Регентским советом было решено, что использовать войска королевского домена надо лишь в самом крайнем случае. Было объявлено о создании трех армий – Мавретанской (свыше 10 тыс.), с лагерем, как обычно, в Снассене, во главе с графом Фесским Трианом О’Нейлом, Британской (ок. 8 тыс.), с лагерем в Бристоле и гран-баннеретом Герцогом Эль-Хаса, графом Осрайге Имхадом О’Нейлом, и Ирландской (ок. 8 тыс.), с лагерем в Лайгине и гран-баннеретом Герцогом Коннахтским, графом Мэйо Эдульфом де Бомонтом.
Тут очень кстати малым шотландским вассалам Капета объявил войну Герцог Галлоуэя – появилась надежда быстро ликвидировать французский плацдарм на острове и поскорее завершить войну. Британская и Ирландская армии были брошены на континент с севера, на поиски провинций королевского домена Франции. «Мавретанцы» высадились а юге, в Монпелье, и двинулись на Шароле – резиденцию короля Жиля.
Однако вскоре Совету пришлось-таки поднимать королевское воинство – один раз для отражения тулузского десанта в Галисии, другой – для более серьезного дела. 10-тысячный корпус под руководством самого короля Жиля высадился в Лотиане и просто-таки снес 2,5-тысячный отряд Герцога Галлоуэя. В Шотландию был выдвинут 5-тысячный нортумбрийский корпус, началась переброска 4-тысячного уладского воинства (вооруженного новейшими моргенштернами). Однако уладские фианы не успели переплыть Стратклайд, как в Лотиане, под стенами Эдинбурга, 23-27 сентября 1234 г. состоялась битва короля Жиля и маршала Ирландии Роджера О’Нейла. По загадочным причинам, нортумбрийцы, по всем военным техам уступавшие французам, наголову разгромили захватчиков. Пресловутое кельтское боевое неистовство, не иначе – вот как описывает, например, неистовство героя-берсерка Кухулина «Красная ветвь Улада»:
«Он напыжился и расширился, как раздутый пузырь; он стал подобен страшному зверю, и рост храброго бойца стал велик, как у фоморов; от его тела исходит нестерпимый жар, от лица исходит блеск, волосы его источают кровь, глаза перемещаются так, что один впадает внутрь, а другой вылезает наружу».
Чуть позже уладская дружина выбила еще одно, 4-тысячное, французское войско Герцога Анжу из Камбрии. После этого, еще пару недель ирландцы гоняли французов по диким шотландским горам и лугам. А гор и лугов в Шотландии много.
Тем временем, экспедиционные силы Ирландии захватывали доменные графства короля Жиля. Наконец, в марте 1235 г. король Жиль заключил с Герцогом Галлоуэя Годфри Савойским мир, признав права Герцога на два шотландских графства. Отныне война велась лишь между двумя королями. Регентский совет принял единогласное решение заключить мир статус-кво (увы, но у Коркка не было клеймов на французские графства, да и казна Жиля была пуста, так что война получилась для королевского двора бездоходная) и прекратить эту бессмысленную войну.
Как раз на март пришлось празднование совершеннолетия короля Коркка. К 16 годам он превратился в «справедливого набожного опрометчивого храбреца, придворного призрака» (2-9-16-11). Последним делом регентов стало устроение свадьбы Коркка с венгеркой Йожей фон Кобург, дочерью Герцога Мейсенского (3-9-12-7). Йожа оказалась плодовита – очень скоро она одарила короля тремя сыновьями с весьма приличными данными.
В 1238-39 гг. грянула скоротечная война – король Коркк решил присоединиться к войне союзной Англии против Уэльса. За пару месяцев ирландцы успели ухватить из-под носа англичан пару валлийских графств и замириться. Уэльс же вскоре прекратил свое существование.
16 января 1242 г. в Дублине впервые в Ирландии одомашнили свиней. 16 января – День Свиньи. Поскольку пиво пока еще не изобрели, чего-то к копченой свинине явно не хватало.
В 1243-44 гг. прошла еще одна «случайная» война. Вассал ирландской короны, Герцог Басры, решил округлить свои владения и объявил войну малым вассалам шведского короля Батора Барселонского на побережье Персидского залива. Коркк не мог оставить своего вассала и включился в конфликт. Из шотландских и ирландских вассалов были сформированы две армии по 5 тысяч и направлены в Швецию, военный потенциал которой был невысок. Пара небольших баталий, и война завершена, одно бывшее шведское графство в Шотландии переходит под руку ирландского вассала Дунгала О’Нейла, графа Росса; также новый хозяин появился в графстве Оппланд, в самой Скандинавии – у одного из куртье Коркка оказались претензии на графский титул. Иметь большой двор, однако, не только вредно, но и полезно!

Во все еще союзной Англии продолжалась смута, осложненная затяжной англо-датской войной. После таинственных событий при Лондонском дворе Гийом, наследный принц Английский, сошел с ума и умер, а короля Альдерика новый Папа Римский Годфри аль-Касим (бывший епископ Тель Башира, дальний родственник Ниаллей) отлучил от церкви. Держава Нормандского дома стала сыпаться подобно песочному замку. Весной 1244 Коркк ухватил еще один кусок – графство Гламорган в Южном Уэльсе, а в конце года присоединился к войне Альдерика с парой малых шотландских графств, захватив оба и отдав своим придворным с претензиями на титулы этих графств.
15 марта 1246 г. – большой день! Муаддам О’Нейл, Герцог Багдадский и граф шотландского Бьюкана, согласился стать вассалом Коркка, дав последнюю провинцию, которой не хватало для воссоздания Шотландского королевства. Отныне государство Ниаллей по праву именовалось Соединенными Королевствами Ирландии и Шотландии (хотя при Белфастском дворе Шотландию по-прежнему считали колонией и именовали древним названием «Альба»).
В феврале 1247 г. из-за границ обитаемого мира на Южный Урал третий раз пришла орда монголов, числом в 100 тысяч, во главе с нойоном Ухуной. Месяцем позже в земле туркменов появляется 80-тысячная орда ильхана Морохи Аббы. Хм.
Летом 1247-го ирландцы, пользуясь статусом «союзника Английского короля» захватили отпавшее от Альдерика Герцогство Ланкастерское с двумя графствами, а также графство Суррей. Венцом стало присоединение на Рождество того же года графства Гвент, четвертого из шести валлийских земель, после чего Коркк получил право притязания на титул Короля Уэльса, коим пока владел все более впадающий в убожество Альдерик Нормандский. Тогда же стала складываться административно-политическая система государства Ниаллей, состоявшего, как оно у ирландцев издавна водится, из пяти частей. Первая – Восточные территории, разбросанные графства на Ближнем Востоке, чаще всего – вассалы Герцогских домов. Вторая – африканские графства, входившие в Королевство Мавретания. Третья – испанские графства. Четвертая – Северные территории, графства Британии, Уэльса и Шотландии, а также графства других отдаленных земель Севера. Пятая – сама Ирландия.
В 1250-м трагедия Нормандского дома завершилась. Альдерик настолько восстановил против себя вассалов короны, что в Англии той поры не нашлось ни единого феодала, верного королю. Наконец, мятежный Герцог Бадахосский, нормандец Рожер Брюс со своими испанскими рыцарями взял Лондон и, собрав первый в Европе парламент, провозгласил себя королем Англии, используя то, что по линии отцовской бабки Аделинды его ветвь рода Брюсов восходила к королю Генриху II. Альдерик, сохранив титул короля Уэльса, бежал в Нортгемптон, где вскоре был застигнут отрядом бывшего своего самого верного вассала, Первого Пэра двора, валлийца Кадуаля ап Мериадока, Герцога Гвинедда. В присутствии папского нунция все еще отлученный 65-летний Альдерик отрекся от престола Уэльса. Воспользовавшись случаем, старик бежал из-под стражи и переправился на континент, найдя убежище на берегах Гаронны у Махи Савойской, вассала французской короны, Герцогини Арманьяк, вдовы его первенца Гийома Безумного. Его прямой наследник, Гуго, сын Гийома и Махи, довольствовался скромным титулом графа Арасенского и присягнул узурпатору Рожеру. Альдерик проклял внука и тот, пару лет спустя наследовав Арманьяк после смерти матери, Махи Савойской, изгнал деда. Полусумасшедшего старика приютила графиня Корнуолла Анна де Блуа, правнучка короля Пьера Молодого. Там, на пустынных торфяных болотах, где ночью безраздельно царствует древнее зло, подле руин Тинтагельского замка, закончил свои дни забытый всеми последний коронованный потомок Вильгельма Бастарда. Призрак его и поныне обитает в пустошах.
Пока же разыгрывалась эта средневековая драма, король Коркк, не желая упустить удачу, 16 мая 1250-го собрал в доменном графстве Гвент, что в Южном Уэльсе (самая нищая провинция домена, надо сказать) большой конвент валлийской знати и представителей церкви и объявил о воссоздании Королевства Уэльс, входящего в состав Соединенных Королевств, прибавив третью кельтскую корону дому Ниаллей. 16 мая – день Кельтского Триединства.
Опасным следствием экспансионистской политики Коркка Великого стало падение репутации Ирландского дома до «плохой». Выхода не было – поскольку отказываться от доменных провинций не хотелось, а все герцогские титулы (кроме пары про запас) были уже розданы, пришлось провозгласить «травоядную» доктрину внешней политики на ближайшее десятилетие.
В течение скучных 50-х некоторое разнообразие вносили разве что новые открытия.
Так, после того, как была открыта «романтическая поэзия», накануне самайна 1250-го года в Дублине была представлена первая ирландская поэма о несчастной любви – «Плач Дейрдре», приписываемая легендарному олламу (верховному филиду-сказителю) Федлимиду. Вот несколько строк из самого Плача:
- Любимая восточная земля,
О Альба, ты – волшебная страна!
Я б никогда тебя не увидала,
Когда б не Наоиз, избранник мой!
- Гленн-да-Руад! Отдать готова сердце
Тому из смертных, кто тобой владеет!
Как сладок ранний крик кукушки,
Звучащий над холмами Гленн-Руад!
- Прекрасен Драйген
И белые пески в его волнах;
Я ни за что бы не ушла с Востока,
Когда б не дорогой избранник мой.


Тогда же скрипторием монастыря Св. Патрика был выпущен сборник баллад-скелей «Книга Вещего Лосося». В монастыре Св. Ниниана в Эдинбурге, основанного Герцогом Годфри Галлоуэйским во исполнение обета за спасение на охоте от рогов разъяренного оленя, был создан первый кельтский хор. Инквизиция до Северных территорий Соединенных Королевств Ирландии, Шотландии и Уэльса еще не добралась, зато дублинские монахи, следуя общей традиции островного христианства, вовсю занимались критическим толкованием Библии.
Что же касается хозяйственного развития, к 1250-м практически все провинции Королевств знали использование бороны, вся Ирландия пахала железным плугом. Стеклянные изделия изготовляли почти во всех графствах, а в Корке и Бервике открылись даже портняжные мастерские. Везде на севере вовсю рыли шахты (кузницу, правда, соорудили только в Белфасте, в 1256-м), а в Ирландии научились строить ветряные мельницы. В Дублине при все том же монастыре Св. Патрика открылся собственно ирландский Монетный Двор, чеканивший деньги для Северных территорий. В Дублине и каледонском лоуленде купцы уже освоили использование аккредитивов, а также участвовали в общеевропейской торговле. Самыми отсталыми регионами оставались Уэльс, Коннахт в Ирландии и графства хайленда в Шотландии.
В 1255-м повзрослели сыновья короля, Нахтан и Конла, пора было их женить и думать о будущем. Нахтан (1-15-11-9) был старше брата на год и уже успел заработать репутацию «энергичного опрометчивого и скромного серого кардинала». В отрочестве, однако, король Коркк никогда не обнадеживал первенца относительно наследования престола – тогда данные сына были более скромны, и перспективным казался второй сын, Конла. Тот уродился способнее старшего брата, однако к совершеннолетию превратился в скромного пустозвона! Следовало подготовить наследника – тем более, что ветреным мартовским днем 1256-го король простыл и заболел. Нетривиальной задачей был поиск невесты для принца Нахтана – король решил во что бы то ни стало женить того на девушке с наивысочайшим показателем интриги из возможных.
Агенты ирландского двора колесили по всему Христианскому миру, выискивая самых беззастенчивых юных интриганок, но нигде не было такой, что устроила бы придирчивого Коркка. Наконец, из дальних северных пределов, владений некоего вольного рыцаря, графа Кексгольмского Эдфрида Монтгомери, вернулся гонец с донесением о 26-летней жестокой даме, магистре теологии Кордовского университета Эльфтрите Арманджани (8-9-17-13). Это было то, что надо. Причем, оказалось, что дед Эльфтриты был графом Фигвигским, что в пределах Мавретании, но когда ее отец, Леофрик, потерпел поражение в борьбе за титул со страшим братом, Эдредом, то вынужден был бежать с семьей в дальние пределы мира. В Кексгольм, убогий саксонский поселок, затерявшийся в глуши карельских лесов и озер, прибыло из Белфаста роскошное посольство и, поразив воображение девушки золотом, бриллиантами, дублинским стеклом и коркскими тканями, увезло новую принцессу в метрополию. Не желая искушать судьбу, король сразу же даровал Нахтану титул графа Десмуму и Герцога Фесского.
Принцу Конле супругу Тициану Нормандскую (8-13-17-9) нашли в герцогстве Прованс, что в малом королевстве Бургундия; король держал в уме младшего принца в качестве запасного варианта – на всякий случай.
В мае 1256 г. случилось важное событие в жизни Королевств – народ Нортумбрии, уже 40 лет пребывая под рукой дома Ниаллей (наместник короны дальновидно, во-первых, не строил в провинции церковных учреждений, а во-вторых, увеличил влияние горожан и рыцарей – все это влияет на шанс культурной конвертации), отринул чуждую саксонскую культуру и вернулся к кельтским корням. Нортумбрия – ирландская! Eire - anoir! Впечатленные успехами Королевств, летом 1258 года в вассалы попросились Герцог Гвинедда и пара шотландских графов. Фактически, Ирландия уже контролировала более половины острова Британия.
В ночь на новый 1259-й год государь Коркк скончался. После кончины он был немедленно канонизирован Церковью; его склеп в крипте монастыря Армы и сегодня привлекает массы паломников. На дверях начертано: «Справедливый набожный опрометчивый храбрец, святой король Коркк Великий, престиж=2223 пиети=1080».[Исправлено: Al Komnin, 06.12.2006 23:24]
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4419 сообщений


Прочитал шесть глав.   15.12.2006 16:33
Интересно, специфично и с юмором, поиск которого не дает проскакивать глазам мимо абзацев. Но на мой вкус тяжелоусвояемо. Много тяжелых и незнакомых имен, терминов, слов на коротком отрезке.

А по игре: не понял, какой уровень сложности и агрессивности ИИ.
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Re: Прочитал шесть глав.   16.12.2006 13:48
1. Честно сказать, облегчать текст не стремился; данный ААР - именно игровой ААР с вставками исторических материалов. Литературным я его делать не предполагал. Исключительно для тех, кому интересно. Юмор - уж какой есть :-) В какой степени удалось погрузить читателя в ролевую атмосферу отыгрывания Ирландии - решать Вам.
2. На максимуме.
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica-7   16.12.2006 14:20
Глава 7. Славные спокойные времена (1259-1325)

В первый год царствования Нахтана мажордом Думналл О’Нейл представил очередное описание королевства, «Либхар Эйрин Баль» - «Книга о процветании Ирландии», выполненная в обычном ирландском описательном стиле:
«Король Ирландский, Шотландский, Уэльский и Мавретанский Нахтан владеет землями Десмуму, Дублин, Улад, Нортумбрия, Честер, Гвент, Мар, Танжер, Массат, Снассен, Леон, Галисия и Сант-Яго-де-Компостелла. Живет Король в городе Белфасте, а королевские дворцы выстроены в городах Танжер, Сант-Яго-де-Компостелла, Ла-Корунья и Леон. Вассалы Короля – Герцог Мита, Ольстера, Кербелы и Марокко Тадк О’Нейл, Герцог Коимбры Мел-Снехтан О’Нейл, Герцог Галлоуэя Жоффруа Савойский, Герцогиня Манстера Бан Миде О’Нейл, Герцог Хомса Анвар аль-Джамали, Герцог Гвинедда и Норфолка Кадуаль ап Мериадок, Герцог Деубарта Бервин ап Мериадок, Герцог Ланкастера Роббер Колвил, Герцог Толедо Дунгалл О’Нейл, Герцог Коннахта Ательстан де Бомонт, Герцог Мурсии Финн Синфин, Герцог Бервика Элвин О’Нейл, Герцог Эль-Риф Рустам О’Нейл, Герцогиня Сирийская Уна О’Нейл, Герцог Эль-Хаса На-И О’Нейл, Герцог Наваррский Дунхад О’Коннор, Герцог Багдадский Бадр О’Нейл, Герцог Архиепископ Марракеша, епископы Дении, Силвеша и Аргайла, графы Шетландских островов, Ангуса, Повисса, Оппланда, Альмерии, Калатравы, Толедо, Тлемсена, Марракеша и многочисленных сахарских земель. Войска Король набирает 197,5 тысяч, а в казну приходит в месяц 96 денариев».
Самыми богатыми землями оставались южные провинции Королевств – Танжер (14), Сант-Яго-де-Компостелла (13), Галисия (16), Леон (15), Снассен (12), Массат (13). В метрополии к ним приближался разве только торговый Дублин (11).
При самом королевском дворе О’Нейлов влиянием пользовались семьи Дункельд, Шерлтон, Крован, ап Мериадок, Орсини, О’Коннор, О’Бриан, де Семур, Анжу, а также Атоллский, Коимбрский и Фландрский дома.
В казне на день интронации было более 6 тысяч денариев – почти 2 тысячи пришлось потратить на традиционные подарки вассалам. К счастью, высокие дипломатические способности и поднявшаяся до «хорошей» репутация не обещали больших проблем в будущем.

В Христианском мире за прошедшие полвека многое изменилось. Англия короля Рожера Брюса, все еще переживающая гражданскую войну всех против всех, стремительно теряла свои позиции и на острове, и на континенте. В Галлии она уступила французской короне почти все свои владения; в Испании Брюс удерживал только свой бывший манор, Герцогство Бадахос, пожалованный сестре Элизе Брюс, да графства Кадис и Альхесирас. Дела Англии были плохи. Дела короля Франции Рауля Капета, напротив, шли в гору – в западной части страны ему противостоял лишь Герцог Бретани, прочие владения признали власть королевского дома. Зато на северных и восточных границах королевства дела были похуже – ими, в т.ч., Парижем, уже столетие владели германские короли Франконского дома, воевать с которым Капеты пока не могли себе позволить. Королевство Бургундия, съежившаяся до Прованса, умудрялась пока выживать между грандами. Около половины Пиренейского полуострова входила в состав Ирландии, прочие земли управлялись местными властителями, среди коих выделялись франко-арабский дом Халилей, герцогов Каталонии, и шведско-кастильский дом аф Мунсе, герцогов Астурии.
Германия короля Свена Франконского оставалась перворазрядной державой мира в относительно прежних границах. Италия, Неаполь и Венеция по-прежнему делили Апеннины. Богемский дом Пржемысловичей практически доел остатки Польши родственных им Влостовичей, получив выход к Балтийскому морю в Штеттине. Венгрия, в которой Арпадов сменили все те же Пржемысловичи, стала великой восточноевропейской державой, распростершейся от Лейты до Волги и от Дуная до Белого моря. К востоку от венгров, от Новгорода до Саркела, осели монголы Золотой орды, начав нескончаемую лесостепную вендетту с венгроруссами. Русские династии пали, оказавшись между венграми и монголами – выжил лишь Переяславский дом Рюриковичей, превратившийся в подобие сетевой структуры и переехавший в Васпуракан.
На севере сохраняли свои троны государи Швеции, Дании и Норвегии (в последней даже сохранилась древняя династия Инглингов), выделялись сильные герцогства Лейнстер и Финляндия с кельтскими династиями.
На бескрайних просторах Востока сохранялась чересполосица византийских, итальянских, ирландских, германских вассалов и независимых владетелей. В забытых всеми богами уголках каким-то чудом сохранилось даже несколько мусульманских шейхств. Монголы ильханата, находясь в войне почти со всеми христианскими странами, совершили марш-бросок и захватили у немцев Пальмиру, но понемногу теряли свои владения в Средней Азии.

Свое правление король Нахтан начал с давно уже позабытого ирландцами мероприятия – похода против неверных. Найти неверных в тотально христианском мире было делом непростым, однако выполнимым. Собрав отряды Мавретанского королевства, Нахтан отправил их на завоевание одиноких шейхств Монреаля, Керака и Друза – последних мусульманских государств. Из Трансиордании крестоносцы отправились в Валахию – там тоже нашлась пара уцелевших шейхов. Захваченные провинции были взяты в королевский домен (как общеизвестно, при отсутствии в действующей армии самого короля достаточно брать крепости анонимными командирами – они исправно отдадут захваченное графство верховному государю) и на них немедленно были организованы два епископства – благочестие короля Нахтана сразу выросло на 450 пунктов.

Укрепившаяся репутация Ирландии позволяла возобновить экспансию и на самих островах. В 1262 г. канцлер, окситанец Борель О’Нейл, и тайный советник, альбанка Элейн из Атолла, провели т. наз. «Йоркскую аферу». Графиня Йоркская, София де Семур, пару лет назад присоединилась к мятежу пронормандской партии против короля Рожера Брюса, потерпела поражение от королевских войск и находилась под домашним арестом в собственном замке в Йорке. Территория графства находилась под контролем отрядов Брюса. Через тайных агентов дамы Элейн канцлер Борель предложил графине Софии, чьи благополучие и самая жизнь, фактически, зависели от настроения английского короля, перейти под руку короля Нахтана и тотчас же после акта принесения присяги отказаться от титула в пользу короны. Таким образом Ирландия, за вычетом падения репутации до «хорошей», приобретает в домен безо всяких военных действий богатейший город Британии, а София де Семур сохраняет жизнь и получает пансион. Операция блестяще удалась - в ноябре того же года Йорк вошел в состав Соединенных Королевств.
В 1266 г. стратиги ромейского автократора Кемаль-ад-Дина Дуки взяли штурмом последнюю крепость ильханов – Дербент. Золотую орду венграм и чехам удалось загнать за Волгу и в 1269 году уничтожить. Не иначе как с подачи недобитых монгольских пособников, в Венгрии разразилась скоротечная гражданская война, закончившаяся реставрацией опеченежившегося дома Арпадов.
В 1267 году, когда отношение общественности к дому Ниаллей улучшилось, вольное епископство Солсбери было взято на копье.
Спустя еще пять лет, в 1272-73, была проведена первая ирландо-английская война, по итогам которой король Нахтан Хитроумный приобрел графство Вестморленд в самой Британии, а также Бадахос и Арманьяк для своих придворных. Второй король династии Брюсов, Ричард I Осторожный, удерживал несколько южноанглийских графств.
В 1274 г. умерла Герцогиня Манстерская, тетка Нахтана, вернув в домен четыре провинции. После того, как в провинциях на средства бездонной королевской казны было начато возведение ряда построек, все эти графства были розданы вассалам, в т.ч. и текущая столица, Улад. Двор короля переехал в соседний Дублин.
После того, как новозаступивший на кафедру Папа Урбан VI (в миру – Рожер Боргезе) распространил на весь христианский мир действие буллы «Ad extirpunda», по которой всякий светский властитель, препятствующий Инквизиции, подлежал отлучению, а его владения – интердикту, 5 августа 1276 г. в Дублин с миссией Священной Инквизиции прибыл бывший торговец рыбой Диего Падри, воспитанник знаменитого «Молота еретиков» Бернарда из Ко. Король Нахтан, равно как и весь ирландский клир, были не в восторге, но сделать ничего не могли – прослыть еретиком (да даже и безобидным скептиком) в Европе 13 века было смертельно опасно, пример «короля-еретика» Альдерика Нормандского весьма показателен.
Весной 1277 г. народ графства Вестморленд, входящего в домен, под влиянием соседей-нортумбрийцев перешел с саксонского на гэльский язык. Высокая кельтская культура продолжала реконкисту Британии. Теперь можно было, в принципе, отдать Нортумбрию в лен – свою роль как плацдарм кельтской культуры на острове она выполнила. Интересно, что в 1270-е графства шотландского лоуленда, принадлежащие герцогству Галлоуэй, также получили ирландскую культуру. Это опровергло мнение о том, что смена культуры может происходить только в провинциях домена. Впрочем, возможно, свою роль сыграло родство шотландцев и ирландцев, упростившее конвертацию? Тем не менее, для ускорения гэлизации англосаксонской Британии, графство Ланкастер, граничившее с Вестморлендом, было отобрано в домен у Генриха Колвила, Герцога Ланкастерского.
Растущая мощь Королевств произвела благоприятное впечатление на малых государей запада Европы. На рождество 1277 вассалом Нахтана согласился стать сакс Уитред де Семур, независимый Герцог Гемпширский. 23 июля 1278 г. в состав Соединенных Королевств вновь вошла Бретань.
После уборки урожая лета 1279-го, в Европе вполне обыденно началась Великая Пятидесятилетняя война. Король Германии Вальдемар Франконский решил, что его паладины заскучали, и начал войну с королем Италии Терделбахом Дункельдом за южно-альпийские провинции. Учитывая, что обе страны входили в топ-пять, заварушка обещала стать масштабной. Выждав, пока германские отряды уйдут за Альпы, в спину Вальдемару ударил король Франции Рауль Капет, давно лелеявших планы возвращения галльских графств в фамильный домен.

Видя исключительно выигрышную ситуацию, Высокий совет Соединенных Королевств начал подготовку к кампании против Франции, удерживавшей целый ряд графств на острове – Мори, Дарэм, Линкольн и Эссекс (Лондон). В ноябре 1279 г., когда все войска французов были брошены Раулем на запад, король Нахтан объявил войну Сентулю Нормандскому, графу Дарэма, вассалу французской короны. На защиту графа Сентуля бросился не только король Рауль, но и граф Морийский, герцоги Анжу и Нормандии. Аннексия Дарэма прошла, конечно же, за считанные дни, чуть дольше повозились с графством Мори в шотландском хайленде.
Главные события развернулись на континенте. После стремительного рейда экспедиционного корпуса во главе с Герцогом Бретани Гийомом Корнуоллским были захвачены доменные провинции Герцога Нормандии. Тот без пререканий согласился отдать Ирландии графство Линкольн, которое «проделывало неэстетичную дыру» на карте Соединенных Королевств. Глядя на усмиренного Нормандца, мировую предложил и Герцог Анжу, откупившись золотом. Потеряв смысл в продолжении войны, мир заключили и Нахтан с Раулем. По итогам блицкрига Ирландия получила три графства в Британии; на будущее оставалась лишь задача приобретения Лондона, владения Бенедикто д’Эсте, Герцога Тулузского, вассала Рауля Капета.
На Пасху 1280-го в Христианском мире случился небывалый конфуз. Православный князь Уральский и Владимирский серб Родислав Рюрикович силою оружия победил Папу Урбана VI, отобрал у него куриальную провинцию Бира (Рим уже давно был захвачен Неаполем) и сорвал со старика папскую тиару, провозгласив Папой самого себя! Западные государи были в настолько глубоком шоке, что никак не отреагировали на святотатца-схизматика. «Рюрикович, что ты сделал с Папой?!» - несся гневный вопль по Европе. К счастью, Курия сама решила проблему. Спустя всего пару месяцев (!) новоявленный Папа Родислав скончался от острых геморроидальных колик, и новым Наместником Христа под именем Палладия II стал ирландский вассал, епископ Тырговиште Фергус О’Нейл, родственник короля Нахтана.
В 1285-86 гг., после восстановления репутации, была проведена Вторая ирландо-английская война, у Ричарда Брюса отобрали Девон и Дорсет.
26 июля 1288 года в возрасте 50 лет умер король Нахтан Хитроумный. В «Мартирологе» о нем сказано так: «энергичный опрометчивый гордец, справедливый серый кардинал, канонизирован Церковью как Нахтан Святой; престиж=3681 пиети=774».

Наследником стал единственный сын Нахтана, 23 лет, носивший гордое имя основателя рода – Ниалл О’Нейл, набожный ученый теолог (2-10-12-10). К моменту смерти родителя он уже владел титулами Герцога Феса и Мара, графа Дублина и Солсбери. Смена монарха на удивление сильно уронила лояльность вассалов, которая в большинстве случаев достигла значений от 0 до 50 (возможно, сыграл свою роль отрицательный модификатор «хорошей» репутации). Вновь изрядная часть наследства была потрачена на подарки – до 5 тысяч денариев.
Увы, но вновь носитель громкого имени не смог его оправдать. Во-первых, Ниалл скоро заболел, во-вторых, сыновей его брак с Маргаритой Кнутлинг так и не принес. Высокому совету Соединенных Королевств следовало немедленно озаботиться вопросом престолонаследия.
Согласно закону Думналла Святого, наследников первой очереди было трое. Первый, граф острова Мэн Гилла Ису, Герцог Камберленда, третий сын принца Конлы, младшего сына короля Коркка Великого, не очень-то годился для трона (7-3-6-8). Второй по очереди наследования, четвертый сын Конлы, Броккан (0-8-10-6) был более приемлем. Но самым лучшим преемником Ниалла Совет единогласно признал третьего наследника, несовершеннолетнего Дубхаха (5-12-12-9) (вообще-то, на гэлике его имя произносится «Дюва» - «темный, черный», но в смысле не негр, а темноволосый), внука Конлы от его первенца Кахира (чье гордое имя значит «трон»; правда, другое толкование – всего лишь «стул»). С такими задатками Дюва мог стать великим государем, а стране были бы гарантированы покой и процветание. Иного выхода не было – в дело вновь вступили «рыцари плаща и кинжала». Задача для тайного советника короля Джентиле д‘Отвиля осложнялась тем, что первым объектом атаки должен был стать Герцог Гилла Ису. Хотя покушение удалось, королевский агент был схвачен мэнскими фианами и признался в содеянном. Репутация короля упала, лояльность ряда вассалов вновь снизилась – однако обошлось без восстаний. Зато не заставил себя ждать ответный удар с острова Мэн – была убита королева Маргарита. Впрочем, для Ниалла это было не такое уж печальное событие – появилась надежда, что хоть новая жена сможет-таки одарить государя достойным наследником. Свадьба состоялась немедленно, счастливая дама Асия была взята из знатного придворного рода Орсини. Тот недостаток, что она принадлежала к арабской культуре, искупался ее способностями (11-7-17-7).
Новая королева не успела исполнить свой долг. 23 августа 1293 года король Ниалл Больной умер в возрасте 27 лет. В «Мартирологе Ниаллей» ему посвящено очень немного места: «Справедливый скептик, ученый теолог; престиж=191, пиети=494».

Король Дюва взошел на трон 11-летним ребенком, так что придворные льстецы наперебой заговорили о возвращении времен государя Коркка Великого. Правда, цвет волос доставил королю немало огорчений – все же обычными окрасами островитян оставались рыжий или светлый, так что радикально черный цвет Дювиного хайра вызывал массу вопросов у общества. Не то сыграли свою роль гены многочисленных жен с континента Дювиных предков, не то повинно разросшееся при дворе лобби арабов-католиков. Зато по мнению арабских подданных Соединенных Королевств все было в порядке - наконец-то появился государь с более человеческой внешностью, нежели эти невнятные северяне. «Али-Андрос», так сказать, – esse homo.
Опять брожения среди вассалов, опять подарки. Ко всему прочему, проблемой Дювы был его крайне низкий престиж (-600) – следствие приписываемого ему приказания об убийстве королевы Маргариты (именно он, как преемник герцога Гилла Ису на острове Мэн, нес ответственность за «обратную реакцию»). То, что герцог Дюва был дитя, общественное мнение не учитывало. Все это сковывало инициативу нового правительства – в Британии король имел претензии только на графство Глостер, и затевать новую войну с Англией ради одного графства было глупо, а на захват новых титулов не хватало престижа.
В 1297 Дюва достиг совершеннолетия и отпраздновал свадьбу с дамой Сесилией аф Мунсе, тайным советником германского королевского двора. Взрослый Дюва Черный превратился в бородатого «набожного труса, справедливого и подозрительного дворцового призрака» (4-11-21-10).
Осенью того же года жители графства Девон, имевшего прямые сообщения по морю с Ирландией, перешли с английского на гэльский – культура изменилась. В Девон же переехала резиденция короля после пожалования Корка и Дублина своей дочери Бан Миде («Дюва в Дювоне» - памфлет барда Пейре Видаля-младшего).
Весной 1298-го у Дювы внезапно появился клейм еще на одно английское графство – пора было начинать сбор войск. Третья война с Англией закончилась до зимы, король Жоффруа Брюс признал утрату графств Бедфорд и Глостер в пользу дома Ниаллей.
На самайн 1298-го года в Европе закончилась 20-летняя итало-германская война. Пфальц, последняя твердыня Франконского дома, был захвачен бравыми итальянцами, король Йенс с немногими верными рыцарями бежал неведомо куда (странное дело – живой Йенс не находился ни при одном дворе, имея дефолтный розовый герб). Только спустя полгода Йенс добрался до двора своего тестя, Герцога Мекленбурга Харальда Хвиде.
На карте Европы возникла чудовищная Новая Римская империя шотландско-генуэзского дома Дункельдов, объединившая Германию и Италию. Хватило ее, однако, ненадолго – уже в следующем, 1299-м году в Итало-Германии началась жестокая гражданская война, причем не только на присоединенных германских землях, но и в самой Италии. После объявления войны Италии государями Франции и Богемии Срединная Европа окончательно погрузилась в кровавый хаос. Высоковатая цена победы, прямо скажем.
В Ирландии дела, меж тем, шли неспешно. В 1315 г. культурная революция прошла в графстве Честер – видимо, благодаря морским коммуникациям с островом Мэн, поскольку по суше с ирландизированным Вестморлендом она не граничила. Мэнские хунвэйбины посрывали английские вывески с пабов и провели всенародный экзамен по знанию гэлика. Большинство сдало.
В Королевствах же продолжалось бодрое строительство феодализма: открывались новые ремесленные предприятия, реконструировались крепости, возведено три новых королевских замка в отдаленных владениях дома Ниаллей – а ну как захочется королю Дюве съездить в далекий марокканский Массат.
Череда проблем началась в конце 1310-х. Под влиянием наступившего 14-ого столетия, вассалы дома Ниаллей стали объявлять о независимости. Отпадение дальних вассалов Востока и даже Испании стабильности государства, по большому счету, не угрожала. Даже когда в 1319 г. отделился могущественный Герцог Коимбры, владевший десятком испанских графств, это не было воспринято как катастрофа. Угрозой было разве что поведение Герцога Кербелы, Басры и Марокко, Ибрахима О’Нейла (имевшего трейт «мятежный», да еще и живший аж в графстве Кербела), вассалом коего был граф Голуэйский. В случае мятежа Ибрахима от дома Ниаллей уходил Голуэй, что было недопустимым нарушением доктрины целостности Ирландской метрополии. Предстояло либо готовиться к войне за Голуэй, либо понемножку отбирать у пока еще лояльного Ибрахима его три герцогских титула, что неминуемо приводило к дальнейшему падению репутации и общему ропоту вассалов. Был избран средний вариант – пока отбирать титулы, но в случае мятежа Ибрахима готовиться к войне. Титулы были отобраны – Ибрахим так и не восстал. «Извини, брат, погорячились».
В 1322 г. гражданская война в Итало-Германии завершилась взятием Генуи войсками Герцога Швабии голландца Робрехта Тюрингского. Через толстые стены собора Сан-Лоренцо с запертым там королем Робертом Дункельдом (как гласит генуэзская «Хроника Санта-Мария-ди-Кастелло», король во время осады молился, не отходя от саркофага с мощами Св. Иоанна Крестителя, привезенного его предком, королем Дугласом, из Антиохии во время Третьего крестового похода, и именно ответное благорасположение мощей святого спасло якобы Роберта от тевтонского пленения) противники долго обменивались ядрами катапульт, болтами прославленных генуэзских арбалетов, солеными солдатскими шутками и тонкими политическими подколками. Тем временем, высокие стороны договорились о том, что Роберт признает Робрехта королем Германии, но сам сохранит итальянские королевские регалии. Так в Европе была восстановлена Германия во главе с Тюрингским домом, а полувековая вакханалия закончилась «миром двух Робертов» или «миром Иоанна Крестителя».
В начале 1320-х ирландскую культуру приняли Сомерсет и Бристоль, граничившие с Девоном, но не входившие в домен короля (правда, сидели там вассалы-примус Дювы).
28 сентября 1325 года земное бытие короля Дювы Темного завершилось. «Справедливый набожный трус, подозрительный гордец, престиж=6285, пиети=157» - вот как сказано о нем в «Мартирологе».
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


Historia Hibernica-8, заключительная   20.12.2006 15:01
Глава 8. Ирландия и Черная Смерть (1325-1418)

Одиннадцатым Верховным королем Ирландии стал единственный сын Дювы – 19-летний Гофрад II (2-11-7-9), набожный пронырливый торговец, переживавший стресс после смерти отца. Сказать, что смена правителя чудовищно уронила лояльность, значит очень приукрасить историческую картину осени 1325 года. Верность вельмож Королевств Гофраду колебалась между показателями от 0 до 50. Благо, в казне без дела лежало больше 20 тысяч денариев, так что золото (Много! Много золота!), как обычно, исправило все (явно не хватает опции «послать дары всем вассалам»).
Учитывая, что хитроумие молодого Гофрада заметно уступало интриганским способностям его родителя, пришлось вспомнить мудрость известного русского мажордома Лифшица - «делиться надо». Размер домена снизился с 18 до 13 графств, эффективность повысилась с 57 (на момент интронации Гофрада) до 97 процентов. Несмотря на непроходящую фрустрацию, Гофрад II смог сделать над собой усилие, жениться на генуэзской принцессе Софии ди Монферрат и организовать наследника. Принц Арт вышел, в целом, толковым младенцем (2-12-8-1) – это позволяло надеяться на сохранение гражданского мира в Королевствах в будущем (хотя скилл интриги был, конечно, чересчур маловат, что есть следствие отвлечение Игрока от происходящих событий, вовремя не проследил за наследниками Дювы – и вот результат).
Коронация была отмечена долгожданным переходом жителей графства Дарэм к ирландской культуре (полвека с момента завоевания, однако).

В мире же со времен прошлого обзора произошло много чего. Проклятый главарь греческих схизматиков, автократор ромеев и арабов Закария Дука в октябре 1325 года, повторив «подвиг» князя Родислава, низложил Папу Римского (Бирского) и присвоил себе Папские регалии. Естественно, такое безбожное деяние не могло оставаться безнаказанным – басилевсы начали умирать как мухи, менее чем за год сменилось три (!) византийских государя. В Европе заговорили о Божьей каре. Воспользовавшись суматохой после очередной загадочной смерти императора Дмитрия Вриенния, несколько кардиналов бежали из Фессалоник на далекий Урал, к византийскому вассалу-католику Скарбимиру Пясту, предложив тому отделиться от нечестивых схизматиков и стать новым Папой. И в крещенские морозы 1328-го года в земле племени башкир был воздвигнут новый престол Наместника Божьего. Поистине чудесные события.
(правду сказать, после третьей смерти я загрузился за византийцев и отдал титул Папы Скарбимиру – иначе императоры менялись бы там каждые три месяца; это ивент, что ль такой? Чтоб православные Папами не были?)
Надо сказать, что это не спасло Империю. Три монарха за полгода – слишком серьезное испытание, к 1335 году Византия просто рассыпалась на множество разномастных деспотатов, княжеств, архонтств.
Франция откатилась на юг, за Луару, уступив Север сильному Герцогству Нормандскому (прямо вернулись старые добрые времена Карла Лысого), Германия и Италия оказались ослаблены Пятидесятилетней войной и занимали примерно равновесное положение. Появилось много независимых мелких владетелей. В Восточной Европе за гегемонию спорили Венгрия и Богемия, на севере воцарилась Дания. В остальном христианский мир не претерпел серьезных изменений.
Интересна династическая картина Европы второй четверти 14 века. В увядающей Англии не осталось ни одного герцогского дома; среди графов же из древних родов сохранились де Семуры да пара отпрысков Нормандской династии. Во Франции из старых семей уцелел лишь древнейший род д’Эсте (вначале миланские, потом тулузские герцоги), на смену благородным Блуа в Шампань пришел варварский Оркнейский дом, прочие титулы, по большей части расхватали многочисленные Капеты. Итальянская знать была представлена почтенными пьемонтскими ди Монферратами, романскими О’Нейлами, несколькими вассалами Франконского дома. Возвысился в королевстве каринтийский дом фон Зарингенов, до того три столетия правивших Герцогством как независимые владетели. В Бургундии выжила Провансальская династия. Вольными герцогствами Тироль и Бавария правили фон Нордхеймы и Штадены. В Германском королевстве, как ни странно, ситуация изменилась менее всего – почти вся старая знать уцелела. Могучей Богемией по-прежнему правили Пржемысловичи, в вассалах-примус которых можно отметить Арпадов и Чарнковский дом (последняя польская династия Европы, ибо даже в обгрызенном Польском королевстве знать овенгерилась). Венгрия восстановила былое величие под твердою рукою арабизированного дома Игоревичей, которому в затылок дышали венгры Чанады, державшие несколько герцогств. Азовским герцогством правили немцы Мазины, Херсонским деспотатом – аланы Палеологи-Асени. Русские православные династии сохранились на Ближнем Востоке – Тирское княжество Рязанского дома да Переяславское княжество Рюриковичей, что в Васпуракане. На Севере Данию подчинил древний род Хвиде. Швецией правили печенеги Барселонского дома. Норвегией, загнанной датчанами в Исландию – древние Инглинги. В Ирландии же в герцогствах царили безумно расплодившиеся О’Нейлы, уже явственно начавшие выказывать признаки вырождения (чуть не половина вассалов династии Ниаллей были рождены от близких родственников).
Ислам почти исчез с лица ойкумены. В Испании и Африке лишь несколько отдаленных графств оставались мусульманскими; на Востоке – Иордания, юг Месопотамии, часть Ирана, Средняя Азия и Камская Булгария. На Руси православие было загнано на север и за Волгу, лишь Византия оставалась оплотом ортодоксов.

В начале 1330-х (внимание! на 15 лет раньше исторической реальности!) в Европу пришла Черная Смерть. Бакалавр права из Пьяченцы Габриэль де Мюсси, посланник Итальянского короля при дворе деспота Херсонского, сообщает, что чуму в мир принесли кочевники из бескрайних степей Востока, нанятые герцогом Азовским для кампании против Херсона:
«Среди татар, осаждавших Кафу, появилась чума, и ежедневно их умирало несметное число. Тогда они в ожесточении и отчаянии стали бросать трупы умерших от чумы при помощи метательных машин, в город, с целью погубить неприятеля. Это им вполне удалось. В городе началась паника, и херсониты, бросив его, бежали к себе на родину».
Из черноморских гаваней за 3-4 года Черная смерть охватила практически всю Европу, благодаря развитым торговым путям, особенно – морским. При этом гибель от болезни была настолько быстрой и настолько массовой, что люди оказались не в состоянии даже обдумать случившееся. Как писал Джованни Боккаччо об эпидемии во Флоренции, «выздоравливали немногие, большинство умирало на третий день».
Так описывает эпидемию в процветавшей до того Сицилии господин Микель де Пьяцца:
«Трупы оставались лежать в домах, и ни один священник, ни один родственник — сын ли, отец ли, кто-либо из близких — не решались войти туда: могильщикам сулили большие деньги, чтобы те вынесли и похоронили мертвых. Дома умерших стояли незапертыми со всеми сокровищами, деньгами и драгоценностями; если кто-либо желал войти туда, никто не преграждал ему путь».
Лучшие умы Европы немедленно стали искать причины бедствия и средств к его исправлению. Приведем выдержки из труда известного медика, современника эпидемии Гюи Шольяка:
«Как учит нас Святая церковь, чума – наказание, посланное за многие грехи христиан.
Ученые мужи факультета теологии университета Св. Бана в Сант-Яго-де-Компостелла говорят, что болезнь наслали на добрых христиан ведьмы, кои расплодились благодаря разным ересям. По донесениям братьев-доминиканцев, после каждой пасхи, на бельтэйн, ведьмы встречаются в тайных местах и сеют порчу на воду и воздух.
Другие считают, что виноваты не то мавры, не то евреи, втайне исповедующие свою богопротивную ересь и нарочно отравляющие публичные источники питья. Третьи, и меж ними лейб-медик Папы Григория XI Шален де Винарио из университета в Кордове, говорят о «миазмах», затрудняющих дыхание горожан и вызывающих чуму. Говорят, что для избавления от чумы довольно своевременно вывозить из города нечистоты и постоянно окуривать дома зараженных дымом. Четвертые, например, жители испанских графств Ирландии, уверены, что чумные миазмы можно отпугнуть другими сильными запахами – они используют козлиную мочу, чеснок и эстрагон. Впрочем, от них и до чумы так пахло».

Была и другая модель спасения. В разгар пандемии по дорогам Европы шествовали толпы флагеллантов-самобичевателей: полуголые участники процессий с красными крестами кающихся передвигались из города в город. В храмах перед алтарями они немилосердно стегали друг друга ремнями с железными крючками. В покаянных песнях на родном языке и молитвах окровавленные, обезумевшие от страданий люди просили Бога устранить чуму. Когда, наконец, флагелланты явились в Башкирию, чтобы исполнить свои обряды на глазах папы, курия испугалась. Флагеллантство было запрещено и стало жестоко преследоваться.
Сам Папа Климент VI приказал доставлять к нему тела умерших и подвергал их анатомическим исследованиям, впоследствии доказав, что больные с вскрывшимися нарывами имеют шансы на выздоровление.

Обратной стороной мгновенности атаки пандемии стала и быстрая к ней иммунизация. Ну, Черная, ну Смерть – мало ли обликов смерти уже видели люди средневековья? В Ирландии быстрее всего приобрели иммунитет к чуме горожане торгового Массата, чьи услуги в уборке тел умерших стали скоро востребованы в графствах Южной Британии, куда чума пришла в 1335-36 гг. на кораблях, доставлявших бордосское вино.

Как ни странно, политически эпидемия была на руку Гофраду II, поскольку прежде всего чума ослабила мобилизационные возможности Англии (до северной Британии, где располагались графства домена Ниаллей, чума еще не дошла), а к тому времени у Ирландии имелись претензии уже на три английских графства. Чума – чумой, а война по расписанию: пора было начинать Четвертую ирландо-английскую кампанию. За несколько месяцев дело было окончено, к июню 1337 г. Корнуолл, Оксфорд и Норфолк перешли в дом Ниаллей. Естественно, победители принесли домой не только трофеи, но и чуму. Так пишет хронист двора английского короля Уолтера I Брюса об этой экспедиции:
«Кельты, коих чума пока не трогала, приписывали несчастья соседей их слабости, грозя англичанам «грязной смертью». Но когда кельты собрались в Селкиркском лесу, чтобы разорить английские земли, их радость превратилась в плач, когда карающий меч Господень обрушился на них яростно и неожиданно, поражая их не менее чем англичан гнойниками и прыщами».
В июле 1337-го бристольский кнорр, груженый овечьей шерстью, бросил якорный камень в гавани Корка, и вместе с английскими блохами Черная смерть пришла на Зеленый остров. Корк пострадал первым, уже через пару недель чумные костры дымились по дальнему Коннахту.

Не успели благородные фианы снять кольчуги, как летом 1337-го стихийно началась Вторая шведско-ирландская война. Граф Эксетерский, вассал шведского короля, возмутился против суверена и избрал себе нового сеньора – Герцога Корнуоллского, вассала короля Ирландии. Тот отважно присоединился к войне Эксетера против Швеции. Естественно, Гофрад II, как верховный государь, не мог не вступиться за подданного. Швеции была объявлена война, в Скандинавию отправлены три корпуса по 3-4 тысячи, как раз на три доменных провинции шведского короля-печенега Кисы Ипы Барселонского. Когда Ипа самостоятельно замирился с ирландскими минорами, решено было довести все-таки войну до конца, дабы отобрать у печенега титул Герцога Трех Островов – в хозяйстве пригодится.
Пока отряды вассалов гоняли шведов по тундре (резиденция шведского короля находилась аж в Вестерботтен), король Гофрад Печальный, сидючи в Йоркском замке, открыл для себя радость музыки, и после нескольких вечеров наигрывания финской полечки депрессию его сняло как рукой. Як-цуп-цоп, к черту чуму.
Но даже без депрессии интриганских способностей королю отчаянно не хватало – в 1342 г. ивент мятежа удаленного вассала случился с Герцогом Бретонским. Опять Бретань вышла из Королевств, что ж ты с ними будешь делать. Также крупной потерей стало отделение Герцогства Астурии и Наварры.
К середине 1340-х после всех внешнеполитических безобразий репутация короля наконец-то поднялась до благородной, следовало конвертировать выросший престиж в клеймы на остающиеся английские графства. И вновь Черная смерть оказалась на руку дому Ниаллей: экономика зачумленных южноанглийских земель ухудшилась, так что и стоимость их в единицах престижа сильно упала.
В 1347 г. в богатейшем торговом Массате горожане обратились к учению катаров. Надо сказать, Массат к тому времени стал неформальной столицей Юга – там сочетали максимальную религиозную гибкость со строгостью, науку - с изготовлением гобеленов на библейские сюжеты.

В конце 1340-х в Европу вновь пришла чума, на сей раз в ее легочном варианте; при этом эпидемия распространялась не волнами, как бубонная, а очагово. Это еще более усилило панические настроения выжившего после первой волны народа.
Весь 1349 год в Германии били евреев, считая их виновниками возвращения чумы. В феврале громили еврейские кварталы в южно-германских городах, 24 августа шесть тысяч евреев Майнца предпочли казни самосожжение, тогда же разорили большую общину в Кельне – целые сутки вопли убиваемых смешивались с криками мародеров. Осенью сожгли три тысячи евреев в Эрфурте. В Страсбурге горожане растерзали 900 иудеев, вопреки заступничеству магистрата.
Однако избиение иудеев не очень помогло. Не зная, как еще усмирить чуму, которая, казалось, вскоре вовсе пресечет род людской, народ бросился возводить церкви. В Новгороде с личным участием сеньора, герцога Болеслава Влостовица, в один день была воздвигнута часовня Св. Афанасия Чумного, после чего, «и преста мор».
В мае 1347 г. по приказу короля Франции Балдуина II Великого консилиум докторов Парижского университета подготовил «Доклад о чуме»:
«Мы, члены Парижской медицинской коллегии, по зрелом обсуждении и глубоком рассмотрении теперешней смертности, и согласно с мнением наших древних учителей, полагаем обнародовать причины этого чумного мора, по законам и принципам астрологии и естественных наук.
Вследствие сего, мы заявляем следующее: известно, что в Индии и в странах Великого моря, небесные светила, которые борются с лучами солнца и с жаром небесных огней, оказывают специально их влияние на это море и сильно борются с его водами.
Солнце и огонь действуют так сильно на море, что они вытягивают из него большую часть вод и превращают эти воды в испарения, которые поднимаются в воздух, и если это происходит в странах, где воды испорчены мертвыми рыбами, то такая гнилая вода не может быть ни поглощена теплотою солнца, ни превратиться в здоровую воду, град, снег или иней; эти испарения, разлитые в воздухе, покрывают туманом многие страны.
Если жители не будут соблюдать следующие предписания или другие аналогичные, то мы возвещаем им неизбежную смерть: если только милосердие Христа не призовет их к жизни каким-либо другим образом…
…равно пусть жгут в больших количествах полынь и ромашку на общественных площадях и в местах многолюдных… Пусть употребляют мясо животных, одаренных натурой горячей и сухой, но не горячащей, ни раздражающей.
…оливковое масле в пище смертельно; тучные люди пусть выходят на солнце; очень большое воздержание, беспокойство духа, гнев и пьянство опасны; дизентерии должно бояться; ванны вредны; пусть поддерживают желудок свободным при помощи клистиров; сношение с женщинами смертельно. Эти предписания применимы особенно для тех, которые живут на берегах моря или на островах, на которые подул гибельный ветер».


В 1348-49 гг., изнемогши после упорного следования рекомендациям докторов из Парижа, король Гофрад почувствовал, что пора хоть как-то поразмяться – например, на очередной ирландо-английская войне, по итогам которой у короля Уолтера Брюса на острове осталось всего лишь два графства.
1353 г. – ирландизация Оксфорда. Университета там, кстати, все еще не было. В отличие от Дублина.
22 июля 1355 г. король Гофрад II Печальный скончался на 49-ом году жизни. В «Мартирологе Ниаллей» сказано: «Коварный и мстительный гордец, справедливый и набожный пронырливый торговец, Святой король Гофрад, престиж=1543, пиети=1344 (1-10-10-11)».

С наследником все было ясно – им стал старший сын короля, 28-летний Арт II, Герцог Марский, «набожный опрометчивый больной транжира» (1-13-8-0). Счастливый семьянин, муж Анны Нормандской, отец трех сыновей, подававших большие надежды. Сам Арт в силу своего нездоровья надежды подавал разве что королевскому гробовщику.
Все это следствия «отпуска господа бога» во время правления Дювы Черного, ибо без скрупулезного внимания опытного гномовода феодальные тамагочи быстро чахнут и вырождаются.
Болезнь Арта II Слабого уже после года правления превратилась в воспаление легких, и все благонравные подданные Соединенных Королевств с нетерпением ожидали завершения царствования неподобающего короля. Наследником Высокий совет сделал третьего сына короля, 6-летнего Сехнассаха (3-13-10-1) (это странное имя означало всего лишь «седьмое дитя», хотя было оно, дитя, по счету третье; папе Арту имя, видно, понравилось). Медлить было нельзя, потому несовершеннолетний принц получил титул графа Линкольна и Герцога Марского.
Однако ждать некролога пришлось долго – больной король прокашлял аж до 8 марта 1364 года. История знает его так: «опрометчивый скептик, справедливый верный супруг, престиж=1335, пиети=383».

13-летний король Сехнассах, «осторожный подозрительный скептик с придворным образованием» (4-12-11-1), вступил на трон все еще могучей империи, даже несмотря на полвека царствования откровенно слабых королей.
В очередном описании Королевств, «Книге Пяти сторон Ирландии» («Либхар Койкид Эрин») от 1364 года, сказано так:
«Король Ирландский, Шотландский, Уэльский и Мавретанский Сехнассах мак Арт владеет землями Дублин, Глостер, Оксфорд, Солсбери, Дарэм, Йорк, Ланкастер, Линкольн, Лестер, Танжер, Массат, Снассен, Леон, Галисия и Сант-Яго-де-Компостелла.
Живет Король в городе Дублине, а королевские дворцы выстроены в столь многих землях, что перечислять их нет смысла.
Вассалы короля – Герцог Мурсии Хаким Синфин, Герцог Визу Оха О’Нейл, Герцог Трех островов Малькольм Пржемыслович, Герцог Уорик Саймон Капет, Герцог Ольстер Келлах О’Нейл, Герцог Сирии Триан Шерлтон, Герцог Солсбери Амадео О’Нейл, Герцог Гемпшир Эльфгар де Семур, Герцог Глочестер Гофрад О’Бриан, Герцог Аргайл Сехнассах Шерлтон, Герцог Багдадский Хусейн д’Эсте, Герцогиня Фесская Анна Нормандская, Герцог Камберленд Кен-Фелад О’Нейл, Герцог Марокко Фаиз О’Нейл, Герцог Галлоуэя и Лотиана Жордан Савойский, Герцог Оксфордский Фергюс О’Нейл, Герцог Ланкастер Эндрю Колвил, Герцог Корнуолл Махгаман фон Люксембург, Герцог Бервик Кен-Фелад О’Нейл, Герцог Коннахт Энфрит де Бомонт, Герцог Эль-Риф Аюб О’Нейл, Герцог Эль-Хаса Коркк О’Нейл, Герцог Деубарт Эркк ап Мериадок, Герцог Гвинедд Герайнт ап Мериадок, Герцог Толедо Дубаган О’Нейл, а также Архиепископы Манстерский, Кербельский, Митский, а также многие графы и епископы.
Войска Король набирает 170 тысяч, а в казну приходит в месяц 44,8 денариев».


Как можно заметить, пандемии не прошли даром. В лучшие времена Дювы Черного войска в Королевствах набирали до 250 тысяч, а золота в закрома родины приходило более 200 монет ежемесячно. Увы, добрые славные времена прошли. Нынешней проблемой, как оно ясно из скиллов короля, был низкий доход государства. Все-таки 45 монет – маловато. С другой стороны, навыки дипломатии и интриги важнее для стабильности, которая в феодальную эпоху – наше все.
На крещение 1367-го подданные отпраздновали совершеннолетие короля Сехнассаха, из которого получился настоящий «серый кардинал» (3-19-13-1). Тут же сыграли свадьбу с Алисой Франконской (3-7-11-7), дочерью Герцога Тосканского.
Новый король начал с деяния славного и благородного – в 1368-м к государству присоединился могучий Герцог Севильи Дирк Нормандский на правах вассала короны. Получив от него недостающие лузитанские графства, Сехнассах украсил родовой герб пятой короной – Португалии.

Увы, счастливое правление было недолгим – в 1376-м у короля обнаружили явные признаки чумы. Славно поработав на дом Ниаллей, Черная смерть взяла свою плату. К этому времени Сехнассах уже обзавелся наследником, принцем Уальгаргом (2-3-8-11), который явно не подходил для управления. Взоры членов Высокого совета устремились в сторону Белфаста, где правил старший брат Сехнассаха, второй сын короля Арта II Слабого, Арт мак Арт, Герцог Фесский (6-15-10-3). Он был здоров, счастливо женат на даме благороднейшего окситанского рода Тренкавель (хо-хо!) и имел двух сыновей. Правда, старший, наследник, уродился именно что окситанцем, да еще по имени Пажано! Ну да при отсутствии гербовой пишем на туалетной. Принц Уальгарг пал жертвой собственной некомпетентности (и уж совершенно невыговариваемого своего имени), расчистив дорогу к трону друзьям брата жениха семье брата короля.
3 ноября 1376-го Сехнассах Чумной умер в возрасте 26 лет. В «Мартирологе Ниаллей» о нем говорится чуть больше, чем обычно: «Начало правления его обещало многое государству и народу, но было оборвано Черной Смертью. Осторожный подозрительный скептик, престиж=2100 пиети=167».

Четырнадцатый король Ирландии Арт III взошел на престол предков, в который еще при Коркке Великом был вмонтирован Камень Фаль, когда народ все еще оплакивал Сехнассаха. Арту, 29-летнему «скромному и острожному ученому теологу», пришлось немало постараться, чтобы доказать вельможам Соединенных Королевств, что он достоин занимать место главы дома Ниаллей.
Случай представился через три года. В соседней Франции, давно вернувшей свое могущество (славный король Балдуин II вывел границы королевства обратно на Рейн), начался мятеж Герцога Тулузского Северо д’Эсте. Поскольку графство Эссекс все еще принадлежало Тулузе, именно сейчас следовало нанести удар, пока у глупого герцога король Франции не отобрал титул. Поздней осенью 1379-го дело было сделано – теперь в Британии только король Англии Джон Брюс удерживал два графства, все прочие земли были под рукою дома Ниаллей.
В 1385-м совершеннолетия достиг старший сын и наследник короля, принц Пажано («язычник», как явствует из имени) («подозрительный скептик, прямолинейный собеседник» 6-8-12-2), ему нашли жену из благородного восточного рода Палеологов-Асеней и удел в Уладе.
К началу 1390-х хозяйство стран Европы стало оправляться от последствий волн Черной смерти. У жителей, которые уцелели, практически везде выработался иммунитет к обеим формам чумы, экономические показатели начали понемногу приближаться к статистике конца 13 в. (хотя так их и не достигли – Массат, дававший в казну на 1313 год около 20 денариев, в 1393, даже с массой новых хозяйственных построек, давал лишь 15-16 монет).
В 1394 году король Арт III наконец-то собрался приступить к окончательному решению английского вопроса. Последний блицкриг – и на новый, 1395-й год, поглощение графств Бедфорд и Суссекс завершило дело централизации ирландской Великобритании. Мало того, в 1399-м вассал короны, герцог Глостер, каким-то хитрым образом унаследовал Герцогство Миланское, так что у Ирландии появился странный анклав в виде дырки прямо посреди Итальянского королевства.
В остальном царствование Арта III Мудрого протекало размеренно и безмятежно. Цели дома Ниаллей, провозглашенные уже почти мифическим Конхобаром III, были выполнены и перевыполнены (будем считать, Испания достойно компенсировала Бретань, тем более давно изменившую кельтским корням).
18 февраля 1418 года Арт мак Арт умер счастливым 75-летним стариком, пополнив галерею великих королей Ирландии: «Справедливый, скромный, набожный, осторожный ученый теолог, престиж=11066 пиети=148».
С восшествием пятнадцатого Ард-ри дома Ниаллей, 49-летнего короля-окситанца Пажано I Прямого завершается средневековая история Ирландии. Начинается эпоха Возрождения, эпоха науки и освоения мира – в общем, всемирно-исторического торжества Европы Универсалис. :-)

"Но если мы, к сведению читателей, пишем нечто такое, что неизвестно в ваших странах, то вы не должны ради этого именовать лживыми нас, излагающих вам то, что мы сами видели или слышали за верное от других, кого признаем достойными доверия. Наоборот, это очень жестоко, если человека за добро, которое он делает, другие подвергают позору" (Дж. дель Плано Карпини).[Исправлено: Al Komnin, 20.12.2006 15:18]
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
Avar
AAR-мастер



Nizhny Novgorod

Модератор

Banneret (10)
2560 сообщений


Браво, камрад!   20.12.2006 22:11
Вы один из немногих (по-моему, только второй в истории крестоносных AARов ), кто смог не только сыграть полную кампанию, но и написать по ней полный AAR. Причём интересный и самобытный AAR.
Поздравляю Вас с окончанием нелёгкого труда!
Наша демократия - это свобода слова от дела, свобода дела от совести, свобода совести от угрызений.
Cеверянин



мозговед
Cургут

Captain (7)
841 сообщение


Re: Historia Hibernica-8, заключительная   21.12.2006 03:14
Vladimir Polkovnikov
AAR-мастер



Нижний Новгород

Старейшина

Генерал-поручик (12)
4419 сообщений


Re: Historia Hibernica-8, заключительная   21.12.2006 08:45
Что-то никто не спрашивает. Тогда спрошу я :-).
Камрад, а остановка на 1419 г означает что-то большее, чем просто остановка ;-)? И упоминание ЕУ наводит на определенные мысли .
Al Komnin
Гуманоид



выборы-швыборы
Челябинск

Чубайс (13)
6731 сообщение


ну да, ну да   21.12.2006 12:47
обычно я стараюсь всякий знак в тексте наполнить смыслом :-) Тут он вполне очевиден :-) Программа-максимум - добить линейку до ХОИ Но вот напишется ли ААР - не уверен (да и надо ли).
«Мы там достаточно долго можем тренироваться без существенного ущерба для бюджета» (В.В. Путин)
ну да, ну да
Новая тема | Поиск | Регистрация / Login || Правила форума || Список пользователей
Форумы » After Action Reports » 117367 @ »

Показать темы за последние  дней или за  или тему с номером 

Перейти в тредовый режим просмотра

Модератор: Deil - Сообщений: 14896 - Обновлено: 14.09.2016 22:12
Обсуждения: 10 лет из жизни короля Кастилии #1 | 10 лет из жизни короля Кастилии #2 | Анабазис адмирала фон Фельбена | Дранг нах Ост по-венециански | Другая Русь #1 | Другая Русь #2 | Другая Русь #3 | Другая Русь #4 | Другая Русь #5 | Другая Русь #6 | Трон Габсбургов | Чешский дебют | Эйре, или как мышь сожрала слона | Эфиопия, или как абиссинцы придумали паровоз
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

3.12.1 | 2.14.4-mod | 5.2.17-php | sel: 129, ftc: 154, gen: 0.096, ts: 2017/02/26 19:58:32